Ивл при наркозе: Выбор режима ИВЛ при проведении общей анестезии

Выбор режима ИВЛ при проведении общей анестезии

Современные наркозные аппараты предоставляют анестезиологу широкий выбор различных режимов ИВЛ, в отличие от более ранних моделей, где весь спектр режимов был чаще всего представлен одним-единственным – вентиляцией с контролем по объему. Выбор правильного режима для вентиляции пациента во время оперативного вмешательства очень важен, так как помимо удобства для анестезиолога имеет значительное влияние на частоту послеоперационных осложнений. В данной статье мы последовательно разберем все основные режимы вентиляции, представленные в современных наркозных аппаратах и дадим рекомендации по выбору каждого из них.

Проведение общей анестезии начинается, как правило, с преоксигенации пациента. При этом клапан APL открывают и используют поток 100% кислорода, который должен быть больше минутной вентиляции пациента. Например, для преоксигенации пациента с минутной вентиляцией 5,5 л/мин достаточен поток кислорода 7 л/мин. Длительность преоксигенации составляет 3–5 минут и оценивается по показателю концентрации кислорода на выдохе – она должна стать более 70% или стабилизироваться. Далее проводят индукцию, по мере засыпания пациента клапан APL закрывают и переходят на режим ручной ИВЛ при помощи дыхательного мешка и лицевой маски. Не рекомендуется закрывать клапан APL на значения больше 20 см вод. ст. (у взрослых пациентов), так как это может привести к раскрытию пищеводного сфинктера и раздуванию желудка. После интубации пациента или установки ларингеальной маски осуществляют капнографический и аускультативный контроль положения эндотрахеальной трубки (ларингеальной маски) и только затем переходят на автоматическую ИВЛ.

Режим вентиляции с контролем по объему (VCV) является наиболее традиционным для использования. Его плюсы заключаются в том, что пациенту гарантирован установленный минутный объем вентиляции. Минусы этого режима также существенны, так как не гарантировано безопасное значение пикового давления на вдохе. Тем не менее, этот режим очень хорошо знаком большинству анестезиологов, ввиду чего используется наиболее часто у интубированных пациентов. Также этот режим рекомендован в торакальной хирургии, когда грудная клетка пациента открыта и использование режимов с контролем по давлению способно привести к перераздуванию легких.

Режим вентиляции с контролем по давлению (PCV) неоправданно находит значительно меньшее применение, особенно у нас в стране. Вместе с тем, он позволяет более точно контролировать пиковое давление на вдохе, более физиологичен и безопасен. Есть много работ, подтверждающих, что PCV более предпочтителен у пациентов с повышенной массой тела, так как позволяет добиться того же минутного объема вентиляции при значительно меньших цифрах пикового давления на вдохе, по сравнению с вентиляцией с контролем по объему. Режим также хорош тем, что позволяет быстро заметить снижение качества мышечной релаксации, компрессию грудной клетки, обструкцию дыхательных путей и другие неприятности.

Режимы перемежающейся принудительной вентиляции с контролем по давлению или по объему (SIMV и PSIMV) предпочтительны при сохранении у пациента спонтанной вентиляции в той или иной степени, например, при использовании ларингеальной маски. Они позволяют пациенту дышать в промежутках между принудительными вдохами. Поддержку самостоятельных вдохов пациента можно решать подключением опции поддержи давлением (PSV) или поддержки объемом (VSV).

Поддержка самостоятельного дыхания давлением или объемом (PSV и VSV), как отдельные режимы, применяются при сохранении или восстановлении спонтанного дыхания у пациента. Часто применяются при использовании ларингеальной маски, а также на этапе окончания анестезии. Это группа чисто вспомогательных режимов, которые будут работать только в случае сохранения у пациента спонтанного дыхания адекватной частоты. К группе вспомогательных режимов относится и режим SPONT, когда полностью спонтанное дыхание пациента может также поддерживаться давлением.

В заключение следует сказать несколько слов об использовании во время операции функции положительного давления в конце выдоха (PEEP), чем часто необоснованно пренебрегают. Данная опция есть во всех современных наркозных аппаратах, причем в некоторых из них определенное базовое PEEP отключить невозможно. Использование положительного давления в конце выдоха позволяет предупредить развитие послеоперационных ателектазов, а также избежать значительного снижения функциональной остаточной емкости легких при лапароскопических вмешательствах. Базовые значения PEEP у взрослых – 3-5 см вод. ст., а при необходимости данный параметр может достигать 10 см вод. ст. и более.

Записки анестезиолога.О наркозе.Эндотрахеальный наркоз.Не боимся.Ипохондрикам к прочтению.

Всем привет.
Сегодня я бы хотела написать полезный пост, о котором меня многие просили, пост о наркозе.В частности об наркозе » с трубкой внутри » — эндотрахеальном наркозе, еще его называют общим интубационным наркозом.Люди часто говорят мне о своих страхах перед наркозом и чаще всего боятся именно наркоза, а не операции.Страх перед оперативным вмешательством совершенно нормальный и естественный, но, поверьте, не стоит бояться наркоза больше самой операции.Перед тем как начать рассказывать об эндотрахеальном наркозе, хотелось бы ответить на самые частозадаваемые вопросы пациентов и пользователей бэби.ру:

1) Можно ли не проснуться после наркоза?

Современная анестезиология не стоит на месте, а только развивается с каждым днем.И умереть от наркоза на современном уровне развития анестезиологии практически невозможно.Такие случаи очень редки, чаще всего летальный исход связан с самим оперативным вмешательствам, его тяжестью.Конечно, есть определенная группа риска: пациенты с гипотонией, гипертонией, заболеваниями сердца.Но даже при сопутствующих заболеваниях пациенты успешно засыпают и просыпаются, просто анестезиолог подбирает препараты и корректирует дозировку.В прошлом, а тем более в настоящем все больные просыпались после анестезии.

2) Может ли анестезиолог не рассчитать препараты?

Ну во-первых, анестезиолог является в операционную одним из первых, хирурги появляются минут через 40, может даже через час.За это время
я проверяю работоспособность наркозного аппарата.На нашем, да и на любых современных наркозных аппаратах самотестирование проходит полностью в автоматическом режиме. Если есть критическая неисправность — аппарат работать не будет.Лично у нас стоит неубиваемый немецкий аппарат Drager Primus.Ни разу меня не подводил.Что касается дозировки: в каждой операционной есть такая замечательная вещь как шприцевые помпы (перфузоры). Они позволяют мне точно дозировать скорость введения препарата.Можно установить значения, например 4.6 мл/час и аппарат за час введет ровно 4.6 мл раствора.

3) Может ли во время операции остановиться сердце?

