Ивл у новорожденных: Полезность протокола для уменьшения времени пребывания новорожденных детей на искусственной вентиляции легких в отделении интенсивной терапии новорожденных

Содержание

Полезность протокола для уменьшения времени пребывания новорожденных детей на искусственной вентиляции легких в отделении интенсивной терапии новорожденных

Вопрос обзора

Полезны ли протоколы для сокращения пребывания новорожденных детей на искусственной вентиляции легких в отделении интенсивной терапии новорожденных?

Актуальность

Искусственная вентиляция легких используется для поддержания новорожденного, находящегося в очень тяжелом состоянии, или, когда он родился крайне недоношенным для самостоятельного дыхания. Однако, механическая вентиляция не без риска, и может вызвать необратимые повреждения легких. К примеру, давление, которое необходимо для наполнения легких воздухом, может повредить очень хрупкие воздушные мешочки (альвеолы), что приведет к рубцеванию легочной ткани. По этой причине важно определять, когда новорожденный ребенок окрепнет достаточно, чтобы начать дышать самостоятельно, и в это время уменьшить поддержку искусственной вентиляцией легких (или отлучить ребенка от искусственной вентиляции). К сожалению, в настоящее время нет согласованности (мнений) о том, какая тактика по отлучению ребенка от аппарата лучше. Исследователи изучили полезность стандартизированных протоколов в качестве руководства для управления процессом отлучения от искусственной вентиляции у взрослых и детей. У взрослых, 17 исследований по отлучению с использованием протоколов, показали пользу в помощи врачам и медсестрам при отлучении пациентов от аппарата безопасно, и своевременно. У детей, три исследованных протокола по отлучению показали, что они полезны для сокращении времени пребывания детей на искусственной вентиляции легких (ИВЛ), но исследований было слишком мало, чтобы показать возможный вред. Пока мы не знаем, дают ли протоколы по отлучению новорожденных пользу или могут причинить вред. Однако, эти стандартизированные протоколы обеспечили нас убедительными доказательствами их полезности в отлучении от искусственной вентиляции легких при оказании помощи детям.

Характеристика исследований

Целью этого обзора было изучить исследования использования протоколов по отлучению новорожденных детей [от аппаратной (искусственной) вентиляции лёгких], чтобы оценить, возможность сделать выводы об их полезности в отлучении от аппарата у новорожденных.

Основные результаты

Мы не нашли никаких исследований, включающих новорожденных до 28-го дня жизни. Мы нашли два исследования с субпопуляцией новорожденных, но мы не смогли извлечь данные по этой подгруппе из общей исследуемой группы.

Качество доказательств

В настоящее время нет доказательств, позволяющих сравнения протоколированного против не-протоколированного отлучения [от искусственной вентиляции легких] новорожденных в отделении интенсивной терапии новорожденных.

Применение нервно-регулируемой искусственной вентиляции легких у недоношенных новорожденных

А.М. Анурьев1, В.И. Горбачев1, Т.М. Анурьева2, И.Л. Петрова1

1 Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования — филиал Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования Минздрава России, Иркутск, Россия

2 ФГБОУ ВО «Иркутский государственный медицинский университет» Минздрава России, Иркутск, Россия

Для корреспонденции: Горбачев Владимир Ильич — д-р мед. наук, профессор, заведующий кафедрой анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии ИГМАПО — филиал ФГБОУ ДПО РМАНПО МЗ РФ, Иркутск; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Анурьев А.М., Горбачев В.И., Анурьева Т.М., Петрова И.Л. Применение нервно-регулируемой искусственной вентиляции легких у недоношенных новорожденных. Вестник интенсивной терапии им. А.И. Салтанова. 2020;2:122–128. DOI: 10.21320/1818-474X-2020-2-122-128


Реферат

Актуальность. Проблема выбора адекватного режима и параметров искусственной вентиляции легких (ИВЛ) у недоношенных новорожденных остается крайне важной в неонатологии.

Цель исследования. Оценить влияние нервно-регулируемой ИВЛ на газовый состав крови, концентрацию малонового диальдегида и глутатиона у недоношенных новорожденных.

Материалы и методы. В исследование были включены 46 недоношенных детей, которым с рождения проводилась ИВЛ. Гестационный возраст детей составил 25–32 недели, вес при рождении — 520–1100 г. Было сформировано две группы исследования. Первую группу составили новорожденные с респираторной поддержкой в режиме Synchronized Intermittent Mandatory Ventilation (SIMV), вторую группу — дети, которым проводилась Neurally Adjusted Ventilatory Assist (NAVA). При рождении и в течение первых трех суток оценивались показатели газового состава венозной крови: рН, парциальное давление углекислого газа, парциальное давление кислорода, избыток или дефицит буферных оснований, уровень лактата. Концентрации малонового диальдегида и глутатиона определяли на первые и седьмые сутки жизни.

Результаты исследования. У детей первой группы на протяжении первых трех суток жизни отмечалась гипокапния, при этом минимальный уровень парциального давления углекислого газа (рСО2) наблюдался в первые сутки и составил 32,0 (24,9–37,8) мм рт. ст. У пациентов второй группы показатели рСО2 были близкими к референтным и составили 36,0 (32,5–42,2) мм рт. ст. (р = 0,01). Показатели избытка оснований (ВЕ) были снижены у пациентов в обеих группах и на третьи сутки составили −6,4 (−7,4 … −5,2) ммоль/л у детей первой группы и −4,7 (−6,0 … −3,1) ммоль/л у детей второй группы (р = 0,02). Статистически значимых различий в значениях парциального давления кислорода (рО2), лактата и глутатиона не наблюдалось. Значения малонового диальдегида были повышены у пациентов первой и второй группы, однако в динамике в обеих группах наблюдалось снижение его концентрации. На седьмые сутки у пациентов первой группы концентрация малонового диальдегида снизилась с 13,4 до 12,0 нмоль/л, у пациентов второй группы показатели уменьшились в два раза от исходных и составили 6,3 (5,4–7,4) нмоль/л (р = 0,01).

Заключение. Применение NAVA-вентиляции у недоношенных новорожденных обеспечивает постоянство газового состава крови, а также предупреждает активацию перекисного окисления липидов, возникшую в результате гипоксии.

Ключевые слова: NAVA, нервно-регулируемая вентиляция легких, недоношенные новорожденные, антиоксидантная система

Поступила: 25.12.2019

Принята к печати: 02.06.2020

Читать статью в PDF


Введение

За последние три десятилетия отмечается улучшение показателей выживаемости недоношенных новорожденных с экстремально низкой массой тела (ЭНМТ) и очень низкой массой тела (ОНМТ) при рождении [1], однако выраженность неврологического дефицита у детей не дает оснований для оптимизма [2, 3]. Анализируя причины развития неблагоприятных неврологических последствий проведения интенсивной терапии у недоношенных новорожденных, большинство авторов определяют продленную искусственную вентиляцию легких (ИВЛ) как один из основных факторов развития церебральных нарушений. В ретроспективном исследовании американских неонатологов было изучено влияние длительной респираторной поддержки на частоту возникновения неврологического дефицита и летального исхода у недоношенных новорожденных. В исследование вошли случаи ИВЛ у 3651 недоношенного ребенка с гестационным возрастом менее 27 недель и весом при рождении 401–1000 г. Авторы оценивали тип респираторной поддержки (неинвазивная ИВЛ, инвазивная ИВЛ, комбинация неинвазивной и инвазивной ИВЛ), ее продолжительность, а также исход заболевания. Из 3651 новорожденного умерли или имели стойкие церебральные нарушения 1494 (40,9 %), при этом частота летального исхода в группе пациентов, получавших инвазивную респираторную поддержку более 60 суток, составила 89,1 % [4].

В неонатальной практике наиболее часто используемыми режимами ИВЛ являются режимы с контролем по давлению [5]. К ним относятся: синхронизированная перемежающаяся принудительная вентиляция (Synchronized Intermittent Mandatory Ventilation — SIMV), триггерная вспомогательная вентиляция (AssistControl) и вентиляция с поддержкой давлением (Pressure Support Ventilation — PSV). Особенностью данных режимов является постоянный уровень пикового давления, который подается ребенку вне зависимости от его потребностей. Негативные проявления этих режимов — избыточный дыхательный объем, повреждение альвеол и нередко — развитие серьезных осложнений, таких как пневмоторакс, внутрижелудочковые кровоизлияния, перивентрикулярная лейкомаляция, гипокапния, бронхолегочная дисплазия [6, 7]. Снизить риски осложнений ИВЛ позволила модификация общепринятых в настоящее время режимов, в частности, использование функции гарантированного объема, который предотвращает возникновение баротравмы, контролируя дыхательный объем.

Unal S. и соавт. доказали, что инициация функции гарантированного объема в режим PSV + volume guaranteed (VG) в более короткие сроки стабилизирует дыхание пациента, снижает частоту возникновения хронических заболеваний легких, в меньшей степени влияет на системную гемодинамику в сравнении с режимом SIMV+VG [8].

Необходимость поиска оптимального режима ИВЛ у детей с ЭНМТ при рождении способствовала внедрению в неонатальную практику нервно-регулируемой вентиляции (Neurally Adjusted Ventilatory Assist — NAVA) [9, 10], в которой используется принципиально новый способ триггирования вдоха, основанный на анализе электромиограммы диафрагмы. При обнаружении электрической активности диафрагмы (Electrical Activity of the diaphragm — Edi) с помощью датчика-электрода, встроенного в модифицированный желудочный зонд, аппаратом ИВЛ производится вдох [11]. Уровень давления поддержки (support pressure) определяется пропорционально величине электрического импульса, генерируемого дыхательным центром. Таким образом, NAVA обладает самым быстрым и чувствительным триггером, который начинает поддержку вдоха одновременно с началом сокращения дыхательных мышц пациента. При этом сигнал дыхательного центра распознается аппаратом ИВЛ даже в случае минимального сокращения дыхательной мускулатуры [12, 13].

Тяжелая анте- и интранатальная гипоксия — основное показание для проведения ИВЛ у недоношенных новорожденных [14]. Важным патогенетическим механизмом развития гипоксических состояний служит активация процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ), которая ведет к нарушению структуры мембран и липидного обмена, токсическому действию на ткани [15–17]. В результате окисления жирных кислот образуются гидроперекиси, которые затем метаболизируются во вторичные (малоновый диальдегид) и третичные (шиффовы основания) продукты ПОЛ [18]. Субстратам ПОЛ придают огромное значение в нарушении структурной и функциональной целостности клеточных мембран и повышении сосудистой проницаемости [19].

