Острые респираторные вирусные инфекции у детей: ➤ Симптомы и лечение ОРВИ у детей

Содержание

➤ Симптомы и лечение ОРВИ у детей

Опубликовано: 10 ноября 2020

Простудные заболевания, объединенные под аббревиатурой ОРВИ, имеют сходные симптомы и похожую схему лечения как для детей, так и для взрослых. В наше время следует особенно внимательно следить за своим здоровьем, учитывая ситуацию с COVID-19, и уметь вовремя распознать симптомы ОРВИ у ребенка.

В этой статье мы обсудим:

  • причины ОРВИ у детей;
  • как диагностировать острые респираторные заболевания по первым признакам;
  • каким путем передается вирус;
  • как лечить простуду у детей разных возрастов;
  • какие профилактические меры предпринять;
  • в каких случаях стоит обратиться к врачу;
  • полезные советы.

ОРВИ – это группа вирусных заболеваний, поражающих слизистые оболочки дыхательных путей и сопровождающихся состоянием интоксикации организма. Часто к имеющейся у ребенка простуде присоединяются бактериальные инфекции и обостряются хронические заболевания. В итоге при несформированном до конца иммунитете дети тяжелее переносят болезнь.

Содержание статьи

Причины ОРВИ у детей

Пик вирусных заболеваний приходится на период с октября по апрель. Переохлаждение организма способствует ослаблению иммунитета и заражению вирусами. И так как их великое множество, то переболев одним и получив от него иммунитет, ребенок может заболеть другим через короткий промежуток времени. Так, ребенок от 3 до 7 лет, посещающий детский сад, может болеть до 8 раз в год.

Дети до года редко страдают от острых респираторных заболеваний, так как в это время формируется иммунитет с помощью грудного вскармливания и благодаря малому количеству контактов. Когда ребенок посещает ясли, детский сад и школу, увеличивается риск подхватить вирусную инфекцию. Поэтому школьники в возрасте от 7 до 16 лет часто страдают от простудных заболеваний.

Дети старше 16 лет уже имеют специфический иммунитет против многих вирусов, поэтому болеют ОРВИ реже и легче переносят его симптомы.

Основные факторы возникновения простуды:

  • Переохлаждение организма в осенне-зимне-весенний период.
  • Нахождение среди большого скопления людей (детский сад, школа, концерт, магазин, клуб, кинотеатр и т.д.).
  • Климат с повышенной влажностью (способствует размножению вирусов).
  • Ослабленный или несформированный иммунитет ребенка.

Симптомы ОРВИ

Первые признаки простуды у детей могут быть малозаметны и отличаться от проявлений у взрослого человека. Ситуация усугубляется тем, что малыши не всегда понимают свое состояние и не могут рассказать родителям о своем плохом самочувствии. Если вы заметили, что ребенок стал более спокойным, вялым, сонливым или капризным, что для него не свойственно, то это тревожный знак. Частый плач и плохой сон также свидетельствуют о том, что состояние малыша не в порядке.

Проявления вирусных заболеваний зависят от локализации возбудителя. Например, грипп оседает на трахее и вызывает сухой надрывный кашель. К этому добавляется высокая температура, сильные головные боли и ломота в суставах. Помимо этого может наблюдаться покраснение и выделения из глаз, воспаление гортани.

Если говорить о риновирусной инфекции, то она провоцирует постоянный насморк, чихание и кашель. При этом болезнь легко передается, поэтому часто в детских садах малыши болеют именно подобными заболеваниями.

Есть также респираторно-синцитиальная инфекция, которая локализуется в нижних отделах дыхательных путей. Особо опасна она для грудных детей и тех, у кого в анамнезе присутствует бронхиальная астма или аллергический ринит. Температура тела при этой инфекции может оставаться нормальной или быть слегка повышенной, а вот сухой кашель, переходящий в одышку, является тревожным звоночком.

Основные симптомы, сопровождающие ОРВИ у детей, таковы:

  • Апатия, сонливость, вялость.
  • Беспокойство, нарушенный режим сна и бодрствования.
  • Частый плач, капризы, отсутствие аппетита.
  • Покраснение глаз.
  • Головные боли.
  • Повышение температуры тела.
  • Кашель.
  • Насморк.
  • Боль в горле.

В нижеприведенной таблице мы указали отличительные признаки разных типов вируса для облегчения понимания симптомов ОРВИ у вашего ребенка:

Не стоит впадать в панику, если вы обнаружили признаки ОРВИ у своего ребенка. Как правило, при сформированном иммунитете болезнь проходит за 5-7 дней. В этот период необходимо помочь организму малыша справиться с дискомфортным для него состоянием и избежать осложнений.

Способы передачи вируса

Простуда довольно заразна и легко передается от человека к человеку. Очень часто ребенок в детском саду не успевает выздороветь, как снова заболевает. Дело в том, что существует много групп вирусов и, переболев одним, можно заразиться вирусом другого типа.

Простуда передается в большинстве случаев воздушно-капельным путем при чихании, кашле и даже простом общении. Наиболее заразна она в первые четыре дня. Простудившийся ребенок может передать инфекцию через руки, где она сохраняется минимум два часа. Играя, дети трогают игрушки и взаимодействуют друг с другом, поэтому потрогав глаза, нос или рот руками, ребенок может занести вирус через слизистые оболочки.

Некоторые вирусы могут сохранять жизнеспособность на поверхностях предметов до нескольких дней, так что после контакта с этими предметами дети также могут заболеть.

Лечение ОРВИ у детей

Чтобы избежать появления осложнений после перенесенной простуды, важно своевременно обращаться к врачу, начинать лечение вовремя и не пренебрегать профилактическими мерами.

Как правило, дети переносят ОРВИ дома при соблюдении назначений врача. Для лечения часто используются противовирусные средства. В особо тяжелых случаях или при проявлении хронических патологий ребенка могут госпитализировать.

Суть терапии заключается в комплексном подходе для облегчения состояния малыша и борьбы с проникшим в организм вирусом. Используется как немедикаментозное лечение, так и лекарственные средства. В первом случае необходимо создать благоприятные условия для ребенка и неблагоприятные для вируса:

  • Обеспечение покоя и снижение физических нагрузок. Лучше всего в первые несколько дней соблюдать постельный режим, чтобы сэкономить силы ребенка и направить их на борьбу с простудой.
  • Соблюдение изоляции. Это поможет как самому ребенку избежать дополнительных инфекций, так и оградит остальных детей от контакта с простудившимся малышом.
  • Питьевой режим. Во время болезни происходит усиленное потоотделение, поэтому важно пить как можно больше жидкости, чтобы избавить организм от токсинов.
  • Дополнительный прием витаминов. Лучше всего, если это будут натуральные яблоки, цитрусовые, ягоды и другие продукты с высоким содержанием витамина С – естественным иммуномодулятором.

Лекарственная терапия заключается в симптоматическом лечении и приеме противовирусных и иммуномодулирующих средств.

Борьба с симптомами ОРВИ у детей:

  • Жаропонижающие препараты. В этой группе важно выбирать лекарства, подходящие для возраста вашего ребенка, так как некоторые из них можно применять только с 6 месяцев или трех лет, а какие-то безопасно использовать с рождения.
  • Противокашлевые средства. Детям младше двух лет рекомендуют давать сиропы на основе амброксола и бромгексина, а также на растительных экстрактах. Комбинированные препараты с амброксолом и чабрецом рекомендованы для детей постарше.
  • Лекарства от насморка. Для облегчения дыхания используют солевые растворы, приготовленные самостоятельно (разведите 1/2 чайной ложки поваренной или морской соли без добавок в стакане горячей воды до полного растворения) или приобретенные в аптеке, подходящие даже для грудных детей. При необходимости можно использовать сосудосуживающие капли. Маленьким детям до 3 лет с симптомами ОРВИ нельзя применять спреи, так как средство может попасть в слуховой канал и вызвать осложнения.

Помните! Частое использование сосудосуживающих капель может повредить слизистую оболочку носа. Поэтому применять их стоит не чаще 1 – 2 раз в сутки, например, утром и перед сном.

Препараты, направленные на борьбу с вирусами и усиление защитных сил организма:

  • Средства на основе интерферона. Детям до года разрешено применять капли и другие средства с природным интерфероном и рекомбинантные препараты. С трех лет можно использовать синтетический интерферон.
  • Этиотропные средства. Это лекарства, направленные на устранение причины заболевания. К ним относятся препараты с осельтамивиром в качестве действующего вещества. До года эти средства малоэффективны, так как действуют только на грипп группы А, которым редко болеют груднички. А вот дети старше года могут принимать суспензию из порошка, а с трех лет можно использовать таблетки; с восьми – капсулы.
  • Иммуномодуляторы. Одним из наиболее назначаемых препаратов этой группы у детей является «Деринат», который не только активирует защитные функции организма, но и борется с вирусами и укрепляет первый и важнейший барьер организма – слизистую носоглотки. Средство выпускается в форме спрея и капель. Капельная форма особенно удобна для детей до 3 лет. Препарат разрешен к применению с рождения.

Профилактика ОРВИ у детей

Для того чтобы избежать болезни или помочь ребенку как можно легче ее перенести, стоит озаботиться профилактическими мерами.

  1. На сопротивляемость организма различным простудным заболеваниям влияет уровень закаленности ребенка. С раннего детства родители могут приучать малыша к процедурам закаливания, что укрепляет его иммунитет и здоровье.
  2. Занятия спортом и правильный режим питания также способствуют получению и выработке необходимых витаминов и минералов, помогающих впоследствии бороться с инфекциями.
  3. Частое мытье рук предотвращает распространение вирусов. В условиях, где нет возможности использовать воду и мыло, отличной альтернативой служат антисептические гели для дезинфекции рук и поверхностей предметов.
  4. Изоляция ребенка от уже заболевших детей. А в период пика заболеваемости следует ограничить посещение людных мест: кружков, утренников и других детских мероприятий.
  5. В холодное время года можно дополнительно принимать препараты, помогающие укреплению собственных защитных сил. Для этой цели хорошо подходит «Деринат».
  6. Регулярные проветривания помещения, где находится ребенок, влажная уборка, кварцевание и увлажнение воздуха помогают снизить риск заболеть вирусными инфекциями.
  7. Вакцинация против гриппа является одним из наиболее эффективных методов профилактики, но важно помнить, что прививки защищают только от отдельно взятых штаммов вируса.

Рекомендации и полезные заметки для родителей:

  • Не использовать антибиотики при первых симптомах ОРВИ у ребенка. Их применение оправдано только присоединением к вирусу бактериальной инфекции.
  • Обильное питье в любом виде помогает выздоровлению. Можно давать малышу любую несладкую жидкость: компот, сок, чай, воду.
  • Нельзя укутывать малыша слишком тепло и закрывать все окна, опасаясь сквозняков. Ребенку должно быть комфортно, а помещение необходимо проветривать для поддержания температуры воздуха на уровне 18-22 градусов. В тепле мокрота разбухает и сложно отделяется, что приводит к тяжелым приступам кашля, причиняющим ребенку боль и дискомфорт.
  • Прекрасно, если в квартире есть увлажнитель для поддержания влажности воздуха на уровне 50-70%. В противном случае слизистые оболочки в носу ребенка будут пересыхать, что затрудняет борьбу с инфекцией. При хорошей влажности слизь будет выходить наружу через нос, а не спускаться по задней стенке гортани, вызывая кашель. При сухом кашле влажный воздух будет помогать разжижать мокроту и не даст ребенку заходиться удушающими приступами кашля.
  • Нельзя сбивать повышенную температуру, если она не превышает 38,5 градусов, так как это показатель того, что организм вырабатывает интерферон и справляется с вирусами с помощью своего иммунитета. Если сразу давать жаропонижающие препараты, то организм привыкнет и в дальнейшем не сможет самостоятельно бороться с простудой. Исключение для этого правила составляют дети грудного возраста и малыши, у которых высокая температура держится более 3 дней. Высокой считается температура свыше 38 градусов.
  • Прогулки в любую погоду способствуют улучшению самочувствия. Если ребенок бодр и активен, то можно хотя бы ненадолго выйти прогуляться. Частицы вируса быстро погибают на свежем воздухе. Активность в течение 30 минут на улице помогает разогнать кровь и активизировать иммунитет малыша.
  • Если у ребенка диарея и рвота, что свидетельствует о сильной интоксикации, необходимо обеспечить ему обильное питье и давать сорбенты для вывода токсинов и электролиты для поддержания водно-солевого баланса в организме. Обезвоживание особенно опасно в первый год жизни детей.
  • Не стоит злоупотреблять сосудосуживающими каплями – использовать их рекомендуется не более 3 дней подряд. Иначе может выработаться зависимость. Симптомами передозировки подобными средствами может быть головная боль, тошнота, рвота, повышение артериального давления.
  • Применение противокашлевых препаратов чревато застоем мокроты в бронхах и началом воспалительного процесса в легких. Если ребенок сам в состоянии откашлять появляющийся секрет, то устранять кашель не следует. Для помощи простуженному малышу родители могут использовать народные средства, способные разжижать и выводить мокроту.
  • Безопасно и эффективно промывать нос физраствором раз в три часа и полоскать горло хлорофилиптом.

Когда нужно срочно обращаться к врачу

Часто родители легкомысленно относятся к простуде ребенка и предпочитают лечить его самостоятельно. Но стоит помнить о том, что заболевание может грозить серьезными осложнениями:

  • Бронхит.
  • Пневмония.
  • Отек легких.
  • Синдром Рея.
  • Фебрильные судороги.
  • Менингит.
  • Бронхиальная астма.
  • Муковисцидоз.

Даже при наличии схожих симптомов каждая простуда может отличаться от предыдущей. Важно вовремя определить наличие бактериальной инфекции, чтобы своевременно назначить корректное лечение и исключить развитие сопутствующих патологий.

Определим, когда срочно нужно обращаться к специалисту за помощью:

  • Если на четвертые сутки у ребенка не наблюдается улучшения состояния.
  • После улучшения состояния оно снова резко ухудшилось.
  • Появилась видимая бледность кожи, одышка, повышенная потливость.
  • Длительный отказ от приема пищи и жидкости.
  • Раздражительность, апатия, постоянный плач.
  • Начались гнойные выделения из носа или ушей.
  • Появилась боль в различных частях тела.
  • Кашель усилился.
  • Жаропонижающие средства не дают должного эффекта.

В следующих случаях к врачу нужно обратиться незамедлительно в любом возрасте ребенка:

  • Судороги, потеря сознания.
  • Рвота в сочетании с высокой температурой.
  • Сыпь и отек шеи.
  • Затрудненное дыхание.
  • Высокая температура дольше трех дней.
  • Выраженная желтизна глаз или их покраснение, не связанное с плачем.
  • Подозрение на инфекции в ухе (ребенок проявляет беспокойство и постоянно прикасается к ушам, чешет их).
  • Заложенность носа в течение длительного времени (дольше 14 дней).

Простуда – это общее название острых респираторных вирусных инфекций, в которые включены разные группы вирусов. Это значит, что ребенок может болеть в год до 8 раз, но возбудителем простуды будут разные вирусы. Сама по себе болезнь очень заразна. Передается по воздуху при дыхании, чихании или кашле, но достаточно легко переносится, если нет отягчающих обстоятельств в виде хронических заболеваний, бактериальных инфекций или ослабленного иммунитета.

Симптомы ОРВИ у детей дают о себе знать спустя пару дней после контакта с заболевшим ребенком. Зачастую болезнь проходит за неделю, оставляя после себя некоторые симптомы: кашель, насморк, боль в горле. При тяжелом течении болезни возможна госпитализация и ряд осложнений. Но в большинстве случаев дети переносят простуду без последствий для здоровья.

Лучшими профилактическими мерами является вакцинация, приём специальных лекарственных препаратов, соблюдение правильного микроклимата дома, поддержание режима сна и бодрствования и качественная еда и обильное питье. Дополнительный прием витаминов и других натуральных микроэлементов способствует укреплению иммунитета ребенка в период простуд и позволяет избежать сложного течения болезни.

Продукция Деринат

Полезные статьи:

Острые респираторные вирусные инфекции и грипп у детей: современные возможности профилактики и лечения | EUROLAB

Коровина Н.А., Заплатникова Л.В., Шамрай Л.М.

Острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) являются наиболее распространенной инфекционной патологией человека с максимальным уровнем заболеваемости в детском возрасте. Учитывая медицинское, экономическое и социальное значение ОРВИ и гриппа у детей, вопросам профилактики и лечения этих заболеваний уделяется особое внимание. При этом подчеркивается, что снижения уровня заболеваемости ОРВИ и гриппом можно добиться только при выполнении целого комплекса мероприятий, среди которых строгое соблюдение противоэпидемического режима, здоровый образ жизни, а также специфическая и неспецифическая иммунопрофилактика [1-3,6-8]. Несмотря на то, что вакцинация против ОРВИ ограничена лишь противогриппозными прививками, указанная иммунизация, широко проводимая в России в последние годы, позволила существенно уменьшить заболеваемость и значимо снизить распространение сезонного гриппа в целом [5].

В России для иммунизации против сезонного гриппа у детей разрешены как живые, так и инактивированные вакцины. При этом, независимо от типа, все современные вакцины против сезонного гриппа являются трихвалентными, т.к. содержат штаммы (или их антигены) всех 3 актуальных вирусов гриппа — А(Н1N1), A(h4N1) и В [2,3,10]. Живые гриппозные вакцины в последние годы используются значительно реже. При этом их официальное применение возможно только у детей старше 3-летнего возраста. Данный тип вакцин вводится исключительно интраназально, рекомендованный режим дозирования при этом соответствует введению 0,25 мл препарата в каждый носовой ход, 2-кратно с интервалом 3-4 недели [9,10]. Значительно чаще в настоящее время используют инактивированные гриппозные вакцины, среди которых различают цельновирионные, расщепленные и субъединичные.

Цельновирионные вакцины содержат весь набор антигенов актуальных штаммов вируса гриппа. Иммуногенность подобных вакцин высока, но из-за липидов вирусной оболочки, содержащихся в их составе, данные препараты достаточно реактогенны. В связи с этим цельновирионные гриппозные вакцины имеют существенные возрастные ограничения — их использование разрешено лишь у детей старше 7 лет и только в виде интраназального введения. Следует отметить, что в последние годы цельновирионные гриппозные вакцины у детей практически не используются [10].

Расщепленные гриппозные вакцины (сплит-вакцины) содержат поверхностные (гемагглютинин, нейраминидаза) и внутренние антигены, благодаря чему препараты характеризуются высокой иммуногенностью. При этом высокая степень очистки от реактогенных липидов определяет их низкую реактогенность и хорошую переносимость. Большинство сплит-вакцин разрешены для использования у детей начиная с 6-месячного возраста. Субъединичные гриппозные вакцины содержат только поверхностные антигены (гемагглютинин, нейраминидаза), что определяет высокую их иммуногенность и хорошую переносимость. В основном субъединичные вакцины, так же как и расщепленные, разрешены для использования у детей с 6-месячного возраста. Необходимо особо подчеркнуть, что прививки против гриппа должны проводиться в строгом соответствии с официальными рекомендациями. Так, абсолютным противопоказанием для использования гриппозных вакцин является аллергия на белок куриного яйца. Кроме того, иммунизацию нельзя проводить в случаях, когда у пациентов имеет место непереносимость аминогликозидов, а также тяжелые реакции на гриппозную иммунизацию в анамнезе. К временным противопоказаниям относят острые заболевания с лихорадкой и хронические болезни в период обострения. Доказано, что гриппозные вакцины обладают значимой профилактической эффективностью и, при строгом соблюдении официальных рекомендаций по их применению, характеризуются высоким профилем безопасности [9,10].