Я так скажу: вы можете выйти за хлебом в соседний ларек и сыграть в игру » Упади на голову кирпич » Конечно, сердце может остановиться при операциях на сердце, у пациентов с ИБС, инфаркте миокарда и некоторых других, но это крайне редко.Шансов столько же, сколько при игре » Упади на голову кирпич. » В операционной анестезиолог не гоняет чаи и не сидит на кушетке.Всю операцию он внимательно наблюдает за вашим состоянием, держит состояние пациента под контролем и обеспечивает поддержание должного уровня наркоза, работу наркозно – дыхательной аппаратуры, ход и этапы операции, действия хирургической бригады. М/с анестезист ему в этом помогает, а следящие системы позволяют мгновенно увидеть остановку сердца и принять необходимые меры.Действием анестезиолога начинается операция, его же действиями заканчивается.Не переживайте, анестезиолог внимательно следит за вами.И в случае чего меры принимаются моментально.А благодаря следящей аппаратуре, оценкам рефлексов можно принять меры еще до развития такого состояния.Нужные препараты и аппаратура всегда под рукой.

4) Может ли не подействовать наркоз?

Нет.Это просто невозможно.За 12 лет работы у меня засыпали абсолютно все и на боль никто не жаловался Да, при эпидуральной анестезии можно чувствовать боль, также можно обезболить только одну половину тела, но это в случае неправильной установки эпидурального катетера.А что касается общей анестезии: спят все.

5) Галлюцинации после наркоза.

Раньше при использовании кетамина, без седации (http://www.baby.ru/pharmacy/seduxen/, http://www.baby.ru/pharmacy/relanium/ и прочее), галлюцинации были частым явлением.Но сейчас http://www.baby.ru/pharmacy/ketamine/ используется редко, как правило если нет ничего другого.А с современными препаратами все происходит так: пациент закрыл глаза, открыл и уже на каталке едет в палату.Изредка пациенты рассказывают о том, что видели весьма интересные сны, но как правило эти сны приятные.Но наяву галлюцинации случаются редко.Но если что, сделаем укольчик и будете спать.

6) Часто спрашивают про » свет в конце тоннеля «

Нет, это просто фантазии.Ни мне, ни моим коллегам никто никогда не говорил про этот тоннель.Я вам больше скажу, благодаря препаратам последнее время пребывания в операционной ( пробуждение, экстубацию ) пациент не запомнит.А что касается клинической смерти: анестезия с клинической смертью не имеют ничего общего.

7) Можно проснуться вовремя операции?

Да, есть такой феномен как » Интранаркозное пробуждение » но такие случаи очень редки и в наше время уже не встречаются, сейчас препараты лучше, квалификация анестезиологов выше.Конечно, анестезиолог может разбудить пациента в любую минуту, но нафиг это надо? У нас немного другая задача.А после операции — обязательно разбудим, не переживайте)

И последнее: наркоз не уносит 5 лет жизни, за анестезию организм не расплачивается всю жизнь и с каждой новой операцией дозировку наркоза увеличивать не нужно.

Если есть вопросы, касаемые анестезии — задавайте в комментариях, отвечу в следующих постах.

Теперь перейдем к описанию эндотрахеального наркоза, наркоза » с трубкой в горле «

Эндотрахеальный наркоз — глубокий наркоз, с отключением сознания, защитных рефлексов и дыхания пациента.Трахеальная трубка вводится в » эндо»(внутрь ) трахеи при помощи специального оборудования ( ларингоскопа ) ларингоскоп заводится за корень языка и трубочка легко входит в самую глубину трахеи.Как только трубка вставлена в трахею пациента и зафиксирована, через трубку пациенту подается кислород, закись азота и прочее, в зависимости от анестезии, также через трубку пациент будет дышать на протяжении всей анестезии… Естественно, для этой манипуляции пациент должен быть обиздвижен, обезболен и, главное, глубоко усыплен.Для
этого внутривенно вводятся наркотические анестетики, транквилизаторы, седативные препараты (http://www.baby.ru/pharmacy/thiopental/, http://www.baby.ru/pharmacy/recofol/, http://www.baby.ru/pharmacy/sibazon/, http://www.baby.ru/pharmacy/fentanyl/ ) Интубация в сознании не проводится, так что на живую трубочку не » пихаем » это в исключительных случаях, мы не садисты.Медсестра-анестезист вводит вышеописанные препараты для индукции анестезии, я готовлюсь к масочной вентиляции, а затем интубации трахеи.

Сам наркоз достигается при помощи трех групп препаратов: 1. Снотворные, они же гипнотики. 2. Под действием гипнотиков пациент засыпает, но все еще чувствует боль, поэтому следующим этапом вводится обезболивающие. 3. Пациент спит, не чувствует боли, но рефлексы еще присутствуют и чтобы пациент не дергался и для облегчения интубации трахеи вводятся основные препараты, без которых не возможен эндотрахеальный наркоз — миорелаксанты.Миорелаксанты дают полное расслабление поперечно-полосатой мускулатуры, в том числе дыхательной. Трубочка вставлена, дальше идет
потенцирование наркотического сна ингаляционными наркотическими средствами, включается аппарат ИВЛ, задаются параметры и за пациента начинает дышать аппарат.

Хирурги начинают свою работу, а я слежу за состоянием пациента.
Операция подходит к концу — хирурги зашивают кожу. Наркоз закончен, но, как говорится, не резвись, окончив наркоз, тебе ещё предстоит, быть может, проводить больного в последний путь.Пациент просыпается, трубочка вынимается ( сам процесс экстубации, т.е вынимания трубки как правило не запоминаются ) Даю пациенту кислородную маску, минут двадцать он дышит чистым кислородом.Пациент в сознании, разговаривает, но последние минуты пребывания в операционной не запомнит.

Вот так, примерно, происходит эндотрахеальный наркоз.Почему примерно? анестезиология не точная наука и случится может всякое.

Всем спасибо за прочтение.Не болейте.

Если есть вопросы — задавайте

Что же это такое — современный наркоз? Пять китов | Красота и здоровье

На втором — защита психики путем выключения сознания — «сон». Больной не должен присутствовать на собственной операции.

На третьем — расслабление скелетной мускулатуры — мышечная релаксация. Если мускулы напряжены или даже просто находятся в состоянии нормального тонуса, выполнение операции очень затруднено, если вообще возможно.

Когда-то давно все эти цели достигались применением одного вещества: закиси азота, этилового эфира, хлороформа… Так называемый мононаркоз.

Однако достаточно скоро выявилось противоречие: при достижении глубины наркоза, достаточной для безопасного проведения операции, начинались неприятности. Нарушения дыхания, ритма сердца, перепады артериального давления и ещё много других побочных эффектов сводили на нет защитную функцию наркоза и становились источником осложнений и даже причиной смерти.

Наркоз из защитника превращался в агрессора, в коварного и опасного агрессора.

Вот из тех, уже далеких времен растут корни современных страхов.

Кроме того, ингаляционный мононаркоз не позволял безопасно работать в грудной клетке. И вот почему.