Предупредить развитие гипоксии и обеспечить недоношенного ребенка адекватной респираторной поддержкой — важные задачи интенсивной терапии в неонатологии.

Цель исследования — сравнить в динамике показатели газового состава крови, малонового диальдегида и глутатиона у недоношенных новорожденных, которым проводилась ИВЛ в режиме SIMVи NAVA.

Материалы и методы

В период с февраля по октябрь 2019 г. было выполнено проспективное исследование эффективности применения NAVA-вентиляции у недоношенных новорожденных с ЭНМТ и ОНМТ при рождении, находившихся в отделении реанимации и интенсивной терапии Иркутского областного перинатального центра. Гестационный возраст детей составил 25–32 недели, вес при рождении 520–1100 г. В связи с клиническими проявлениями тяжелой дыхательной недостаточности (шесть и более баллов по шкале Сильвермана), а также вследствие неэффективности неинвазивной респираторной поддержки всем детям были произведены интубация трахеи и перевод на аппаратную искусственную вентиляцию легких непосредственно в родильном зале (других причин тяжелой дыхательной недостаточности не было).

Реализация респираторного дистресс-синдрома была основной причиной развития тяжелой дыхательной недостаточности у недоношенных детей. Внелегочные причины тяжелого состояния пациентов были исключены из исследования.

После стабилизации состояния пациенты переводились в отделение реанимации и интенсивной терапии, где продолжали получать респираторную поддержку, инфузионную терапию, энтеральное питание. При использовании программы генератора случайных чисел все пациенты были распределены на две группы в зависимости от режима ИВЛ. Первую группу (23 ребенка) составили недоношенные новорожденные, которым проводилась ИВЛ в режиме SIMV. Вторую группу (23 ребенка) составили новорожденные, которым проводилась NAVA-вентиляция аппаратом MAQUET Servo-n c применением Edi-катетеров 6 Fr/49 см. Респираторная поддержка применялась у детей с момента поступления в отделение реанимации из родильного зала. Для оценки показателей газового состава проводился забор венозной крови из пуповины при рождении, а также из периферической вены в течение первых трех суток. Был выполнен анализ значений рН, парциального давления углекислого газа (рСО2), парциального давления кислорода (рО2), дефицита оснований (ВЕ) и лактата в течение первых трех суток. Интенсивность процессов ПОЛ определяли по концентрации малонового диальдегида и глутатиона на 1-е и 7-е сутки.

Статистическая обработка данных проводилась с использованием программы STATISTICA 10.0. Количественные данные представлены в виде медианы и квартилей (25–75 % границы интерквартильного отрезка). Анализ статистической значимости различий количественных признаков для двух независимых групп проводился с помощью критерия Манна—Уитни, для сравнения значимости различий нескольких признаков в динамике использовался критерий Краскела—Уоллиса. За уровень статистической значимости принято значение р < 0,05.

Результаты

Тактика проведения респираторной поддержки заключалась в использовании максимально щадящих параметров для поддержания адекватной оксигенации и дыхательного комфорта пациента. Стартовые параметры ИВЛ у пациентов обеих групп: давление на вдохе — 20–22 см вод. ст., положительное давление в конце выдоха — 5 см вод. ст., частота дыхания — 40–60 вдохов в минуту, процентное содержание кислорода во вдыхаемой смеси — 21–40 %. В дальнейшем для достижения целевого уровня сатурации (≥ 92 %) у детей первой группы давление на вдохе выставляли в пределах 16 (15–17) см вод. ст., при этом попытки уменьшить инспираторное давление приводили к снижению сатурации. У пациентов второй группы режим NAVA позволил нам контролировать инспираторное давление, которое изменяло свое значение при каждом вдохе пациента. Благодаря высокой чувствительности триггера даже минимальная попытка вдоха ребенка поддерживалась вентилятором пропорционально его потребностям. Таким образом, инспираторное давление в этой группе полностью зависело от пациента и составило 9 (8–10) см вод. ст. (р = 0,01). Процентное содержание кислорода во вдыхаемой смеси не превышало 40 %, без значимых различий в обеих группах.

Показатели рН при рождении и в динамике у детей обеих групп соответствовали норме и статистически значимых различий не имели. Показатели рСО2 на начальном этапе исследования значимо не отличались и соответствовали нормальным значениям. В первые сутки у детей первой группы отмечалась гипокапния 32,0 (24,9–37,8) мм рт. ст., в то время как у детей второй группы показатели рСО2 были близкими к референтным и составили 36,0 (32,5–42,2) мм рт. ст. (р = 0,01). Аналогичные результаты были получены на вторые и третьи сутки. Уровень рСО2 у новорожденных первой группы на вторые сутки составил 32,0 (26,7–38,1) мм рт. ст., у детей второй группы — 35,9 (34,2–40,3) мм рт. ст. (p = 0,01). На третьи сутки значения рСО2 у детей, получавших ИВЛ в режиме SIMV, составили 33,1 (29,0–39,8) мм рт. ст., у детей, вентилируемых в режиме NAVA, — 39,9 (33,7–43,4) мм рт. ст. (p = 0,02). Динамика показателей рСО2 представлена на рис. 1.

Рис. 1. Динамика показателей рСО2

Fig.1. Changes of рСО2 values

 

Значения рО2 венозной крови при рождении у детей первой группы составили 22,4 (14,8–39,4) мм рт. ст., у детей второй группы — 19,7 (17,8–25,0) мм рт. ст., что соответствует норме, так как плод внутриутробно находится в состоянии физиологической гипоксии. В динамике достоверных различий показателей рО2 между группами отмечено не было.

Показатели ВЕ при рождении у детей обеих групп соответствовали норме, однако в динамике у детей первой группы дефицит оснований был более выраженным и достигал максимума на 3-и сутки. В первые сутки у детей первой группы значения ВЕ составили −5 (−7,1 … −2,8) ммоль/л, во второй группе −3,0 (−4,0 … −2,0) ммоль/л (р = 0,01). На вторые сутки уровень ВЕ у детей первой группы соответствовал −5,7 (−6,8 … −4,4) ммоль/л, у детей второй группы −4,0 (−5,2 … −2,7) ммоль/л (р = 0,01). На третьи сутки −6,4 (−7,4 … −5,2) ммоль/л у детей первой группы и −4,7 (−6,0 … −3,1) ммоль/л у детей второй группы (р = 0,02) (рис. 2).

Рис. 2. Показатели ВЕ по суткам

Fig. 2. Changes of BE by days

 

Уровень лактата при рождении у детей обеих групп соответствовал норме и составил 2,1 (1,5–2,6) ммоль/л у детей первой группы и 2,6 (1,7–3,7) ммоль/л у детей второй группы. В динамике отмечалось повышение его концентрации у детей, получавших ИВЛ в режиме SIMV, пик концентрации лактата приходился на первые сутки и составил 2,8 (2,5–4,0) ммоль/л в сравнении с 2,5 (2,0–2,7) ммоль/л у детей с NAVA-вентиляцией (р = 0,02). На вторые сутки значения лактата у детей, получавших респираторную поддержку в режиме SIMV, соответствовали 2,5 (1,9–3,5) ммоль/л, у детей второй группы — 2,2 (2,1–2,5) ммоль/л (р = 0,26). На третьи сутки уровень лактата составил 2,6 (2,2–2,8) ммоль/л и 2,1 (1,7–2,5) ммоль/л у детей первой и второй групп соответственно (р = 0,11). Учитывая отсутствие достоверных различий в значениях лактата у детей обеих групп, можно предположить, что гиперлактатемия, возникшая при рождении и сохраняющаяся на протяжении трех суток, не связана с ИВЛ. Ее причинами могут быть: хроническая внутриутробная гипоксия плода, функционирующий артериальный проток и др.

Малоновый диальдегид был повышен у пациентов обеих групп как на первые, так и седьмые сутки, его концентрация на первые сутки у пациентов первой группы составила 13,4 (12,7–14,0) нмоль/л, у детей второй группы — 13,2 (10,7–13,6) нмоль/л (р = 0,32). В дальнейшем наблюдалось снижение уровня диальдегида, и на 7-е сутки его уровень у детей первой группы составил 12,0 (10,3–13,0) нмоль/л, у детей второй группы — 6,3 (5,4–7,4) нмоль/л (р = 0,01) (рис. 3).

Рис. 3. Уровень малонового диальдегида на 1-е и 7-е сутки

Fig. 3. The level of malondialdehyde on days 1 and 7

 

Статистически значимых различий в значениях глутатиона в обеих группах не наблюдалось.

Длительность проведения респираторной поддержки у пациентов первой группы составила 6 (2–10) суток, у пациентов второй группы — 4 (3–6) суток (р = 0,5). Продолжительность лечения в отделении реанимации и интенсивной терапии у детей первой группы составила 13 (5–35) суток, у детей второй группы — 8,5 (6–15) суток (р = 0,23). После стабилизации состояния все пациенты были переведены в отделение патологии новорожденных для дальнейшего выхаживания. Летальных исходов отмечено не было.

Обсуждение

Гипокапния, наблюдавшаяся у пациентов с респираторной поддержкой в режиме SIMV, является следствием несоответствия заданных параметров ИВЛ потребностям пациентов. Чувствительность триггера в данном режиме недостаточно совершенна для недоношенных новорожденных, в связи с чем их дыхательные попытки не регистрируются и аппарат ИВЛ подает вдохи по умолчанию. Это приводит к избыточному дыхательному объему и гипервентиляции. Динамика показателей дефицита оснований отражает компенсацию гипервентиляции, об этом говорит нормальный уровень рН у детей обеих групп. На уровень рО2 и лактата существенного влияния респираторная поддержка не оказывала. В качестве маркера оксидативного стресса был исследован малоновый диальдегид на первые и седьмые сутки. В нашем исследовании максимальная концентрации малонового диальдегида наблюдалась у пациентов первой группы в первые сутки и совпала с минимальными значениями рСО2.