Следует отметить, что, учитывая современный эпидемический процесс гриппозной инфекции — продолжающаяся одновременная циркуляция вирусов сезонного гриппа и начало в 2009 г. пандемии, связанной с вирусом гриппа А/Калифорния/04/2009 (Н1N1), — произошли изменения в тактике иммунизации против гриппа. Так, в России впервые запланировано проведение вакцинации не только против сезонного гриппа, но и последующая иммунизация против пандемического гриппа. Это связано с тем, что прививки против сезонного гриппа не формируют иммунитет против вируса пандемического гриппа. Вакцины против пандемического гриппа, как уже разработанные и используемые в ряде стран Северной Америки и Европы, так и отечественные, находящиеся в настоящее время на клиническом испытании, являются моновалентными и направлены на формирование иммунитета против вируса гриппа А/Калифорния/04/2009 (Н1N1).

Для предупреждения ОРВИ негриппозной этиологии широко используются средства неспецифической иммунопрофилактики (интерфероны, индукторы эндогенного интерферона, иммуномодуляторы бактериального происхождения, тимические производные, синтетические пептиды и др.), гомеопатические препараты (оциллококцинум и др.), а также фитоадаптогены (производные эхинацеи пурпурной, заманихи, корня солодки и т.д.) и поливитаминно-микроэлементные комплексы.

Заканчивая обсуждение вопроса, посвященного современным возможностям профилактики ОРВИ и гриппа у детей, следует особо подчеркнуть, что максимальное снижение заболеваемости может быть достигнуто лишь при выполнении целого комплекса мероприятий. Обязательным следует считать противоэпидемический режим, адекватное питание и распорядок дня, общеукрепляющие мероприятия и, конечно, рациональную иммунопрофилактику, наибольший эффект которой возможен при сочетании противогриппозной вакцинации и неспецифических средств.

Лечение детей с ОРВИ и гриппом в подавляющем большинстве случаев проводится амбулаторно и складывается из режимных мероприятий, адекватной водной нагрузки, щадящей диеты, этиотропной и симптоматической терапии. Следует отметить, что выраженность клинических проявлений ОРВИ, как общих (вялость, недомогание, головная боль, чувство разбитости, лихорадка и др.), так и местных (гиперемия слизистой небных миндалин и глотки, кашель, чихание, насморк, заложенность носа, боль в горле и др.), может быть весьма вариабельна. Это зависит от целого ряда факторов, среди которых основными следует считать этиологию заболевания, а также индивидуальные и возрастные особенности детского организма. При этом следует помнить, что определенные респираторные вирусы могут иметь бoльшую тропность к определенным отделам органов дыхания. Это обусловливает избирательность различных возбудителей ОРВИ к эпителию конкретных участков респираторного тракта и развитию более выраженных воспалительных изменений в местах типичной локализации (слизистые носа и глотки или надгортанника и гортани, небных миндалин или бронхов и бронхиол и т.д.). В результате этого вирусные респираторные инфекции различной этиологии могут иметь определенные клинические особенности, что в ряде случаев позволяет эмпирически предположить генез заболевания и своевременно назначить этиотропную терапию. При этом особо следует отметить, что максимальная эффективность этиотропных средств при ОРВИ возможна лишь в тех случаях, когда они назначаются с первых часов заболевания.

Так, при подозрении на грипп в качестве этиотропных средств могут быть использованы производные римантадина или озельтамивир. Целесообразно обратить внимание на то, что римантадин снижает эффективность противоэпилептических препаратов. Поэтому назначение римантадина ребенку, которому проводится противосудорожная терапия, может привести к провокации эпилептического припадка. Снижение эффективности римантадина отмечается при одновременном его приеме с адсорбентами, вяжущими и обволакивающими лекарственными средствами (за счет уменьшения всасывания римантадина), с аскорбиновой кислотой и другими препаратами, изменяющими рН мочи в кислую сторону (из-за усиления его выведения почками), а также с парацетамолом (за счет снижения его концентрации в плазме). Следует также отметить, что многие штаммы вирусов гриппа резистентны к препаратам римантадина [5]. Кроме того, более редкое применение препаратов римантандина в последние годы объясняется и тем, что их эффект ограничен лишь теми формами гриппозной инфекции, которые вызваны вирусом гриппа А. В отличие от препаратов римантидина, производные озельтамивира ингибируют все разновидности сезонного вируса гриппа, а также пандемический вирус гриппа А/Калифорния/04/2009(Н1N1). В то же время нельзя не отметить и появившиеся данные о возрастании вирусной устойчивости к озельтамивиру [5].

Учитывая, что озельтамивир и производные римантадина имеют узкий (преимущественно противогриппозный) спектр противовирусного действия, а в широкой практике отсутствуют доступные методы экспресс-диагностики этиологии ОРВИ, использование данных препаратов существенно сдерживается. Этиотропная терапия ОРВИ у детей, как правило, проводится препаратами более широкого, но менее специфичного действия — интерферонами или их индукторами. При этом используются те же лекарственные средства (природные и рекомбинантные интерфероны, химические и биологические индукторы эндогенного интерферона), что и для профилактики ОРВИ, но в терапевтических режимах дозирования. Выбор конкретного препарата в каждом случае должен быть индивидуальным с учетом состояния ребенка, его возраста, особенностей введения лекарственного средства (интраназальный, пероральный, парентеральный, ректальный), а также официальных ограничений по его использованию.

Комплексное лечение детей с ОРВИ и гриппом, помимо этиотропных средств, включает также и симптоматическую терапию, цель которой при ОРВИ — уменьшить выраженность клинических проявлений заболевания, влияющих на самочувствие ребенка. При этом, как правило, используются жаропонижающие препараты, деконгестанты и лекарственные средства «от кашля».

Согласно рекомендациям экспертов ВОЗ, жаропонижающая терапия исходно здоровым детям должна проводиться при температуре тела не ниже 38,5-39 °С. В то же время следует подчеркнуть, что для принятия решения о необходимости использовать антипиретики при ОРВИ должны быть оценены данные анамнеза и клинические симптомы заболевания. При этом, если повышение температуры тела не сопровождается ухудшением самочувствия ребенка, он не отказывается от питья, кожа его влажная, розовая, а ладони и стопы теплые, то от назначения антипиретиков можно воздержаться, ограничившись физическими методами охлаждения. В то же время абсолютными показаниями для использования антипиретиков являются лихорадка с ознобом, головной болью, миалгиями, проявлениями токсикоза. При этом дети группы риска — возраст до 2 мес., фебрильные судороги в анамнезе, тяжелые заболевания ЦНС, сердечно-сосудистой и респираторной систем, наследственные нарушения метаболизма — должны получать антипиретики даже при субфебрильной температуре тела [1,7,8,13]. Препаратами выбора для проведения жаропонижающей терапии у детей являются парацетамол и ибупрофен. При гриппе и других ОРВИ недопустимо применение ацетилсалициловой кислоты в связи с высоким риском развития синдрома Рейе (острая жировая дегенерация печени, сопровождающаяся тяжелой энцефалопатией).

Для купирования насморка, одного из наиболее частых симптомов при ОРВИ, в педиатрической практике используются преимущественно местные антиконгестанты. Следует отметить, что в последние годы практически не применяются препараты, содержащие адреналин и эфедрин, т.к. предпочтение отдается более безопасным лекарственным средствам — производным имидазолина и фенилэфрина. К имидазолинам относятся оксиметазолин, ксилометазолин, тетризолин, инданазолин и нафазолин. При строгом соблюдении рекомендованного режима дозирования, способов применения (интраназальное введение в виде капель или спрея) и продолжительности использования (не более 3-5 дней) побочные и нежелательные явления при использовании топических сосудосуживающих препаратов встречаются редко. Среди осложнений, развивающихся при нерациональном применении топических деконгестантов, описаны медикаментозный ринит, а также головная боль, тошнота, повышенная возбудимость, сердцебиение и др. системные нежелательные эффекты, которые чаще развиваются у пациентов с повышенной чувствительностью к адреномиметикам.

Для купирования кашля в арсенале врача-педиатра имеется широкий выбор антитуссивных лекарственных средств. В зависимости от механизма действия среди них выделяют противокашлевые, муколитические и отхаркивающие препараты [9]. При этом выбор конкретных препаратов зависит от клинических особенностей (частота кашля, его интенсивность, тембр, периодичность, болезненность, продуктивность, характер мокроты, время появления и его продолжительность и др.) и индивидуальной переносимости, а также фармакодинамических и фармакокинетических свойств лекарственного средства.

Так, противокашлевые лекарственные средства центрального (агонисты опиоидных рецепторов, бутамират, глауцин, окселадин и др.) и периферического действия (преноксиндиазин, леводропропиз и др.) показаны только в тех случаях, когда заболевание сопровождается сухим, частым, болезненным, кашлем, нередко сопровождающимся рвотой, нарушениями сна и аппетита. Альтернативой противокашлевым препаратам при этом является Стодаль — лекарственное средство, содержащее гомеопатические дозы прострела, щавеля курчавого, брионии двудомной, ипекакуаны, легочный мох и др. компоненты. Муколитические препараты (ацетилцистеин, амброксол, бромгексин, карбоцистеин и др.) показаны, если имеется кашель с густой, вязкой, трудно отделяемой мокротой. При этом их нельзя комбинировать с противокашлевыми лекарственными средствами.

Результаты проведенной нами клинической апробации гомеопатического сиропа Стодаль при лечении 27 детей (возраст пациентов 2-6 лет) с острым трахеобронхитом на фоне ОРВИ показали его высокую клиническую эффективность и хорошую переносимость. Установлено, что у подавляющего большинства детей (78,5%) интенсивность кашля уменьшалась уже к концу 2 дня лечения. При этом у половины детей уменьшалась частота кашля не только в дневной период, но и в ночное время, что сопровождалось улучшением сна. Одновременно отмечалось и снижение числа приступов кашля. У 60,9% детей кашель становился продуктивным уже к концу 2-го дня применения гомеопатического сиропа Стодаль, а после 3-го дня терапии сухой кашель оставался лишь в единичных случаях (у 7,4%). В целом проведенный анализ показал, что в подавляющем большинстве (92,5%) случаев кашель был купирован на 6-е сутки лечения. Особо следует отметить, что гомеопатический сироп Стодаль хорошо переносился, побочных эффектов или нежелательных явлений при его использовании отмечено не было.

В заключение следует отметить, что предупреждение ОРВИ и гриппа у детей может быть осуществлено при реализации планомерной комплексной работы, направленной на строгое соблюдение режимных мероприятий, оздоровление детей, а также своевременное проведение иммунопрофилактики. Выбор тактики лечения ребенка с ОРВИ должен основываться на детальном анализе данных анамнеза, клинических проявлений и индивидуальных особенностей ребенка. Для снижения риска полипрогмазии необходимо придерживаться принципа минимальной достаточности. При этом у детей должны быть использованы только те лекарственные средства, безопасность и клиническая эффективность которых основаны на принципах доказательной медицины.

Литература
1. Острые респираторные заболевания у детей: лечение и профилактика/ Научно-практическая программа Союза педиатров России. — М.: Международный Фонд охраны здоровья матери и ребенка, 2002. — 69 с.
2. Учайкин В.Ф. Руководство по инфекционным заболеваниям у детей. — М.: Гэотар Медицина, 1998. — 700 с.
3. Red Book: 2006. Report of the Committee on Infection Diseases. 25rd: American Academy of Pediatrics, 2006.
4. Заболеваемость населения Российской Федерации. Здоровье населения и среда обитания. — 2007. — №1 (166). — С. 50-51.
5. Распространение гриппа и ОРВИ в мире и РФ в эпидсезоне 2007-2008 гг. Вакцинация. — 2008. — №5. — С. 3-5.
6. «О внесении изменений в приложение № 1 к приказу Минздрава России от 27.06.01 №229 «О Национальном календаре профилактических прививок и календаре профилактических прививок по эпидемическим показаниям». — Приказ МЗиСР № 27 от 17.01.06.
7. Современные подходы к лечению и реабилитации часто болеющих детей. / Под ред. Л.С. Балевой, Н.А Коровиной. — М.: Агентство медицинского маркетинга, 2006. — 53 с.
8. Острые респираторные вирусные инфекции в амбулаторной практике врача-педиатра. — Пособие для врачей под ред. Н.А. Коровиной. — М., 2004. — 48 с.
Государственный реестр лекарственных средств. — М.: МЗ РФ, 2008.
9. Таточенко В.К., Озерецковский Н.А. (ред.). Иммунопрофилактика (справочник). — М., 2006. — 192 с
10. Коровина Н.А., Заплатников А.Л., Фисенко Ю.Ю. Оптимизация вакцинации часто болеющих детей. Вопросы современной педиатрии, 2005, т.4, №2, с. 92-96.
11. Учайкин В.Ф., Шамшева О.В., Новикова И.Н., Арзамасцева Е.Ю. Использование рибомунила в комбинированной профилактике гриппа и острых респираторных заболеваний у детей. Педиатрия, 2000, № 6, с. 50-52.
12. Таточенко В.К. Лечебная тактика при острых заболеваниях носоглотки. РМЖ. — 1999. — Т.7. — №11. — С. 520-522.

Лечение ОРВИ в период эпидемии COVID-19: временные методические рекомендации

Острая респираторная вирусная инфекция (ОРВИ) – острое инфекционное заболевание респираторного тракта, проявляющееся воспалением верхних дыхательных путей, в большинстве случаев завершающееся спонтанным выздоровлением. ОРВИ, как правило, протекает с катаральными симптомами (насморком, кашлем, болью в горле и др.), признаками общей интоксикации, субфибрильной, реже фибрильной, лихорадкой.

Основными возбудителями ОРВИ являются вирусы гриппа типа А и В, респираторно-синцитиальный вирус (РСВ), вирусы парагриппа, риновирусы, аденовирусы, человеческие метапневмовирусы, бокавирусы, сезонные коронавирусы.

Вирусы, способные вызывать тяжелые пневмонии, такие как MERS-CoV и SARS-CoV-2 (возбудитель новой коронавирусной инфекции COVID-19), могут клинически протекать как сезонные ОРВИ. Также необходимо помнить, что ОРВИ могут иметь сочетанную этиологию, когда в развитии инфекционного процесса участвует несколько возбудителей.

1. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

ОРВИ являются наиболее частой инфекцией человека. Ежегодно в Российской Федерации регистрируется более 30 млн случаев ОРВИ. Заболеваемость острыми инфекциями верхних дыхательных путей может значительно различаться в разные годы.

Заболеваемость наиболее высока в период с сентября по апрель, пик заболеваемости приходится на февраль-март. Спад заболеваемости ОРВИ неизменно регистрируется в летние месяцы, когда она снижается в 3-5 раз.

Распространение SARS-CoV-2 получил на территории КНР в период с декабря 2019 г. по март 2020 г., подтвержденные случаи заболевания были зарегистрированы во всех провинциях страны. Наибольшее количество заболевших выявлено в провинции Хубэй (более 84% от общего числа случаев в КНР). Начиная с февраля 2020 г. во многих странах мира стали регистрироваться случаи заболевания COVID-19, преимущественно связанные с поездками в КНР. В конце февраля 2020 г. резко осложнилась эпидемиологическая обстановка по COVID-19 в Южной Корее, Иране и Италии, что в последующем привело к значительному росту числа случаев заболевания в других странах мира, связанных с поездками в эти страны. ВОЗ объявила 11 марта 2020 г. о начале пандемии COVID-19.

Основным источником как сезонных ОРВИ, так и COVID-19 является больной человек, в том числе находящийся в инкубационном периоде заболевания. Передача инфекции осуществляется воздушно-капельным, воздушно-пылевым и контактным путями.

В Российской Федерации регистрация единичных случаев COVID-19 началась с конца января 2020 г. Заболеваемость начала нарастать во второй половине марта и до настоящего времени число ежедневно регистрирующихся случаев возрастает.

Таким образом, в настоящее время наблюдается спад заболеваемости сезонными ОРВИ на фоне нарастания заболеваемости COVID-19. Принимая во внимание такие эпидемиологические особенности, любой случай ОРВИ вне зависимости от эпидемиологического анамнеза следует рассматривать как подозрительный на COVID-19.

2. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА ОРВИ И COVID-19

Скачать…

Необходимо дифференцировать COVID-19 с гриппом, острыми вирусными инфекциями, вызываемыми вирусами из группы ОРВИ (риновирус, аденовирус, РС-вирус, человеческие метапневмовирусы, MERS- CoV, парагрипп), вирусными гастроэнтеритами, бактериальными респираторными инфекциями.

Инкубационный период большинства ОРВИ, как правило, не превышает 3 дней, тогда как длительность инкубационного периода COVID- 19 может колебаться от 1 до 14 дней, однако в среднем составляет 5 дней. При гриппе заболевание начинается остро, при COVID-19 и ОРВИ, как правило, выраженность симптоматики нарастает постепенно.

Как при COVID-19, так и при гриппе может отмечаться высокая лихорадка, кашель, слабость. При течении ОРВИ высокая лихорадка, слабость встречаются редко. При этом при гриппе и ОРВИ одышка и затрудненное дыхание отмечаются значительно реже, чем при COVID-19.

Основным методом этиологической диагностики как ОРВИ, так и COVID- 19 является исследование биологического материала из верхних и нижних дыхательных путей с помощью методов амплификации нуклеиновых кислот (МАНК), наиболее распространенным из которых является метод ПЦР.

Согласно определению подозрительного случая, любой случай острой респираторной инфекции (температура тела выше 37,5 °C и один или более из следующих признаков: кашель – сухой или со скудной мокротой, одышка, ощущение заложенности в грудной клетке, насыщение крови кислородом по данным пульсоксиметрии (SpO2) ≤ 95%, боль в горле, насморк и другие катаральные симптомы) при отсутствии других известных причин, которые объясняют клиническую картину вне зависимости от эпидемиологического анамнеза, считается подозрительным на COVID-19.

КЛАССИФИКАЦИЯ ОРВИ И COVID-19 ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ КЛАССИФИКАЦИИ БОЛЕЗНЕЙ 10-ГО ПЕРЕСМОТРА (МКБ-10)

В зависимости от локализации процесса и этиологии заболевания используются следующие коды МКБ-10 для статистического учета случаев заболевания:

  • J00-06 Острые респираторные вирусные инфекции верхних дыхательных путей
  • J00 Острый назофарингит, насморк
  • J02 Острый фарингит
  • J02.8 Острый фарингит, вызванный другими уточненными возбудителями
  • J02.9 Острый фарингит неуточненный
  • J03 Острый тонзиллит
  • J03.8 Острый тонзиллит, вызванный другими уточненными возбудителями
  • J03.9 Острый тонзиллит неуточненный
  • J04 Острый ларингит и трахеит
  • J04.0 Острый ларингит
  • J04.1 Острый трахеит
  • J04.2 Острый ларинготрахеит
  • J05 Острый обструктивный ларингит (круп)
  • J05.0 Острый обструктивный ларингит (круп)
  • J06 Острая инфекция верхних дыхательных путей множественной и неуточненной локализации
  • J06.0 Острый ларингофарингит
  • J06.8 Другие острые инфекции верхних дыхательных путей множественной
  • локализации
  • J06.9 Острая инфекция верхних дыхательных путей неуточненная
  • J20-J22 Другие острые респираторные инфекции нижних дыхательных путей
  • J20 Острый бронхит
  • J20.4 Острый бронхит, вызванный вирусом парагриппа
  • J20.5 Острый бронхит, вызванный респираторным синцитиальным вирусом
  • J20.6 Острый бронхит, вызванный риновирусом
  • J20.8 Острый бронхит, вызванный другими уточненными агентами
  • J20.9 Острый бронхит неуточненный
  • J21 Острый бронхиолит
  • J21.0 Острый бронхиолит, вызванный респираторным синцитиальным вирусом
  • J21.8 Острый бронхиолит, вызванный другими уточненными агентами
  • J21.9 Острый бронхиолит неуточненный
  • J22 Острая респираторная инфекция нижних дыхательных путей неуточненная
  • B34.0 Аденовирусная инфекция неуточненная
  • B34.2 Коронавирусная инфекция неуточненная
  • B34.9 Вирусная инфекция неуточненная
  • B97.0 Аденовирусная инфекция
  • B97.4 Респираторно-синцитиальная инфекция
  • U07.1 COVID-19, вирус идентифицирован (подтвержден лабораторным тестированием независимо от тяжести клинических признаков или симптомов)
  • U07.2 COVID-19, вирус не идентифицирован (COVID-19 диагностируется клинически или эпидемиологически, но лабораторные исследования неубедительны или недоступны)
  • Z03.8 Наблюдение при подозрении на коронавирусную инфекцию
  • Z20.8 Контакт с больным коронавирусной инфекцией

4. ЛЕКАРСТВЕННАЯ ТЕРАПИЯ ОРВИ ПРИ COVID-19

Медикаментозное этиотропное лечение при ОРВИ доказано только в отношении одного возбудителя – вируса гриппа. ВОЗ для лечения гриппа рекомендует применение этиотропных химиопрепаратов, блокирующих репликацию вируса, то есть обладающих прямым противовирусным действием.