Легкие наполняются и опорожняются не сами по себе. Внутренняя поверхность каждой половины грудной клетки выстлана особой оболочкой — плеврой, переходящей внизу на купол диафрагмы — главной дыхательной мышцы, и наружную поверхность легкого. Получается герметически замкнутая полость. При опускании диафрагмы и расширении (за счет грудных мышц) грудной клетки в плевральной полости возникает отрицательное давление. Легкое как бы присасывается к плевре и расширяется. Теперь уже возникает отрицательное давление в самом легком и туда через трахею устремляется воздух — происходит вдох.

При выдохе все происходит в обратном порядке.

Так вот, если герметичность плевральной полости нарушена (а это неизбежно при любой попытке хирургического доступа к легкому) этот механизм дыхания ломается. Возникает грозное осложнение — пневмоторакс, при котором легкое спадается — в точности, как проколотая шина, — и перестает участвовать в дыхании. Пневмоторакс — состояние, опасное для жизни, а двусторонний пневмоторакс — безусловно, смертелен.

Сердце и органы средостения находятся вне плевральных полостей, но очень велик риск во время операции поранить нежнейшую плевру и… марш Шопена.

Да ладно бы только это! Я уже упоминал, что для успешной работы хирурга скелетные мышцы должны быть расслаблены, а значит это, что расслабляются вспомогательные дыхательные мышцы — грудной клетки и брюшного пресса.

А если при этом движения диафрагмы ограничены? Скажем, диафрагма подперта раздутыми кишками или беременной маткой, или просто жирным пузом?

При мало-мальски глубоком наркозе пациент умрет от дыхательной недостаточности. Умрет от наркоза. И умирали… во времена проволочно-марлевых масок.

От анестезиолога (тогда еще и специальности такой не было, наркоз давали медсестры или свободные от операций хирурги) требовалось великое искусство: балансировать на острие ножа между необходимой для операции глубиной наркоза и способностью больного обеспечивать себя кислородом.

Ну, а всякому искусству есть предел…

Эскулап свидетель, я не хотел забираться в историю! Но как иначе показать величие четвертого кита, на котором держится современный наркоз: искусственной вентиляции легких (ИВЛ)?

ИВЛ сразу решает множество проблем. Их перечисление заняло бы слишком много места, но самое главное — медицина получила возможность прямо и непосредственно управлять одной из важнейших жизненных функций! А хирургам стало доступно всё тело — и никаких «запретных зон»! Сильный организм или слабый, есть пневмоторакс или нет — дыхание обеспечено.

Казалось бы, чего проще: засунул в трахею трубку и качай туда воздух. Всего и делов-то! Все оказалось не так просто.

Вам когда-нибудь крошка «не в то горло» попадала? И вы спокойненько сидели, продолжая светскую беседу… А если не крошка, а резиновая труба толщиной с палец?

И вот тут глубокий наркоз из врага становится союзником. Он подавляет защитные рефлексы, и организм спокойно терпит инородное тело в трахее, безропотно позволяя обеспечивать себя кислородом и избавлять от углекислого газа (что хоть и менее, но тоже жизненно важно).

Эндо — внутри. Трахея — в переводе не нуждается.

Эндотрахеальный наркоз открыл неограниченные возможности для хирургии и (не берусь сказать в какое множество раз) уменьшил риск общей анестезии.

С принятием эндотрахеального наркоза в повседневную, рутинную клиническую практику родилась новая медицинская специальность — анестезиология.

Все это хорошо и прекрасно, но… Французы говорят, что в одно но можно загнать весь Париж.

Глубокий эфирный, а паче того, хлороформный наркоз — это ох не подарок для организма!

К тому времени, когда достигается «второй уровень третьей стадии наркоза» (интересно, кто еще сейчас помнит эту классификацию?), допускающий интубацию трахеи и проведение серьезных хирургических вмешательств — регуляторные системы организма уже сильно дезорганизованы.

Нарушается ритм сердечных сокращений, почти неуправляемо снижается артериальное давление (либо, наоборот, лезет куда-то под облака), бронхи ни с того ни с сего спазмируются, забиваются слизью, нервная система творит такое… Рассказы о том, как больной «под маской» жутко матерится и, как котят, раскидывает дюжих санитаров…

Это все было, было… В общем, до того, как пациент достигал требуемой для интубации (засовывания трубки в трахею) глубины наркоза, он свободно мог стать клиентом патологоанатома. А оно нам надо?

Решение проблемы пришло из дебрей Амазонии.

Когда изучили действие страшного кураре — яда, которым индейцы смазывали наконечники стрел, то поняли, что это ужасное орудие убийства может стать спасителем миллионов жизней. И оно стало таковым.

Оказалось, что страшный кураре парализует скелетную мускулатуру. Его громоздкая молекула вклинивается в синаптическую щель (синапс — своего рода контактное устройство для передачи нервных импульсов с одной клетки на другую) между нервом и скелетной мышцей и прерывает поток импульсов из нервной системы, управляющий мышцей, и та парализуется, расслабляется.

Если такое безобразие учинит в джунглях намазанная кураре стрела — жертве кранты. Даже легчайшая рана приведет к смерти от паралича дыхательной мускулатуры и остановки дыхания. (На сердечную мышцу и на гладкую мускулатуру органов кураре не действует никак.)

Но если пораженному отравленной стрелой проводить искусственное дыхание, молекулы кураре постепенно покидают синаптическую щель и работа мышц полностью восстанавливается.

Разгадка действия кураре открыла воистину новую эру в медицине.

К его приходу всё было готово: средства отключения сознания и болевой чувствительности, инструменты и метод интубации (введения трубки — это не так-то просто) трахеи, аппараты для искусственного дыхания.

С появлением кураре отпала необходимость долго и мучительно усыплять больного эфирной маской, добиваясь глубокого наркоза со всеми его неприятностями.

Достаточно было добиться простого отключения сознания, дать кураре внутривенно, на фоне полнейшего расслабления мышц ввести трубку в трахею, наладить управляемую вентиляцию легких и… И предоставить хирургу работать в идеальных условиях.

Итак, всплыл пятый кит современной анестезиологии — мышечная релаксация.

Произошло это в 1942 году. Этот год можно считать датой рождения современного многокомпонентного сбалансированного эндотрахеального наркоза.

До чего дорос новорожденный за без малого семьдесят лет — в следующих статьях.