Заключение

Нейро-конролируемая ИВЛ у недоношенных новорожденных позволяет избежать нежелательной гипокапнии, отмеченной при ИВЛ в режиме SIMV. Кроме того, к позитивным моментам NAVA-вентиляции можно отнести положительную динамику снижения концентрации малонового диальдегида, которая тем самым предупреждает чрезмерную активацию ПОЛ, возникшую в результате гипоксии. Синхронизация аппаратного вдоха с собственными дыхательными попытками ребенка при NAVA-режиме способствует устранению как избыточной, так и недостаточной респираторной поддержки пациента, позволяет сократить сроки пребывания пациента в отделении реанимации и успешно пройти период ранней неонатальной реабилитации.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Анурьев А.М. — дизайн исследования, разработка концепции статьи, получение и анализ фактических данных, написание текста статьи, выполнение практической части исследования, проверка и утверждение текста статьи; Горбачев В.И., Анурьева Т.М., Петрова И.Л. — разработка концепции статьи, получение и анализ фактических данных, написание и редактирование текста статьи, проверка и утверждение текста статьи. 

ORCID авторов

Анурьев А.М. – 0000-0002-6724-5067

Горбачев В.И. — 0000-0001-6278-9332

Анурьева Т.М. — 0000-0001-5593-6007

Петрова И.Л. — 0000-0001-8616-0416


Литература

  1. Hamilton B.E., Martin J.A., Ventura S.J. Births: preliminarydatafor2012. National Vital Statistics Reports. 2013; 62(3): 1–20.
  2. Stoll B.J., Hansen N., Bell E.F., Walsh M. Trends in care practices, morbidity, and mortality of extremely preterm neonates. 1993–2012. JAMA. 2015; 314(10): 1039–1051. DOI: 10.1001/jama.2015.10244
  3. Анурьев А.М., Горбачев В.И. Гипоксически-ишемические поражения головного мозга у недоношенных новорожденных. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2019; 119(8): 63–69. [Anuriev A.M., Gorbachev V.I. Hypoxic-ischemic brain damage inpremature newborns. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova. 2019; 119(8): 63–69. (In Russ)] DOI: 10.17116/jnevro201911908263
  4. Zhang H., Dysart K., Kendrick D.E. Prolonged respiratory support of any type impacts outcomes of extremely low birth weight infants. Pediatric Pulmonology. 2018; 53(10): 1447–1455. DOI: 10.1002/ppul.24124
  5. Narchi H., Chedid F. Neurally adjusted ventilator assist in very low birth weight infants: current status. World Journal of Methodology. 2015; 5(2): 62–67. DOI: 10.5662/wjm.v5.i2.62
  6. Reiterer F., Scheuchenegger A., Resch B., et al. Bronchopulmonary dysplasia in very preterm infants: Outcome up to preschool age, in a single center of Austria. Pediatrics International. 2019; 61(4): 381–387. DOI: 10.1111/ped.13815
  7. Миткинов О.Э., Горбачев В.И. Неинвазивная вентиляция легких у новорожденных. Иркутск: РИО ГБОУ ДПО ИГМАПО, 2014. [Mitkinov O.Eh., Gorbachev V.I. Neinvazivnaya ventilyatsiya legkikh u novorozhdennykh. Irkutsk: RIO GBOU DPO IGMAPO, 2014. (In Russ)]
  8. Unal S., Ergenekon E., Aktas S., et al. Effects of Volume Guaranteed Ventilation Combined with Two Different Modes in Preterm Infants. Respiratory Care. 2017; 62(12): 1525–1532. DOI: 10.4187/respcare.05513
  9. Stein H., Alosh H., Ethington P., White D.B. Prospective crossover comparison between NAVA and pressure control ventilation in premature neonates less than 1500 grams. Journal of Pediatrics. 2013; 33(6): 452–456. DOI: 10.1038/jp.2012.136
  10. Stein H., Howard D. Neurally adjusted ventilatory assist in neonates weighing < 1500 grams: a retrospective analysis. Journal of pediatrics. 2012; 160(5): 786–789. DOI: 10.1016/j.jpeds.2011.10.014 
  11. Gibu C.K., Cheng P.Y., Ward R.J., et al. Feasibility and physiological effects of noninvasive neurally adjusted ventilatory assist in preterm infants. Pediatric Research. 2017; 82(4): 650–657. DOI: 10.1038/pr.2017.100
  12. LoVerde B., Firestone K.S., Stein H.M. Comparing changing neurally adjusted ventilatory assist (NAVA) levels in intubated and recently extubated neonates. Journal of perinatology. 2016; 36(12): 1097–1100. DOI: 10.1038/jp.2016.152
  13. Горячев А., Савин И. Основы ИВЛ. М.: Медиздат; 2009. C. 202–203. [Goryachev A.S., Savin I.A. Osnovy IVL. М.: Medizdat; 2009. P. 202–203. (In Russ)]
  14. Голосная Г.С. Нейрохирургические аспекты патогенеза гипоксических поражений мозга у новорожденных. М.: Медпрактика-М; 2009. [Golosnaya G.S. Neurosurgical aspects of the pathogenesis of hypoxic cerebral lesion in newborns. M.: Medpraktika-M. 2009. (In Russ)]
  15. Лоскутова Е.В. Роль дестабилизации процессов перекисного окисления липидов и антиоксидантной защиты в патогенезе гипоксии у недоношенных новорожденных. Казанский медицинский журнал. 2017; 98(5): 803–808. DOI: 10.17750/KMJ2017-803 [Loskutova E.V. Role of lipid peroxidation and antioxidant defense destabilization in the pathogenesis of hypoxia in premature infants. Kazanskij medicinskij zhurnal. 2017; 98(5): 803–808 (In Russ)]
  16. Горячкина Н., Чжоу Сян Ду, Ли Ци. Клиническое значение определения показателей оксидативного стресса в конденсате выдыхаемого воздуха у больных бронхиальной астмой. Бюллетень физиологии и патологии дыхания. 2011; 42: 8–12. [Goryachkina N.M. Zhou Xiang dong, Li Qi. The clinical significance of determining the parameters of oxidative stress in exhaled breath condensate in patients with bronchial asthma. Byulletenʼ fiziologii i patologii dyhaniya. 2011; 42: 8–12. (In Russ)]
  17. Миткинов О.Э., Горбачев В.И. Уровень цитокинов у недоношенных новорожденных детей при различных методах респираторной поддержки и их влияние на неонатальные исходы. Вопросы практической педиатрии. 2014; 9(3): 15–19. [Mitkinov O.Eh., Gorbachev V.I. The level of cytokines in preterm infants with various methods of respiratory support and their effect on neonatal outcomes. Voprosy prakticheskoy pediatrii. 2014; 9(3): 15–19. (In Russ)]
  18. Луцкий М.А., Куксова Т.В., Смелянец М.А., Лушникова Ю.П. Свободнорадикальное окисление липидов и белков — универсальный процесс жизнедеятельности организма. Успехи современного естествознания. 2014; 12(1): 24–28. [Lutskiy M.A., Kuksova T.V., Smelyanec M.A., Lushnikova Yu.P. Free radical oxidation of lipids and proteins is a universal process of the vital activity of the organism. Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2014; 12(1): 24–28. (In Russ)]
  19. Воробьева Е.А., Долотова Н.В., Кочерова О.Ю. Особенности перекисного окисления липидов и антиоксидантной активности у детей раннего возраста с задержкой нервно-психического развития и перинатальными поражениями ЦНС в анамнезе. Вестник новых медицинских технологий. 2011; 18(1): 49–51. [Vorobʼeva E.A., Dolotova N.V., Kocherova O.Yu. Features of lipid peroxidation and antioxidant activity in infants with delayed neuro-physical development and perinatal lesions of the central nervous system in history. Vestnik novyh medicinskih tekhnologij. 2011; 18(1): 49–51. (In Russ)]

«Они называли недоношенных детей хиляками» Как врачи научились спасать от смерти миллионы младенцев и навсегда изменили медицину: Книги: Культура: Lenta.ru

Социальные стереотипы рисуют появление ребенка на свет радужными красками. Счастливые родители, розовощекий младенец в перевязанном бантом кружевном конверте, цветы. Но нередко случается, что мать возвращается из роддома одна, потому что ребенок появился на свет недоношенным или нездоровым. Ему требуется медицинская помощь в отделении интенсивной терапии новорожденных. Оливия Гордон, медицинский журналист и мать ребенка, которого спасла ультрасовременная медицина, в книге «Шанс на жизнь» рассказывает историю науки о выхаживании новорожденных и операциях на нерожденных детях. На русском языке книга выходит в издательстве «Бомбора». С разрешения издательства «Лента.ру» публикует фрагмент текста.

С того момента, как врачи спасли жизнь Джоэла, минуло шесть лет. Я вернулась в отделение новорожденных больницы при Университетском колледже, когда собирала материал для книги. Как и в отделении фетальной медицины, сперва я не хотела проходить внутрь. Но желание посмотреть на происходящее глазами врачей и медсестер пересилило.

Женщины, лежащие в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных (ОРИТН), редко видят процесс реанимации детей. Обычно такое происходит сразу после рождения, когда у матери даже не отошла плацента. А если реанимация требуется, когда ребенок находится в палате, всех присутствующих просят удалиться в коридор. Поэтому и я никогда не наблюдала за этим процессом, но чувствовала, что мне нужно все увидеть самой.

Была среда, все утро отделение новорожденных пребывало в возбужденном состоянии, так как ожидалось появление трех близнецов, у двоих из которых обнаружился фето-фетальный трансфузионный синдром. К тому времени, как мать доставили в отделение, один ребенок погиб; теперь двух оставшихся планировали извлечь посредством кесарева сечения всего лишь на 30-й неделе беременности.

Я стояла в небольшой реанимационной, которая прилегала к комнате, где проходили роды, и наблюдала за тем, как медсестры и врачи готовились: они установили два инкубатора, подписанные «близнец 1» и «близнец 2». На тележках лежали эндотрахеальные трубки и стерильные ножницы, а также определенные медицинские препараты, количество которых было рассчитано и записано на доске.

Каждый занимался своим делом: никто не выглядел излишне обеспокоенным, все были, скорее, чрезвычайно сосредоточенными и напряженными. Все было готово к моменту появления детей на свет. Все, начиная от поставленных задач членам команды до оптимального уровня подачи кислорода, масок, наклеек на аппарате искусственной вентиляции легких и маленьких шерстяных шапочек, лежавших на стопке полотенец, было рассчитано, отрегулировано, проверено и перепроверено.

