Тиф брюшной болезнь: Брюшной тиф — причины, признаки и симптомы, лечение

Содержание

Брюшной тиф – зловещий спутник человечества

#
: 20 Авг 2019 , История «певчей» хромосомы , том 83,
№3

«Рекомендуются следующие прививки…» – такое упоминание мелким шрифтом вы можете встретить в путеводителе, собираясь в отпуск в экзотическую страну. Пробежав взглядом список рекомендаций, взгляд упрется в слова – «брюшной тиф». Зачем вам прививки от забытой болезни, которой не болел никто из ваших знакомых? Ошибка будет в самом вопросе. С чего вы взяли, что брюшного тифа нет среди нас? И сегодня от этой болезни умирают люди. Брюшной тиф был, есть и будет угрозой, которая ждет своего часа и возможности. Корни его истории уходят в далекое прошлое нашего вида, и она не закончилась с приходом таких благ цивилизации, как гигиена и антибиотики, но обрела новое будущее

Брюшной тиф вызывается бактериями из рода Salmonella. И сальмонеллы, и их родственники эшерихии, к которым принадлежит широко известная кишечная палочка, населяют большинство кишечников на планете. Вот только E. coli и ее собратья по большей части полезные симбионты, помогающие переваривать пищу. А род сальмонелл занимается противоположным, выкашивая целые популяции видов. И человек не является исключением.

Классификация современных сальмонелл основана на изучении их антигенной структуры и очень сложна, но с точки зрения заразности медиков интересуют две самостоятельные формы (вида): S. enterica и S. bongorica. Это близнецы с разной специализацией: первый вредит теплокровным, второй – ​холоднокровным рептилиям и рыбам (Fookes et al., 2011). Учитывая возраст разделения от общих предков (около 100 млн лет назад), не исключено, что где-то в меловом периоде самые устрашающие ящеры могли страдать от самой устрашающей диареи, вызванной доисторическим сальмонеллезом.

Среди S. enterica мы обнаружим 2,5 тыс. серотипов или разновидностей, специализирующихся на видовом разнообразии нашей планеты. Большинство из них, попав в наш организм, вызывает похожие последствия и симптомы, объединенные под общим названием страшного заболевания – ​брюшной тиф.

В глубинах античности

Античность относительно бедна на описания заболеваний, но это не из-за нежелания или ненаучности подхода древних, а из-за схожести симптомов и невозможности разделить патологии. Да и кто будет подробно описывать единичные случаи болезни, когда речь идет о бедном гражданине Спарты, а не о личности масштаба и размаха Цезаря.

Бюст крупнейшего древнегреческого историка Фукидида. Королевский музей Онтарио. Public DomainК счастью для ученых, тиф не выбирает жертв, исходя из их значимости. Так, непрерывную, казалось бы, череду завоеваний Александра Великого прервала, по-видимому, или сальмонелла, или малярийный плазмодий (Cunha, 2004). Болезнь длилась с 29 мая по 10 июня 323 г. до н. э., а дело происходило в Вавилоне, где наиболее вероятными инфекционными болезнями в то время были малярия и тиф. Но дальше в диагнозе Александра все непросто.

Первые системные описания симптомов брюшного тифа дал знаменитый Гиппократ: основными из них являются лихорадка, нарушения сознания, вздутие живота, бледно-розовая сыпь и, конечно же, диарея (Khosla, 2008). В случае Александра у нас есть лишь несколько симптомов: холодный пот, лихорадка, слабость и бред в последние дни жизни.

Но до появления медицинских термометров в первой половине XVIII в. понятие лихорадка была оценочной характеристикой, записанной со слов свидетелей. И Гиппократ, и Арриан, и Плутарх использовали слово «лихорадка» в самом разном контексте. Достаточно принять, что в описании была сделана небольшая неточность (например, не указана периодичность подъема температуры), и мы будем вынуждены оставить только малярию. Но на основе описанных симптомов ученые все же склоняются к тифу (Emmeluth, 2004).

Когда заболел основатель Римской империи Гай Октавиан Август, у нас осталось описание тяжелой лихорадки без озноба или пауз, слабости и болей в животе. В 23 г. до н. э. ко двору заболевшего Августа вызвали Антония Муса, врача для богатых, прописывавшего болезным вельможам ароматические масла и прогулки на свежем воздухе. Антоний рекомендовал холодные ванны, компрессы и обильное питье. И через пару недель императору действительно стало легче (Prioreschi, 1998).

Чума Афин

Самым ярким примером массовых случаев заболевания брюшным тифом в период античности служит «чума Афин» (430—426 гг. до н. э.), изменившая облик Эллады и, по мнению некоторых историков, послужившая одной из причин заката эллинской цивилизации. В Афинах она унесла каждую четвертую жизнь. До сих пор причина этой эпидемии – ​предмет тысяч научных споров и десятков не менее спорных диссертаций. Но постараемся объективно взглянуть на известное нам сегодня.

За необходимым материалом нам, во‑первых, придется спуститься в яму для массовых захоронений на древнем кладбище Керамейкос в Афинах. Датируется оно около 430 г. до н. э., периодом разгара эпидемии. Во-вторых, познакомиться с описанием эпидемии, данной Фукидидом – ​древнегреческим историком, ученым и философом, который сам переболел и выздоровел (Burns, 2010). Определяя свою цель как «отыскание истины», Фукидид называл себя «врагом анекдотов, вымыслов, поэтических прикрас», заявляя, что «не стремится к занимательности», и противопоставлял свой труд произведениям поэтов и «логографов», бездумно записывающих факты.

По словам Фукидида, болезнь «исходила из Эфиопии, будучи завезенной к грекам через Египет и Ливию». Он связывает ее с наплывом беженцев и военных и скверной гигиеной. Саму же чуму описывает как «настолько сильную и смертельную, что никто не мог вспомнить подобной нигде ранее». Все начиналось с «сильной боли в голове, покраснения и воспаления глаз, затем внутреннее горло и язык становились кроваво-красными, а дыхание – ​шумным и неприятным. После этого следовали чихание и охриплость, вскоре после этого боль вместе с сильным кашлем проникала в грудь. И когда оно обосновывалось в животе, начиналась рвота, с большим мучением происходила желчная чистка… Внешне тела зараженных не были ни слишком горячими, ни слишком бледными… Но внутренний жар был невыносим, они не могли стерпеть и самой легкой льняной одежды, ничего, кроме наготы… Многие обладали неутомимой жаждой… спали от бессилия… Большинство умирали от внутреннего жара в течение 7—9 дней… но если болезнь отступала, то она больше к этому человеку не возвращалась…» (The History of the Peloponnesian War…, 1989, p. 115—118).

Керамейкос – знаменитое древнее кладбище в древних Афинах. Фото DerHexer.  © CC-BY-4.0

В 1994—1995 гг. на месте массовых захоронений удалось обнаружить останки примерно полутора сотен афинян, похороненных в братской могиле – ​простой яме неправильной формы. Тела погибших образовали более пяти последовательных слоев. В нижних слоях большинство лежали упорядоченно, с головами, направленными в одну сторону. Верхние же представляли настоящую груду тел. Поспешный и нерелигиозный способ погребения вкупе с датировкой говорит, что это эпидемический могильник, а не военное захоронение. В последнем случае более вероятны индивидуальные могилы или кремация. Кроме того, братские могилы вообще довольно редки в древнегреческом мире.

Для исследования у трех случайно выбранных останков взяли зубную пульпу, не подверженную гниению и к тому же стерильную, где и были обнаружены фрагменты микробной ДНК (Papagrigorakis et al., 2006). Их удалось расшифровать и сравнить с геномами современных микроорганизмов. Результаты показали наибольшее (до 93 %) совпадение с бактерией Salmonella enterica, серотип tiphy (тиф). Совместив эти данные с рассказами Фукидида и других авторов, мы можем поставить ретроспективный диагноз: брюшной тиф.

Впрочем, касательно данного исследования имеется много всевозможной критики. В условиях антисанитарии в закрытом городе может вспыхнуть десяток эпидемий разных болезней, сливающихся в общий мор. Хватит ли трех зубных пульп, чтобы определить причину чумы Афин – ​крупнейшей эпидемии античности? Возможно, да, а возможно, и нет, но одно мы знаем точно: тиф участвовал в этой «пляске смерти».

«Война – ​отец всего» (Гераклит)

Но что ускользнуло от внимания военного историка, так это связь болезни с войной. До того, как тиф попал в город, он путешествовал не сам по себе, а вместе с армиями. А уж армия, заключенная в городе среди тысячного гражданского населения, раскрывала эпидемический потенциал заболевания в полном объеме.

На смену греческой цивилизации пришла Римская империя. Был ли знаменитый древнеримский легион рассадником болезней и чумных поветрий? И да, и нет. Каждый командир легиона командовал отрядом в 5 тыс. воинов, включая кавалеристов и вспомогательные войска. Благополучие множества людей и животных, содержавшихся концентрированно, поддерживалось собственным медицинским персоналом, освобожденным от общевойсковых обязанностей. Но пять веков апогея римской военной машины вплоть до 476 г. н. э., в течение которых армии с золотыми орлами покоряли Западную Европу, Ближний Восток и Северную Африку с их малоизученными эндемичными болезнями, стали и вызовом врачам – ​современникам этих походов.

Рисунок и описание мандрагоры – иллюстрация из рукописи VII в. De Materia Medica древнегреческого военного врача Педания Диоскорида. Национальная библиотека (Неаполь). Public DomainРимская медицина шла победным маршем вслед за легионами. Величайшие доктора того времени, вроде Клавдия Галена, получили возможность описать симптомы таких болезней, как тиф, малярия, шистосомоз, оспа и дизентерия.

В 4 в. н. э. Флавий Вегетий Ренат первым поднял вопросы санитарии и гигиены в вооруженных силах, в частности во время стояния войск лагерем. Другой известный врач, Корнелий Цельс, составил обширный каталог лекарственных средств и советов по их использованию. Плиний связывал появление симптомов дизентерии с низким качеством воды и предлагал солдатам жевать листья ежевики и даже кору лиственных деревьев (Belfiglio, 2017). При лихорадке рекомендовали пажитник, который обычно использовали при болезнях лошадей. От жара назначали укроп, от головной боли – ​ромашку (Bell, 2005). А Квинт Гаргилий Марциал, систематизировавший правила и способы выращивания лекарственных растений, по сути, продвинул на шаг вперед фармакологию (Spurr, 2016).

Фантастические по новаторству и детализации идеи римских медиков далеко опередили свое время, а заложенные ими основы гигиены и научный подход постепенно отделяли эффективные лекарства и меры от неэффективных. Первые лечебные средства по своему составу были близки к тем, что стали использовать позднее. Тот же пажитник, к примеру, действительно обладает противовоспалительным эффектом, а богатая салицилатами кора ивы спустя столетия превратилась в аспирин.

Римские врачи ничего не слышали о микробиологии, но знали, что болезни могут передаваться от одного человека к другому. И анализировали пути их передачи и распространения.

Этому во многом способствовал научный обмен. Многие доктора того времени получали образование в медицинских школах в Книде, Афинах и других городах Греции, а также в Египте. На основе методов дедукции в этих школах родились идеи о существовании патогенных микроорганизмов. В I в. до н. э. Марк Терентий Варрон писал: «Cуществует патоген, живой он слишком мал, чтобы быть замеченным; он входит в тело через рот и нос, размножается и производит многие заболевания, устойчивые к лечению».

Наблюдение Фукидида, что оправившиеся от чумы афиняне больше не заболевали и могли помогать больным без риска для жизни, было очень важным. И римское научное сообщество не обошло его стороной. Не имея средств различать вирусы и бактерии и лишь в смутных теориях догадываясь о существовании микромира, римские пионеры науки тем не менее начали строить первые теории иммунитета.

Первым человеком в мире, который воспользовался идеей иммунизации, стал царь Митридат Понтийский. Он отыскивал среди переболевших солдат выздоровевших или незаболевших и проверял их невосприимчивость при контакте с больными. В итоге 15 добровольцев с врожденным / приобретенным иммунитетом были направлены в госпиталь во время эпидемии тифа.

Но все, что знали и развивали римские врачи, все те основы, которые были заложены греческими медицинскими школами, на долгое время уйдет в небытие вместе с распадом Римской империи. А всем, кто последует за ними, придется начинать сначала.

Лихорадка «по Шекспиру»

Эпоха переселения народов и средневековая медицина практически ничего не привнесли в борьбу с тифом. На долгое время болезнь получила абстрактное название «лихорадка», смешавшись с десятком подобных заболеваний, в том числе сыпным тифом. Нет ни детального описания масштабных эпидемий, ни датированных захоронений… Но тиф никуда не делся, и истории любых длительных скоплений людей в одном месте упорно о нем напоминают. Особенно хорошо это видно на примерах знаменитых осадных сражений.

Король Генрих V. Картина неизвестного художника, XVI в. Британская королевская коллекция. Public DomainАпогеем всех средневековых войн стала Столетняя война между Англией и Францией, а самым ярким ее событием – ​сражение при Азенкуре. Следы нашего патогена мы найдем, если обратимся к одной из осад, предшествовавших этой битве. Речь идет об осаде Арфлера в Нормандии, буквально в двух шагах от Азенкура. Возглавлял поход и осаду Генрих V, тот самый принц, прожигатель жизни и друг Фальстафа из произведений Шекспира.

В августе 1415 г. восьмитысячная армия осадила портовый Арфлер с гарнизоном в сто человек. Город сдался в сентябре того же года, но при этом в одном месте более месяца простояли несколько тысяч человек и лошадей. За это время Генрих потерял четверть своей армии: причина – ​кровавый понос и лихорадка. Все военные подразделения, проводившие осады и в эпоху Античности, и в Средние века, сталкивались с этой неизменной троицей проблем: холера, дизентерия и тиф, или, говоря средневековым языком, лихорадка, понос и сыпь. И неважно, чья это была армия: Эдуарда III во время осады Кале в 1346 г. или крестоносцев в 1097 г. под Антиохией (Riley-Smith, 2003).

Но осада Арфлера – ​пример не случайный. Армию Генриха во многом сократили рациональные действия осажденных, а вовсе не эпидемиологическая случайность. Когда войска подходили к городу, горожане открыли шлюзы близлежащей плотины, затопив окрестные поля. Осада в затопленной местности стоила Генриху чуть ли не всей компании: болезнь забрала даже таких высокопоставленных людей, как Ричард Кортни, епископ Норвич, и как минимум полторы тысячи больных солдат пришлось отправить домой (Curry, 2015; Prestwich, 1996; Sumption, 1990).

В чем же состоял урок этой осады, который так и не был вынесен? Основной способ распространения тифа – ​орально-фекальный. Грязная вода или овощи, удобренные канализационными стоками, – ​вот верный способ спровоцировать эпидемию.

Но чтобы бороться с болезнью, нужно сначала поставить диагноз. Для этого необходимо отделить все похожие заболевания и возбудителей и создать единую концепцию заболевания, в рамках которой можно будет заняться изучением ее патогенеза и поиском лекарств.

Но пройдет еще 250 лет, прежде чем в 1659 г. английский доктор Томас Уиллис, один из основателей Лондонского королевского общества, точно опишет брюшной тиф, основываясь исключительно на клинических наблюдениях за своими пациентами. И таким образом заложит следующий, после Фукидида, камень в научный фундамент понимания болезни (Emmeluth, 2004).

Новым болезням – новые доктора

Постепенное нарастание темпов индустриализации общества в Новое время сопровождалось своими плюсами и минусами. Перенаселение, голод, новые болезни из колоний, с одной стороны, и расцвет научной мысли – ​с другой. Все это было смешано, и из этой смеси возник фундамент новой медицины.

Новые болезни – ​новые ученые. Пьер Шарль Александр Луи, французский врач, заложивший основы эпидемиологических исследований, первым ввел стандартизацию ведения историй болезни, создал таблицы и инструкции по их заполнению. Этот скрупулезный и дотошный доктор одним из первых описал характеристики и симптомы брюшного тифа в соответствии с собственноручно разработанными стандартами.

Портретная группа самых выдающихся деятелей Лондонского королевского общества по развитию знаний о природе – одного из старейших научных обществ в мире. Гравюра на дереве, 1885 г. © CC-BY-4.0

Систематизированные материалы по тифу создали отличную базу для его изучения, но по-прежнему не хватало деталей пазла, а именно базовых знаний, откуда берется тиф. Многие признавали связь между тифом и загрязненной пищей или напитками, но не понимали, как именно переносится болезнь. Например, американский санитарный инженер Джордж Сопер считал, что виной всему служит один из видов пресноводных моллюсков, и активно боролся с этими моллюсками.

До 1860-х гг. в России не признавали разделение тифа на сыпной и брюшной. Что и неудивительно: вши и другие паразиты, обычные для того времени, смазывали симптоматику.


Российские врачи получали свой первый опыт за рубежом. Например, С. П. Боткин, фактически заложивший основы эпидемиологического сообщества в России, стажировался у самых именитых врачей в Кенигсберге, Вюрцбурге и Берлине. Он начал масштабные исследования в России не только тифа, но и скарлатины, дифтерии, натуральной оспы и холеры.


Ученики Боткина продолжили его исследования, не опережая немцев, но и не уступая им. Н. А. Виноградов, профессор, а затем декан Казанского университета, опубликовал результаты своих собственных исследований тифа: «О лечении перемежающейся лихорадки холодной водой» (1860), «О гнездной пигментации кожи при затяжной перемежающейся лихорадке» (1884). Огромный вклад в выделение сыпного тифа в период сербско-турецкой войны внес В. Т. Покровский, сам скончавшийся от этой болезни.


В 1896 г. в Томске была создана первая в Сибири станция по изготовлению лечебных сывороток. В предвоенные годы там производилось до 30 видов вакцин, сывороток и анатоксинов. Уже во время Первой мировой войны было налажено масштабное производство тройной вакцины тифо-паратифозно-дизентерийного назначения

Первые шаги в определении путей распространения и механизмов передачи тифа сделал английский сельский врач Уильям Бадд (Moorhead, 2002). В 1838 г., во время вспышки брюшного тифа в местной деревне он пришел к выводу, что «яды» размножаются в кишечнике больных, присутствуют в их выделениях и могут передаваться здоровым через загрязненную воду. Для предотвращения дальнейшего распространения заболевания он предложил строгую изоляцию больных.

В 1841 г. Бадд переехал в Бристоль, где начал карьеру хирурга. В это время в Лондоне и других крупных городах Англии свирепствовала холера, при том что многие доктора не могли отличить ее от тифа. В свое время английский врач Джон Сноу очень подробно изучал вспышку холеры на Брод-стрит в Лондоне, когда погибло больше 500 человек. Именно с его подачи научный мир получил определения «очаг инфекции», «двойной слепой эксперимент», узнал про фекальный способ распространения холеры и тифа через канализацию. Бадд, базируясь на своей теории и познакомившись с эссе Сноу об эпидемии холеры, принял меры для защиты водоснабжения Бристоля от фекальных вод. Согласитесь, это звучит разумнее, чем борьба с улитками. Бадд декларировал важность работ и других ученых, своих бристольских коллег-врачей Фредерика Бриттана и Джозефа Гриффитса Суэйна, которые пытались опровергнуть господствующую в то время теорию, согласно которой причиной заболеваний являются плохие миазмы в воздухе.

Портрет английского врача У. Бадда. Литография А. Б. Блэка, 1862 г. © CC-BY-4.0То, что на основе исследований Бадда и Сноу наконец-то были сделаны выводы и начали строить водоочистные сооружения, не обычный вывод из научной работы, а, скорее, следствие накопившегося вороха проблем. Ко второй половине XIX в. индустриализация и рост городов привели к значительному ухудшению санитарных условий в урбанизированной местности. Когда в 1858 г. умер английский принц Альберт, возникло подозрение, что причиной его смерти стал брюшной тиф. Его смерть сдвинула этот камень преткновения, с одной стороны, заставив исследовать причины возникновения этой болезни, с другой – ​запустив масштабную реконструкцию канализации.

Но дифференцировать тиф без понимания того, как выглядит патоген и где его искать, было нелегко. Однако ученые не сдавались. Изменения на слизистой оболочке кишечника в 1816—1819 гг. обнаружил выдающийся французский врач Пьер Фидель Бретонно. Ряд точных описаний брюшного тифа добавил в 1837 г. американец Уильям Герхард, который разделил тип на сыпной и брюшной, тщательно классифицировав симптомы (Smith, 1980). К сожалению, научное сообщество того времени не признало такое разделение и все еще считало тиф единым заболеванием. Хотя сыпной тиф вызывают совсем другие микроорганизмы – ​риккетсии, которые еще только предстояло изучить.

К концу XIX в. про тиф знали практически все: как заболеть, сколько болеть, какие будут симптомы – ​практически все, кроме самого главного: что это такое?

Сдвинуть дело не удалось, пока Джозеф Листер в 1830 г. не изготовил микроскоп с точкой точной фокусировки исходного изображения, куда мог поместиться любопытный глаз ученого. Вторая проблема состояла в детализации: разрешение изображения оставалось на уровне изобретателя микроскопа Левенгука, пока в 1870-х гг. Эрнест Аббе не стал использовать иммерсионные линзы с водой и маслом. Так появился фокус, а четкость изображения увеличилась десятикратно (Gaffky, 1884).

Немецкая «сборная»

С усовершенствованием технологий удалось наконец сдвинуть и проблему идентификации возбудителя брюшного тифа: в 1880 г. немецкий бактериолог Карл Эберт нашел и описал потенциального виновника – ​палочкообразную бациллу. Через четыре года этот вывод подтвердил его соотечественник Георг Гаффки, с подачи которого бацилла получает имя Eberthella typhi (Struck, 1881). Бинго! Теперь мы точно знаем врага в лицо.

Немецкий врач и бактериолог Г. Гаффки. Институт Роберта Коха (Берлин). © CC-BY-SA 3.0 deКак только бактерия была идентифицирована, диагностика брюшного тифа стала намного проще. Достаточно было взять больного с симптомами, описанными Герхардом, поискать в его биоматериалах с помощью линзы Листера бациллу, описанную Эбертом, а потом свериться с уточнениями Гаффки. И диагноз готов: тиф!

Чтобы продвинуться дальше хотя бы на шаг, нужна была сама бацилла, в прямом смысле слова. Гаффки научился выделять ее из материалов, взятых у больных. Но он бы не смог сделать это в одиночку – ​здесь мы имеем дело с немецкой школой эпидемиологов. Гаффки работал под руководством знаменитого Роберта Коха, получившего Нобелевскую премию за открытие туберкулезной палочки, а одним из ассистентов Коха был Юлиус Петри, изобретатель «чашки Петри» для культивирования микроорганизмов. Гаффки посвятил годы совершенствованию методов культивирования бацилл. Именно он освоил массовое выращивание бактерий в чашках Петри, наполняя их желатином, чтобы увеличить их численность, или фенолом – ​чтобы убить.

Наследие Коха и его команды осталось жить. Рихард Пфейффер и Вильгельм Колле, ученики и ассистенты Коха, в 1896 г. доказали, что прививка убитыми бактериями приводит к появлению у пациента иммунитета к брюшному тифу. Ученые ввели убитые фенолом бациллы тифа в добровольца, проследив за его иммунологической реакцией, фактически создав одну из первых инактивированных вакцин (Groeschel and Hornick, 1981). Спустя почти 2 тыс. лет после Митридата Понтийского и всего на несколько месяцев раньше, чем это удалось сделать британцу, сэру Алмроту Райту. На конференции в Нью-Йорке в 1913 г. американский военный врач Фредерик Рассел заявил, что публикация исследований Пфайффера и Колле предшествует статье Райта, отдав пальму первенства немцам.

В США вакцина появилась благодаря работам Рассела только в 1909 г. В этой гонке американцы серьезно отставали от европейцев, а это была именно гонка. Военные конфликты в мире не прекращались, и эпидемиологическая обстановка в пострадавших городах не могла измениться мгновенно. В конце XIX в. смертность от брюшного тифа в одном Чикаго составляла около 65 на 100 тыс. человек в год.

Тифозная Мэри

Но даже имея микробиологические знания и рабочую вакцину, ученые были далеки от полного понимания механизма возникновения болезни. А такие сюрпризы, как история Мэри Маллон, ставили в тупик и повергали в ужас несколько поколений ученых умов (Marineli et al., 2013).

Мэри приехала в США из Ирландии и зарабатывала на жизнь, работая кухаркой. 4 августа 1906 г. она устроилась в семью банкира Уоррена, снимавшего дом в фешенебельном районе на Лонг-Айленде. И случилось поразительное: при отсутствии в то время в городе эпидемии тифа с 27 августа по 3 сентября в семье заболели сразу 11 человек.

Статья, посвященная М. Маллон – «Тифозной Мэри», была опубликована 20 июня 1909 г. в газете The New York American. Public Domain

Владельцев дома этот факт крайне озаботил, и они наняли медиков для поиска возможных причин. Расследование возглавил санитарный инженер Джордж Сопер. Побывав на предыдущих местах ее работы, он узнал, что за последние пару лет она уже восемь раз меняла работодателя и каждый раз увольнялась, когда вокруг начинали болеть тифом (Bull, 1939). По ходатайству Сопера Мэри была арестована. Анализ показал настолько высокий уровень носительства инфекции, что газеты дали ей прозвище «тифозная Мэри». Ее изолировали в отдельном доме на территории больницы Риверсайд, так далеко от массовых скоплений людей, как это было возможно.

Но история на этом не закончилась. После жалоб Мэри в прессу на несправедливое заточение с нее сняли ограничения при условии добровольного отказа от профессий, связанных с кулинарией. Мэри согласилась и исчезла. Чтобы в 1915 г. «дебютировать» как причина новой эпидемии тифа в одном из роддомов, где она только среди персонала заразила 25 человек. В итоге ее вернули обратно, практически в заточение, где она и провела остаток жизни.

Но ее пример вскрыл большую проблему в необходимости расследования подобных эпидемий от начала и до конца, включая поиск «нулевого» пациента. Все это привело к ужесточению мониторинга заболеваний тифом и системности в наблюдениях. Мэри умерла в 1938 г. – ​к этому году в США было найдено и заключено под принудительную опеку 237 скрытых носителей тифа (Marineli et al., 2013).

Но если к концу XIX в. уже существовала вакцина и имелись методы предотвращения и распространения заболевания, то почему Мэри не была вылечена и не вернулась в социум?

В 1896 г. французский бактериолог Джордж Видаль сообщил миру, что он разработал экспресс-тест на брюшной тиф с использованием сыворотки переболевших пациентов. Проще говоря, теперь можно было легко выяснить, есть ли у вас иммунитет или вас надо прививать.

Антибиотики или вакцины?

Поиски эффективного лекарства от тифа затянулись до 1947 г., когда был открыт антибиотик хлорамфеникол. Уже в 1951 г. была опубликована его химическая структура и способы синтеза, что сделало его первым синтетическим антибиотиком в мире массового производства. Хлорамфеникол – ​препарат широкого спектра действия – ​хорошо работал и против брюшного тифа, снизив смертность среди заболевших почти в шесть раз. К сожалению, оказалось, что он имел побочные эффекты, гораздо более тяжелые, чем те, что встречаются в современных аннотациях (Emmeluth, 2004).

По мере роста уровня вакцинации и образованности индекс заболеваемости в России неуклонно падал. В 1913 г. на 100 тыс. человек приходилось 24,2 заболевших тифом, а в 1936 г. – ​уже только 9,2 (Демографическая модернизация России…, 2006). В предвоенный 1940 г. этот индекс возрос, но с 1960-х гг. снова начал снижаться, дойдя к 1986 г. до рекордно низких 5 человек на 100 тыс. человек (Народное хозяйство СССР…, 1987)

Но что хуже всего, стало сбываться предсказание Райта: у возбудителя тифа очень быстро начала формироваться устойчивость к антибиотикам (Hogwood, 2007). В 1948 г. хлорамфеникол был впервые использован для лечения брюшного тифа, а уже через четверть века устойчивость к нему была выявлена во время вспышек болезни в Мексике, Индии, Вьетнаме, Таиланде, Корее и Перу (Multidrug-resistant typhoid…, 1996).

Русский врач-терапевт и общественный деятель С. П. Боткин (Botkin, 1893). Public DomainВ наши дни 27 млн человек ежегодно заболевают брюшным тифом, причем около 200 тыс. умирают (речь идет почти исключительно о развивающихся странах) (Crump et al., 2004). Из-за легкой доступности безрецептурных антибиотиков все эти миллионы больных активно их используют. Число больных, помноженное на бесконтрольное самолечение, вот причина возникновения резистентности бактерий к лекарственным средствам. Сегодня, спустя 70 лет от начала эры антибиотиковой терапии, мы вынуждены использовать новые препараты: фторхинолоны второго поколения и цефалоспорины третьего поколения.

Но лечение тифа даже самыми «свежими» антибиотиками часто оказывается неэффективным. Например, у пациентов с желчнокаменной болезнью сальмонеллы участвуют в формировании на желчном пузыре биопленки, хорошо защищенного разновидового микробного сообщества, члены которого приобретают невосприимчивость к разным видам лечения. И в этом случае победить болезнь практически невозможно. В составе биопленок патоген может «спать» несколько лет, прежде чем человек снова заболеет, как, например, это происходит в случае с туберкулезом. Развитие подобных свойств у сальмонелл ничем хорошим человечеству не светит.

При этом действенность новых препаратов постоянно снижается. Так, цефиксим, цефалоспорин третьего поколения, рекомендованный ВОЗ, не только более дорогой, но и относительно менее эффективный по сравнению с более «старыми» антибиотиками (Basnyat, 2007).

На сегодня единственным реальным средством уберечься от тифа является вакцинирование. С того времени, когда вакцинацию производили бактерией, убитой подогретым фенолом, наука не стояла на месте. Например, фенол заменили на ацетон.

Цельноклеточную вакцину на основе убитой ацетоном бациллы создали почти одновременно в Англии и Германии. Она оказалась лучше, потому что при этом не разрушался полисахарид Vi, с помощью которого бактерии тифа инкапсулируются в неблагоприятных условиях, обеспечивая себе выживание в организме пациента. Артур Феликс и его коллеги из Института Листера в Лондоне доказали наличие серологического ответа против этого полисахарида при брюшном тифе (Felix et al., 1935).

В 1960 г. эта вакцина успешно прошла масштабные клинические испытания в Югославии, СССР, Польше и Гайане. Она и до сих пор кое-где используется, но в большинстве стран от нее отказались из-за побочных эффектов, так как почти у каждого третьего вакцинированного она вызывала симптомы, присущие этому заболеванию.

Гравюра «Смерть Аурелия Кабальеро от желтой лихорадки в Веракрусе». Худ. Х. Г. Посада, 1892. Музей Метрополитен (Нью-Йорк). Public Domain

Из-за побочных эффектов и низкой эффективности «убитых» вакцин, а также растущей устойчивости к антибиотикам возникла необходимость в более надежных средствах защиты. Ученые направили усилия на создание вакцины, основанной на живых бактериях, которая вызывала бы больший иммунный ответ. Так как дикий штамм представляет для здорового человека существенную угрозу, к 1983 г. был выведен ослабленный штамм, у которого были изменены гены, ответственные за выработку полисахарида Vi. Вакцина Ty21a стала первой живой пероральной вакциной против тифа. Она доказала свою эффективность и была лицензирована в 56 странах Азии, Африки, США и Европы (Levine et al., 1999).

Итогом тысячелетнего конфликта человеческой цивилизации с Salmonella enterica, серотип typhi стали, по сути, три вакцины. И, по мнению ВОЗ, это противостояние еще далеко от своего завершения.

Михаил Глухарев, автор русскоязычного


научно-популярного блога ScientaeVulgaris,


посвященного медицине, естественно-научным


и гуманитарным наукам

Литература

Emmeluth D. Typhoid fever. Broomall, United States, 2004. 112 p.

Khosla S. N. Typhoid fever its cause, transmission and prevention. New Delhi Atlantic Publ., 2008. 248 p.

Papagrigorakis M. J. et al. DNA examination of ancient dental pulp incriminates typhoid fever as a probable cause of the Plague of Athens // Int J Infect Dis. 2006. V. 10 (3). P. 206–214.

Crump J. A., Luby S. P., Mintz E. D. The global burden of typhoid fever // Bull World Health Organ. 2004. V. 82. P. 346–353.

WHO, 2003. Background document: The diagnosis, treatment and prevention of typhoid fever. World Health Organization, Geneva.

WHO, 2007. Typhoidfever. World Health Organization.

#
: 20 Авг 2019 , История «певчей» хромосомы , том 83,
№3

Брюшной тиф: признаки, симптомы и лечение

Брюшной тиф относится к очень серьезным инфекционным болезням, поражающим желудок, кишечник, селезенку, печень, кровеносные сосуды. Протекает с выраженными признаками интоксикации. Возбудителем является бактерия S.typhi, которая достаточно устойчива к окружающей среде. Проникая в организм человека, она начинает вырабатывать очень сильные токсические вещества, которые и определяют возникновение симптоматики и степень тяжести болезни.

Заразиться можно только от больного человека или здорового носителя болезнетворных микроорганизмов.

Возбудитель тифа

Брюшной тип – острая инфекционная болезнь, которая поражает кишечник и лимфоузлы. Она сопровождается увеличением селезенки и печени, повышением температуры, сильной интоксикацией, а также помутнением сознания. Несмотря на то что в последние годы частота возникновения болезни очень сильно снизилась, однако проблема все еще остается достаточно актуальной.

Бактерия сальмонелла

Возбудитель брюшного тифа – сальмонелла, которая относится к семейству энтеробактерии. По своему внешнему виду она напоминает короткую палочку с немного закругленными концами. Ее оболочка густо покрыта жгутиками, которые препятствуют активному передвижению бактерии.

Важная особенность возбудителя брюшного тифа – возможность выработки эндотоксина. По сути, он представляет собой яд, который находится внутри сальмонеллы. Однако если происходит ее погибель, то токсические вещества проникают в кровь, провоцируя очень сильную интоксикацию или отравление организма. Именно с этим связаны основные проявления болезни.

Сальмонелла брюшного тифа характеризуется тем, что совершенно не образует капсул и спор, но вместе с тем на протяжении длительного времени способна оставаться в окружающей среде. Особенно часто можно встретить такую бактерию в молочных продуктах, салатах с майонезом, а также мясном фарше. В них она не только долго сохраняется, но еще и активно размножается.

Если возбудитель тифа проникает в организм с сильным иммунитетом, то происходит его трансформация. Благодаря такому свойству бактерия не погибает. Когда выводится наружу через кишечник и попадает в чувствительный организм, то вновь приобретает свои болезнетворные качества. Погубить окончательно ее могут только дезинфицирующие растворы или нагревание.

Особенность болезни

Брюшной тиф – антропонозная болезнь, которая проявляется в стремительном развитии лихорадки, интоксикации, изменениях в кишечнике, различных высыпаниях. По своим эпидемиологическим особенностям, развитию и симптоматике болезнь достаточно схожа с группой паратифов. Брюшной тиф и паратифы типов A, B и C образуют собой отдельный класс патологий. На протяжении длительного времени они считались легкой формой протекания тифа со стертой симптоматикой.

Было установлено, что брюшной тиф и паратифы провоцируются различными видами сальмонеллы, которые приводят к образованию очень серьезных поражений кишечника. Подобные микроорганизмы устойчивы к низким температурам, однако характеризуются высокой чувствительностью к нагреванию. При температуре 60 градусов сальмонелла погибает за 30 минут, а при кипячении на этот процесс достаточно нескольких секунд.

Самой благоприятной средой размножения считаются продукты питания. Брюшной тиф – инфекция, поражающая кишечник. Для этой болезни характерна выраженная летне-осенняя сезонность. Наиболее часто брюшной тиф диагностируется у людей в возрасте 15-45 лет.

Самую большую опасность в плане заражения представляют скрытые бактерионосители, то есть те, кто перенес заболевание в стертой форме. Они даже не подозревают о том, что больны и могут быть основной причиной вспышек тифа, особенно если работают с продуктами питания.

После перенесенной инфекции происходит формирование стойкого иммунитета. В некоторых случаях может происходить повторное заражение.

Классификация

По характеру клинической картины брюшной тиф подразделяются на такие формы, как типичный и атипичный. Патологическое состояние может быть острым и протекать с периодами рецидивов и ремиссии. Тяжесть инфекции может быть:

  • легкой;
  • среднетяжелой;
  • тяжелой.

В зависимости от степени тяжести тиф может быть осложненным и неосложненным. Очень важно распознать своевременно симптоматику заражения, а также провести диагностику и комплексное лечение.

Причины возникновения

Основная причина возникновения кишечной инфекции – бактерия сальмонелла. Передача брюшного тифа происходит от больного человека. Проникая в организм, сальмонелла проходит несколько стадий, которые очень сложно предотвратить. Высокая концентрация болезнетворных микроорганизмов приводит к тому, что бактерии быстро проникают в определенные части тонкого кишечника.

Активное размножение сальмонеллы в слизистой кишечника провоцирует воспалительный процесс, в результате чего возникает энтерит. Так как лимфатическая система не может удержать возбудителя, это становится основной причиной того, что инфекция проникает в системный кровоток. Происходит поражение внутренних органов.

Так как болезнетворные микроорганизмы циркулируют по системе кровообращения, это вызывает отравление всего организма. Если своевременно не провести комплексную терапию, то присутствие бактерии в организме будет носить циклический характер, разрушая попутно селезенку, печень, а также ткани лимфатических узлов.

Основная симптоматика

Скрытое протекание брюшного тифа на первоначальной стадии значительно усложняет определение инфекции в самом начале его развития. В некоторых случаях острая симптоматика наблюдается с самых первых дней. Симптомы брюшного тифа зачастую носят нарастающий характер и проявляются в виде:

  • медленно повышающейся температуры;
  • общей слабости организма;
  • мышечной и головной боли;
  • тошноты и рвоты;
  • признаков интоксикации;
  • ухудшения аппетита;
  • нарушения сна.

Лихорадка может продолжаться на протяжении 2-3 недель. В динамике наблюдается постоянное изменение температуры тела. Кроме того, могут быть такие симптомы брюшного тифа, как сухость кожных покровов и сильная бледность.

Брюшной тиф

Примерно на 8-10 день к лихорадке добавляется кожная сыпь, идущая по всему телу. Пятна могут достигать значительных размеров, примерно 3 мм в диаметре. Если слегка надавить на это пятно пальцем, то на нем проявится бледный цвет. Высыпания могут оставаться на коже на протяжении 5 дней, а если болезнь протекает тяжело, то сыпь приобретает особую форму с кровоподтеками.

Возникновение красноватой сыпи может наблюдаться на протяжении всего времени протекания болезни, однако уже с меньшей степенью интенсивности. При проведении общего осмотра можно заметить утолщение стенок языка, а при нажатии на него остается характерный след. Кроме того, отмечается наличие белого налета в прикорневой области языка.

Среди основных признаков тифа можно выделить метеоризм, ослабление кишечника, а также урчание в животе. Больной очень часто жалуется на затрудненный акт дефекации.

На первоначальной стадии протекания болезни наблюдается кашель, а при прослушивании легких слышны сухие или влажные хрипы. При обострении тифа может быть легкая брадикардия, возникающая на фоне сильного повышения температуры. На фоне общей слабости наблюдается понижение давления и приглушенный сердечный ритм. При самом тяжелом течении происходит прогрессирование признаков болезни, выражающихся в:

  • сильной интоксикации;
  • заторможенности сознания;
  • галлюцинациях.

После того как получится снизить температуру, самочувствие пациента сразу же начинает улучшаться. Последующее обострение имеет гораздо менее выраженную симптоматику. При этом температура невысокая, однако по всему телу может наблюдаться появление сыпи.

Стертая форма болезни характеризуется быстротой и кратковременностью всех имеющихся признаков. Точно такие же симптомы проявляются при протекании рецидива болезни, который может быть, если человек самостоятельно прерывает лечение, нарушает режим питания, а также на его организм воздействуют различные психоэмоциональные факторы.

Проведение диагностики

Достаточно опасной болезнью считается брюшной тиф, пути передачи которого происходят от больного человека. Несмотря на то что опасное заболевание встречается достаточно редко, оно может вызвать затруднение проведения диагностики даже у квалифицированного доктора. Важно уметь отличить его от других патологий, которые сопровождаются сильной интоксикацией организма, а также высокой температурой.

Схожие между собой признаки провоцируют такие болезни, как дизентерия, брюшной тиф, холера, пневмония, малярия. От других патологий можно отличить тиф только по характерной симптоматике. Если она продолжаются более 5 дней, то доктор может назначить целый ряд лабораторных исследований, которые помогут определить возбудитель патологии. Среди анализов на брюшной тиф можно выделить:

  • общий анализ крови;
  • анализ мочи;
  • биохимический анализ.

Анализ крови определяет количество всех содержащихся элементов. При этом наблюдается повышение лейкоцитов, лимфоцитов, а также СОЭ. При проведении анализа на брюшной тиф в моче обнаруживаются цилиндры, эритроциты, белок.

Помимо этого, обязательно требуется бактериологическое исследование. Для лабораторной диагностики брюшного тифа проводят забор мочи, крови, кала и желчи. Их засевают в питательную среду и ставят в термостат, где все время поддерживается температура 37 градусов. Если в анализах присутствуют сальмонеллы, то они образуют колонии, которые затем можно исследовать под микроскопом. Чтобы обнаружить бактерии, нужно взять кровь на брюшной тиф. При этом стоит отметить, что болезнетворные микроорганизмы могут быть у больного человека, а также бактерионосителя.

Самым ранним и точным методом проведения диагностики является гемокультура. Бактерии появляются в крови в инкубационном периоде и остаются до конца протекания болезни. Для проведения исследования проводится забор крови из вены, а затем ее засевают на питательную жидкую среду. Предварительный результат можно получить через 2 дня.

Кроме того, могут выделять бактерии из кала, так как сальмонеллы в содержимом кишечника присутствуют с 8-10 дня протекания болезни. Начиная со 2 недели в крови обнаруживаются специальные антигены. Это частички оболочки и жгутиков сальмонелл. Их можно определить при помощи проведения исследования, основанного на реакции иммунной системы. Анализ проводится путем забора крови из пальца, из которой затем выделяют сыворотку.

Особенности лечения

При наличии малейших подозрений на протекание брюшного тифа обязательно требуется срочная госпитализация больного в инфекционное отделение. Очень важно правильно наладить режим дня пациента. Для профилактики развития осложнений назначается соблюдение постельного режима вплоть до 7 дня нормализации температуры. Ходить пациенту разрешают только после 10-12 дня нормальной температуры.

Важно соблюдение строгой диеты. При этом пища обязательно должна быть жидкой, протертой, легкоусвояемой и содержащей все требуемые витамины. Обычно больному назначают кисломолочные продукты, бульоны, жидкие каши, измельченное мясо, соки.

Лечение брюшного тифа невозможно провести без приема антибиотиков. Тифозная палочка очень чувствительна к ампициллину, а также его производным, в частности, «Бисептолу» или «Левомицетину». Кроме того, существует специальная вакцина. Тяжесть протекания болезни обусловлена эндотоксином, именно поэтому проводится инфузионная терапия. По показаниям могут быть назначены сердечно-сосудистые препараты, витамины и снотворное.

Хороший результат дают средства народной медицины, однако они должны применяться в комплексе с медикаментозными препаратами. Также предварительно нужно проконсультироваться с доктором.

Медикаментозное лечение

Холера и брюшной тиф имеют сходную симптоматику, именно поэтому очень важно своевременно провести диагностику, чтобы назначить правильное лечение. Больного госпитализируют в инфекционное отделение, где пациенту придется провести минимум месяц. Во время проведения терапии обязательно нужно соблюдать строгий постельный режим. Это позволит предотвратить разрыв кишечника и возникновение внутренних кровотечений. Очень важно стараться не поднимать тяжелых предметов и даже не напрягаться при посещении туалета.

Лечение проводится сразу в нескольких направлениях. Изначально нужно устранить сальмонеллы, для чего назначают антибактериальные препараты. В основном применяют «Ампициллин» или «Левомицетин» в таблетированном виде или внутримышечно 4 раза в день на протяжении месяца. При тяжелых формах поражения назначают комбинацию антибиотиков «Гентамицин» и «Ампициллин». Кроме того, доктор может выписать средства нового поколения, а именно, «Ципрофлоксацин», «Азитромицин».

Медикаментозная терапия

Если антибиотики не оказывают требуемого воздействия или плохо переносятся организмом, то доктор может назначить противомикробные средства, например, «Бактрим», «Котримоксазол», «Бисептол», «Септрим». Показано применение этого средства по 2 таблетки 2 раза в день. Курс проведения терапии составляет примерно 3-4 недели.

Обязательно нужно принимать определенные меры для устранения интоксикации, а также постараться предотвратить обезвоживание организма – пить как можно больше жидкости, чтобы вывести токсические вещества. Количество выпитой жидкости должно составлять не менее 2,5-3,0 л в сутки. Если этого количества будет недостаточно, то дополнительно назначают энтеросорбенты. Эти препараты помогают адсорбировать токсические вещества в кишечнике. Для этого назначают «Полифелан», «Смекту», «Энтеродез».

При среднетяжелом состоянии пациента нужно провести очищение кишечника и крови. Для этого показано внутривенное введение глюкозо-солевых растворов, чтобы токсины намного быстрее выводились почками. Применяются такие препараты, как «Квартасоль», «Лактасол», «Ацесоль». Если же интоксикация усиливается, то назначается «Преднизолон» в таблетированном виде. Курс терапии проводится на протяжении 5 дней. Очень хорошо помогает справляться с интоксикацией кислородная терапия. Для этого кислород вводится при помощи катетеров, или пациента помещают в специальную барокамеру. Если препараты не помогают и самочувствие продолжает ухудшаться, то пациенту делают переливание крови.

Во время протекания болезни костный мозг не вырабатывает требуемого количества лейкоцитов для поддержания нормального иммунитета. Чтобы усилить их выработку и ускорить процесс восстановления кишечника, назначают такие препараты, как «Пентоксил» и «Метилурацил». Их принимают в таблетированном виде после еды. Улучшить работу капилляров, нормализовать обмен веществ и кровообращение поможет «Аскорутин».

При подозрении на перфорацию кишки показано наблюдение хирурга. Выписка из стационара возможна на 21 день нормализации температуры.

Народные средства

Некоторые растения обладают достаточно мощными бактерицидными качествами, именно поэтому в народной медицине их ранее использовали в качестве профилактического средства, чтобы не заразиться брюшным тифом. Очень хорошо себя зарекомендовали аир и чеснок. Последний потребляли в пищу и постоянно носили с собой. Корневища аира чистили, мыли, а затем жевали в свежем виде.

Для проведения лечения в период эпидемий зачастую использовали отвары шиповника и черной смородины, а также кофе с добавлением лимона. Настои целебных трав помогают значительно ускорить заживление имеющихся в кишечнике язв, а также очистить кровь от токсических веществ. Для этого нужно 1 ст. л. корней кровохлебки залить 1 ст. горячей воды и проварить на протяжении 30 минут. Принимать приготовленное средство по 1 ст. л. каждые 2-3 часа.

Народные методы

Хорошо помогает трава зверобоя, которую нужно принимать в виде отвара или настоя на протяжении дня. Можно приготовить целебное средство на основе шалфея, золототысячника и ромашки. Подготовленный сбор требуется залить горячей водой, настоять на протяжении 30 минут, а затем принимать по 1 ч. л.

Народные средства могут быть очень хорошим дополнением к проведению основной медикаментозной терапии, назначенной доктором-инфекционистом. Стоит помнить, что запрещено самостоятельно проводить лечение, так как это может только лишь спровоцировать ухудшение самочувствия и привести к развитию опасных осложнений.

Соблюдение диеты

При протекании брюшного тифа обязательно требуется соблюдение щадящей диеты. Пища не должна надолго задерживаться в кишечнике, раздражать его и провоцировать обильное выделение желчи. Доктора рекомендуют потреблять в пищу продукты, приготовленные на пару, а затем протертые через сито или измельченные в блендере. Пища обязательно должна быть теплой, запивать ее нужно небольшим количеством воды.

Соблюдение диеты

Категорически запрещена свежая выпечка, спиртные напитки, жареные и жирные блюда, газированные напитки, свежие овощи и фрукты, приправы, соленья и кондитерские изделия. Потреблять пищу нужно по 5-6 раз небольшими порциями. Нельзя допускать переедания, а также на протяжении длительного времени испытывать чувство голода.

После выписки стационара можно начинать постепенно расширять меню. Не стоит сразу же есть жирные и копченые блюда. На протяжении 7-10 дней в рацион нужно постепенно вводить новые продукты.

Соблюдение гигиены

Обязательно нужно своевременно определить наличие сальмонеллы в организме, а также провести комплексное лечение. Кроме того, требуется исключить пути передачи инфекции. Для этого санэпидемстанция проводит тщательный контроль состояния питьевой воды и канализационных стоков. Работников, которые имеют прямое отношение к процессу приготовления пищи, нужно проверять на носительство патогенных микроорганизмов.

Проведение профилактики

Каждый человек обязательно должен тщательно заботиться о собственном здоровье, особенно в странах, где тиф имеет широкое распространение. Важно соблюдать самые простые правила безопасности, а именно:

  • потреблять только покупную воду;
  • приобретать готовые блюда, которые были хорошо проварены или прожарены;
  • не покупать еду на улицах;
  • тщательно мыть руки после посещения туалета и перед едой;
  • не купаться в открытых водоемах, куда могут проникать стоки из канализации.

Соблюдение простых правил гигиены способно защитить от этой тяжелой и опасной болезни. Кроме того, важно соблюдать основные меры профилактики брюшного тифа по СП, установленным санэпидемстанцией каждого конкретного региона.

Возможные осложнения

Если своевременно не проводить лечение, которое назначено доктором, то могут возникнуть различные осложнения брюшного тифа. Самым неблагоприятным последствием является смертельный исход. В основном он наблюдается у ослабленных пациентов или маленьких детей.

Еще одним последствием является повторное заражение или бактерионосительство. Возбудитель болезни очень устойчив и зачастую, даже при проведении антибактериальной терапии остается в печени и желчных протоках. При снижении иммунитета клиническая картина может снова повториться.

В острый период протекания болезни самым опасным осложнением может быть кишечное кровотечение или повреждение стенок кишечника с последующим развитием перитонита. Со стороны нервной системы может развиваться менингоэнцефалит. Кроме того, может быть поражение других органов и систем, которые проявляются в виде отита, миокардита, остеомиелита, пневмонии, холецистита. Последствия могут проявляться даже через несколько месяцев после клинического выздоровления. Именно поэтому, пациенты, которые переболели этой инфекцией, на протяжении длительного времени должны проходить наблюдение.

Проведение профилактики

Профилактика брюшного тифа и паратифов – основной способ борьбы с этой болезнью. Она включает в себя целый комплекс различных мероприятий, многие из которых контролируются системой здравоохранения. Среди основных мер нужно выделить:

  • соблюдение санитарных норм;
  • контроль за состоянием здоровья;
  • проведение вакцинации.

Профилактика брюшного тифа подразумевает под собой соблюдение правил транспортировки продуктов, контроль состояния воды, а также соблюдение личной гигиены. Важно проводить контроль состояния людей, от которых зависит массовое распространение инфекции. При контакте с заразившимся человеком обязательно требуется медицинское наблюдение на протяжении 21 дня. При этом обязательно нужно проводить исследования мочи, крови и кала на наличие сальмонеллы в организме.

Проведение вакцинации

Важной мерой профилактики является прививка от брюшного тифа, которая обеспечивает поддержание хорошего иммунитета на протяжении длительного времени. Вакцинация позволит избежать заражения, когда в организм проникнут сальмонеллы. Если человек все же заболеет, то болезнь будет протекать в более легкой форме. Выздоровление наступит примерно через 7-14 дней.

Так как дети заражаются намного чаще, то прививка от брюшного тифа им нужна больше всего. Именно поэтому в регионах с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой нужно прививать людей в возрасте 5-19 лет. Эффективность вакцинации у разных производителей не слишком сильно различается.

Так как брюшной тиф – заболевание достаточно опасное, то обязательно нужно проводить его своевременную диагностику и комплексное лечение.

Брюшной тиф — зловещий спутник человечества

Михаил Глухарев
«Наука из первых рук» №3(83), 2019

Брюшной тиф — зловещий спутник человечества («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

«Рекомендуются следующие прививки…» — такое упоминание мелким шрифтом вы можете встретить в путеводителе, собираясь в отпуск в экзотическую страну. Пробежав взглядом список рекомендаций, взгляд упрется в слова — «брюшной тиф». Зачем вам прививки от забытой болезни, которой не болел никто из ваших знакомых? Ошибка будет в самом вопросе. С чего вы взяли, что брюшного тифа нет среди нас? И сегодня от этой болезни умирают люди. Брюшной тиф был, есть и будет угрозой, которая ждет своего часа и возможности. Корни его истории уходят в далекое прошлое нашего вида, и она не закончилась с приходом таких благ цивилизации, как гигиена и антибиотики, но обрела новое будущее.

Михаил Глухарев («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

Об авторе

Михаил Глухарев — автор популярного русскоязычного блога о науке ScientaeVulgaris, целью которого является вовлечение в науку максимально широкой аудитории. Он рассказывает читателям о медицине, истории, биологии, зоологии, археологии и прочих дисциплинах простым и доступным языком. Интересные события, научные открытия и история медицины — тщательно подобранный и уникальный материал, перемежающийся с юмором и Российской повседневностью.

Брюшной тиф вызывается бактериями из рода Salmonella. И сальмонеллы, и их родственники эшерихии, к которым принадлежит широко известная кишечная палочка, населяют большинство кишечников на планете. Вот только E. coli и ее собратья по большей части полезные симбионты, помогающие переваривать пищу. А род сальмонелл занимается противоположным, выкашивая целые популяции видов. И человек не является исключением.

Классификация современных сальмонелл основана на изучении их антигенной структуры и очень сложна, но с точки зрения заразности медиков интересуют две самостоятельные формы (вида): S. enterica и S. bongorica. Это близнецы с разной специализацией: первый вредит теплокровным, второй — холоднокровным рептилиям и рыбам (Fookes et al., 2011). Учитывая возраст разделения от общих предков (около 100 млн лет назад), не исключено, что где-то в меловом периоде самые устрашающие ящеры могли страдать от самой устрашающей диареи, вызванной доисторическим сальмонеллезом.

Среди S. enterica мы обнаружим 2,5 тыс. серотипов или разновидностей, специализирующихся на видовом разнообразии нашей планеты. Большинство из них, попав в наш организм, вызывает похожие последствия и симптомы, объединенные под общим названием страшного заболевания — брюшной тиф.

В глубинах античности

Античность относительно бедна на описания заболеваний, но это не из-за нежелания или ненаучности подхода древних, а из-за схожести симптомов и невозможности разделить патологии. Да и кто будет подробно описывать единичные случаи болезни, когда речь идет о бедном гражданине Спарты, а не о личности масштаба и размаха Цезаря.

К счастью для ученых, тиф не выбирает жертв, исходя из их значимости. Так, непрерывную, казалось бы, череду завоеваний Александра Великого прервала, по-видимому, или сальмонелла, или малярийный плазмодий (Cunha, 2004). Болезнь длилась с 29 мая по 10 июня 323 г. до н. э., а дело происходило в Вавилоне, где наиболее вероятными инфекционными болезнями в то время были малярия и тиф. Но дальше в диагнозе Александра все непросто.

Первые системные описания симптомов брюшного тифа дал знаменитый Гиппократ: основными из них являются лихорадка, нарушения сознания, вздутие живота, бледно-розовая сыпь и, конечно же, диарея (Khosla, 2008). В случае Александра у нас есть лишь несколько симптомов: холодный пот, лихорадка, слабость и бред в последние дни жизни.

Но до появления медицинских термометров в первой половине XVIII в. понятие лихорадка была оценочной характеристикой, записанной со слов свидетелей. И Гиппократ, и Арриан, и Плутарх использовали слово «лихорадка» в самом разном контексте. Достаточно принять, что в описании была сделана небольшая неточность (например, не указана периодичность подъема температуры), и мы будем вынуждены оставить только малярию. Но на основе описанных симптомов ученые все же склоняются к тифу (Emmeluth, 2004).

Когда заболел основатель Римской империи Гай Октавиан Август, у нас осталось описание тяжелой лихорадки без озноба или пауз, слабости и болей в животе. В 23 г. до н. э. ко двору заболевшего Августа вызвали Антония Муса, врача для богатых, прописывавшего болезным вельможам ароматические масла и прогулки на свежем воздухе. Антоний рекомендовал холодные ванны, компрессы и обильное питье. И через пару недель императору действительно стало легче (Prioreschi, 1998).

Чума Афин

Самым ярким примером массовых случаев заболевания брюшным тифом в период античности служит «чума Афин» (430–426 гг. до н. э.), изменившая облик Эллады и, по мнению некоторых историков, послужившая одной из причин заката эллинской цивилизации. В Афинах она унесла каждую четвертую жизнь. До сих пор причина этой эпидемии — предмет тысяч научных споров и десятков не менее спорных диссертаций. Но постараемся объективно взглянуть на известное нам сегодня.

Бюст древнегреческого историка Фукидида («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

За необходимым материалом нам, во-первых, придется спуститься в яму для массовых захоронений на древнем кладбище Керамейкос в Афинах. Датируется оно около 430 г. до н. э., периодом разгара эпидемии. Во-вторых, познакомиться с описанием эпидемии, данной Фукидидом — древнегреческим историком, ученым и философом, который сам переболел и выздоровел (Burns, 2010). Определяя свою цель как «отыскание истины», Фукидид называл себя «врагом анекдотов, вымыслов, поэтических прикрас», заявляя, что «не стремится к занимательности», и противопоставлял свой труд произведениям поэтов и «логографов», бездумно записывающих факты.

По словам Фукидида, болезнь «исходила из Эфиопии, будучи завезенной к грекам через Египет и Ливию». Он связывает ее с наплывом беженцев и военных и скверной гигиеной. Саму же чуму описывает как «настолько сильную и смертельную, что никто не мог вспомнить подобной нигде ранее». Все начиналось с «сильной боли в голове, покраснения и воспаления глаз, затем внутреннее горло и язык становились кроваво-красными, а дыхание — шумным и неприятным. После этого следовали чихание и охриплость, вскоре после этого боль вместе с сильным кашлем проникала в грудь. И когда оно обосновывалось в животе, начиналась рвота, с большим мучением происходила желчная чистка… Внешне тела зараженных не были ни слишком горячими, ни слишком бледными… Но внутренний жар был невыносим, они не могли стерпеть и самой легкой льняной одежды, ничего, кроме наготы… Многие обладали неутомимой жаждой… спали от бессилия… Большинство умирали от внутреннего жара в течение 7–9 дней… но если болезнь отступала, то она больше к этому человеку не возвращалась…» (The History of the Peloponnesian War…, 1989, p. 115–118).

В 1994–1995 гг. на месте массовых захоронений удалось обнаружить останки примерно полутора сотен афинян, похороненных в братской могиле — простой яме неправильной формы. Тела погибших образовали более пяти последовательных слоев. В нижних слоях большинство лежали упорядоченно, с головами, направленными в одну сторону. Верхние же представляли настоящую груду тел. Поспешный и нерелигиозный способ погребения вкупе с датировкой говорит, что это эпидемический могильник, а не военное захоронение. В последнем случае более вероятны индивидуальные могилы или кремация. Кроме того, братские могилы вообще довольно редки в древнегреческом мире.

Керамейкос («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

Для исследования у трех случайно выбранных останков взяли зубную пульпу, не подверженную гниению и к тому же стерильную, где и были обнаружены фрагменты микробной ДНК (Papagrigorakis et al., 2006). Их удалось расшифровать и сравнить с геномами современных микроорганизмов. Результаты показали наибольшее (до 93%) совпадение с бактерией Salmonella enterica, серотип tiphy (тиф). Совместив эти данные с рассказами Фукидида и других авторов, мы можем поставить ретроспективный диагноз: брюшной тиф.

Впрочем, касательно данного исследования имеется много всевозможной критики. В условиях антисанитарии в закрытом городе может вспыхнуть десяток эпидемий разных болезней, сливающихся в общий мор. Хватит ли трех зубных пульп, чтобы определить причину чумы Афин — крупнейшей эпидемии античности? Возможно, да, а возможно, и нет, но одно мы знаем точно: тиф участвовал в этой «пляске смерти».

«Война — отец всего» (Гераклит)

Но что ускользнуло от внимания военного историка, так это связь болезни с войной. До того, как тиф попал в город, он путешествовал не сам по себе, а вместе с армиями. А уж армия, заключенная в городе среди тысячного гражданского населения, раскрывала эпидемический потенциал заболевания в полном объеме.

Рисунок и описание мандрагоры — иллюстрация из рукописи VII в. («Наука из первых рук» №3(83), 2019)
Рисунок и описание мандрагоры — иллюстрация из рукописи VII в. («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

На смену греческой цивилизации пришла Римская империя. Был ли знаменитый древнеримский легион рассадником болезней и чумных поветрий? И да, и нет. Каждый командир легиона командовал отрядом в 5 тыс. воинов, включая кавалеристов и вспомогательные войска. Благополучие множества людей и животных, содержавшихся концентрированно, поддерживалось собственным медицинским персоналом, освобожденным от общевойсковых обязанностей. Но пять веков апогея римской военной машины вплоть до 476 г. н. э., в течение которых армии с золотыми орлами покоряли Западную Европу, Ближний Восток и Северную Африку с их малоизученными эндемичными болезнями, стали и вызовом врачам — современникам этих походов.

Римская медицина шла победным маршем вслед за легионами. Величайшие доктора того времени, вроде Клавдия Галена, получили возможность описать симптомы таких болезней, как тиф, малярия, шистосомоз, оспа и дизентерия.

В 4 в. н. э. Флавий Вегетий Ренат первым поднял вопросы санитарии и гигиены в вооруженных силах, в частности во время стояния войск лагерем. Другой известный врач, Корнелий Цельс, составил обширный каталог лекарственных средств и советов по их использованию. Плиний связывал появление симптомов дизентерии с низким качеством воды и предлагал солдатам жевать листья ежевики и даже кору лиственных деревьев (Belfiglio, 2017). При лихорадке рекомендовали пажитник, который обычно использовали при болезнях лошадей. От жара назначали укроп, от головной боли — ромашку (Bell, 2005). А Квинт Гаргилий Марциал, систематизировавший правила и способы выращивания лекарственных растений, по сути, продвинул на шаг вперед фармакологию (Spurr, 2016).

Фантастические по новаторству и детализации идеи римских медиков далеко опередили свое время, а заложенные ими основы гигиены и научный подход постепенно отделяли эффективные лекарства и меры от неэффективных. Первые лечебные средства по своему составу были близки к тем, что стали использовать позднее. Тот же пажитник, к примеру, действительно обладает противовоспалительным эффектом, а богатая салицилатами кора ивы спустя столетия превратилась в аспирин.

Римские врачи ничего не слышали о микробиологии, но знали, что болезни могут передаваться от одного человека к другому. И анализировали пути их передачи и распространения.

Этому во многом способствовал научный обмен. Многие доктора того времени получали образование в медицинских школах в Книде, Афинах и других городах Греции, а также в Египте. На основе методов дедукции в этих школах родились идеи о существовании патогенных микроорганизмов. В I в. до н. э. Марк Терентий Варрон писал: «Cуществует патоген, живой он слишком мал, чтобы быть замеченным; он входит в тело через рот и нос, размножается и производит многие заболевания, устойчивые к лечению».

Наблюдение Фукидида, что оправившиеся от чумы афиняне больше не заболевали и могли помогать больным без риска для жизни, было очень важным. И римское научное сообщество не обошло его стороной. Не имея средств различать вирусы и бактерии и лишь в смутных теориях догадываясь о существовании микромира, римские пионеры науки тем не менее начали строить первые теории иммунитета.

Первым человеком в мире, который воспользовался идеей иммунизации, стал царь Митридат Понтийский. Он отыскивал среди переболевших солдат выздоровевших или незаболевших и проверял их невосприимчивость при контакте с больными. В итоге 15 добровольцев с врожденным / приобретенным иммунитетом были направлены в госпиталь во время эпидемии тифа.

Но все, что знали и развивали римские врачи, все те основы, которые были заложены греческими медицинскими школами, на долгое время уйдет в небытие вместе с распадом Римской империи. А всем, кто последует за ними, придется начинать сначала.

Лихорадка «по Шекспиру»

Эпоха переселения народов и средневековая медицина практически ничего не привнесли в борьбу с тифом. На долгое время болезнь получила абстрактное название «лихорадка», смешавшись с десятком подобных заболеваний, в том числе сыпным тифом. Нет ни детального описания масштабных эпидемий, ни датированных захоронений… Но тиф никуда не делся, и истории любых длительных скоплений людей в одном месте упорно о нем напоминают. Особенно хорошо это видно на примерах знаменитых осадных сражений.

Апогеем всех средневековых войн стала Столетняя война между Англией и Францией, а самым ярким ее событием — сражение при Азенкуре. Следы нашего патогена мы найдем, если обратимся к одной из осад, предшествовавших этой битве. Речь идет об осаде Арфлера в Нормандии, буквально в двух шагах от Азенкура. Возглавлял поход и осаду Генрих V, тот самый принц, прожигатель жизни и друг Фальстафа из произведений Шекспира.

Король Генрих V. Картина неизвестного художника, XVI в. («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

В августе 1415 г. восьмитысячная армия осадила портовый Арфлер с гарнизоном в сто человек. Город сдался в сентябре того же года, но при этом в одном месте более месяца простояли несколько тысяч человек и лошадей. За это время Генрих потерял четверть своей армии: причина — кровавый понос и лихорадка. Все военные подразделения, проводившие осады и в эпоху Античности, и в Средние века, сталкивались с этой неизменной троицей проблем: холера, дизентерия и тиф, или, говоря средневековым языком, лихорадка, понос и сыпь. И неважно, чья это была армия: Эдуарда III во время осады Кале в 1346 г. или крестоносцев в 1097 г. под Антиохией (Riley-Smith, 2003).

Но осада Арфлера — пример не случайный. Армию Генриха во многом сократили рациональные действия осажденных, а вовсе не эпидемиологическая случайность. Когда войска подходили к городу, горожане открыли шлюзы близлежащей плотины, затопив окрестные поля. Осада в затопленной местности стоила Генриху чуть ли не всей компании: болезнь забрала даже таких высокопоставленных людей, как Ричард Кортни, епископ Норвич, и как минимум полторы тысячи больных солдат пришлось отправить домой (Curry, 2015; Prestwich, 1996; Sumption, 1990).

В чем же состоял урок этой осады, который так и не был вынесен? Основной способ распространения тифа — орально-фекальный. Грязная вода или овощи, удобренные канализационными стоками, — вот верный способ спровоцировать эпидемию.

Но чтобы бороться с болезнью, нужно сначала поставить диагноз. Для этого необходимо отделить все похожие заболевания и возбудителей и создать единую концепцию заболевания, в рамках которой можно будет заняться изучением ее патогенеза и поиском лекарств.

Но пройдет еще 250 лет, прежде чем в 1659 г. английский доктор Томас Уиллис, один из основателей Лондонского королевского общества, точно опишет брюшной тиф, основываясь исключительно на клинических наблюдениях за своими пациентами. И таким образом заложит следующий, после Фукидида, камень в научный фундамент понимания болезни (Emmeluth, 2004).

Портретная группа самых выдающихся деятелей Лондонского королевского общества («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

Новым болезням — новые доктора

Постепенное нарастание темпов индустриализации общества в Новое время сопровождалось своими плюсами и минусами. Перенаселение, голод, новые болезни из колоний, с одной стороны, и расцвет научной мысли — с другой. Все это было смешано, и из этой смеси возник фундамент новой медицины.

Новые болезни — новые ученые. Пьер Шарль Александр Луи, французский врач, заложивший основы эпидемиологических исследований, первым ввел стандартизацию ведения историй болезни, создал таблицы и инструкции по их заполнению. Этот скрупулезный и дотошный доктор одним из первых описал характеристики и симптомы брюшного тифа в соответствии с собственноручно разработанными стандартами.

Систематизированные материалы по тифу создали отличную базу для его изучения, но по-прежнему не хватало деталей пазла, а именно базовых знаний, откуда берется тиф. Многие признавали связь между тифом и загрязненной пищей или напитками, но не понимали, как именно переносится болезнь. Например, американский санитарный инженер Джордж Сопер считал, что виной всему служит один из видов пресноводных моллюсков, и активно боролся с этими моллюсками.

Портрет английского врача У. Бадда. Литография А. Б. Блэка, 1862 г. («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

Первые шаги в определении путей распространения и механизмов передачи тифа сделал английский сельский врач Уильям Бадд (Moorhead, 2002). В 1838 г., во время вспышки брюшного тифа в местной деревне он пришел к выводу, что «яды» размножаются в кишечнике больных, присутствуют в их выделениях и могут передаваться здоровым через загрязненную воду. Для предотвращения дальнейшего распространения заболевания он предложил строгую изоляцию больных.

В 1841 г. Бадд переехал в Бристоль, где начал карьеру хирурга. В это время в Лондоне и других крупных городах Англии свирепствовала холера, при том что многие доктора не могли отличить ее от тифа. В свое время английский врач Джон Сноу очень подробно изучал вспышку холеры на Брод-стрит в Лондоне, когда погибло больше 500 человек. Именно с его подачи научный мир получил определения «очаг инфекции», «двойной слепой эксперимент», узнал про фекальный способ распространения холеры и тифа через канализацию. Бадд, базируясь на своей теории и познакомившись с эссе Сноу об эпидемии холеры, принял меры для защиты водоснабжения Бристоля от фекальных вод. Согласитесь, это звучит разумнее, чем борьба с улитками. Бадд декларировал важность работ и других ученых, своих бристольских коллег-врачей Фредерика Бриттана и Джозефа Гриффитса Суэйна, которые пытались опровергнуть господствующую в то время теорию, согласно которой причиной заболеваний являются плохие миазмы в воздухе.

То, что на основе исследований Бадда и Сноу наконец-то были сделаны выводы и начали строить водоочистные сооружения, не обычный вывод из научной работы, а, скорее, следствие накопившегося вороха проблем. Ко второй половине XIX в. индустриализация и рост городов привели к значительному ухудшению санитарных условий в урбанизированной местности. Когда в 1858 г. умер английский принц Альберт, возникло подозрение, что причиной его смерти стал брюшной тиф. Его смерть сдвинула этот камень преткновения, с одной стороны, заставив исследовать причины возникновения этой болезни, с другой — запустив масштабную реконструкцию канализации.

Но дифференцировать тиф без понимания того, как выглядит патоген и где его искать, было нелегко. Однако ученые не сдавались. Изменения на слизистой оболочке кишечника в 1816–1819 гг. обнаружил выдающийся французский врач Пьер Фидель Бретонно. Ряд точных описаний брюшного тифа добавил в 1837 г. американец Уильям Герхард, который разделил тип на сыпной и брюшной, тщательно классифицировав симптомы (Smith, 1980). К сожалению, научное сообщество того времени не признало такое разделение и все еще считало тиф единым заболеванием. Хотя сыпной тиф вызывают совсем другие микроорганизмы — риккетсии, которые еще только предстояло изучить.

К концу XIX в. про тиф знали практически все: как заболеть, сколько болеть, какие будут симптомы — практически все, кроме самого главного: что это такое?

Сдвинуть дело не удалось, пока Джозеф Листер в 1830 г. не изготовил микроскоп с точкой точной фокусировки исходного изображения, куда мог поместиться любопытный глаз ученого. Вторая проблема состояла в детализации: разрешение изображения оставалось на уровне изобретателя микроскопа Левенгука, пока в 1870-х гг. Эрнест Аббе не стал использовать иммерсионные линзы с водой и маслом. Так появился фокус, а четкость изображения увеличилась десятикратно (Gaffky, 1884).

Немецкая «сборная»

С усовершенствованием технологий удалось наконец сдвинуть и проблему идентификации возбудителя брюшного тифа: в 1880 г. немецкий бактериолог Карл Эберт нашел и описал потенциального виновника — палочкообразную бациллу. Через четыре года этот вывод подтвердил его соотечественник Георг Гаффки, с подачи которого бацилла получает имя Eberthella typhi (Struck, 1881). Бинго! Теперь мы точно знаем врага в лицо.

Немецкий врач и бактериолог Г. Гаффки («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

Как только бактерия была идентифицирована, диагностика брюшного тифа стала намного проще. Достаточно было взять больного с симптомами, описанными Герхардом, поискать в его биоматериалах с помощью линзы Листера бациллу, описанную Эбертом, а потом свериться с уточнениями Гаффки. И диагноз готов: тиф!

Чтобы продвинуться дальше хотя бы на шаг, нужна была сама бацилла, в прямом смысле слова. Гаффки научился выделять ее из материалов, взятых у больных. Но он бы не смог сделать это в одиночку — здесь мы имеем дело с немецкой школой эпидемиологов. Гаффки работал под руководством знаменитого Роберта Коха, получившего Нобелевскую премию за открытие туберкулезной палочки, а одним из ассистентов Коха был Юлиус Петри, изобретатель «чашки Петри» для культивирования микроорганизмов. Гаффки посвятил годы совершенствованию методов культивирования бацилл. Именно он освоил массовое выращивание бактерий в чашках Петри, наполняя их желатином, чтобы увеличить их численность, или фенолом — чтобы убить.

Наследие Коха и его команды осталось жить. Рихард Пфейффер и Вильгельм Колле, ученики и ассистенты Коха, в 1896 г. доказали, что прививка убитыми бактериями приводит к появлению у пациента иммунитета к брюшному тифу. Ученые ввели убитые фенолом бациллы тифа в добровольца, проследив за его иммунологической реакцией, фактически создав одну из первых инактивированных вакцин (Groeschel and Hornick, 1981). Спустя почти 2 тыс. лет после Митридата Понтийского и всего на несколько месяцев раньше, чем это удалось сделать британцу, сэру Алмроту Райту. На конференции в Нью-Йорке в 1913 г. американский военный врач Фредерик Рассел заявил, что публикация исследований Пфайффера и Колле предшествует статье Райта, отдав пальму первенства немцам.

В США вакцина появилась благодаря работам Рассела только в 1909 г. В этой гонке американцы серьезно отставали от европейцев, а это была именно гонка. Военные конфликты в мире не прекращались, и эпидемиологическая обстановка в пострадавших городах не могла измениться мгновенно. В конце XIX в. смертность от брюшного тифа в одном Чикаго составляла около 65 на 100 тыс. человек в год.

Тифозная Мэри

Но даже имея микробиологические знания и рабочую вакцину, ученые были далеки от полного понимания механизма возникновения болезни. А такие сюрпризы, как история Мэри Маллон, ставили в тупик и повергали в ужас несколько поколений ученых умов (Marineli et al., 2013).

Мэри приехала в США из Ирландии и зарабатывала на жизнь, работая кухаркой. 4 августа 1906 г. она устроилась в семью банкира Уоррена, снимавшего дом в фешенебельном районе на Лонг-Айленде. И случилось поразительное: при отсутствии в то время в городе эпидемии тифа с 27 августа по 3 сентября в семье заболели сразу 11 человек.

Владельцев дома этот факт крайне озаботил, и они наняли медиков для поиска возможных причин. Расследование возглавил санитарный инженер Джордж Сопер. Побывав на предыдущих местах ее работы, он узнал, что за последние пару лет она уже восемь раз меняла работодателя и каждый раз увольнялась, когда вокруг начинали болеть тифом (Bull, 1939). По ходатайству Сопера Мэри была арестована. Анализ показал настолько высокий уровень носительства инфекции, что газеты дали ей прозвище «тифозная Мэри». Ее изолировали в отдельном доме на территории больницы Риверсайд, так далеко от массовых скоплений людей, как это было возможно.

Но история на этом не закончилась. После жалоб Мэри в прессу на несправедливое заточение с нее сняли ограничения при условии добровольного отказа от профессий, связанных с кулинарией. Мэри согласилась и исчезла. Чтобы в 1915 г. «дебютировать» как причина новой эпидемии тифа в одном из роддомов, где она только среди персонала заразила 25 человек. В итоге ее вернули обратно, практически в заточение, где она и провела остаток жизни.

Статья, посвященная М. Маллон («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

Но ее пример вскрыл большую проблему в необходимости расследования подобных эпидемий от начала и до конца, включая поиск «нулевого» пациента. Все это привело к ужесточению мониторинга заболеваний тифом и системности в наблюдениях. Мэри умерла в 1938 г. — к этому году в США было найдено и заключено под принудительную опеку 237 скрытых носителей тифа (Marineli et al., 2013).

Но если к концу XIX в. уже существовала вакцина и имелись методы предотвращения и распространения заболевания, то почему Мэри не была вылечена и не вернулась в социум?

В 1896 г. французский бактериолог Джордж Видаль сообщил миру, что он разработал экспресс-тест на брюшной тиф с использованием сыворотки переболевших пациентов. Проще говоря, теперь можно было легко выяснить, есть ли у вас иммунитет или вас надо прививать.

Антибиотики или вакцины?

Поиски эффективного лекарства от тифа затянулись до 1947 г., когда был открыт антибиотик хлорамфеникол. Уже в 1951 г. была опубликована его химическая структура и способы синтеза, что сделало его первым синтетическим антибиотиком в мире массового производства. Хлорамфеникол — препарат широкого спектра действия — хорошо работал и против брюшного тифа, снизив смертность среди заболевших почти в шесть раз. К сожалению, оказалось, что он имел побочные эффекты, гораздо более тяжелые, чем те, что встречаются в современных аннотациях (Emmeluth, 2004).

Но что хуже всего, стало сбываться предсказание Райта: у возбудителя тифа очень быстро начала формироваться устойчивость к антибиотикам (Hogwood, 2007). В 1948 г. хлорамфеникол был впервые использован для лечения брюшного тифа, а уже через четверть века устойчивость к нему была выявлена во время вспышек болезни в Мексике, Индии, Вьетнаме, Таиланде, Корее и Перу (Multidrug-resistant typhoid…, 1996).

В наши дни 27 млн человек ежегодно заболевают брюшным тифом, причем около 200 тыс. умирают (речь идет почти исключительно о развивающихся странах) (Crump et al., 2004). Из-за легкой доступности безрецептурных антибиотиков все эти миллионы больных активно их используют. Число больных, помноженное на бесконтрольное самолечение, — вот причина возникновения резистентности бактерий к лекарственным средствам. Сегодня, спустя 70 лет от начала эры антибиотиковой терапии, мы вынуждены использовать новые препараты: фторхинолоны второго поколения и цефалоспорины третьего поколения.

Но лечение тифа даже самыми «свежими» антибиотиками часто оказывается неэффективным. Например, у пациентов с желчнокаменной болезнью сальмонеллы участвуют в формировании на желчном пузыре биопленки, хорошо защищенного разновидового микробного сообщества, члены которого приобретают невосприимчивость к разным видам лечения. И в этом случае победить болезнь практически невозможно. В составе биопленок патоген может «спать» несколько лет, прежде чем человек снова заболеет, как, например, это происходит в случае с туберкулезом. Развитие подобных свойств у сальмонелл ничем хорошим человечеству не светит.

При этом действенность новых препаратов постоянно снижается. Так, цефиксим, цефалоспорин третьего поколения, рекомендованный ВОЗ, не только более дорогой, но и относительно менее эффективный по сравнению с более «старыми» антибиотиками (Basnyat, 2007).

На сегодня единственным реальным средством уберечься от тифа является вакцинирование. С того времени, когда вакцинацию производили бактерией, убитой подогретым фенолом, наука не стояла на месте. Например, фенол заменили на ацетон.

Цельноклеточную вакцину на основе убитой ацетоном бациллы создали почти одновременно в Англии и Германии. Она оказалась лучше, потому что при этом не разрушался полисахарид Vi, с помощью которого бактерии тифа инкапсулируются в неблагоприятных условиях, обеспечивая себе выживание в организме пациента. Артур Феликс и его коллеги из Института Листера в Лондоне доказали наличие серологического ответа против этого полисахарида при брюшном тифе (Felix et al., 1935).

Гравюра «Смерть Аурелия Кабальеро от желтой лихорадки в Веракрусе» («Наука из первых рук» №3(83), 2019)

В 1960 г. эта вакцина успешно прошла масштабные клинические испытания в Югославии, СССР, Польше и Гайане. Она и до сих пор кое-где используется, но в большинстве стран от нее отказались из-за побочных эффектов, так как почти у каждого третьего вакцинированного она вызывала симптомы, присущие этому заболеванию.

Из-за побочных эффектов и низкой эффективности «убитых» вакцин, а также растущей устойчивости к антибиотикам возникла необходимость в более надежных средствах защиты. Ученые направили усилия на создание вакцины, основанной на живых бактериях, которая вызывала бы больший иммунный ответ. Так как дикий штамм представляет для здорового человека существенную угрозу, к 1983 г. был выведен ослабленный штамм, у которого были изменены гены, ответственные за выработку полисахарида Vi. Вакцина Ty21a стала первой живой пероральной вакциной против тифа. Она доказала свою эффективность и была лицензирована в 56 странах Азии, Африки, США и Европы (Levine et al., 1999).

Итогом тысячелетнего конфликта человеческой цивилизации с Salmonella enterica, серотип typhi стали, по сути, три вакцины. И, по мнению ВОЗ, это противостояние еще далеко от своего завершения.

Литература
1. Emmeluth D. Typhoid fever. Broomall, United States, 2004. 112 p.
2. Khosla S. N. Typhoid fever its cause, transmission and prevention. New Delhi Atlantic Publ., 2008. 248 p.
3. Papagrigorakis M. J. et al. DNA examination of ancient dental pulp incriminates typhoid fever as a probable cause of the Plague of Athen // Int. J. Infect. Dis. 2006. V. 10 (3). P. 206–214.
4. Crump J. A., Luby S. P., Mintz E. D. The global burden of typhoid fever // Bull. World Health Organ. 2004. V. 82. P. 346–353.
5. WHO, 2003. Background document: The diagnosis, treatment and prevention of typhoid fever. World Health Organization, Geneva.
6. WHO, 2007. Typhoidfever. World Health Organization.

Брюшной тиф — Википедия

Брюшной тиф — острая циклически протекающая кишечная антропонозная инфекция, вызываемая бактериями Salmonella typhi (Salmonella enterica серотип typhi)[1], с алиментарным путём передачи, характеризующаяся лихорадкой, явлениями общей интоксикации с развитием тифозного статуса, розеолезными высыпаниями на коже, гепато- и спленомегалией и специфическим поражением лимфатической системы нижнего отдела тонкой кишки[2].

Одной из первых исторически известных эпидемий брюшного тифа была Афинская чума[3].

В 2000 году брюшным тифом в мире переболели 21,6 млн человек, из них около 1 % с летальным исходом[4].

Этиология

Прививка против тифа в сельской школе. США, Техас, 1943 год.

Возбудитель болезни — Salmonella enterica серовар Typhi из семейства Enterobacteriaceae рода Salmonella. Первые упоминания о возбудителе имеются в докладе, сделанном в г. Цюрихе в 1880 году Эбертом. Одновременно с Эбертом изучением бактерии занимались Кох, Клебс и Мейер. В 1884 году возбудитель был получен в чистом виде учеником Коха Гаффки и получил название палочка брюшного тифа Эберта-Гаффки. Подвижная грамотрицательная палочка с закругленными концами, хорошо окрашиваемая всеми анилиновыми красителями. Вырабатывает эндотоксин, патогенный только для человека. Не образует споры[5].

Бактерии брюшного тифа довольно устойчивы во внешней среде: в пресной воде водоемов они сохраняются до месяца, на овощах и фруктах — до 10 дней, а в молочных продуктах могут размножаться и накапливаться[6].

Под воздействием 3 % раствора хлорамина, 5 % раствора карболовой кислоты, сулемы (1:1000), 96 % этилового спирта они гибнут через несколько минут[7].

Эпидемиология

Мировая распространённость брюшного тифа
♦ пояс тифа
♦ эпидемические зоны
♦ спорадические случаи

Резервуар и источники возбудителя: человек, больной или носитель (транзиторный, острый или хронический).

Рисунок 1939 года, изображающий пути попадания бактерий, вызывающих брюшной тиф, в колодец

Период заразительности источника. Наибольшее выделение возбудителя с фекалиями наблюдается в течение 1-5 нед заболевания с максимумом на 3-й нед, с мочой — в течение 2-4 нед. Реконвалесценты нередко выделяют возбудителя во внешнюю среду в течение 14 дней (транзиторное носительство), у 10 % переболевших этот процесс продолжается до 3 мес. (острое носительство), а 3-5 % становятся хроническими носителями, выделяя брюшнотифозную палочку в течение ряда лет. Перемежающийся характер выделения возбудителя брюшного тифа у хронических носителей затрудняет выделение и повышает их эпидемиологическую опасность.

Механизм передачи возбудителя фекально-оральный. Путь передачи — преимущественно водный, но возможны пищевой и бытовой пути передачи.

Естественная восприимчивость людей высокая, хотя клинические проявления заболевания могут варьироваться от стертых до тяжело протекающих форм. Перенесенное заболевание оставляет стойкий иммунитет.

Основные эпидемиологические признаки. Болезнь имеет убиквитарное распространение, однако заболеваемость преобладает на территориях с неблагополучными водоснабжением и канализацией. При водных вспышках чаще поражаются подростки и взрослые, при молочных — дети младшего возраста. Характерна летне-осенняя сезонность.

Клиническая картина

Инкубационный период — от 7 дней до 23 дней, в среднем 2 нед.
Возбудитель — рот — кишечник — пейеровы бляшки и солитарные фолликулы (лимфаденит и лимфангит) — кровяное русло — бактериемия — первые клинические проявления. Циркулирующие в крови микроорганизмы частично погибают — высвобождается эндотоксин, обусловливающий интоксикационный синдром, а при массивной эндотоксемии — инфекционно-токсический шок.

Начальный период (время от момента появления лихорадки до установления её постоянного типа) — продолжается 4-7 дней и характеризуется нарастающими симптомами интоксикации. Бледность кожи, слабость, головная боль, снижение аппетита, брадикардия. Обложенность языка белым налетом, запоры, метеоризм, поносы.

Период разгара — 9-10 дней. Температура тела держится постоянно на высоком уровне. Симптомы интоксикации резко выражены. Больные заторможены, негативны к окружающему. При осмотре на бледном фоне кожи можно обнаружить бледно-розовые единичные элементы сыпи — розеолы, слегка выступающие над поверхностью кожи, исчезающие при надавливании, располагающиеся на коже верхних отделов живота, нижних отделов грудной клетки, боковых поверхностях туловища, сгибательных поверхностях верхних конечностей. Отмечаются глухость тонов сердца, брадикардия, гипотония. Язык обложен коричневатым налетом, с отпечатками зубов по краям. Живот вздут, имеется склонность к запорам. Увеличивается печень и селезенка. Тифозный статус — резкая заторможенность, нарушение сознания, бред, галлюцинации. Другим проявлением тяжести болезни является инфекционно-токсический шок.

Период разрешения болезни. Температура падает критически или ускоренным лизисом, уменьшается интоксикация — появляется аппетит, нормализуется сон, постепенно исчезает слабость, улучшается самочувствие.

В период реконвалесценции у 3-10 % больных может наступить рецидив болезни. Предвестниками рецидива являются субфебрилитет, отсутствие нормализации размеров печени и селезенки, сниженный аппетит, продолжающаяся слабость, недомогание. Рецидив сопровождается теми же клиническими проявлениями, что и основная болезнь, но протекает менее продолжительно.

Брюшной тиф может протекать в легкой, среднетяжелой и тяжелой формах. Выделяют атипичные формы болезни — абортивные и стертые.

В настоящее время в клинической картине брюшного тифа произошли большие изменения. Это связано с повсеместным применением антибиотиков, а также с иммунопрофилактикой. Вследствие этого стали преобладать стертые и абортивные формы заболевания. Лихорадка может длиться до 5-7 дней (иногда 2-3 дня). Чаще встречается острое начало (без продромального периода — в 60-80% случаев). Что касается картины крови, то в 50% случаев сохраняется нормоцитоз, эозинофилы в норме. Серологические реакции на брюшной тиф могут быть отрицательными в течение всей болезни.

Диагностика

Лабораторная диагностика прежде всего заключается в бактериологическом исследовании крови, кала, мочи, желчи. Метод гемокультуры можно использовать с первых дней заболевания и до конца лихорадочного периода, желательно до начала лечения. Для этого 5-10 мл крови из локтевой вены у постели больного засевают на 20 % желчный бульон или среду Рапопорта, мясопептонный бульон с 1 % глюкозы, либо даже в стерильную дистиллированную воду. Объем среды — 50-100 мл. Соотношение материала и среды должно быть 1:10. Кал, мочу, дуоденальное содержимое исследуют со 2-й недели от начала заболевания, засевая на среды Плоскирева, Левина, Мюллера и др. Предварительный результат этих исследований получают через 2 дня, окончательный — через 4 дня.

Для выявления брюшной тифозной палочки в фекалиях, моче, дуоденальном содержимом используют РИФ с меченными сыворотками к О- и Vi-антигенам. Предварительный ответ может быть получен в течение 1 ч, окончательный — через 5-20 ч.

Из серологических методов используют РА (Видаля) и РПГА с цистеином. Реакцию Видаля ставят с Н- и О-антигенами с 7-9-го дня заболевания повторяют на 3-4-й неделе для определения нарастания титра (от 1:200 до 1:400-1:800-1:1600). Последнее имеет значение для исключения положительного результата реакции, который может быть обусловлен предшествовавшей иммунизации против брюшного тифа. Ответ может быть получен через 18-20 ч. При постановке РПГА учет результатов проводят после инкубирования пластин при 37° С в течение 1,5-2 ч и повторно — через 24 ч нахождения при комнатной температуре. Положительный считается реакция в титре 1:40 и выше.

Лечение

Госпитализация. Режим в остром периоде и до 10-го дня нормальной температуры тела постельный, а при осложнениях — строгий постельный. Расширение режима — с осторожностью: не производить резких движений, не поднимать тяжестей, не натуживаться во время дефекации.

Резкое ограничение механических и химических раздражителей слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, исключение продуктов и блюд, усиливающих процессы брожения и гниения в кишечнике. При неосложненных формах стол № 4а бт, за 5—7 дней до выписки замена на № 15. Прием комплекса витаминов (аскорбиновая кислота — до 900 мг/сут, витамины В1 и В2 по 9 мг, РР — 60 мг, Р — 300 мг/сут).

Курс терапии до 10-го дня нормальной температуры тела вне зависимости от тяжести течения и быстроты клинического выздоровления больного. Если в течение 4—5 дней нет перелома в состоянии — отменить и назначить другой.

Левомицетин (хлорамфеникол). взрослым внутрь за 20—30 мин до еды 50 мг/кг/сут, на 4 приема. После нормализации температуры тела − 30 мг/кг/сут. В случаях невозможности перорального приема (тошнота, рвота, боли в эпигастрии) парентерально — левомицетина сукцината 3 г в сутки или ампициллин: взрослым внутрь после еды по 1—1,5 г 4—6 р/с или парентерально 6 г/с. триметоприма (80 мг в таблетках) и сульфаметоксазола (400 мг в таблетках) — бисептола, бактрима, септрина, котримоксазола. взрослым внутрь по 2 таблетки 2 р/д после еды (при тяжелых формах 3 таб) 3—4 недели.

Лечение тяжелых, осложненных и сочетанных форм эффективно парентерально комбинации ампициллина (6—8 г/сут) и гентамицина (240 мг/сут). Для дезинтоксикации в легких случаях обильное питье (до 2,5—3 л в сутки), энтеросорбенты через 2 часа после еды (энтеродез — 15 г/сут, полифепан — 75 г/сут, угольные сорбенты — 90 г/сут) и ингаляции кислорода через носовые катетеры по 45—60 мин 3—4 раза в сутки.

При среднетяжелом течении дезинтоксикация + парентеральным введением изотонических глюкозо-солевых растворов до 1,2—1,6 л/сут (5 % раствор глюкозы, лактасол, квартасол, ацесоль, хлосоль), 5—10 % раствора альбумина по 250—100 мл, бензонала натрия по 0,1 г внутрь 3 раза в день (за счет стимуляции микросомальных ферментов печени). При нарастании интоксикации показано назначение преднизолона (45—60 мг в сутки) перорально коротким курсом (5—7 дней), проведение курса оксигенобаротерапии. В тех случаях, когда проводимая терапия не дает положительных результатов в течение 3 суток, при микст-инфекциях и рецидивах заболевания в комплексе лечебных мероприятий показана гемосорбция и переливание крови.

Всем больным брюшным тифом и паратифами назначаются стимуляторы лейкопоэза и репаративных процессов (метилурацил по 0,5 г или пентоксил по 0,3 г 3 раза в день после еды), ангиопротекторы (аскорутин по 1 таблетке 3 раза в день). В периоде реконвалесценции лицам с выраженной астенизацией показаны адаптагены — настойка элеутерококка, заманихи, корня женьшеня, пантокрина, лимонника китайского в обычных терапевтических дозировках.

Энтеросорбция при брюшном тифе

Сложившаяся система лечения брюшного тифа не вполне удовлетворяет клиницистов, так как интоксикация при этом заболевании остается весьма выраженной, этиотропное же лечение недостаточно эффективно. Исходя из этого применение энтеросорбентов при тифо-паратифозных заболеваниях является оправданным.[8]

Диспансерное наблюдение за переболевшими

Прекращение бактериовыделения бывает временным и через некоторое время (до нескольких лет) может возобновляться.
Выписка реконвалесцентов осуществляется на фоне полного клинического выздоровления, нормализации лабораторных показателей, после 3-кратных отрицательных посевов кала, мочи и однократного—желчи, но не ранее 21-го дня нормальной температуры тела.
После выписки из стационара переболевшие подлежат диспансерному наблюдению, по истечении 3 мес проводится бактериологическое исследование кала, мочи и желчи. При отрицательных результатах наблюдение прекращается. Реконвалесценты из числа работников пищевых и приравненных к ним предприятий находятся под наблюдением на протяжении всей трудовой деятельности.
В XX веке было известно несколько очагов заболеваний, вызванных бессимптомными носителями, одними из самых известных которых были так называемые Тифозная Мэри и Тифозный Джон.

Примечания

  1. Song J, Willinger T, Rongvaux A, Eynon EE, Stevens S, Manz MG, Flavell RA, Galán JE. A mouse model for the human pathogen Salmonella typhi. — Cell Host Microbe. 2010 Oct 21;8(4):369-76.
  2. В. Н. Тимченко, Л. В. Быстрякова. Инфекционные болезни у детей. — «СпецЛит», 2001. — С. 285—296. — ISBN 5-299-00096-0.
  3. (2006) «DNA examination of ancient dental pulp incriminates typhoid fever as a probable cause of the Plague of Athens». International Journal of Infectious Diseases 10 (3): 206–214. DOI:10.1016/j.ijid.2005.09.001. PMID 16412683.
  4. ↑ Crump JA, Luby SP, Mintz ED. The global burden of typhoid fever. Bull World Health Organ 2004; 82: 346-353.
  5. Е. П. Шувалова. Инфекционные болезни. — «Медицина», 2005. — С. 70—88. — ISBN 522-504-00-63.
  6. Н. Д. Ющук, Ю. Я. Венгеров. Инфекционные болезни. — «Медицина», 2003. — С. 64—73. — ISBN 5-225-04659-2.
  7. Ж. И. Возианова. Инфекционные и паразитарные болезни. — «Здоров’я», 2000. — Т. 1. — С. 340—379. — ISBN 5-311-011-696.
  8. ↑ «Энтеросорбция» под ред. проф. Н.А. Белякова — Л., 1991. — 336с.

Литература

Ссылки

Брюшной тиф и паратиф — Инфекционные болезни

Этиология. Возбудитель болезни относится к сальмонеллам группы D — Salmonella typhi. По чувствительности к типовым бактериофагам возбудители брюшного тифа подразделяются на 78 фаговаров. При неблагоприятных условиях (воздействие антимикробных средств, реакция иммунной системы) они могут трансформироваться в L-формы, которые способны к длительному внутриклеточному персистированию, обусловливающему развитие хронических форм инфекции. На фоне иммуносупрессии L-формы реверсируют в исходные формы бактерий, вызывающие обострения и рецидивы болезни. Salmonella typhi устойчива во внешней среде: в воде сохраняется до 1-5 мес, в испражнениях — до 25 дней. При нагревании, воздействии дезинфицирующих средств в обычных концентрациях погибает в течение нескольких минут.

Эпидемиология. Источником инфекции являются больные с ма-нифестным и бессимптомным течением брюшного тифа. Наибольшее эпидемиологическое значение имеют лица с хронической формой заболевания. Механизм заражения — фекально-оральный. Пути передачи инфекции — водный, пищевой и контактно-бытовой. Наиболее часто острые случаи заболевания регистрируются в возрастной группе 15-45 лет. Наблюдаются как спорадические случаи, так и эпидемические вспышки заболевания. За последние 10 лет ежегодная заболеваемость брюшным тифом в России составляла менее 1 на 100 тыс. человек.

Брюшному тифу, как и другим кишечным инфекциям, присуще сезонное повышение заболеваемости в летне-осенний период.

Патогенез. Проникнув в кишечник, возбудитель брюшного тифа внедряется в лимфоидные образования тонкой кишки — одиночные и групповые (пейеровы бляшки) фолликулы — и затем в регионарные мезентериальные лимфатические узлы, что приводит к развитию лимфаденита (фаза первичной ревионапьной инфекции), а в дальнейшем — к характерным стадиям их патологоанатомических изменений. Из лимфатических образований возбудитель попадает в кровеносное русло — начинается бактериемия, которая соответствуетпервым клиническим проявлениям болезни. Циркулирующие в крови микроорганизмы частично погибают, высвобождается эндотоксин, обусловливающий интоксикационный синдром, а при массивной эндотоксемии- инфекционно-токсический шок.

Проникновение бактерий в паренхиматозные органы (паренхиматозная диссеминация) сопровождается образованием в них брюшнотифозных гранулем и нарушением их функций. Одновременно с этим, начиная с 8-го дня болезни, происходит массивное выделение возбудителя из организма с испражнениями, а затем и мочой (выделительная фаза). В течение всего заболевания в кишечнике больных происходят стадийные изменения со стороны его лимфоидных образований. Так, на первой неделе от начала заболевания наблюдается мозговидное набухание лимфоидных образований подвздошной кишки, на второй — их некротизация, на третьей — отторжение некротизированных масс, на четвертой — период «чистых язв» и на пятой-шестой неделях — заживление язв. Последнему периоду (5-6-я неделя) соответствует фаза формирования специфического иммунитета, восстановления гомеостазаи освобождения организма от возбудителя, что характеризует развитие ранней реконвалесценции.

Клиника. Инкубационный период — от 7 до 25 дней. Могут быть выделены следующие формы и варианты течения инфекции.

 

I. Острый брюшной тиф: манифестного и бессимптомного течения.

Манифестное течение: типичная и атипичная (абортивная, стертая, маскированная) формы. По тяжести клинических проявлений они могут иметь легкое, среднетяжелое и тяжелое течение. Бессимптомное течение: субклинический и реконвалесцентный варианты.

II. Хронический брюшной тиф: манифестного и бессимптомного течения. Манифестное течение: рецидивирующий вариант. Бессимптомное течение: субклинический и реконвалесцентный варианты. Острый брюшной тиф манифестного течения может встречаться в типичной и атипичной формах. Типичная форма характеризуется цикличностью течения, в котором могут быть выделены 4 периода: начальный, разгара, разрешения болезни и реконвалесценции.

Начальный период — первая неделя болезни, характеризуется преимущественно симптомами интоксикации: наблюдается постепенно или остро (за 1-2 дня) развившаяся гипертермия до 38-39 °С, выраженная слабость, анорексия. В прошлом у многих пациентов имела место головная боль постоянного типа, бессонница ночью и сонливость в дневные часы. У некоторых больных возникает диарея тонкокишечного типа (стул типа «горохового супа»).

При физикальном обследовании обращает на себя внимание некоторая заторможенность и адинамия больных. Наблюдается умеренно выраженная бледность и пастозностъ лица. Кожа на фоне повышения температуры тела сухая, при некотором ее снижении — умеренно влажная. Дермографизм стойкий розовый или красный. Наблюдается относительная брадикардия, артериальное давление снижено. При аускультации легких — жестковатое дыхание, непостоянные сухие хрипы. Язык утолщен, с отпечатками зубов на боковых поверхностях. Спинка языка густо покрыта серовато-белым налетом, края и кончик свободны от налета, имеют насыщенно-красный цвет. Зев умеренно гиперемирован. У некоторых больных наблюдается увеличение и гиперемия миндалин.

Живот несколько вздут за счет метеоризма. Отмечается болезненность и урчание в илеоцекальной области, причем при пальпации слепой кишки урчание грубое «крупнокалиберное», а при пальпации подвздошной — «мелкокалиберное». Могут быть выявлены признаки мезаденита: укорочение перкуторного звука в илеоцекальной области (симптом Падалки), положительный «перекрестный» симптом Штернберга.

К концу начального периода заболевания наблюдается увеличение печени, реже — селезенки. В периферической крови в первые 3 дня болезни отмечается лейкоцитоз со сдвигом лейкоцитарной формулы влево, повышение СОЭ. С 4-5-го дня болезни развивается лейкопения, анэозинофилия, тромбоцитопения, относительный лимфоцитоз, сохраняется повышение СОЭ. В урограмме: протеинурия, микрогематурия, цилиндрурия.

С конца первой — начала второй недели заболевания наступает период развара, продолжающийся 1-2 нед. В этот период усиливается интоксикация, и температура тела больных достигает максимально высокого уровня. Наблюдаемая лихорадка может иметь континуальный (вундерлиховский тип), многоволновый (боткинский тип) или одноволновый (типа «наклонной плоскости» по Кильдюшевскому) характер. Больные заторможены, негативны к окружающему. При тяжелом течении болезни может развиться status typhosus — резкая слабость, апатия, адинамия, нарушение сознания, бред, галлюцинации.

На 8-10-й день болезни у 55-65% больных возникает экзантема. Она преимущественно локализуется на коже верхних отделов живота и нижних отделов грудной клетки. Сыпь скудная, число ее элементов обычно не превышает 5-6, п о характеру розеолезная, мономорфная. Розеолы, диаметром около 3 мм, несколько возвышаются над уровнем кожи (roseola elevata) и хорошо заметны на ее бледном фоне. Элементы сыпи существуют до 3-4 дней, оставляя после себя чуть заметную пигментацию кожи. Для брюшного тифа характерен феномен «подсыпания» — появление новых розеол на протяжении периода разгара болезни. У некоторых больных наблюдается феномен каротиновой гиперхромии кожи ладоней и стоп (симптом Филипповича).

Со стороны сердечно-сосудистой системы: относительная бради-кардия, дикротия пульса, глухость тонов сердца, гипотония. Язык утолщен, обложен серо-коричневатым налетом, с отпечатками зубов по краям. Края и кончик его, по-прежнему, имеют ярко-красный цвет. В тяжелых случаях язык становится сухим и  имеет фулигинозный вид. Живот вздут, еще более отчетливыми становятся болезненность и урчание в илеоцекальной зоне, положительные симптомы Падалки и Штернберга. Печень и селезенка увеличены. В разгар болезни, наряду со снижением диуреза, возникает бактериурия, более выражены протеинурия, микрогематурия и цилиндрурия.

В периоде разрешения болезни происходит угасание основных клинических проявлений. Температура тела литически снижается, уменьшается интоксикация — появляется аппетит, увлажняется и очищается от налета язык, увеличивается диурез, нормализуется сон, постепенно исчезает слабость, улучшается самочувствие.

В периоде реконвалесценции у 7-9% больных может наступить рецидив болезни. Предвестниками рецидива являются субфебрилитет, отсутствие нормализации размеров печени и селезенки, сниженный аппетит, продолжающиеся слабость, недомогание. Рецидив сопровождается теми же клиническими проявлениями, что и основная болезнь, но менее продолжительными.

Типичная форма брюшного тифа может иметь легкое, средней тяжести и тяжелое течение.

Атипичная форма болезни включает абортивный, стертый и маскированный варианты течения. Абортивный вариант характеризуется типичным для начального периода брюшного тифа течением, но, не достигнув своего полного развития, все симптомы заболевания регрессируют в срок от 5 до 7 дней, и наступает клиническое выздоровление. При стертом варианте («амбулаторный тиф») интоксикация слабо выражена, температуратела субфебрильная, продолжительность ее часто не превышает одной недели. Изменения со стороны внутренних органов выражены слабо, экзантема отсутствует. Маскированный вариант характеризуется своеобразием клинической картины заболевания, в которой резкое преобладание симптомов поражения какого-либо отдельного  органа значительно затрудняет диагностику брюшного тифа. К данному варианту течения относятся так называемые пневмотиф, менинготиф, энцефалотиф, колотиф, тифозный гастроэнтерит, холангиотиф, нефротиф.

Бессимптомное течение острого брюшного тифа сопровождается бактериовыделением, непревышающем по длительности Змее.

К субкпиническому варианту острого бессимп томного течения относятся случаи, характеризующиеся отсутствием каких-либо признаков заболевания в период обследования и в предшествующие ему 3 мес при наличии выделения брюшнотифозных бактерий с калом.

Среди лиц с субклиническим вариантом течения в прошлом выявляли достаточно редкие случаи так называемого транзиторноао бактериовыдепения. Его существование признавалось лишь в иммунном организме, ранее привитых против брюшного тифа, при следующих условиях: наличие контакта с источником брюшного тифа, однократного обнаружения только копрокультуры возбудителя, отсутствие перенесенного брюшного тифа в анамнезе или какого-либо лихорадочного заболевания в течение ближайших Зм ее, повторных отрицательных бактериологических исследований кала, мочи, крови, желчи, костного мозга и отсутствие сероконверсии при исследовании сыворотки крови в РНГА (РА) с сальмонеллезными антигенами в динамике.

Выделение S. typhi после клинического выздоровления наблюдается при ремэнбалесцентном варианте бессимптомного течения брюшного тифа.

Хронический брюшной тиф (манифестное течение)

Наличие клиники заболевания, обычно в виде рецидивирующего течения, и сохраняющееся бактериовыделение S. typhi более 3 мес, по окончании острого периода болезни, свидетельствуют в пользу хронического брюшного тифа. Рецидивы болезни при ее хроническом течении мало напоминают острый период заболевания. Они чаще протекают под маской обострения какой-либо очаговой патологии (хронического холецистита, пиелонефрита, энтероколита). В эти периоды резко усиливается бактериовыделение и эпидемиологическая опасность таких больных.

Хронический брюшной тиф (бессимптомное течение)

К субкпиническому варианту хронического бессимптомного течения относятся случаи, характеризующиеся выделением S. typhi с калом и/или мочой в течение более 3 мес при отсутствии в этот период и предшествующие ему 3 мес каких-либо признаков заболевания.

Выделение S. typhi на протяжении более 3 мес после клинического выздоровления наблюдается при реконвалесцентном варианте бессимптомного хронического течения брюшного тифа. Данный вариант нуждается в дифференцировании с рецидивирующим течением хронического брюшного тифа, что возможно лишь при длительном мониторинге.

У 3-5% переболевших брюшным тифом формируется хроническое течение данной инфекции. При этом возбудитель с фекалиями и мочой выделяется в течение всей жизни постоянно или периодически.

К числу наиболее опасных осложнений брюшного тифа относятся: инфекционно-токсический шок (ИТШ), перфорация кишечных язв и кишечное кровотечение. ИТШ развивается в период разгара болезни. На фоне резкого нарастания интоксикации снижается температура, падает АД, появляется тахикардия, снижается диурез. Смерть наступает при явлениях падения сердечно-сосудистой деятельности. Перфорация кишечника с последующим перитонитом может осложнить течение любой формы брюшного тифа. Это осложнение развивается чаще на 2-4-й неделе болезни. От сроков диагностики зависит успех лечения, поэтому необходимо хорошо знать первые признаки перфорации. Перфорация кишечника у 80% больных брюшным тифом сопровождается болевым синдромом, даже незначительные боли в животе должны быть поводом для тщательного обследования больного и консультации хирурга. При прободении кишечника ухудшается состояние больного, повышается температура тела. Нарастание метеоризма, угнетение перистальтики, локальная мышечная защита в правой подвздошной области являются основанием для подозрения на перфоративное состояние, требующее хирургического вмешательства.

При кишечном кровотечении, наблюдающемся в те же сроки, что и перфорация кишечника, внезапно снижается температура тела, отмечаются усиливающаяся бледность кожи и слизистых оболочек, тахикардия, снижение АД, вздутие живота, усиление перистальтики. Появление жидкого черного стула (мелена) или стула со сгустками свежей крови свидетельствует о развившемся кишечном кровотечении.

Выписывают больных не ранее 21-го дня нормальной температуры тела после бактериологического исследования кала и мочи не менее 3 раз — через 5 дней после отмены антибиотиков и затем с интервалом в 5 дней. Кроме того, проводят бактериологическое исследование дуоденального содержимого за 7-10 дней до выписки.

После выписки переболевшие брюшным тифом состоят на диспансерном учете в кабинете инфекционных заболеваний в течение 3 мес, проводится бактериологическое исследование кала и мочи. Затем наблюдение за реконвалесцентами осуществляет санитарно-эпидемиологическая станция в течение 2 лет (наблюдение за работающими в пищевой промышленности — на протяжении их трудовой деятельности). Больные с хроническими формами брюшного тифа состоят на учете в СЭС пожизненно.

Диагностика. Ведущим в специфической диагностике является выделение гемокультуры. Кровь для посева берут во все периоды болезни, 5-10 мл из вены, и засевают в 50-100 мл желчного бульона или среды Раппопорта. Врач должен помнить, что высокая температура тела у пациента свыше 5 дней обязывает провести посев крови. Первый посев крови желательно осуществить до начала антибактериальной терапии. В диагностике используют также серологические реакции — РА, РНГА, диагностический титр — 1:200 и выше. Для выявления лиц с бессимптомным течением заболевания назначают РНГА с Vi-антигеном.

Разработаны и высокочувствительные методы ранней диагностики, основанные на выявлении антигенов возбудителя или антител к нему- ИФА, ВИЭФ, РИА и др.

Лечение. Больные брюшным тифом подлежат обязательной госпитализации в инфекционные стационары. Важными в лечении являются организация правильного ухода за больными, соблюдение постельного режима. Сидеть разрешается больным с 7-8-го дня нормальной температуры тела, ходить — с 10-11-го. Необходим тщательный уход за кожей и слизистой оболочкой полости рта. Нужно следить за регулярным отправлением кишечника, категорически запрещается ставить очистительные клизмы без назначения врача. Рекомендуется легкоусвояемая и щадящая желудочно-кишечный тракт пища (стол 4а), с выздоровлением диету расширяют постепенно.

К этиотропным препаратам выбора относятся фторхинолоны (ципрофлоксацин по 0,5 г 2 раза в день) и цефтриаксон (роцефин по 1-2 г/сут внутримышечно или внутривенно). Основным этиотропным препаратом резерва остается левомицетин, который назначают внутрь по 0,5 г 4 раза в сутки до 10-го дня нормальной температуры. Для устранения интоксикации применяют инфузионную терапию.

При перфорации кишечника проводят срочное хирургическое вмешательство. При кишечном кровотечении показаны абсолютный покой, голод, заместительная и гемостатическая терапия. Эффективного лечения, направленного на эрадикацию возбудителя при хроническом течении брюшного тифа, не разработано.

Профилактика. Основные меры профилактики — улучшение качества водоснабжения, канализации, контроль за приготовлением пищи, санитарная очистка населенных мест. Имеют значение санитарно-просветительная работа с населением, воспитание гигиенических навыков. По эпидемиологическим показаниям некоторым контингентам населения (работники канализации, лица в окружении хронических бактериовыделителей и др.) проводят вакцинацию. В очаге брюшного тифа проводится заключительная дезинфекция. За лицами, имевшими контакт с больным и, устанавливается медицинское наблюдение с обязательной термометрией в течение 25 дней и бактериологическим исследованием кала и мочи. Дети дошкольных учреждений, работники пищевых предприятий и лица, к ним приравниваемые, до получения результатов бактериологического обследования не допускаются в коллективы.

Паратифы — острые инфекционные заболевания, напоминающие по эпидемиологии, патогенезу, клинике и патологоанатомической картине брюшной тиф.  Выделяют паратифы А, В и С. Заболеваемость: 0,02 на 100 000 населения в 2001 г.

Код по международной классификации болезней МКБ-10:

 Тиф и паратиф

Этиология. Возбудитель паратифа А — Salmonella paratyphi, паратифа B — Salmonella schotmulleri, паратифа С — Salmonella hirschfeldii.

Эпидемиология. Заболевания распространены повсеместно; источник и резервуар инфекции — человек. Больной человек выделяет возбудителя с испражнениями, мочой и слюной. Механизм передачи возбудителей — фекально — оральный. Основные источники передачи — заражённые пищевые продукты и вода; реже отмечают контактный путь передачи возбудителя.

Патогенез. После попадания бактерий в организм они проникают в просвет тонкой кишки, затем в регионарные лимфатические узлы, где интенсивно размножаются. Затем бактерии в форме массированной инвазии поступают в кровяное русло. Под действием защитных факторов часть сальмонелл погибает, высвобождая эндотоксин, играющий ведущую патогенетическую роль в поражении ЦНС (отличительная особенность паратифа А — отсутствие признаков поражения ЦНС). Результатом эндотоксинемии могут быть миокардиодистрофии, инфекционно — токсический шок (редко). Бактериемия обусловливает менингит, остеомиелит, миелит, пневмония, абсцессы. Позднее возбудители вновь попадают вместе с жёлчью в кишечник, лимфоидный аппарат которого уже сенсибилизирован к ним. В результате быстро развивается аллергическая реакция с образованием некротических язв дистального отдела тонкой кишки.

Симптомы (признаки)

Клиническая картина

  • Паратиф А чаще начинается остро с диспептических расстройств (тошнота, рвота, диарея) и катаральных симптомов (кашель, насморк). Возможны гиперемия лица, герпетические высыпания. На 4–7 — е сутки болезни появляется обильная розеолёзная, розеолёзно — папулёзная, иногда петехиальная сыпь. В динамике болезни обычно бывает несколько волн высыпаний; лихорадка ремиттирующая или гектическая. Заболевание может рецидивировать.
  • Паратиф В. При водном пути передачи чаще наблюдают случаи с постепенным началом болезни, абортивным и относительно лёгким течением. При заражении через пищевые продукты отмечают массивное поступление возбудителей и преобладание симптомов гастроэнтерита с последующей генерализацией процесса. Сыпь отсутствует или появляется рано (на 4–7 — й день). На ранних этапах наблюдают увеличение печени и селезёнки. Возможно развитие рецидивов (реже, чем при паратифе А).
  • Паратиф С как самостоятельное заболевание регистрируют редко, обычно у лиц с иммунодефицитными состояниями. Характерны симптомы интоксикации, мышечные боли, желтушность кожи, невыраженная лихорадка.

Методы исследования

  • Бактериологическое исследование испражнений, крови, мочи, рвотных масс и промывных вод желудка
  • Серологические исследования
  • Линейная реакция агглютинации (реакция Видаля). В качестве Аг используют монодиагностикумы к конкретным возбудителям. Исследования рекомендуют начинать с 7 сут (время нарастания титров АТ)
  • Реакция Vi — агглютинации с типовыми сыворотками.

Лечение

Лечение — см. Тиф брюшной.

Диета с механическим, термическим и химическим щажением; диета №2, комплекс витаминов.

Прогноз при своевременном и адекватном лечении благоприятный.

симптомы у взрослых. Обследование и лечение при брюшном тифе :: SYL.ru

Брюшной тиф — инфекционное заболевание, которое сопровождается поражением лимфатической системы кишечника. Несмотря на столь стремительное развитие медицины, в некоторых странах и по сегодняшний день регистрируются вспышки данной болезни.

Сегодня многие люди интересуются вопросом о том, что представляет собой тиф брюшной. Симптомы и причины недуга должен знать каждый. Ведь при отсутствии грамотного лечения высока вероятность развития тяжелых осложнений, а иногда и летального исхода.

Краткие исторические сведения о болезни

На самом деле симптомы брюшного тифа у взрослых и детей впервые были описаны еще до нашей эры. Сам же термин «тиф» (typhos) был введен Гиппократом, правда, в то время название использовали для обозначения практически всех лихорадочных состояний. А уже в конце 19-го века брюшнотифозная палочка была обнаружена при лабораторном исследовании пейеровых бляшек кишечника.

В 1896 году М. Грубер впервые наблюдал процесс агглютинации тифозных палочек при контакте с некоторыми сыворотками. В дальнейшем Ф. Видаль использовал данное открытие для создания диагностической процедуры, которая и по сегодняшний день известна под названием «реакция Видаля».

Возбудитель и его описание

возбудитель брюшного тифа

Возбудитель брюшного тифа — грамотрицательная палочка Salmonella typhi, которая относится к роду Salmonella, семейству Enterobacteriaceae. Эти микроорганизмы обычно неприхотливы и поражают не только человека, но и некоторых животных.

Стоит отметить, что данные бактерии, попадая во внешнюю среду, могут достаточно долго сохранять способность к жизнедеятельности. Например, в почве сальмонеллы живут от 1 до 5 месяцев. На пищевых продуктах они остаются патогенными в течение нескольких недель. Нагревание губительно воздействует на микроорганизм, вызывая его гибель (вот почему так важна пастеризация и правильная термическая обработка). Уничтожить патогенные микроорганизмы можно и при помощи дезинфицирующих средств в обычных концентрациях.

Как передается инфекция?

болезнь брюшной тиф

Для начала стоит отметить, что человеческий организм чрезвычайно восприимчив к данному штамму сальмонелл. Путь передачи инфекции в данном случае фекально-оральный. Основным источником является больной или зараженный человек, который и распространяет инфекцию. Кстати, опасность пациента для окружающих людей зависит от стадии заболевания. Человек становится максимально заразным примерно на второй или третьей неделе болезни, так как бактерии выделяются с каловыми массами, мочой и даже потом.

В организм здорового человека сальмонелла может попадать разными путями. Довольно часто вспышки заболевания связаны с распространением инфекции через воду. Подобное нередко случается в регионах, где имеется дефицит питьевой воды. Кроме того, подцепить патогенные микроорганизмы можно, если употреблять зараженную пищу (особенно если речь идет о немытых овощах и фруктах, а также молоке и мясе, не прошедших соответствующую термическую обработку). Пищевые вспышки, как правило, связаны с антисанитарией на пищевых предприятиях или же наличием источника инфекции (например, больного сотрудника).

Передача сальмонеллы при совместном использовании бытовых предметов также возможна. В большинстве случаев бактерии оседают на посуде, полотенцах, постельном белье, игрушках, одежде и т. д.

Патогенез болезни

Что представляет собой тиф брюшной? Симптомы его, особенно на начальных стадиях, связаны с интоксикацией организма, что обусловлено особенностями жизнедеятельности сальмонеллы. Проникая в организм вместе с пищей или водой, патогенный микроорганизм легко преодолевает защитные барьеры ротовой полости и желудка. После этого бактерии попадают в лимфатические фолликулы тонкого кишечника, где и начинают размножаться.

Новые особи проникают в кровоток, вызывая первую волну симптомов интоксикации. Вместе с током крови сальмонеллы попадают в ткани других органов, включая костный мозг, селезенку и печень — здесь формируются характерные брюшнотифозные гранулемы. Впоследствии бактерии снова проникают в лимфатическую систему кишечника, но на этот раз их активная жизнедеятельность приводит к некрозу пейеровых бляшек и формированию язв в дистальных отделах тонкого кишечника.

Тиф брюшной: симптомы и клиническая картина

симптомы брюшного тифа у взрослых

Инкубационный период при подобном заболевании длится, как правило, от 10 до 14 дней, хотя известны случаи, когда первые проявления наблюдались спустя три недели после заражения. У большинства пациентов болезнь начинается остро. Основные признаки брюшного тифа зависят от стадии развития недуга.

Первый, или начальный, этап заболевания начинается с резкого повышения температуры тела, которая нередко достигает и 40 градусов. В дальнейшем проявляются и основные симптомы интоксикации. В частности, пациенты жалуются на нарастающую сильную слабость, бессонницу, головокружения, головную боль, расстройства аппетита. Можно также наблюдать бледность кожных покровов.

Это далеко не все расстройства, которыми сопровождается брюшной тиф. Симптомы (фото вы видите здесь же) включают в себя и сильное вздутие живота — при пальпации пациенты нередко жалуются на боли в правой подвздошной области. К признакам болезни можно отнести отечность языка. Также у пациента увеличиваются селезенка и печень.

Период разгара заболевания наступает примерно в начале второй недели после заражения и может длиться 14–20 дней. Симптомы интоксикации организма продолжают нарастать — температура остается высокой, пациенты все еще жалуются на слабость и головокружения. Нередко появляется и новый характерный признак — небольшие розеолы, расположенные на коже нижней части груди и животе. Как правило, сыпь состоит всего из 2–5 небольших пятнышек, края которых возвышаются над кожей. Спустя несколько дней розеолы исчезают, но затем могут появиться снова. К симптомам также можно отнести брадикардию, изменения пульса (прослушивается двухволновый пульс), а еще несоответствие частоты сердечных ударов температуре тела пациента.

тиф брюшной симптомы

При отсутствии своевременного лечения возможно развитие и более тяжелых нарушений. В частности, сильная интоксикация может вызывать нарушения сознания, апатию, различные двигательные расстройства.

В дальнейшем наступает так называемый период реконвалесценции. В это время симптомы брюшного тифа у взрослых и детей начинают постепенно исчезать. Сначала нормализуется температура тела, больной начинает чувствовать себя намного лучше, так как проходят слабость, головная боль и сонливость. Но на этой стадии также не стоит терять бдительность. Да, организм постепенно очищается от токсинов, но язвенные процессы в кишечнике все еще остаются. В это время при прекращении лечения или недостаточном уходе высока вероятность появления таких осложнений, как кровотечение или прободение стенки кишечника.

Существуют ли другие формы заболевания?

Безусловно, далеко не у всех пациентов наблюдается вышеописанная клиническая картина. Ведь существует и так называемый атипичный тиф брюшной. Симптомы его проявляются не так интенсивно — некоторые основные признаки тифа и вовсе могут отсутствовать, что приводит к трудностям во время постановки диагноза.

Довольно часто в современной медицине сталкиваются и с абортивной формой заболевания, которая сопровождается кратковременным повышением температуры и быстрым исчезновением признаков интоксикации организма.

Какие осложнения возможны?

Сразу же стоит отметить, что болезнь (брюшной тиф) в большинстве случаев хорошо поддается терапии. Но иногда, особенно при неправильном лечении или его отсутствии, могут появляться и опасные для здоровья осложнения. В частности, на фоне выраженного синдрома интоксикации иногда развивается инфекционно-токсический шок. Подобное состояние сопровождается тахикардией, заметным снижением температуры тела, повышенным выделением пота и резким падением артериального давления. Такому пациенту необходимо срочная медицинская помощь.

К довольно распространенным осложнениям также можно отнести перфорацию кишечной стенки, в результате которой содержимое кишечника попадает внутрь брюшной полости. На фоне этого развивается перитонит, который сопровождается повышением температуры, сильными болями в животе, напряжением абдоминальных мышц в области прободения стенки.

К потенциально опасным последствиям относят и кишечное кровотечение. Небольшую потерю крови можно и не заметить, так как она протекает без каких-либо симптомов. А вот массивное кровотечение сопровождается падением артериального давления, учащением пульса, снижением температуры тела.

Основные методы диагностики

Следует запомнить, что только врач знает, что представляет собой брюшной тиф, симптомы и лечение данного заболевания, причины его возникновения. Поэтому при наличии любых признаков необходимо сразу же отправляться к специалисту.

Сначала врач проведет осмотр и ознакомится с жалобами пациента. В дальнейшем требуются дополнительные лабораторные исследования. В частности проводятся: общий анализ крови (наблюдается незначительное повышение СОЭ, а также увеличение количества эритроцитов) и мочи (в образцах, как правило, присутствуют эритроциты и повышенное количество белка).

Диагностика брюшного тифа также включает в себя и бактериологический посев. При этом наиболее достоверные результаты дает посев крови. А вот лабораторные исследования кала и мочи могут не только определить наличие инфекции, но и установить факт бактерионосительства. Подобные процедуры помогают идентифицировать возбудителя и проверить его чувствительность к тому или иному виду препаратов.

В некоторых случаях проводится внутреннее обследование на брюшной тиф. В частности, довольно точным является дуоденальное зондирование, при котором врач тщательно осматривает и оценивает состояние слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки. В спорных случаях дополнительно проводятся серологические исследования.

Какое лечение предлагает современная медицина?

брюшной тиф лечение

Далеко не все люди знают о том, насколько опасным может быть брюшной тиф. Лечение в данном случае обязательно. После постановки диагноза врач составит подходящую схему терапии. Сразу же стоит отметить, что каждый пациент с тифом обязательно должен быть госпитализирован — лечение проводится в инфекционном отделении.

Для быстрого выздоровления крайне важен строгий постельный режим. Несколько дней больному запрещено даже сидеть. И лишь по истечении 10–12 суток (если человек отмечает улучшение самочувствия) врачи разрешают медленную ходьбу.

Что же касается медикаментозного лечения, то оно включает в себя прием антибактериальных препаратов. Достаточно эффективными в данном случае являются такие антибиотики, как «Левомицетин», «Ампициллин», «Бисептол» или их аналоги. Иногда пациентам проводят и вакцинацию — это помогает предупредить развитие рецидивов в будущем.

При необходимости проводится и симптоматическая терапия (в зависимости от присутствующих признаков больным дают успокоительные препараты или лекарства для нормализации работы сердечно-сосудистой системы). Большое значение имеет и укрепление иммунной системы — полезно на состоянии здоровья скажется прием мультивитаминных комплексов.

прививка от брюшного тифа

Неотъемлемой составляющей лечения является и правильная диета. Пациентам предлагают легкую, но высококалорийную пищу, преимущественно в полужидком виде.

Как правило, после перенесенного заболевания организм формирует стойкий иммунитет к данной инфекции — повторные заражения наблюдаются чрезвычайно редко.

Основные меры профилактики

В зонах с высоким показателем заболевания нередко проводят иммунизацию населения. Всем жителям (начиная с трехлетнего возраста) делается прививка против брюшного тифа. Через три года необходима ревакцинация. Кстати, препарат вводят в подлопаточную область. Такая же процедура показана туристам, собирающимся в путешествие по некоторым странам Африки, Латинской Америки и Азии.

брюшной тиф симптомы и лечение

Что же касается общей профилактики, то здесь все сводится к соблюдению санитарно-гигиенических норм. Крайне важными являются регулярные проверки качества воды, предприятий пищевой промышленности, заведений общественного питания и т. д.

И не стоит забывать о том, что каждый человек обязан самостоятельно заботиться о своем здоровье. Крайне важно придерживаться правил личной гигиены, тщательно мыть продукты перед употреблением, пастеризовать молоко и т. д. Пациент, зараженный инфекцией, обязательно должен быть госпитализирован и изолирован. Люди, которые контактировали с тифозными пациентами, должны наблюдаются у врача — в качестве профилактики им вводят препараты с брюшнотифозным бактериофагом.

Брюшной тиф — причины, симптомы и лечение — Медкомпас

Брюшной тиф – патологическое состояние инфекционной природы, поражающее печень, желудок и кишечник, кровеносные сосуды и селезенку с характерной интоксикацией организма. Тяжесть и симптоматика состояния определяется его возбудителем – сальмонеллой Тиф.

Симптомы болезни

Патологическое состояние характеризуется типичными признаками:

  • Слабость и общее недомогание
  • Повышенная температура, имеющая прогрессивный характер, в дальнейшем вплоть до лихорадки
  • Интоксикация
  • Тифозная сыпь
  • Обезвоживание организма
  • Увеличенная селезенка и печень
  • Неустойчивый стул, при котором запор может заменяться расстройством стула, вздутием и болевым синдромом.

При лихорадочном типе также возможен тифозный статус, характеризуемый тремором конечностей, нарушенным сном, галлюцинациями и оглушенностью.

Причины болезни

Возбудителем заболевания служит сальмонелла Тиф, а источником инфекционного процесса – человек. Передается брюшной тиф посредством плохо вымытых рук, через продукты питания или воду.

Диагностика

Диагностика заболевания основана на анамнезе – непосредственном контакте с пациентом, типичных проявлениях патологии и лабораторной диагностике. С этой целью для выявления брюшного тифа проводится анализ крови, причем часть материала лаборант высевает на соответствующие питательные среды. Более быстрый анализ на возбудителя определяется с помощью титра антител, трактующегося совместно с клиническими проявлениями.

Осложнения

При заболевании могут возникнуть как специфические, так и неспецифические опасности и осложнения. К первым относят состояния, вызванные влиянием токсина и возбудителя, например, инфекционно-токсический шок, перфоративный перитонит или кишечное кровотечение. Ко вторым относят состояния, обусловленные сопутствующей микрофлорой, к примеру, стоматит и паротит, пиелит, холецистит, менингит, тромбофлебит или пневмония. Не исключены почечная недостаточность, летальный исход, менингоэнцефалит, остеомиелит, тифозный психоз и другие тяжелые состояния. Осложнения могут проявиться как сразу после заболевания, так и спустя пару месяцев, поэтому необходимо регулярное длительное наблюдение у врача.

Лечение болезни

Главным критерием терапии является обязательная госпитализация, постельный строгий режим, а также хороший уход.

Особое место занимает этиотропная терапия, направленная на борьбу с возбудителем. С этой целью применяются направленные против стафилококка Тифа антибиотики.

Ускоряют процесс и увеличивают результативность иммуномодуляторы.

В качестве общеукрепляющего лечения применяют витаминные и минеральные комплексы, симбиотики, про- и пребиотики для восстановления микрофлоры кишечника. Предотвратить рецидивы и бактерионосительство можно с помощью вакцин. Также применяют снотворные препараты, полиионные растворы, сердечнососудистые средства.

Справочное руководство по брюшному тифу

Проверено с медицинской точки зрения Drugs.com. Последнее обновление: 21 июля 2020 г.

На этой странице

Content from Mayo Clinic

Обзор

Брюшной тиф вызывается бактериями Salmonella typhi. Брюшной тиф в промышленно развитых странах встречается редко. Однако он остается серьезной угрозой для здоровья в развивающихся странах, особенно для детей.

Брюшной тиф передается через зараженную пищу и воду или при тесном контакте с инфицированным человеком.Признаки и симптомы обычно включают высокую температуру, головную боль, боль в животе, а также запор или диарею.

Большинство людей, больных брюшным тифом, чувствуют себя лучше в течение нескольких дней после начала лечения антибиотиками, хотя небольшое количество из них может умереть от осложнений. Существуют вакцины против брюшного тифа, но они эффективны лишь частично. Вакцины обычно предназначены для тех, кто может быть подвержен этому заболеванию или путешествует в районы, где брюшной тиф распространен.

Симптомы

Признаки и симптомы могут развиваться постепенно — часто через одну-три недели после заражения.

Раннее заболевание

Как только признаки и симптомы действительно появятся, вы, вероятно, испытаете:

  • Лихорадка, которая начинается с низкого уровня и увеличивается с каждым днем, возможно, достигая 104,9 F (40,5 C)
  • Головная боль
  • Слабость и утомляемость
  • Мышечные боли
  • Потение
  • Сухой кашель
  • Потеря аппетита и похудание
  • Боль в животе
  • Диарея или запор
  • Сыпь
  • Сильно вздутый живот

Поздняя болезнь

Если вы не получите лечения, вы можете:

  • Безумный
  • Лягте неподвижно и измучите с полузакрытыми глазами в так называемом состоянии тифа.

Кроме того, в это время часто развиваются опасные для жизни осложнения.

У некоторых людей признаки и симптомы могут вернуться в течение двух недель после спада лихорадки.

Когда обращаться к врачу

Немедленно обратитесь к врачу, если вы подозреваете, что у вас брюшной тиф. Если вы из США и заболели во время поездки за границу, позвоните в консульство США, чтобы получить список врачей. Еще лучше заранее узнайте о медицинском обслуживании в районах, которые вы посетите, и имейте при себе список с именами, адресами и номерами телефонов рекомендованных врачей.

Если у вас появятся признаки и симптомы после возвращения домой, подумайте о том, чтобы проконсультироваться с врачом, специализирующимся на международной туристической медицине или инфекционных заболеваниях. Специалист может распознать и вылечить вашу болезнь быстрее, чем врач, не знакомый с этими областями.

Причины

Брюшной тиф вызывается вирулентными бактериями Salmonella typhi. Несмотря на то, что они связаны, Salmonella typhi и бактерии, вызывающие сальмонеллез, еще одну серьезную кишечную инфекцию, не одно и то же.

Фекально-оральный путь передачи

Бактерии, вызывающие брюшной тиф, передаются через зараженную пищу или воду, а иногда и через прямой контакт с инфицированным. В развивающихся странах, где брюшной тиф установлен (эндемический), большинство случаев является результатом загрязненной питьевой воды и плохих санитарных условий. Большинство людей в промышленно развитых странах заражаются брюшным тифом во время путешествий и передают их другим фекально-оральным путем.

Это означает, что Salmonella typhi передается с фекалиями, а иногда и с мочой инфицированных людей.Вы можете заразиться инфекцией, если съедите пищу, которую принимает больной брюшным тифом человек, который не вымылся после туалета. Вы также можете заразиться, выпив воду, зараженную бактериями.

Носители брюшного тифа

Даже после лечения антибиотиками у небольшого числа людей, переболевших брюшным тифом, бактерии продолжают оставаться в кишечнике или желчном пузыре, часто в течение многих лет. Эти люди, называемые хроническими носителями, выделяют бактерии с фекалиями и способны инфицировать других, хотя сами у них больше нет признаков или симптомов болезни.

Факторы риска

Брюшной тиф остается серьезной угрозой во всем мире, особенно в развивающихся странах, от которой ежегодно страдают около 26 миллионов или более человек. Заболевание установлено (эндемично) в Индии, Юго-Восточной Азии, Африке, Южной Америке и многих других регионах.

Во всем мире дети подвергаются наибольшему риску заболевания, хотя обычно у них более легкие симптомы, чем у взрослых.

Если вы живете в стране, где брюшной тиф встречается редко, вы подвергаетесь повышенному риску, если вы:

  • Работа или поездки в районы, где зарегистрирован брюшной тиф (эндемический)
  • Работа клиническим микробиологом по работе с бактериями Salmonella typhi
  • Тесно контактировать с кем-то, кто инфицирован или недавно был заражен брюшным тифом
  • Пить воду, загрязненную сточными водами, содержащими Salmonella typhi

Осложнения

Кишечное кровотечение или отверстия

Наиболее серьезные осложнения брюшного тифа — кишечное кровотечение или отверстия (перфорации) в кишечнике — могут развиться на третьей неделе болезни.Перфорированный кишечник возникает, когда в тонком или толстом кишечнике образуется отверстие, в результате чего содержимое кишечника просачивается в брюшную полость и вызывает такие признаки и симптомы, как сильная боль в животе, тошнота, рвота и инфекция кровотока (сепсис). Это опасное для жизни осложнение требует немедленной медицинской помощи.

Другие, менее распространенные осложнения

Другие возможные осложнения включают:

  • Воспаление сердечной мышцы (миокардит)
  • Воспаление оболочки сердца и клапанов (эндокардит)
  • Пневмония
  • Воспаление поджелудочной железы (панкреатит)
  • Инфекции почек или мочевого пузыря
  • Инфекция и воспаление оболочек и жидкости, окружающей головной и спинной мозг (менингит)
  • Психиатрические проблемы, такие как делирий, галлюцинации и параноидальный психоз

При своевременном лечении почти все люди в промышленно развитых странах выздоравливают от брюшного тифа.Без лечения некоторые люди могут не пережить осложнения болезни.

Профилактика

Во многих развивающихся странах может быть трудно достичь целей общественного здравоохранения, которые могут помочь предотвратить брюшной тиф и бороться с ним — безопасная питьевая вода, улучшенная санитария и адекватное медицинское обслуживание. По этой причине некоторые эксперты считают, что вакцинация групп высокого риска — лучший способ борьбы с брюшным тифом.

Вакцина рекомендуется, если вы живете или путешествуете в районы, где высок риск заболеть брюшным тифом.

Вакцины

Доступны две вакцины.

  • One вводится однократно, по крайней мере, за неделю до поездки.
  • Один вводится перорально в четырех капсулах, по одной капсуле через день.

Ни одна из вакцин не эффективна на 100 процентов, и обе требуют повторных иммунизаций, поскольку эффективность вакцины со временем снижается.

Поскольку вакцина не обеспечивает полной защиты, следуйте этим рекомендациям при поездках в районы повышенного риска:

  • Вымойте руки. Частое мытье рук в горячей мыльной воде — лучший способ борьбы с инфекцией. Умывайтесь перед едой или приготовлением пищи и после посещения туалета. Носите с собой дезинфицирующее средство для рук на спиртовой основе, когда вода недоступна.
  • Избегайте пить неочищенную воду. Загрязненная питьевая вода представляет собой особую проблему в районах, где брюшной тиф носит эндемический характер. По этой причине пейте только воду в бутылках или консервированные или бутилированные газированные напитки, вино и пиво. Газированная вода в бутылках безопаснее, чем вода в бутылках без газа.

    Попросите напитки без льда. Чистите зубы водой из бутылок и старайтесь не глотать воду в душе.

  • Избегайте сырых фруктов и овощей. Поскольку сырые продукты могли быть промыты в небезопасной воде, избегайте фруктов и овощей, которые нельзя очистить, особенно салата. Чтобы быть абсолютно безопасным, вы можете полностью избегать сырых продуктов.
  • Выбирайте горячую пищу. Избегайте продуктов, которые хранятся или подаются при комнатной температуре.Лучше всего готовить горячие продукты на пару. И хотя нет никакой гарантии, что еда, подаваемая в лучших ресторанах, безопасна, лучше избегать еды от уличных торговцев — она ​​с большей вероятностью будет заражена.

Предотвратить заражение других людей

Если вы выздоравливаете от брюшного тифа, эти меры могут помочь защитить других:

  • Принимайте антибиотики. Следуйте инструкциям врача по приему антибиотиков и обязательно выполнив весь рецепт.
  • Часто мойте руки. Это самое важное, что вы можете сделать, чтобы не передать инфекцию другим людям. Используйте горячую мыльную воду и тщательно вытирайте не менее 30 секунд, особенно перед едой и после туалета.
  • Не трогайте продукты питания. Не готовьте пищу для других, пока ваш врач не скажет, что вы больше не заразны. Если вы работаете в сфере общественного питания или в медицинском учреждении, вам не разрешат вернуться к работе, пока тесты не покажут, что вы больше не выделяете тифозные бактерии.

Диагностика

Медицинский анамнез и история путешествий

Ваш врач может заподозрить брюшной тиф на основании ваших симптомов, а также истории болезни и путешествий. Но диагноз обычно подтверждается путем выявления Salmonella typhi в культуре вашей крови или другой жидкости или ткани организма.

Жидкость организма или культура ткани

Для посева небольшой образец вашей крови, стула, мочи или костного мозга помещается в специальную среду, которая стимулирует рост бактерий.Культуру проверяют под микроскопом на наличие брюшного тифа. Посев костного мозга часто является наиболее чувствительным тестом на Salmonella typhi.

Хотя проведение культурального теста является основой для диагностики, в некоторых случаях для подтверждения подозрения на инфекцию брюшного тифа могут использоваться другие тесты, такие как тест для обнаружения антител к брюшнотифозным бактериям в крови или тест, который проверяет наличие ДНК брюшного тифа в крови. твоя кровь.

Лечение

Антибиотикотерапия — единственное эффективное лечение брюшного тифа.

Обычно назначаемые антибиотики

Обычно назначаемые антибиотики включают:

  • Ципрофлоксацин (Cipro). В Соединенных Штатах врачи часто назначают это небеременным взрослым. Также можно использовать другой аналогичный препарат под названием офлоксацин. К сожалению, многие бактерии Salmonella typhi больше не чувствительны к антибиотикам этого типа, особенно штаммы, приобретенные в Юго-Восточной Азии.
  • Азитромицин (Zithromax). Может использоваться, если человек не может принимать ципрофлоксацин или бактерии устойчивы к ципрофлоксацину.
  • Цефтриаксон. Этот инъекционный антибиотик является альтернативой при более сложных или серьезных инфекциях и для людей, которые не могут быть кандидатами на лечение ципрофлоксацином, например детей.

Эти препараты могут вызывать побочные эффекты, и их длительное применение может привести к развитию устойчивых к антибиотикам штаммов бактерий.

Проблемы с устойчивостью к антибиотикам

В прошлом препаратом выбора был хлорамфеникол. Однако врачи больше не используют его из-за побочных эффектов, высокой скорости ухудшения здоровья после периода улучшения (рецидива) и широкой устойчивости бактерий.

Фактически, существование устойчивых к антибиотикам бактерий является растущей проблемой при лечении брюшного тифа, особенно в развивающихся странах. В последние годы сальмонелла тифа также оказалась устойчивой к триметоприм-сульфаметоксазолу, ампициллину и ципрофлоксацину.

Другие методы лечения

Другие методы лечения включают:

  • Жидкости питьевые. Это помогает предотвратить обезвоживание, возникающее в результате продолжительной лихорадки и диареи. Если вы сильно обезвожены, вам может потребоваться вводить жидкость через вену (внутривенно).
  • Хирургия. Если ваш кишечник перфорирован, вам потребуется операция по заживлению отверстия.

Запись на прием

Позвоните своему врачу, если вы недавно вернулись из заграничной поездки и у вас появились легкие симптомы, похожие на те, которые возникают при брюшном тифе. Если у вас серьезные симптомы, обратитесь в отделение неотложной помощи, позвоните по номеру 911 или по местному номеру службы экстренной помощи.

Вот некоторая информация, которая поможет вам подготовиться и узнать, чего ожидать от врача.

Информация, которую необходимо собрать заранее

  • Ограничения по предварительной записи. Во время записи на прием спросите, есть ли ограничения, которые вам необходимо соблюдать во время до вашего визита. Ваш врач не сможет подтвердить брюшной тиф без анализа крови и может порекомендовать принять меры для снижения риска передачи возможного заразного заболевания другим людям.
  • История симптомов. Запишите все симптомы, которые вы испытываете, и как долго.
  • Недавнее воздействие возможных источников инфекции. Будьте готовы подробно описать международные поездки, включая страны, которые вы посетили, и даты, когда вы путешествовали.
  • История болезни. Составьте список вашей ключевой медицинской информации, включая другие состояния, от которых вы лечитесь, и любые лекарства, витамины или добавки, которые вы принимаете. Вашему врачу также необходимо знать вашу историю прививок.
  • Вопросы, которые следует задать врачу. Запишите свои вопросы заранее, чтобы вы могли проводить время с врачом максимально эффективно.

В отношении брюшного тифа можно задать врачу следующие вопросы:

  • Каковы возможные причины моих симптомов?
  • Какие тесты мне нужны?
  • Доступны ли методы лечения, которые помогут мне выздороветь?
  • У меня другие проблемы со здоровьем. Как мне вместе лучше всего управлять этими условиями?
  • Сколько времени, по вашему мнению, займет полное восстановление?
  • Когда я могу вернуться на работу или учебу?
  • Есть ли у меня риск долгосрочных осложнений брюшного тифа?

Не стесняйтесь задавать любые другие вопросы по теме.

Лечение

Чего ожидать от врача

Ваш врач, скорее всего, задаст вам ряд вопросов. Если вы будете готовы ответить на них, у вас останется время, чтобы обсудить любые вопросы, о которых вы хотите подробно поговорить. Ваш врач может спросить:

  • Какие у вас симптомы и когда они появились?
  • Ваши симптомы улучшились или ухудшились?
  • Ваши симптомы на короткое время улучшились, а затем вернулись?
  • Вы недавно ездили за границу? Куда?
  • Обновляли ли вы свои прививки перед поездкой?
  • Вы лечитесь от каких-либо других заболеваний?
  • Принимаете ли вы в настоящее время какие-либо лекарства?

© 1998-2019 Фонд медицинского образования и исследований Мэйо (MFMER).Все права защищены.
Условия эксплуатации.

Подробнее о брюшном тифе

Сопутствующие препараты

.

ВОЗ | Брюшной тиф

Причина

Бацилла брюшного тифа Salmonella typhi , поражающая только людей.
Паратиф и кишечная лихорадка вызываются другими видами
Salmonella , поражающие как домашних животных, так и людей.

Трансмиссия

Бацилла брюшного тифа передается при употреблении зараженных
еда или вода. Иногда прямая фекально-оральная передача может
происходят.Моллюски, взятые из загрязненных сточными водами территорий, являются важным
источник инфекции; передача также происходит через употребление сырых фруктов
и овощи, удобренные человеческими экскрементами и при приеме внутрь
зараженное молоко и молочные продукты. Мухи могут вызвать у человека
инфекция через перенос инфекционных агентов в продукты питания. Загрязнение
источников воды может вызвать эпидемии брюшного тифа, когда
количество людей пользуется одним и тем же источником питьевой воды.

Характер заболевания

Брюшной тиф — системное заболевание различной степени тяжести.Тяжелые случаи
характеризуются постепенным появлением лихорадки, головной боли, недомогания,
анорексия и бессонница. Запор встречается чаще, чем диарея
у взрослых и детей старшего возраста. Без лечения некоторые пациенты
развиваются стойкая лихорадка, брадикардия, гепатоспленомегалия, брюшная полость
симптомы и, иногда, пневмония. У светлокожих пациентов
на коже туловища при надавливании появляются розовые пятна, которые тускнеют при надавливании.
до 20% случаев. На третьей неделе могут развиться нелеченые случаи.
желудочно-кишечные и церебральные осложнения, которые могут оказаться фатальными при
до 10–20% случаев.Самые высокие показатели летальности зарегистрированы в
дети 4>

Географическое распространение

Риск брюшного тифа выше в странах или регионах с низким
стандарты гигиены и водоснабжения объектов.

Риск для путешественников

Риск для путешественников, как правило, невелик, за исключением некоторых северных районов.
и Западной Африке, в Южной Азии, в некоторых частях Индонезии и в
Перу. В других местах путешественники обычно подвергаются риску только при воздействии
низкие стандарты гигиены.Даже вакцинированные путешественники должны проявлять осторожность
избегать употребления потенциально загрязненных продуктов питания и воды в качестве
вакцина не обеспечивает 100% защиты.

Общие меры предосторожности

Для общих мер предосторожности против контакта с пищевыми продуктами и
инфекции, передающиеся через воду, см. главу 3.

.

брюшной тиф | Определение, симптомы и лечение

Брюшной тиф , также называемый брюшным тифом , острым инфекционным заболеванием, вызываемым бактерией Salmonella enterica серовар Typhi. Бактерия обычно попадает в организм через рот при проглатывании зараженной пищи или воды, проникает через стенку кишечника и размножается в лимфоидной ткани; Затем он попадает в кровоток и вызывает бактериемию.

salmonella typhi Микрофотография salmonella typhi , возбудителя брюшного тифа. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) (Номер изображения: 2115)

Британская викторина

Медицинские термины и викторина для первопроходцев

Кто был первым, кто описал кровяного паразита, вызывающего малярию, и признал его причиной этой болезни?

Большинство крупных эпидемий брюшного тифа было вызвано загрязнением системы водоснабжения.Однако пища и молоко могут быть заражены человеком-носителем болезни, который занимается их обработкой и обработкой; мухами; или путем использования загрязненной воды для очистки. Другими возможными причинами могут быть моллюски, особенно устрицы, выращенные в загрязненной воде и свежие овощи, выращенные на почве, удобренной или загрязненной неочищенными сточными водами.

Профилактика брюшного тифа зависит, главным образом, от надлежащей очистки сточных вод, фильтрации и хлорирования воды, а также от ограничения работы носителей в пищевой промышленности и ресторанах.В начале 20-го века профилактическая вакцинация с использованием убитых тифозных организмов была введена, в основном в вооруженных силах и учреждениях, и способствовала снижению заболеваемости.

Заражение

В среднем после 10–14-дневного инкубационного периода появляются первые симптомы брюшного тифа: головная боль, недомогание, общая боль, лихорадка и беспокойство, которые могут мешать сну. Возможны потеря аппетита, кровотечение из носа, кашель, диарея или запор.Стойкая лихорадка развивается и постепенно нарастает, обычно ступенчато, достигая пика 39 или 40 ° C (103 или 104 ° F) через 7–10 дней; без лечения лихорадка продолжается с небольшими утренними ремиссиями еще 10–14 дней, иногда дольше.

Britannica Premium: удовлетворение растущих потребностей искателей знаний. Получите 30% подписки сегодня.
Подпишись сейчас

Примерно в течение второй недели лихорадки бациллы брюшного тифа присутствуют в большом количестве в кровотоке. В этот момент у некоторых пациентов появляется сыпь из маленьких розовых пятен на туловище, которая держится четыре или пять дней, а затем исчезает.Лимфатические фолликулы (пятна Пейера) вдоль стенки кишечника, в которых размножаются тифоидные бациллы, воспаляются и некротизируются и могут отслаиваться, оставляя язвы на стенках кишечника. Омершие фрагменты кишечной ткани могут разрушать кровеносные сосуды, вызывая кровотечение, или могут пробить стенку кишечника, позволяя содержимому кишечника попасть в брюшную полость (перитонит). Другие осложнения могут включать острое воспаление желчного пузыря, сердечную недостаточность, пневмонию, остеомиелит, энцефалит и менингит.При сохранении высокой температуры симптомы обычно усиливаются, может появиться спутанность сознания и делирий.

К концу третьей недели пациент истощен, резко выражены абдоминальные симптомы и выражено психическое расстройство. В благоприятных случаях примерно в начале четвертой недели лихорадка начинает спадать, симптомы начинают стихать, и температура постепенно приходит в норму. При отсутствии лечения брюшной тиф заканчивается смертельным исходом в 10–30% всех случаев; при лечении от болезни умирает всего 1 процент пациентов.Пациенты с такими заболеваниями, как рак или серповидноклеточная анемия, особенно склонны к развитию серьезной и продолжительной инфекции, вызываемой S. Typhi.

Диагностика и лечение

Диагноз брюшного тифа ставится на основании посевов крови, кала и серологических исследований. Инфекцию лечат антибиотиками, в первую очередь фторхинолонами (например, ципрофлоксацином), цефтриаксоном или азитромицином (или некоторыми их комбинациями). Эти агенты помогают избавить организм от S. Typhi, что, в свою очередь, снижает температуру пациента и в дальнейшем способствует прогрессивному улучшению.

Лечение брюшного тифа осложнилось появлением устойчивых к антибиотикам штаммов S. Typhi. Исторически предпочтительным антибиотиком против болезни был хлорамфеникол. В 1970-х годах из-за широко распространенной резистентности к хлорамфениколу из них стали выбирать ампициллин и триметоприм-сульфаметоксазол. Однако эти лекарства в конечном итоге оказались неэффективными из-за множественной лекарственной устойчивости S. Typhi. О штаммах бактерий, устойчивых к современным антибиотикам, включая фторхинолоны, все чаще сообщается в Азии и Африке.

Перевозчики

Бактерии брюшного тифа могут сохраняться в желчных путях пациентов в течение неопределенного периода времени. Если они соблюдают правила гигиены или занимаются обработкой пищевых продуктов, эти носители могут передать инфекцию здоровым людям. Пациенты, выздоравливающие после брюшного тифа, являются временными переносчиками болезни, выделяя бактерии-возбудители с калом или мочой на срок до трех месяцев. Пациенты, которые продолжают выделять бактерии в течение года или более после заражения, считаются долгосрочными носителями; эти люди являются носителями микроорганизмов и обычно выделяют их годами.

Одним из самых известных случаев заболевания, переносимого переносчиком, в истории болезни был случай «Брюшной тиф Мэри» (по прозвищу Мэри Мэллон). В начале 20 века ей напрямую приписали 51 первоначальный случай брюшного тифа и три смерти.

The Editors of Encyclopaedia Britannica

Эта статья была недавно отредактирована и обновлена ​​Кара Роджерс, старшим редактором.

Узнайте больше в этих связанных статьях Britannica:

.

Брюшной тиф: симптомы, причины и вакцинация

Обзор

Брюшной тиф — серьезная бактериальная инфекция, которая легко распространяется через зараженную воду и пищу. Наряду с высокой температурой он может вызвать боли в животе, головную боль и потерю аппетита.

После лечения большинство людей полностью выздоравливает. Но невылеченный брюшной тиф может привести к опасным для жизни осложнениям.

Симптомы могут проявиться через неделю или две после заражения. Вот некоторые из этих симптомов:

  • высокая температура
  • слабость
  • боль в животе
  • головная боль
  • плохой аппетит
  • сыпь
  • усталость
  • спутанность сознания
  • запор, диарея

Серьезные осложнения редки, но могут включать кишечное кровотечение или перфорация в кишечнике.Это может привести к опасной для жизни инфекции кровотока (сепсис). Симптомы включают тошноту, рвоту и сильную боль в животе.

Другие осложнения:

Если у вас есть какие-либо из этих симптомов, сообщите врачу о недавних поездках за границу.

Брюшной тиф вызывается бактериями под названием Salmonella typhi ( S. typhi ). Это не та же бактерия, которая вызывает сальмонеллу пищевого происхождения.

Его основной способ передачи — орально-фекальный путь, обычно через зараженную воду или пищу.Он также может передаваться при прямом контакте с инфицированным человеком.

Кроме того, есть небольшое количество людей, которые выздоравливают, но все еще являются носителями S. typhi . Эти «носители» могут заразить других.

В некоторых регионах выше заболеваемость брюшным тифом. К ним относятся Африка, Индия, Южная Америка и Юго-Восточная Азия.

Ежегодно во всем мире брюшным тифом страдают более 26 миллионов человек. В Соединенных Штатах ежегодно регистрируется около 300 случаев.

Путешествуя в страны с более высокой заболеваемостью брюшным тифом, стоит следовать этим советам по профилактике:

Будьте осторожны с тем, что вы пьете

  • Не пейте из-под крана или колодца
  • Избегайте кубиков льда, фруктового мороженого, или фонтанные напитки, если вы не уверены, что они сделаны из бутилированной или кипяченой воды.
  • Покупайте напитки в бутылках, когда это возможно (газированная вода безопаснее, чем негазированная, убедитесь, что бутылки плотно закрыты).
  • Не бутилированную воду следует кипятить за одну минуту перед употреблением
  • можно пить пастеризованное молоко, горячий чай и горячий кофе

Следите за тем, что вы едите

  • Не ешьте сырые продукты, если вы не можете очистить их самостоятельно после мытья рук
  • никогда не ешьте еда у уличных торговцев
  • не ешьте сырое или редкое мясо или рыбу, продукты должны быть тщательно приготовлены и оставаться горячими при подаче
  • ешьте только пастеризованные молочные продукты и яйца вкрутую 90 012
  • избегайте салатов и приправ, приготовленных из свежих ингредиентов
  • не ешьте дичь

Соблюдайте гигиену

  • часто мойте руки, особенно после посещения туалета и перед тем, как прикасаться к еде (используйте много воды с мылом, если возможно , если нет, используйте дезинфицирующее средство для рук, содержащее не менее 60 процентов спирта)
  • Не прикасайтесь к своему лицу, если только что не вымыли руки
  • Избегайте прямого контакта с больными людьми
  • если вы больны, избегайте других люди, часто мойте руки и не готовьте и не подавайте пищу

Для большинства здоровых людей вакцина против брюшного тифа не нужна.Но ваш врач может порекомендовать его, если вы:

  • носитель
  • находится в тесном контакте с носителем
  • едет в страну, где брюшной тиф распространен
  • лабораторный работник, который может контактировать с S. typhi

Эффективность вакцины против брюшного тифа составляет от 50 до 80 процентов, и она выпускается в двух формах:

  • Инактивированная вакцина против брюшного тифа. Эта вакцина представляет собой однократную инъекцию. Это не для детей младше двух лет, и на работу уходит около двух недель.Вы можете получать ревакцинацию каждые два года.
  • Вакцина против брюшного тифа живая. Эта вакцина не предназначена для детей младше шести лет. Это пероральная вакцина, которую вводят в виде четырех доз с интервалом в два дня. Чтобы подействовать, требуется как минимум неделя после последней дозы. Вы можете получать ревакцинацию каждые пять лет.

Анализ крови может подтвердить наличие S. typhi . Брюшной тиф лечат антибиотиками, такими как азитромицин, цефтриаксон и фторхинолоны.

Важно принимать все назначенные антибиотики в соответствии с указаниями, даже если вы чувствуете себя лучше.Посев кала может определить, являетесь ли вы еще носителем S. typhi .

Без лечения брюшной тиф может привести к серьезным, опасным для жизни осложнениям. Ежегодно во всем мире умирает около 200 000 человек от брюшного тифа.

После лечения у большинства людей выздоровление наступает в течение трех-пяти дней. Почти каждый, кто получает своевременное лечение, полностью выздоравливает.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.