При этом противовирусная терапия должна назначаться как можно раньше, с момента первых симптомов (в первые 48 часов болезни), и начинаться без ожидания лабораторной верификации диагноза. Эти рекомендации применимы ко всем группам пациентов, включая беременных женщин, детей раннего возраста, пожилых людей и пациентов с сопутствующими нарушениями здоровья.

Преимуществами своевременного назначения противовирусной терапии являются снижение риска развития осложнений, укорочение периода лихорадки и других симптомов, что доказано клинически. Кроме того, противовирусная терапия показана даже при позднем обращении за медицинской помощью пациентов c тяжелыми формами или осложненным течением гриппа.

В Российской Федерации среди препаратов прямого противовирусного действия представлены ингибиторы нейраминидазы вируса гриппа (МНН:осельтамивир и МНН:занамивир), ингибитор гемагглютинина вируса гриппа /ингибитор фузии РНК-содержащих вирусов (МНН:умифеновир, МНН: энисамия йодид), блокаторы М2-каналов вируса гриппа А (МНН:римантадин, МНН:амантадин), синтетический аналог нуклеозида гуанина — синтеза вирусных РНК (МНН: риамиловир)

Для возбудителей ОРВИ противовирусное действие других препаратов носит неспецифический характер и, скорее всего, относится к иммунотерапии.

Для иммунотерапии ОРВИ используются препараты интерферонов, индукторов интерферонов, а также иммуномодулирующие препараты с иным механизмом действия. Преимущества индукторов интерферонов в том, что они способствуют синтезу сбалансированного количества эндогенных интерферонов. Их однократное введение в терапевтических дозах приводит к длительной продукции эндогенных интерферонов. У некоторых препаратов иммуномодуляция обусловлена непосредственным воздействием на фагоцитирующие клетки и естественные киллеры, стимуляцией антителообразования.

Для лечения гриппа (в составе комплексной терапии) и ОРВИ широко используются интраназальные формы препаратов интерферона альфа 2b и гамма, индукторы интерферонов и другие иммунотропные препараты: МНН: тилорон, МНН: меглюмина акридонацетат, натриевая соль сополимера (1→4)- 6- 0- карбоксиметил -β- D-глюкозы, (1→4)- β-D-глюкозы и (21→24)- 2,3,14,15,21,24, 29,32-октагидрокси-23-(карбоксиметокси-метил)-7, 10- диметил-4, 13-ди(2-пропил)- 19,22,26,30,31 -пентаоксагептацикло [23.3.2.216.20.05.28.08.27.09.18.012.17] дотриаконта-1,3,5(28),6,8(27), 9(18),10, 12(17), 13,15-декаена), МНН:азоксимера бромид, МНН:оксодигидроакридинилацетат, МНН: имидазолилэтанамид пентандиовой кислоты и др.

Однако следует помнить, что индукторы интерферона и иммуномодулирующие препараты не могут заменить противовирусные препараты прямого действия, они должны применяться только в составе комплексной терапии.

В связи с недостаточной изученностью патогенеза COVID-19 и отсутствием экспериментальных и клинических данных о влиянии иммуномодулирующей терапии на течение этого инфекционного заболевания, в настоящий момент к ее назначению следует относится очень осторожно.

В соответствии с консенсусным экспертным мнением при лечении COVID-19 рекомендуется несколько лекарственных препаратов, которые можно использовать как в монотерапии, так и в комбинации: МНН:хлорохин, МНН:гидроксихлорохин, МНН:мефлохин, МНН:лопинавир+ритонавир, МНН:азитромицин (Приложение 2).

Среди препаратов, которые проходят исследования in vitro, а также уже находятся на стадии клинических испытаний у пациентов с COVID-19, можно отметить также МНН:умифеновир, МНН:ремдесивир, МНН:фавипиравир и другие.

Принимая во внимание особенности клинических проявлений COVID-19 (высокое сходство с клиническими проявлениями сезонных ОРВИ на ранней стадии заболевания), особенности течения данной инфекции (малосимптомное течение в первую неделю заболевания с риском развития двусторонней пневмонии), возможность сочетанных форм заболевания (сезонные ОРВИ и COVID-19), для профилактики неблагоприятного течения инфекции и развития осложнений целесообразным может быть использование комбинированных схем лечения, включающих как препараты для л

что делать при первых признаках ОРВИ и ОРЗ, и чем отличаются эти заболевания?

Самая знакомая каждому человеку болезнь — это простуда. Люди настолько привыкли к сезонным гриппам, что перестали обращать внимание на появляющиеся симптомы. Зачастую, имея явные признаки заболевания, человек продолжает ходить на работу или учебу и не предпринимает никаких мер. Между тем ОРЗ и ОРВИ по сей день являются серьезной проблемой, и, если вовремя не обезопасить себя и близких, есть риск не только заразить окружающих, но и получить серьезные осложнения, последствия которых останутся на всю жизнь.

Что же такое ОРЗ и ОРВИ и в чем разница между этими заболеваниями?

Аббревиатура ОРЗ расшифровывается как острые респираторные заболевания. ОРЗ — это общий диагноз для всех простудных заболеваний, передающихся воздушно-капельным путем, его можно услышать еще до сдачи анализов. Диагноз «ОРЗ» ставят, когда неизвестно, что именно стало причиной болезни.

ОРВИ — более узкое понятие. Диагноз «острая респираторная вирусная инфекция» указывает на вирус как причину возникновения болезни.

Различия ОРЗ и ОРВИ условны, так как возбудителями 95% всех острых респираторных заболеваний являются вирусы и лишь 5% имеют бактериальное происхождение.

Возбудителями ОРВИ могут быть вирусы гриппа, парагриппа, риновирусы, аденовирусы, коронавирусы и другие — всего более 200 разновидностей.

Проблема простудных заболеваний сохраняет свою актуальность во всем мире. Сегодня ОРЗ остается одной из самых распространенных болезней.

К примеру, Роспотребнадзор сообщает, что в прошедшем эпидсезоне (2018/2019) в городе Москве гриппом и острыми респираторными вирусными инфекциями переболело 21,2% населения, было зарегистрировано 2 616 612 больных гриппом и другими ОРВИ[1]. Период активности простудных заболеваний обычно продолжается с сентября по апрель, пик заболеваемости приходится на конец января и начало февраля.

По данным Всемирной организации здравоохранения, от гриппа ежегодно умирает до 650 000 человек[2]. В группе риска находятся люди со слабым иммунитетом, дети до пяти лет и пожилые люди старше 75.

Основные симптомы ОРЗ и ОРВИ

Заметить признаки респираторных заболеваний несложно — они знакомы каждому с детских лет. К ним относятся:

  • слабость;
  • насморк;
  • повышенная температура;
  • головная боль;
  • чихание и кашель;
  • затрудненное дыхание;
  • озноб;
  • тошнота;
  • ломота в костях;
  • снижение аппетита.

Инкубационный период может длиться от нескольких часов до двух недель. Это время, которое проходит с момента попадания возбудителя болезни в организм до появления первых признаков заболевания.

В продромальный период проявляются первые заметные симптомы. Обычно он не длится больше 48 часов. На данном этапе врач может поставить предварительный диагноз и назначить лечение.

Период клинических проявлений характеризуется максимальной выраженностью признаков заболевания. В это время человек выделяет в окружающую среду очень много микробов, поэтому при контакте с ним высок риск заразиться.

Период реконвалесценции, или выздоровления, — последний этап болезни: возбудитель инфекции погибает, к нему вырабатывается иммунитет. Однако иногда выздоровление неполное: без должного лечения респираторное заболевание может перейти в хроническую форму. Возможен и другой исход заболевания — развитие других болезней и даже смерть.

Инфекционный процесс не всегда проходит все перечисленные стадии. Например, отсутствие продромального периода может свидетельствовать о более тяжелой форме инфекции, а вовремя сделанная прививка поможет избежать стадии развития заболевания.

Чаще всего в первые один–два дня симптомы не ярко выражены и только на третий день болезнь проявляется в полную силу. Однако существуют разновидности ОРВИ, признаки которых становятся заметны уже через несколько часов. Общее недомогание и разбитое состояние означают, что следует принимать меры. Важно выявить заболевание на ранних этапах его развития. Это поможет быстрее справиться с болезнью и не допустить появления осложнений. Стоит отметить, что некоторые препараты бесполезны на определенных этапах: одни подходят только на первой стадии, другие теряют эффективность после второй. Например, многие противовирусные лекарства могут помочь лишь в случае, если начать прием в течение 48–72 часов после появления первых симптомов.

Что делать при признаках ОРВИ или ОРЗ

Лучшим «лекарством» от ОРЗ, в том числе ОРВИ, является профилактика.

Соблюдать элементарные меры профилактики может каждый. Чтобы существенно снизить риск заболеть, надо регулярно мыть руки, часто проветривать помещения, не переохлаждаться, укреплять иммунитет, а в период эпидемий избегать больших скоплений народа и постараться не контактировать с простуженными людьми.

Если меры профилактики не помогли и первые признаки ОРЗ и ОРВИ уже начали проявляться, необходимо незамедлительно прибегнуть к лечению. Независимо от того, ОРЗ это или же ОРВИ, первые действия будут одинаковые.

Во-первых, необходимо пить больше жидкости, соблюдать диету, богатую витаминами, меньше нервничать и высыпаться. Сбивать температуру лекарствами следует, только если она превышает 38 градусов.

Во-вторых, лучше избегать общественные места, минимизировать количество контактов с окружающими и соблюдать постельный режим. Такие меры нужны не только для того, чтобы оградить от заражения окружающих людей, но и чтобы обезопасить ослабленный организм от возможности «подхватить» другие инфекции.

Что касается лекарственных препаратов для лечения ОРЗ, то их спектр довольно широк. При бактериальных инфекциях обычно назначают антибиотики. Средства для лечения ОРВИ можно разделить на четыре основные группы:

  1. Противовирусные

    Это препараты, которые воздействуют непосредственно на причину заболевания: подавляют размножение вирусов, блокируют их возможность проникать и встраиваться в клетки.

  2. Симптоматические

    Действие препаратов направлено на быстрое устранение внешних проявлений болезни. Сюда входят назальные спреи и капли, леденцы для горла, растворы для полосканий, жаропонижающие средства и анальгетики. Эффект от таких препаратов будет быстрым и заметным, но они не избавляют от первопричины заболевания, а лишь временно облегчают симптомы ОРВИ.

  3. Комбинированные

    Такие средства содержат несколько активных веществ. Они воздействуют на различные очаги инфекции и способны купировать целый комплекс симптомов ОРВИ.

  4. Поддерживающие и повышающие иммунитет

    Иммуностимуляторы и иммуномодуляторы помогают повысить сопротивляемость организма к вирусам и бактериям, принудительно активируют резерв иммунной системы. Это позволяет избежать осложнений, болезнь протекает легче и быстрее завершается. Как правило, у таких препаратов мало побочных эффектов, они разрешены к применению как взрослым пациентам, так и детям, а самое главное — подходят не только для лечения, но и для профилактики болезни.

При любом раскладе заниматься самолечением — плохая идея. Кроме того, что нужно тщательно рассчитать дозировку и длительность приема лекарства, необходимо учесть противопоказания и оценить риск побочных эффектов. Поэтому при первых признаках ОРЗ или ОРВИ следует обратиться к врачу. Опытный специалист быстро определит причину и характер заболевания и назначит соответствующее лечение.

В среднем взрослый человек переносит четыре простуды в год, тогда как дети заболевают до девяти раз. К 2020 году все еще нет способа на 100% обезопасить себя от ОРЗ и ОРВИ. Всемирная организация здравоохранения рекомендует вакцинироваться, однако и вакцинация не дает стопроцентной защиты, так как существует около 300 видов вирусов — привиться от всех попросту невозможно. Крайне важно внимательно следить за здоровьем и укреплять иммунитет: в этом помогают умеренные физические нагрузки, солнечные ванны, прогулки на свежем воздухе, сбалансированный рацион, а также прием иммуностимулирующих средств.

Вся информация, касающаяся медицины и здоровья, представлена исключительно в ознакомительных целях и не является поводом для самодиагностики или самолечения.

Острая респираторная инфекция: причины, симптомы и диагностика

Что такое острая респираторная инфекция?

Острая респираторная инфекция — это инфекция, которая может мешать нормальному дыханию. Это может повлиять только на вашу верхнюю дыхательную систему, которая начинается от носовых пазух и заканчивается на голосовых связках, или только на нижнюю дыхательную систему, которая начинается от голосовых связок и заканчивается легкими.

Эта инфекция особенно опасна для детей, пожилых людей и людей с нарушениями иммунной системы.

Симптомы, которые вы испытываете, будут разными, если это инфекция нижних или верхних дыхательных путей. Симптомы могут включать:

Позвоните своему врачу, если у вас возникнут:

Есть несколько различных причин острой респираторной инфекции.

Причины инфекции верхних дыхательных путей:

Причины инфекции нижних дыхательных путей:

Почти невозможно избежать вирусов и бактерий, но определенные факторы риска увеличивают ваши шансы на развитие острой респираторной инфекции.

Иммунная система детей и пожилых людей более подвержена воздействию вирусов.

Дети особенно подвержены риску из-за их постоянного контакта с другими детьми, которые могут быть вирусоносителями. Дети часто не моют руки регулярно. Они также чаще протирают глаза и засовывают пальцы в рот, что приводит к распространению вирусов.

Люди с сердечными заболеваниями или другими проблемами с легкими с большей вероятностью заразятся острой респираторной инфекцией.Любой человек, чья иммунная система может быть ослаблена другим заболеванием, подвергается риску. Курильщики также подвержены высокому риску, и им сложнее выздоравливать.

Во время респираторного обследования врач сосредотачивается на вашем дыхании. Они будут проверять наличие жидкости и воспаления в легких, прислушиваясь к аномальным звукам в легких, когда вы дышите. Врач может заглянуть в ваш нос и уши и проверить ваше горло.

Если ваш врач считает, что инфекция находится в нижних дыхательных путях, может потребоваться рентген или компьютерная томография, чтобы проверить состояние легких.

Функциональные тесты легких полезны в качестве диагностических инструментов. Пульсоксиметрия, также известная как пульсоксиметрия, может проверить, сколько кислорода попадает в легкие. Врач также может взять мазок из вашего носа или рта или попросить вас откашлять образец мокроты (материал, кашлявший из легких), чтобы проверить тип вируса или бактерий, вызывающих заболевание.

Лечение многих вирусов неизвестно. Ваш врач может назначить лекарства для снятия симптомов, наблюдая за вашим состоянием.Если ваш врач подозревает бактериальную инфекцию, он может назначить антибиотики.

Осложнения острой респираторной инфекции чрезвычайно серьезны и могут привести к необратимым повреждениям и даже смерти. Среди них:

Большинство причин острой респираторной инфекции неизлечимы. Таким образом, профилактика — лучший способ предотвратить опасные респираторные инфекции.

Получение вакцины MMR (от кори, эпидемического паротита и краснухи) и коклюша существенно снизит риск заражения респираторной инфекцией.Вам также могут помочь вакцинация от гриппа и пневмовакс. Поговорите со своим врачом о них.

Соблюдайте правила гигиены:

  • Часто мойте руки, особенно после того, как вы были в общественном месте.
  • Всегда чихайте под руку рубашки или платка. Хотя это может и не облегчить ваши собственные симптомы, это предотвратит распространение инфекционных заболеваний.
  • Не прикасайтесь к лицу, особенно к глазам и рту, чтобы предотвратить попадание микробов в ваш организм.

Вам также следует избегать курения и обязательно включать в свой рацион много витаминов, таких как витамин С, который помогает укрепить вашу иммунную систему. Витамин С сохраняется в иммунных клетках, и его дефицит связан с более высокой восприимчивостью к инфекции. Хотя исследования неясны, может ли витамин С предотвратить острую респираторную инфекцию, есть доказательства того, что он может сократить продолжительность и / или тяжесть некоторых инфекций.

Эпидемиология респираторных вирусов человека у детей с острыми респираторными инфекциями в Цзинане, Китай

В период с июля 2009 года по июнь 2010 года исследовалась вирусная этиология UTRI и LTRI у детей в городе Цзинань.Мазки из носа и горла были взяты у 397 детей с ИДВП, а образцы жидкости бронхоальвеолярного лаважа — у 323 детей с ИДПТ. ОТ-ПЦР / ПЦР использовалась для исследования всех образцов на IFV, PIV, RSV, RV, hMPV, HBoV, CoV, ADV, RSV и EV. Вирусные патогены были обнаружены в 47,10% образцов ИВДП и 66,57% образцов, а частота вирусной коинфекции составила 5,29% и 21,05% соответственно. IFV был наиболее распространенным вирусом среди URTI с уровнем обнаружения 19,40%, за ним следовали PIV (10.83%), RV (10,58%) и EV (6,30%). Что касается LRTI, PIV и RV были обнаружены в 27% образцов, за ними следовали RSV (9,91%), HBoV (8,36%), IFV (5,57%) и hMPV (5,57%). RSV и HBoV чаще встречались у самых маленьких детей в возрасте до шести месяцев. Между тем, вирусы RV, PIV и RSV были наиболее частыми вирусами, сочетающимися с бактериальными патогенами в LRTI. В заключение можно сказать, что спектр респираторных вирусных инфекций у ИВДП и ИДПТ различается по наиболее частым патогенам, сезонному распределению и частоте коинфекции.

1. Введение

Острая инфекция дыхательных путей (ОРТИ) — постоянная и широко распространенная проблема общественного здравоохранения, которая ложится тяжелым бременем как на семьи, так и на общество в целом. Острая инфекция нижних дыхательных путей представляет собой особую проблему, являясь основной причиной заболеваемости и смертности среди молодежи во всем мире [1–3]. Наиболее распространенные вирусные причины ОРТИ во всем мире включают респираторно-синцитиальный вирус (RSV), вирусы парагриппа (PIV), вирусы гриппа (IFV), энтеровирусы (EV), аденовирусы (ADV), риновирусы человека (HRV), метапневмовирус человека (hMPV), и человеческие коронавирусы (HCoV) 229E, OC43, NL63 и HKU1.Растет число случаев тяжелого острого респираторного синдрома, вызванного коронавирусами, включая NL63, HKU1 [4–6] и бокавирус человека [7], и было обнаружено, что полиомавирусы WU и KI вызывают острые инфекции дыхательных путей [8 , 9].

Характер инфекций дыхательных путей варьируется и связан с факторами, которые включают регион, сезон и год [10, 11]. Вирусологическая эпидемиология ОРТИ у детей изучалась в различных регионах [12–14].В этом исследовании мы стремились охарактеризовать вирусный спектр и структуру верхних и нижних ОРВИ у детей в провинции Шаньдун, Китай.

2. Материалы и методы
2.1. Заявление об этике

Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией о медицинском протоколе и этике. Комитеты по этике Шаньдунского центра медицинской биотехнологии и детской больницы Цилу Шаньдунского университета одобрили исследование. Письменное информированное согласие было получено от ближайших родственников участников.

2.2. Клинические образцы

Респираторные выделения были получены от пациентов в возрасте до 14 лет с острыми респираторными инфекциями в детской больнице Цилу Университета Шаньдун, Китай, в период с июля 2009 г. по июнь 2010 г. Мазки из носа и горла были взяты у детей с острым респираторным синдромом инфекции тракта (URTI) в амбулаторном отделении и образцы жидкости бронхоальвеолярного лаважа были получены от стационарных пациентов с диагнозом острой инфекции нижних дыхательных путей (LRTI).Мазки из носа и горла, взятые у одних и тех же детей, объединяли в единую пробирку, содержащую среду для переноса вируса (VTM, Копан, Брешия, Италия). Клинические симптомы субъектов суммированы в таблице 1. Пациенты с ИВД, включенные в исследование, были отобраны врачами в соответствии с наличием одного или нескольких респираторных симптомов, как описано ранее [15]. Помимо симптомов ИВДП, у пациентов с радиологическими аномалиями легких, такими как признаки пневмонии, бронхопневмонии, усиление отметин в легких, одышка или аномальные звуки легочного дыхания, были диагностированы ИДПТ.У пациентов с НИОТ собирали образцы мокроты или крови и культивировали их на наличие бактерий.

(а)

Возраст 3,97 года
(от 1 месяца до 14 лет)
Пол
(м / ж)
245/152
Температура тела
(медиана; диапазон)
38,6
(36–40,2)
Пациенты с клиническими симптомами
Кашель 321
Выделения из носа 255
Лихорадка 241
Боль в горле 23
Чихание 11
Отхаркивание 7
Тошнота 3
Головная боль
Диарея 2
Слезы 2
Мышечные боли 2

(б)
Вздутие живота

Возраст
(средний; диапазон)
3.07 лет
(0–13 лет)
Пол (М / Ж) 200/123
Температура тела
(медиана; диапазон)
38,35
(35,5–41,2)
пациентов с клиническими симптомами
Кашель 272
Лихорадка 140
Астма 61
Отхаркивание 10
ларингеальный стридор
9

Рвота 7
Диарея 5
Дрожь 4
Озноб 4
Головная боль 3
Задыхание 3
3
Судороги 3
Выделения из носа 2
Боль в груди 2

2.3. Экстракция нуклеиновой кислоты

Общие нуклеиновые кислоты, включая ДНК и РНК, экстрагировали из 200 мкл каждого образца с использованием набора QIAamp MinElute Virus Spin Kit (Qiagen, Mississauga, ON, Canada) в соответствии с инструкциями производителя.

2.4. Скрининг респираторных вирусов с помощью ПЦР / ОТ-ПЦР

Для всех собранных образцов были проведены ПЦР или ОТ-ПЦР для выявления инфекции ADV, HBoV, HCoV, hMPV, IFV, RSV, PIV, EV и HRV. Метод, используемый для каждого вируса, описан в следующих ссылках: PIV 1–4, EV, HRV [16], IFV A, B и C, а также RSV A и B [17] были обнаружены с помощью двух мультиплексных вложенных RT-PCR. ; HCoV [6] и hMPV [18] с помощью двухэтапной ОТ-ПЦР; ADV [19] методом одноэтапной ПЦР; и HBoV методом «прикосновения» ПЦР [20].ОТ-ПЦР выполняли с использованием набора SuperScript II для одностадийной ОТ-ПЦР Platinum Taq (Invitrogen, Карлсбад, Калифорния, США). ПЦР проводили с использованием полимеразы ExTaq (Takara, Otsu, Япония). Все продукты подвергались электрофорезу в 2% -ном агарозном геле. Типирование для IFV, PIV и RSV проводили в соответствии с размером продукта ПЦР.

3. Результаты
3.1. Распространенность респираторных вирусов

С июля 2009 г. по июнь 2010 г. было взято 397 мазков из носа и горла у амбулаторных пациентов и 323 образца жидкости бронхоальвеолярного лаважа у стационарных пациентов.Образцы собирали дважды в неделю (каждый вторник и пятницу). В январе 2010 г. было собрано семь образцов жидкости из бронхоальвеолярного лаважа и 21 мазок; общее количество было ниже, чем в другие месяцы (Рисунок 1). В целом, 402 из 720 образцов (55,83%) оказались положительными как минимум на один респираторный вирус. Уровень обнаружения вирусов для ИВДП и ИДПТ составил 47,10% и 66,57% соответственно. Девяносто пять образцов (13,19%) содержали два или более вируса, а коэффициент коинфекции более чем одного вируса составлял 6.05% и 25,98% для ИДПТ и ИДПТ соответственно. Наиболее распространенными обнаруженными вирусами были RV (19,72%), PIV (17,78%) и IFV (13,9%).

3.2. Различия в респираторном вирусном спектре между верхними и нижними ОРВИ

Респираторные вирусы, обнаруженные в ИВДП и ИДПТ, показаны в таблице 2. IFV, PIV и RV были наиболее часто обнаруживаемыми вирусами в ИВДП с частотой 19,40%, 10,83% , и 10,58% соответственно. RV, PIV, RSV и HBoV были основными вирусами, обнаруженными в образцах LRTI, с частотой 27.86%, 26,32%, 9,91% и 8,36% соответственно. Частота положительных результатов для PIV и RV была одинаковой в образцах как URTI, так и LRTI. ADV, CoV и hMPV имели низкие показатели обнаружения как в образцах ИДВ, так и в образцах ИДП. HBoV и RSV были обнаружены у 8,36% и 9,91% LRTI, но имели низкую частоту (<1%) среди URTI. На преобладающий подтип гриппа A, респираторно-синцитиальный вирус типа B и вирус парагриппа человека типа 3 приходился более высокий процент положительных вирусных обнаружений как в ИВДП, так и в ИДПТ (таблица 2).


ИВП (количество / процент) LRTIs (количество / процент)
Все Моноинфекция Сопутствующая инфекция Все Моноинфекция Совместная инфекция

ADV 5 / 1,26 2 / 0,50 3 / 0,76 5/1.55 1 / 0,31 4 / 1,24
HBoV 2 / 0,50 0 2 / 0,50 27 / 8,36 12 / 3,72 15 / 4,64
CoV 8 / 2,02 5 / 1,26 3 / 0,76 10 / 3,1 1 / 0,31 9 / 2,79
hMPV 8 / 2,02 5 / 1,26 3 / 0,76 18 / 5,57 11 / 3,41 7 / 2,17
IFV 77/19.40 72 / 18,14 5 / 1,26 18 / 5,57 9 / 2,79 9 / 2,79
IFVA 58 / 14,61 54 / 13,60 4 / 1,01 13 / 4,02 8 / 2,48 5 / 1,55
IFVB 14 / 3,53 13 / 3,27 1 / 0,50 5 / 1,55 1 / 0,31 4 / 1,24
IFVC 5 / 1,26 5 / 1,26 0 0 0 0
RSV 3/0.76 1 / 0,25 2 / 0,50 32 / 9,91 13 / 4,02 19 / 5,88
RSVA 1 / 0,25 0 1 / 0,25 4 / 1,24 3 / 0,93 1 / 0,31
RSVB 2 / 0,50 1 / 0,25 1 / 0,25 28 / 8,67 10 / 3,10 18 / 5,57
PIV 43 / 10,83 32 / 8,06 11/2.77 85 / 26,32 44 / 13,62 41 / 12,69
PIV1 13 / 3,27 10 / 2,51 3 / 0,76 12 / 3,72 4 / 1,24 8 / 2,48
PIV2 1 / 0,25 1 / 0,25 0 0 0 0
PIV3 24 / 6,05 16 / 4,03 8 / 2,02 67/20.74 37 / 11,46 30 / 9,29
PIV4 5 / 1,26 5 / 1,26 0 6 / 1,86 3 / 0,93 3 / 0,93
EV 25 / 6,30 19 / 4,79 6 / 1,51 4 / 1,24 3 / 0,93 1 / 0,31
RV 42 / 10,58 33 / 8,31 9 / 2,27 90 / 27,86 43 / 13,32 47/14.55

3.3. Сезонность респираторной вирусной инфекции

Распределение вирусов по месяцам несколько отличалось между ИВДП и ИДПТ (Рисунки 2

Эффективность анаферона для детей при лечении гриппа и острых респираторных вирусных инфекций у детей — Просмотр полного текста

Исследование будет набрать амбулаторных пациентов обоего пола в возрасте от 3 до 12 лет с клиническими проявлениями гриппа / острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ), включая лихорадку

≥ 38.0 ° С на приеме у врача в течение первых суток после начала заболевания.

Врач соберет информацию из истории болезни, проведет объективное обследование, запишет сопутствующую терапию и возьмет образцы мазков из носа для экспресс-диагностики гриппа. Если мазок положительный, врач должен взять образцы мазков из полости носа и ротоглотки (мазок из носоглотки) для последующей полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией (ОТ-ПЦР) в реальном времени для определения вирусной нагрузки гриппа A и / или B. вирус.Если мазок отрицательный на грипп, врач должен взять мазок из носоглотки для последующего ПЦР-теста на другие респираторные вирусы.

Если критерии включения соблюдены и критерии исключения отсутствуют на визите 1 (день 1), пациент будет включен в исследование и рандомизирован в одну из двух групп: пациенты группы 1 будут принимать Анаферон детям после 5-дневного режима. ; Пациенты 2-й группы будут получать плацебо с использованием 5-дневного режима Анаферон для детей. Родители / усыновители пациента получают дневник, в котором они должны записывать данные о температуре в подмышечных впадинах ребенка утром и вечером и оценивать тяжесть симптомов.

Субъект будет находиться под наблюдением в течение 14 дней (скрининг, рандомизация — 1 день, лечение — 5 дней, последующее наблюдение — 1 день; позднее запланированное телефонное «посещение» — 14 день).

Во время визитов 2-4 врач документирует объективные данные обследования; получить мазки из носоглотки у субъектов с положительными тестами на грипп для последующей ОТ-ПЦР для определения вирусной нагрузки и ее снижения в процессе лечения; контролировать назначенную и сопутствующую терапию, а также проверять данные дневника пациента.Телефонный «визит» будет проводиться для получения информации от родителей относительно общего состояния здоровья пациента, наличия / отсутствия вторичных бактериальных / вирусных осложнений и использования антибактериальных препаратов.

Промежуточный статистический анализ предусмотрен протоколом исследования. Промежуточный анализ будет выполнен с использованием данных, полученных в результате обследования и лечения определенного в протоколе количества пациентов, завершивших исследование. Исходя из ожидаемого эффекта, минимальный требуемый размер выборки по конкретному протоколу (pPP) составит 254 пациента (127 субъектов в каждой группе — Анаферон для детей и плацебо).

22.3 Вирусные инфекции дыхательных путей — Микробиология

Перейти к содержанию Системный подход

  • 1.3 Типы микроорганизмов
  • Резюме
  • Обзорные вопросы
    1. Множественный выбор
    2. Заполните пробел
    3. Краткий ответ
    4. Критическое мышление
  • 2 Как мы видим невидимый мир
    1. Введение
    2. 2.1 Свойства света
    3. 2.2 Взгляд в невидимый мир
    4. 2.3 Инструменты для микроскопии
    5. 2.4 Окрашивание микроскопических образцов
    6. Резюме
    7. Обзорные вопросы
      1. Множественный выбор
      2. Заполните пробел
      3. Краткий ответ
      4. Критическое мышление
  • 3 Клетка
    1. Введение
    2. 3.1 Спонтанное зарождение
    3. 3.2 Основы современной теории клетки
    4. 3.3 Уникальные характеристики прокариотических клеток
    5. 3.4 Уникальные характеристики эукариотических клеток
    6. Резюме
    7. Контрольные вопросы
      1. Множественный выбор
      2. Верно / неверно
      3. Заполните пробел
      4. Краткий ответ
      5. Критическое мышление
  • 4 Разнообразие прокариот
    1. Введение
    2. 4.1 Среда обитания, взаимоотношения и микробиомы прокариот
    3. 4.2 Протеобактерии
    4. 4.3 Непротеобактерии Грамотрицательные бактерии и фототрофные бактерии
    5. 4,4 грамположительные бактерии
    6. 4,5 Глубоко разветвленные бактерии
    7. 4,6 Археи
    8. Резюме
    9. Вопросы для обзора
      1. Множественный выбор
      2. Верно / Неверно
      3. Заполните пробел
      4. Краткий ответ
      5. Критическое мышление
  • 5 Эукариоты в микробиологии
    1. Введение
    2. 5.1 Одноклеточные эукариотические паразиты
    3. 5.2 Паразитические гельминты
    4. 5,3 Грибки
    5. 5,4 Водоросли
    6. 5,5 Лишайники
    7. Резюме
    8. Контрольные вопросы
      1. Множественный выбор
      2. Заполните пустое поле
      3. Краткий ответ
      4. Критическое мышление
  • 6 Бесклеточные
  • Введение
  • 6.1 Вирусы
  • 6.2 Жизненный цикл вируса
  • 6.3 Выделение, культивирование и идентификация вирусов
  • 6.4 Вироиды, вирусоиды и прионы
  • Резюме
  • Контрольные вопросы
    1. Множественный выбор
    2. Верно / Неверно
    3. Заполните пустое поле
    4. Краткий ответ
    5. Критическое мышление
  • 7 Биохимия микробов
    1. Введение
    2. 7.1 Органические молекулы
    3. 7.2 Углеводы
    4. 7.3 Липиды
    5. 7.4 Белки
    6. 7.5 Использование биохимии для идентификации микроорганизмов
    7. Резюме
    8. Контрольные вопросы
      1. Множественный выбор
      2. Верно / неверно
      3. Соответствие
      4. Заполните пробел
      5. Краткий ответ
      6. Критическое мышление
  • 8 Микробный метаболизм
    1. Введение
    2. 8.1 Энергия, вещество и ферменты
    3. 8.2 Катаболизм углеводов
    4. 8.3 Клеточное дыхание
    5. 8.4 Ферментация
    6. 8.5 Катаболизм липидов и белков
    7. 8.6 Фотосинтез
    8. 8.7 Биогеохимические циклы
    9. Резюме
    10. Вопросы для обзора
      1. Множественный выбор
      2. Верно / неверно
      3. Заполните пробел
      4. Краткий ответ
      5. Критическое мышление
  • 9 Рост микроорганизмов
    1. Введение
    2. 9.1 Как растут микробы
    3. 9.2 Потребность в кислороде для роста микробов
    4. 9.3 Влияние pH на рост микробов
    5. 9.4 Температура и рост микробов
    6. 9,5 Другие условия окружающей среды, влияющие на рост
    7. 9,6 Среды, используемые для роста бактерий
    8. Резюме
    9. Обзорные вопросы
      1. Множественный выбор
      2. Соответствие
      3. Заполните пробел
      4. Краткий ответ
      5. Критическое мышление
  • 10 Биохимия генома
    1. Введение
    2. 10.1 Использование микробиологии для открытия секретов жизни
    3. 10.2 Структура и функции ДНК
    4. 10.3 Структура и функции РНК
    5. 10.4 Структура и функции клеточных геномов
    6. Резюме
    7. Контрольные вопросы
      1. Множественный выбор
      2. Верно / Неверно
      3. Соответствие
      4. Заполнить
  • Границы | Вирусно-индуцированное усиленное заболевание

    Введение

    Связь между вирусной инфекцией и иммунным ответом хозяина сложна.Результаты вирусной инфекции формируются взаимодействием между различными многослойными событиями взаимодействия вируса с хозяином. Как правило, вирусы инициируют цикл инфекции путем прикрепления вирусных поверхностных белков к специфическим рецепторам клеток-мишеней. Большинство вирусных поверхностных белков имеют чрезвычайно иммуногенные структуры, которые могут связывать и стимулировать как врожденные, так и адаптивные иммунные ответы (Sahay et al., 2017). Нейтрализующие антитела ингибируют вирусную инфекцию путем связывания с поверхностными доменами, необходимыми для репликации вируса, такими как сайт связывания рецептора (RBS) и гибридный пептид (Taylor et al., 2015). В некоторых случаях антитела, индуцированные вирусами, могут быть вредными, приводя к усилению заболевания, например, к усилению зависимости от антител (ADE). Впервые о ADE сообщили в 1964 году Hawkes et al. которые продемонстрировали повышенную инфекционность ряда флавивирусов [вирус энцефалита долины Мюррей, вирус Западного Нила (WNV) и вирус японского энцефалита (JEV)] в присутствии вирус-специфических антисывороток, в частности антител IgG (Hawkes, 1964). Дальнейшие исследования объяснили это явление.

    Было показано, что связывание вирионов с ненейтрализующими или субнейтрализующими антителами может приводить к более эффективному захвату вируса клеткой-мишенью в рецепторе Fcγ (FcγR) (Taylor et al., 2015) или к комплемент-зависимым механизмам. (Takada and Kawaoka, 2003), что приводит к усилению репликации и патогенности (рис. 1). Впоследствии сообщалось о возникновении ADE для широкого спектра вирусов, включая флавивирусы (Dengue Halstead and O’Rourke, 1977a и Zika Bardina et al., 2017), респираторные вирусы (Influenza Ochiai et al., 1988 и респираторно-синцитиальный вирус (RSV) Polack et al., 2002) и многие другие (Robinson et al., 1990a; Takada et al., 2001; Meyer et al., 2008) (Таблица 1).

    Рисунок 1 . Механизмы развития НО вирусных инфекций. (A) Усиление на клетках, несущих FcγR: (1) Комплексы вирус-антитело интернализуются в клетки после связывания Fc-области антитела с FcγR на иммунных клетках. (2) Подрыв ответа иммунной системы за счет снижения цитокинов Th2 IL2, TNF-α и IFN-γ, увеличения цитокинов Th3 IL-10, IL-6, PGE-2 и INF-α и ингибирования пути STAT, приводящего к снижению уровней IRF и последующее снижение антивирусного iNOS.(3) Повышенная репликация вируса в результате подавления противовирусного ответа. (B) Усиление CR-несущих клеток: (1) Образование комплексов вирус-антитело. (2) Этот комплекс активирует путь комплемента путем связывания с C1q. После активации белки C2a и C4b привлекаются для производства C3-конвертазы, которая, в свою очередь, гидролизует C3 с образованием C3b. (3) C3b связывается с вирусом и рецептором комплемента (CR) на клетках, несущих CR. (4) лизис клеток и патология усиленного заболевания.

    Таблица 1 . Резюме ADE, наблюдаемого при различных вирусных инфекциях.

    Вирусная инфекция или вакцинация вызывает выработку различных типов антител, состоящих из нейтрализующих, ненейтрализующих, усиливающих и неусиливающих антител (Takada et al., 2007). Нейтрализацию вируса объясняют двумя моделями: (1) моделью однократного попадания, в которой нейтрализация может в достаточной степени происходить после связывания одного антитела со специфическим эпитопом; и (2) модель множественных ударов, где нейтрализация требует связывания множества антител в количестве, превышающем стехиометрический порог нейтрализации (Klasse and Sattentau, 2002).Недавние разработки в области выделения и характеристики антител, а также картирования эпитопов привели к значительному прогрессу в идентификации эпитопов и антител, ответственных либо за защиту, либо за усиление заболевания; тем не менее, механизмы вовлечения до сих пор полностью не изучены. Следует отметить, что понимание механизмов ADE будет способствовать разработке безопасных и эффективных вакцин и методов лечения.

    В этом обзоре обобщены недавние открытия в отношении заболеваний, вызываемых вирусным усилением, и обсуждаются потенциальные основные молекулярные механизмы, запускающие развитие этого заболевания.

    Респираторные вирусы, вызывающие болезнь

    Вирус гриппа

    Большинство исследований гуморального ответа на вирусы гриппа сосредоточено на изучении защитного ответа антител на основной поверхностный гликопротеин, гемагглютинин (НА) (Ramakrishnan et al., 2016). HA — это тримерный белок с двумя структурно различными участками: стеблем и шаровидной головкой (Wilson et al., 1981). Для успешного заражения вирусом гриппа необходимо расщепление молекулы НА на два домена: (1) НА1, который несет RBS; и (2) HA2, который опосредует слияние вирусов (Steinhauer, 1999).Нейтрализация вируса в основном достигается за счет антител, нацеленных на белок HA, который, в свою очередь, вызывает повторяющиеся аминокислотные мутации в антигенных сайтах, в отличие от полуконсервативной области ствола. Примечательно, что гуморальный ответ также вызывается против нейраминидазы (NA), которая не предотвращает вирусную инфекцию, но может способствовать нейтрализации, опосредованной эффектором (Ramakrishnan et al., 2016).

    Первое исследование, в котором сообщалось о ADE в контексте инфекции гриппа, появилось в 1980 году с использованием модели на крысах для оценки ответа на гетерологичную стимуляцию после иммунизации (Webster and Askonas, 1980).С тех пор было проведено несколько исследований для понимания ADE гриппа in vitro . Ochiai et al. обнаружили, что антитела кроликов, ранее подвергавшихся гриппу, опосредуют рост макрофагов гриппа A через проникновение FcγR и в зависимости от концентрации (Ochiai et al., 1988, 1990). В частности, было показано, что антитела к белкам HA и NA увеличивают опосредованное FcγR захват вируса антигенпредставляющими клетками (Tamura et al., 1991). Эти наблюдения получили дальнейшее развитие на животных моделях.В исследовании с использованием инактивированных вакцин от двух вирусов свиного гриппа (h2N1 и h2N2) для иммунизации свиней была достигнута защита от гомологичного заражения, тогда как при гетерологичном заражении наблюдалось усиление заболевания (Vincent et al., 2008). Аналогичные результаты были получены с использованием инактивированного человекоподобного h2N2 (дельта-кластер) для иммунизации свиней (Gauger et al., 2011, 2012). Более того, данные на вакцинированных моделях хорьков показали, что существовавшие ранее антитела к h2N1 были связаны с усилением заболевания легких и смертностью при заражении несопоставленным штаммом (Kobinger et al., 2010). В другом исследовании предварительное воздействие на хорьков трехвалентной инактивированной вакцины h2N1 (TVI) 2008-09 гг. Привело к усилению заболевания после заражения пандемическим вирусом h2N1 / 09 (pdm09) (Skowronski et al., 2014). Кроме того, вакцинация свиней субъединицей рекомбинантного гемагглютинина (HA) h2N1 pdm09 вызвала высокие нейтрализующие антитела к гомологичному вирусу, но вызвала вакцино-ассоциированное усиленное респираторное заболевание (VAERD) при заражении гетерологичным вирусом (Rajão et al., 2014). Кроме того, в недавнем исследовании материнские антитела вызывали усиление респираторных заболеваний у поросят после заражения гетерологичным гриппом (Rajao et al., 2016). Доказательства вызванного гриппом ADE были также зарегистрированы у людей. Наблюдательные исследования на людях показали, что трехвалентная инактивированная вакцина против гриппа 2008-09 гг. Может потенциально усилить пандемическую инфекцию и болезнь h2N1 (Janjua et al., 2010; Skowronski et al., 2010). Напротив, недавняя работа на мышах по оценке этих наблюдений показала, что ранее существовавшие ненейтрализующие антитела после введения TIV не были связаны с усилением заболевания, но на самом деле было показано, что они способствуют презентации антигена и активируют вирусспецифический CD8. Т-клетки (Kim et al., 2016). Различие между этими наблюдениями у человека и мышей можно объяснить несколькими факторами, включая: различие в типах (классах) антител между двумя видами, титр антител в крови, модель заражения, использовавшуюся у мышей, и многие другие.

    Несмотря на то, что в многочисленных исследованиях сообщалось о побочных эффектах, вызванных гриппом или вакцинацией, потенциальные механизмы все еще недостаточно изучены. В то время как ADE классически объясняется повышенным захватом вируса посредством механизма, опосредованного Fc, и этот потенциальный механизм был продемонстрирован при инфекции гриппа (Ochiai et al., 1988; Тамура и др., 1991; Taylor et al., 2015), другие Fc-независимые механизмы также предположительно вызывают усиление. Используя моделирование структурной и вирусной кинетики, было показано, что профузогенные стволовые антитела будут связывать и перекрестно связывать молекулы HA2 HA, позволяя им упорядочивать и ориентироваться к мембране хозяина и повышать эффективность слияния вирусов, что приводит к усилению вирусной инфекции (Ramakrishnan et al. ., 2016).

    В другом исследовании Khurana et al. охарактеризовали антитела, ассоциированные с ADE, у свиней, вакцинированных цельной инактивированной вакциной h2N2 (человекоподобной) и зараженных гетерологичным вирусом h2N1 (Khurana et al., 2013). Сыворотки иммунизированных свиней показали высокие титры перекрестно-реактивных анти-h2N1 HA-антител, которые были направлены на область HA2, но не на головку HA1, и эти антитела были связаны с усилением заболевания. Дальнейший анализ показал, что эти антитела распознают иммунодоминантный эпитоп, картируя аминокислоты 32–77 домена ph2N1-HA2. Это исследование подчеркнуло роль антител к HA2 в усилении слияния вирусов через Fc-независимый путь. Важно отметить, что HA2, как известно, существует в двух различных конформационных формах: формах до и после слияния.Анализ на основе структуры HA2 показал, что остатки 58–76 расположены внутри эпитопа 34–77 и полностью скрыты в форме конформации до слияния, что указывает на то, что эти усиливающие антитела направлены на конформацию HA2 после слияния (Ramakrishnan et al. др., 2016). Напротив, нейтрализующие стволовые антитела перед слиянием действуют как ингибиторы слияния вирусов и вряд ли вызовут ADE, как показано в нескольких отчетах и ​​продемонстрировано Ramakrishnan et al. с помощью математической модели (Рамакришнан и др., 2016). Было показано, что даже при отсутствии измеряемой нейтрализующей активности антитела, направленные перед слиянием, вызывают образование гетерологичных проблем у мышей и хорьков (Yassine et al., 2015).

    Как наблюдалось с респираторно-синцитиальным вирусом (РСВ), образование комплекса антител также может приводить к НЯ после инфекции гриппа (Ramakrishnan et al., 2016). В этом предложенном механизме считается, что ненейтрализующие антитела стимулируют иммунный ответ Th3, что приводит к образованию иммунных комплексов и повреждению тканей (Connors et al., 1994). Однако, как и при большинстве респираторных инфекций, иммунный ответ Т-клеток на грипп сильно смещен в сторону клеток Th2, что приводит к выработке TNFα, IL-2 и IFNγ, которые, в свою очередь, подавляют клетки Th3 (Wohlleben et al., 2003; Deng и др., 2014). Следовательно, модуляция иммунной системы на ответ Th3 не поддерживается как механизм ADE при гриппе.

    В совокупности имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют о том, что ADE гриппа является штаммоспецифическим и может быть вызвано в первую очередь ненейтрализующими антителами.Тем не менее, антитела, направленные до слияния, вряд ли могут вызвать ADE. Фактически, вакцина, состоящая только из стволовых клеток перед слиянием, считается многообещающей противогриппозной вакциной, которая может вызывать широкую защиту. Более того, текущие данные подчеркивают потребность в дополнительных исследованиях и клинических испытаниях, чтобы улучшить наше понимание ADE при гриппе.

    Респираторно-синцитиальный вирус (RSV)

    RSV является основной причиной госпитализации детей раннего возраста. При отсутствии лицензированной вакцины против RSV заболевание, вызванное RSV, представляет собой существенное бремя для служб здравоохранения (Shi et al., 2017). Инфекция RSV инициируется двумя основными поверхностными гликопротеинами, гликопротеином прикрепления (G) и гликопротеином слияния (F), оба из которых являются мишенями нейтрализующих антител и рассматриваются для разработки рекомбинантных вакцин (McLellan et al., 2013a).

    Первый отчет об усилении RSV-болезни был опубликован в 1969 году. Введение инактивированной формалином вакцины против RSV (FI-RSV) привело к высокой частоте тяжелых заболеваний и привело к увеличению госпитализаций в 80% случаев среди вакцинированных младенцев по сравнению с 5%. неиммунизированных младенцев (Kim et al., 1969). К сожалению, двое вакцинированных младенцев также умерли из-за усиленной инфекции RSV (Kim et al., 1969). Используя анализ in vitro , было обнаружено, что моноклональные антитела, направленные на два поверхностных гликопротеина RSV, но не на нуклеопротеин, усиливали вирусную инфекцию макрофагов (Gimenez et al., 1989; Ananaba and Anderson, 1991). Кроме того, усиление инфекции уменьшалось за счет блокирования части Fc антитела или рецептора Fc на клетках (Krilov et al., 1989). Много усилий было направлено на объяснение механизма РСВ-индуцированного ADE на животных моделях.Интересно, что иммунизация инактивированным формалином RSV приводила к аналогичным ответам на животных моделях, включая обезьян (Ponnuraj et al., 2003), хлопковых крыс (Prince et al., 1986) и мышей (Waris et al., 1996). Более того, предвзятость Т-хелперов в сторону ответа Th3 была обнаружена у мышей, примированных инактивированным вирусом или субъединицей F гликопротеина (Graham et al., 1993). Повышенные уровни IL-4 были связаны с усилением патологии легких, в то время как IL-4 в сочетании с истощением IL-10 или истощением клеток CD4 аннулировали усиление гистопатологии легких, вызванное вакциной, инактивированной RSV (Connors et al., 1992, 1994; Knudson et al., 2015). Высокие уровни IL-13 также наблюдались у макак (De Swart et al., 2002). Все эти наблюдения подчеркнули возможную роль ответа Th3 в патологии ADE, вызванной RSV. Механизм, лежащий в основе отсутствия защитных антител против RSV после вакцинации, долгое время оставался невыясненным. Широко распространенная гипотеза объясняла отсутствие защиты изменением антигена формалином. Более ранняя работа показала, что карбонильные группы инактивированного формальдегидом RSV усиливают ответ Th3 и приводят к усилению заболевания (Moghaddam et al., 2006). Однако другие отчеты показали, что отсутствие аффинного созревания В-клеток после плохой активации Toll-подобного рецептора (TLR) является причиной выработки незащищающих антител (Delgado et al., 2009). Эта концепция была применена к другим вирусам, таким как кори, который принадлежит к тому же семейству, что и RSV. Было обнаружено, что инактивированная формалином противокоревая вакцина вырабатывала незащищающие антитела с низкой авидностью, что приводило к атипичной тяжелой форме кори (Polack et al., 2003). В этом случае антитела с низкой авидностью не смогли нейтрализовать вирус путем ингибирования связывания с рецептором кори CD150 с высокой аффинностью.Фактически, они способствовали Th3-опосредованному иммунитету и приводили к активации комплементов и образованию иммунных комплексов, что, в свою очередь, способствовало усилению патологии (Delgado et al., 2009; Acosta et al., 2015). Следовательно, созревание аффинности может объяснить, почему ADE не развились у детей, которые были серопозитивными к RSV до вакцинации. Антитела с высокой авидностью, которые вырабатывались естественным путем после воздействия вируса, возможно, обеспечивали защиту, превосходя индуцированные вакциной антитела с низкой авидностью, и, таким образом, снижали прайминг патогенных В-клеток (Kim et al., 1969; Acosta et al., 2015). Это также объясняет, почему ADE возникает только один раз в жизни, поскольку естественная вирусная инфекция приводит к активации нового подмножества B-клеток, которые созревают для выработки антител с высокой авидностью и вытесняют вызванные вакциной патогенные B-клетки (Acosta et al., 2015). Это предотвратит усиление болезни во время повторных инфекций и восстановит здоровый иммунный ответ.

    Также предполагалось, что белок G RSV будет индуцировать ADE в отсутствие белка F.Однако рекомбинантная вакцина RSV, которая не кодирует G-белок, вызвала аналогичный ответ ADE на инактивированный вирус дикого типа (Johnson et al., 2004; Polack, 2007). Более того, было обнаружено, что консервативная богатая цистеином область в G-белке обладает противовоспалительным ответом во время инфекции RSV посредством ингибирования продукции цитокинов и антагонизма TLR (Polack et al., 2005).

    Хотя оба гликопротеина RSV (G и F) являются основными мишенями для нейтрализации антител (Acosta et al., 2015), белок F RSV более консервативен и отображает больше нейтрализующих эпитопов (Taleb et al., 2018). Соответственно, вакцинация F-белком вызывает высокий уровень перекрестной защиты по сравнению с G-белком (Melero and Moore, 2013). Белок F в его конформациях, пост-слиянии (пост-F) ​​или до слияния (Pre-F), рассматривался для разработки новых вакцин и терапевтических моноклональных антител (Melero and Moore, 2013). Недавно было продемонстрировано, что вакцина FI-RSV преимущественно представляет белок F в его конформации после слияния, в отличие от инфекционного вириона, который представляет как пре-F, так и пост-F (Killikelly et al., 2016). Исследования той же группы показали, что большинство нейтрализующих антител в сыворотке человека направлено на белок pre-F и что иммунизация пре-F вызывает сильные нейтрализующие антитела. Эти данные частично объясняют продукцию незащищающих антител после вакцинации FI-RSV, при которой инактивация формалина не только изменяет инфекционность вируса, но и его антигенность. Многочисленные недавние исследования были сосредоточены на изучении эффективности белка F в любой его конформации в качестве субъединичной вакцины.Интересно, что иммунизация вирусоподобными частицами (VLP) в сочетании с адъювантами вызвала защитные иммунные ответы. Cimica et al. показали, что иммунизация пре-F или пост-F VLP, собранными на матричном белке (M) метапневмовируса человека (hMPV), индуцировала полную защиту и предотвращала заболевание легких у мышей после заражения (Cimica et al., 2016). Фактически, комбинированные вакцины, содержащие как пре-, так и пост-F-белки, вызывали самые высокие реакции нейтрализации (Cimica et al., 2016). Кроме того, вакцина пост-F субъединицы RSV с адъювантом агониста TLR4 [глюкопиранозил липид A (GLA)] с образованием стабильной эмульсии (SE) (GLA-SE) обеспечивала надежную нейтрализацию и Th2-направленную защиту у грызунов (Lambert et al., 2015). Точно так же иммунизация хлопковых крыс рекомбинантным F в пре- или пост-конформации с адъювантом GLA-SE вызвала высокие нейтрализующие антитела и обеспечила защиту после заражения (Schneider-Ohrum et al., 2017). Интересно, что при низких дозах вакцины, которые имитируют ослабление иммунного ответа, патология легких наблюдалась независимо от комбинации рекомбинантного F с адъювантом смещения Th2 (GLA-SE) или смещения Th3 (Alum) (Schneider-Ohrum et al., 2017). Эти результаты подчеркивают важность оценки вакцин против RSV в широком диапазоне доз для точной оценки защитного ответа и ответа на ADE.

    Существует шесть антигенных сайтов, описанных на белке F, связанных с вирусной нейтрализацией. Два из них (Ø и V) присутствуют исключительно в pre-F, а четыре из которых (I, II, III и IV) присутствуют в различной степени в обеих конформациях (Tian et al., 2017). В частности, было обнаружено, что антигенный сайт Ø индуцирует более высокую нейтрализующую активность, чем другие эпитопы (McLellan et al., 2013b). В недавнем исследовании было показано, что более 90% нейтрализующих RSV антител у взрослых людей направлены на Pre-F, большая часть из которых нацелена на сайт Ø (Ngwuta et al., 2015). Это подчеркивает важность пре-F антигена для усиления или индукции функционального и высокоэффективного ответа антител против RSV (Ngwuta et al., 2015). Следовательно, стабилизированная вакцина pre-F считается многообещающей вакциной, особенно для уязвимых групп, включая маленьких детей, беременных женщин, пациентов с ослабленным иммунитетом и пожилых людей. Фактически, вакцинация стабилизированной рекомбинантной вакциной Pre-F рассматривается для беременных женщин в третьем триместре беременности, чтобы стимулировать уже существующие В-клетки и усилить передачу материнских антител новорожденным (Taleb et al., 2018). Тем не менее, новая эффективная защитная вакцина потребует тщательной оценки на животных и людях в контексте усиленного заболевания.

    Коронавирусы

    Коронавирус тяжелого острого респираторного синдрома (SARS-CoV)

    SARS-CoV впервые появился в 2002 году в китайской провинции Гуандун, за которым последовала эпидемия в 2003 году, в которой пострадали 26 стран, в результате чего зарегистрировано более 8000 случаев (ВОЗ, 2003). Хотя SARS-CoV в первую очередь поражает дыхательные пути, было обнаружено, что он может напрямую инфицировать и размножаться в иммунных клетках человека, несмотря на отсутствие фермента 2, превращающего ангиотензин I (ACE2; рецептор SARS) на этих клетках (Li et al., 2004; Куба и др., 2005; Имаи и др., 2007). В качестве возможного механизма инфицирования иммунных клеток SARS-CoV было предложено опосредованное антителами проникновение в клетки (Taylor et al., 2015). Соответственно, в нескольких исследованиях изучались механизмы, лежащие в основе ADE, опосредованной SARS-CoV. Первоначально об этом сообщили Kam et al. что иммунизация рекомбинантным полноразмерным спайковым S-белком SARS-CoV вызвала защитный иммунный ответ in vivo , но вызвала вирусную инфекцию человеческих В-клеток in vitro через FcγRII-зависимые и ACE2-независимые пути, что предполагает новый механизм ADE для SARS-CoV (Кам и др., 2007). Аналогичным образом результаты Jaume et al. Исследование показало, что анти-спайковые антитела способны потенцировать заражение иммунных клеток как лентивирусными частицами, псевдотипами SARS-CoV (SARS-CoVpp), так и репликационно-компетентными SARS-CoV. Аналогично, эта опосредованная антителами инфекция была зависимой от FcγRII и независимой от ACE2 (Jaume et al., 2011). Другое исследование продемонстрировало, что усиление инфекции с помощью репликационно-компетентных SARS-CoV, а также SARS-CoVpp в микрофагах было связано с анти-спайковыми IgG, в частности, посредством передачи сигналов FcγRII (Yip et al., 2014). Wang et al. обнаружили, что реакция ADE стимулируется антителами против белков-шипов SARS-CoV, а не нуклеопротеидов (Wang et al., 2014). В том же исследовании было также показано, что реакция ADE зависела от титров антител, поскольку сыворотки с высокой концентрацией антител нейтрализовали вирус, в то время как разбавленные сыворотки значительно усиливали инфекцию и вызывали больший апоптоз (Wang et al., 2014). Обычно после связывания с рецептором ACE2 SARS-CoV проникает в чувствительные клетки посредством рН-зависимого эндоцитоза (Yang et al., 2004). Более того, было обнаружено, что лизосомальная цистеиновая протеаза катепсин L играет решающую роль в достижении эффективной инфекции (Huang et al., 2006). Напротив, FcR-опосредованная инфекция возникает независимо от кислотного pH эндосомы или активности цистеиновых протеаз (Jaume et al., 2011). К сожалению, клинические исследования по изучению ADE у пациентов с SARS-CoV ограничены. В нескольких исследованиях сообщалось об отсутствии корреляции между клиническим исходом и антителами против SARS-CoV у пораженных лиц (Taylor et al., 2015). Напротив, другие исследования коррелировали плохой прогноз с ранней сероконверсией SARS-CoV (Ho et al., 2005). Как и в случае с другими вирусами, усиление заболевания, вызванного вакциной, также является проблемой при разработке вакцины против SARS-CoV. Об этом сообщалось только в небольшой группе исследований вакцины против SARS-CoV (de Wit et al., 2016). В исследовании на мышах, в котором изучалась роль вакцины против SARS-CoV в усилении заболевания, Tseng et al. (2012) было выявлено, что вакцины способны защищать от инфекции SARS-CoV, но все же вызывают Th3-направленную легочную иммунопатологию, предполагающую гиперчувствительность к компонентам SARS-CoV.В другом исследовании поствакцинальное заражение мышей нуклеокапсидным белком SARS-CoV вызывало тяжелую пневмонию (Yasui et al., 2008). Аналогичным образом, дважды инактивированная вакцина против SARS-CoV у мышей не смогла обеспечить полную защиту и вызвала усиленный эозинофильный провоспалительный ответ легких после заражения (Bolles et al., 2011). Даже с учетом имеющихся в настоящее время данных, подтверждающих корреляцию между ранее существовавшими антителами к ADE и SARS-CoV, критически необходимы дополнительные исследования для точного рассмотрения и понимания этой проблемы у людей.

    Коронавирус ближневосточного респираторного синдрома (БВРС-КоВ)

    БВРС-КоВ был впервые обнаружен у людей в 2012 году. С тех пор во всем мире было зарегистрировано более 2000 случаев заболевания и 700 летальных исходов (ВОЗ, 2017). Подходы к вакцинации против этого вируса также нацелены на спайковый белок. Некоторые из этих вакцин оценивались на нечеловеческих моделях, и было показано, что они уменьшают патологию легких после заражения БВРС-КоВ. Тем не менее, как и другие коронавирусы, усиление заболевания, вызванного вакциной, также является проблемой при разработке вакцины против БВРС-КоВ.Недавно было показано, что уже существующие антитела к БВРС-КоВ способствуют усилению заболевания. В этом совсем недавнем исследовании Houser et al. (Houser et al., 2017) исследователи использовали новозеландских белых кроликов в качестве модели бессимптомной инфекции БВРС-КоВ для оценки роли первичной инфекции в защите от повторного заражения. Результаты показали, что у кроликов вырабатывались ненейтрализующие антитела против вирусных белков MERS, которые не только не защищали, но и вызывали усиленное воспаление легких без увеличения репликации вируса.Более того, пассивный перенос сыворотки от инфицированных кроликов к наивным кроликам привел к усилению болезни. Дальнейшие исследования выявили вклад белков комплемента в эту усиленную патологию. В частности, наблюдалось увеличение количества белков C3a и C9, где эти белки отвечают за высвобождение анафилотоксинов и рекрутирование иммунных клеток, что приводит к воспалению (Houser et al., 2017). В другом недавнем исследовании у вакцинированных трансгенных мышей с полностью инактивированным БВРС-КоВ развилась эозинофильная инфильтрация в сочетании с усилением легочного заболевания после заражения БВРС-КоВ (Agrawal et al., 2016). Несмотря на отсутствие доказательств ADE, индуцированного БВРС-КоВ, у людей, наблюдения, полученные в ходе исследований на животных, подчеркивают риск потенциального развития усиленного заболевания, включая тяжелую патологию легких, у лиц, ранее инфицированных / вакцинированных БВРС-КоВ. Кроме того, наличие ненейтрализующей перекрестной реактивности между БВРС-КоВ и другими циркулирующими коронавирусами человека может способствовать развитию АДЭ, индуцированного MER-CoV. Тем не менее, это остается неизученным и требует дальнейшего изучения при разработке и тестировании вакцин против коронавируса.

    Флавивирусы — усиление болезни

    Вирус денге

    Одним из наиболее широко исследуемых вирусов в контексте ADE являются вирусы денге. DENV представляют собой группу структурно связанных, антигенно различных серотипов, а именно DENV1-4 (Diamond and Pierson, 2015). Инфекция одним серотипом дает антитела, специфичные для защитного типа, но перекрестно-реактивные ненейтрализующие антитела против других подтипов, которые могут эффективно усиливать инфекцию (Halstead, 2014). Halstead et al.впервые сообщил об усилении инфекции DENV в культуре мононуклеарных клеток периферической крови (PBMC), полученной от иммунизированных нечеловеческих приматов (NHP), по сравнению с неиммунизированными (Halstead et al., 1973). Это наблюдение было приписано присутствию ненейтрализующих антител, которые способствуют вирусной инфекции в мононуклеарных фагоцитах (Halstead et al., 1976; Halstead and O’Rourke, 1977b). Более поздние последующие исследования показали, что перекрестно-реактивные антитела против различных серотипов DENV являются предрасполагающим фактором для развития болезни (Morens et al., 1987). Было обнаружено, что ADE, специфичная для DENV, коррелирует с увеличением частоты виремии (Vaughn et al., 2000) и способствует развитию тяжелых форм заболевания, включая геморрагическую лихорадку денге (DHF) и шоковый синдром денге (DSS) (Guzman et al. , 2013). Эпидемиологические отчеты показали, что у лиц с ранее существовавшим иммунитетом к лихорадке денге был повышенный риск развития DHF, требующей госпитализации (отношение шансов более 6,5) (Burke et al., 1988). Более того, у младенцев с пассивно приобретенным иммунитетом от матерей с иммунитетом DENV, как правило, развивается тяжелая DHF после первичной инфекции DENV (Halstead et al., 2002; Simmons et al., 2007). Кроме того, вторичная гетеротипическая инфекция была тесно связана с высокой вирусной нагрузкой и тяжелым заболеванием (Endy et al., 2004). Как и в случае со многими другими вирусами, опосредованное FcR, зависимое от антител усиление является основным механизмом развития болезни, усиленной денге (Takada and Kawaoka, 2003). Этот механизм был доказан с помощью различных моделей и экспериментов in vivo и in vitro . Например, использование FcγR-экспрессирующих клеток BHK показало, что сыворотки пациентов после вторичной инфекции продуцировали титры вируса в 10 раз выше, чем FcγR-отрицательные клетки и сыворотки после первичной инфекции (Moi et al., 2011). Также было показано, что рецепторы комплемента (CR) играют роль в развитии болезни, усиленной DENV. Этот механизм был впервые описан Cardosa et al. В начале 1980-х для другого флавивируса, вируса Западного Нила (WNV), усиление которого опосредовано CR3 и IgM-зависимым образом (Cardosa et al., 1983). Примечательно, что механизм усиления CR предполагает, что инфекции могут распространяться и на неиммунные клетки, поскольку CR широко распространены во многих клетках и не ограничиваются исключительно иммунными клетками, такими как FcγR (Takada and Kawaoka, 2003).

    Случай с DENV более сложен не только из-за циркуляции четырех антигенно перекрестно-реактивных серотипов, но также из-за разнообразия внутри генотипов и образования квазивидов во время инфекции денге, что может повлиять на гуморальный ответ и прогрессирование инфекции. болезнь при вторичных инфекциях (Kurosu, 2011; Taylor et al., 2015). При естественной инфекции DENV большинство продуцируемых антител обладают перекрестной реактивностью, но плохо нейтрализуют, в то время как серотип-специфические и высоко нейтрализующие антитела составляют лишь небольшую часть (Fibriansah et al., 2015). Как и при естественной инфекции, живые аттенуированные вакцины DENV генерируют перекрестно-реактивные ненейтрализующие антитела, ведущие к усилению заболевания (Taylor et al., 2015). Соответственно, была оценена структурная конструкция химерной вакцины DENV, которая индуцирует перекрестно-защитный нейтрализующий ответ антител. Первая лицензированная вакцина DENV, CYD-TDV, представляет собой четырехвалентную живую аттенуированную вакцину, созданную из химер желтой лихорадки 17D с четырьмя DENV (Halstead, 2018). Эта вакцина была впервые лицензирована в 2015 году в Мексике и сейчас используется в 20 странах (ВОЗ, 2018).Однако после завершения фазы 3 клинической оценки вакцина показала, что при определенных обстоятельствах вызывает побочные эффекты, что приводит к увеличению количества госпитализаций. Соответственно, производитель и ВОЗ рекомендовали вакцинировать только серопозитивных людей в возрасте от 9 до 45 лет в эндемичных районах, учитывая, что при вакцинации серонегативных людей может развиться усиление болезни (ВОЗ, 2018).

    Гликопротеиновая оболочка DENV состоит из белков оболочки (E) и мембраны (M), которые имеют разные конформации в преждевременном и зрелом вирусе, что придает уникальную структуру каждой форме (Perera and Kuhn, 2008).В незрелой вирусной частице предшественники мембранных белков M (prM) и E образуют гетеродимеры, образующие тримерные шипы. Во время созревания расщепление фурина высвобождает N-конец, который содержит pr-пептид белка prM, оставляя M в качестве трансмембранного белка и протеолитический продукт pr-пептид, связанный с E-белком, который обнаруживается в виде гомодимеров на поверхности вириона (Hanley и Уивер, 2010). Белок E состоит из трех доменов: доменов E I-III (EDI, EDII и EDIII), и он отвечает за связывание с клеточными рецепторами и опосредует слияние и проникновение вируса (Kuhn et al., 2002; Рериг, 2003). Было показано, что антитела к белку Е являются основным компонентом нейтрализующего гуморального ответа DENV (Pierson, 2010). Также были выделены серотип-специфические моноклональные нейтрализующие антитела к белку Е (Shrestha et al., 2010). Несколько исследований охарактеризовали нейтрализующие эпитопы белка E. Антитела распознают более 15 структурно различных эпитопов на E-белках (Pierson, 2010). Было высказано предположение, что некоторые из этих эпитопов, такие как петля слияния домена II (DII-FL), являются консервативными и вызывают перекрестно-реактивные нейтрализующие антитела к различным DENV и другим флавивирусам (Matsui et al., 2010; Пирсон, 2010; Шреста и др., 2010). Однако более поздние исследования показали, что эти антитела часто проявляют нейтрализующую активность от низкой до умеренной и могут приводить к усилению заболевания (Smith et al., 2013). Напротив, одно mAb, распознающее bc петлю домена II, соседнего с петлей слияния (аминокислоты 73–79), как было обнаружено, обладает лучшей нейтрализацией и перекрестной реактивностью по отношению ко всем четырем серотипам (Smith et al., 2013). Несколько нейтрализующих mAb человека были выделены от пациентов с DENV. Примечательно, что некоторые из этих mAb распознавали DI и II, однако другие антитела были зависимыми от конформации (Sasaki et al., 2013). Совсем недавно было обнаружено, что, в отличие от мышиных нейтрализующих mAb после иммунизации рекомбинантным белком E, большая часть нейтрализующих mAb человека связывается с интактным вирионом, но не с очищенным рекомбинантным белком (Gallichotte et al., 2015). Было высказано предположение, что большинство нейтрализующих антител человека генерируются против сложных четвертичных структур, которые собираются только на вирионе. Это можно объяснить уникальным расположением белков Е, лежащих плоско на поверхности, которые, если они связаны с антителами, предотвращают структурную перестройку и слияние вирусов (Fibriansah et al., 2015). Обычно выделяли антитела, зависящие от четвертичной структуры (de Alwis et al., 2012), такие как 1F4 и 14c10, которые представляют собой сероспецифические человеческие mAb, нацеленные на область DI-II белка E (Teoh et al., 2012; Fibriansah и др., 2014). 5J7 — еще одно высокоактивное mAb человека, которое, как было установлено, связывает три функциональных домена белка E одновременно, которые рассматриваются как многообещающие мишени для новых конструкций вакцин (Fibriansah et al., 2015). Используя методы истощения антител, удаление серотипных перекрестно-реактивных антител устраняет усиление гетеротипических серотипов, в то время как усиление гомотипического серотипа не затрагивается, что указывает на то, что гомотипическое усиление может происходить, если тип-специфические антитела присутствуют в низких концентрациях (de Alwis et al., 2014). Дальнейший анализ по истощению антител E с использованием рекомбинантного белка E (rE) привел к частичному уменьшению заболевания, вызывающего усиление DENV, что указывает на то, что анти-E антитела частично ответственны за DENV ADE (de Alwis et al., 2014). Более того, конкурентные исследования с использованием prM-специфических Fab-фрагментов показали, что как E, так и prM-специфические антитела могут вызывать опосредованную FcγR ADE (de Alwis et al., 2014). Хотя антитела против prM составляют основной компонент гуморального ответа против DENV, большинство из них обладают высокой перекрестной реактивностью с низкой нейтрализующей способностью даже при высоких концентрациях, таким образом, способствуют опосредованной FcγR ADE (Dejnirattisai et al., 2010). Когда клетки заражены DENV, они высвобождают большое количество незрелых prM-содержащих вирионов из-за неудачного расщепления prM, провоцируя образование prM-антител. Было обнаружено, что эти антитела повышены у пациентов со вторичными инфекциями (Lai et al., 2008). Хотя эти незрелые вирионы неинфекционны, они восстанавливают свою инфекционность после взаимодействия с антителами prM, что, в свою очередь, облегчает их связывание и проникновение в несущие FcγR клетки (Rodenhuis-Zybert et al., 2010). Интересно, что анти-prM антитела также распознают скрытое соединение DI-DII на белке E (Chan et al., 2012). Хотя этот сайт недоступен в функционально свернутом E-белке, он может вызывать проблемы при разработке вакцины на основе субъединиц E-белка (Taylor et al., 2015). Кроме того, перекрестно-реактивные ненейтрализующие, но усиливающие антитела были сопоставлены с аминокислотой, соответствующей 14-18 остаткам белка prM (Luo et al., 2013). Следовательно, антитела prM могут вносить значительный вклад в усиление инфекции и, следовательно, их следует тщательно оценивать при разработке вакцины DENV.

    Структурные исследования позволили лучше понять взаимодействие вируса с антителом и его влияние на индукцию защиты или усиление болезни. Кристаллические структуры Fab 2h22 в комплексе с высококонсервативной петлей AB DIII в белке E, которая плохо доступна в зрелом вирионе, проявляли различную нейтрализующую активность в трех серотипах DENV, подчеркивая роль конформационных изменений в нейтрализации, даже при консервативных эпитопы (Midgley et al., 2012). Следовательно, возможно, что усиливающие антитела способны распознавать скрытые эпитопы, которые претерпевают конформационные изменения, чтобы позволить антителам связываться и приводить к ADE (Taylor et al., 2015). Дальнейшие структурные исследования усиливающих эпитопов определенно улучшат наши знания об ADE при DENV. Важно отметить, что большинство исследований DENV было основано на серологических данных, тогда как клеточный ответ остается менее изученным. В недавнем исследовании Priyamvada et al. было показано, что во время вторичной инфекции DENV плазмобласты секретируют высокоаффинные и перекрестно-реактивные Е-специфические антитела, большинство из которых проявляют нейтрализацию вируса in vitro , а не связываются с рекомбинантными белками оболочки.Это еще раз подчеркивает важность вирион-зависимого взаимодействия с В-клетками и ограничение анализов связывания белков оболочки (Priyamvada et al., 2016a). Необходимы дальнейшие исследования, включая эксперименты по картированию эпитопов и сравнительные исследования плазмобластов между первичными и вторичными инфекциями DENV, чтобы лучше охарактеризовать широко нейтрализующие антитела против DENV и изучить роль плазмобластов в перекрестной реактивности DENV, серотипической специфичности и эффективности нейтрализации.

    Вирус Зика

    Вирус Зика (ZIKV) — это вновь появляющийся флавивирус, передающийся комарами.Впервые он был обнаружен в Уганде в 1947 году и оставался ограниченным в некоторых частях Африки и Азии (ВОЗ, 2018) до 2015 года, где вызвал крупную вспышку в Бразилии и быстро распространился на другие американские страны, а теперь он эндемичен для нескольких территорий США ( ВОЗ, 2018). Учитывая его широкое распространение и его связь с неврологическими расстройствами, такими как синдром Гийена – Барре у взрослых и микроцефалия у новорожденных, ZIKV вызывает серьезную озабоченность в области общественного здравоохранения во всем мире. Как представитель флавивирусов ZIKV имеет значительную степень структурного сходства с другими вирусами этого рода, включая DENV и WNV (Hasan et al., 2018). Более того, ZIKV в настоящее время циркулирует во многих эндемичных по DENV и WNV районах, где у миллионов людей уже есть иммунитет к флавивирусам (Bardina et al., 2017). Вакцина против желтой лихорадки также вводится в регионах, где циркулирует ZIKA, например, в Центральной Америке. Это подчеркивает возможную роль ADE в патогенезе вируса ZIKA. Многие недавние исследования были сосредоточены на изучении иммунологической перекрестной реактивности ZIKV с другими флавивирусами и его потенциального воздействия на патогенез ZIKV и усиление болезни. Исследования in vitro с использованием сывороток серопозитивных людей по DENV продемонстрировали способность антител к DENV усиливать инфекцию ZIKV. Было показано, что несколько mAb, полученных из DENV-специфических плазмобластов, перекрестно реагируют с ZIKV, некоторые из которых также нейтрализовали вирус. И сыворотка, и mAb от пациентов с иммунитетом к DENV приводили к усилению инфекции ZIKA в клетках, несущих рецептор Fcγ (Priyamvada et al., 2016b). Антитела к линейным эпитопам DENV, таким как петля слияния белка E, также были способны управлять усилением ZIKV, поскольку они были способны связывать, но не нейтрализовать вирус (Dejnirattisai et al., 2016). Более того, перекрестно-реактивные антитела, направленные против EDI и EDII, вызванные инфекцией DENV или ZIKV, показали слабую нейтрализацию и сильное усиление как ZIKV, так и DENV в культуре клеток, а также летальное усиление болезни DENV у мышей (Stettler et al., 2016). Тем не менее, in vitro, серологические данные не точно отражают реальный риск усиления заболевания. Гипотеза ADE у ZIKV после другой флавивирусной инфекции была дополнительно исследована in vivo .Усиление ZIKV наблюдалось у мышей Stat2 — / — , получавших серопозитивные сыворотки человека на DENV или WNV (Bardina et al., 2017). Об этом свидетельствовали повышенная смертность, заболеваемость и вирусемия. Это усиление опосредовано вовлечением IgG рецепторов Fcγ. Однако результаты этого исследования показали также защитный эффект перекрестно-реактивных антител к флавивирусам, когда они присутствуют в достаточных концентрациях, подчеркивая различные эффекты перекрестно-реактивных антител флавивирусов между защитой или усилением заболевания в зависимости от их титров и окружающих физиологических условий.Это исследование также подчеркнуло возможную роль ранее существовавшего иммунитета к WNV в ZIKV ADE, поскольку структурно родственный флавивирус циркулирует вместе с ZIKV во многих регионах мира. В другом недавнем отчете было обнаружено, что предшествующее воздействие ZIKV также значительно усиливает инфекцию DENV у макак-резусов (George et al., 2017). Напротив, Swanstrom et al. продемонстрировали, что mAb человека от пациентов, инфицированных DENV, нейтрализовали ZIKV в культуре клеток и опосредовали защиту на мышиных моделях (Swanstrom et al., 2016). Pantoja et al. также сообщили о DENV-опосредованном усилении инфекции ZIKV у макак-резусов. Хотя их результаты подтвердили ADE in vitro , не было усиления ZIKV у животных, иммунизированных DENV in vivo , скорее, они обнаружили, что предыдущее воздействие DENV приводило к снижению частоты виремии ZIKV по сравнению с макаками, не получавшими DENV (Pantoja et al., 2017). С другой стороны, исследование на мышах показало, что инфекция ZIKV обеспечивает защиту от заражения WNV (Vázquez-Calvo et al., 2017). Расхождения между различными исследованиями с точки зрения усиления болезни или защиты можно отнести к нескольким факторам, включая: (1) тип и титр оцениваемых антител; (2) штамм, используемый для инфекции; и (3) использованные модели животных. Например, известно, что на некоторых моделях инфекции DENV развиваются более серьезные неврологические осложнения, чего не происходит у людей (Zompi and Harris, 2012; Pantoja et al., 2017). В то время как несколько отчетов характеризовали гуморальный ответ ZIKV в корреляции с ранее существовавшим иммунитетом к флавивирусу, эпитопы, нацеленные на Т-клетки, и общий клеточный ответ были менее изучены.Было обнаружено, что Т-клетки памяти, продуцируемые против инфекции DENV или вакцинации, распознают консервативные эпитопы ZIKV, что приводит к более сильным и быстрым ответам клеток CD4 и CD8 (Grifoni et al., 2017). Интересно отметить, что хотя Т-клеточный ответ на ZIKV нацелен в основном на структурные белки, он в основном направлен на неструктурные белки при инфекции DENV (Grifoni et al., 2017). Наконец, с использованием trnsgenic мышей было обнаружено, что ZIKV-специфические и перекрестно-реактивные ZIKV / DENV эпитопы вызывают адекватные ответы Т-лимфоцитов CD8, которые снижают уровень инфекции ZIKV (Wen et al., 2017).

    Вирус Западного Нила

    WNV — еще один флавивирус, который был связан с ADE с 1980-х годов (Hawkes, 1964). У вируса есть три структурных белка: капсид (C), премембрана / мембрана (prM / M) и оболочка (E), а также семь неструктурных белков (Colpitts et al., 2012). Инфекция человека ВЗН вызывает субклиническую фебрильную болезнь примерно в 80% случаев и приводит к летальному энцефалиту у <1% этих пациентов. Связано ли это с ADE, до сих пор полностью не известно (Taylor et al., 2015). Подобно усилению болезни DENV, основная причина ADE при инфекции WNV связана с наличием субнейтрализующей концентрации антител, которые связываются с вирионом и облегчают его проникновение в клетки, несущие рецепторы Fc-γ (Pierson et al., 2007 ). Помимо титра антител, защита или усиление защиты от заболеваний с помощью mAb WNV зависит от класса и изотипа антител (Cardosa et al., 1986). Опосредованный комплементом ADE также был зарегистрирован при инфекции WNV. В одном исследовании вирусная инфекционность FcR-несущих клеток усиливалась в присутствии противовирусных моноклональных антител IgM, и это усиление блокировалось антителами против рецептора комплемента типа 3 (CR3), но не антителами, специфичными к FcR (Cardosa et al., 1983). Как и в случае с другими флавивирусами, гликопротеин E является основной мишенью для нейтрализации иммунных ответов (Colombage et al., 1998). Как ранее описано для DENV, домен II белка E включает эпитопы рядом с петлей слияния, которые вызывают перекрестно-реактивные, но суб-нейтрализующие антитела и, таким образом, повышают риск ADE (Oliphant et al., 2006). С другой стороны, наиболее мощный нейтрализующий ответ антител на инфекцию WNV у мышей направлен на домен III белка E (Pierson et al., 2007). Сильную нейтрализующую способность продемонстрировали антитела, которые связывают область DI – II белка E, такие как антитело CR4354, которое было выделено от пациента, инфицированного WNV (Vogt et al., 2009). Эпитопы в этой области находятся исключительно на интактном вирионе, но не на рекомбинантном белке E, и состоят из аминокислотных остатков, которые взаимодействуют с обоими мономерами в димере E в шарнирной области между EDI и EDII (Brandler and Tangy, 2013 ). Было обнаружено, что антитела к этим эпитопам нейтрализуют инфекцию WNV путем нейтрализации вируса на этапе после присоединения, таким образом, предотвращая перестройку белков E в активное состояние слияния, необходимое для pH-индуцированной инфекции клетки-хозяина (Kaufmann et al. ., 2010).

    Другие вирусы

    Также сообщалось о

    ADE для нескольких других вирусов человека и животных. Из подсемейства альфавирусов в начале 1980-х было высказано предположение, что субнейтрализующие титры против вирусов Semliki Forest и Sindbis (SINV) могут приводить к зависимому от антител усилению бляшек в инфицированных макрофагах (Chanas et al., 1982; Peiris and Porterfield, 1982) . Совсем недавно сообщалось о ADE для вируса Chikungunya (CHIKV) в присутствии низких титров IgG, вызванных однократной иммунизацией вакциной CHIKV (Hallengärd et al., 2014). Исследования вируса Росс-Ривер (RRV) также показали стойкую продуктивную инфекцию макрофагов при использовании разбавленных сывороток от пациентов, инфицированных RRV (Linn et al., 1996). Основным явлением усиления альфавирусного заболевания являются макрофаги, которые очень восприимчивы к альфавирусным инфекциям и чувствительны к устойчивому образованию вирусов (Lidbury et al., 2008).

    ADE также было зарегистрировано при заражении вирусом Эбола (EBOV). EBOV принадлежит к семейству Filoviridae и является возбудителем геморрагической лихорадки Эбола, которая является редким, но смертельным заболеванием (Burk et al., 2016). Самая крупная вспышка Эболы произошла недавно в Западной Африке, затронув около 28 600 человек и привела к гибели более 11 300 человек. Эта массовая вспышка побудила интенсивные усилия по разработке лечения и вакцин. Усиление заболевания антителами к EBOV вызывает опасения по поводу неблагоприятного эффекта вакцины. Несколько ранних сообщений показали, что иммунизация мышей поверхностным гликопротеином (GP) из заирского штамма Эбола (ZEBOV) индуцирует повышенную инфекционность вируса везикулярного стоматита (VSV), псевдотипированного этим белком in vitro .Было показано, что эта повышенная активность происходит посредством механизма, опосредованного FcR (Takada et al., 2001). Кроме того, было обнаружено, что EBOV увеличивает инфекционность немоноцитотических клеток за счет другого механизма, который требует участия фактора комплемента 1 (C1). В этом случае две или более молекулы IgG связываются со специфическими эпитопами в непосредственной близости, позволяя связываться C1q с частью Fc антител и приводя к образованию комплекса, который усиливает взаимодействия вирус-клетка (Takada and Kawaoka, 2003).Последующие исследования показали, что ADE EBOV GP был штамм-специфичным и коррелировал с IgG2, IgG3 и IgM, но не с классом антител IgG1, который имеет низкое сродство к C1q (Takada et al., 2007). Недавняя работа Furuyama et al. Исследование молекулярного механизма EBOV ADE выявило участие протеинтирозинкиназ семейства Scr (PTKs) в ADE, опосредованной Fcγ-рецептором IIa (FcγRIIa) (Furuyama et al., 2016). Они обнаружили, что комплексы антитело-вирус связываются с FcγRIIa на поверхности клетки и запускают путь передачи сигналов Src, который, в свою очередь, способствует проникновению вируса в клетки, экспрессирующие FcγRIIa лейкемии человека.Кроме того, было обнаружено, что специфические эпитопы на ZEBOV GP усиливают инфекцию. Это было подтверждено использованием мышиных антисывороток к химерным ZEBOV GP, лишенным эпитопов ADE, где активность ADE была меньше по сравнению с мышиными антисыворотками против ZEBOV GP дикого типа (Takada et al., 2007). Хотя некоторые mAb к ZEBOV GP продемонстрировали защитный эффект от летальной инфекции у мышей (Qiu et al., 2011), повышенная инфекционность вируса, вызванная другими антителами против GP, вызывает опасения по поводу использования этого белка в качестве кандидата на вакцину (Taylor et al., 2015). Недавно было проведено исследование, посвященное изучению способности mAb, полученных от выживших с филовирусами человека, вызывать ADE (Kuzmina et al., 2018). Результаты показали, что при субнейтрализующей концентрации все mAb усиливают ADE независимо от специфичности эпитопа, нейтрализующей способности или подкласса. Более того, когда рецепторы Fcγ были заблокированы или домен Fc был мутирован, наблюдалась сниженная, но не устраненная ADE с высокоаффинными связывающими антителами. Тем не менее, антитела с низким сродством связывания все еще могут вызывать ADE.Это может объяснить предыдущую неудачу терапевтических попыток EBOV, когда вводили недостаточные дозы пассивно переносимых антител (Kuzmina et al., 2018). С другой стороны, использование высоких концентраций моноклональных или поликлональных антител показало повышенную эффективность и отсутствие ADE на животных моделях и на людях-добровольцах (Kudoyarova-Zubavichene et al., 1999; Corti et al., 2016). В настоящее время нет одобренной вакцины против EBOV, хотя многие многообещающие вакцины-кандидаты проходят клинические испытания.Сюда входят векторные вакцины, такие как реплицирующийся вирус везикулярного стоматита (rVSV) и дефектный по репликации аденовирус 3 шимпанзе (ChAd3), ДНК-вакцины и субъединичные вакцины (Ohimain, 2016; Pavot, 2016). Важно отметить, что в свете ранее наблюдавшейся EBOV ADE, которая представляет собой сложный процесс, на который влияют различные стратегии иммунизации и который может привести к крайней вирулентности, следует соблюдать осторожность при разработке и разработке новой вакцины против Эболы. Кроме того, вакцина должна быть тщательно протестирована в широком диапазоне доз, чтобы определить защитную дозу, которая может преодолеть ADE.

    Подобно вирусу Эбола, при инфекциях, вызванных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), были зарегистрированы опосредованные комплементом и опосредованные FcγRs ADE. Было замечено, что ВИЧ-серопозитивные сыворотки, которые обычно обладают низкой нейтрализующей активностью, обладают способностью повышать инфекционность вируса в культуре клеток (Robinson et al., 1987). В частности, человеческие моноклональные антитела V10-9, N2-4 и 120-16, которые направлены на трансмембранный гликопротеин 41 (gp41), повышают инфекционность ВИЧ-1 in vitro (Robinson et al., 1990а). Затем было документально подтверждено, что Т-клетки, несущие рецептор комплемента 2 (CR2), восприимчивы к повышенной инфекционности за счет серопозитивных сывороток ВИЧ, из чего сделан вывод о том, что CR2 и CD4 необходимы для комплементзависимого усиления ВИЧ (Robinson et al., 1990b). С другой стороны, FcR-зависимое усиление наблюдалось в макрофагах и CD4 T-клетках, которое специфически опосредовано FcRIII (Homsy et al., 1989). Поступление ВИЧ в клетки CD4 опосредуется конформационными изменениями, которые происходят после взаимодействия между белком оболочки ВИЧ и CD4, а затем хемокиновым рецептором (таким как CCR5) на поверхности клетки.Это вызывает дополнительные конформационные изменения в gp120 и облегчает его слияние с клеточной мембраной и проникновение вирусного капсида в клетку-мишень (Guillon et al., 2002). Следовательно, независимо от нейтрализующей способности антитела к ВИЧ могут усиливать инфекцию, вызывая конформационные изменения gp120 (Shmelkov et al., 2014). Хотя идея ADE ВИЧ была предложена несколько десятилетий назад, вскоре после первого выделения вируса в 1984 г., она долгое время игнорировалась в исследованиях ВИЧ, пока в клинических испытаниях ВИЧ не наблюдалось усиление заболеваемости (Shmelkov et al., 2014). Об усилении болезни сообщалось в клинических испытаниях вакцины против ВИЧ RV144 в 2012 году, и ее связывали с ненейтрализующими специфическими для оболочки антителами IgA в плазме (Haynes et al., 2012). Более того, оценка вакцины AIDSVAX (Genentech, США) также показала усиление болезни. Статистический анализ клинических испытаний AIDSVAX показал, что низкий ответ антител на рекомбинантный гликопротеин 120 (rgp120) увеличивал частоту ВИЧ-инфекции по сравнению с контрольной группой (Gilbert et al., 2005; Shmelkov et al., 2014). Были предприняты значительные усилия для идентификации Т- и В-клеток, защищающих и усиливающих эпитопы. Широко нейтрализующие антитела к ВИЧ (bNAb), которые продуцируются у очень небольшого числа инфицированных людей, обычно нацелены на конформационные эпитопы, которые замаскированы гликозилированием или недостаточно подвержены воздействию иммунной системы. Напротив, эпитопы, нацеленные на Т-клетки, представляют собой короткие пептиды и могут использоваться для создания вакцины, свободной от незащищающих эпитопов (Fischer et al., 2007; McCoy and Burton, 2017).Соответственно, эффективная вакцина против ВИЧ должна быть сконструирована так, чтобы содержать как консервативные Т-клеточные эпитопы, так и выбранные В-клеточные эпитопы, которые способны строго вызывать bNAb, антитело-зависимую клеточную цитотоксичность (ADCC) и антитело-зависимое клеточно-опосредованное ингибирование вируса (ADCVI), а не вредные ответы антител (Sahay et al., 2017).

    Reports также выявил ADE в вирусах герпеса, включая вирус Эпштейна-Барра и вирус простого герпеса, вирус ящура (Baxt and Mason, 1995), вирус кори (Huisman et al., 2009), вирус бешенства (Porterfield, 1981) и ряд других (de Swart et al., 2007). Антитела к усиливающим эпитопам были описаны также для ряда других вирусов. Примеры: mAb к гликопротеину E2 вируса гепатита C, полученному после недельной иммунизации (Meyer et al., 2008), а также mAb к нуклеокапсиду (N) и гликопротеину 5 (GP5) репродуктивного и респираторного синдрома свиней (PRRS) вирус (Кансел-Тирадо и др., 2004). В таблице 1 суммированы ADE, наблюдаемые при различных вирусных инфекциях.

    Недавние исследования пролили некоторый свет на вирусно-индуцированные ADE на молекулярном уровне, несмотря на ограниченный прогресс. В дополнение к вирусным и генетическим факторам хозяина, внутриклеточная передача сигналов, как было установлено, играет решающую роль в патогенезе ADE. Модуляция клеточной передачи сигналов во время ADE имеет замечательный эффект, учитывая ее влияние на различные пути защиты. Классически ADE происходит посредством двух различных механизмов: внутреннего и внешнего (Taylor et al., 2015). Внешний ADE включает облегчение проникновения вируса и инфицирования в клетки.Как обсуждалось ранее в этом обзоре, этот механизм опосредован усилением антител, которые увеличивают захват вируса через Fc-рецепторы или рецепторы комплемента. С другой стороны, внутренняя ADE — это механизм, с помощью которого изменяются врожденные и адаптивные внутриклеточные противовирусные ответы, что приводит к увеличению производства вируса и, как следствие, к высокой вирусной нагрузке (Flipse et al., 2013). Более благоприятная среда для выживания вируса достигается за счет подавления экспрессии основных антивирусных генов (Thomas et al., 2006). В частности, было обнаружено, что ADE уменьшают противовирусные ответы на уровне транскрипции. Механистические исследования показали, что ADE влияет на индуцированную липополисахаридами (LPS) противовирусную активность в макрофагах, специфически воздействуя на транскрипцию и трансляцию основных противовирусных факторов, что приводит к неконтролируемой репликации вируса (Lidbury and Mahalingam, 2000). Например, анализ RRV-инфицированных макрофагов на уровне РНК показал, что усиление инфекции было связано с нарушенными комплексами антивирусных факторов транскрипции, таких как фактор некроза опухоли альфа (TNF-альфа), синтаза оксида азота 2 (NOS2), регуляторный фактор IFN. 1 (IRF-1), а также увеличение экспрессии IL10 (Mahalingam and Lidbury, 2002).Было также высказано предположение, что IL10 подавляет Th2 и воспалительные цитокины (Mahalingam and Lidbury, 2002), что приводит к усилению репликации вируса (Рисунок 1). Это наблюдение указывает на то, что изменение внутриклеточной передачи сигналов во время ADE не только подавляет гены иммунной защиты, но также усиливает экспрессию генов-хозяев, которые могут вносить вклад в выживаемость вируса (Thomas et al., 2006). Более того, в недавнем исследовании 2018 года было выполнено высокопроизводительное секвенирование miRNA из PBMC человека после инфекций ADE DENV-3 и DENV-3 (Jiang and Sun, 2018).Результаты показали, что ADE была связана с измененным профилем экспрессии miRNA, подчеркивая роль miRNA в модулировании иммунного ответа. Тем не менее, дальнейшие исследования абсолютно необходимы для описания точной роли miRNAs в ADE.

    Вирусно-индуцированные болезни с усилением также могут зависеть от нескольких генетических факторов хозяина. Интересно, что исследование Boonnak et al. показали, что однонуклеотидные полиморфизмы (SNP) в промоторной области IL10 влияют на уровни экспрессии ADE-ассоциированного IL10 (Boonnak et al., 2011). У лиц с гомозиготным гаплотипом GCC был самый высокий уровень IL10, за которым следовали гаплотипы ACC и ATA. Это исследование подчеркивает важность генетической предрасположенности к инфекционным заболеваниям и, таким образом, важность выявления генетических факторов хозяина (включая полиморфизмы генов), связанных с врожденными и адаптивными иммунными ответами против вирусной инфекции. Это включает, но не ограничивается: гены клеточных рецепторов, такие как FcγR и MHC, гены цитокинов, а также гены путей комплемента.

    Феномен ADE при различных вирусных инфекциях был и остается областью интенсивных исследований, особенно при разработке новых вакцин. Любая вакцина, не способная производить широкие защитные антитела, может привести к побочным эффектам, делая вакцинированных лиц более восприимчивыми к инфекции, как было продемонстрировано в предыдущих клинических испытаниях. Успешный подход к вакцинам основан на создании нового иммуногена, который может вызывать сбалансированный и защитный иммунитет. В настоящее время предполагается, что эффективные вакцины должны строго нацеливаться на защитные эпитопы (B- и T-клетки), которые способны вызывать функциональные иммунные ответы, такие как bNAb, ADCC и ADCVI (Sahay et al., 2017). Кроме того, выбор подходящих адъювантов значительно влияет на иммуногенность вакцины и, таким образом, влияет на эффективность вакцины. Тем не менее, даже при выборе подходящего антигена и адъюванта, ADE остается проблемой, когда нейтрализующие антитела вырабатываются в субнейтрализующих дозах. Следовательно, оценка вакцин с точки зрения защитных и повышающих доз крайне необходима перед введением вакцины (рис. 2).

    Рисунок 2 . Общая стратегия разработки эффективной вакцины, которая преодолевает ADE, требует: 1. Идентификации правильного эпитопа, который вызывает функциональные защитные антитела: эффективная вакцина должна быть разработана с использованием консервативных и функциональных эпитопов, которые обычно существуют в конформации поверхностных гликопротеинов до слияния. ; 2, выбор правильного адъюванта, который может направить иммунную систему к сбалансированному ответу Th2 / Th3; и 3, Тщательная и точная оценка эффективности и безопасности вакцины в различных дозах в доклинических и клинических испытаниях.

    Заключение

    Взаимосвязь патогенеза вируса и иммунитета хозяина контролируется множеством факторов. ADE — это сложное заболевание, которое может привести к чрезмерной вирулентности для многих вирусов. Учитывая участие большого количества вирусов в ADE, были предложены различные механизмы для объяснения этого явления. Текущие наблюдения показывают, что ADE в первую очередь индуцируется ненейтрализующими антителами через FcγR (Taylor et al., 2015) или комплемент-зависимый путь (Takada and Kawaoka, 2003).В ходе инфекции продуцируются различные типы антител, представляющие собой смесь нейтрализующих, усиливающих и ненейтрализующих антител (Takada et al., 2007). Усиление или нейтрализация вируса зависит от множества факторов, включая тип и класс антител, титры антител, штамм вируса, а также присутствие определенных молекул комплемента. Поверхностные белки являются основными антигенными детерминантами реакции усиления антител, таких как НА гриппа (Ramakrishnan et al., 2016), G-белок RSV, spike-S-белок при SARS (Kam et al., 2007), E-гликопротеин флавивирусов (Bardina et al., 2017), трансмембранный GP ВИЧ (Robinson et al., 1990a), GP вируса Эбола (Takada et al., 2001) и гликопротеина E2 HCV (Meyer et al., 2008).

    Многочисленные исследования охарактеризовали факторы хозяина (В- и Т-клеточные ответы) и вирусные факторы (целевые эпитопы), ответственные за защиту / усиление болезни. В контексте разработки вакцины важно убедиться, что вся вакцина тестируется в разных дозах, чтобы гарантировать получение оптимальных титров нейтрализующих антител.Лучшее понимание взаимодействия вируса с хозяином в контексте усиленного заболевания значительно улучшило бы разработку безопасных и эффективных вакцин и терапевтических средств.

    Авторские взносы

    HY и MS разработали и написали первый черновик рукописи. AA вычитал и отредактировал рукопись.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Национальная библиотека Катара финансировала публикацию этой статьи.

    Сноски

    Список литературы

    Акоста, П. Л., Кабальеро, М. Т., и Полак, Ф. П. (2015). Краткая история и характеристика усиленного респираторно-синцитиального вирусного заболевания. Clin. Вакцина Иммунол. 23, 189–195. DOI: 10.1128 / CVI.00609-15

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Agrawal, A. S., Tao, X., Альгаиси, А., Гаррон, Т., Нараянан, К., Пэн, Б. Х. и др. (2016). Иммунизация инактивированной вакциной против коронавируса ближневосточного респираторного синдрома приводит к иммунопатологии легких при заражении живым вирусом. Гум. Вакцин. Immunother. 12, 2351–2356. DOI: 10.1080 / 21645515.2016.1177688

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ананаба, Г. А., и Андерсон, Л. Дж. (1991). Усиление антителами респираторно-синцитиального вируса, стимуляция продукции лейкотриенов макрофагоподобной клеточной линией. J. Virol. 65, 5052–5060.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Бардина, С. В., Бундук, П., Трипати, С., Дуэр, Дж., Фрер, Дж. Дж., Браун, Дж. А. и др. (2017). Усиление патогенеза вируса Зика за счет существовавшего ранее антифлавивирусного иммунитета. Наука 356, 175–180. DOI: 10.1126 / science.aal4365

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бакст Б. и Мейсон П. В. (1995). Вирус ящура подвергается ограниченной репликации в культурах клеток макрофагов после адсорбции, опосредованной Fc-рецептором. Вирусология 207, 503–509. DOI: 10.1006 / viro.1995.1110

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Боллес, М., Деминг, Д., Лонг, К., Агнихотрам, С., Уитмор, А., Феррис, М. и др. (2011). Двойная инактивированная вакцина против коронавируса от тяжелого острого респираторного синдрома обеспечивает неполную защиту у мышей и вызывает усиленный эозинофильный провоспалительный ответ легких при заражении. J. Virol. 85, 12201–12215. DOI: 10.1128 / JVI.06048-11

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бооннак, К., Дамбах, К. М., Донофрио, Г. К., Тассанитритеп, Б., и Марович, М. А. (2011). Специфичность клеточного типа и генетический полиморфизм хозяина влияют на антителозависимое усиление инфекции вирусом денге. J. Virol. 85, 1671–1683. DOI: 10.1128 / JVI.00220-10

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бурк Р., Боллинджер Л., Джонсон Дж. К., Вада Дж., Радошицкий С. Р., Паласиос Г. и др. (2016). Забытые филовирусы. FEMS Microbiol. Ред. 40, 494–519. DOI: 10.1093 / femsre / fuw010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Берк Д. С., Нисалак А., Джонсон Д. Э. и Скотт Р. М. (1988). Перспективное исследование инфекций денге в Бангкоке. Am. J. Trop. Med. Hyg. 38, 172–180. DOI: 10.4269 / ajtmh.1988.38.172

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кансел-Тирадо, С. М., Эванс, Р. Б., и Юн, К. Дж. (2004). Анализ на моноклональные антитела к эпитопам вируса репродуктивного и респираторного синдрома свиней, ассоциированных с антителозависимым усилением и нейтрализацией вирусной инфекции. Вет. Иммунол. Immunopathol. 102, 249–262. DOI: 10.1016 / j.vetimm.2004.09.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кардоса, М. Дж., Гордон, С., Хирш, С., Спрингер, Т. А., и Портерфилд, Дж. С. (1986). Взаимодействие вируса Западного Нила с первичными мышиными макрофагами: роль активации клеток и рецепторов для антител и комплемента. J. Virol. 57, 952–959.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Кардоса, М.Дж., Портерфилд, Дж. С., и Гордон, С. (1983). Рецептор комплемента опосредует усиленную репликацию флавивируса в макрофагах. J. Exp. Med. 158, 258–263. DOI: 10.1084 / jem.158.1.258

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чан, А. Х., Тан, Х. К., Чоу, А. Ю., Лим, А. П., Лок, С. М., Морленд, Н. Дж. И др. (2012). Антитело человека PrM, которое распознает новый криптический эпитоп на гликопротеине E денге. PLOS ONE . 7, e33451. DOI: 10.1371 / journal.pone.0033451

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чанас, А.С., Гулд, Э.А., Клегг, Дж. К., и Варма, М. Г. (1982). Моноклональные антитела к гликопротеину E1 вируса Синдбис могут нейтрализовать, усиливать инфекционность и независимо ингибировать гемагглютинацию или гемолиз. J. Gen. Virol. 58 (Pt 1), 37–46.

    Google Scholar

    Cimica, V., Boigard, H., Bhatia, B., Fallon, J. T., Alimova, A., Gottlieb, P., et al.(2016). Новая респираторно-синцитиальная вирусоподобная вакцина на основе частиц, состоящая из постфузионных и префузионных конформаций гликопротеина F. Clin. Вакцина Иммунол. 23, 451–459. DOI: 10.1128 / CVI.00720-15

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коломбейдж, Г., Холл, Р., Пави, М., и Лобигс, М. (1998). Иммунизация на основе ДНК и альфавируса белками prM и E вызывает долгоживущий и защитный иммунитет против флавивируса, вируса энцефалита долины Мюррей. Вирусология 250, 151–163. DOI: 10.1006 / viro.1998.9357

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Колпиттс, Т. М., Конвей, М. Дж., Монтгомери, Р. Р., Фикриг, Э. (2012). Вирус Западного Нила: биология, передача и заражение человека. Clin. Microbiol. Rev. 25, 635–648. DOI: 10.1128 / CMR.00045-12

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коннорс, М., Гизе, Н. А., Кулкарни, А. Б., Файерстоун, К.Ю., Морс, Х. С., и Мерфи, Б. Р. (1994). Усиление гистопатологии легких, вызванное заражением респираторно-синцитиальным вирусом (RSV) инактивированных формалином RSV-иммунизированных мышей BALB / c, устраняется истощением интерлейкина-4 (IL-4) и IL-10. J. Virol. 68, 5321–5325.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Коннорс, М., Кулкарни, А. Б., Файерстоун, К. Ю., Холмс, К. Л., Морс, Х. К., Сотников, А. В. и др. (1992). Легочная гистопатология, вызванная заражением респираторно-синцитиальным вирусом (RSV) инактивированных формалином RSV-иммунизированных мышей BALB / c, устраняется истощением CD4 + Т-клеток. J. Virol. 66, 7444–7451.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Корти, Д., Мисаси, Дж., Мулангу, С., Стэнли, Д. А., Канекиё, М., Воллен, С. и др. (2016). Защитная монотерапия против летальной инфекции вируса Эбола с помощью мощно нейтрализующего антитела. Science 351, 1339–1342. DOI: 10.1126 / science.aad5224

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    де Алвис, Р., Смит, С. А., Оливарес, Н. П., Мессер, В. Б., Huynh, J.P., Wahala, W.M. и др. (2012). Идентификация нейтрализующих антител человека, которые связываются со сложными эпитопами вирионов денге. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, 7439–7444. DOI: 10.1073 / pnas.1200566109

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    de Alwis, R., Williams, K. L., Schmid, M. A., Lai, C. Y., Patel, B., Smith, S. A., et al. (2014). Вирусы денге усилены отдельными популяциями серотипных перекрестно-реактивных антител в иммунной сыворотке человека. PLoS Pathog. 10: e1004386. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1004386

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Де Сварт, Р. Л., Куикен, Т., Тиммерман, Х. Х., ван Амеронген, Г., Ван Ден Хуген, Б. Г., Вос, Х. В. и др. (2002). Иммунизация макак инактивированным формалином респираторно-синцитиальным вирусом (RSV) вызывает гиперчувствительность, связанную с интерлейкином-13, к последующей инфекции RSV. J. Virol. 76, 11561–11569. DOI: 10.1128 / JVI.76.22.11561-11569.2002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    де Сварт, Р. Л., ван ден Хооген, Б. Г., Куикен, Т., Херфст, С., ван Амеронген, Г., Юксель, С., и др. (2007). Иммунизация макак метапневмовирусом человека, инактивированным формалином, вызывает гиперчувствительность к инфекции hMPV. Vaccine 25, 8518–8528. DOI: 10.1016 / j.vaccine.2007.10.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    de Wit, E., van Doremalen, N., Фальзарано, Д., Мюнстер, В. Дж. (2016). SARS и MERS: недавние исследования новых коронавирусов. Нат. Rev. Microbiol. 14, 523–534. DOI: 10.1038 / nrmicro.2016.81

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Dejnirattisai, W., Jumnainsong, A., Onsirisakul, N., Fitton, P., Vasanawathana, S., Limpitikul, W., et al. (2010). Перекрестно реагирующие антитела усиливают инфицирование людей вирусом денге. Наука 328, 745–748. DOI: 10.1126 / наука.1185181

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дейнираттисай, В., Супаса, П., Вонгвиват, В., Рувински, А., Барба-Спаэт, Г., Дуангчинда, Т. и др. (2016). Серологическая перекрестная реактивность вируса денге приводит к антителозависимому усилению инфицирования вирусом Зика. Нат. Иммунол. 17, 1102–1108. DOI: 10.1038 / ni.3515

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дельгадо, М. Ф., Ковьелло, С., Монсальво, А. К., Меленди, Г.А., Эрнандес, Дж. З., Баталле, Дж. П. и др. (2009). Отсутствие созревания аффинности антител из-за плохой стимуляции Toll-подобных рецепторов приводит к усилению респираторно-синцитиального вирусного заболевания. Нат. Med. 15, 34–41. DOI: 10,1038 / нм 1894

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэн, Н., Уивер, Дж. М., и Мосманн, Т. Р. (2014). Разнообразие цитокинов в Th2-доминирующем ответе человека против гриппа, вызванном вариабельной экспрессией цитокинов Th2-клетками и небольшой популяцией незафиксированных клеток IL-2 + IFNγ- Thpp. PLoS ONE 9: e95986. DOI: 10.1371 / journal.pone.0095986

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Даймонд, М. С., Пирсон, Т. К. (2015). Молекулярное понимание патогенеза вируса денге и его значения для борьбы с болезнями. Cell 162, 488–492. DOI: 10.1016 / j.cell.2015.07.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Энди, Т. П., Нисалак, А., Чунсуттитват, С., Вон, Д. В., Грин, С., Эннис, Ф. А. и др. (2004). Связь уровней существовавших ранее нейтрализующих антител к вирусу денге (DV) с виремией и тяжестью заболевания в проспективном когортном исследовании DV-инфекции в Таиланде. J. Infect. Дис. 189, 990–1000. DOI: 10.1086 / 382280

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фибриансах, Г., Тан, Дж. Л., Смит, С. А., де Альвис, А. Р., Нг, Т. С., Костюченко, В. А. и др. (2014). Мощное человеческое антитело против лихорадки денге предпочтительно распознает конформацию мономеров белка Е, собранных на поверхности вируса. EMBO Mol. Med. 6, 358–371. DOI: 10.1002 / emmm.201303404

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фибриансах, Г., Тан, Дж. Л., Смит, С. А., де Альвис, Р., Нг, Т. С., Костюченко, В. А. и др. (2015). Высокоэффективное человеческое антитело нейтрализует вирус денге серотипа 3, связываясь с тремя поверхностными белками. Нат. Commun. 6: 6341. DOI: 10.1038 / ncomms7341

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фишер, В., Perkins, S., Theiler, J., Bhattacharya, T., Yusim, K., Funkhouser, R., et al. (2007). Поливалентные вакцины для оптимального охвата потенциальных Т-клеточных эпитопов в глобальных вариантах ВИЧ-1. Нат. Med. 13, 100–106. DOI: 10,1038 / нм1461

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Флипс Дж., Вильшут Дж. И Смит Дж. М. (2013). Молекулярные механизмы, участвующие в антителозависимом усилении инфицирования вирусом денге у людей. Трафик 14, 25–35.DOI: 10.1111 / tra.12012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фуруяма В., Марзи А., Кармоди А. Б., Маруяма Дж., Курода М., Миямото Х. и др. (2016). Опосредованный Fcγ-рецептором IIa сигнальный путь Src имеет важное значение для антителозависимого усиления вирусной инфекции Эбола. PLoS Pathog. 12: e1006139. DOI: 10.1371 / journal.ppat.1006139

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Галлихотта, Э.Н., Видман, Д. Г., Юнт, Б. Л., Вахала, В. М., Дурбин, А., Уайтхед, С. и др. (2015). Эпитоп новой четвертичной структуры на вирусе денге серотипа 2 является мишенью для устойчивых типоспецифичных нейтрализующих антител. MBio 6: e01461–15. DOI: 10.1128 / mBio.01461-15

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гаугер, П. К., Винсент, А. Л., Ловинг, К. Л., Хеннингсон, Дж. Н., Лагер, К. М., Янке, Б. Х. и др. (2012). Кинетика развития поражения легких и провоспалительный цитокиновый ответ у свиней с вакцино-ассоциированным усиленным респираторным заболеванием, вызванным заражением пандемическим (2009 г.) вирусом гриппа A / h2N1. Вет. Патол. 49, 900–912. DOI: 10.1177 / 0300985812439724

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Инфекции дыхательных путей (ИРО) — NHS

    Инфекции дыхательных путей (ИРО) могут поражать носовые пазухи, горло, дыхательные пути или легкие. Большинство ИРТ проходят без лечения, но иногда вам может потребоваться посещение терапевта.

    Проверьте, есть ли у вас ИРО.

    Симптомы ИРО включают:

    • кашель — возможно выделение слизи (мокроты)
    • чихание
    • заложенный или насморк
    • боль в горле
    • головные боли
    • мышцы боли
    • одышка, сжатие в груди или хрипы
    • высокая температура (лихорадка)
    • общее недомогание

    Что вы можете сделать самостоятельно

    Большинство ИРТ проходят в течение 1-2 недель.Обычно вы можете лечить свои симптомы дома.

    Делать

    • отдохни

    • Пейте много воды, чтобы разжижить слизь и облегчить кашель

    • Выпейте горячий напиток с лимоном и медом, чтобы успокоить кашель (не подходит для младенцев)

    • полоскать горло теплой соленой водой, если у вас болит горло (детям не следует пробовать это)

    • поднимайте голову во время сна, используя дополнительные подушки, чтобы облегчить дыхание и очистить грудь от слизи

    • использовать обезболивающие для снижения температуры и облегчения боли в горле, головных и мышечных болей

    Не

    • не позволяйте детям вдыхать пар из чаши с горячей водой, так как есть риск ожога

    • Не давайте аспирин детям до 16 лет

    • не курите — это может ухудшить ваши симптомы

    Как приготовить горячий напиток с лимоном и медом

    1. Выжмите половину лимона в кружку с кипяченой водой.
    2. Добавьте 1-2 чайные ложки меда.
    3. Пейте пока еще теплым.

    Не давайте горячие напитки маленьким детям.

    Как полоскать горло соленой водой

    1. Растворите половину чайной ложки соли в стакане теплой воды — теплая вода способствует растворению соли
    2. Полощите раствор, затем выплюньте его — не глотайте
    3. Повторите столько раз, сколько захотите

    Фармацевт может помочь с ИРО

    Фармацевт может предложить лечение, которое поможет облегчить ваши симптомы, например, противоотечные средства и спреи для носа.

    Вы также можете купить лекарства от кашля и леденцы от горла, хотя доказательств их эффективности мало.

    Некоторые препараты содержат парацетамол и ибупрофен.

    Если вы принимаете эти лекарства по отдельности, будьте осторожны и не принимайте больше рекомендованной дозы.

    Некоторые виды лечения не подходят детям, младенцам и беременным женщинам. Ваш фармацевт может посоветовать вам лучшее лечение для вас или вашего ребенка.

    Информация:

    Позвоните в аптеку или свяжитесь с ними через Интернет, прежде чем идти лично. Вы можете заказать доставку лекарств или попросить кого-нибудь забрать их.

    Несрочный совет: обратитесь к терапевту, если:

    • вы чувствуете себя очень плохо или ваши симптомы ухудшаются
    • вы кашляете кровью или окровавленной слизью
    • вы кашляете более 3 недель
    • вы беременны
    • вы старше 65
    • у вас есть ослабленная иммунная система — например, из-за того, что у вас диабет или вы проходите химиотерапию
    • , у вас есть хроническое заболевание, такое как сердце, легкие или почки

    У вас может быть пневмония, если у вас есть симптомы суровы.

    Информация:

    Обновление коронавируса: как связаться с GP

    По-прежнему важно получить помощь от терапевта, если она вам нужна. Чтобы связаться с вашим терапевтом:

    • посетите их веб-сайт
    • используйте приложение NHS
    • позвоните им

    Узнайте об использовании NHS во время коронавируса

    Лечение у вашего терапевта

    Лечение будет зависеть от причины вашего ИРТ:

    • вирус (например, простуда) — обычно это проходит само по себе через несколько недель, и антибиотики не помогают
    • бактерии ( например, пневмония) — ваш терапевт может назначить антибиотики (убедитесь, что вы прошли весь курс в соответствии с рекомендациями терапевта, даже если вы почувствуете себя лучше)

    Иногда может потребоваться анализ образца слизи, чтобы выяснить, что вызывает у вас РТИ.

    Использование антибиотиков

    Антибиотики используются только для лечения бактериальных инфекций. Они не используются для лечения вирусных инфекций, потому что не работают с этим типом инфекции.

    Как избежать передачи ИРО другим:

    • Прикрывайте рот, когда кашляете или чихаете
    • Регулярно мойте руки
    • Немедленно выбрасывайте использованные салфетки

    Как избежать заражения ИРО

    Если вы продолжаете получать ИРО или вы подвержены высокому риску заразиться им (например, потому что вам больше 65 лет или у вас серьезное хроническое заболевание), вам следует:

    Причины и типы ИРО

    ИРО часто бывают распространяется при кашле и чихании инфицированного человека.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.