У команды врачей не всегда есть возможность подготовиться так тщательно, потому что некоторые малыши появляются на свет неожиданно. Но в случае с плановым кесаревым сечением все можно успеть привести в порядок.

Последовательность действий врачей называется «ABC». А (от airway — дыхательный путь) — врач очищает дыхательные пути от слизи или другого содержимого, чтобы восстановить их проходимость, и укладывает ребенка таким образом, чтобы они могли получать кислород и выводить углекислый газ. В (breathing, то есть дыхание) — кислород, подаваемый врачом, проходит через маску в легкие. А + В должны давать С, циркуляцию — кровообращение, то есть нормальное артериальное давление и пульс. Процедура должна быть проведена идеально. Не будет достаточного давления, чтобы раскрыть легкие, — циркуляции воздуха не произойдет. Если совершить техническую ошибку и запустить трубку в пищевод вместо трахеи, тогда реанимации не случится, и ребенок погибнет.

Фото: Scott Olson / Getty Images

Одна из главных консультирующих врачей отделения новорожденных, Джудит Мик, внешне напоминала мне птичку. Она сама была матерью уже взрослых детей и очень любила малышей. Она собирала команду на небольшое совещание, а я спешила за ней. Будучи пациенткой, я смотрела на Джудит как на маму или даже бабушку, мне казалось, она хранит особую таинственную магию медицины; теперь же я видела ее жесткой и хладнокровной.

Она собрала волосы назад, как делают школьницы. Позже она призналась, что реанимация вызывает в ней сильный стресс. На каждого ребенка приходилось по одному врачу и одной медсестре — они стояли в перчатках и хирургических шапочках, как и Джудит. По ее словам, работа предстояла не такая уж сложная: двое ординаторов вполне справятся с новорожденными возрастом в 30 недель, возможно, даже не потребуется искусственная вентиляция легких.

Джудит стояла рядом: на случай, если понадобится команде.

— Никогда не знаешь наверняка.

Стоя в углу и стараясь не попадаться никому под ноги, я ощущала висящую в воздухе тревогу. Одна из медсестер вслух размышляла, каково это — когда холодный сурфактант стекает по твоим легким… Как захлебнуться водой, наверное. Каждый из пузырьков, наполненных сурфактантом, стоил больших денег.

Внезапно вторая медсестра, следившая за происходящим в операционной, воскликнула:

— Один из близнецов выходит, видно головку, — и спустя пару секунд добавила: — Он не двигается и не кричит.

Всех сковал шок.

— Это умерший близнец, — наконец понял кто-то из присутствующих. Ожидаемые близнецы были живы.

Через несколько минут в реанимационную быстрым шагом вошла медсестра. Она держала первого младенца, завернутого в полотенца, в которые его укутали сразу после появления на свет. Его опустили в ближайший ко мне инкубатор. Ребенок размером был с лист формата А4, его кожа казалась темной (на самом деле она была синеватой из-за недостатка кислорода).

Старший ассистирующий врач (по одному ее виду я уже поняла, что ей можно доверять жизни), прямолинейная женщина, профессионал своего дела и мать, ввела в рот трубку, соединенную с вакуумным отсосом, прикрывая и открывая пальцем отверстие в ней, чтобы высосать слизь из дыхательных путей, затем опустила маску на лицо. Монитор показывал, что уровень насыщения кислородом находился в пределах 46 процентов. Врачам нужно было поднять его до 80-90 процентов, ведь малый уровень кислорода в крови мог привести к повреждениям головного мозга.

Мозг взрослого человека может просуществовать без кислорода около четырех минут. Ребенок же в состоянии продержаться около десяти. В реанимационной отведенные десять минут утекали очень быстро. Работая на скорость, старший ассистирующий врач ввела металлический ларингоскоп в горло младенца. Крошечное личико практически скрылось за огромным инструментом. Доктора откачали лишнюю жидкость из легких, после чего ввели трубку в трахею.

Фото: China Stringer Network / Reuters

Я приготовилась вздохнуть с облегчением, как вдруг кислород упал до 29 процентов. Сердцебиение замедлилось, врач наклонилась над ребенком, приложив к его груди стетоскоп. В дело вступила Джудит Мик.

— Попробуй другую трубку.

Пока они проталкивали новую трубку в дыхательные пути, кислород упал до 13 процентов. Доктор не слышала сердцебиения, но Джудит оставалась спокойной. Она заметила, что глаза малыша открыты. Они еще раз попробовали заменить трубку.

— Не торопись, — посоветовала Джудит. — Никакой спешки.

Трубка не заходила в дыхательные пути, поэтому врачи вновь опустили маску на лицо ребенка, который и правда пытался дышать. Кислород за пару минут поднялся до 97 процентов, пройдя последовательно отметки в 46 процентов, 83 процента и 91 процент. Кожа порозовела. Мне удалось расслышать звуки, издаваемые младенцем, его беспомощные крики; он застучал ладошками друг об друга.

Прежде всего, передо мной лежал маленький человек. Но была в его глазах какая-то зрелость. Он не был инопланетянином или куклой, он был человеком. Больше взрослым, чем малышом. В глазах светился тот же вопрос, который порой можно заметить в глазах стариков: «Где это я?»

Теперь требовался сурфактант. На этот раз трубка вошла без проблем, врач вручную поставляла кислород в легкие, пока в дыхательные пути вводили вещество. Все это время другая часть команды работала над вторым близнецом, его тоже стабилизировали. Джудит оперлась на дверь, откинула голову и подняла большие пальцы вверх. Она всегда помнила о родителях и теперь вышла из реанимационной в поисках отца детей, которого новоиспеченная мать попросила уйти, потому что он сильно нервничал. Мальчиков, завернутых в полотенца и прикрепленных к аппаратам искусственной вентиляции легких, отвезли в отделение реанимации новорожденных.

Фото: Hannah McKay — Pool / Getty Images

Первый ребенок, реанимацию которого я наблюдала, прошел стандартную процедуру: его взвесили, спеленали, протерли, чтобы избежать инфекций, ему измерили температуру. Впрочем, на этом его трудности не закончились. Врачи подобрали катетер, чтобы взять кровь на анализ и через нее же ввести антибиотики и морфин от боли. Врач включила яркую лампу в инкубаторе, нашла вену на руке младенца и ввела катетер на игле в вену.

Я стояла по другую сторону, глядя, как малыш жмурится, в уголках глаз появляются слезы, как он поджимает ноги, будто лягушонок, как широко открывает рот.

— Эй, — ласково позвала я, не сдерживая собственных слез, — все будет хорошо, скоро ты увидишь свою мамочку.

Он распахнул глаза и уставился на меня: шокированный, уставший и недоверчивый. Он вновь напомнил мне взрослого. Его окружали замечательные врачи и медсестры, но он казался таким одиноким. Что он думал об этом мире, куда его привели, забрав от мамы и братьев? Насколько сейчас далек от него опыт любого здорового ребенка, которого отдают матери сразу после рождения, которого вскармливает знакомое тело и все первые часы жизни обнимают знакомые руки.

Открыть инкубатор мне не позволили: мальчик мог подхватить инфекцию. К тому же, конечно, он даже не слышал меня. Вскоре к нему подсоединят трубку для кормления. Его кожа на вид была нежной и напоминала смятый бархат.

Часы показывали 14:40, с момента родов прошло полтора часа, все постепенно успокаивались. Врачи и медсестры решили, что пора пообедать.

— Теперь можно расслабиться? — спросила я Джудит.

— Нет, — ответила та, пока мы быстрым шагом шли по коридору. — Следующая экстренная ситуация — всего лишь вопрос времени.

А для тройняшек, ставших двойней, долгое пребывание в больнице только начиналось.

***

Согласно одному английскому акушеру, работавшему в 1750-х годах, обычный способ реанимировать преждевременно рожденного ребенка включал в себя похлопывания по щекам, вливание в рот малыша бренди и удержание луковицы перед его носом. Реанимация, которую мы знаем и воспринимаем как нечто естественное, на самом деле, нова. Для недоношенных детей почти никогда за всю историю человечества не было ни больниц, ни даже лечения. Забота о новорожденных (не говоря уже о больных новорожденных) традиционно перекладывалась на плечи матерей или удачи, но не врачей.

Одно из первых и наиболее важных открытий, благодаря которым сегодня мы можем реанимировать новорожденных, — недоношенных детей нужно держать в тепле. Нам кажется, что инкубаторы — высокотехнологичные аппараты современности, однако Джулиус Хесс, отец американской неонатологии, запустивший первое отделение для недоношенных младенцев в Чикаго в 1920-х годах, считал, что еще египтяне применяли на малышах устройства, предназначенные для выведения куриных яиц. Впрочем, доказательств своей теории он так и не нашел.

Уход за недоношенными и больными детьми, а также их лечение всерьез стали рассматривать только во Франции XIX века. Появление первого инкубатора датируется 1857 годом, когда профессор Денюс из Бордо изобрел «цинковую колыбель». Речь идет о колыбели, обмотанной изоляционным материалом из шерсти и подвешенной над ванной с горячей водой.

Фото: Fox Photos / Getty Images

Современные модели инкубаторов обязаны своим существованием обычной поездке в парижский зоопарк в 1878 году. История утверждает, что выдающийся французский акушер Стефан Тарнье вдохновился стоявшими там аппаратами для выведения экзотических птиц. К 1880 году он изобрел закрытый инкубатор, который ему собрал не кто иной, как директор парижского зоопарка. Внутри помещалось несколько детей одновременно. В первых смоделированных аппаратах ребенок лежал на матрасе в коробке, обитой шерстью; снизу конструкцию прогревали закрепленные металлические или каменные грелки с водой. Небольшая трубка сверху позволяла теплому воздуху циркулировать, а большие стеклянные панели по бокам и сверху давали врачам возможность подходить достаточно близко.

На заре XX века доктора называли недоношенных детей «хиляками». Идея сфокусировать внимание на благополучии младенцев показалась революционной ведущему специалисту в области акушерства и бывшему интерну Тарнье Пьеру Будену. До тех пор медицина занималась спасением материнских жизней, врачи, как он писал, «и думать боялись о спасении детей». Однако с развитием антисептических процедур акушеры «освободились от страха за жизнь матери» и «смогли обратить свое внимание на нужды ребенка».