Технология проведения общей эндотрахеальной анестезии с ивл. Обеспечение безопасности анестезии

Основное
требование, предъявляемое к современной
общей анестезии, — ее безопасность.
Помимо подготовки больных к анестезии,
наличия обученного и подготовленного
анестезиологического персонала, а также
современного наркозно-дыхательного
оборудования, фармакологических средств
и расходных материалов, важнейшим
условием безопасности пациента во время
анестезии является обеспечение
мониторинга жизненно важных функций.
Основным условием безопасности больного
считается обязательное присутствие во
время анестезии квалифицированного
персонала. Из инструментальных методов
в настоящее время общепринятым является
мониторинг оксигенации (по цвету кожных
покровов и пульсоксиметрии), кровообращения
(по частоте сердечных сокращений (ЧСС),
артериальному давлению (АД),
электрокардиографии (ЭКГ)), вентиляции
(частоте дыхания (ЧД), экскурсии грудной
клетки) и температуры тела. При
эндотрахеальной анестезии дополнительно
мониторируются содержание углекислого
газа в выдыхаемой смеси, концентрация
кислорода во вдыхаемой смеси, концентрация
закиси азота и ингаляционных анестетиков
на вдохе и выдохе. При продолжительных
операциях, особенно сопровождающихся
значительной кровопотерей, проводится
мониторинг почасового диуреза через
постоянный катетер, введенный в мочевой
пузырь.

Техника проведения
общей анестезии с ИВЛ включает:

  1. Обеспечение
    надежного венозного доступа.

  2. Мониторинг
    показателей ЭКГ, ЧСС, АД, пульсоксиметрии
    и др. (по показаниям).

  3. Профилактическое
    введение антибиотиков.

  4. Премедикацию (не
    всегда).

  5. Вводный
    наркоз или индукцию анестезии.

  6. Прямую
    ларингоскопию и интубацию трахеи через
    рот или нос с подтверждением правильного
    положения трубки в трахее клиническими
    и инструментальными методами исследования
    (капнография — наличие СО2
    в выдыхаемом воздухе).

  7. Поддержание
    анестезии ингаляционными анестетиками
    и/или внутривенными.

  8. Тотальную
    миоплегию мышечными релаксантами для
    обеспечения ИВЛ и необходимых условий
    для проведения операции.

  9. ИВЛ
    аппаратным методом или вручную (при
    коротких вмешательствах или при
    отсутствии автоматических приставок
    для проведения ИВЛ).

  10. Поддержание
    водно-электролитного обмена, ОЦК путем
    инфузии растворов кристаллоидов,
    коллоидов и др. (при необходимости).

  11. Выведение
    из анестезии путем прекращения подачи
    ингаляционных агентов, введения
    внутривенных.

  12. Эктубацию
    после завершения операции, восстановления
    сознания, мышечного тонуса (окончания
    действия миорелаксантов) и защитных
    рефлексов дыхательных путей (глотание,
    кашель) при стабильных показателях
    гемодинамики и газообмена. Больной
    должен самостоятельно по команде
    поднимать и удерживать голову.

Вводный наркоз (индукция анестезии)

В
настоящее время для вводного наркоза
наиболее часто применяются барбитураты
(1–2,5%-ный раствор тиопентала натрия)
или пропофол (2 мг/кг).

В
последние годы пропофол стал препаратом
выбора в амбулаторной анестезиологии
за счет высокой управляемости,
предсказуемости и быстрой элиминации.
После угнетения гортанного и трахеального
рефлексов вводят деполяризующий
релаксант (сукцинилхолин 1,5–2 мг/кг), с
помощью маски аппарата для искусственного
дыхания проводят ИВЛ в течение 1 мин с
последующей интубацией трахеи. Иногда
для индукции используют и другие
средства: кетамин, ГОМК, ингаляционные
анестетики (галотан, севофлюран) через
лицевую маску (у детей).

Чурсин В.В. Внутривенная анестезия (методические рекомендации) > MedElement

 

Интубация трахеи.

Показанием для использования именно Пропофола для индукции можно считать кратковременные операции или манипуляции, требующие интубации трахеи, например бронхоскопию. Рекофол показан для вводного наркоза больным с исходно высоким артериальным давлением, когда весь наркоз будет вестись с использованием этого гипнотика.

Если в качестве базисного гипнотика планируется применить другой препарат (диазепам, дормикум), то использование Пропофола не целесообразно даже с экономической точки зрения – есть другие не менее эффективные схемы индукции, например фентанил с диазепамом или дормикумом.

Не стоит использовать Пропофол у экстренно оперируемых больных, имеющих признаки гиповолемии – есть высокая вероятность значительного снижения артериального давления.


В зависимости от конкретной ситуации можно предложить несколько схем индукции.


1. Планируется кратковременная процедура, например бронхоскопия, длительностью 5-10 минут.
Премедикация: атропин 0,3-0,5 мг, лучше подкожно (п/к), димедрол 10 мг внутривенно (в/в). Далее вводят калипсол в/в из расчёта 0,7 мг/кг (приблизительно 50 мг на 70 кг) и начинают болюсно, по 2-4 мл, вводить Рекофол из расчёта 1,5-2 мг/кг (приблизительно 100 мг на 70 кг) до утраты сознания и угнетения ресничного рефлекса. Затем вводят листенон, 1,5-2 мг/кг (приблизительно 100-150 мг на 70 кг).
Вспомогательную вентиляцию маской начинают после утраты сознания, после наступления релаксации вентилируют 1 минуту кислородно-воздушной (40%) смесью и интубируют пациента.
После интубации вводят ещё 20-40 мг (1-2 мл) Пропофола и начинают процедуру. Каждые 3-4 минуты вводят дополнительно по 20-30 мг Пропофола и, при необходимости, листенон по 50 мг.
После окончания процедуры больные просыпаются и могут быть экстубированы через 10-15 минут. Последействие препаратов сохраняется в течение 30-50 минут.

Применение малых доз калипсола объясняется необходимостью обеспечения анальгезии при интубации и выполнении процедуры.

Собственный опыт показывает, что отрицательные свойства калипсола (галлюцинации, головокружение, возбуждение при пробуждении) практически не проявляются.


2. Планируется полостная операция под общим обезболиванием.

Премедикация: атропин 0,3-0,5 мг, лучше п/к, димедрол 10 мг в/в, желательно промедол 10-20 мг в/в. Индукцию начинают не ранее чем через 10 минут – необходимо время для начала действия промедола. Если промедол не используется, то перед началом введения Пропофола в/в вводят 0,1-0,2 мг фентанила или калипсол 50-100 мг.
В принципе, можно провести и моноиндукцию Пропофолом, но в сочетании с вышеперечисленными препаратами реже отмечается подъём АД во время интубации или сразу после неё, что более благоприятно для больных с сопутствующей патологией сердечно-сосудистой системы.

Обезболивание малых хирургических вмешательств с использованием Пропофола.


Примером таких операций может быть флебэктомия, аппендэктомия, аденомэктомия, ТУР, ортопедические, травматологические, косметологические, гинекологические операции.


При кратковременных или малотравматичных операциях обычно проводится в/в анестезия на спонтанном дыхании. Несмотря на кажущуюся простоту, эти наркозы сложны и опасны. Анестезиолог не может отвлечься от больного ни на секунду – требуется контроль за дыханием, адекватность которого зависит от глубины наркоза, от положения головы и челюсти пациента. Дозы вводимых препаратов должны не угнетать дыхание при достаточном обезболивании и обеспечить быстрое пробуждение.


