Особенности работы с больными детьми и их родителями: 🕮 Тема 15. Психология работы с больными детьми. Медицинская психология. Полный курс. Полин А. Страница 31. Читать онлайн, Скачать

Содержание

Особенности общения с больным ребенком

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Клиническое интервью (беседа с пациентом) имеет большое значение для вовлечения пациента и его родственников в активную терапевтическую программу. Врач общей практики должен заботиться не только о физическом, но и о психическом здоровье своих маленьких пациентов. Клиническое интервью служит прежде всего для сбора информации и выявления нарушений поведения.

Практическая часть клинического интервью в большинстве детских клиник и учреждений общего профиля — это простой сбор медицинских сведений, которые имеют отношение к настоящему заболеванию, характеру и течению перенесенных болезней, наследственности в сочетании с общим пропедевтическим осмотром. Другие аспекты жизни пациента, в частности психосоциальные, часто остаются вне поля зрения врача. Однако наличие психосоциальных проблем оказывает значительное влияние на течение болезни, выполнение рекомендаций по ее лечению и даже служит основным поводом для посещения врача.

Кроме того, коррекция поведенческих нарушений без понимания внутрисемейных взаимоотношений или эмоционального состояния ребенка подобно вождению автомобиля вслепую. Педиатр может использовать клиническое интервью для выяснения эмоционального статуса пациента, поиска вероятных причин психосоциальных нарушений в контексте семьи. Знание вех развития ребенка и критериев оценки внутрисемейных отношений необходимо для успешного проведения клинического интервью и эффективного анализа информации, полученной в процессе беседы.

Понимание эмоционального статуса ребенка или способность вникать во внутренний мир семьи в равной степени зависит от специфических навыков врача и индивидуальной манеры его общения. Первая цель — найти общий язык с ребенком и его семьей. Педиатр, который следует модели взаимодействия согласно развитию ребенка, имеет больше шансов найти с ним общий язык. Краткий экскурс в историю становления навыков при развитии ребенка облегчает эту задачу. Однако есть несколько основных принципов ведения беседы при сборе анамнеза, которые полезно сразу принять во внимание.

Установление контакта между пациентом и врачом требует постоянного интереса; закрытая дверь и отсутствие интереса, напротив, не способствуют общению. Соблюдая тактичность, когда это необходимо, врач поощряет поток информации, особенно при обсуждении психосоциальных аспектов. Не всегда легко затрагивать частные интимные вопросы, но без ответов на них врач не может быть уверен, что пациент (или его семья) доверительно относятся к врачу и готовы сообщить ему необходимые факты. Важно придерживаться адекватной продолжительности визита.

Учитывая психосоциальное и физиологическое состояние ребенка, который впервые пришел к врачу, беседа не должна длиться более 30-40 мин — это время, необходимое для выяснения основных, наиболее значимых деталей.

Очень важно рационально использовать время в процессе беседы с пациентом. При каждом последующем визите врач имеет возможность дополнить сложившееся у него представление о пациенте, если вначале удалось добиться взаимного доверия. Педиатру необходимо быть открытым, его вопросы следует строить таким образом, чтобы на них нужно было отвечать развернутой фразой, а не коротким, односложным ответом.

В процессе клинического интервью в центр внимания следует поставить собственно пациента, тогда собрать данные анамнеза значительно легче, к тому же пациент остается довольным вниманием врача. На практике при четко сформулированных вопросах во время беседы и живом интересе к пациенту клиническое интервью может занимать не больше времени, чем обычный осмотр. Построение диалога таким образом, чтобы он был нацелен на обсуждение проблем пациента и членов его семьи, в дальнейшем позволяет избежать диагностических ошибок.

Кроме того, клиническое интервью можно разбить на несколько частей, например: часть вопросов можно задать родителям в начале осмотра, часть — в процессе физикального осмотра ребенка и часть — по его окончании. Каждый пациент, приходя к врачу, боится не быть услышанным, поэтому стремление врача поставить проблемы пациента в центр внимания успешно решает эту проблему.

Большую долю информации можно получить, сосредоточившись на невербальных каналах. Как врач, который пальпирует, но не применяет аускультацию при физикальном осмотре, может пропустить важную информацию, так и врач, который не обращает внимание на выражение лица и жестикуляцию, может не заметить существенных фактов, касающихся психического статуса пациента. Например, подросток с опущенным взглядом печальных глаз, безусловно, находится в состоянии дискомфорта. Если врач этого не замечает и аккуратно не поинтересуется причинами такого состояния, лечение может оказаться неэффективным. Кроме того, если внутренние потребности пациента не удовлетворены, он может обращаться за помощью к другим врачам.
Эффективность клинического интервью значительно повышается при разумном анализе невербальной информации.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Часто внутрисемейные проблемы (например, когда родители не могут найти общий язык со своим ребенком) словесно не обсуждаются с врачом, но о них можно узнать из невербальных источников. Как правило, в процессе беседы такая невербальная информация предоставляется, но врач должен правильно расценить ее. Нужно помнить, что информацию не всегда можно выразить словами, поэтому врачу также следует использовать невербальные приемы во время беседы с пациентом. Например, такие банальные приемы, как внимательный взгляд и спокойный тон голоса во время объяснения терапевтических рекомендаций, увеличивают степень понимания пациентом и его родителями излагаемых фактов.

Четко написанные инструкции в сочетании с подробным объяснением, почему их необходимо выполнять, еще более улучшают качество терапии. Иногда, при необходимости, может быть полезным позвонить родителям по телефону и еще раз напомнить о каких-либо важных терапевтических рекомендациях.

При работе с детьми наладить контакт помогает знание уровня психоречевого развития ребенка. Метод общения, который адекватен для ребенка, находящегося на определенном уровне развития, совершенно неприменим к ребенку другого уровня развития. Ниже приведены некоторые советы по ведению разговора с детьми разных возрастных категорий.

У каждого есть негативные детские воспоминания, но самые яркие связаны с болезнями. Кто-то запомнил, как впервые упал с велосипеда, кто-то – как чесалось все тело во время ветряной оспы. Одни помнят неприятный вкус нелюбимого лекарства, другие помнят болевые ощущения того или иного места.

Как общаться с больным ребенком, чтобы он быстрее выздоровел?

Все дети обязательно болеют – это может быть обычная простуда, разбитые колени, детские болезни. Но они помнят не только неприятие ощущения, но и отношение близких в этот период.

Если на ребенка кричать, мол, я же говорила, надень шапку, не лазь на то дерево, можно нанести еще и психическую травму. Тогда ребенок будет чувствовать не только боль, но и свою вину в случившемся. В результате чего у малыша остается долгая обида на родителей.

А когда папа или мама берут дитя с разбитой коленкой на руки, бабушка читает сказку, доктор улыбается, ребенок запоминает всю любовь и поддержку взрослых. Вся боль куда-то улетает в этот момент и виноватым он себя не чувствует. А сказать о его неправильном поведении можно и после выздоровления.

Почему ребенка нельзя пугать больницей?

Когда родители пугают детей больницей, они зачастую не догадываются, к чему это может привести, особенно, если ребенку предстоит плановая госпитализация. Маленький пациент начинает бояться докторов и представлять, какой ужас творится в больнице.

Вы не сможете потом убедить ребенка в том, что это была невинная шутка. Если не сказать ребенку всю правду о врачах, то в голове у него будут возникать жуткие фантазии. К примеру, малыш обжигает ногу, и вполне реально он после вашего пуганья будет уверен, что ему эту ногу отрежут. Или он попадет на операцию, а ему будет казаться, что он не выживет. Всегда важно преподносить информацию правильно. Объясните ребенку все, как есть: чем он заболел, почему так получилось и как это можно вылечить.

Врачи очень любят свою профессию и маленьких пациентов. Они способны сотворить чудо, и сделать процедуры максимально безболезненными. Если родители всячески заботятся о ребенке, а медики настроены позитивно, малыш сможет быстрее выздороветь.

Более того, его эмоциональный фон улучшится, и настроение поднимется. Малыш получит хороший опыт и увидит, как нужно себя вести в стрессовой ситуации. Ведь во взрослой жизни ему это очень пригодится.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Идёт приём заявок

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Проблема общения в работе медицинской сестры, больным ребенком и его родителями .

Данный вопрос всегда был актуальным, но именно сегодня он стал для меня специальным предметом исследования. Такое внимание к проблеме общения возникло совершенно не случайно. Слишком часто многие мои знакомые стали жаловаться на пробелы в работе медсестер. Особенно этот вопрос волновал молодых мам, которые только познали радость материнства и крайне нуждались в общении со знающим специалистом. Они отмечали дефицит в общении или неудовлетворенность в общении с медицинскими работниками.

Осознание того факта, что «частная» проблема общения приобрела значимость и от плодотворности ее решения в теории и на практике во многом зависит решение многих и многих жизненно важных человеческих проблем подтолкнуло меня написать данную статью .

В ней мне бы хотелось раскрыть проблемы, возникающие при общении медицинских сестер с родителями ,больными детьми и их родственниками.

А также дать советы по предупреждению таких проблем.

Общение – процесс взаимодействия человека с другими людьми как членами общества, осуществляемый с помощью средств речевого и неречевого воздействия и преследующий цель достижения изменений в познавательной, мотивационной, эмоциональной и поведенческой сферах участвующих в общении лиц .

В случае ролевой коммуникации ее участники выступают как носители определенных ролей (покупатель-продавец, учитель-ученик, врач-медсестра –пациент +родитель). В ролевом общении человек лишается определенной спонтанности своего поведения, так как те или иные его шаги, действия диктуются исполняемой ролью. В процессе такого общения человек проявляет себя уже не как индивидуальность, а как некоторая социальная единица, выполняющая определенные функции. Медсестра в данном случае выполняет свои определенные функциональные обязанности. Она не выбирает с кем ей общаться и как. Она играет свою роль.

От того, как она будет играть эту роль, в процессе общения будут зависеть взаимоотношения с ребенком и родителем, соответственно и результат выздоровления.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

На мой взгляд, на этапе обучения в колледже преподаватели дисциплины «Сестринский уход в педиатрии» могут и должны нацеливать студентов на возможные проблемы в общении и коммуникации в отделениях педиатрического профиля, педиатрических участковых медсестер, школьных и дошкольных медсестер.

Основные правила, которые должна знать каждая медицинская сестра педиатрического профиля:

1. С первых дней общения с ребенком любого возраста отношение должно быть ровным, доброжелательным.

2.Медицинские работники, непосредственно находящиеся среди детей, всегда должны учитывать психологические особенности больных, их переживания, чувства.

3. Для лучшего понимания состояния детей важно, помимо выяснения индивидуальных психологических особенностей ребенка, знать обстановку в семье, социальное и положение родителей. Все это необходимо для организации правильного ухода за больным ребенком в стационаре и эффективного его лечения.

4.При общении с больными детьми медицинским работникам необходимо сохранять спокойствие, не поддаваться сиюминутным настроениям, уметь подавлять в себе раздражительность и чрезмерную эмоциональность.

5.Недопустимо также разделение детей на «хороших» и «плохих», а тем более выделять «любимчиков».

6. Тон разговора с детьми всегда должен быть ровным, приветливым. Все это способствует установлению между ребенком и медицинским персоналом доброжелательных, доверительных отношений и оказывает на больного положительное влияние. Дети необыкновенно чувствительны к ласке и тонко чувствуют отношение к ним взрослых.

7.Чуткость, т.е. стремление понять его переживания имеет большое значение при общении с ребенком.

8.Доброе отношение к людям рождает чуткость и бережность. Воспитанный человек не делает ничего такого, что могло бы задеть, обидеть, унизить другого.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

9.Тактичность – непременное условие и обязательный признак воспитанности. Уважение к людям, бережное отношение к ним связано и с такой чертой личности, как терпимость. Хорошее отношение к людям должно быть красиво оформлено – приветливостью, подтянутостью, корректностью и сердечностью.

10.Вежливость – это качество общения человека с человеком .

Корректность – несколько подчёркнутая, официальная вежливость, иногда чуть суховатая; учтивость – вежливость почтительная, например, по отношению к старшим или к женщине; любезность – вежливость, в которой проявляется стремление быть приятным и полезным другому; в деликатности вежливость сочетается с особой мягкостью, тонкостью в понимании людей.

11. Психологическая грамотность- это умение по внешним признакам (поза, выражения лица, глаз, походка, движения) определить хотя бы в общих чертах состояние человека (радость, печаль, задумчивость, напряжённость мысли и соответственно с этим строить своё поведение).

12.Но есть не менее важные, вещи, на которые совсем мало обращают внимания: дикция, интонации, сила и высота звука, темп речи. Тембр голоса даётся человеку от природы. Но облагородить его звучание – в наших силах.

13.Чувство юмора и остроумие – это качества, которые очень высоко ценятся в современном обществе. Истинное чувство юмора всегда результат и признак нравственного здоровья, развитого интеллекта, глубокой культуры и хорошего воспитания. Развитое чувство юмора упрощает, облегчает и украшает общение.

14.Б ольшое терпение и любовь к детям кроме профессиональной подготовки, требуется от медицинского работника при уходе за ребенком.

15.Важно иметь представление о степени соответствия психического и физического развития ребенка, знать его личностные качества. Часто болеющие дети уже с раннего возраста выглядят более инфантильными, чем их более развитые здоровые сверстники.

16.У детей дошкольного и младшего школьного возраста нередко возникают навязчивые страхи: боязнь белых халатов, одиночества, страх боли, страх смерти и т.п. В связи с этим у таких детей часто развиваются вторичные невротические реакции (недержание мочи или кала, заикание, тики и т.п.). Медицинский работник должен помочь ребенку преодолеть страх.

17.Медицинский работник должен уметь компенсировать детям отсутствие родителей и близких. Особенно плохо переносят разлуку с родителями дети до 5 лет. Однако даже болезненно переживающие временный отрыв от родителей дети довольно быстро привыкают к новой обстановке, успокаиваются.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

18.Медицинскому работнику принадлежит ведущая роль в создании благоприятной психологической обстановки в лечебном учреждении, напоминающей ребенку домашнюю обстановку (организация игр, просмотр телевизионных передач и т.п.). Прогулки на свежем воздухе сближают детей, а внимание и теплое отношение медицинского персонала обеспечивают адаптацию больных детей к новым условиям.

19.Доброжелательность, единство стиля и слаженность в работе, что помогает обеспечивать высокий уровень ухода и лечения детей, способствует формированию здоровой психологической атмосферы лечебного учреждения и повышению эффективности лечебного процесса.

20.Честность в общении с ребенком, они не терпят лжецов. Доверие ребенка легко потерять, если однажды не выполнить обещанного или солгать.

Взаимоотношения медицинских работников с родителями больного ребенка.

Медицинская деонтология предъявляет особые требования к медицинской сестре педиатрического профиля.

Родители, в большинстве случаев тяжело переживают заболевание ребенка. Особенно психически травмирована мать больного ребёнка, ее реакции могут быть неадекватными, поскольку захватывают энергетически очень мощную сферу «материнского инстинкта». Поэтому необходим индивидуальный подход к матери со стороны всех без исключения медицинских работников.

1. Родители бывают разные. Хороших людей больше.

Большинство родителей относятся к медицинским работникам с теплотой, доверием и благодарностью им за их нелегкий труд.

2.Трудные родители, и с ними надо работать.

Однако встречаются и довольно «трудные» родители, которые пытаются грубостью и нетактичным поведением добиться особого внимания сотрудников больницы к своему ребенку. С такими родителями медицинские работники должны проявлять внутреннюю сдержанность и внешнее спокойствие, что само по себе положительно действует на плохо воспитанных людей.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

2. Общаться с родителями обязательно.

Несмотря на загруженность, медицинский работник должен найти время спокойно и неторопливо ответить на все вопросы. В этих случаях беседа медицинской сестры с родственниками не должна выходить за рамки ее компетенции.Она не имеет права рассказывать о симптомах и возможном прогнозе заболевания. Медицинская сестра должна вежливо извиниться, сослаться на неосведомленность и направить родственников к лечащему врачу или заведующему отделением, который имеет соответствующую компетенцию по этим вопросам.

3. При общении с родителями не поступаться необоснованным требованиям.

Не следует идти «на поводу» у родителей, стремиться выполнить необоснованные требования, например, прекратить назначенные врачом инъекции, изменить режим и диету и т.п. Такого рода «отзывчивость» способна принести лишь вред и ничего общего не имеет с принципами гуманной медицины и профессиональной преемственности.

Во взаимоотношениях медицинских работников с родителями немаловажное значение имеет форма обращения. Обращаясь к родителям, медицинские работники должны называть их по имени и отчеству, не допускать фамильярности и не пользоваться такими терминами, как «мамаша» и «папаша».

5.Медсестра должна быть близка с пациентами и их родителями.

Медицинская сестра обычно постоянно находится около пациентов, непосредственно общается с их родителями и поэтому должна всегда учитывать их психические особенности, чувства, переживания, суждения и их психосоматическое состояние.

6.Чуткость, внимательность к родителям.

При общении с родителями большое значение имеет чуткость, умение внимательно выслушать родителей и желание понять их переживания, подбодрить родителей сочувственным словом, убедить в необоснованности их опасений.

Медицинская сестра должна стараться способствовать возникновению между ней и родителями пациентов доверия.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Медицинская сестра должна сохранять в разговоре умеренность тона, выдержку, всегда оставаться тактичной.

9. Собственное достоинство.

Проявляя в отношении сотрудников и больных чуткость, душевность, нежность и ласковость, медицинская сестра должна сохранять чувство собственного достоинства. Никогда не следует забывать, что между медицинской сестрой и больными всегда должна оставаться определенная дистанция, переступать грань которой непозволительно никому.

10. Грубость, черствость, бесчувственность и хамство непозволительны.

Медицинская сестра в общении не должна позволять себе грубости, черствости, невежливости и других отрицательных качеств. В медицинской среде не могут быть терпимы даже отдельные случаи душевной глухоты и бесчувственности.

11.Снисходительность к странностям родителей.

Во взаимоотношениях с родителями ребенка медсестра обязана быть снисходительной к их странностям, убеждениям, предрассудкам, верованиям. Если родители – люди глубоко верующие, не следует выражать свои атеистические убеждения. Но при этом фальшь в такой же степени недопустима.

12.Четкость и правильность изложения мысли.

Речь медсестры – важный инструмент её воздействия на родителей ребенка. В беседах с ними следует ясно и четко выражать свои мысли, чтобы они были понятны больным и оказали свое действие.

Правильная тактика общения медицинского персонала с родными и близкими больного ребенка создает должное психологическое равновесие межличностных взаимоотношений медицинский работник – больной ребенок – его родственники.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Рекомендации по общению в родителями :

Постучитесь и спросите разрешения зайти в палату

Представьтесь, расскажите, какие ваши обязанности по отношению к ребенку

Спросите, удобно ли сейчас беседовать. На каком языке разговаривать?

Обращайтесь к матери и ребенку по имени

Старайтесь во время беседы быть на одном уровне с родителями (можно присесть на стульчик, кресло)

Родители должны видеть выражение вашего лица

Говорите спокойно и уверенно, не повышая голос.

Вначале спросите, как дела и какие проблемы есть у матери?

Выслушайте внимательно и запомните важную информацию.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Во время разговора смотрите на лица родителей, проявляйте внимание и сочувствие.

Позвольте родителям записать важную информацию.

Не спешите. Наблюдайте за реакцией родителей, их мимикой.

При появлении раздражения или растерянности остановитесь и спросите, что именно не понятно.

Говорите простыми доступными словами.

Ни в коем случае не обманывайте родителей

Говорите о том, что знаете. Предложите родителям получить более сложную информацию у лечащего врача.

После разговора спросите, какие вопросы возникли. Все ли понятно.

Попросите мать коротко повторить информацию!

Внимательно выслушайте ее, не перебивая и не дополняя. Лишь потом добавьте или исправьте сказанное матерью.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Для получения информированного согласия – дайте бланк и ручку

Допускается использование уменьшительных ласковых слов во отношению к недоношенному , но время от времени обращайтесь к новорожденному по имени

Избегайте категоричности, приказного тона.

Если важно что-то выполнить – объясните, почему.

В иных случаях просто давайте совет, не приказывайте.

Обычно медсестры знают, какую информацию давать родителям, какие вопросы они задают чаще.

После каждой беседы родители запоминают от 10% до 30% информации. Вам придется ее повторять не один раз. Возможно, лучше дать информацию в напечатанном виде (бюлетени, плакаты, фотографии и рисунки, дневник…)

Попросите прочитать информацию к определенному времени, а потом подойдите и спросите, все ли понятно. Задайте “контрольный” вопрос в необидной форме

Не давайте лишней информации, с деталями и подробностями.

Сохраняйте медицинскую тайну о других пациентах

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Неожиданный вопрос родителей может застать вас врасплох

Не пугайтесь! Вы все равно знаете больше.

Переспросите, это даст вам время собраться с мыслями

Может, вы не так поняли вопрос!

Вы можете дать полный ответ, или ответить частично, но не обманывайте родителей. Предложите родителям обратиться за информацией к врачу

Чтобы обезопасить себя от ошибок, нарушения прав пациента и своих прав, нужно знать законы, свои права и обязанности.

Не берите на себя больше, чем записано в ваших должностных обязанностях, больше, чем записано в листе назначений или истории болезни

Работайте спокойно. Если родители отказываются от процедуры, спросите, готовы ли они письменно зафиксировать свой отказ, и обратитесь к врачу.

Не обговаривайте с родителями врачебные назначения, работу других медсестер или персонала, другие истории болезни и других пациентов,

Не спешите высказать свое мнение о назначениях врача, назначенных исследованиях.

Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону
8 800 350-81-94 (консультация бесплатно), работаем круглосуточно.

Уважайте себя так, чтобы другие уважали Вас.

Остались вопросы? Бесплатная консультация по телефону:

8 800 350-81-94

Круглосуточно

Особенности взаимоотношений медицинской сестры и родственников больных детей

Опубликовано: 28.03.2016

Взаимоотношения медицинского работника с родными и близкими больного ребенка — один из важнейших вопросов медицинской деонтологии.

Медицинские сестры круглосуточно контактируют с матерями, находящимися в стационаре с больными детьми.

Некоторые врачи-педиатры отрицательно относятся к пребыванию матерей в стационаре, считают излишними их услуги, критически оценивают их уход за ребенком. Матерям предлагают «комнаты для отдыха».

Конечно, если ребенок болен не тяжело, у матери найдется возможность для отдыха в этой комнате. А если ребенок болен тяжело? Какая мать хотя бы на минуту покинет свое дитя?

В таких случаях нужно поставить себя на место этой матери и создать ей условия для пребывания рядом с больным ребенком (для ухода за ним и короткого отдыха).

Потому что никакой, даже самый квалифицированный, персонал не заменит материнской заботы, не создаст той благоприятной психологической атмосферы, которую способна создать только мать.

Присутствие матери для тяжело больного ребенка необходимо. Но чаще мать ребенку во время пребывания его в стационаре заменяет детская медицинская сестра.

Ребенок не может, как взрослый больной, оценить поступки сестры, проконтролировать назначения, пожаловаться врачу. Для него все — «врачи», если одеты в белые халаты.

Детской сестре стационара необходимо все время помнить об этом.

В дни передач, посещений контакты медицинской сестры с родственниками расширяются.

Родители обращаются к ней с вопросами о состоянии детей, интересуются аппетитом, сном ребенка, его настроением и т.д. При насыщенном рабочем дне медицинской сестры эти «назойливые» вопросы родителей могут:

  • раздражать
  • вызывать недовольство
  • побуждать желание побыстрее уйти от разговора

Родители обычно взволнованы, они очень остро реагируют на малейшие дефекты в уходе за детьми, на недостаточное (по их мнению) внимание к детям. Поэтому они сами нередко нуждаются в чутком, внимательном отношении.

Особенно чувствительны к малейшим недостаткам в уходе за ребенком матери больных. У них чувство тревоги проявляется в слезах, иногда в невольном повышении интонации в разговоре, у некоторых матерей снижается внимание, притупляется реакция на окружающее.

Поэтому медицинская сестра в первую очередь должна вникнуть в их состояние с точки зрения медицинской психологии, мысленно поставить себя на их место.

Представим себе такую картину. Ребенок находится в стационаре без матери. Но у родителей постоянно мысли заняты больным ребенком.

Ежедневно до работы, поднявшись «до зари», мать готовит для ребенка любимые блюда — «передачу». После работы, усталые и обеспокоенные, родители спешат в детскую больницу (может, и приезжают издалека). Конечно, они волнуются.

Встреча родителей с внимательной, участливой сестрой, которая сообщит какие-либо положительные подробности о поведении их больного ребенка, общем состоянии (не вдаваясь в подробности болезни, лечения и исхода заболевания), вызывает чувство благодарности, снимает тревогу, нервное напряжение.

Говорить с родителями нужно просто, не употребляя сложных терминов и помня, что осторожность в словах — выше красноречия.

Никогда не следует проявлять в разговоре с родителями раздражение, нетерпение. Это вызывает утрату доверия к медицинской сестре.

Перед тем как начать разговор с родителями, медицинская сестра должна отрекомендоваться по имени и отчеству.

К родителям также следует обращаться по имени и отчеству (данные имеются в истории болезни, а при их отсутствии можно уточнить, попросив извинения, имя и отчество во время разговора). Это помогает в общении, обязывает к продолжению разговора в доверительной, культурной форме.

Медицинская сестра дает справку родителям о самочувствии больного, аппетите, температуре, соблюдении режима и приглашает к родителям лечащего врача, который может сообщить более подробно и конкретно о состоянии здоровья, результатах обследования, течении заболевания у больного.

И медицинская сестра, и лечащий врач должны беседовать о больном ребенке с участием к нему, к его родителям.

Но бывает иногда и так (хотя и редко): медицинский персонал встречает родителей отсутствующим взглядом и сообщает отцу или матери, что они опоздали, что время беседы уже окончено, что их ребенок плохо воспитан (забывая об изменении психики ребенка во время заболевания) и т. д.

Торопливый, односложный и категоричный ответ медсестры, не устраивая родителей, в дальнейшем затрудняет установление необходимого психологического контакта с ними. Порой лечащему врачу очень долго потом приходится исправлять ошибку медсестры.

Нет, и не может быть мелочей в этом ответственном деле, и ошибки, бывает, очень дорого стоят.

Несоблюдение правил медицинской этики приводит к жалобам — это чужая боль, и на нее мы должны откликаться. И это вина всего персонала.

Но бывает и так, что некоторые родители конфликтуют с медперсоналом совершенно необоснованно. Например, требуют свидания с ребенком в часы отдыха, во время кормления и пр., то есть, явно нарушая режим работы стационара.

Тактичная медицинская сестра сумеет сохранить в общении даже с такими родителями терпение и выдержку, сумеет, не повышая голоса, объяснить родителям необоснованность их требований.

В ответ на спокойное (но не безразличное) объяснение медицинской сестры обычно родители также начинают успокаиваться.

Довольно разноречивы мнения о том, нужно ли сообщать родителям диагноз неизлечимого заболевания. Нам кажется, что и в этом вопросе медицинский работник должен проявить гуманизм и как можно дольше не сообщать «напрямик» родителям о плохом исходе.

Видя безуспешность стараний врачей, родители сами придут со временем к такому выводу, но уже немного психологически подготовившись.

Такие родители должны быть окружены вниманием и сочувствием. Повышенного внимания требуют к себе также родители, ранее уже потерявшие одного ребенка и, следовательно, глубоко травмированные несчастьем.

Особую группу составляют немолодые родители, имеющие одного ребенка, или родители, лишенные по каким-либо причинам возможности иметь второго ребенка. Таких родителей медицинские сотрудники называют иногда «трудными».

Но их можно и нужно понять. И также необходимо поставить себя на их место.

Таким образом, родителей больного ребенка мы должны воспринимать такими, какие они есть, со всеми особенностями характера, не обращая внимания на необоснованные претензии и другие психологические реакции.

Нужно уметь «гасить» эти реакции, находить взаимопонимание. Нужно сделать все возможное, чтобы о людях в белых халатах, возвращающих здоровье детям, счастье родителям, всегда говорили с большим уважением.

Профессия педиатра — самая благодарная потому, что получаешь двойную благодарность: улыбку на лице выздоравливающего ребенка и бесконечно счастливые глаза родителей, которым вернули к жизни их ребенка.

Испытать радость вместе с отцом и матерью выздоравливающего ребенка — в этом смысл работы педиатра и высшая награда за его нелегкий труд.

Еще М.Я. Мудров говорил о том, что врач должен «искать не пользы своей, но чести и уважения». Это в полной мере относится к медицинской сестре, к любому современному медицинскому работнику.

Статья на тему»Проблема общения в работе медицинской сестры, больным ребенком и его родителями. «

Проблема общения в работе медицинской сестры, больным ребенком и его родителями.

Данный вопрос всегда был актуальным, но именно сегодня он стал для меня специальным предметом исследования. Такое внимание к проблеме общения возникло совершенно не случайно. Слишком часто многие мои знакомые стали жаловаться на пробелы в работе медсестер. Особенно этот вопрос волновал молодых мам, которые только познали радость материнства и крайне нуждались в общении со знающим специалистом. Они отмечали дефицит в общении или неудовлетворенность в общении с медицинскими работниками.

Осознание того факта, что «частная» проблема общения приобрела значимость и от плодотворности ее решения в теории и на практике во многом зависит решение многих и многих жизненно важных человеческих проблем подтолкнуло меня написать данную статью .

В ней мне бы хотелось раскрыть проблемы, возникающие при общении медицинских сестер с родителями ,больными детьми и их родственниками.

А также дать советы по предупреждению таких проблем.

Общение — процесс взаимодействия человека с другими людьми как членами общества, осуществляемый с помощью средств речевого и неречевого воздействия и преследующий цель достижения изменений в познавательной, мотивационной, эмоциональной и поведенческой сферах участвующих в общении лиц .

В случае ролевой коммуникации ее участники выступают как носители определенных ролей (покупатель-продавец, учитель-ученик, врач-медсестра –пациент +родитель). В ролевом общении человек лишается определенной спонтанности своего поведения, так как те или иные его шаги, действия диктуются исполняемой ролью. В процессе такого общения человек проявляет себя уже не как индивидуальность, а как некоторая социальная единица, выполняющая определенные функции. Медсестра в данном случае выполняет свои определенные функциональные обязанности. Она не выбирает с кем ей общаться и как. Она играет свою роль.

От того, как она будет играть эту роль, в процессе общения будут зависеть взаимоотношения с ребенком и родителем, соответственно и результат выздоровления.

На мой взгляд, на этапе обучения в колледже преподаватели дисциплины «Сестринский уход в педиатрии» могут и должны нацеливать студентов на возможные проблемы в общении и коммуникации в отделениях педиатрического профиля, педиатрических участковых медсестер, школьных и дошкольных медсестер.

Основные правила, которые должна знать каждая медицинская сестра педиатрического профиля:

1. С первых дней общения с ребенком любого возраста отношение должно быть ровным, доброжелательным.

2.Медицинские работники, непосредственно находящиеся среди детей, всегда должны учитывать психологические особенности больных, их переживания, чувства.

3. Для лучшего понимания состояния детей важно, помимо выяснения индивидуальных психологических особенностей ребенка, знать обстановку в семье, социальное и положение родителей. Все это необходимо для организации правильного ухода за больным ребенком в стационаре и эффективного его лечения.

4.При общении с больными детьми медицинским работникам необходимо сохранять спокойствие, не поддаваться сиюминутным настроениям, уметь подавлять в себе раздражительность и чрезмерную эмоциональность.

5.Недопустимо также разделение детей на «хороших» и «плохих», а тем более выделять «любимчиков».

6. Тон разговора с детьми всегда должен быть ровным, приветливым. Все это способствует установлению между ребенком и медицинским персоналом доброжелательных, доверительных отношений и оказывает на больного положительное влияние. Дети необыкновенно чувствительны к ласке и тонко чувствуют отношение к ним взрослых.

7.Чуткость, т.е. стремление понять его переживания имеет большое значение при общении с ребенком.

8.Доброе отношение к людям рождает чуткость и бережность. Воспитанный человек не делает ничего такого, что могло бы задеть, обидеть, унизить другого.

9.Тактичность – непременное условие и обязательный признак воспитанности. Уважение к людям, бережное отношение к ним связано и с такой чертой личности, как терпимость. Хорошее отношение к людям должно быть красиво оформлено – приветливостью, подтянутостью, корректностью и сердечностью.

10.Вежливость – это качество общения человека с человеком .

Корректность – несколько подчёркнутая, официальная вежливость, иногда чуть суховатая; учтивость – вежливость почтительная, например, по отношению к старшим или к женщине; любезность – вежливость, в которой проявляется стремление быть приятным и полезным другому; в деликатности вежливость сочетается с особой мягкостью, тонкостью в понимании людей.

11. Психологическая грамотность- это умение по внешним признакам (поза, выражения лица, глаз, походка, движения) определить хотя бы в общих чертах состояние человека (радость, печаль, задумчивость, напряжённость мысли и соответственно с этим строить своё поведение).

12.Но есть не менее важные, вещи, на которые совсем мало обращают внимания: дикция, интонации, сила и высота звука, темп речи. Тембр голоса даётся человеку от природы. Но облагородить его звучание – в наших силах.

13.Чувство юмора и остроумие – это качества, которые очень высоко ценятся в современном обществе. Истинное чувство юмора всегда результат и признак нравственного здоровья, развитого интеллекта, глубокой культуры и хорошего воспитания. Развитое чувство юмора упрощает, облегчает и украшает общение.

14.Большое терпение и любовь к детям кроме профессиональной подготовки, требуется от медицинского работника при уходе за ребенком.

15.Важно иметь представление о степени соответствия психического и физического развития ребенка, знать его личностные качества. Часто болеющие дети уже с раннего возраста выглядят более инфантильными, чем их более развитые здоровые сверстники.

16.У детей дошкольного и младшего школьного возраста нередко возникают навязчивые страхи: боязнь белых халатов, одиночества, страх боли, страх смерти и т.п. В связи с этим у таких детей часто развиваются вторичные невротические реакции (недержание мочи или кала, заикание, тики и т.п.). Медицинский работник должен помочь ребенку преодолеть страх.

17.Медицинский работник должен уметь компенсировать детям отсутствие родителей и близких. Особенно плохо переносят разлуку с родителями дети до 5 лет. Однако даже болезненно переживающие временный отрыв от родителей дети довольно быстро привыкают к новой обстановке, успокаиваются.

18.Медицинскому работнику принадлежит ведущая роль в создании благоприятной психологической обстановки в лечебном учреждении, напоминающей ребенку домашнюю обстановку (организация игр, просмотр телевизионных передач и т.п.). Прогулки на свежем воздухе сближают детей, а внимание и теплое отношение медицинского персонала обеспечивают адаптацию больных детей к новым условиям.

19.Доброжелательность, единство стиля и слаженность в работе, что помогает обеспечивать высокий уровень ухода и лечения детей, способствует формированию здоровой психологической атмосферы лечебного учреждения и повышению эффективности лечебного процесса.

20.Честность в общении с ребенком, они не терпят лжецов. Доверие ребенка легко потерять, если однажды не выполнить обещанного или солгать.

Взаимоотношения медицинских работников с родителями больного ребенка.

Медицинская деонтология предъявляет особые требования к медицинской сестре педиатрического профиля.

Родители, в большинстве случаев тяжело переживают заболевание ребенка. Особенно психически травмирована мать больного ребёнка, ее реакции могут быть неадекватными, поскольку захватывают энергетически очень мощную сферу «материнского инстинкта». Поэтому необходим индивидуальный подход к матери со стороны всех без исключения медицинских работников.

1. Родители бывают разные. Хороших людей больше.

Большинство родителей относятся к медицинским работникам с теплотой, доверием и благодарностью им за их нелегкий труд.

2.Трудные родители, и с ними надо работать.

Однако встречаются и довольно «трудные» родители, которые пытаются грубостью и нетактичным поведением добиться особого внимания сотрудников больницы к своему ребенку. С такими родителями медицинские работники должны проявлять внутреннюю сдержанность и внешнее спокойствие, что само по себе положительно действует на плохо воспитанных людей.

2. Общаться с родителями обязательно.

Несмотря на загруженность, медицинский работник должен найти время спокойно и неторопливо ответить на все вопросы. В этих случаях беседа медицинской сестры с родственниками не должна выходить за рамки ее компетенции.Она не имеет права рассказывать о симптомах и возможном прогнозе заболевания. Медицинская сестра должна вежливо извиниться, сослаться на неосведомленность и направить родственников к лечащему врачу или заведующему отделением, который имеет соответствующую компетенцию по этим вопросам.

3. При общении с родителями не поступаться необоснованным требованиям.

Не следует идти «на поводу» у родителей, стремиться выполнить необоснованные требования, например, прекратить назначенные врачом инъекции, изменить режим и диету и т.п. Такого рода «отзывчивость» способна принести лишь вред и ничего общего не имеет с принципами гуманной медицины и профессиональной преемственности.

4.Форма обращения.

Во взаимоотношениях медицинских работников с родителями немаловажное значение имеет форма обращения. Обращаясь к родителям, медицинские работники должны называть их по имени и отчеству, не допускать фамильярности и не пользоваться такими терминами, как «мамаша» и «папаша».

5.Медсестра должна быть близка с пациентами и их родителями.

Медицинская сестра обычно постоянно находится около пациентов, непосредственно общается с их родителями и поэтому должна всегда учитывать их психические особенности, чувства, переживания, суждения и их психосоматическое состояние.

6.Чуткость, внимательность к родителям.

При общении с родителями большое значение имеет чуткость, умение внимательно выслушать родителей и желание понять их переживания, подбодрить родителей сочувственным словом, убедить в необоснованности их опасений.

7.Доверительные отношения.

Медицинская сестра должна стараться способствовать возникновению между ней и родителями пациентов доверия.

8.Тактичность.

Медицинская сестра должна сохранять в разговоре умеренность тона, выдержку, всегда оставаться тактичной.

9. Собственное достоинство.

Проявляя в отношении сотрудников и больных чуткость, душевность, нежность и ласковость, медицинская сестра должна сохранять чувство собственного достоинства. Никогда не следует забывать, что между медицинской сестрой и больными всегда должна оставаться определенная дистанция, переступать грань которой непозволительно никому.

10. Грубость, черствость, бесчувственность и хамство непозволительны.

Медицинская сестра в общении не должна позволять себе грубости, черствости, невежливости и других отрицательных качеств. В медицинской среде не могут быть терпимы даже отдельные случаи душевной глухоты и бесчувственности.

11.Снисходительность к странностям родителей.

Во взаимоотношениях с родителями ребенка медсестра обязана быть снисходительной к их странностям, убеждениям, предрассудкам, верованиям. Если родители — люди глубоко верующие, не следует выражать свои атеистические убеждения. Но при этом фальшь в такой же степени недопустима.

12.Четкость и правильность изложения мысли.

Речь медсестры — важный инструмент её воздействия на родителей ребенка. В беседах с ними следует ясно и четко выражать свои мысли, чтобы они были понятны больным и оказали свое действие.

Правильная тактика общения медицинского персонала с родными и близкими больного ребенка создает должное психологическое равновесие межличностных взаимоотношений медицинский работник – больной ребенок – его родственники.

Рекомендации по общению в родителями :

Постучитесь и спросите разрешения зайти в палату

Представьтесь, расскажите, какие ваши обязанности по отношению к ребенку

Обработайте руки

Спросите, удобно ли сейчас беседовать. На каком языке разговаривать?

Обращайтесь к матери и ребенку по имени

Старайтесь во время беседы быть на одном уровне с родителями (можно присесть на стульчик, кресло)

Родители должны видеть выражение вашего лица

Говорите спокойно и уверенно, не повышая голос.

Вначале спросите, как дела и какие проблемы есть у матери?

Выслушайте внимательно и запомните важную информацию.

Во время разговора смотрите на лица родителей, проявляйте внимание и сочувствие.

Позвольте родителям записать важную информацию.

Не спешите. Наблюдайте за реакцией родителей, их мимикой.

При появлении раздражения или растерянности остановитесь и спросите, что именно не понятно.

Говорите простыми доступными словами.

Ни в коем случае не обманывайте родителей

Говорите о том, что знаете. Предложите родителям получить более сложную информацию у лечащего врача.

После разговора спросите, какие вопросы возникли. Все ли понятно.

Попросите мать коротко повторить информацию!

Внимательно выслушайте ее, не перебивая и не дополняя. Лишь потом добавьте или исправьте сказанное матерью.

Для получения информированного согласия — дайте бланк и ручку

Избегайте сюсюканья.

Держите дистанцию .

Допускается использование уменьшительных ласковых слов во отношению к недоношенному , но время от времени обращайтесь к новорожденному по имени

Избегайте категоричности, приказного тона.

Если важно что-то выполнить – объясните, почему.

В иных случаях просто давайте совет, не приказывайте.

Обычно медсестры знают, какую информацию давать родителям, какие вопросы они задают чаще.

После каждой беседы родители запоминают от 10% до 30% информации. Вам придется ее повторять не один раз. Возможно, лучше дать информацию в напечатанном виде (бюлетени, плакаты, фотографии и рисунки, дневник…)

Попросите прочитать информацию к определенному времени, а потом подойдите и спросите, все ли понятно. Задайте “контрольный” вопрос в необидной форме

Не давайте лишней информации, с деталями и подробностями.

Сохраняйте медицинскую тайну о других пациентах

Неожиданный вопрос родителей может застать вас врасплох

Не пугайтесь! Вы все равно знаете больше.

Переспросите, это даст вам время собраться с мыслями

Может, вы не так поняли вопрос!

Вы можете дать полный ответ, или ответить частично, но не обманывайте родителей. Предложите родителям обратиться за информацией к врачу

Чтобы обезопасить себя от ошибок, нарушения прав пациента и своих прав, нужно знать законы, свои права и обязанности.

Не берите на себя больше, чем записано в ваших должностных обязанностях, больше, чем записано в листе назначений или истории болезни

Работайте спокойно. Если родители отказываются от процедуры, спросите, готовы ли они письменно зафиксировать свой отказ, и обратитесь к врачу.

Не обговаривайте с родителями врачебные назначения, работу других медсестер или персонала, другие истории болезни и других пациентов,

Не спешите высказать свое мнение о назначениях врача, назначенных исследованиях.

Уважайте себя так, чтобы другие уважали Вас.

Ребенок заболел – что делать родителям в первую очередь


Любящие родители тяжело переносят болезни детей. Во время простуды или гриппа даже взрослые склонны капризничать, так что говорить про маленьких детей?! В этот период им как никогда нужна поддержка мамы и папы. Как вести себя, когда ребенок болеет? Как научить его правильно относиться к болезням?

Психология больного ребенка


В психологии больного ребенка есть свои особенности:

  • Маленьким детям сложно понять, больны они или нет. Это связано с тем, что многое с ними происходит в первый раз. Поэтому они не осознают, какое состояние нормально, а какое представляет угрозу для их здоровья.
  • Даже когда малышу плохо, он может не говорить об этом. Дело в том, что дети не знают, что надо пожаловаться, если их что-то беспокоит.
  • Дети постарше могут рассказать родителям о своем состоянии, но им трудно правильно описать собственные ощущения. Поэтому основную информацию родители все равно получают из особенностей поведения.
  • О том, что с сыном или дочерью что-то не так, родители узнают чаще всего, наблюдая за поведением: малыши много капризничают, не хотят есть даже любимую еду, не играют, предпочитают лежать, или ведут себя необычно. Ребенок может держаться за место на теле, где сосредоточен дискомфорт и боль, например, при отите – за ухо.  
  • Дети боятся врачей, их инструментов, манипуляций, поскольку не осознают, что это и зачем нужно. Все это маленькие дети воспринимают как опасность. 

Как вести себя, когда ребенок болеет?


Что делать в первую очередь, если ребенок заболел? Эксперты рекомендуют соблюдать несложные правила.

Не паникуйте!

Несмотря на беспокойство и тревогу, ваш основной союзник – это самообладание. Никто не получает вместе с новорожденным знания о том, что делать, если ребенок заболел или травмировался. Чтобы быть морально готовым к неожиданностям и знать, как себя правильно вести в случае болезней ребенка, прочитайте памятку для родителей, которую составили эксперты НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков. Ее можно скачать на смартфон или распечатать и при необходимости перечитывать.

Не вините себя

Когда малыш болеет, многие родители корят себя, что недосмотрели, не предупредили болезнь, хотя знали, что, например, в саду болеет полгруппы. Эту вину психологи называют рациональной, поскольку между событием и действиями можно установить четкую причинно-следственную связь (допустим, мама могла оставить дома сына в пик заболеваемости, но не сделала этого).

Однако есть вина иррациональная. Например, когда мама считает, что болезнь малыша – следствие ее неправильных эмоций или плохих мыслей о нем. В таком случае между событием и действиями нет никакой связи.

В обеих ситуациях психологи рекомендуют почаще напоминать себе, что предугадать все невозможно. Не нужно зацикливаться на вине – лучше сконцентрироваться на заботе о заболевшем.

Не показывайте ребенку, что вы беспокоитесь

Если ребенок серьезно болен, слова врача вас пугают, а руки опускаются сами собой, постарайтесь не показывать ребенку, что вам тревожно. В такие минуты важно взять себя в руки, поскольку дети чувствительны к состоянию родителей (особенно остро они чувствуют состояние матери). Ваше беспокойство станет причиной страха, что может помешать выздоровлению.

Не раздражайтесь, не вините малыша в том, что он заболел

Болеющие дети капризны и раздражительны, они требуют к себе повышенного внимания – часто родителям не удается не то что придерживаться привычного графика, а даже нормально отдохнуть. Но стоит помнить: ребенок не виноват в том, что заболел, да и прекратить болеть он не может. Не нужно ругать его, иначе, опасаясь вашей реакции, в следующий раз он попросту скроет симптомы травмы или заболевания. А это может быть опасно для жизни.

Не балуйте малыша сверх меры и не позволяйте больше обычного

Когда ребенок болеет, родители уделяют ему больше внимания, проводят с ним все свое свободное время. Конечно, им хочется порадовать ребенка, но чрезмерное количество сладостей, мультфильмы на смартфоне день напролет, незапланированные подарки делают болезнь слишком привлекательной. Это может привести к манипуляциям со стороны сына или дочери в будущем. 

Позволяйте себе отдых

Когда у ребенка высокая температура, сложно выкроить время на отдых. Однако сделать это нужно: если вы будете слишком уставшими, обессиленными, вы не сможете полноценно ухаживать за малышом, заботиться о нем. Используйте любую возможность отдохнуть: например, ложитесь спать вместе с ребенком во время его дневного сна или займитесь тем, что помогает вам восстановиться (чтение, вязание, просмотр кино и др.). Кстати, хорошо, если родители могут ухаживать за болеющим малышом по очереди.

Не впадайте в крайности

Важно выполнять все рекомендации врача, следить за самочувствием ребенка, но не ограничивать его активность, если не было запрета врача. Например, малыш может самостоятельно одеваться, есть, даже играть. Так он станет самостоятельнее и со временем будет лучше справляться с заболеванием.

Будьте внимательны к жалобам ребенка, следите за его поведением

Если ребенок говорит, что у него что-то болит, но не может объяснить, что именно, поможет игрушка. Предложите малышу показать больной участок тела на любимом мишке или кукле.

Наблюдение за поведением дает возможность выяснить, когда нужна помощь (например, определить, что поднимается температура и надо давать жаропонижающее). Кроме того, наблюдение поможет точно описать симптом врачу. Обращайте внимание на изменившийся цвет кожи, губ, появление пота, необычные звуки, которые издает ребенок. 

Не пугайте малыша уколами, горькими таблетками, злыми врачами

Многие родители пугают здоровых детей в стиле «а вот заболеешь, придется делать уколы и пить горькие лекарства». Это не заставит вашего сына или дочь не пробовать снег и не снимать шапку на улице, но приведет к ненужному стрессу и превратит рядовой поход в поликлинику в кошмар. А уж если ему назначат лекарства, то почти наверняка будет проблемой их принять, ведь вы уже рассказали ему, что они горькие! 

Также нельзя ругать врача в присутствии ребенка, высказывать сомнения в его профессионализме. Это сформирует у ребенка недоверие к врачам, медицине, вызовет лишние страхи и большие проблемы в будущем. В присутствии ребенка постарайтесь разговаривать с врачом доброжелательно, не повышая голос.

Чаще будьте рядом, если малыш попал в больницу

Как мы уже говорили, ребенку тяжело переносить пребывание в незнакомой и малоприятной (процедуры, лекарства, осмотры) обстановке без родителей, которые воспринимаются как защита. Поэтому если ребенок оказался в больнице без родителей, постарайтесь уделять сыну или дочери больше времени – почаще навещайте, звоните при любой возможности, разговаривайте, обсуждая волнующие вопросы. Также важно помочь ребенку адаптироваться к больнице: покажите ему, где находится игровая, расскажите, к кому обратиться за помощью, помогите познакомиться со сверстниками в больнице.

Проблема изоляции ребенка при ОРВИ


В некоторых случаях, например, при ОРВИ или гриппе, больного ребенка нужно изолировать, чтобы предотвратить заболевание других членов семьи. Оказавшись в одиночестве в своей комнате, ребенок чувствует, что он покинут, не нужен семье. Конечно, это ухудшает настроение и может даже стать причиной психологической травмы.

Ощущение отстраненности усиливается, если взрослый, который ухаживает за больным ребенком, использует медицинскую маску, отказывается целовать ребенка перед сном, особенно если он к этому привык.

Для защиты семьи от ОРВИ и гриппа можно эффективно использовать Масло Дыши® (подробнее о продукте можно узнать здесь). Это композиция эфирных масел с антибактериальными и противовирусными свойствами. 

Так, Спрей Масло Дыши® (подробная информация представлена здесь) можно распылить во всех комнатах (в том числе в коридоре и кухне): эфирные масла уничтожают вирусы и бактерии, которые находятся в воздухе, а значит, снижают риск их проникновения в организм. 

Доказано, что использование Масла Дыши® уменьшает риск заражения в 3 раза. Между прочим, оно полезно не только для здоровых членов семьи, но и для заболевшего. В ходе клинических исследований было установлено, что применение препарата на 71% снижает вероятность развития осложнений при ОРВИ. Поэтому если малыш старше 1 года (именно с этого возраста разрешено применение Масла Дыши®), то вы можете использовать этот способ защиты от заражения и отказаться от маски при контакте с ребенком. 

Масло Дыши® представлено тремя формами: масло, спрей и флакон масла + войлочный браслет (подробнее о продукте можно узнать здесь). Это позволяет подобрать ту форму выпуска, которая вам подходит. 

Как видим, очень важно сделать так, чтобы ребенок не ощущал себя покинутым, чужим. Для этого нужно объяснить ему, что это временные меры: когда он поправится, все будет так, как раньше. Чтобы малыш воспринимал себя как часть семьи, рассказывайте ему о новостях семьи, сестер и братьев, бабушки и дедушки. Члены семьи могут позвонить ребенку по телефону или видеосвязи – не обязательно часами болтать: пожелайте малышу здоровья, спросите, как он себя чувствует, что он хочет на обед.

Помните, что ваша забота, поддержка и безусловная любовь помогут сыну или дочери легко пережить непростой период болезни.

НЕ ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ. МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВЛЕН ПРИ УЧАСТИИ ЭКСПЕРТОВ.

«Важно поддержать родителей на плаву, чтобы их мир перестал рушиться»

Содержание

Родители не жалеют, что сказали ребенку правду

Родители не смогут принять болезнь ребенка

Родители думают, что сделают ребенка наркоманом

Родители имеют право выбора

Главный врач Детского хосписа «Дом с Маяком» Наталья Савва, директор по научно-методической работе БФ «Детский паллиатив», рассказала порталу «Про паллиатив» о том, какая помощь нужна семье с тяжелобольным ребенком, почему родителям важно обсуждать с детьми диагноз и почему ребенку необходимо учиться несмотря ни на что. 

Родители не жалеют, что сказали ребенку правду 

Ведется ли в России статистика по детской паллиативной помощи?

– Единого российского детского паллиативного регистра нет. Есть данные, которые на основе специальных формул Международной сети по паллиативной помощи детям рассчитал Благотворительный фонд «Детский паллиатив» совместно с Научным центром здоровья детей. Как минимум 180000 детей в России нуждаются в паллиативной помощи.

Сейчас в регионах пытаются создать регистры, но в большинстве случаев – это просто базы данных, составленные на основе списков из поликлиник. Есть и исключения. Так, в Татарстане на базе детского хосписа создали проспективный регистр. Там очень развиты телекоммуникационные технологии, все медицинские учреждения связаны единой информационной сетью и собирают данные о пациентах в реальном времени.

– В этих списках из поликлиник высокая погрешность?

– Да, очень большой недоучет. Например, в Москве по расчетным данным около 3000 детей нуждаются в паллиативной помощи, а по спискам из поликлиник и выездных служб детской паллиативной помощи в 2017 году мы знали только о 950 подопечных. В регионах недоучет очень большой потому, что не везде есть выездные службы. Подачей данных занимаются участковые педиатры, которые не всегда понимают, каким детям из детей-инвалидов нужна паллиативная помощь. Допустим, приходишь к педиатрам и спрашиваешь: сколько у вас паллиативных детей? Они говорят: «Один на участок». Потом прочитаешь лекцию про критерии паллиативности в детском возрасте, они говорят: «Десять детей». Многие воспринимают паллиативного ребенка как умирающего. Думают, раз он сейчас не умирает, значит, в паллиативной помощи не нуждается.

– Если говорить про критерии паллиативности, как определить, что ребенку нужна помощь?

– Критериев очень много, они субъективны, поэтому принимает решение не один врач, а несколько специалистов. Ребенка определяют в группу нуждающихся в паллиативной помощи на основании результатов врачебной комиссии. В нее обязательно входят специалисты по профилю заболевания ребенка. Если мы имеем дело с генетической патологией, то врач-генетик должен сказать, что нигде в мире не существует методов излечения данного заболевания и прогноз в отношении жизни ребенка неблагоприятный.

Даже если у ребенка неизлечимое заболевание, еще не значит, что он нуждается в паллиативной помощи. Если у него абсолютно стабильное хорошее состояние, он сам ест и пьет, у него нет потребности в медицинском оборудовании, то нам пока рано работать с этим ребенком и его семьей. Но мы должны принимать во внимание, что состояние у ребенка может однажды ухудшиться, и ему понадобится паллиативная помощь. А может быть наоборот: есть дети, которых мы можем снять с паллиативного учета, если они перестают нуждаться в помощи. Такое бывает в детском возрасте, например, с малышами с бронхолегочной дисплазией, тяжелыми врожденными пороками после операции.   

– С какими диагнозами ребенку показана паллиативная помощь?

–  Сам по себе диагноз никогда не определяет потребность в паллиативной помощи. Конечно, мы смотрим на основной диагноз: есть ли у ребенка спинально-мышечная атрофия (СМА), детский церебральный паралич, онкологическое заболевание или другие. Дальше мы обращаем внимание на сопутствующие болезни и осложнения, например, потеря веса, нарушение глотания, судороги, которые ничем не купируются.

Ребенок с онкологией или с ВИЧ может нуждаться в паллиативной помощи, а может не нуждаться. Если ВИЧ-инфицированные дети получают антиретровирусную терапию и прекрасно себя чувствуют, мы ими не занимаемся. Но если ребенок не получает препараты и у него развивается тяжелые осложнения СПИДа, он и его семья должны получать паллиативную помощь.

Хартия прав умирающего ребенкаХартия основана на положениях Конвенции о правах ребенка Организации Объединенных Наций (1989). Переведена на русский язык при участии БФ «Детский паллиатив».

– Могут ли квартирные условия, экономическое положение в семье влиять на решение врачебной комиссии?

– Нет. В первую очередь важен физический статус ребенка. Есть разные анкеты, которые помогают врачам принять. По ним врачи оценивают состояние различных систем, например, дыхательной системы. Также есть вопросы, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения, например: «Удивитесь ли вы, если ребенок не доживет до 18 лет?». «Да» в ответе будет одним из показателей, что ребенок нуждается в паллиативной помощи. «Удивитесь ли вы, если ребенок умрет в течение 6-12 ближайших месяцев?». Если доктор говорит, что он не удивится, скорее всего, мы имеем дело с тяжелым и уходящим ребенком.

– Расскажите, как вы объясняете ребенку, что он оказался в хосписе?

– Мы стараемся говорить, как есть. Что это организация, которая занимается оказанием паллиативной помощи. Тут встает вопрос, что же такое паллиативная помощь? Ребенок, как правило, понимает, есть ли у него заболевание. Если родители с ним честны, он будет знать, что у него онкология, его лечили, но опухоль не ответила на все попытки лечения. И поэтому к нему будут приезжать специалисты детского хосписа, чтобы убрать симптомы и помочь жить максимально комфортной и насыщенной жизнью, несмотря на то что болезнь пока победить не удается.

К сожалению, в большинстве случаев родители не хотят говорить ребенку о том, что болезнь прогрессирует и ее не удается победить. Если ребенок маленький, три годика, это еще можно понять. Но когда ему 8-10 лет или он еще старше, он знает намного больше, чем думают родители: тайком читает все в интернете, общается в соцсетях, с друзьями по больнице, помнит ребят, которые умерли от этого диагноза.

И если ребенка обманывать и говорить, что все хорошо – образуется «заговор молчания», когда ребенок или не верит родителям и злится на них, или играет в их игру – жалеет, не хочет расстраивать и молчит, оставаясь со своими страхами, вопросами и желаниями наедине.

Очень часто, кстати, родители называют нас фондом, даже не будучи рядом с ребенком. Наверное, им самим так легче. Мы просим называть нас детским хосписом или выездной паллиативной службой.

– Родители бояться произносить слово «хоспис» вслух?

– Да, это такое зарывание головы в песок, самозащита.

– Вам приходится убеждать родителей поговорить с ребенком о диагнозе?

Мы постоянно этим занимаемся. Говорим, что лучше бы не было стены между ребенком и родителями, недомолвок. Иначе ребенок может жить в страхе, что-то лишнее придумать и сильно переживать из-за этого. Если же ситуация очень тяжелая, мы обязательно стараемся дать надежду на облегчение: «Мы обезболим, мы поможем, ты не будешь мучиться. Мы уберем симптомы, которые тебе мешают. Мы не будем ставить тебе уколы, а дадим таблеточку. Боль отпустит, ты сможешь гулять».Любой ребенок, когда не понимает, почему ему становится хуже, начинает спрашивать: «Я умру?». И если при этом родители все равно отказываются разговаривать, мама от этого вопроса плачет, ребенок будет беречь родителей и перестанет спрашивать. Это все тот же «заговор молчания». Поэтому мы стараемся донести до родителей, что лучше бы они все-таки решились на разговор. Есть очень много международных исследований, результаты которых показывают, что родители, которые не сказали своим детям правду, после смерти ребенка часто сожалеют об этом. И никто из тех, кто сказал правду, не сожалеет, что этот разговор состоялся. И даже если случилось, что все после разговора поплакали, ничего страшного. Понятно, что это все безумно тяжело. Но отношения после этого становятся более открытыми, теплыми, искренними. Все понимают, что осталось очень мало времени, чтобы признаться друг другу в любви, и что сделать это нужно сейчас.

Родители не смогут принять болезнь ребенка 

– Как помочь ребенку с диагнозом жить так, чтобы не думать о болезни постоянно?

Важно, что в хосписе работает междисциплинарная команда: одной семье помогают разные специалисты. Медики идут первым флангом. Заболевание у ребенка проявляется физически, у него может быть боль, рвота, одышка. Пока мы не уберем эти симптомы, его мысли всегда будут о болезни. Когда мы убрали физические симптомы, нам нужно чем-то занять ребенка. Если он останется лежать на кровати и смотреть в потолок, он будет свою болезнь все время в голове перемалывать, так с ума можно сойти. Поэтому у нас очень много немедицинских специалистов, которые занимаются психологическим, эмоциональным, духовным сопровождением, организуют мероприятия, исполняют мечты.

Более того, мы хотим, чтобы ребенок учился, несмотря ни на что. Чтобы он ходил в школу или учителя приходили к нему. Чтобы он был социально вовлечен в жизнь и был максимально самостоятельным, общался со сверстниками, друзьями, а также с теми людьми, которые нашли свои рецепты радоваться каждому дню. Если ребенок занят, он отвлекается и может вовсе перестать думать о болезни. И даже тогда, когда болезнь начнет прогрессировать, он все равно будет реже возвращаться к ней, если занят активными делами.

– Правильно ли я понимаю, что для некоторых родителей открытие, что ребенок с неизлечимым диагнозом может ходить в школу?

Да. Более того, мы многих уговариваем это делать. Родители находят разные причины. Одни боятся, что ребенок в силу своих особенностей и тяжелой болезни не сможет усвоить программу или даже вообще что-то понять, если речь идет об органическом поражении нервной системы. Другие очень боятся инфекций, думают, ребенок будет сильнее болеть. А кому-то просто тяжело выбраться из дома, так как нет пандусов, ассистентов, хороших колясок, поддержки семейного окружения и подходящей школы.

– Что вы рекомендуете родителям?

Если у ребенка есть когнитивные нарушения, связанные с поражением головного мозга, и он не может усвоить школьную программу, ему все равно нужна программа развития, может быть, индивидуальная. Пусть даже это будет не школьная программа, а игра. Какой бы ребенок ни родился, с ним обязательно нужно работать. Он ответит и поднимется на ступеньку выше. Ребенок через игру познает мир, развивается, борется со страхами и болезнью. Если с ребенком постоянно играть, он будет не только развиваться, но станет психологически стабильнее. 

– Как помочь родителям принять болезнь ребенка?

Мне кажется, никто из родителей никогда не примет болезнь ребенка, потому что есть ощущение такой огромной вселенской несправедливости, что невозможно просто сказать «Ну, окей!», и пойти дальше. Другое дело научиться жить с болезнью и не впадать в отчаяние. Важно поддержать родителей на плаву и сделать так, чтобы их мир перестал рушиться.  

Часто случается, что ребенок заболел, это уже длится год, два. Мама круглосуточно с ребенком, пытается вылечить, санирует, кормит, переворачивает, опять санирует, кормит, переворачивает. Она физически и морально истощается, теряет социальные связи с внешним миром и членами семьи, не находит времени ни для себя, ни для мужа, впадает в депрессию, постоянно раздражается и всех во всем винит. И однажды муж уходит, а мама остается одна. Она зла на весь мир: ребенка не вылечили, ее бросили, от государства все бесплатное нужно выбивать с боем, а сил уже давно нет, и денег тоже нет, в общем, все плохо. И вот наша задача сделать так, чтобы мама больше отдыхала.

Да, ребенок болеет, но у родителей должен быть какой-то график и время друг для друга, на сон, чтобы сходить в поликлинику или в парикмахерскую. Значит, нужна няня.

Детский хоспис «Дом с маяком» всегда старается предложить свою няню раз в неделю или покрыть какую-то сумму, чтобы у семьи была возможность нанять постоянную няню. В этом случае мама сможет даже пойти работать. Мир, который у нее существовал раньше, нельзя вернуть, но можно постараться построить новый, где будет место неизлечимо больному ребенку. У мамы не должна болеть голова о том, где взять лекарство, коляску, средства ухода, медицинское, психологическое, социальное и духовное сопровождение. К сожалению, государственная машина часто в этом не помощник. Только хорошая паллиативная служба может сделать так, чтобы неизлечимо больной ребенок был встроен в мир родителей, чтобы они не разошлись, пережили кризис и родили еще детей, которые будут очень любить нашего особенного малыша, играть с ним, помогать родителям. Любящих и заботливых сердец в семье должно быть много.

– Но иногда врачи говорят так: «Родите себе здорового».

– Это очень обидно звучит, и говорить так – большая ошибка. К сожалению, часто наше общество пока не готово воспринимать своим полноправным членом неизлечимо больного ребенка, особенно с тяжелыми поражениями головного мозга, с пороками развития, генетическими болезнями. Мы в Детском хосписе говорим, что будет еще один ребенок, который будет любить другого ребенка, заботиться, помогать ему.

Часто даже врачи советуют отказаться и сдать ребенка в интернат, чтобы он «не мешал нормально жить», «не разрушал семью». К счастью, большинство родителей не предают своих детей и, несмотря на все трудности и предубеждения со стороны окружения, любят больного ребенка не меньше, чем здорового.

–  Как помогают семье после того, как ребенок умирает?

– По канонам паллиативной помощи период острого горевания родителей может длиться от 6 месяцев до двух лет. Это то время, когда обязательно нужно оставаться в контакте с семьей, чтобы понимать, есть ли какие-то серьезные психосоциальные и духовные проблемы.

Смерть ребенка – это повторное крушение мира. Семья привыкла, что вся жизнь крутилась вокруг больного ребенка. И вот его нет, все кажется пустым, как и ради чего теперь жить? Нужно помочь пережить этот невыносимо сложный период. Кто-то из родителей справляется сам. А у кого-то возникают тяжелые психологические проблемы, и там нужна серьезная работа.

В Детском хосписе есть специальная групповая работа по гореванию, индивидуальная помощь психологов или членов команды, которые были наиболее близки семье. Есть ежегодные Дни памяти, когда родители встречаются с работниками хосписа. И это очень важно, потому что родственники из самых лучших побуждений могут стараться не разговаривать про умершего ребенка, чтобы не «травмировать» воспоминаниями. Или советовать: «Спрячь фотографии, начни жить заново». А на самом деле, мама-то всегда помнит и носит в сердце своего ушедшего ребенка. Для нее он всегда жив в душе. И хоспис – это как раз то место, где все готовы поговорить про ее ребенка, вспомнить какие-то веселые моменты. В нашей памяти ребенок тоже остается живым навсегда.

Фото: Ефим Эрихманн / Детский хоспис «Дом с маяком»

– Допустим, у родителей в семье психологические проблемы. Вы пытаетесь помочь, но они говорят, чтобы их не трогали.  Как быть в такой ситуации?

– Такое бывает часто. Когда мы берем семью под опеку, в большинстве случаев родители говорят: «Нам психолог не нужен, мы сами». Или: «Мы нормальные. У нас нет проблем психологических, а если есть, мы сами справимся». Люди не привыкли делиться проблемами с психологами. И запроса на психолога можно никогда не дождаться. Поэтому при постановке на учет мы говорим семье, что так как они обратились к нам за помощью, нужно познакомиться со всеми членами команды. У нас есть несколько встреч с психологом, которые мы просим, чтобы состоялись, а дальше – по желанию. Обычно за время этих встреч налаживается контакт, и встречи продолжаются, иногда по телефону. Но если кто-то после них говорит, что психолог не нужен – пожалуйста, мы не настаиваем. Убеждаем только тогда, когда ситуация совсем тяжелая. Поэтому психологическую и даже духовную поддержку должны уметь оказывать все члены команды, в том числе врачи и медсестры.

Родители думают, что сделают ребенка наркоманом 

– Когда вы в последний раз слышали, что ребенку предлагают потерпеть боль?

– Все время слышу.

– До сих пор так говорят?

– До сих пор. И первый, кто так говорит – это родители, потом все остальные – от близкого окружения до медиков. Иногда даже сами пациенты. На бытовом уровне отношение к боли и наркотическим обезболивающим пока мало изменилось. Государством приняты разные нормативные документы, упрощающие выписывание и получение наркотических лекарственных средств. Стало проще получить морфин. Но на предложение назначить морфин, чтобы снять сильную боль, чаще скажут: «Давайте подождем, потерпим. Лучше подождать. Зачем сейчас назначать такие сильные обезболивающие?».

– И врачи предлагают потерпеть?

– Да, часто, особенно, если ребенок не кричит, не корчится. В этой ситуации врач или родитель думает, что болит не очень сильно. Но это дилетантская оценка боли. Боль должна оцениваться по специальным шкалам, соответствующим возрасту ребенка, чтобы понять, насколько сильно и где болит. Поведение не всегда отражает силу боли у ребенка. Даже если он не орет, а просто сидит, не двигается, не разговаривает – болеть может очень сильно, что требует назначения сильных наркотических анальгетиков. А внешне что мы видим? Болит? Болит. Потерпите? Еще же не совсем прижало?

Хроническая боль у детей: причины и симптомыМедицинский директор фонда «Детский паллиатив» Элла Кумирова о признаках хронической боли и отношении специалистов к ней

– Что вы обычно говорите, если при вас врач предлагает перетерпеть боль?

– Мы пытаемся обсуждать и объективно смотреть на ситуацию. Допустим, коллега считает, что ребенку не показаны наркотические анальгетики, а мы должны предоставить информацию, что они показаны. И это очень сложно, потому что боль – это субъективное ощущение человека, у которого болит. У нас нет градусника для определения силы боли. Если бы я показала 38С°, коллега бы согласился, что нужно дать жаропонижающее. Поэтому есть целая процедура: нужно в любом случае заполнить шкалу, подтвердить, что человеку не помогли обычные обезболивающие, описать его состояние.

– Вы сталкивались с ситуациями, когда родители отказывались от обезболивающих для ребенка из-за каких-нибудь мифов?

– Да, это бывает очень часто. Во-первых, родители опасаются побочных эффектов. На морфине бояться сделать своего ребенка наркоманом. Во-вторых, очень тревожатся, что если мы дадим морфин сейчас, то чем будем обезболивать, если боль станет сильнее. Даже мало кто из медиков знает, что у морфина нет потолочной дозы, если боль усилится – мы просто увеличим дозировку. Есть еще взрослые люди, которые могут говорить, что «я должен все это пережить, перетерпеть сам», потому что там какая-то есть причина.  

– Родители пишут отказы от обезболивания ребенка?

– Нет, не пишут. В отличие от государственных организаций, мы стараемся не давить на родителей, не привлекать их к ответственности, чтобы не раздавить, понимаете? Мы стараемся убеждать. Если они отказываются, мы делаем шаг назад и потом опять говорим, что ребенок мучается, что нужен препарат.

Если отказываются от морфина – предлагаем фентаниловый пластырь. И в большинстве случаев родители соглашаются, несмотря на то, что фентанил в сто пятьдесят раз сильнее морфина. В голове у людей противостояние к морфину есть, а к фентанилу нет, и они легче воспринимают слово «пластырь».

–  А что такое «детская форма» наркотического обезболивающего?

– «Детские формы» – это такое условное название. Имеется в виду, что это не инвазивные, жидкие формы, содержащие малые дозы препарата (капли, сироп). Ребенку сложно проглотить таблетку или капсулу, и он получает «детские формы». Если взрослый тяжело болен и не может глотать таблетки, ему тоже могут понадобиться жидкие «детские» формы. Кроме того, «детская форма» – это маленькая дозировка. Допустим, у нас есть таблетка 100 мг, а пациенту нужно 1 мг. Как быть с новорожденным – отщипнуть кусочек от этой лошадиной таблетки? Но по закону делить и крошить ее нельзя. И встает вопрос, как ребенка обезболить? Уколы для детей – это вообще не по-человечески. Если морфин действует 4-6 часов, надо делать 4-6 инъекций в сутки. Ребенок со второй инъекции начнет кричать, что ему больно. Поэтому нужно назначать «детские формы», жидкие, которые легко глотаются.

– Как объяснить ребенку, что такое боль и что такое обезболивающее? В книге «По-настоящему дельное руководство по паллиативной помощи детям» сказано, что нельзя говорить ребенку о смерти метафорами. В разговоре о боли такой же принцип действует?

С болью тем более. Когда у человека болит, надо говорить абсолютно прямые вещи. Что болит, как болит? Просто чем младше ребенок, тем меньше вопросов задаешь. Сказать о том, что болит, ребенок может с полутора лет. Другое дело, что он может не использовать слово «болит». И если вы спросите, болит ли, он может не знать, что это именно о его ощущениях. Часто педиатр употребляет слова, которые привычны в семье, например, «бо-бо», если мама привыкла так говорить с ребенком.

С 2,5 лет ребенок может локализовать боль. С 6-7 лет – описать свои болевые ощущения очень подробно. Если тебе нужно узнать, помог препарат или нет, на сколько его хватило по времени – садись вместе с ребенком, рисуй с ним, играй, и тогда он выложит тебе всю информацию. Сложность, конечно, еще в том, что ребенок боится, что его сразу потащат в больницу и будут делать уколы. Может молчать как партизан только потому, что не хочет вот этого. Здесь надо сказать, что больно не будет, что у нас капельки и все можно сделать дома, не волнуйся.

Родители имеют право выбора 

– Давайте поговорим о том, чем детская паллиативная помощь отличается от взрослой. Каковы принципиальные особенности?

– Многие взрослые специалисты считают, что различий нет, что ребенок – это маленький взрослый. Но педиатры, конечно, говорят – ничего подобного. Даже возраст от 0 до 18 – это вообще разные дети, физиологически разные. Когда зарождалась современная паллиативная помощь, строили только взрослые хосписы. Первый взрослый хоспис в Великобритании – 1967 год, первый детский там же – 1982 год. И все это время детей пытались поместить во взрослый хоспис. Но стало понятно, что эта идея – несостоятельна, должны быть детские хосписы.

И даже внутри детского хосписа есть территории и для маленьких детей, и для подростков. Потому что подростки – это другие люди уже. Им не нужны шарики. Им нужны компьютеры, барная стойка, друзья, гитара и кока-кола.

Ребенок, в отличие от взрослого, постоянно растет, развивается, даже если он неизлечимо болен. Соответственно, у него меняется организм, восприятие мира и психология. Человек, который работает в детской паллиативной помощи, должен знать физиологические детские нормы, детские заболевания, как играть с ребенком, возрастные аспекты психологии и коммуникаций. Кроме того, ребенок не принимает решение сам. И окружение у ребенка другое – мама и папа. У взрослых же – жены, мужья, дети. Единственное, что нас объединяет – общие подходы в теории, лечении, работа над качеством жизни.

–  Как различаются компетенции врачей детской и взрослой паллиативной помощи?

– Группы симптомов могут быть одинаковыми. Допустим, рвота может быть и у детей, и у взрослых. Только одни препараты используются в детском возрасте, а другие запрещены. Взрослый врач может этого не знать. Другое различие – это дозировки. Они зависят от веса, от возраста, от самой болезни. Детские дозировки взрослые врачи тоже, как правило, не знают. Если разделить дозу на вес ребенка, можно и не угадать.  

– Можно ли попросить вас рассказать об ошибках, понимание которых пришло с опытом работы с онкологическими больными?

– Скорее, это не ошибки, а открытия. Теория – это чужой опыт, который ты получаешь из книг. Книгу по паллиативной помощи можно читать всю жизнь, и каждый раз ты будешь читать ее по-новому, исходя из своего нового опыта.

Основное понимание, которое приходит с опытом – не надо давить на родителей, они должны иметь право выбора. И если тебе хочется что-то сделать для ребенка, а родители не хотят, нужно найти компромисс: принимать точку зрения родителей с одной стороны и действовать в интересах ребенка – с другой. Это для врача всегда очень сложно. Когда ты работаешь куративным онкологом, ты мыслишь протоколами, доказательной медициной, не спрашивая родителей – хотят они лечить своего ребенка или нет. В интересах ребенка, чтобы он не умер, нужно начать лечение как можно быстрее. А когда ты приходишь в паллиативную службу и ребенок признан инкурабельным, оказывается, что наша цель – качество жизни его и семьи, а потому очень важен выбор родителей и выбор ребенка. Ты должен предложить им разные пути развития событий и поддержать любой их выбор.

– Некоторые врачи ставят себе цель вылечить ребенка даже с неизлечимым диагнозом. Как врачу правильно сформулировать для себя цели, чтобы работать в профессии много лет и оставаться в нормальном состоянии?

– Во-первых, не ставить не реалистичные цели. Врач должен четко оценивать свои способности, возможности современной медицины и желание пациента и его семьи. Если он внутри себя не может принять факт, что болезнь нельзя вылечить, что нужно воспринимать жизнь и смерть как естественный процесс – не надо идти работать в паллиатив. Нужно оставаться куративным врачом и пытаться вылечить ребенка. Но в любой специальности врач все равно будет сталкиваться с детьми, которых вылечить нельзя, будет отвечать на вопрос – мучать или не мучать неэффективными куративными мероприятиями.

«Быть рядом – не значит давать советы»Психолог Алена Кизино о том, как родители переживают утрату ребенка и как им в этом помочь

Если ты приходишь в паллиатив, где только неизлечимые дети, ты должен принять это как данное. Задача врача в паллиативе сделать так, чтобы не было симптомов, чтобы смерть ребенка была максимально комфортной и помочь родителям пережить это.

Но даже в паллиативе нужно быть профессионалом своего дела, иначе выгоришь. Нужна постоянно самообразовываться, читать опыт других, научные исследования. Ощущение, что не знаешь, что делать изъедает изнутри. Если ты грамотный специалист, ставишь реальные цели и понимаешь, что делать, чтобы ребенку и семье было хорошо – получаешь удовлетворение от работы. Не вылечил ребенка, но его семья благодарна. За что? За то, что ребенок ушел спокойно. Это действительно то, что дает силы работать дальше.

Как врачу построить дистанцию между собой и семьей, ребенком?

– Это каждый для себя сам определяет. Тут надо почувствовать это на уровне интуиции. Дистанция должна быть такая, чтобы врач мог спать спокойно, но при этом не стал профессиональным циником. Так как мы круглосуточно живем чужими проблемами, нужно учиться сохранять силы и уделять время себе, семье, друзьям, хобби, жизни за пределами работы.

Фото: Ефим Эрихманн / Детский хоспис «Дом с маяком»

– Знаю, что некоторые врачи не отключают телефон на ночь, не переводят на горячую линию. Что с ними делать? Это же путь к выгоранию.

– Ничего, это их право. Стараемся просить, чтобы все-таки переключали телефон на горячую линию. С другой стороны, если приходит доктор, который сразу же переключает телефон и ему все равно, что с тяжелыми семьями – это настораживает. Когда ребенок ухудшился – врач, обычно, говорит маме: «Я с вами на связи – и сегодня, и завтра, и в выходные».

Семьи, на самом деле, очень хорошие. Если им все правильно объяснить: «Рабочий день со стольких до стольких, но, если что-то очень серьезное – звоните», будет мало звонков. Все всё понимают. И когда семья звонит ночью, доктор понимает, что там все очень плохо. Бывает, горячая линия по серьезным вопросам звонит врачам, если что-то нужно решать коллегиально. Никто просто так, по какому-то пустяку беспокоить не будет.

– Вы замечали изменения в отношении к детям с серьезными диагнозами?

– Остается предубеждение: если ребенок заболевает онкологией, он умрет. И это несмотря на то, что 8 из 10 детей сейчас вылечиваются. Наш «бытовой» менталитет не поспевает за прогрессом. Когда строился детский хоспис, жители соседних домов целую петицию написали, мол, не надо нам ваших хосписов и умирающих детей. Когда рождаются дети с тяжелыми генетическими заболеваниями, некоторые врачи, медсестры и родственники предлагают родителям отказаться от них, вместо того чтобы подставить плечо семье, помочь неизлечимому ребенку стать счастливым, несмотря на то что Бог дал ему такую короткую жизнь. В общем, нам всем есть еще куда расти в человеческом плане…

Радует, что в последнее время силами общественных организаций и государства развивается система оказания помощи неизлечимо больным. Люди стали больше об этом говорить и помогать в рамках благотворительности. Появляется среда для детей-инвалидов. Но бытовое невежество и предубеждения, иногда агрессия, непонимание остаются серьезными барьерами для наших детей и их родителей.

– Дети, с которыми вы работаете, рассказывали, что на них как-то посмотрели, что-то неприятное сказали, и на них это сильно повлияло?

– Рассказывают больше не дети, а родители. Когда они выходят гулять с ребенком, видят косые взгляды. Некоторые сильно переживают и не хотят потом выходить на улицу. Мы стараемся сделать так, чтобы родители выходили из дома, не жили в замкнутом мире. Пытаемся объяснить, что ребенок особенный, и скажите об этом обществу, не стесняйтесь его. Когда мы убираем внешние трубочки, ставим гастростому вместо зонда, ребенок не привлекает внимание зевак, и это уже хорошо. Надо пытаться менять отношение самих родителей к ребенку. Многие мамы, кстати, сейчас транслируют истории про диагнозы своих детей в социальные сети, не боятся просить о помощи. Это помогает снять косые взгляды и лишние вопросы из окружения. Более того, соседи и даже незнакомые люди начинают предлагают помощь, так как знают про ребенка все из первых уст. Очень важно, чтобы ребенок себя не стеснялся тоже, принял особенности своего организма, научился с этим жить и быть счастливым каждую минуту.

 

Записала Диана Карлинер

V. Порядок выдачи листка нетрудоспособностипо уходу за больным членом семьи 

34. Листок нетрудоспособности по уходу за больным членом семьи выдается медицинским работником одному из членов семьи (опекуну, попечителю, иному родственнику), фактически осуществляющему уход.

35. Листок нетрудоспособности выдается по уходу за больным членом семьи <14>:

———————————

<14> Особенности выплаты пособий по временной нетрудоспособности при необходимости осуществления ухода за больным членом семьи установлены частью 5 статьи 6 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ.

 

ребенком в возрасте до 7 лет: за весь период лечения ребенка в амбулаторных условиях или совместного пребывания с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях;

(в ред. Приказа Минздрава России от 28.11.2017 N 953н)

(см. текст в предыдущей редакции)

ребенком в возрасте от 7 до 15 лет: при амбулаторном лечении или совместном пребывании одного из членов семьи (опекуна, попечителя, иного родственника) с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении — на срок до 15 дней по каждому случаю заболевания, если по заключению врачебной комиссии не требуется большего срока;

ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет: за весь период лечения ребенка в амбулаторных условиях или совместного пребывания с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях;

(в ред. Приказа Минздрава России от 28.11.2017 N 953н)

(см. текст в предыдущей редакции)

детьми в возрасте до 18 лет, инфицированными вирусом иммунодефицита человека, — на весь период совместного пребывания с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении;

(в ред. Приказа Минздрава России от 28.11.2017 N 953н)

(см. текст в предыдущей редакции)

детьми в возрасте до 18 лет: при их болезни, связанной с поствакцинальным осложнением, злокачественными новообразованиями, включая злокачественные новообразования лимфоидной, кроветворной и родственной им тканей — на весь период амбулаторного лечения или совместного пребывания одного из членов семьи (опекуна, попечителя, иного родственника) с ребенком в стационарном лечебно-профилактическом учреждении;

(в ред. Приказа Минздрава России от 28.11.2017 N 953н)

(см. текст в предыдущей редакции)

детьми в возрасте до 15 лет, проживающими в зоне отселения и зоне проживания с правом на отселение, эвакуированными и переселенными из зон отчуждения, отселения, проживания с правом на отселение, включая тех, которые на день эвакуации находились в состоянии внутриутробного развития, а также за детьми первого и последующих поколений граждан, родившимися после радиоактивного облучения одного из родителей — на все время болезни <15>;

———————————

<15> Статья 25 Закона Российской Федерации от 15.05.1991 N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (Ведомости Совета Народных Депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, 1991, N 21, ст. 699; 1992, N 32, ст. 1861; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 48, ст. 4561; 1996, N 51, ст. 5680; 1997, N 47, ст. 5341; 1998, N 48, ст. 5850; 1999, N 16, ст. 1937; 1999, N 28, ст. 3460; 2000, N 33, ст. 3348; 2001, N 1 (ч. I), ст. 2, N 7, ст. 610, N 33 (ч. I), ст. 3413, N 53 (ч. I), ст. 5030; 2002, N 27, ст. 2779, N 30, ст. 3033, N 50, ст. 4929, N 52 (ч. I), ст. 5132; 2003, N 43, ст. 4108, N 52 (часть I), ст. 5038; 2004, N 18, ст. 1689, N 35, ст. 3607; 2006, N 6, ст. 637, N 30, ст. 3288, N 50, ст. 5285; 2007, N 46, ст. 5554; 2008, N 9, ст. 817, N 29 (ч. I), ст. 3410, N 30 (ч. II), ст. 3616, N 52 (ч. I), ст. 6224, ст. 6236; 2009, N 18 (ч. I), ст. 2152, N 30, ст. 3739, N 48, ст. 5866; 2011, N 23, ст. 3270).

 

детьми в возрасте до 15 лет, страдающими заболеваниями вследствие радиационного воздействия на родителей — на все время болезни <16>;

———————————

<16> Статья 4 Федерального закона от 10.01.2002 N 2-ФЗ «О социальных гарантиях гражданам, подвергшимся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 2, ст. 128; 2004, N 35, ст. 3607; 2009, N 18 (ч. I), ст. 2152, N 30, ст. 3739, N 52 (ч. I), ст. 6452).

 

старше 15 лет: при амбулаторном лечении — на срок до 3 дней, по решению врачебной комиссии — до 7 дней по каждому случаю заболевания.

36. При необходимости листок нетрудоспособности по уходу за больным ребенком может выдаваться попеременно разным членам семьи в пределах сроков, установленных пунктами 11, 12, 13 и 35 настоящего Порядка.

37. Листок нетрудоспособности по уходу за больным членом семьи выдается в соответствии с пунктами 11, 12, 13 и 35 настоящего Порядка.

38. При заболевании двух детей одновременно выдается один листок нетрудоспособности по уходу за ними. При одновременном заболевании более двух детей выдается второй листок нетрудоспособности.

39. При заболевании второго (третьего) ребенка в период болезни первого ребенка листок нетрудоспособности, выданный по уходу за первым ребенком, продлевается до выздоровления всех детей без зачета дней, совпавших с днями освобождения от работы по уходу за первым ребенком. При этом в листке нетрудоспособности указываются даты начала и окончания заболевания, имена, возраст всех детей.

40. Листок нетрудоспособности не выдается по уходу:

за больным членом семьи старше 15 лет при стационарном лечении;

за хроническими больными в период ремиссии;

в период ежегодного оплачиваемого отпуска и отпуска без сохранения заработной платы;

в период отпуска по беременности и родам;

в период отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет, за исключением случаев выполнения работы в указанный период на условиях неполного рабочего времени или на дому.

(в ред. Приказа Минздравсоцразвития России от 24.01.2012 N 31н)

(см. текст в предыдущей редакции)

41. При заболевании ребенка в период, когда мать (иной член семьи, фактически осуществляющий уход за ребенком) не нуждается в освобождении от работы (ежегодные оплачиваемые отпуска, отпуск по беременности и родам, отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет, отпуск без сохранения заработной платы), листок нетрудоспособности по уходу за ребенком (в случае, когда он продолжает нуждаться в уходе) выдается со дня, когда мать (иной член семьи, фактически осуществляющий уход за ребенком) должна приступить к работе.

Как живут семьи с тяжело больными детьми и кто помогает им в Германии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Немецкое название фильма «Unzertrennlich» в переводе на русский язык означает «Неразлучные». Эта документальная лента режиссера Фрауке Лоддерс (Frauke Lodders) рассказывает не только о буднях четырех тяжелобольных детей, но и о их семьях — родителях, сестрах и братьях, которые делят с ними нелегкую, тяжелую и порой невыносимую долю. В полуторачасовой ленте нет ни единого авторского комментария, он соткан из десятков разных реальных ситуаций и диалогов — откровенных и реалистичных.

Эймен, Эрай, Густаф, Макс и Свеа (Eymen, Eray, Gustaf, Max, Svea) — совершенно разные дети: по возрасту, социальному статусу и окружению, вероисповеданию, интересам. Но есть у них одно общее — то, что делает их особенными: они братья и сестры тяжело больных детей и детей с инвалидностью.

Эти братья и сестры гораздо раньше своих сверстников сталкиваются с такими непростыми ситуациями и понятиями, как ответственность, умение отказаться от чего-то важного для себя, быть готовым чем-то пожертвовать ради другого, иметь мужество навсегда потерять близкого человека, отпустить его и в то же время оставаться самим собой. Жизнь членов этих семей разительно отличается от быта семей, которых такая судьба обошла стороной.

Кадр из фильма «Неразлучные» («Unzertrennlich»)

У Альмы, сестры Густафа, тяжелое метаболическое заболевание. Девочка с рождения не может говорить и слышать. Но она очень живой и подвижный ребенок. Для брата Густафа было само собой разумеющимся, что он должен изучить язык жестов для глухонемых, чтобы общаться со своей сестрой. Сегодня он практически самый близкий для нее человек, который ее понимает, если не с полуслова, то с полужеста. Густаф свыкся с мыслями о том, что сестра может в любое время умереть. Альма во сне не может самостоятельно дышать. Ночью ее подключают к аппарату искусственной вентиляции легких. Брату Густафу приходится учиться жить с тяжело больной сестрой, он понимает, что у нее практически нет шансов состариться.

Густаф старается помогать родителям, круглые сутки заботящимся о его сестре. Он проводит с ней больше времени, чем со сверстниками, которые его часто дразнят из-за сестры с инвалидностью. Часто братья и сестры больных детей страдают от дефицита внимания со стороны родителей, которые много времени уделяют ребенку, нуждающемуся в их помощи. Брат Густаф привык и к своей роли, к своему непростому детству и стойко выносит все эти трудности. Его мама понимает, какое непростое испытание выпало сыну из-за болезни сестры, которая привела и к расставанию с мужем — отцом двух детей. Она подчеркивает: «Меня радует то, что Густаф вырастет хорошим человеком, а не подонком».

«Мы нередко оказываемся в тени»

Точней всех выразилась в фильме двадцатилетняя Свеа, сестра брата, заболевшего в подростковом возрасте раком лимфатической системы: 

«Я сестра тяжело больного брата, и я часто жила в его тени». Девушка вспоминает, как однажды заболела тяжелой формой гриппа, она лежала с высокой температурой дома, а ее родители отправились в больницу к брату, состояние которого было стабильным. По ее мнению, родители нередко понимали, что их поступки могли быть разрушительными для взаимоотношений между братом и сестрой, но они шли на это, уверенные в том, что больной раком брат нуждается в большем внимании и поддержке.

Мать другой больной девочки со слезами на глазах рассказывает, как сын начал ее ненавидеть за то, что мать не находила для него времени. «Однажды я его хотела обнять, а он меня оттолкнул, выкрикивая обидные слова, — вспоминает она. — Я не могла разорваться на две части, и тогда я решила спать в одной кровати с дочерью и сыном, мужа отправляла на ночь в детскую комнату. Это были жуткие и беспокойные ночи для всех троих».

Дочь, у которой были серьезные нарушения моторики, страдала от бессонницы, она за ночь спала всего три часа, а все остальное время бодрствовала, требуя к себе внимания. Дни сливались с ночами, семья была очень измотана. Лишь когда родители решились доверить уход за больной дочерью сотрудникам детского хосписа, семье удалось перевести дыхание. Они часто ее навещают и радуются, что дочери и сестре оказывается профессиональная помощь.

Многие матери испытывают угрызения совести и даже считают себя виноватыми в трагедии семьи. Им на помощь приходят психотерапевты и социальные работники. И не только. В каждой федеральной земле Германии существуют благотворительные фонды и общественные объединения, оказывающие поддержку семьям с тяжело больными детьми. В Рейнской области — одном из регионов земли Северный Рейн — Вестфалия — о таких семьях заботится общественный фонд Bunter Kreis Rheinland («Пестрый круг»). 

Инка Орт — руководитель фонда Bunter Kreis Rheinland

Благотворительный фонд в Рейнской области

Фонд Bunter Kreis Rheinland был создан 17 лет назад по инициативе Инки Орт (Inka Orth). У нее случились преждевременные роды. За жизнь ее ребенка днем и ночью боролись врачи университетской клиники. Когда наконец ее вместе с маленьким сыном выписали из больницы, мама поняла, что дома оказалась предоставленной самой себе. Сегодня сыну 25 лет, он учится в университете, но первые годы его жизни остались в воспоминаниях, как страшный сон.

Когда ребенок пошел на поправку, Инка решила создать фонд, который будет помогать семьям с больными детьми в Рейнской области. Сегодня в этом фонде работает около пятидесяти человек. Ежегодно они оказывают помощь примерно шести сотням семей с тяжелобольными детьми. «Мы работаем в сотрудничестве с несколькими детскими клиниками Рейнской области — в Леверкузене, Санкт-Августине, Кельне, Кобленце и двумя клиниками в Бонне. Наша работа начинается с того момента, когда матерей с детьми выписывают из больниц», — подчеркивает в интервью DW руководитель фонда Инка Орт.

По ее словам, сотрудники фонда — медсестры, социальные работники и психологи берут под опеку не только больных детей, но и членов семей — родителей, братьев и сестер. «Наша задача — оказать социально-медицинскую поддержку таким семьям. Для этого у нас есть консультанты, которые помогают родителям заполнить все необходимые документы — для медицинских страховок, служб по уходу за больными детьми на дому, комиссии по медицинскому освидетельствованию и так далее. Кроме того, в нашем штате работают 35 профессиональных детских медсестер, которые выезжают на дом и находятся в постоянном контакте с такими семьями», — уточняет Инка Орт.

Проект для сестер и братьев

Работа фонда Bunter Kreis Rheinland частично финансируется за счет средств касс обязательного медицинского страхования, спонсорских и благотворительных взносов. «Средства от страховых касс уходят на оплату медицинских сестер, а за счет добровольных пожертвований мы финансируем расходы на различные проекты, будь то поддержка братьев и сестер больных детей — Geschwisterprojekt, юридические консультации и психотерапевтическая помощь для их родителей», — дополняет руководитель благотворительного фонда.

Сотрудники фонда Bunter Kreis Rheinland

По словам Инки Орт, семьям с больными детьми приходится особенно трудно в период коронавирусной пандемии. Во время карантина родителям приходилось опекать и больных, и здоровых детей в своих четырех стенах — детские сады, школы и детские площадки были закрыты.  Но, как она рассказала, фонду «удалось из накопленных и сэкономленных средств организовать во время нынешних летних каникул недельные поездки для братьев и сестер больных детей, чтобы хоть как-то отвлечь их от забот, а родителей — частично разгрузить от повседневной работы по уходу за детьми».

Дети отдыхают в специально организованных группах разных возрастов в молодежных хостелах и домах отдыха. «Нам важно, чтобы все 27 сестер и братьев больных детей вернулись в свои семьи отдохнувшими и мотивированными к преодолению предстоящих трудностей», — подчеркивает руководитель фонда.

Благотворительные пробежки

К сожалению, в период пандемии уменьшились благотворительные взносы граждан. Чтобы улучшить финансовую ситуацию, фонд объявил акцию Charity Lauf, по-русски — «Благотворительный забег». Суть его в следующем: «Сотрудники нашего фонда в общей сложности проезжают на машинах 93 634 километра в год, чтобы добираться до семей, нуждающихся в помощи. Мы решили объявить своего рода благотворительный марафон на такую дистанцию. Все желающие могут сами совершать пробежки и перечислять в фонд по 30 центов за каждый километр.

Акция началась 1 июня и продлится до 1 августа. Сумма пожертвований фонду будет зависеть от количества километров, которые мы все вместе пробежим. Мы надеемся, что в акции примет участие как можно больше людей, готовых поддержать семьи с больными детьми и детьми с инвалидностью», — подчеркивает создатель фонда Bunter Kreis Rheinland Инка Орт.

Смотрите также: 
Детские площадки в Германии

  • Где играют дети в Германии?

    Много или мало?

    Детских площадок в Германии — относительно немного: они есть далеко не в каждом дворе. В немецких городах нет традиции оборудовать площадки на каждом шагу. Но если уж площадка есть, ее практически невозможно «отбить» у города под гаражи, магазины или офисные здания. Обычно городские площадки расположены в живописных уголках и среди зелени.

  • Где играют дети в Германии?

    Не по трафарету

    На большой немецкий город приходится от 600 до 800 городских детских площадок. Некоторые из них — настоящие жемчужины. Главная особенность немецких площадок — разнообразие. Типовых нет, большинство носит индивидуальный характер. Лабиринты, горки, гимнастические элементы чаще всего выполнены из дерева. Есть и миниатюрные площадки — как эта.

  • Где играют дети в Германии?

    Доверяй, но проверяй

    Все общественные площадки для детских игр в Германии контролируются согласно единому европейскому стандарту DIN EN 1176. Эксперты технических служб ежегодно проверяют около 1500 объектов. При этом немецкие специалисты все равно советуют сесть на качели сначала родителям, а потом качать в них детей.

  • Где играют дети в Германии?

    Изобретательность

    Игровые элементы могут быть очень разными. Вот такого «Троянского коня» установили в Анкерсхагене перед музеем имени Генриха Шлимана (Heinrich Schliemann). Этот археолог-самоучка открыл древнюю Трою и нашел знаменитый «клад Приама».

  • Где играют дети в Германии?

    Детям до 14-ти лет

    А эти правила написаны черным по белому на табличках, которые можно увидеть на каждой площадке: «Использование под вашу ответственность. Родители отвечают за своих детей». На большинстве площадок действуют возрастные ограничения. Как правило, разрешается играть на площадках только детям до 14 лет. Собакам и другим домашним животным вход воспрещен!

  • Где играют дети в Германии?

    Правила игры

    Инспекцией площадок занимается компания TÜV Rheinland — международный концерн, один из ведущих в мире по предоставлению независимых аудиторских услуг. Инспекторы подготовили 10 «золотых правил» для родителей: сообщать о дефектах в TÜV Rheinland, самостоятельно контролировать инвентарь, следить за чистотой, сообщать о нецелевом использовании и т.д.

  • Где играют дети в Германии?

    Лучший инспектор — родитель

    Самые большие проблемы на детских площадках — это износ инвентаря, загрязнение и вандализм, а также ошибки конструкции. Даже при наличии надлежащих проверок родителям всегда следует тщательно проверять горки и другие элементы, прежде чем отпускать детей играть.

  • Где играют дети в Германии?

    Испытание для родителей

    Некоторые детские площадки — не для слабонервных родителей. Пока ребенок будет с удовольствием осваивать сложную конструкцию, как, например, эту на набережной Рейна, родителям лучше не спускать с него глаз!

    Автор: Марина Борисова

Уход за тяжелобольным ребенком (для родителей)

Уход за хронически больным ребенком — одна из самых изматывающих и сложных задач, с которыми может столкнуться родитель. Помимо решения физических проблем и медицинских потребностей, вам придется иметь дело с эмоциональными потребностями вашего ребенка и тем влиянием, которое длительное заболевание может оказать на всю семью.

К счастью, этот жесткий баланс не должен выполняться в одиночку: группы поддержки, социальные работники и друзья семьи часто могут протянуть руку помощи.

Объяснение длительной болезни ребенку

Честное общение жизненно важно для того, чтобы помочь ребенку приспособиться к серьезному заболеванию. Ребенку важно знать, что он или она болеют и ему будут оказаны серьезные медицинские услуги. Больница, анализы и лекарства могут показаться пугающими, но они помогают вашему ребенку почувствовать себя лучше.

Объясняя болезнь и ее лечение, дайте четкие и честные ответы на все вопросы в понятной для вашего ребенка форме.Также важно точно объяснить и подготовить вашего ребенка к лечению — и к любому возможному дискомфорту, который может возникнуть вместе с этим лечением.

Не говорите «Это не повредит», если процедура может быть болезненной. Вместо этого скажите честно, если процедура может вызвать дискомфорт, боль, давление или покалывание. Но затем убедите ребенка, что это временно и что вы будете рядом, чтобы оказать поддержку.

Многие больницы предоставляют родителям возможность поговорить со своим ребенком о долгосрочном диагнозе в одиночку или с врачом или всей медицинской командой (врачами, социальными работниками, медсестрами и т. Д.)) настоящее время. Ваш врач или другой медицинский работник, вероятно, посоветует, как поговорить с вашим ребенком о болезни.

стр. 2

Борьба с сильными эмоциями

Ваш ребенок будет испытывать множество переживаний по поводу изменений, влияющих на его или ее тело, и его следует поощрять и давать возможность выражать эти чувства и любые опасения и страхи. Спросите, что испытывает ваш ребенок, и выслушайте ответы, прежде чем говорить о своих чувствах или объяснениях.

Такое общение не всегда должно быть вербальным. Музыка, рисование или письмо часто могут помочь детям выразить свои эмоции и уйти в фантастический мир, созданный ими самими.

Детям также могут понадобиться напоминания о том, что они не несут ответственности за болезнь. Им свойственно бояться, что они вызвали болезнь из-за чего-то, что они думали, говорили или делали. Убедите ребенка, что это не так, и простыми словами объясните, что происходит. (Вы также можете заверить других своих детей, что ничто из их слов или действий не стало причиной болезни их брата или сестры.)

На многие вопросы простых ответов не будет. И нельзя всегда обещать, что все будет хорошо. Но вы можете помочь своему ребенку почувствовать себя лучше, послушав, сказав, что это нормально и вполне понятно, если у вас возникнут такие чувства, и объяснив, что вы и ваша семья сделаете его или ее максимально комфортными.

Если ребенок спрашивает «почему я?» это нормально, если честно сказать: «Я не знаю». Объясните: хотя никто не знает, почему возникла болезнь, у врачей есть лечение (если это так).Если ваш ребенок говорит: «Это несправедливо, что я болен», признайте, что ваш ребенок прав. Детям важно знать, что сердиться на болезнь — это нормально.

Ваш ребенок может спросить: «Я умру?» Ваш ответ будет зависеть не только от состояния здоровья вашего ребенка, но также от его возраста и уровня зрелости. По возможности важно знать, какие конкретные страхи или опасения есть у вашего ребенка, и решать их конкретно.

Если это обнадеживает вашего ребенка, вы можете сослаться на свои религиозные, духовные и культурные представления о смерти.Возможно, вы захотите держаться подальше от эвфемизмов смерти, таких как «засыпание». Сказав это, дети могут бояться спать по ночам.

Независимо от возраста, детям важно знать, что есть люди, которые их любят и будут рядом с ними, и что им будет комфортно.

Как и любому взрослому, ребенку потребуется время, чтобы приспособиться к диагнозу и физическим изменениям, и он, вероятно, почувствует грусть, депрессию, злость, страх или даже будет отрицать, что он болен.Подумайте о профессиональном консультировании, если вы видите признаки того, что эти чувства мешают повседневной жизни, или ваш ребенок кажется замкнутым, подавленным и демонстрирует радикальные изменения в привычках питания и сна, не связанные с физическим заболеванием.

стр.3

Поведенческие проблемы

Дети с хроническими заболеваниями, безусловно, нуждаются в особой «нежной заботе», но также нуждаются в обычном детстве. Самая первая и, возможно, самая сложная задача для обеспокоенных родителей — как можно более нормально лечить больного ребенка.

Несмотря на обстоятельства, это означает установление ограничений на недопустимое поведение, соблюдение обычных распорядков и недопущение излишеств. Это может показаться невозможным, но из-за того, что он балуется или балуется, ребенку становится только труднее вернуться к повседневным занятиям. Когда ваш ребенок покидает больницу и отправляется домой, целью является нормализация его состояния.

Работа с братьями и сестрами

Семейную динамику можно серьезно проверить, когда ребенок болеет. Посещение клиники, хирургические процедуры и частые осмотры могут серьезно повлиять на график каждого человека и нанести эмоциональный урон всей семье.

Чтобы ослабить давление, обратитесь за помощью, чтобы максимально приблизить семейный распорядок к нормальному. Друзья и члены семьи могут помочь справиться с поручениями, укладывать машину и принимать пищу. Братья и сестры должны продолжать посещать школу и заниматься своими обычными развлекательными мероприятиями; семья должна стремиться к нормальности и времени, чтобы все были вместе.

Гибкость — ключ к успеху. «Старый нормальный», возможно, был всей семьей за столом, чтобы приготовить домашнюю еду в 6:00, в то время как «новым нормальным» может быть пицца на вынос по вечерам в клинике.

Также подумайте о том, чтобы поговорить с учителями или школьными психологами других детей и сообщить им, что в семье болен брат или сестра. Они могут следить за поведенческими изменениями или признаками стресса среди ваших детей.

Братья и сестры хронически больного ребенка часто становятся злыми, угрюмыми, обиженными, напуганными или замкнутыми. Они могут драться или отставать в учебе. В любом случае родителям следует уделять пристальное внимание, чтобы другие их дети не чувствовали себя оттесненными требованиями их больного брата или сестры.Может помочь, если родители уделят особое время каждому брату или сестре.

Это также может помочь им по возможности включиться в процесс лечения. В зависимости от их возраста и уровня зрелости посещение больницы, встречи с медперсоналом и врачами или сопровождение их больного брата или сестры в клинику для лечения могут помочь сделать ситуацию менее пугающей и более понятной.

То, что они представляют себе о болезни и посещениях больницы, зачастую хуже, чем на самом деле.Когда они приходят в больницу, они могут составить более реалистичную картину и увидеть, что, хотя неприятные вещи могут быть частью лечения, есть люди, которые заботятся о своем брате или сестре и делают все возможное, чтобы помочь.

стр. 4

Снижение нагрузки

Стресс, связанный с уходом за ребенком с длительным заболеванием, является значительным, но эти советы могут облегчить его:

  • Разбейте проблемы на управляемые части. Если ожидается, что лечение вашего ребенка будет проводиться в течение длительного времени, просмотрите его в более удобных временных рамках.Планирование на неделю или месяц может быть менее утомительным.
  • Удовлетворяйте свои потребности. Больше отдыхайте и по возможности обращайте внимание на свои отношения с супругом, хобби и дружбу.
  • Положитесь на друзей. Пусть они возят братьев и сестер на тренировку в футбол или в театр. Пусть другие — родственники, друзья — разделяют обязанности по уходу за вашим ребенком. Помните, что вы не можете сделать все.
  • Обратитесь за помощью в управлении финансовыми аспектами болезни вашего ребенка.
  • Признайте, что каждый по-своему справляется со стрессом. Если у вас и вашего супруга (а) разные стили преодоления трудностей, поговорите о них и постарайтесь приспособиться к ним. Не делайте вид, что их не существует.
  • Развивать рабочие партнерские отношения с профессионалами здравоохранения. Осознайте, что вы все являетесь частью команды. Задавайте вопросы и узнавайте все, что можно о болезни вашего ребенка.
  • Проконсультируйтесь с другими родителями в группах поддержки в вашем центре по уходу, в больнице или через Интернет. Они могут предложить информацию и понимание.
  • Вести дневник.
  • Воспользуйтесь услугами вспомогательного персонала в лечебной больнице.

Больные дети в детских садах

Ответ доктора Грина

Это очень сложный и важный вопрос. Это касается заботы о миллионах детей только в Соединенных Штатах — более 50 процентов детей дошкольного возраста находятся в групповых детских садах. Дневной уход может быть прекрасным опытом для детей. Это может дать родителям свободу преследовать свои цели.Но это также может обеспечить среду, в которой микробы легко распространяются.

Большинство детей, находящихся в детских садах, находятся там, потому что взрослые, с которыми они живут, работают вне дома. Эти родители подписывают с вами контракты, в которых соглашаются, что пока они на работе, вы будете заботиться об их детях в обмен на денежное вознаграждение. Вы соглашаетесь как можно лучше заботиться об этих растущих, обучающихся и энергичных малышах. Все идет нормально. Но что произойдет, когда (не если, а когда) заболеет один из детей, находящихся на вашем попечении? Давайте посмотрим на это под разными углами.

Поставщик услуг по присмотру за детьми — Вы должны проводить с этими замечательными (иногда сложными) детьми в течение их наиболее продуктивных часов пять дней в неделю. Вы научитесь читать их настроение. Часто вы приходите сюда, чтобы увидеть этих драгоценных «первых». Вы привязываетесь к детям. Вы хотите самого лучшего для каждого ребенка, о котором вы заботитесь.

Когда заболевает один ребенок, вы беспокоитесь не только за этого ребенка, но и за всех остальных, которые подвержены заболеванию, пока этот ребенок находится на вашей опеке.У вас нет оборудования для ухода за больными детьми, у вас нет времени уделять особое внимание больному ребенку, и вы несете ответственность за защиту других детей.

Работодатель — Для того, чтобы бизнес работал, он должен генерировать достаточно денег, чтобы оплачивать все счета. Конечно, большинство работодателей хотели бы действительно показать прибыль, но даже если они не могут этого сделать, они должны хотя бы покрыть расходы. Таким образом, независимо от того, преуспевает бизнес или еле-еле, работодатели хотят и должны поддерживать производительность на высоком уровне.

При прочих равных, родители с маленькими детьми могут быть менее продуктивными, чем те, у кого нет таких обязанностей. Без девяти до пяти для большинства профессий недостаточно. Для сотрудников, особенно руководителей, нет ничего необычного в том, что они приходят рано и уходят поздно. Тем не менее, родители часто приходят поздно и спешат забрать своих детей до 18:00, когда присмотр за детьми уже недоступен.

Когда одному из рабочих внезапно требуется уйти, чтобы ухаживать за больным ребенком, работодатели обычно не в восторге.Если работник играет жизненно важную роль, другим работникам придется перетасовать обязанности, чтобы покрыть их. Если работник участвует в проекте с установленным сроком, его или ее отсутствие может все испортить. Независимо от конкретной работы, работодатель не будет платить сотруднику, если он или она не будут нужны.

Родитель — Большинство родителей, которых я знаю, испытывают стресс, оставляя своих детей вернуться на работу. Часто я иду на двухмесячный медосмотр, чтобы найти маму (все еще послеродовую) в слезах, потому что ее декретный отпуск заканчивается.Эти родители делают покупки в прекрасном месте, чтобы доверить своим драгоценным детям. Они хотят лучшего для своего ребенка. Для многих это означает групповой уход за детьми. Для меня большая честь быть избранным на эту жизненно важную роль.

Со временем многим родителям нравится такая договоренность, но они по-прежнему чувствуют себя разорванными. Они в первую очередь родители, но их работа заставляет их работать больше. Работодатели родителей возлагают на них особые надежды. Эти работодатели часто предоставляют отпуск, несколько оплачиваемых отпусков и ограниченное количество дней по болезни.Те родители, которые работают не по найму, часто оказываются в еще более тяжелых условиях.

Когда родителям звонят и говорят, что им нужно уйти с работы и, скорее всего, они не вернутся в течение нескольких дней, они попадают в тяжелое положение. Они не хотят использовать отпуск, чтобы оставаться дома с несчастным ребенком (это не отпуск!), У них ограниченный отпуск по болезни, и им некому заботиться о ребенке. При этом они заботятся о здоровье своего ребенка. Их лучшая надежда на то, что вы, воспитатель ребенка, слишком остро отреагируете.

Ребенок — Большинству детей сложно научиться оставлять маму и папу. Период адаптации может быть трудным для всех, но дети учатся быть счастливыми с вами. Они стимулируются вашей заботой. Они заводят друзей. Эти друзья разносят микробы. У этих друзей общие микробы. Эти дети болеют. И как бы они ни привязывались к тебе, нет никого, как мама и папа, когда ты плохо себя чувствуешь!

С другой стороны, бывают случаи, когда ребенок заразен, но он или она не чувствует себя особенно плохо.Недавно у моего младшего сына был поствакцинальный случай ветряной оспы. Всего у него было четыре очень маленьких оспы, и он, похоже, чувствовал себя хорошо. На самом деле у него было много энергии!

Есть несколько способов облегчить эту ситуацию для всех, насколько это возможно:

Как поставщик услуг по уходу за детьми, вы должны предоставить краткое письменное описание ваших объективных критериев для определения того, когда ребенок болен. Вот некоторые проблемы, которые следует учитывать, в том числе:

  • Лихорадка — Хотя высокая температура вызывает беспокойство, у ребенка может быть немного повышенная температура из-за прорезывания зубов или недавней вакцинации.В таких ситуациях вы захотите сообщить об этом родителям в конце дня, но вам не нужно требовать, чтобы ребенка немедленно отвезли домой.
  • Сыпь — Распространенные неинфекционные высыпания, такие как детские прыщи или экзема, не требуют отделения детей друг от друга. С другой стороны, сыпь, связанная с лихорадкой, может стать поводом отправить ребенка домой. Например, ветряная оспа очень заразна.
  • Рвота — Один эпизод после активного воспроизведения может не быть проблемой.Нужно смотреть по одному эпизоду в день в течение нескольких дней. Несколько эпизодов в один день или рвота, сопровождающаяся общим дискомфортом, потребуют вызова родителей, чтобы забрать ребенка домой.
  • Диарея — Дети, у которых диарея, особенно связанная с лихорадкой, должны оставаться дома. Дети с диареей, содержащей кровь или слизь, должны быть осмотрены врачом перед возвращением в школу.
  • Розовый глаз — Ребенок с красным раздраженным глазом, связанным с лихорадкой или выделениями из глаз, должен быть отправлен домой и осмотрен врачом перед возвращением в школу.
  • Вши и чесотка — От этого никуда не деться! Когда дети заражены, их нужно как можно быстрее удалить из группы.

Часто появляются новые исследования, которые меняют подходы к лечению детских болезней. Состояние, о котором вы спрашивали, пятая болезнь, является показательным примером. До недавнего времени было обычной практикой ограничивать детей пятой болезнью (также известной как пощечина). Теперь мы понимаем, что в этом нет необходимости.Как и в случае с розеолой, когда появляется сыпь, ребенок больше не заразен! Следуя последним рекомендациям по инфекционному контролю, вы можете предотвратить ненужные трудности для родителей.

Вы поступаете мудро, когда требуете от родителей подписания контракта, по которому они должны заботиться о своих детях, когда они болеют. Еще лучше, пусть они подпишут план с описанием того, как они собираются это сделать.

  • Возможно, есть дедушка или бабушка или близкий друг семьи с более гибким графиком, чем у любого из родителей.Часто можно попросить их вмешаться, когда ребенок заболеет. Почти всегда легче реализовать план, чем импровизировать на месте.
  • Во многих общинах создаются новые компании по уходу за детьми, которые специально дежурят для ухода за больными детьми. Обычно они очень дороги, но они могут быть дешевле, чем потерять день в офисе или, что еще хуже, поставить под угрозу работу.
  • Если мама или папа (или их комбинация) будут нести личную ответственность, попросите их поговорить со своими работодателями, когда они записывают ребенка в детский сад.Это может иметь большое значение, когда мама или папа могут внезапно уйти с работы.

Родители часто теряют больше всего, когда их дети болеют — они могут столкнуться с рассерженными работодателями, они тратят драгоценное время на воспитание детей, с которыми не очень весело, они могут получить зарплату за пропустили работу, и им все равно придется платить вам за заботу о своих детях. С точки зрения родителей это просто нечестно. Конечно, ваши фиксированные расходы должны оплачиваться даже тогда, когда ребенка нет дома, но большинство родителей считают, что это усугубляет травму, особенно когда они не согласны с вашей оценкой потребности ребенка держаться подальше от группы.

Вопрос о полной оплате больничных листов не имеет простого решения, но можно изучить альтернативные планы оплаты. Подумайте о повышении ежемесячной платы в обмен на скидку за пропущенные дни. Бухгалтерский учет по этому поводу был бы утомительным, но некоторые родители чувствовали бы себя лучше, если бы их гонорары были уменьшены, когда их ребенок болен, даже если бы это означало, что они должны платить больше на регулярной основе. Даже если этот подход не работает в ваших условиях, вы можете получить много ценной информации, попросив родителей внести свой вклад.В процессе они могут начать понимать вашу точку зрения.

н.э., я считаю, что ключом к успешным отношениям являются взаимное уважение, открытое общение и готовность пробовать новые решения. Когда вы относитесь друг к другу с уважением, говорите друг с другом о трудностях, которые может вызвать заболевание ребенка, и ищите новые способы решения проблемы. Я верю, что вы станете еще более сильными союзниками в процессе заботы о величайших сокровищах мира.

Как работающие родители разделяют родительские и домашние обязанности

Семейная жизнь меняется, как и роль отца и матери на работе и дома.Поскольку за последние несколько десятилетий все больше матерей стали работать в США, доля семей с двумя родителями, в которых оба родителя работают полный рабочий день, теперь составляет 46% по сравнению с 31% в 1970 году.
В то же время доля отца, который работает полный рабочий день, и матери, которая не работает вне дома, значительно снизилась; 26% семей с двумя родителями сегодня соответствуют этому описанию, по сравнению с 46% в 1970 году, согласно новому анализу Pew Research Center по данным Current Population Survey.

С экономической точки зрения, семьи с двумя работающими полный рабочий день родителями живут лучше, чем другие семьи. Средний доход семьи для семей с двумя родителями, работающими полный рабочий день и по крайней мере одним ребенком в возрасте до 18 лет, составляет 102 400 долларов США по сравнению с 84 000 долларов США для семей, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день, и 55 000 долларов США для домашних хозяйств, в которых работает отец. полный рабочий день и мать не работает. Но, как показывает новый опрос Pew Research Center, совмещение работы и семьи создает проблемы для родителей.Фактически, более половины (56%) всех работающих родителей считают, что это балансирование затруднительно. В частности, среди работающих матерей 41% сообщают, что из-за того, что они были родителями, им было труднее продвигаться по карьерной лестнице; примерно половина работающих отцов (20%) говорят то же самое.

Опрос, проведенный 15 сентября — окт. 13, 2015, среди 1807 американских родителей с детьми младше 18 лет, также показывает, что в семьях с двумя родителями родительские и домашние обязанности распределяются более равномерно, когда и мать, и отец работают полный рабочий день, чем когда отец работает полный рабочий день и мать работает неполный рабочий день или не работает.Но даже в семьях, где оба родителя работают полный рабочий день, многие говорят, что большая часть повседневных родительских обязанностей ложится на матери.

Около половины (54%) родителей в домохозяйствах, где и мать, и отец работают полный рабочий день, говорят, что в их семье мать делает больше, когда дело касается расписания и занятий детей;
47% также говорят, что это касается ухода за детьми, когда они больны. Но большинство родителей в этом типе семьи говорят, что мать и отец примерно поровну выполняют обязанности, когда речь идет о домашних делах и обязанностях (59%), дисциплине (61%) и играх или занятиях с детьми (64%).

В домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день или не работает вообще, распределение труда по уходу за детьми и ведению домашнего хозяйства менее сбалансировано. Эти мамы берут на себя больше ответственности за родительские обязанности и домашние дела, чем те, кто работает полный рабочий день.

Однако важно отметить, что существует значительный гендерный разрыв в том, как матери и отцы описывают распределение труда в своем домохозяйстве. Матери в домохозяйствах с двумя родителями, независимо от статуса работы, с большей вероятностью сообщают, что они делают больше по каждому пункту, протестированному в ходе обследования, чем отцы, говоря, что их супруг или партнер делает больше.Со своей стороны, отцы обычно чаще, чем матери, говорят, что эти обязанности распределяются примерно поровну. Например, 64% матерей в семьях с двумя родителями говорят, что они делают больше, чем их супруга или партнер, когда дело доходит до управления расписанием и занятиями своих детей. И хотя многие отцы (53%) признают, что мама в их семье делает больше, чем они, папы гораздо чаще, чем мамы, говорят, что эта ответственность делится поровну (41% против 31% мам).

Хотя матери и отцы предлагают несколько разные взгляды на разделение труда в их домашнем хозяйстве, существует общее мнение о том, кто в их семье больше ориентирован на работу или карьеру. Например, в семьях с двумя родителями, где мать и отец работают полный рабочий день, 62% говорят, что оба в равной степени сосредоточены на работе, в то время как примерно каждый пятый (22%) говорит, что отец более сосредоточен, а 15% говорят, что мать является. Различия в ответах на этот вопрос между матерями и отцами в этом типе домохозяйств невелики.

В домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать — неполный рабочий день, 63% большинства, включая 71% отцов и 57% матерей, говорят, что в их семье отец больше сосредоточен на своей работе или карьере, чем на работе. мать; около трети (32%) говорят, что оба одинаково сосредоточены, а 4% говорят, что мать более сосредоточена.

Во всех домохозяйствах с двумя родителями, где оба родителя работают по крайней мере неполный рабочий день, 59% говорят, что отец зарабатывает больше, чем мать, 17% говорят, что мать зарабатывает больше, и 23% говорят, что они зарабатывают примерно столько же.Возможно, неудивительно, что 83% родителей в семьях, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день, говорят, что отец зарабатывает больше, в то время как 3% говорят, что мать, и 14% говорят, что зарабатывают примерно столько же. Тем не менее, даже в семьях, где оба родителя работают полный рабочий день, половина респондентов считает, что больше всего зарабатывает отец, 22% — мать и 26% говорят, что они зарабатывают примерно одинаковую сумму.

По мнению большинства родителей, найти баланс между работой и семьей сложно

Для многих работающих родителей баланс между работой и семейными обязанностями может быть проблемой.Среди всех работающих родителей с детьми в возрасте до 18 лет более половины (56%) говорят, что им сложно совмещать обязанности по работе с обязанностями своей семьи,
14% считают, что это очень сложно, а 42% — несколько сложно.

Работающие матери (60%) несколько чаще, чем отцы (52%), говорят, что им трудно совмещать работу и семью, и это особенно касается матерей, которые работают полный рабочий день. Фактически, каждая пятая мама, работающая полный рабочий день, говорит, что уравновесить эти две вещи очень сложно для них , по сравнению с 12% пап, которые работают полный рабочий день, и 11% мам, которые работают неполный рабочий день.

Существует значительный образовательный разрыв в подходах к совмещению работы и семьи: матери и отцы с высшим образованием гораздо чаще, чем те, кто не имеет высшего образования, говорят, что им трудно сбалансировать обязанности на работе и своей семье. Среди работающих матерей с дипломом о высшем образовании или аспирантуре 70% говорят, что им сложно совмещать работу и семейную жизнь; 52% матерей без высшего образования говорят то же самое. Аналогичным образом, среди работающих отцов 61% выпускников колледжей говорят, что для них это сложно, по сравнению с 47% выпускников, не окончивших колледж.Эти различия сохраняются даже с учетом того факта, что родители с высшим образованием с большей вероятностью будут работать полный рабочий день.

В этих взглядах также есть расовый разрыв. Белые родители чаще, чем небелые, говорят, что им сложно совмещать работу и семью. Примерно шесть из десяти (57%) белых работающих отцов говорят, что это так, по сравнению с 44% небелых отцов. Среди работающих мам 65% белых говорят, что им сложно совмещать обязанности по работе с обязанностями своей семьи; примерно половина (52%) работающих матерей небелого происхождения говорят то же самое.

У работающих родителей отношение к совмещению работы и семейной жизни сильно коррелирует с их родительским опытом. Например, родители, которые говорят, что им трудно найти правильный баланс между работой и семьей, гораздо реже, чем родители, которые не сообщают, что быть родителем всегда приятно (36% против 50%). . И с более узкой, но значительной разницей, работающие родители, которым трудно совмещать работу и семью, также менее склонны, чем те, кто не говорит, что быть родителем всегда полезно (48% vs.57%).

В целом, относительно немного работающих родителей (9%) считают, что воспитание детей постоянно доставляет им стресс. Но значительная часть респондентов считает, что воспитание детей вызывает стресс все или большую часть времени, и это мнение гораздо более распространено среди родителей, которые говорят, что им трудно совмещать работу и семейную жизнь (32% по сравнению с 15% тех, кто считает, что достижение работы — баланс жизни для них не составляет труда). Кроме того, четыре из десяти (39%) тех, кто говорит, что им трудно совмещать свои обязанности на работе и дома, считают, что быть родителем утомительно, по крайней мере, большую часть времени; из тех, кто говорит, что им нетрудно найти баланс, 23% считают, что быть родителем утомительно, по крайней мере, большую часть времени.

Немногие говорят, что быть работающим родителем мешает продвижению по карьерной лестнице

Хотя многим работающим родителям может быть трудно совмещать работу и семейную жизнь, исследование показывает, что родительские обязанности не обязательно мешают продвижению по карьерной лестнице. Когда их спросили, затруднило ли или легче их продвижение по работе или карьерной лестнице из-за того, что они стали родителями, или это не повлияло, большинство (59%) работающих родителей ответили, что это не имело никакого значения. Трое из десяти говорят, что родители затрудняют им продвижение по службе, а каждый десятый говорит, что родителям стало легче.

За этими общими цифрами скрывается непропорционально большое влияние, которое, по словам работающих родителей, на их карьеру женщины. Матери в два раза чаще, чем отцы, говорят, что работающие родители затрудняют им продвижение по службе или карьере. Примерно четыре из десяти работающих матерей (41%) говорят об этом, по сравнению с двумя из десяти работающих отцов. И матери, которые работают неполный рабочий день, так же часто, как и те, кто работает полный рабочий день, говорят, что из-за того, что работающая мать усложняет им продвижение по работе.

Для работающих матерей, у которых есть супруг (а) или партнер, который больше сосредоточен на своей работе, чем они, наличие работающего родителя может иметь большее влияние на продвижение по службе. Около половины (48%) работающих матерей, которые говорят, что их супруга или партнер более сосредоточены на своей работе, также говорят, что из-за того, что они являются родителями, им труднее продвигаться по работе. Для сравнения, 30% матерей, которые говорят, что они и их супруги или партнеры одинаково сосредоточены на своей карьере, говорят, что работа родителей затрудняет им продвижение по службе.

Четыре из десяти работающих мам, занятых полный рабочий день

Всегда Чувствую себя броском

Большинство родителей, в том числе по крайней мере восемь из десяти матерей (86%) и отцов (81%), говорят, что они хотя бы иногда чувствуют себя торопливыми. Но для многих матерей, которые работают полный рабочий день, ощущение спешки — почти постоянная реальность. Фактически, четыре из десяти мам, работающих полный рабочий день, говорят, что всегда чувствуют спешку, даже когда делают то, что должны делать; еще 50% говорят, что иногда они чувствуют себя торопливыми, и только 10% никогда не чувствуют спешки.

Для сравнения, примерно три из десяти матерей, которые работают неполный рабочий день или не работают, говорят, что они всегда чувствуют себя торопливыми (29% в каждой группе). Но в то время как 61% мам, которые работают неполный рабочий день, говорят, что иногда чувствуют спешку, меньше тех, кто не работает (49%), чувствуют то же самое. В свою очередь, матери, которые не работают вне дома, примерно в два раза чаще, чем те, кто это делают, говорят, что никогда не спешат.

Мамы, работающие полный рабочий день, также чаще, чем матери, которые работают неполный рабочий день или не работают, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими детьми и говорят, что им не хватает времени вдали от своих детей, чтобы встречаться с друзьями или заниматься хобби или интересами.А среди тех, кто состоит в браке или сожительстве, матери, которые работают полный рабочий день, чаще, чем другие мамы, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими партнерами.

Около четырех из десяти (39%) матерей, которые работают полный рабочий день, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими детьми, в то время как 58% считают, что проводят нужное количество времени, и только 3% говорят, что проводят слишком много времени со своими детьми. Дети. По крайней мере, семь из десяти матерей, которые работают неполный рабочий день (77%) или не работают (72%), говорят, что они проводят со своими детьми примерно необходимое количество времени, в то время как 18% и 11% соответственно говорят, что они проводят слишком много времени. Небольшое время.Около одной из шести (16%) матерей, которые не работают вне дома, говорят, что они проводят слишком много времени со своими детьми; меньше (6%) тех, кто работает неполный рабочий день, говорят то же самое.

Среди тех, кто состоит в браке или сожительстве, 44% матерей, работающих полный рабочий день, говорят, что они проводят слишком мало времени со своими партнерами, по сравнению с 27% матерей, которые работают неполный рабочий день, и 34% матерей, которые не работают. По крайней мере, половина в каждой группе говорят, что проводят нужное количество времени со своими партнерами, в то время как немногие говорят, что проводят слишком много времени.

Отцы, которые работают полный рабочий день, не чаще, чем те, кто работают неполный рабочий день или не работают, говорят, что они всегда чувствуют себя торопливыми (29% и 27% соответственно). Но отцы, которые работают полный рабочий день, несколько чаще, чем другие отцы — и чаще, чем работающие на полную ставку мамы, — говорят, что проводят слишком мало времени со своими детьми. Об этом говорят половина отцов, работающих полный рабочий день, по сравнению с 41% отцов, которые работают неполный рабочий день или не работают, и 39% отцов, работающих полный рабочий день.

Что касается свободного времени, то около половины или более родителей — независимо от того, работают ли они полный или неполный рабочий день или не работают — говорят, что его недостаточно.Матери, работающие полный рабочий день, несколько чаще, чем другие матери, говорят об этом; около шести из десяти (59%) говорят, что им не хватает времени вдали от своих детей, чтобы встречаться с друзьями или заниматься хобби и другими интересами, по сравнению с примерно половиной матерей, которые работают неполный рабочий день (48%) или не работают (47%). Среди отцов одинаковая доля тех, кто работает полный рабочий день, и тех, кто работает неполный рабочий день или не работает, говорят, что им не хватает свободного времени вдали от своих детей (по 53%).

Кто больше?

Большинство родителей, состоящих в браке или живущих с партнером, с которым у них есть хотя бы один ребенок, говорят, что в их семье мать делает больше, чем отец, когда дело доходит до определенных задач, связанных с их детьми. В частности, примерно шесть из десяти (59%) говорят, что мать играет большую роль в управлении расписанием и деятельностью своих детей, в то время как только 5% говорят, что отец делает больше, а 36% говорят, что родители разделяют эту ответственность поровну.

Аналогичным образом, когда дело доходит до ухода за больными детьми, 55% состоящих в браке или сожительствующих родителей говорят, что мать делает больше, чем отец; только 4% говорят, что отец делает больше, а 41% говорят, что оба родителя разделяют это в равной степени.

Матери также склонны брать на себя больше домашних дел и обязанностей; 41% состоящих в браке или сожительствующих родителей говорят, что это так в их семьях, по сравнению с 8%, которые утверждают, что отец делает больше. Половина респондентов говорят, что они и их партнер примерно поровну разделяют домашние дела и обязанности.

Разделение труда между матерями и отцами больше даже в том, что касается дисциплины, игр или занятий с детьми. Четверть родителей, состоящих в браке или сожительствующих, говорят, что мать играет более дисциплинарную роль в их семьях, в то время как 15% говорят, что это делает отец, а 59% говорят, что оба выполняют эту роль в равной степени.Примерно столько же (27%) говорят, что мать делает больше, когда доходит до игр или занятий с их детьми; 11% говорят, что отец делает больше, а 61% говорят, что оба играют или занимаются с детьми примерно одинаково.

В домохозяйствах, где оба родителя работают полный рабочий день, матери и отцы, как правило, более поровну разделяют некоторые обязанности. Например, примерно шесть из десяти (59%) родителей в этих домохозяйствах говорят, что это так, когда речь идет о домашних делах и обязанностях. Тем не менее, примерно три из десяти (31%) говорят, что мать берет на себя больше этого, в то время как 9% говорят, что это делает отец.И хотя 47% родителей в семьях с двумя родителями, где и мать, и отец работают полный рабочий день, говорят, что они и их партнер играют примерно равную роль, когда дело доходит до ухода за больными детьми, такая же доля говорит, что мать делает это больше чем отец. Только 6% в домохозяйствах этого типа говорят, что отец делает больше.

Родители в семьях, где оба родителя работают полный рабочий день, сообщают, что матери делают больше, чем отцы, когда дело доходит до управления расписанием и деятельностью своих детей.Около 54% ​​говорят, что мать делает больше в этой области, 6% говорят, что делает отец, а 39% говорят, что родители разделяют эту ответственность примерно поровну.

Возможно, неудивительно, что в домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать либо не работает, либо работает неполный рабочий день, обязанности по уходу за ребенком обычно ложатся на мать.

Например, около двух третей родителей в этих домохозяйствах говорят, что мать делает больше, когда дело доходит до управления расписанием и занятиями детей (69%) и ухода за ними, когда они болеют (67%).

Восприятие разделения труда зависит от пола

Матери и отцы в семьях с двумя родителями различаются по своему восприятию того, как они разделяют определенные обязанности. Особенно ярко разрыв проявляется, когда речь идет о домашних делах и обязанностях. Половина матерей в семьях с двумя родителями говорят, что они делают больше, чем их партнеры в этой области, по сравнению с 32% отцов, которые говорят, что их жены или партнеры делают больше. Со своей стороны, отцы с большей вероятностью скажут, что они и их партнеры разделяют домашние дела и обязанности примерно поровну: более половины (56%) считают, что это так, а 46% матерей согласны.

Аналогичным образом, хотя примерно шесть из десяти матерей говорят, что они делают больше, чем их партнеры, когда дело доходит до управления расписанием и деятельностью своих детей (64%) и заботы о своих детях, когда они больны (62%), меньше отцов согласны с тем, что в своих домохозяйствах матери делают больше в каждой из этих сфер (53% и 47% соответственно). В этих областях отцы чаще, чем матери, говорят, что они и их партнеры разделяют обязанности примерно поровну.

В разной степени эти гендерные различия в восприятии того, кто делает больше, очевидны в домохозяйствах с двумя родителями, где оба родителя работают полный рабочий день, а также в домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать работает неполный рабочий день или не работает. .Там, где есть различия, матери с большей вероятностью скажут, что они делают больше, чем отцы, чтобы сказать, что их партнер делает больше, в то время как отцы, как правило, говорят, что обязанности распределяются примерно поровну.

Сделать карьеру и создать семью

В домохозяйствах, где и мать, и отец работают, по крайней мере, неполный рабочий день, около половины (52%) говорят, что оба в равной степени сосредоточены на своей работе или карьере. В случае дисбаланса родители почти в три раза чаще говорят, что отец в семье больше сосредоточен на своей карьере, чем мать на своей (35% vs.13%).

Матери и отцы в этих домохозяйствах обычно сходятся во мнении о том, кто больше сосредоточен на работе. Например, 10% отцов говорят, что их супруга или партнер более сосредоточены на работе, а 34% говорят, что они более сосредоточены. Среди матерей 15% говорят, что они больше сосредоточены на работе, а 35% говорят, что их супруг или партнер.

Среди работающих полный рабочий день родителей с супругом или партнером, который также работает полный рабочий день, большинство (62%) сообщают, что мама и папа одинаково сосредоточены на своей карьере. Только 15% родителей в этих домохозяйствах говорят, что мать более сосредоточена на своей работе, а 22% говорят, что отец более сосредоточен на своей работе.

Ситуация сильно отличается в домохозяйствах, где отец работает полный рабочий день, а мать — неполный рабочий день. Большинство родителей (63%) в этих домохозяйствах (71% отцов и 57% матерей) говорят, что отец более сосредоточен на работе, чем мать, в то время как 32% говорят, что они одинаково сосредоточены, и только 4% говорят, что мать более сосредоточен, чем отец.

Среди отцов в семьях с двумя родителями существует значительный расовый разрыв с точки зрения того, насколько они сосредоточены на своей работе по сравнению с их супругом или партнером.Белые отцы (39%) гораздо чаще, чем небелые отцы (19%), говорят, что они больше сосредоточены на своей карьере, чем их супруга или партнер. Среди небелых отцов значительное большинство (69%) говорят, что они и их супруга или партнер одинаково сосредоточены на своей работе, по сравнению с половиной белых отцов.

Кто больше зарабатывает в семьях с двумя родителями?

В то время как половина работающих родителей говорят, что они и их супруги или партнеры в равной степени сосредоточены на своей карьере, это не так, когда речь идет о компенсации.Только 26% родителей в домохозяйствах, где оба родителя работают полный рабочий день, говорят, что они и их супруги или партнеры зарабатывают примерно одинаковую сумму денег. Половина утверждают, что отец зарабатывает больше, а 22% говорят, что мать зарабатывает больше.

Эти результаты сопоставимы с правительственными данными, которые показывают, что в 52% супружеских пар, в которых мать и отец работали полный рабочий день, отец зарабатывал больше в 2014 году. В 24% этих семей мать зарабатывала больше, а в остальных 23%. мать и отец зарабатывали примерно одинаковую сумму.Отцы зарабатывали больше в подавляющем большинстве домохозяйств (86%), где отец работал полный рабочий день, а мать — неполный рабочий день.

По данным опроса Pew Research, среди матерей в семьях с двумя родителями те, кто работает полный рабочий день (24%), с большей вероятностью, чем те, кто работает неполный рабочий день (4%), сообщают, что они зарабатывают больше, чем их муж или партнер. Даже в этом случае 44% работающих матерей в семьях с двумя родителями говорят, что их супруга или партнер зарабатывает больше, чем они; 32% говорят, что зарабатывают примерно столько же.78% мам, работающих неполный рабочий день, говорят, что их муж или партнер зарабатывает больше, чем они.

Аналогичным образом, работающие матери с высшим образованием чаще, чем те, кто не закончил колледж, говорят, что они зарабатывают больше, чем их супруга или партнер (23% против 8%). Около половины (51%) работающих мам с высшим образованием говорят, что их супруга или партнер зарабатывает больше, чем они, а 25% говорят, что они зарабатывают примерно столько же.

В домохозяйствах, где родители сообщают, что они в равной степени сосредоточены на своей карьере, половина (50%) говорят, что отец зарабатывает больше, чем мать.Около 18% говорят, что мать зарабатывает больше в этих семьях, а 30% говорят, что они зарабатывают примерно столько же. В семьях, где отец больше сосредоточен на своей карьере, чем мать, 84% говорят, что отец зарабатывает больше, 5% говорят, что мать зарабатывает больше, и 10% говорят, что они зарабатывают примерно столько же. В семьях, где мама больше сосредоточена на своей карьере, чем папа на своей, большинство (46%) считают, что мать зарабатывает больше; три из десяти в этих домохозяйствах говорят, что отец зарабатывает больше, а 24% говорят, что они зарабатывают примерно столько же.

Болезнь живая: больные дети в соцсетях

Автор Elise Burn.

Разрыв между нашей «реальной жизнью» и жизнью, которую мы изображаем в социальных сетях, увеличивается, и многие люди создают тематические аккаунты в социальных сетях, чтобы продвигать определенный аспект себя. Многие влиятельные лица в социальных сетях курируют свои аккаунты, чтобы внести свой вклад в развитие своего бренда. Для взрослых нет ничего необычного в том, что у взрослых есть много отдельных учетных записей, посвященных различным аспектам их жизни, например, их работе, их хобби или, в некоторых случаях, их болезни.Некоторые люди используют социальные сети, чтобы задокументировать свой путь болезни или повысить осведомленность о редком заболевании, которое у них может быть.

В 2003 году блогер Кристин Мизерандино опубликовала эссе под названием «Теория ложки» в своем блоге Но ты не выглядишь больным , в котором она написала о жизни с хроническим заболеванием. Теория ложки нашла отклик у многих людей с хроническими заболеваниями и привела к развитию термина «ложка», который в современной культуре относится к человеку с хроническим заболеванием.Многие люди называют себя «ложками» и используют #spoonie в сообщениях в социальных сетях, которые относятся к их хроническим заболеваниям; на момент написания в Instagram в настоящее время 2,5 миллиона сообщений с тегами #spoonie . Решение поделиться своим болезненным путешествием в социальных сетях остается за больным, особенно если этот человек является взрослым, который одновременно является владельцем учетной записи и ответственным за содержание своих постов. Но как насчет ситуаций, когда это не так?

Дети являются потребителями как медицинских услуг, так и социальных сетей.На протяжении моей карьеры в педиатрической медицине я наблюдал множество изменений, как в медицинских, так и в социальных технологиях. Достижения медицинской науки и технологий привели к увеличению выживаемости недоношенных детей и увеличению выживаемости в медицинских условиях, которые ранее считались неизлечимыми. Социальные технологические изменения, такие как появление FaceTime и социальных сетей, означают, что молодые люди в больницах больше не изолированы от своей семьи и друзей, как это было в прошлом.

Все чаще дети с заболеваниями и ограниченными возможностями публикуются в специальных аккаунтах в социальных сетях, обычно управляемых их родителями, с подробным описанием их пути через острые и хронические заболевания. Большинство этих детей слишком молоды, чтобы дать согласие на публичный доступ к их медицинской информации в социальных сетях, либо характер их болезни или инвалидности влияет на их способность делать это. В педиатрической медицине мы признаем, что дети в большинстве случаев не компетентны давать согласие на лечение, и требуем, чтобы суррогатное лицо, принимающее решения (в большинстве случаев родитель), предоставило согласие от их имени.Мы также принимаем, что принцип конфиденциальности пациента применим к детям, несмотря на их незрелость, признавая при этом, что ответственный взрослый всегда должен быть включен в этот круг конфиденциальности. Кажущееся противоречие между детьми, имеющими неоспоримое право на конфиденциальность в том, что касается их здравоохранения, и их родителями, которые делятся этой информацией в общедоступной учетной записи в социальных сетях, заставило меня усомниться в праве несогласных больных детей на неприкосновенность частной жизни.

В своей недавней статье JME я спрашиваю, разрешено ли родителям рассказывать о болезни своего ребенка в публичной социальной сети, если у этого ребенка нет возможности дать согласие? Ответ на этот вопрос сложен и многогранен.Задавая этот вопрос, я не стремлюсь демонизировать родителей, которые принимают решение поделиться или радикально изменить использование социальных сетей в тех семьях, где присутствует болезнь или инвалидность, а скорее стремлюсь исследовать точку зрения больного ребенка и его права. к конфиденциальности. Эта точка зрения не получила широкого распространения в современной этической или медицинской литературе.

Перспектива больного ребенка или ребенка-инвалида очень сложно получить или представить, особенно в обстоятельствах, когда нарушается познавательная способность или когда смерть наступает в детстве.Во многих случаях мы полагаемся на родителей, которые лучше всего понимают или представляют желания, потребности и права своего ребенка. В случаях, когда родители рассказывают о своем больном ребенке или ребенке-инвалиде в социальных сетях, мы можем узнать только точку зрения родителей, если только этот ребенок не выздоровеет от болезни или не доживет до взрослой жизни, где они смогут представить свою собственную точку зрения. Австралийский защитник инвалидности Карли Финдли — одна из таких взрослых, у которой на протяжении всей жизни было заболевание, и она размышляла об этой теме в Sydney Morning Herald в 2015 году, в котором она выразила важность того, чтобы решение публично рассказать о своей инвалидности было ее собственным — выбор не доступны для детей, о болезни которых рассказывают в социальных сетях.

Задавая этот вопрос, я хочу начать разговор о правах детей на неприкосновенность частной жизни в культуре, где так много всего публикуется через социальные сети, и особенно о тех детях, которые живут с хроническими заболеваниями или инвалидностью. Однажды многие из этих детей станут взрослыми, и я уверен, что им есть что сказать.

Название статьи: # Warriors: социальные сети, больные дети и право на открытое будущее

Автор: Elise Burn

Филиал: Центр этики и права в отношении здоровья детей, Детская больница Квинсленда, QLD, Австралия

Конкурирующие интересы: не задекларированы

(Посещений 275 раз, сегодня 1 посещений)

ресурсов для борьбы с хроническим заболеванием в вашей семье


{"admissionsEmail": "admissions @ msw.usc.edu "," degreeOffering ":" usc-msw "," featureFlags ": {" formType ":" STANDARD "}," fields ": [{" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Что лучше всего описывает вас? "," MountPoint ": 1," name ":" which_best_describes_you "," required ": true," type ": 3," value ": {" defaultOption ":" "," options ": [{" label ":" Я начинаю свою карьеру "," value ":" Я начинаю свою карьеру "}, {" label ":" Я хочу продвигать свою карьеру "," value ":" Я хочу для продвижения по карьерной лестнице "}]}}, {" hidden ": true," label ":" "," name ":" no_klondike_gdpr_setting "," required ": true," type ": 15," value ": {" text ":" never "}}, {" hidden ": false," mountPoint ": 2," name ":" "," type ": 7," value ": {" text ":" Ваши личные данные будут используется, как описано в нашем [--link: https: // msw.usc.edu/legal/privacy-policy/iciousполитика конфиденциальности [ссылка -]. Вы можете отказаться от получения сообщений в любое время. "}}]," grouping ":" usc-msw "," id ": 472," inferredFields ": {" country ":" country_name "}," programsOfStudy ":" 5deaba1f-798b-447a-a425-9a3e483b93b3, 5deaba1e-7f34-4dd4-9156-09380c861e2f "," опубликовано ":" 2021-06-30T19: 56: 29.897Z "," screen ": [{" allFields ": [0, 1]," условно ": {} , "out": {"0": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}], "version": "1.0.1"}


{"admissionsEmail": "admissions @ msw.usc.edu "," degreeOffering ":" usc-msw "," featureFlags ": {" formType ":" STANDARD "}," fields ": [{" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Вы военнослужащий? "," MountPoint ": 1," name ":" military_affiliated "," required ": true," type ": 2," value ": {" defaultOption ":" " , "options": [{"label": "Да", "value": "true"}, {"label": "Нет", "value": "false"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Какой у вас законченный уровень образования?", "mountPoint": 1, "name": "level_of_education", "required": true, "type": 3 , "value": {"defaultOption": "", "options": [{"label": "High School", "value": "High School"}, {"label": "Associate \ u0027s", " value ":" Associates "}, {" label ":" Бакалавр \ u0027s в процессе "," value ":" Bachelors in progress "}, {" label ":" Bachelor \ u0027s "," value ":" Bachelors " }, {"label": "Ведущие \ u0027s в процессе", "value": "Masters in progress"}, {"label": "Master \ u0027s", "value": "Masters"}, {"label" : "Doctorate", "value": "Doctorate"}]}}, {"helpText": "", " hidden ": false," label ":" У вас есть BSW или вы зарегистрированы в программе BSW? "," mountPoint ": 1," name ":" bsw "," required ": true," type ": 3, "значение": {"defaultOption": "", "параметры": [{"ярлык": "Да", "значение": "Да"}, {"ярлык": "Нет", "значение": "Нет"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Какой у вас был средний балл в бакалавриате?", "MountPoint": 1, "name": "posed_gpa_range "," required ": true," type ": 3," value ": {" defaultOption ":" "," options ": [{" label ":" 4.00 и выше "," value ":" 4.00 и выше "}, {" label ":" 3.99 - 3.50 "," value ":" 3.99 - 3.50 "}, {" label ":" 3.49 - 3.00 "," value ":" 3.49 - 3.00 "}, {" label ":" 2.99 - 2.50 "," value ":" 2.99 - 2.50 "}, {" label ":" 2.49 и ниже "," value ":" 2.49 и ниже "}]}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" Degree Interest "," mountPoint ": 1," name ":" степень "," required ": false, "type": 3, "value": {"defaultOption": "MSW", "options": [{"label": "DSW", "value": "DSW"}, {"label": "MSW" , "value": "MSW"}]}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "State", "mountPoint": 1, "name": "state", " required ": true," type ": 5," value ": {}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" Страна проживания "," mountPoint ": 1," name ":" country "," required ": false," type ": 6," value ": {}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Zip "," mountPoint ": 1," name ":" zip_code "," required ": true," type ": 0," value ": {" text ":" "}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ": "", "скрытый": false, "label": "Телефон", "mountP oint ": 1," name ":" phone "," required ": true," type ": 0," value ": {" text ":" "}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ": "", "hidden": false, "label": "Маркетинговое согласие США \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00ba \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00b8", "mountPoint": 1, "name": "lead_share_opt_in", " required ": true," type ": 11," value ": {" checkboxText ":" Свяжитесь со мной по поводу этих образовательных программ."," defaultChecked ": true," defaultRadio ":" none "," disclaimer ":" Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек США, 2U, Inc., и ее семейство компаний, работают с несколькими университетами. предлагать образовательные программы по социальной работе и в других областях. "," format ":" checkbox "," optInValue ":" USC Marketing "," smsHiddenConsent ": false}}, {" conditionallyRendered ": true," helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Маркетинговое согласие GDPR \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00aa \ u00f0 \ u009f \ u0087 \ u00ba "," mountPoint ": 1," name ":" lead_share_opt_in "," обязательно ": true," type ": 8," value ": {" отказ от ответственности ":" Эти личные данные собираются и обрабатываются [--link: https: // 2u.com target: blank] 2U, Inc., [ссылка--] Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек USC. "," leadShareOptIn ": {" email ":" Пожалуйста, напишите мне об этих образовательных программах. " , "leadShareValue": "Маркетинг USC", "phone": "", "sms": "", "text": "Технологический партнер Школы социальной работы Сюзанны Дворак-Пек USC, [--link: https: //2u.com target: blank] 2U, Inc. и ее группа компаний [ссылка-] работают с несколькими университетами, предлагая образовательные программы в области социальной работы и других областях."}," retailOptIn ": {" email ":" Email: "," phone ":" Phone: "," sms ":" "," text ":" Да, я хочу получать дополнительную информацию о USC Suzanne Dworak -Peck School of Social Work. Свяжитесь со мной через: "}}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Фамилия "," mountPoint ": 1," name ":" last_name "," required " : true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Имя", "mountPoint": 1, "name": "first_name", "required": true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {"helpText": "", "hidden": false, "label": "Электронная почта", "mountPoint": 1, "name": "email", "required": true, "type": 0, "value": {"text": ""}}, {" helpText ":" "," hidden ": false," label ":" Что лучше всего описывает вас? "," mountPoint ": 1," name ":" which_best_describes_you "," required ": true," type ": 3, "value": {"defaultOption": "", "options": [{"label": "Я начинаю свою карьеру", "value": "Я начинаю свою карьеру"}, {"label": "Я хочу продвинуть свою карьеру "," value ":" Я хочу продвинуться в своей карьере "}]}}, {" helpText ":" "," hidden ": true," label ":" leadource "," mountPoint ": 1, "name": "lead_source", "required": false, "type": 3, "value": {"defaultOption": "OnlineMSWProgramsSite", "op tions ": [{" label ":" OnlineMSWProgramsSite "," value ":" OnlineMSWProgramsSite "}]}}, {" hidden ": true," label ":" "," name ":" no_klondike_gdpr_setting "," required " : true, "type": 15, "value": {"text": "never"}}, {"hidden": false, "mountPoint": 2, "name": "", "type": 7, "value": {"text": "Ваши личные данные будут использоваться, как описано в нашем [--link: https: // msw.usc.edu/legal/privacy-policy/iciousполитика конфиденциальности [ссылка -]. Вы можете отказаться от получения сообщений в любое время. "}}]," grouping ":" usc-msw "," id ": 472," inferredFields ": {" country ":" country_name "}," programsOfStudy ":" 5deaba1f-798b-447a-a425-9a3e483b93b3, 5deaba1e-7f34-4dd4-9156-09380c861e2f "," опубликовано ":" 2021-06-30T19: 56: 29.897Z "," screen ": [{" allFields ": [14, 16]," условно ": {} , "out": {"1": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [1, 3, 2, 0], "conditional" : {}, "out": {"3": ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [5, 7, 6, 8, 4 , 15, 9, 10, 17], "условный": {"10": [1, "", [{"данные": "состояние.no_klondike_gdpr_setting "}, {" data ":" always "}, {" op ": 0}, {" data ":" state.no_klondike_gdpr_setting "}, {" data ":" geo "}, {" op ": 0 }, {"data": "state.no_klondike_carmen_sandiego_region"}, {"data": "eu"}, {"op": 0}, {"op": 7}, {"op": 8}]], "8": [3, "", [{"data": "state.no_klondike_carmen_sandiego_region"}, {"data": "eu"}, {"op": 0}]], "9": [1, "", [{"data": "state.no_klondike_gdpr_setting"}, {"data": "never"}, {"op": 0}, {"data": "state.no_klondike_gdpr_setting"}, {"data" : "geo"}, {"op": 0}, {"data": "состояние.no_klondike_carmen_sandiego_region "}, {" data ":" eu "}, {" op ": 1}, {" op ": 7}, {" op ": 8}]]}," out ": {" -1 " : ["$ next", [{"data": "$ valid"}]]}}, {"allFields": [12, 11, 13], "conditional": {}, "out": {"2 ": [" $ next ", [{" data ":" $ valid "}]]}}]," version ":" 1.0.1 "}

Доступ и использование оплачиваемого отпуска по болезни среди малообеспеченных семей с детьми

Реферат

ЦЕЛЬ. Способность работающих родителей удовлетворять медицинские потребности своих детей может зависеть от их доступа к отпуску по болезни, особенно для работников с низкими доходами, которым может быть предоставлена ​​меньшая гибкость в их графиках работы, чтобы удовлетворить эти потребности, но также с большей вероятностью иметь детей. при плохом самочувствии.Наша цель состояла в том, чтобы обеспечить доступность оплачиваемого отпуска по болезни и оплачиваемого отпуска для семей с детьми с низким доходом и оценить, связан ли доступ к этим льготам с отпуском родителей по уходу за собой или другими людьми.

МЕТОДЫ. Мы использовали выборку семей с низким доходом (<200% от федерального уровня бедности) с детьми в возрасте от 0 до 17 лет в Обследовании медицинских расходов 2003 и 2004 гг. дети, семьи и работодатель родителей.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Доступ к оплачиваемому отпуску среди детей из малообеспеченных семей был ниже, чем среди детей из более обеспеченных семей. В семьях с низким доходом дети без ≥1 штатного работника в домашнем хозяйстве были особенно склонны не иметь доступа к этому пособию, как и дети, родители которых работают на мелких работодателей. Среди детей, родители которых имели доступ к оплачиваемому отпуску по болезни, родители чаще брали время вне работы, чтобы позаботиться о себе или других. Эта взаимосвязь еще более выражена среди семей с самыми высокими потребностями, таких как дети со слабым или слабым здоровьем и дети, все родители которых работают полный рабочий день.

ВЫВОДЫ. Законодательство об обязательном оплачиваемом отпуске по болезни может значительно расширить доступ к этому пособию для семей с низкими доходами. Это, вероятно, сократит промежутки в отпуске родителей по уходу за другими между семьями с пособием и без него. Однако до тех пор, пока не будут лучше изучены последствия, связанные со здоровьем, полное влияние такого законодательства остается неизвестным.

4 совета по совместному воспитанию, когда ваш ребенок болен

Все родители могут ожидать, что их ребенок время от времени будет болеть.Дети все время простужаются в школе от других детей, и они часто приносят домой свою болезнь, чтобы заразить своих братьев и сестер или даже своих родителей. Это почти неизбежно в определенное время года, так что это реальность, которую слишком хорошо знают многие родители.

По мнению со-родителей, заболевание ребенка может испортить семейный распорядок и вызвать разочарование с обеих сторон. Прежде чем ваш ребенок заболеет следующей простудой, ознакомьтесь с этими полезными советами по совместному воспитанию больного ребенка.

Приготовьтесь к болезни, пока она не наступила

Прежде чем ваш ребенок вернется домой с очередной простудой, ознакомьтесь с планом организации медицинского обслуживания вашего ребенка.Убедитесь, что у вас обоих есть доступ к важной и актуальной медицинской информации, такой как сведения о страховке, списки аллергиков и лекарств, контактные данные врача вашего ребенка и другие факты, имеющие решающее значение для здоровья вашего ребенка.

Кроме того, знайте, что делать в случае неотложной медицинской помощи. Знайте, где к каждому из ваших домов находятся ближайшие больницы, и планируйте информировать друг друга о любых происшествиях по мере их возникновения.

Сообщите о своем расписании воспитания детей

В зависимости от того, насколько болен ваш ребенок, ему, возможно, придется не ходить в школу дома.У них также может не хватать энергии, чтобы перемещаться из дома одного родителя в другой.

В подобных ситуациях вы и ваш второй родитель должны решить, как вести себя со своим расписанием воспитания или посещениями. Возможно, у вас уже есть планы на этот счет, изложенные в вашем родительском соглашении, и если да, обратитесь к ним. Если ваш ребенок достаточно хорошо себя чувствует, чтобы ездить из дома или в гости, постарайтесь не отставать от обычного расписания.

Если ваш ребенок действительно нездоров, поработайте вместе, чтобы решить, что ему делать.Возможно, вашему ребенку будет лучше оставаться на месте, чтобы он мог сосредоточиться на отдыхе и выздоровлении. Стресс может только способствовать их болезни и продлевать ее. Будьте в курсе любых решений, которые вы принимаете, которые отклоняются от вашего обычного расписания воспитания, и обязательно хорошо документируйте эти решения.

Если ваш ребенок должен оставаться дома и не ходить в школу, то зачастую родитель, с которым он живет в настоящее время, должен строить планы на этот счет. В случае, если вы обнаружите, что не можете оставаться дома с ребенком, посмотрите, сможет ли ваш второй родитель.Это может быть даже частью вашего родительского соглашения, если у вас есть пункт о праве первого отказа.

Поделитесь подробностями с одним из родителей

После того, как вы передадите своего ребенка на попечение второго родителя, четко соблюдайте инструкции по уходу. Напишите список лекарств, в том числе, когда принимать каждое и какие-либо особые инструкции о том, как их принимать. Поделитесь последними подробностями о том, как ваш ребенок находился под вашим присмотром, прежде чем оставить его на попечение кого-то другого. В OurFamilyWizard сведения о лекарствах и других медицинских инцидентах можно легко передать другим родителям с помощью Инфобанка.

После того, как вы поделились тем, что вам нужно, позвольте второму родителю взять на себя ответственность. Поверьте, они могут позаботиться о вашем ребенке и что они будут заботиться о его интересах, пока выздоравливают. Некоторым может быть очень сложно отпустить этот контроль, но для вас обоих жизненно важно брать на себя ответственность в такие моменты.

Показать единый фронт

Когда ваш ребенок болеет, старайтесь, чтобы воздух вокруг него оставался позитивным. Вежливо говорите о своих соплеменниках, когда они находятся рядом с ребенком, и подумайте о том, чтобы дать вторым родителям немного больше доступа к вашему ребенку в это время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.