В парижской клинике Будена недоношенных младенцев стали держать в тепле и кормить. Один из врачей того времени высказался по этому поводу: «Буден однажды раскрыл всем глаза на то, что нужно не доводить смертность детей до тех показателей, которые вменяют нам в вину, а стоит запретить бездарно растрачивать детскую жизнь». Другой врач назвал Будена «средством спасения целого батальона с поля битвы под названием младенчество».

Перевод А. В. Ивановой

Особенности проведения искусственной вентиляции легких у новорожденных на разных этапах коррекции висцеро-абдоминальной диспропорции | Дмитриев

1. Гордеев В. И, Александрович Ю. С., Паршин Е. В.

2. Obeid F., Saba A., Fath J. et al.Increases in intra-abdominal pressure affect pulmonary compliance. Arch. Surg. 1995; 130 (5): 544—547.

3. Сепбаева А. Д., Гераськин А. В., Кучеров Ю. И. и соавт.Влияние повышенного внутрибрюшного давления на функцию дыхания и гемодинамику при первичной пластике передней брюшной стенки у новорожденных детей с гастрошизисом и омфалоцеле. Детская хирургия 2009; 3: 39—42.

4. Александрович Ю. С., Блинов С. А., Паршин Е. В., Кушнерик Л. А.Искусственная вентиляция легких у новорожденных в зависимости от причины респираторного дистресса. М.: Матер. V Росс. конгресса «Педиатрическая анестезиология и интенсивная терапия». 2009. 71—72.

5. Hering R., Rudolph J., Spiegel T. V. et al.Cardiac filling pressures are inadequate for estimating circulatory volume in states of elevated intra-abdominal pressure. Intensive Care Med. 1998; 24 (Suppl.2): S409.

6. Kitano Y., Takata M., Sasaki N. et al.Influence of increased abdominal pressure on steady-state cardiac performance. J. Appl. Physiol. 1999; 86 (5): 1651—165

7. Malbrain MLNG. Bladder pressure or super syringe: correlation between intra-abdominal pressure and lower inflection point? Intensive Care Med. 1999; 25 (Suppl. 1): S110.

8. Malbrain MLNG. The role of abdominal distension in the search for optimal PEEP in acute lung injury (ALI): PEEP-adjustment for raised intra-abdominal pressure (IAP) or calculation of Pflex? Crit. Care Med. 1999; 27 (Suppl.): A157.

9. Gattinoni L., Pelosi P., Suter P. M. et al.Acute respiratory distress syndrome caused by pulmonary and extrapulmonary disease. Different syndromes? Am. J. Respir. Crit. Care Med. 1998; 158 (1): 3—11.

10. Ranieri V. M., Brienza N., Santostasi S. et al.Impairment of lung and chest wall mechanics in patients with acute respiratory distress syndrome: role of abdominal distension. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 1997; 156 (4 Pt 1): 1082—1091.

11. Clark R. H., Slutsky A. S., Gerstmann D. R.Lung Protective Strategies of Ventilation in the Neonate: What Are They? Pediatrics 2000; 105 (1 Pt 1): 112—114.

Швабе — Продукция — Аппарат искусственной вентиляции легких для новорожденных SLE 2000























































Режимы вентиляции

Off/Alarm Test, CPAP, CMV, PTV, SIMV

BRP (частота дыхания)

1 — 125 (126 — 250 с опцией Z0004)

Максимальное время вдоха, сек

0,1 — 3,0, (0,01 — 0,3 с опцией Z0004)

Отношение вдоха/выдоха (I:E)

от 9,9:1 до 1:99

Давление потока

слабое или сильное, задается переключателем

Ручной вдох

дает одиночный вдох в режимах CPAP, CMV, PTV, SIMV

PTV чувствительность

допустимый максимум

Концентрация кислорода

21 — 100% O2 ± 3%

Переключатель режимов давления

максимальное – среднее – минимальное

Давление в режиме CPAP, mbar

0 — 15

Давление вдоха, mbar

0 — 60

Отключение тревоги на 60 секунд

Сброс тревог

сбрасывает все тревоги (исключая системные ошибки)

Световые индикаторы:

Сеть

зеленый сигнал, сеть включена

Системная ошибка

красный сигнал, ошибка в главном процессоре

Триггер резервного копирования

зеленый сигнал, указывает что машина обеспечивает дыхание

Цифровые:

Монитор частоты дыхания

вдохи в минуту

Монитор время вдоха

время вдоха

Отношение вдоха/выдоха (I:E)

вдох/ выдох значение

Концентрация кислорода, %

от 21 до 100

Давление, mbar

от 0 до 62

Калибровка:

Давление калибруется, mbar

от 0 до 60 плюс PEEP уровень

Тревоги:

CPAP

визуальные и прерывистые звуковые сигналы

PIP/ошибка цикла/низкие показания

визуальные и прерывистые звуковые сигналы

Потеря основного питания

питание от батареи, звуковой сигнал

Потеря воздушного или кислородного снабжения

пневматическая, звуки из блендера

Системная ошибка

визуальные и прерывистые звуковые сигналы

Комплектация, размеры и вес:

Входное давление воздуха и кислорода, бар

3 — 5

Напряжение

100-120 V, 50/60 Hz; 220-240 V, 50/60 Hz

Мощность, Вт

20

Предохранители

100-120 V = T500 mA 220-240 V = T200 mA

Защита

Класс I Тип B

Размеры (только аппарата), см

37 (длина) x 31 (высота) x 32 (ширина)

Высота стойки, см

137

Вес вентилятора, кг

10

Производитель

АО «ПО «УОМЗ»

Аппарат искусственной вентиляции легких для новорожденных SLE 5000

Режимы вентиляции Традиционные
CPAP / PTV / PSV
Время вдоха 0.1 — 3.0 сек
Давление CPAP 0 — 20 мбар
Давление вдоха 0 — 65 мбар
Заданный объем 2 — 200 мл
FiO2 21% — 100%
CMV / SIMV
BPM (частота дыхания) 1-150 вд/мин
Отношение вдох/выдох I:E 11.2:1 — 1:600
Время вдоха 0.1 — 3.0 сек
Давление PEEP 0 — 20 мбар
Давление вдоха 0 — 65 мбар
Заданный объем 2 — 200 мл
FiO2 21% — 100%
Режимы вентиляции: HFO Высокочастотная вентиляция
Диапазон частоты 3 — 20 Гц
Отношение вдох/выдох (I:E) 1:1
Дельта давления диапазон 4 — 180 мбар
Среднее давление диапазон 0 — 35 мбар
FiO2 21% — 100%
HFO+CMV
Частота дыхания BPM 1 — 150 дых/мин
Время вдоха 0.1 — 3.0 сек
Диапазон частоты 3 — 20 Гц
Соотношение вдох/выдох 1:1 / 1:2 / 1:3
Давление вдоха 0 — 65 мбар
Дельта давления диапазон 4 — 160 мбар
Среднее давление диапазон 4 — 160 мбар
FiO2 21% — 100%
Мониторируемые Параметры Измерения Потока и Объема
Тип датчика потока — двойной нагреваемый анемометр (автоклавируемый или одноразовый) 10 мм
Поток (Точность ±8%) 0.2 — 32 л/мин
Экспираторный дыхательный объем 0 — 999 мл
Экспираторный минутный объем 0 — 18 л
Мертвое пространство 1 мл
Вес 10 г
Традиционная Вентиляция и комбинированные режимы:
Утечка у пациента 0 — 50% (Разрешение — 5%, среднее по последним 5 дыханиям)
Частота дыхания общая 0 — 150 дых/мин
Динамический комплайенс 0 — 100 мл/мбар (Разрешение — 1 мл/мбар)
C20/C разрешение 0.1
Время измерения 2 мсек
Сопротивление 0-1000 мбар.секунд/л
Чувствительности триггера потока 0.2 — 10 л/мин

Аппараты ИВЛ для новорожденных

Фильтр

Аппараты ИВЛ.

Современные устройства для проведения ИВЛ у новорожденных и более старших детей соответствует всем последним потребностям медицинских центров. Точнейшее дозирование расхода газа, задание периода процедуры, функция дыхания с  высокой частотой, ззадание с контролирование  давления (PSV) или объёма (VG), встроенная система мониторинга функционального состояния легких, приспособление и синхронизация в автоматическом режиме со спонтанным дыханием в случаях утечек газа, заменяемые регуляторы. Устройства дают возможность осуществления ИВЛ с неактивным выдохом, контролируемой  сопротивляемостью выдоху, подогреванием и увлажнением смеси для дыхания. Кроме высококачественной стандартной ИВЛ некоторые модели  позволяют проводить осцилляторную ВЧ-ИВЛ, назальный CPAP и кислородную терапию.

Аппараты ИВЛ функционируют на всех стандартных режимах вентиляции:

— Режим CMV — режим ИВЛ, при котором все вдохи происходят по принуждению и с выставленной  с контролированием по объёму или по давлению;

— Режим IMV – режим переменной принудительной вентиляции, когда вдохи по принуждению чередуются с самостоятельными вдохами:

— Режим SPAP —  режим поддержания перманентного плюсового давления в дыхательных путях.

— Режим HFO – режим ИВЛ с высокой частотой.

Аппараты ИВЛ 120 комплектуются звуковой сигнализацией по контролю за функционированием устройства, а текущее состояние пациента отображается на дисплее. Имеется система тревожной сигнализации при возникновении внештатных ситуаций: прекращении подачи газа и электропитания, превышении максимального давления  и содержания кислорода в дыхательном составе. Увлажнение и подогревание смеси для дыхания производится автоматически.