Необходимо соблюдать все меры профилактики для предотвращения регургитации и аспирации, так как очень часто такие наркозы проводят по экстренным показаниям или в амбулаторных условиях. После приёма пищи должно пройти не менее двух часов, после приёма жидкости – один час.

Основное правило – опять же, слишком не углублять анестезию и седацию для сохранения гортанных рефлексов.


С особой ответственностью следует решать вопрос о возможности использования Пропофола в травматологии. Хотя нет литературных данных, но Пропофол, являясь жировой эмульсией, может спровоцировать или усугубить жировую эмболию. Не следует рисковать и использовать Рекофол при остеосинтезе в течение 5-7 дней после получения травмы.


Премедикация: димедрол 10 мг, атропин 0,2-0,5 мг, лучше п/к или медленно в/в. Для обеспечения анальгезии в течении нескольких часов после операции можно уже в премедикацию включить кетонал или ксефокам.

Желательно использовать промедол (10-20 мг) или стадол, обеспечивающие через 10-15 минут достаточную анальгезию.

Далее вводят калипсол в/в из расчёта 0,4 мг/кг (25 мг на 70 кг) и начинают болюсно, по 2-3 мл, вводить Рекофол до утраты сознания и угнетения ресничного рефлекса. Вводят ещё 25 мг калипсола. Введение в наркоз при такой тактике может занимать до 10 минут, но зато мала вероятность угнетения дыхания. Начинают операцию. Дыхание обычно не угнетается. Повторные дозы Пропофола – 1-2 мл вводят каждые 3-5 минут, калипсола (25 мг) – каждые 10 минут.


Для углубления анестезии можно использовать фентанил по 0,5-1,0 мл (0,025-0,05 мг) в промежутках между введением калипсола, т.е. каждые 5 минут вводят то калипсол, то фентанил. Можно в один шприц набрать 2 мл (100 мг) калипсола и 2 мл (0,1 мг) фентанила и вводить по 0,5 мл каждые 3-5 минут.


Двигательная активность обычно не свидетельствует о недостаточной анестезии, в этом плане лучше ориентироваться на гемодинамику. Для успокоения больного лучше ввести дополнительно Пропофол.

Наиболее частая ошибка в таких ситуациях – спешка, с которой начинают вводить всё подряд, стараясь обездвижить больного. Необходимо помнить, что любой препарат действует не моментально, нужно 2-3 минуты, чтобы введённый калипсол, фентанил или Пропофол достигли точки приложения и успокоили больного. На это время можно попросить хирурга прекратить манипуляции. Ввёденные же поспешно избыточные дозы угнетают спонтанное дыхание и гортанные рефлексы, создавая проблемы анестезиологу.


Рекофол можно вводить инфузоматом со скорость 4-8 мг/кг в час – это наиболее удобный способ введения. Часто используют и инфузию, разводя Рекофол 5% глюкозой.

При достаточном опыте длительность операций под таким обезболиванием может достигать 5-6 часов, например в косметологии.

В сознание больные приходят через 10-20 минут после последнего введения Рекофола, через час могут самостоятельно передвигаться. Малые дозы калипсола не вызывают выраженного последействия. Но не следует злоупотреблять этим – пациенты должны оставаться под наблюдением медперсонала как минимум ещё 2-3 часа. При использовании больших доз наркотиков время наблюдения пролонгируется как минимум до 12 часов.

Обезболивание объёмных хирургических операций с использованием Пропофола.


Рекофол с успехом можно применять при любых торакальных или абдоминальных операциях. С осторожностью следует использовать Пропофол у больных с гиповолемией и при большой кровопотере, т.к. он может значительно снизить артериальное давление.


Особые преимущества Пропофол будет иметь у больных с артериальной гипертензией, хронической сердечной или лёгочной патологией. Способствуя периферической вазодилятации, препарат уменьшает нагрузку на сердце.


Быстрое пробуждение уменьшает время аппаратного дыхания в послеоперационном периоде, что также благоприятно для этой категории больных.

Премедикация: димедрол 10 мг, атропин 0,2-0,5 мг, лучше п/к или медленно в/в. Если операция длится более двух часов, то атропин можно вводить повторно п/к для уменьшения саливации и снижения бронхиальной секреции. Для обеспечения анальгезии в течение нескольких часов после операции можно уже в премедикацию включить кетонал или ксефокам.


Желательно использовать промедол (10-20 мг), даже если основным анальгетиком будет фентанил. Это обеспечит более глубокую и ровную анальгезию.

Индукцию проводят по вышеприведённой схеме.


Поддержание анестезии фентанилом в дозе 6 – 10 мкг/кг/ в течение первого часа, 4 – 7 мкг/кг в последующие часы операции. При дополнительном использовании промедола 0,2 – 0,3 мг/кг/час или калипсола в дозе 2 – 3

мг/кг/час, дозы фентанила можно уменьшить на 15 – 20%.


Фентанил вводят с максимальным интервалом в 20 минут, оптимально каждые 10 – 15 минут. Разовая доза, в зависимости от веса пациента и, соответственно, расчётной дозы, от 1 до 4 мл. Например, пациенту весом 120 кг в течение второго часа операции фентанил необходимо вводить по 4 мл (0,2 мг) каждые 15 минут (7 мкг * 120 кг  800 мкг = 0,8 мг за час).


Седацию проводят введением Рекофола в дозе 6 – 12 мг/кг в час. В среднем уходит 2 ампулы (40 мл = 400 мг) препарата на час на обычного пациента (60 – 70 кг). Оптимальный способ введения – инфузомат. Болюсно – каждые 4 — 5 минут по 2 –4 мл (20 – 40 мг). Инфузия – через отдельную систему.

Дозу подбирают с учётом изменений гемодинамики. При подъёме АД и увеличении ЧСС увеличивают дозу до стабилизации показателей. Затем придерживаются этой скорости введения до окончания основного (болезненного) этапа операции. Потом дозу можно постепенно снижать.


Признаками передозировки является гипотония и брадикардия.


При неэффективности повышения дозировки Рекофола нет смысла дополнительно вводить другие седатики — диазепамы, дормикум, ГОМК.

Можно попробовать углубить обезболивание – ввести дополнительные дозы фентанила или калипсола. Если и это не помогает, необходимо искать другую причину повышения АД или тахикардии. Чаще всего это неадекватная ИВЛ.


Вне зависимости от длительности операции, при стабильном течении анестезии, больные просыпаются в течение 30-40 минут после окончания введения Пропофола. После декураризации их можно экстубировать сразу после пробуждения. Сонливость менее выражена, чем при использовании диазепамов.

При дефиците Пропофола можно использовать смешанную схему обеспечения седации. Индукцию и первую половину операции проводят с использованием диазепамов или дормикума, а затем переходят на Пропофол.

Рекофол начинают вводить через 30-40 минут после последнего введения диазепамов. Оптимальный эффект получают когда Пропофол начинают использовать за час-полтора до окончания операции. За это время прекращается действие введённых в начале операции диазепамов или дормикума.

Респираторная поддержка при анестезии, реанимации и интенсивной терапииАнатолий Левшанков, 2005

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

АД — артериальное давление

ВВЛ — вспомогательная вентиляция легких

ВД — венозное давление

ВИВЛ — вспомогательная искусственная вентиляция легких

ВМедА — Военно-медицинская академия

ВП — воздухоносные пути

ВчИВЛ — высокочастотная искусственная вентиляция легких

ГБО — гипербарическая оксигенация

ГКМ — газоанализатор кислорода медицинский

ДБО — дефицит буферных оснований

ДВС-синдром — синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови

ДЗЛА — давление заклинивания легочной артерии

ДО (VT) — дыхательный объем (мл)

ДФГ — дифосфороглицерат

ЖКК — желудочно-кишечное кровотечение

ЖКТ — желудочно-кишечный тракт

ИВЛ — искусственная вентиляция легких

ИН — ингаляционный наркоз

ИТ — интенсивная терапия

КАРИТ — клиника анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии

КВТ — короткий внутренний тест

КДО — кривая диссоциации оксигемоглобина

КОС — кислотно-основное состояние

МКС — медицина критических состояний

MOB — минутный объем вентиляции (л/мин)

МОД — минутный объем дыхания

МОДвд — минутный объем дыхания вдыхаемый (л/мин)

МОДвыд — минутный объем дыхания выдыхаемый (л/мин)

МОК — минутный объем кровообращения

мМ — миллимоль

НВВЛ — неинвазивная вспомогательная вентиляция легких

НПВП — нестероидные противовоспалительные препараты

НППВ — несинхронизированная периодическая принудительная вентиляция

ОАР — отделение анестезиологии и реанимации

ОАРИТ — отделение анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии

ОДН — острая дыхательная недостаточность

ОНБ — остаточный нейромышечный блок

ОРДС — острый респираторный дистресс-синдром

ОРДСВ — острый респираторный дистресс-синдром взрослых

ОРДСН — острый респираторный дистресс-синдром новорожденных

ОРИТ — отделение реанимации и интенсивной терапии

ОЦК — объем циркулирующей крови

ПВТ — полный внутренний тест

ПДКВ (PEEP) — положительное давление в конце выдоха

ПДУ — пульт дистанционного управления

ППВ — периодическая принудительная вентиляция

ППВЛ — перемежающая принудительная вентиляция легких

РДСВ — респираторный дистресс-синдром взрослых

РДСН — респираторный дистресс-синдром новорожденных

РДУО — регулируемое давлением управление (контроль) объемом

СДППД — спонтанное дыхание с постоянной поддержкой давлением

СДС — свежая дыхательная смесь

СЛМР — сердечно-легочная и мозговая реанимация

СОПЛ — синдром острого повреждения легких

СПОН — синдромполиорганной недостаточности

СПОНТ — спонтанное дыхание

ССС — сердечно-сосудистая система

ФОС — фосфорорганические соединения

ХОБЛ — хронические обструктивные болезни легких

ЦАРИТ — центр анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии

ЦВД — центральное венозное давление

ЧД — частота дыхания

ЧМТ — черепно-мозговая травма

ЭКГ — электрокардиограмма

ЭТО — этилентетрооксид

A/C — принудительно-вспомогательная вен тиляция

(А-а)рО2 — альвеоло-артериальная разница напря жения кислорода

(а-А)рСО2 — артерио-альвеолярная разница рСО2

AB — анион гидрокарбоната

ALS — Advanced life support (дальнейшее поддержание жизни)

А/С, Ass-CMV, Assisted CMV — вспомогательно-принудительная (вспомогательная искусственная) вентиляция легких (PC — с контролем по давлению; VC — с контролем по объему)

BB — сумма буферных оснований

BE — избыток оснований

BEecf — избыток (+) или дефицит (–) оснований

BiPEEP — двухуровневое положительное давление в конце выдоха

BiPAP (S/T) — с поддержанием давления при неинвазивной ВВЛ

BLS — Basig life support (первичный реанимационный комплекс)

By flow — поддержка потоком

BEec — избыток или дефицит оснований

Clt — податливость (растяжимость — комплайнс) легких и грудной клетки (ml/cm Н2O)

CMV PC (VC) — контролируемая механическая вентиляция легких: с контролем по давлению (PC CMV) или по объему (VC CMV)

CMV — контролируемая механическая вентиляция

CMV + SIGH — контролируемая механическая вентиляция легких с периодическим раздуванием (двойным вдохом)

СРАР — постоянное положительное давление в дыхательных путях при неинвазивной ВВЛ

∠ СO2 — угол наклона альвеолярного плато

Е — выдох

EIP — пауза в конце выдоха (с)

ЕР АР — уровень положительного давления без фазы выдоха

FETCO2 (FACO2) — концентрация углекислого газа в конечно-выдыхаемом (альвеолярном) воздухе

FIO2, % — концентрация кислорода во вдыхаемой смеси (%)

Flow — средняя скорость потока

Flow, — скорость потока вдыхаемой газовой смеси (инспираторный поток газа) (1/min, 1/s)

Hb — гемоглобин

HFIV — высокочастотная вентиляция легких инжекционная

HFO — высокочастотная вентиляция легких осцилляторная

HFPPV — высокочастотная вентиляция легких объемная

HFV — высокочастотная вентиляция легких

I — вдох

IMV — периодическая принудительная вентиляция

IPAP — уровень положительного давления для фазы вдоха

IRV — CMV с обратным (инверсирован ным) временным отношением фаз вдоха и выдоха

OIM — ручной вдох

РO2 — парциальное давление O2

РСO2 — парциальное давление СO2

РАСO2 — парциальное давление СO2 в альвеолярном воздухе

РАO2 — парциальное давление O2 в альвеолярном воздухе

РаO2 — парциальное давление O2 в артериальной крови

РаСO2 — парциальное давление (напряжение) СO2 в артериальной крови

PAV — пропорциональная поддерживающая вентиляция

PAV/T — пропорциональная поддерживающая вентиляция при неинвазивной ВВЛ (дополнительный режим)

PCV — вентиляция с контролем по давлению

PEEP — положительное давление в конце выдоха (cm H2O)

рН — обратный десятичный логарифм концентрации водородных ионов

РЕТСO2 — парциальное давление углекислого газа в конечно-выдыхаемом воздухе

РЕТO2 — парциальное давление O2 в конечно-выдыхаемом воздухе

РIСO2 — парциальное давление СO2 в вдыхаемом воздухе

PIM — инициируемое пациентом принудительное дыхание

PIP — пиковое давление на вдохе

PIP/Plat/Pmean — давление в дыхательных путях: пиковое/ во время плато/среднее (cm H2O)

PLS — Prolonged life support (длительное поддержание жизни)

PS (PSV) — вспомогательная вентиляция легких: поддержка давлением

PPS — давление поддержки

PvO2 — парциальное давление O2 в венозной крови

Р50О2 — уровень напряжения O2, при котором насыщение гемоглобина кислородом составит 50 %

Qc — кровоток в легких

QT — ударный объем сердца

PRVC — вентиляция легких с регулируемым давлением и с контролем по объему

Raw — сопротивление (резистентность) дыхательных путей (cm Н2O/1 · s-1)

RTF — время, за которое давление вдоха повышается от 0 до 95 % от заданного уровня

SaO2 — насыщение гемоглобина артериальной крови кислородом

SvO2 — насыщение гемоглобина венозной крови кислородом

SB — стандартный бикарбонат

SIMV — синхронизированная перемежающаяся принудительная вентиляция

Spont PSV — спонтанная вентиляция с поддержкой давлением

Tb — период дыхания

Ti/Te — отношение времени вдоха и выдоха

Ti — инспираторное время

Тт — период принудительного дыхания SIMV

TOF — четырехкратная нейростимуляция

Тр — продолжительность паузы вдоха

Ts — период спонтанного дыхания SIMT

— минутный объем альвеолярной вентиляции

— вентиляционно-перфузионное отношение

VCV — вентиляция с контролем по объему

VD — объем мертвого пространства

— минутный объем мертвого пространства

— минутный объем дыхания

— минутный объем вдыхаемый (аппарата ИВЛ)

— предварительно заданный дыхательный объем

VIM — инициируемое аппаратом ИВЛ принудительное дыхание

VS — поддержка объемом

Vte — выдыхаемый дыхательный объем

— скорость потока вдыхаемой газовой смеси

Насколько распространена осведомленность под наркозом? (с иллюстрациями)

Осведомленность под наркозом наблюдается примерно в 0,1–2 процента случаев общей анестезии, или от одного до двух задокументированных случаев на каждую тысячу операций. Редкость осведомленности об анестезии радикально снизилась благодаря ряду достижений в области анестезиологии, что, к счастью, делает осведомленность под наркозом чрезвычайно редкой. Тем не менее, это может быть чрезвычайно травматичным, и пациентам, которые осознают анестезию, обычно рекомендуется обращаться за психологической помощью, чтобы справиться с эмоциональной травмой, связанной с этим редким хирургическим осложнением.

Чрезвычайно низкий процент пациентов сохраняет определенный уровень осведомленности под наркозом.

Осведомленность об анестезии, также называемая непреднамеренная интраоперационная осведомленность , представляет собой хирургическое осложнение, характеризующееся осведомленностью пациента о хирургической процедуре, несмотря на использование общего анестетика.Есть несколько различных типов осведомленности об анестезии. Например, некоторые люди запоминают процедуру, но не испытывают никаких физических ощущений, а другие испытывают давление или боль во время операции. Некоторые пациенты действительно могут взаимодействовать с хирургической бригадой под анестезией, демонстрируя тот факт, что анестезия не работает должным образом, в то время как другие могут быть не в состоянии общаться.

Пациенты могут помнить хирургическую процедуру, но не испытывать никаких физических ощущений под наркозом.

Проблема осведомленности под наркозом усложняется использованием паралитических препаратов в анестезии. Пациентам часто дают миорелаксанты, чтобы облегчить оказание помощи во время операции, что означает, что они не могут двигаться, чтобы говорить, чтобы показать, что они испытывают боль или осознанность. Осведомленность об анестезии часто приводит к учащенному сердцебиению, расширению зрачков или плачу, но эти симптомы также являются общими рефлексами, из-за чего трудно определить, испытывает ли пациент настоящую боль или панику, или же организм просто нормально реагирует на операцию.

Повышенная частота сердечных сокращений — это один из признаков того, что пациент под наркозом на каком-то уровне осознал это.

Осведомленность под наркозом может возникать по ряду причин.Наиболее частой причиной является использование легкого анестетика, как это часто бывает в акушерских случаях, экстренной хирургии или хирургии высокого риска, когда глубокая анестезия может убить пациента. Поскольку каждый организм по-разному реагирует на анестезию, и поскольку доступно много разных типов, трудно предсказать, как отреагирует пациент. Осведомленность под наркозом чаще всего встречается в акушерстве и в случаях травм, что подтверждает идею о том, что обычно ответственны легкие анестетики.

Осведомленность под наркозом может быть вызвана рядом причин.

Анестезиологи используют ряд техник, чтобы снизить риск осознанности под наркозом. Мониторы используются для отслеживания активности мозга и сердца, и пристальное внимание уделяется рефлексам, которые могут указывать на то, что пациент находится в сознании, но не может общаться из-за анестетика. Пациентам, у которых в анамнезе были побочные реакции на анестезию, также можно лечить с особой осторожностью, чтобы предотвратить риск повторной реакции или эпизода осведомленности.

Мониторы используются для отслеживания активности мозга и сердца во время процедуры, связанной с анестезией.

Поскольку осведомленность под наркозом возникает редко, хотя следует признать это потенциальным осложнением анестезии, это не следует рассматривать как причину для отказа от медицинской процедуры, которая может потребовать анестезии.Хирурги и анестезиологи обычно рады обсудить проблему с пациентами и решить любые конкретные проблемы, которые возникают у людей. В случае возникновения осведомленности, если хирургическая бригада не узнает об этом во время процедуры, персонал больницы должен быть уведомлен как можно скорее после процедуры.

Подсчитано, что десятки тысяч особей в U.Каждый год С. просыпается преждевременно от воздействия общей анестезии.
.

Анестезия | История анестезии

16 октября 1846 г.
Бостон, Массачусетс, США

Одним из самых важных нововведений в истории является Anesthesia. Анестезия (от греческого «отсутствие ощущения») — это состояние, при котором телесные ощущения, особенно боль, заблокированы или временно удалены.

В нашу современную эпоху почти невозможно представить, что на протяжении большей части человеческого существования люди практически не избавлялись от боли.Во время болезненных родов, травм, болезней и ранних операций; люди зависели от мужества, трав, наркотиков или алкоголя для облегчения боли, часто с ограниченным успехом.

Мужчина испробовал множество методов, чтобы помочь ему справиться с сильной болью. Некоторые методы, такие как лечение травами или шаманские ритуалы, сегодня кажутся причудливыми. Другие методы облегчения, такие как алкоголь, имели ограниченный успех, но затем вызывали вторичную боль, возникающую, когда организм восстанавливался после приема алкоголя.

Когда не было альтернативы облегчению, у человека не было другого выбора, кроме как терпеть боль.Термин «стоически противостоять невзгодам», «укусить пулю», происходит от операции на поле боя, когда солдату давали укусить пулю, чтобы помочь ему перенести очень болезненную операцию или заживление раны.

Ранние формы анестезии

Ранние обезболивающие, которые раньше использовали люди, встречаются в древних записях.

Мандрагора и Индийская конопля или гашиш были распространенными и относительно эффективными обезболивающими.Мандрагора происходит от растения мандрагора, которое относится к семейству картофеля. Гашиш — это наркотический продукт, состоящий из прессованных или очищенных препаратов стеблевых смоляных желез, называемых трихомами, собранных из почек женского растения каннабис.

Опиум , наркотическое средство, вызывающее сильное привыкание, полученное из растения Papaver somniferum , было очень популярным в древности обезболивающим и вызывающим эйфорию средством. Опиум был очень популярен в древнем и досовременном мире благодаря его успеху в облегчении боли.

Шумеры из Месопотамии выращивали опийный мак еще в 3400 году до нашей эры. Шумеры передали это «чудо-лекарство» ассирийцам, которые, в свою очередь, передали опиум вавилонянам. Затем египтяне узнают цену опиума.

Знания об опиуме и его употребление пойдут из Египта через торговые пути Средиземного моря к различным цивилизациям, включая финикийцев и греков. Примерно в 460 году до нашей эры знаменитый Гиппократ , « Отец медицины » признал пользу опиума как наркотика и кровоостанавливающего средства при лечении болезней.Позже, примерно в 330 г. до н.э., г. Александр Македонский, г. и его армии представили опиум народу Индии, Персии и других восточных и ближневосточных королевств.

Китай и другие восточные цивилизации узнали об опиуме от арабских торговцев около 400 года нашей эры. Целители и врачи признали ценность опиума в облегчении боли. Однако вызывающие привыкание и эйфорические качества употребления опиума вызывали растущие проблемы для всех цивилизаций.

В 1680 году английский аптекарь Thomas Sydenham представил Sydenham’s Laudanum, соединение опиума, хереса и трав.Его таблетки, наряду с другими таблетками того времени, стали популярными лекарствами от многих недугов.

Сэр Хэмфри Дэви

Начало более эффективного, контролируемого и менее опасного использования обезболивающих началось в 1800-х годах. Сэр Хамфри Дэви (17 декабря 1778 г. — 29 мая 1829 г.), возможно, был первым человеком, запустившим то, что сейчас известно как наука и медицина — Анестетиков.

Дэви , уважаемый и плодовитый ученый, химик и изобретатель, был известен своей работой с щелочными и щелочноземельными металлами.Он также был известен своим вкладом в открытия элементарной природы хлора и йода. Ему приписывают создание первой дуговой лампы, которая использовалась в качестве шахтерской лампы, чтобы помочь шахтерам видеть глубоко под землей.

Дэви вместе со многими светилами того времени, такими как Джеймс Ватт, Роберт Саути и Сэмюэл Тейлор Кольридж , были постоянными пользователями Дэви развлекательного и экспериментального закиси азота или « веселящего газа ».Закись азота впервые была синтезирована известным английским химиком и естествоиспытателем Джозефом Пристли в 1772 году.

Джеймс Ватт , друг Дэви , построил газовую камеру для использования Дэви и его друзьями, чтобы экспериментировать с вдыханием закиси азота и ее эффектами. Один из экспериментов Дэви хотел определить, может ли закись азота в сочетании с вином помочь устранить или уменьшить боль от похмелья. В записях «» Дэви указывалось, что веселящий газ действительно помогает облегчить боль от похмелья.Однако, к удивлению, Davy не стал проводить больше экспериментов по использованию закиси азота в качестве анестетика для облегчения боли.

Подобный газ, эфир , также был популярен в то время. В 1830-х годах студенты колледжей использовали эфир, чтобы войти в состояние эйфории, глупости и удовольствия. Эти популярные вечеринки назывались «эфирными шалостями». Используя закись азота, «веселящий газ», продавцы шоу берут с клиентов более 25 центов, чтобы посмотреть, как люди, отравленные веселящим газом, выставляют себя дураками.

Гораций Уэллс

В 1844 году дантист по имени Гораций Уэллс посетил местное шоу «Веселящий газ». Во время шоу по театру бешено бегал алкоголик в состоянии алкогольного опьянения. Во время разгромной погони он сильно повредил ногу. Остановившись, чтобы перевести дыхание, он понял, что у него сильное кровотечение. Доктор Уэллс подошел к этому человеку, чтобы предложить помощь. Wells был шокирован, узнав, что раненый сказал ему, что не чувствует никакой боли, несмотря на тяжелую рану.

Wells ухватился за это необычное происшествие и решил поэкспериментировать с идеей использования закиси азота в качестве обезболивающего во время стоматологической хирургии. На самом деле у него был ассистент, который вырвал один из его собственных зубов, когда он был под действием закиси азота. Он записал, что не чувствовал боли. Однако у закиси азота был недостаток. Обезболивающее интоксикационное действие закиси азота длилось недолго, поэтому оно не подходило для длительных операций или болезненных медицинских процедур.

Доктор Уильям Мортон

Бывший студент стоматологического отделения Гораций Уэллс , Доктор Уильям Мортон (1819-1868) нуждался в закиси азота для пациента, который испытывал безмерный страх боли. Доктор Мортон узнал от своего поставщика-химика, что закись азота недоступна, но его поставщик посоветовал ему использовать эфир, который имеет очень похожие свойства и должен помочь в облегчении боли.

Доктор Мортон экспериментировал с эфиром и быстро осознал его ценность как Анестетик для хирургии.Он разработал первый в истории наркозный аппарат . Его машина использовала простой стеклянный шар, в который помещалась пропитанная эфиром губка. Пациент просто вдыхал пары через выходное отверстие земного шара, чтобы достичь состояния интоксикации, необходимого для отсутствия боли.

16 октября 1846 года Мортон применил свое новое изобретение на пациенте в хирургическом амфитеатре общей больницы Массачусетса . Пациенту было успешно проведено наркоза во время операции по безболезненному удалению опухоли на челюсти пациента.

Операционный пациент, мистер Гилберт Эббот, сказал доктору Мортону и собравшимся наблюдателям, что он не чувствовал боли во время операции. Эта невероятная новость поразила стоматологов и медицинских наблюдателей. После еще нескольких демонстраций безболезненной хирургии с использованием эфира стоматологическая и медицинская промышленность изменились навсегда. Новости об этом замечательном новом обезболивающем и процедуре распространились по всему миру. Наконец-то человек нашел способ значительно облегчить боль и сделать гораздо больше медицинских процедур, спасающих жизнь.

Хотя многие джентльмены экспериментировали с газами и процедурами, которые в конечном итоге позволили успешно использовать анестезию , доктору Уильяму Мортону обычно приписывают начало общей и новаторской практики анестезии .

Комната, в которой доктор Мортон проводил свою историю хирургических операций, стоит до сих пор. Помещение находится в здании Bulfinch Building в Массачусетской больнице общего профиля в Бостоне.В 1965 году он был объявлен национальным историческим памятником.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.