Сортировать по:

Технические характеристики: 

Режимы вентиляции:

  • 3 уровня масштаба всех осей
  • функция запоминания, хранения и распечатки
  • функция измерения для сохраненных графиков с помощью курсора измерения и справки
  • цифровой дисплей измеренных пунктов, их разница и коэффициенты

    Порты данных:

  • Параллельные порты для давления и объема-потока, свободный выбор всех показываемых параметров
  • Последовательный порт (RS 232) для давления, объема-потока и других опций

     

 

 

Мониторинг толерантности к внутривенным липидам (ИВЛ) у новорожденных: нефелометрия (N) по сравнению с уровнем триглицеридов в сыворотке (ТГ) 1500

ИСТОРИЯ: ИВЛ широко используются для питания пациентов интенсивной терапии новорожденных (ОИТН). Однако существуют разногласия относительно лучшего метода контроля переносимости ИВЛ в этой популяции. ЦЕЛИ: Сравнить 2 аналитических метода мониторинга ответа на ИВЛ: N и TG для корреляции, распределения повышенных значений и чувствительности в прогнозировании хронического заболевания легких у недоношенных (ХЗЛ). МЕТОДЫ: Образцы сыворотки, взятые у пациентов отделения интенсивной терапии для оценки переносимости ИВЛ, были проанализированы как N, так и TG с января 1994 г. по май 1996 г. Было протестировано 2377 образцов от 530 новорожденных. Результаты анализа образцов, взятых у младенцев с массой тела при рождении ≤1500 г, были оценены для определения взаимосвязи между значениями N и TG и риском развития ХЗП. ХЗЛ определяли двумя способами — потребностью в дополнительном кислороде на 28 день или на скорректированном сроке беременности 36 недель. РЕЗУЛЬТАТЫ: TG и N сильно коррелировали (r =.72, p <0,001) и связанных (Каппа 51, p <0,001). Принятая верхняя граница нормы для N (1,0 г / л) дает соответствующий уровень ТГ 2,13 ммоль / л и представляет собой 87-й процентиль нашего набора данных. Линия регрессии заметно отличалась от линии, полученной при анализе различных концентраций интралипида в водном растворе. Предполагая, что N измеряет только концентрацию частиц ИВЛ и что TG измеряет как экзогенные, так и эндогенные липиды, значения N in vivo часто были выше, чем можно было бы предсказать из эксперимента in vitro.Уровни ТГ были выше у младенцев, у которых развился ХЗП, по сравнению с младенцами, у которых этого не произошло. Никакой такой связи не наблюдалось с N. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: TG и N сильно коррелировали и ассоциировались при одновременном измерении у недоношенных новорожденных, получавших ИВЛ. Однако уровни N часто были выше, чем можно было бы спрогнозировать, если бы тест измерял только неметаболизированную ИВЛ, предполагая, что компоненты в плазме, отличные от ИВЛ или хиломикронов, могут увеличивать рассеяние света. Уровни ТГ были выше у младенцев, у которых развился ХЗП, тогда как с N.Эти данные предполагают, что ТГ должен быть предпочтительным тестом для контроля переносимости ИВЛ у недоношенных новорожденных.

Травмы головного мозга у недоношенных детей

НИЗКИЙ ПОТОК КРОВИ И КИСЛОРОДА НАРУШАЕТ СОЗРЕВАНИЕ РАЗВИВАЮЩИХСЯ КЛЕТОК МОЗГА

В недавнем исследовании, опубликованном в Интернете, врачи-ученые из Детской больницы Дёрнбехер Орегонского университета здоровья и науки оспаривают мнение детских неврологов о травмах головного мозга у недоношенных новорожденных.

Они сообщают, что ишемия или снижение притока крови и кислорода к развивающемуся мозгу не вызывают необратимую потерю клеток мозга, а, скорее, нарушают их способность к полному созреванию. Это открытие, вероятно, откроет новые захватывающие подходы к потенциальным методам лечения, которые способствуют регенерации и восстановлению преждевременно развивающегося мозга.

Ежегодно в США рождается более 65 000 недоношенных детей. Дети, пережившие преждевременные роды, обычно продолжают страдать от целого ряда пожизненных нарушений, включая нарушение ходьбы из-за церебрального паралича.

К тому времени, когда они достигают школьного возраста, от 25 до 50% детей, рожденных недоношенными, обычно также страдают от широкого спектра нарушений обучаемости, социальных нарушений и нарушений внимания.

Эти данные свидетельствуют о том, что педиатрам необходимо сосредоточить больше внимания на разработке правильных вмешательств в нужное время, чтобы способствовать зрелости клеток мозга и уменьшить серьезное влияние преждевременных родов на развитие мозга.

Исследования на недоношенных эмбрионах овец также показывают, что нарушения мозгового кровотока наносят вред развивающемуся мозгу.Новаторские новые исследования МРТ изучали кору головного мозга, «мыслящую» часть мозга, которая контролирует сложные задачи, связанные с обучением, вниманием и социальным поведением. Неудивительно, что эти навыки часто нарушаются у детей, переживших преждевременные роды.

В частности, исследователи наблюдали, как развивается повреждение клеток мозга в коре головного мозга эмбриональной овцы, и заметили, что больше клеток мозга упаковывается в меньший объем мозга. Другими словами, эти клетки мозга овцы были меньше, потому что они не созрели полностью.

В другом родственном исследовании, исследователи из Больницы для больных детей и Университета Торонто изучили 95 недоношенных детей с помощью МРТ и обнаружили, что нарушение роста ребенка является самым сильным предиктором аномалий МРТ. Это говорит о том, что вмешательства, направленные на улучшение питания и роста младенцев, могут улучшить развитие коры головного мозга.

Эти исследования являются очень многообещающими для будущего недоношенных детей с черепно-мозговой травмой, поскольку они показывают, что ишемия не разрушает клетки коры головного мозга навсегда, и предполагают, что улучшение питания младенцев в раннем возрасте может улучшить когнитивные результаты.

В совокупности эти результаты могут бросить вызов и изменить отношение неврологов к диагностике и лечению недоношенных детей.

Источники:

Низкий приток крови и кислорода нарушает созревание клеток головного мозга у недоношенных детей.

Введение внутривенного введения липидов в первый день жизни новорожденным с очень низкой массой тела


Задача:

Изучить толерантность к липидам у больных, зависимых от аппарата искусственной вентиляции легких младенцев с очень низкой массой тела при рождении с первого дня жизни и влияние раннего введения внутривенно вводимых липидов (ИВЛ) на гомеостаз глюкозы.


Метод:

Двадцать девять младенцев в отделении интенсивной терапии новорожденных с массой тела при рождении менее 1500 г получали изокалорийное изоназотное парентеральное кормление с 1-го дня либо с ИВЛ, 1 г / кг с 1-го дня до 3 г / кг с 4-го дня (группа I; n = 16), либо ИВЛ добавляли только с 8-го дня (II группа; n = 13). Возможные побочные клинические эффекты отслеживались. Метаболиты крови, неэтерифицированные жирные кислоты, триглицериды сыворотки и уровни инсулина определялись ежедневно.Измеряли газы артериальной крови и сравнивали изменения парциального давления кислорода и углекислого газа в артериальной крови между двумя группами.


Результаты:

Ранняя инфузия липидов, по-видимому, не оказала вредного воздействия на напряжение газов в крови или увеличила респираторную заболеваемость. Частота других неблагоприятных клинических эффектов, которые могут быть связаны с ИВЛ, не увеличивалась при более раннем введении липидов.Уровни липидов в сыворотке крови были сопоставимы с таковыми у недоношенных детей, получавших ИВЛ в более позднем постнатальном возрасте. Концентрация глюкозы в крови была выше в группе II (среднее значение 7,50 (SEM 0,43) ммоль / л), чем в группе I (среднее значение 6,01 (SEM 0,28) ммоль / л; p менее 0,05). Не было доказательств повышенного глюконеогенеза у младенцев в группе I и никакой корреляции между концентрациями глюкозы в крови и концентрациями неэтерифицированных жирных кислот в сыворотке.


Вывод:

При введении скорости инфузии не более 0.15 г / кг / час, больные младенцы с очень низкой массой тела при рождении могут переносить ИВЛ с постепенным увеличением дозы с первого дня жизни без увеличения частоты возможных побочных эффектов.

ЭКО | Беременность. Рождение ребенка и рождение ребенка

ЭКО, или экстракорпоральное оплодотворение, — это метод, который помогает женщине забеременеть. Это когда человеческая яйцеклетка оплодотворяется спермой в лаборатории.

ЭКО применяется для лечения бесплодия и некоторых генетических проблем.

Подробнее о том, когда рассматривать ЭКО.

Что происходит в процессе ЭКО?

Во время ЭКО яйцеклетки удаляются из яичников женщины и оплодотворяются в лаборатории спермой, предоставленной ее партнером или донором.

Один или два эмбриона — оплодотворенные яйцеклетки — имплантируются в матку (матку) женщины.

Вот типичные этапы цикла ЭКО:

  • Естественный менструальный цикл женщины нарушается ежедневными инъекциями или назальным спреем.
  • Женщине делают инъекции гормонов фертильности для стимуляции яичников, поэтому она производит несколько яйцеклеток вместо одной.
  • Когда яйца созревают, их собирают с помощью тонкой иглы под контролем ультразвука под легким седативным действием.
  • Яйцеклетки оплодотворяются в лаборатории спермой, предоставленной партнером женщины или донором.
  • Оплодотворенные яйца (эмбрионы) выращивают в инкубаторе в течение нескольких дней.
  • 1 или 2 здоровых эмбриона переносятся в матку женщины с помощью тонкой трубки, вводимой во влагалище и шейку матки.
  • Если эмбрион успешно имплантируется, женщина забеременеет.Ей нужно будет подождать две недели для теста на беременность.
  • Любые оставшиеся здоровые эмбрионы можно заморозить и при необходимости сохранить для дальнейшего использования.

Женщины, перенесшие ЭКО, часто проходят более одного цикла.

Существует множество вариантов процедуры ЭКО. Например, у донора можно получить сперму или яйцеклетки. В некоторых случаях беременность может вынашивать суррогатная мать.

Шансы на успех при ЭКО

В среднем, каждый раз, когда женщина проходит цикл ЭКО, у нее примерно 1 из 5 шансов забеременеть и родить ребенка.Этот шанс выше для женщин моложе 35 лет и ниже для женщин старшего возраста, снижаясь с возрастом. К 44 годам шанс на успех составляет менее 1 из 10.

Некоторым женщинам для достижения успеха требуется до 5 циклов лечения, в то время как другие никогда не забеременели.

Могут ли одинокие, лесбиянки или геи использовать ЭКО?

Любые бесплодные австралийцы могут использовать ЭКО независимо от того, живут ли они в браке или в браке.

Ситуация для лесбиянок или геев (которые могут не быть бесплодными) и однополых пар, ищущих ЭКО, может быть разной.После изменений в законе, внесенных в последние годы, ЭКО теперь доступно лесбийским парам на большей части территории Австралии. Для получения информации об ЭКО, имеющей отношение к вашей ситуации, поговорите со своим врачом или в местной клинике репродуктивной медицины.

Стоимость ЭКО

ЭКО требует много времени. Повторяющиеся циклы могут нанести эмоциональный и физический урон людям, проходящим через них.

Финансовые затраты сильно различаются, но каждый цикл ЭКО может стоить несколько тысяч долларов. Вы можете получить скидку на некоторые предметы ЭКО от Medicare, если они необходимы по медицинским показаниям, чтобы забеременеть.Ваша частная медицинская касса может оплачивать другие аспекты лечения. Также есть расходы на лекарства, анализы и дневную операцию.

Если вы подумываете об ЭКО, важно поговорить со своим врачом, в клинике ЭКО и в вашей больничной кассе (если она у вас есть), чтобы понять, за что с вас будут взиматься деньги и что будет покрывать вас.

Вам нужно подумать, доступно ли это вам и подходит ли вам.

2018-0793 — ING.indd

% PDF-1.3
%
1 0 объект
>] / Pages 3 0 R / Type / Catalog / ViewerPreferences >>>
эндобдж
2 0 obj
> поток
2020-03-03T03: 42: 27-03: 002020-03-03T03: 42: 29-03: 002020-03-03T03: 42: 29-03: 00 Adobe InDesign CC 14.0 (Windows) uuid: 824bf8b0-d8e8-4f20-96a9-3184a8fef3b0xmp.did: 7F42006FA0D3E011B15CA99A5BC6E344xmp.id: b299deb0-1fa8-a944-a006-b237cf33proof-pdf-a944-a006-b237cf3b24ddf -dd-b237c564df-pd08c8c5b2d4d-pd04d-b231c567df-pd08 0a2a-5546-bc45-d7d92a18e1acxmp.did: 7F42006FA0D3E011B15CA99A5BC6E344 по умолчанию

  • преобразовано из приложения / x-indesign в приложение / pdfAdobe InDesign CC 14.0 (Windows) / 2020-03-03T03: 42: 27-03
    application / pdf

  • 2018-0793 — ING.indd
  • Библиотека Adobe PDF 15.0FalsePDF / X-1: 2001PDF / X-1: 2001PDF / X-1a: 2001
    конечный поток
    эндобдж
    3 0 obj
    >
    эндобдж
    5 0 obj
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0.0 595.276 793.701] / Тип / страница >>
    эндобдж
    6 0 obj
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0,0 595,276 793,701] / Тип / Страница >>
    эндобдж
    7 0 объект
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0.0 595.276 793.701] / Type / Page >>
    эндобдж
    8 0 объект
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0.0 595.276 793.701] / Type / Page >>
    эндобдж
    9 0 объект
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0,0 595,276 793,701] / Тип / Страница >>
    эндобдж
    10 0 obj
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0.0 595.276 793.701] / Type / Page >>
    эндобдж
    11 0 объект
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.0 0.0 595.276 793.701] / Type / Page >>
    эндобдж
    13 0 объект
    / LastModified / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList >>>>> / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] / XObject >>> / TrimBox [0.

    Кишечное носительство метициллин-устойчивого золотистого стафилококка у носителей MRSA, госпитализированных в отделение интенсивной терапии новорожденных | Устойчивость к противомикробным препаратам и инфекционный контроль

  • 1.

    Каплан С.Л., Халтен К.Г., Мейсон Э.О .: STAPHYLOCOCCUS AUREUS ИНФЕКЦИИ. Учебник детских инфекционных болезней. Том 1. Под редакцией: Черри Дж. Д., Харрисон Дж. Дж., Каплан С. Л., Стейнбах В. Дж., Хотез П. Дж.. 2013, Филадельфия: ELSEVIER SAUNDERS, 1113–1130. 7

    Google Scholar

  • 2.

    Harbarth S, Hawkey PM, Tenover F, Stefani S, Pantosti A, Struelens MJ: Обновленная информация о скрининге и клинической диагностике метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus (MRSA). Int J Antimicrob Agents. 2011, 37 (2): 110-117. 10.1016 / j.ijantimicag.2010.10.022.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 3.

    Сантос Р.П., Мэйо Т.В., Сигель Дж. Д.: Эпидемиология здравоохранения: культуры активного наблюдения и меры предосторожности при контакте для борьбы с микроорганизмами с множественной лекарственной устойчивостью: этические соображения.Clin Infect Dis. 2008, 47 (1): 110-116. 10.1086 / 588789.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 4.

    von Eiff C, Becker K, Machka K, Stammer H, Peters G: носительство как источник бактериемии Staphylococcus aureus . Исследовательская группа. N Engl J Med. 2001, 344 (1): 11-16. 10.1056 / NEJM200101043440102.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 5.

    Клевенс Р.М., Моррисон М.А., Надл Дж., Пети С., Гершман К., Рэй С., Харрисон Л.Х., Линфилд Р., Думьяти Дж., Таунс Дж. М., Крейг А.С., Зелл Е.Р., Фосхайм Г.Э., Макдугал Л.К., Кэри Р.Б., Фридлин С.К.: инвазивный метициллин-устойчивый Staphylococcus aureus инфекция в США. ДЖАМА. 2007, 298 (15): 1763-1771. 10.1001 / jama.298.15.1763.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 6.

    Milstone AM, Goldner BW, Ross T, Shepard JW, Carroll KC, Perl TM: Метициллин-резистентный Staphylococcus aureus Колонизация и риск последующего инфицирования у критически больных детей: важность предотвращения нозокомиальной метициллин-резистентной Staphylococcus aureus передача.Clin Infect Dis. 2011, 53 (9): 853-859. 10.1093 / cid / cir547.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 7.

    Tacconelli E, De Angelis G, de Waure C, Cataldo MA, La Torre G, Cauda R: Экспресс-тесты на наличие метициллин-резистентного Staphylococcus aureus при госпитализации: систематический обзор и метаанализ. Lancet Infect Dis. 2009, 9 (9): 546-554. 10.1016 / S1473-3099 (09) 70150-1.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 8.

    Коэльо Р., Хименес Дж., Гарсия М., Арройо П., Мингес Д., Фернандес С., Крузет Ф., Гаспар С. Проспективное исследование инфекции, колонизации и носительства метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus во вспышке, затронувшей 990 пациентов. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 1994, 13 (1): 74-81. 10.1007 / BF02026130.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 9.

    Eveillard M, de Lassence A, Lancien E, Barnaud G, Ricard JD, Joly-Guillou ML: Оценка стратегии скрининга нескольких анатомических участков на наличие метициллин-резистентных Staphylococcus aureus при поступлении в учебную больницу .Инфекционный контроль Hosp Epidemiol. 2006, 27 (2): 181-184. 10.1086 / 500627.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 10.

    Acton DS, Plat-Sinnige MJ, van Wamel W, de Groot N, van Belkum A: Кишечное носительство Staphylococcus aureus : как его частота соотносится с частотой носового носительства и каково его клиническое влияние ? Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2009, 28 (2): 115-127. 10.1007 / s10096-008-0602-7.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 11.

    Ammerlaan HS, Kluytmans JA, Berkhout H, Buiting A, de Brauwer EI, van den Broek PJ, van Gelderen P, Leenders SA, Ott A, Richter C, Spanjaard L, Spijkerman IJ, van Tiel FH, Voorn GP, ​​Wulf MW , van Zeijl J, Troelstra A, Bonten MJ: Искоренение носительства метициллин-резистентным Staphylococcus aureus : факторы, определяющие неэффективность лечения. J Antimicrob Chemother. 2011, 66 (10): 2418-2424. 10.1093 / jac / dkr250.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 12.

    Полин Р.А., Денсон С., Брэди М.Т.: Эпидемиология и диагностика инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в отделениях интенсивной терапии. Педиатрия. 2012, 129 (4): e1104-e1109.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 13.

    Diederen B, van Duijn I, van Belkum A, Willemse P, van Keulen P, Kluytmans J: Характеристики среды CHROMagar MRSA для обнаружения метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus . J Clin Microbiol. 2005, 43 (4): 1925-1927.10.1128 / JCM.43.4.1925-1927.2005.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 14.

    Kondo Y, Ito T, Ma XX, Watanabe S, Kreiswirth BN, Etienne J, Hiramatsu K: Комбинация мультиплексных ПЦР для стафилококковой кассетной хромосомы mec присвоение типа: система быстрой идентификации для mec, ccr , и основные различия в регионах свалки. Антимикробные агенты Chemother. 2007, 51 (1): 264-274.10.1128 / AAC.00165-06.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 15.

    Enright MC, Day NP, Davies CE, Peacock SJ, Spratt BG: Мультилокусное типирование последовательностей для характеристики метициллин-устойчивых и метициллин-чувствительных клонов Staphylococcus aureus . J Clin Microbiol. 2000, 38 (3): 1008-1015.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 16.

    Shopsin B, Gomez M, Montgomery SO, Smith DH, Waddington M, Dodge DE, Bost DA, Riehman M, Naidich S, Kreiswirth BN: Оценка секвенирования ДНК полиморфной области гена белка A для типирования штаммов Staphylococcus aureus . J Clin Microbiol. 1999, 37 (11): 3556-3563.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central

    Google Scholar

  • 17.

    Ма XX, Ито Т., Чонгтракул П., Хирамацу К. Преобладание клонов, несущих гены лейкоцидина Пантона-Валентайна, среди метициллин-устойчивых штаммов Staphylococcus aureus , выделенных в японских больницах с 1979 по 1985 год.J Clin Microbiol. 2006, 44 (12): 4515-4527. 10.1128 / JCM.00985-06.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 18.

    Линдберг Э., Новрузиан Ф., Адлерберт I, Уолд А.Е.: Длительное сохранение суперантиген-продуцирующих штаммов Staphylococcus aureus в микрофлоре кишечника здоровых младенцев. Pediatr Res. 2000, 48 (6): 741-747. 10.1203 / 00006450-200012000-00007.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 19.

    Adlerberth I, Strachan DP, Matricardi PM, Ahrne S, Orfei L, Aberg N, Perkin MR, Tripodi S, Hesselmar B, Saalman R, Coates AR, Bonanno CL, Panetta V, Wold AE: Микробиота кишечника и развитие атопической экземы в 3 европейских когортах. J Allergy Clin Immunol. 2007, 120 (2): 343-350. 10.1016 / j.jaci.2007.05.018.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 20.

    Центры по контролю и профилактике заболеваний: инфекции, вызванные метициллин-резистентным золотистым стафилококком (MRSA).2010 г., [http://www.cdc.gov/hai/pdfs/toolkits/MRSA_toolkit_white_020910_v2.pdf]

    Google Scholar

  • 21.

    Lindberg E, Adlerberth I, Hesselmar B, Saalman R, Strannegard IL, Aberg N, Wold AE: Высокая скорость передачи Staphylococcus aureus из кожи родителей во флору кишечника младенцев. J Clin Microbiol. 2004, 42 (2): 530-534. 10.1128 / JCM.42.2.530-534.2004.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 22.

    Van der Waaij D, Van der Waaij BD: Сопротивление колонизации пищеварительного тракта у различных видов животных и человека; сравнительное исследование. Epidemiol Infect. 1990, 105 (2): 237-243. 10.1017 / S0950268800047841.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 23.

    Curtis V, Cairncross S: Влияние мытья рук с мылом на риск диареи в обществе: систематический обзор. Lancet Infect Dis.2003, 3 (5): 275-281. 10.1016 / S1473-3099 (03) 00606-6.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 24.

    Ли Г.М., Саломон Дж. А., Фридман Дж. Ф., Хибберд П. Л., Росс-Дегнан Д., Заслофф Э., Бедиако С., Гольдманн Д. А.: Передача болезни в домашних условиях: возможная роль гелей для рук на спиртовой основе. Педиатрия. 2005, 115 (4): 852-860. 10.1542 / peds.2004-0856.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 25.

    Родригес В.Дж., Ким Х.В., Брандт К.Д., Йолкен Р.Х., Ричард М., Арробио Дж.О., Шварц Р.Х., Капикян А.З., Чанок Р.М., Парротт Р.Х .: Распространенная вспышка гастроэнтерита, вызванная ротавирусом 2-го типа, с высокой частотой вторичных атак в семьях. J Infect Dis. 1979, 140 (3): 353-357. 10.1093 / infdis / 140.3.353.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 26.

    Sugiyama Y, Okii K, Murakami Y, Yokoyama T., Takesue Y, Ohge H, Sueda T., Hiyama E: Изменения в локусе agr влияют на энтерит, вызванный метициллин-резистентным Staphylococcus aureus .J Clin Microbiol. 2009, 47 (5): 1528-1535. 10.1128 / JCM.01497-08.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 27.

    Hisata K, Kuwahara-Arai K, Yamanoto M, Ito T, Nakatomi Y, Cui L, Baba T., Terasawa M, Sotozono C, Kinoshita S, Yamashiro Y, Hiramatsu K: распространение метициллин-устойчивых стафилококков среди здоровых японских детей. J Clin Microbiol. 2005, 43 (7): 3364-3372. 10.1128 / JCM.43.7.3364-3372.2005.

    PubMed
    CAS
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • 28.

    Янагихара К., Араки Н., Ватанабе С., Кинебучи Т., Каку М., Маэсаки С., Ямагути К., Мацумото Т., Микамо Х, Принимает Й, Кадота Дж, Фудзита Дж, Ивацуки К., Хино Х, Канеко Т. , Асагое К., Икеда М., Ясуока А., Коно С.: Чувствительность к противомикробным препаратам и молекулярные характеристики 857 метициллин-устойчивых изолятов Staphylococcus aureus из 16 медицинских центров Японии (2008–2009 гг.): Общенациональное исследование внебольничных и нозокомиальных MRSA.Диагностика Microbiol Infect Dis. 2012, 72 (3): 253-257. 10.1016 / j.diagmicrobio.2011.11.010.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 29.

    Kluytmans-Vandenbergh MF, Kluytmans JA: Внебольничный метициллин-устойчивый Staphylococcus aureus : текущие перспективы. Clin Microbiol Infect. 2006, 12 (Дополнение 1): 9-15.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 30.

    Дэвид М.З., Гликман Д., Кроуфорд С.Е., Пенг Дж., Кинг К.Дж., Хостетлер М.А., Бойл-Вавра С., Даум Р.С.: Что такое устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus , связанный с сообществом?. J Infect Dis. 2008, 197 (9): 1235-1243. 10.1086 / 533502.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 31.

    Otter JA, French GL: Молекулярная эпидемиология ассоциированного с сообществами метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus в Европе. Lancet Infect Dis.2010, 10 (4): 227-239. 10.1016 / S1473-3099 (10) 70053-0.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 32.

    Chuang YY, Huang YC: Молекулярная эпидемиология ассоциированного с сообществами метициллин-устойчивого Staphylococcus aureus в Азии. Lancet Infect Dis. 2013, 13 (8): 698-708. 10.1016 / S1473-3099 (13) 70136-1.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 33.

    Naimi TS, LeDell KH, Como-Sabetti K, Borchardt SM, Boxrud DJ, Etienne J, Johnson SK, Vandenesch F, Fridkin S, O’Boyle C, Danila RN, Lynfield R: Сравнение сообществ- и связанная с оказанием медицинской помощи метициллин-резистентная инфекция Staphylococcus aureus .ДЖАМА. 2003, 290 (22): 2976-2984. 10.1001 / jama.290.22.2976.

    PubMed
    CAS
    Статья

    Google Scholar

  • 34.

    Salgado CD, Фарр BM, Calfee DP: Внебольничный метициллин-устойчивый Staphylococcus aureus : метаанализ распространенности и факторов риска. Clin Infect Dis. 2003, 36 (2): 131-139. 10.1086 / 345436.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 35.

    Ивао Ю., Такано Т., Хигучи В., Ямамото Т.: Новая хромосома стафилококковой кассеты mec IV, кодирующая новый поверхностный белок, закрепленный за клеточной стенкой, в крупном клоне ST8, устойчивом к метициллину, устойчивом к метициллину Staphylococcus aureus в Японии. J Infect Chemother. 2012, 18 (1): 96-104. 10.1007 / s10156-011-0348-5.

    PubMed
    Статья

    Google Scholar

  • 36.

    Kikuchi K, Takahashi N, Piao C, Totsuka K, Nishida H, Uchiyama T: Молекулярная эпидемиология метициллин-резистентных штаммов Staphylococcus aureus , вызывающих неонатальный токсический шок, подобный синдрому экзантематозной болезни новорожденных, у новорожденных.J Clin Microbiol. 2003, 41 (7): 3001-3006. 10.1128 / JCM.41.7.3001-3006.2003.

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google Scholar

  • Что должны знать родители недоношенных детей об этом заболевании глаз

    Чем меньше размер и более недоношенный ребенок рождается, тем больше у него шансов заболеть ретинопатией недоношенных (РН), глазным заболеванием, которое может привести к зрению потеря. Но большинству детей, рожденных с этим заболеванием, со временем становится лучше.Многие вообще не нуждаются в лечении.

    ROP имеет тенденцию поражать недоношенных детей, которые весят менее 2 ¾ фунтов и родились до 31 -й недели беременности. (Доношенная беременность длится 38-42 недели.)

    У детей с ROP аномальные кровеносные сосуды растут на сетчатке каждого глаза. Сетчатка — это слой ткани, выстилающий заднюю часть глаза и позволяющий видеть. Со временем эти кровеносные сосуды и связанная с ними рубцовая ткань могут вызвать серьезные проблемы со зрением, например:

    Из 14 000 младенцев в U.С., рожденные с РН, ежегодно от 400 до 600 становятся слепыми.

    Симптомы

    Только офтальмолог может определить, есть ли у вашего ребенка ROP. Все младенцы, подверженные риску заражения, должны пройти обследование вскоре после рождения и еще раз после того, как они вернутся домой из больницы. Иногда ROP не определяется, пока ребенку не исполнится 4-6 недель.

    Причины

    Глаза ребенка начинают развиваться примерно на 16 неделе беременности. Если они рождаются очень рано, этот процесс прерывается.Кровеносные сосуды в их глазах не успевают развиваться должным образом.

    Вместо этого они растут там, где не должны. Или они могут быть настолько хрупкими, что кровоточат или протекают.

    Диагноз

    Офтальмолог закапает малышу капли в глаза, чтобы его зрачки стали больше. Это помогает врачу лучше видеть все части глаза. Это не больно.

    Если у вашего ребенка ROP, врач увидит, где она находится в глазу, насколько она серьезна и как выглядят кровеносные сосуды в глазах.

    Этап 1 — самая легкая форма ROP. Младенцы на этой стадии или стадии 2 часто не нуждаются в лечении и будут иметь нормальное зрение. У младенцев со стадией 3 больше аномальных кровеносных сосудов. Они могут быть большими или скрученными, что означает, что сетчатка может начать расшатываться.

    На стадии 4 сетчатка начинает сдвигаться со своего нормального места. А на 5 стадии оторвалась сетчатка, и вероятны серьезные проблемы со зрением или даже слепота.

    Лечение

    У многих младенцев ROP часто проходит сама по себе.Но если это серьезно и высок риск отслоения сетчатки, врач вашего ребенка захочет начать лечение. Около 10% детей, прошедших скрининг на ROP, нуждаются в лечении.

    Это может включать:

    • Лазерная хирургия. Маленькие лазерные лучи используются для лечения боковых сторон сетчатки. Это останавливает рост аномальных кровеносных сосудов. На каждый глаз уходит 30-45 минут. Это наиболее распространенный способ лечения ROP, который безопасно применялся в течение многих лет. Но ваш ребенок может частично или полностью потерять периферическое (боковое) зрение.
    • Криотерапия. Вместо того, чтобы сжигать шрамы, используются низкие температуры, чтобы предотвратить распространение большего количества кровеносных сосудов на сетчатке. Это более старая форма лечения ROP. Это также вызывает потерю бокового зрения.
    • Впрыск. Новый способ лечения ROP — введение противоракового препарата в каждый глаз. Бевацизумаб (Авастин) блокирует новый рост кровеносных сосудов в опухолях, и он может делать то же самое в глазах. Это лечение многообещающее, но необходимы дополнительные исследования, чтобы убедиться в отсутствии долгосрочных побочных эффектов.Также неясно, может ли ROP вернуться со временем.

    Если сетчатка отслоена, врачу вашего ребенка может потребоваться более сложная операция:

    • Перегиб склеры. Небольшая эластичная повязка накладывается на белок глаза, заставляя его слегка сжиматься. Это позволяет разорванной сетчатке приблизиться к внешней стенке глаза, которой она принадлежит.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *