Дисплазия тазобедренных суставов у детей форум: Дисплазия тазобедренного сустава — Здоровье ребенка

Содержание

Дисплазия тазобедренного сустава — Здоровье ребенка

Дисплазия тазобедренного сустава — это врождённая неполноценность тазобедренного сустава, по причине его неправильного развития, которое может привести (или привело) к подвывиху или вывиху головки бедренной кости — к «врождённому вывиху бедра».

 

Закладка опорно-двигательной системы происходит на 4-5 неделе внутриутробного развития плода, полное ее формирование — после того, как ребенок начнет ходить. На любом этапе развития опорно-двигательного аппарата возможны нарушения. Наиболее распространённой причиной патологии являются генетические дефекты. Если у матери или у ближайших родственников ребенка детстве были ортопедические проблемы, то есть вероятность наследования таких отклонений.

 

Под диспластическим синдромом в ортопедии понимают нарушение развития соединительной ткани, которое может проявляться в виде повышенной подвижности суставов в сочетании со слабостью соединительной ткани. Одним из клинических проявлений дисплазии является вывих головки бедренной кости. Термин «дисплазия тазобедренного сустава» имеет, кроме общего, еще и частный смысл, являясь синонимом предвывиха бедра. Чтобы избежать путаницы, приведем классификацию дисплазий тазобедренного сустава.

 

1 — предвывих

2 — подвывих

3 — вывих бедра

 

Дисплазия тазобедренного сустава может проявляться в самых разных формах. Различают три основные формы дисплазий:

 

дисплазию вертлужной впадины — ацетабулярную дисплазию

 

дисплазию проксимального отдела бедренной кости (головки)

 

ротационные дисплазии

 

При дисплазии существенно изменяется форма, взаимоотношение и размеры головки бедра и вертлужной впадины тазобедренного сустава. Развитие тазобедренного сустава происходит в процессе тесного взаимодействия его частей. При при дисплазии сустава он имеет более плоскую и скощенную суставную впадину, избыточно эластичные связки и суставная капсула не способны удерживать головку бедренной кости в суставной впадине.

 

Предвывих характеризуется нарушением развития тазобедренного сустава без смещения сочленяющих элементов сустава.

 

При определенных движениях головка бедра может выйти за пределы вертлужной впадины. Такое состояние сустава называется «подвывих».

 

При тяжелой форме дисплазии тазобедренного сустава головка бедренной кости полностью выходит за пределы вертлужной впадины, такое состояние называется «вывих бедра». Головка бедра располагается выше суставной впадины, суставная впадина со временем заполняется жировой и соединительной тканью. Это существенно затрудняет вправление вывиха.

 

Дисплазия тазобедренного сустава может проявляться не только в виде нарушения вертлужной впадины (ацетабулярная дисплазия), но и неправильным развитием головки бедренной кости.

 

Такие факторы, как «наличие дисплазии суставов у родителей», «тазовое предлежание», «крупный плод», «деформация стоп», «токсикоз беременности», в особенности у девочек, должны настораживать в плане возможной врождённой патологии суставов. Риск врождённой патологии тазобедренного сустава в этих случаях возрастает десятикратно. Поэтому таких детей, даже если ортопедическая симптоматика пока отсутствует, относят к группе риска по врождённому вывиху бедра.

 

Целесообразно различать понятия «нарушение развития сустава» (это собственно и есть дисплазия) и замедление развития (незрелый сустав — пограничное состояние, группа риска). На дисплазию тазобедренного сустава указывает отягощенная наследственность, патология беременности, клинические признаки нестабильности тазобедренного сустава (то есть признаки предвывиха), или, тем более, признаки смещения головки бедренной кости по отношению к вертлужной впадине (то есть признаки подвывиха или вывиха сустава). Клинически установленный диагноз должен быть подтвержден данными УЗ исследования.

 

Диагноз «дисплазия тазобедренного сустава» ставят прежде всего на основании клинических признаков, результатов ультразвукового исследования и рентгенодиагностики. Ультразвуковое и рентгенологическое исследование, информативные и чрезвычайно важные методы диагностики, но являются вторичными по отношению к клиническим методам.

 

Диагноз «дисплазия тазобедренного сустава» всегда предполагает вероятность развития вывиха бедра и необходимость безотлагательного лечения. Своевременно заподозрить или поставить дисплазию должен врач ортопед при осмотре новорождённых в родильном доме. Далее больные дети и дети группы риска наблюдаются ортопедом по месту жительства. Всем больным детям и новорождённым из группы риска назначается ортопедическое лечение, которое продолжается до уточнения окончательного диагноза.

 

Нарушение функции тазобедренного сустава на фоне нелеченной дисплазии может привести к тяжелым нарушениям функции нижних конечностей, к инвалидизации, как непосредственно с первых шагов ребенка, так и во взрослой жизни. На фоне дисплазии тазобедренного сустава диспластический коксартроз развивается чаще в возрасте 25 — 55 лет, на фоне гормональной перестройки организма при беременности и в послеродовом периоде, а также на фоне снижения двигательной активности и ухудшения функционального состояния мышц тазобедренного сустава. Обычно начало заболевания связывают с прекращением занятий спортом, со снижением активного образа жизни, травмой сустава или родами. Начало заболевания острое, течение — быстро прогрессирующее. Клинически диспластический коксартроз проявляется «неудобством», неприятными ощущениями, болью в области тазобедренного или коленного сустава, ограничением отведения и ротации бедра. Отсюда: http://www.ginecolog.kiev.ua/displazia

 

Кто сталкивался? Как поняла мама? Можно ли определить самой? Когда бить тревогу? Какого врача посоветуете? Помог ли массаж?

 

О дисплазии:

 

http://www.tiensmed….siahip-r5y.html

 

http://www.osteopat-amur.ru/node/22

 

Массаж и Комаровский видео о дисплазии:

 

http://vash-massazh….ennogo-sustava/

 

http://www.b17.ru/ar…_pri_displazii/

Дисплазия тазобедренных суставов у детей. Причины. Симптомы. Рекомендации.

Содержание

 Вступление

  1. Определение
  2. Эпидемиология
  3. Этиология и патогенез
  4. Факторы риска
  5. Клинические стадии
  6. Классификация по МКБ-10
  7. Диагностика
  8. Лечение
  9. Прогноз
  10. Вывод

«Ваш ребенок родился с дисплазией тазобедренного сустава», — эта новость в роддоме может шокировать неподготовленных родителей, потому что сразу возникает куча вопросов: «Почему именно у нашего ребенка?», «А это теперь навсегда?», «Что же нам теперь делать?» и т. п. Первое, что нужно сделать – прекратить паниковать. Дисплазия тазобедренных суставов была всегда, в медицинской литературе ее первым описал Гиппократ в 300-х годах до нашей эры. В большинстве случаев ситуация разрешается самостоятельно, в других для этого потребуется только использование специальных фиксирующих шин и лишь незначительному числу детей может потребоваться более серьезное вмешательство – гипсование или оперативное лечение.

Дисплазия тазобедренных суставов описывает спектр различных патологий у новорожденных и детей младшего возраста. Сюда включается аномальное развитие вертлужной впадины и проксимального отдела бедра, а также механическая нестабильность тазобедренного сустава. По мере накопления информации изменялась терминология. Изначально зачастую говорили о врожденном вывихе бедра, однако патология не всегда идентифицируется при рождении, развиваясь в раннем детстве, так что от определения «врожденный» отказались. Далее выяснилось, что проявлением патологии может быть не только вывих, а и ряд других состояний, так что в итоге сформировался современный термин «дисплазия тазобедренного (или тазобедренных) суставов».

Оценки заболеваемости дисплазией тазобедренных суставов довольно изменчивы и зависят от средств обнаружения, возраст ребенка, а также диагностических критериев. Подсчитано, что вывих бедра или бедер с тяжелой или стойкой дисплазией встречается у 3–5 детей на 1000. Исторически заболеваемость дисплазией тазобедренных суставов с вывихом составляет от 1 до 2 на 1000 детей. Легкая нестабильность тазобедренного сустава чаще встречается у новорожденных, с зарегистрированной частотой до 40 %. Однако легкая нестабильность и/или легкая дисплазия в период новорожденности часто проходят самостоятельно, без вмешательства специалистов. Младенцы с легкой нестабильностью и/или легкой дисплазией в период новорожденности по современным понятиям не должны включаться в оценку общей заболеваемости, иначе возникает искажение, существенно завышающее общую оценку распространенности патологии.

В проспективном исследовании, результаты которого были опубликованы в журнале Pediatrics, 9030 младенцев (18 060 тазобедренных суставов) в плановом порядке подвергались скринингу на дисплазию суставов посредством врачебного осмотра и ультразвукового исследования в течение первого-третьего дней жизни. УЗИ-аномалии были обнаружены в 995 суставах, заболеваемость составила 5,5 %. Однако при повторном обследовании в возрасте от двух до шести недель без предшествующего лечения остаточные аномалии были обнаружены всего в 90 тазобедренных суставах, что в итоге и соответствует истинной встречаемости дисплазии в 0,5 %. Именно этим детям в дальнейшем потребовалось лечение. Другими словами, 90 % новорожденных с клиническими или ультразвуковыми признаками дисплазии тазобедренных суставов улучшились спонтанно в возрасте от двух до шести недель до такой степени, что медицинское вмешательство им не потребовалось. 

Заболеваемость дисплазией тазобедренных суставов в некоторой степени зависит от этнических факторов. Максимальна она у саамов и американских индейцев (от 25 до 50 случаев на 1000 рождений), минимальна – в популяциях африканского и азиатского происхождения.

Оба сустава поражены у 37 % пациентов. Среди односторонних случаев чаще поражается левый тазобедренный сустав, чем правый. Преобладание левосторонних случаев может быть связано с типичным расположением плода в матке, при котором левое бедро прижимается к крестцу матери.

Развитие тазобедренного сустава зависит от нормального контакта между вертлужной впадиной и головкой бедренной кости, способствующей взаимной индукции. Аномальное развитие может быть результатом нарушения этого контакта в результате множества генетических факторов и факторов окружающей среды, как внутриутробных, так и послеродовых.
К 11-й неделе беременности тазобедренный сустав обычно уже полностью сформирован. Головка бедренной кости имеет сферическую форму и глубоко посажена в вертлужную впадину. Однако она растет быстрее, чем впадина, так что к концу беременности головка бедренной кости покрывается крышей вертлужной впадины менее чем на 50 %. В течение последних четырех недель беременности бедро уязвимо для механических воздействий, таких как приведение, которые направляют головку бедренной кости от центральной части вертлужной впадины. Условия, ограничивающие подвижность плода, включая ягодичное предлежание, усиливают эти механические факторы. Всё это приводит к эксцентрическому контакту между головкой бедренной кости и вертлужной впадиной.

В период новорожденности слабость связок делает развивающееся бедро восприимчивым к другим внешним механическим воздействиям. Фиксированное положение с вытянутыми бедрами, например, тугое пеленание, может привести к эксцентрическому контакту тазобедренного сустава, поскольку головка бедренной кости скользит внутри или выходит за пределы вертлужной впадины. Если эти факторы сохраняются, аномальный контакт тазобедренного сустава приводит к структурным анатомическим изменениям. Если головка бедренной кости не вошла глубоко в вертлужную впадину, верхняя губа может вывернуться и уплощиться, а круглая связка удлиниться. Происходит аномальное окостенение вертлужной впадины и развивается неглубокий ее вариант.

Со временем происходит гипертрофия внутрисуставных структур, включая верхнюю губу с утолщенным гребнем (неолимбус), круглую связку и фибро-жировую ткань (пульвинар). Контрактуры развиваются в подвздошно-поясничных и тазобедренных аддукторах, и нижняя капсула втягивается в пустую вертлужную впадину, что еще больше снижает вероятность перехода головки бедренной кости в вертлужную впадину. Ложная вертлужная впадина может образоваться там, где головка бедренной кости соприкасается с боковой стенкой таза над истинной вертлужной впадиной. Отсутствие контакта между головкой бедренной кости и вертлужной впадиной тормозит дальнейшее нормальное развитие тазобедренного сустава.

При полном вывихе бедра или без него могут развиться диспластические изменения. Чаще всего результатом является неглубокая вертлужная впадина с уменьшенным передним и латеральным покрытием головки бедренной кости. Также может наблюдаться асферичность головки бедренной кости, вальгусный угол шейки и диафиза и сохранение избыточной антеверсии бедренной кости.

Дисплазия чаще встречается среди младенцев с определенными факторами риска (например, женский пол, ягодичное предлежание в третьем триместре, семейный анамнез, тугое пеленание нижних конечностей). Однако, за исключением женского пола, большинство младенцев с подтвержденным диагнозом дисплазии тазобедренных суставов не имеют каки-то особых факторов риска, которые могли бы реализоваться.


Женский пол.
Риск дисплазии у девочек оценивается в 1,9 %. Дисплазия тазобедренных суставов встречается у них в два-три раза чаще, чем у мальчиков. В метаанализе 2011 года, результаты которого опубликованы в  Европейском журнале радиологии, авторы которого оценили 24 исследования и более 556 000 пациентов, относительный риск дисплазии для девочек составил 2,5 по сравнению с мальчиками.

Увеличение заболеваемости у девочек связывают с временным увеличением слабости связок, связанной с повышенной восприимчивостью младенцев женского пола к материнскому гормону релаксину. Однако некоторые исследования опровергают эту гипотезу.

Повышенную встречаемость дисплазии у девочек трудно отделить от повышенного риска этого состояния при ягодичном предлежании, которое также достоверно чаще встречается у девочек.

Предлежание.Тазовое и ягодичное предлежание в течение третьего триместра является наиболее значимым единичным фактором риска для дисплазии тазобедренных суставов у детей. Абсолютный риск дисплазии оценивается в 12 % у девочек с тазовым предлежанием и в 2,6 % у мальчиков с тазовым предлежанием. В уже упоминавшемся метаанализе факторов риска были рассмотрены 15 исследований (более 359 300 пациентов) по предлежанию, и относительный риск именно тазового предлежания составил 3,8. В литературе неясно, влияет ли количество времени, проведенное в тазовом предлежании, или точка на таймлайне беременности, в которой плод находился в тазовом предлежании, на риск дисплазии.

Повышенный риск дисплазии присутствует независимо от способа родоразрешения. Тем не менее, уменьшение времени пребывания в тазовом предлежании за счет планового кесарева сечения может снизить риск клинически значимой дисплазии тазобедренных суставов. Это было проиллюстрировано в ретроспективном обзоре 2019 года, опубликованного в журнале Paediatrics & Child Health , который выявил снижение частоты дисплазий среди детей с тазовым предлежанием, которые родились путем планового кесарева сечения (3,7 % по сравнению с 6,6 % среди детей, родившихся путем кесарева сечения во время родов, и 8,1 % среди детей, родившихся естественным путем).


Семейный анамнез.
Генетические факторы, по- видимому, играет свою роль в развитии дисплазии тазобедренного сустава у детей. Абсолютный риск у младенцев с положительным семейным анамнезом составляет примерно от 1 до 4 %. В уже упоминавшемся метаанализе 2011 года в журнале Европейском журнале радиологии авторы изучили четыре исследования (более 14 000 пациентов) по теме и определили, что относительный риск положительного семейного анамнеза составил 1,39. Если у одного из близнецов дисплазия, риск аналогичной патологии у другого близнеца выше, если они монозиготные, чем дизиготные (40 % против 3 %).

Члены семей детей с дисплазией также подвержены повышенному риску скрытой дисплазии вертлужной впадины, которая часто развивается до 30 лет. 

Пеленание. Заболеваемость дисплазией тазобедренного сустава увеличиваются в популяциях, которые используют пеленки и колыбельные доски. Эти практики ограничивают подвижность тазобедренного сустава и фиксируют бедро в приведении и разгибании, что может играть роль в развитии дисплазии. В экспериментальном исследовании на крысах традиционное пеленание при приведении и разгибании бедра приводило к большей частоте вывихов и дисплазии, чем отсутствие пеленания.

Американская академия педиатрии (AAP), Детское ортопедическое общество Северной Америки (POSNA) и Международный институт дисплазии тазобедренного сустава (IHDI) рекомендуют «здоровое пеленание бедра», известное также как «свободное пеленание», которое дает достаточно места для сгибания бедра и колена и свободного движение ног. 

Прочие факторы. Была обнаружена корреляция некоторых других факторов, связанных с уменьшением подвижности движения или его ненормальным положением, с дисплазией тазобедренного сустава у детей, но не была доказана причинно-следственная связь. К ним относятся кривошея, плагиоцефалия, приведенная плюсна, косолапость, первые роды, маловодие, масса тела при рождении> 4 кг и многоплодная беременность.

Дисплазия у детей в зависимости от выраженности процесса можно разделить на следующие стадии:

Дисплазия. Нарушение формы тазобедренного сустава, обычно это неглубокая вертлужная впадина, у которой патологическим процессом затронуты верхний и передний края.
Редуктивная стадия. Бедро вывихнуто в состоянии покоя, но головка бедра может быть помещена в вертлужную впадину с помощью манипуляций, обычно – сгибания и отведения.
Подвывих. Головка бедренной кости в покое находится на месте, но может быть частично вывихнута или подвывихнута при осмотре. Сустав с легкой нестабильностью.
Смещаемый вариант. Головка бедренной кости в пределах впадины в состоянии покоя, но легко выходит за ее пределы не только при осмотре, но и просто при смене положения. Сустав с нестабильностью.
Подвывих. Головка бедренной кости частично выходит за пределы вертлужной впадины и в покое, но всегда остается с ней в контакте.
Вывих. Полная потеря контакта между головкой бедренной кости и вертлужной впадиной.

Коды МКБ применительно к дисплазии бедренного сустава у детей следует искать в классе Q65, врожденные деформации бедра. К ним относятся следующие варианты:
Q65.0. Врожденный вывих бедра односторонний
Q65.1. Врожденный вывих бедра двусторонний
Q65.2. Врожденный вывих бедра неуточненный
Q65.3. Врожденный подвывих бедра односторонний
Q65.4. Врожденный подвывих бедра двусторонний
Q65.5. Врожденный подвывих бедра неуточненный
Q65.6. Неустойчивое бедро

  • Предрасположенность к вывиху бедра
  • Предрасположенность к подвывиху бедра

Q65.8. Другие врожденные деформации бедра

  • Смещение шейки бедра кпереди
  • Врожденная дисплазия вертлужной впадины
  • Врожденное: 

            √ вальгусное положение [coxa valga]
            √ варусное положение [coxa vara]

Q65.9. Врожденная деформация бедра неуточненная

Общий осмотр. Для постановки диагноза важно неврологическое обследование и обследование позвоночника и голеней, в ходе которого ищутся, связанные с дисплазией тазобедренного сустава и другими причинами его нестабильности.

  • Неврологическое обследование должно включать оценку спонтанных движений всех четырех конечностей и оценку спастичности.
  • Обследование позвоночника должно включать в себя диапазон движений (поиск кривошеи) и кожные проявления спинального дизрафизма.
  • Обследование конечностей должно включать осмотр стопы на наличие плюсневой мышцы.

Оценка подвижности. Результаты зависят от возраста:

  • У детей младше трех месяцев важно оценить устойчивость бедренных суставов с помощью маневра Ортолани. Также могут оказаться полезными маневр Барлоу, тест Галеацци и тест Клисича. Ограничений отведения сустава в этом возрасте обычно нет
  • У детей старше трех месяцев можно заметить очевидное несоответствие длины ног (для односторонних случаев). Тесты Галеацци для односторонних случаев и тест Клисича могут считаться лучшими индикаторами дисплазии тазобедренного сустава, чем нестабильность.
  • У детей, умеющих ходить, слабость тазобедренных суставов на пораженной стороне может быть распознана при помощи положительного теста Тределенбурга (неспособность поддерживать таз в горизонтальном положении, стоя на ипсилатеральной ноге), а также наличие крена Тределенбурга при ходьбе.

Ультразвуковое исследование. УЗИ – основной метод визуализации для оценки морфологии и стабильности тазобедренного сустава при подозрении на его дисплазию. Это важное дополнение при клинической оценке детей в возрасте до 4–6 месяцев. Главный недостаток метода – для точной интерпретации результатов необходим опытный и подготовленный врач-диагност. УЗИ-критерии дисплазии тазобедренного сустава установлены как для статической, так и для динамической визуализации согнутого бедра с и без модифицированного маневра напряжения Барлоу.

Рентгенография. Может оказаться полезной для диагностики дисплазии тазобедренного сустава у детей в возрасте 4–6 месяцев. У более юных младенцев она малоинформативна, так как головка бедренной кости и вертлужная впадина еще не окостенели и потому не контрастируются на снимках.

Другие методы визуализации. Компьютерная томография (КТ) и магнитно-резонансная томография (МРТ) не подходят для диагностики дисплазии тазобедренного сустава у детей, но могут использоваться для оценки качества репозиции после хирургического вмешательства. При этом при КТ следует использовать специальные педиатрические протоколы, предусматривающие снижение лучевой нагрузки при исследовании.

Дифференциальная диагностика. Основная патология, от которой следует отличать дисплазию тазобедренного сустава у детей, также сопровождается укорочением конечности:

  • Проксимальный очаговый дефицит бедренной кости, редкое врожденное заболевание, спектр которого варьирует от гипоплазии головки бедренной кости до отсутствия всего, кроме дистального эпифиза бедренной кости.
  • Coxa vara, определяемая углом менее 120° между шейкой бедра и диафизом, что приводит к возвышению большого вертела.
  • Гемигипертрофия или гемигиперплазия (например, синдром Беквита-Видемана).
  • Агенезия крестца с деформацией конечности.

В подавляющем большинстве случаев дисплазия тазобедренного сустава у детей стабилизируется самостоятельно вскоре после рождения и никаких особых и отдельных вмешательств не требует. В редких случаях с возрастом может наблюдаться постепенное прогрессирование заболевания, появление хронической боли и ускоренного развития остеоартроза. Риск подобных осложнений не определен, но он может быть связан с формированием ложной вертлужной впадины.

Цель лечения дисплазии тазобедренного сустава у детей – получение и поддержание концентрического сокращения сустава, то есть выравнивание геометрических центров головки бедренной кости и вертлужной впадины. У маленьких детей концентрическая редукция обеспечивает оптимальную среду для развития составных частей сустава, у более старших позволяет предотвратить или отсрочить развитие остеоартроза бедренного сустава.

Оптимальная среда для развития головки бедренной кости и вертлужной впадины та, в которой хрящевая поверхность головки бедренной кости контактирует с хрящевым дном вертлужной впадины. И головка бедренной кости, и вертлужная впадина обладают способностью к росту и изменению формы, что может привести к постепенному разрешению дисплазии с течением времени (от месяцев до лет), если сохраняется концентрическое сокращение. Верхний возрастной предел для ремоделирования вертлужной впадины оценивается от 18 месяцев до 11 лет, с максимальным ремоделированием вертлужной впадины через 4–6 лет после репозиции вывихнутого бедра.

0—4 недели. Вывих бедра редко встречается у детей младше четырех недель, но обычно наблюдается слабость сустава (легкая нестабильность) и/или неглубокая вертлужная впадина (дисплазия). Ведение детей младше четырех недель зависит от клинических данных и факторов риска. При этом в ретроспективных исследованиях не было показано преимущества максимально раннего начала использования фиксирующих устройств, поэтому таких детей ведут наблюдательно, при необходимости выполняя контрольные УЗИ.

4 недели – 6 месяцев. Рекомендуется использование различных фиксирующих устройств: стремена Павлика, шина Абердина, шина фон Розена для младенцев младше шести месяцев с вывихом бедра или постоянно вывихнутыми или подвывихнутыми суставами. При этом предпочтение лучше отдавать стременам Павлика, которые по сути являются динамической шиной, предотвращающей разгибание бедра и ограничивающей приведение, что может привести к вывиху, но допускающая сгибание и отведение. Такое положение способствует нормальному развитию диспластического сустава, стабилизации его подвывиха и обычно приводит к постепенному сокращению степени вывиха, даже если сустав не возвращается к норме при физикальном осмотре. Не рекомендуется надевать двойные или тройные подгузники на ребенка, хотя раньше такой подход практиковался. Он оказался не только неэффективным, но и потенциально вредным, так как может способствовать разгибанию бедра, что неблагоприятно для нормального развития сустава.

6–18 месяцев. В случае безуспешности использования фиксирующих устройств, может быть предпринято хирургическое вмешательство, например, открытое или закрытое вправление под наркозом. У детей старше шести месяцев вероятность успешного восстановления с помощью стремян Павлика составляет менее 50 %, и существует более высокий риск остеонекроза (аваскулярного некроза) головки бедренной кости. 

Ортопеды в большинстве центров рекомендуют лечение вывиха бедра вскоре после постановки диагноза. На результат влияет возраст ребенка и развитие тазобедренного сустава на момент лечения. В обсервационных исследованиях, чем раньше предпринято вмешательство, тем выше вероятность успеха закрытого вправления; чем старше пациент, тем больше вероятность необходимости в открытой репозиции и возможной остеотомии бедра и таза.

Долгосрочный результат лечения зависит от тяжести дисплазии, возраста постановки диагноза и лечения, а также от наличия концентрически уменьшенного тазобедренного сустава. Принято считать, что чем раньше начнется лечение пациента, тем выше вероятность хорошего результата, что подчеркивает важность ранней диагностики. Примерно 90 % неонатальных тазобедренных суставов с нестабильностью или легкой дисплазией разрешаются спонтанно с нормальными функциональными и рентгенологическими результатами. 
Если дисплазия тазоберденных суставов диагностирована в возрасте до шести месяцев, лечение стременами Павлика позволяет добиться и сохранить сокращение бедра примерно у 95 % пациентов. Долгосрочное наблюдение важно для мониторинга остаточной дисплазии, которая может возникнуть у 20% пациентов после успешного лечения. После стабилизации тазобедренного сустава и выздоровления пациента после любых хирургических процедур рекомендуется ежегодное или двухгодичное наблюдение до достижения зрелости скелета. 
Остаточная дисплазия после лечения или недиагностированная дисплазия может прогрессировать до остеоартроза. У большинства молодых людей, перенесших замену тазобедренного сустава, вызванную дисплазией, не было

Дисплазия тазобедренного сустава у детей – патология нередкая, однако в подавляющем большинстве она разрешается самостоятельно и не требует специального медицинского вмешательства. В более сложных случаях в течение нескольких недель – до завершения нормального формирования сустава – может потребоваться ношение различных фиксирующих устройств, при этом не требуется ни гипсования, ни «строгого» пеленания. В единичных случаях может потребоваться хирургическое вмешательство, и чем раньше оно проводится, тем выше шансы на успех.


Литература

1. Wedge JH, Wasylenko MJ. The natural history of congenital dislocation of the hip: a critical review // Clin Orthop Relat Res 1978; :154.

2. Wedge JH, Wasylenko MJ. The natural history of congenital disease of the hip // J Bone Joint Surg Br 1979; 61-B:334.

3. Crawford AH, Mehlman CT, Slovek RW. The fate of untreated developmental dislocation of the hip: long-term follow-up of eleven patients // J Pediatr Orthop 1999; 19:641.

4. Bialik V, Bialik GM, Blazer S, et al. Developmental dysplasia of the hip: a new approach to incidence // Pediatrics 1999; 103:93.

5. Castelein RM, Sauter AJ. Ultrasound screening for congenital dysplasia of the hip in newborns: its value // J Pediatr Orthop 1988; 8:666.

6. Terjesen T, Holen KJ, Tegnander A. Hip abnormalities detected by ultrasound in clinically normal newborn infants // J Bone Joint Surg Br 1996; 78:636.

7. Marks DS, Clegg J, al-Chalabi AN. Routine ultrasound screening for neonatal hip instability. Can it abolish late-presenting congenital dislocation of the hip? // J Bone Joint Surg Br 1994; 76:534.

8. Dezateux C, Rosendahl K. Developmental dysplasia of the hip // Lancet 2007; 369:1541.

9. Harris NH, Lloyd-Roberts GC, Gallien R. Acetabular development in congenital dislocation of the hip. With special reference to the indications for acetabuloplasty and pelvic or femoral realignment osteotomy // J Bone Joint Surg Br 1975; 57:46.

10. Schwend RM, Pratt WB, Fultz J. Untreated acetabular dysplasia of the hip in the Navajo. A 34 year case series followup // Clin Orthop Relat Res 1999; :108.

11. Wood MK, Conboy V, Benson MK. Does early treatment by abduction splintage improve the development of dysplastic but stable neonatal hips? // J Pediatr Orthop 2000; 20:302.

12. Shaw BA, Segal LS, SECTION ON ORTHOPAEDICS. Evaluation and Referral for Developmental Dysplasia of the Hip in Infants // Pediatrics 2016; 138.

13. Murphy SB, Ganz R, Müller ME. The prognosis in untreated dysplasia of the hip. A study of radiographic factors that predict the outcome // J Bone Joint Surg Am 1995; 77:985.

14. Terjesen T. Residual hip dysplasia as a risk factor for osteoarthritis in 45 years follow-up of late-detected hip dislocation // J Child Orthop 2011; 5:425.

15. Lindstrom JR, Ponseti IV, Wenger DR. Acetabular development after reduction in congenital dislocation of the hip // J Bone Joint Surg Am 1979; 61:112.

16. Cherney DL, Westin GW. Acetabular development in the infant’s dislocated hips // Clin Orthop Relat Res 1989; :98.

17. Brougham DI, Broughton NS, Cole WG, Menelaus MB. The predictability of acetabular development after closed reduction for congenital dislocation of the hip // J Bone Joint Surg Br 1988; 70:733.

18. Albinana J, Dolan LA, Spratt KF, et al. Acetabular dysplasia after treatment for developmental dysplasia of the hip. Implications for secondary procedures // J Bone Joint Surg Br 2004; 86:876.

19. Weinstein SL, Mubarak SJ, Wenger DR. Developmental hip dysplasia and dislocation: Part II // Instr Course Lect 2004; 53:531.

20. US Preventive Services Task Force. Screening for developmental dysplasia of the hip: recommendation statement // Pediatrics 2006; 117:898.

21. Lorente Moltó FJ, Gregori AM, Casas LM, Perales VM. Three-year prospective study of developmental dysplasia of the hip at birth: should all dislocated or dislocatable hips be treated? // J Pediatr Orthop 2002; 22:613.

22. Larson JE, Patel AR, Weatherford B, Janicki JA. Timing of Pavlik harness initiation: Can we wait? // J Pediatr Orthop 2017.

23. Flores E, Kim HK, Beckwith T, et al. Pavlik harness treatment may not be necessary for all newborns with ultrasonic hip dysplasia // J Pediatr Health Care 2016; 30:304.

24. Rosendahl K, Dezateux C, Fosse KR, et al. Immediate treatment versus sonographic surveillance for mild hip dysplasia in newborns // Pediatrics 2010; 125:e9.

25. Burger BJ, Burger JD, Bos CF, et al. Frejka pillow and Becker device for congenital dislocation of the hip. Prospective 6-year study of 104 late-diagnosed cases // Acta Orthop Scand 1993; 64:305.

26. Atar D, Lehman WB, Tenenbaum Y, Grant AD. Pavlik harness versus Frejka splint in treatment of developmental dysplasia of the hip: bicenter study // J Pediatr Orthop 1993; 13:311.

27. Danielsson L, Hansson G, Landin L. Good results after treatment with the Frejka pillow for hip dysplasia in newborn infants: a 3-year to 6-year follow-up study // J Pediatr Orthop B 2005; 14:228.

28. Czubak J, Piontek T, Niciejewski K, et al. Retrospective analysis of the non-surgical treatment of developmental dysplasia of the hip using Pavlik harness and Frejka pillow: comparison of both methods // Ortop Traumatol Rehabil 2004; 6:9.

29. Carmichael KD, Longo A, Yngve D, et al. The use of ultrasound to determine timing of Pavlik harness discontinuation in treatment of developmental dysplasia of the hip // Orthopedics 2008; 31.

30. Tiruveedhula M, Reading IC, Clarke NM. Failed Pavlik harness treatment for DDH as a risk factor for avascular necrosis // J Pediatr Orthop 2015; 35:140.

31. Hedequist D, Kasser J, Emans J. Use of an abduction brace for developmental dysplasia of the hip after failure of Pavlik harness use // J Pediatr Orthop 2003; 23:175.

32. Cashman JP, Round J, Taylor G, Clarke NM. The natural history of developmental dysplasia of the hip after early supervised treatment in the Pavlik harness. A prospective, longitudinal follow-up // J Bone Joint Surg Br 2002; 84:418.

33. Nakamura J, Kamegaya M, Saisu T, et al. Treatment for developmental dysplasia of the hip using the Pavlik harness: long-term results // J Bone Joint Surg Br 2007; 89:230.

34. Walton MJ, Isaacson Z, McMillan D, et al. The success of management with the Pavlik harness for developmental dysplasia of the hip using a United Kingdom screening programme and ultrasound-guided supervision // J Bone Joint Surg Br 2010; 92:1013.

35. Lerman JA, Emans JB, Millis MB, et al. Early failure of Pavlik harness treatment for developmental hip dysplasia: clinical and ultrasound predictors // J Pediatr Orthop 2001; 21:348.

36. Kitoh H, Kawasumi M, Ishiguro N. Predictive factors for unsuccessful treatment of developmental dysplasia of the hip by the Pavlik harness // J Pediatr Orthop 2009; 29:552.

37. Ömeroğlu H, Köse N, Akceylan A. Success of Pavlik Harness Treatment Decreases in Patients ≥ 4 Months and in Ultrasonographically Dislocated Hips in Developmental Dysplasia of the Hip // Clin Orthop Relat Res 2016; 474:1146.

38. Eidelman M, Katzman A, Freiman S, et al. Treatment of true developmental dysplasia of the hip using Pavlik’s method // J Pediatr Orthop B 2003; 12:253.

39. Bialik GM, Eidelman M, Katzman A, Peled E. Treatment duration of developmental dysplasia of the hip: age and sonography // J Pediatr Orthop B 2009; 18:308.

40. Murnaghan ML, Browne RH, Sucato DJ, Birch J. Femoral nerve palsy in Pavlik harness treatment for developmental dysplasia of the hip // J Bone Joint Surg Am 2011; 93:493.

41. Hart ES, Albright MB, Rebello GN, Grottkau BE. Developmental dysplasia of the hip: nursing implications and anticipatory guidance for parents // Orthop Nurs 2006; 25:100.

42. Hassan FA. Compliance of parents with regard to Pavlik harness treatment in developmental dysplasia of the hip // J Pediatr Orthop B 2009; 18:111.

43. Kosar P, Ergun E, Gökharman FD, et al. Follow-up sonographic results for Graf type 2A hips: association with risk factors for developmental dysplasia of the hip and instability // J Ultrasound Med 2011; 30:677.

44. Luhmann SJ, Bassett GS, Gordon JE, et al. Reduction of a dislocation of the hip due to developmental dysplasia. Implications for the need for future surgery // J Bone Joint Surg Am 2003; 85-A:239.

45. Holman J, Carroll KL, Murray KA, et al. Long-term follow-up of open reduction surgery for developmental dislocation of the hip // J Pediatr Orthop 2012; 32:121.

46. Rampal V, Sabourin M, Erdeneshoo E, et al. Closed reduction with traction for developmental dysplasia of the hip in children aged between one and five years // J Bone Joint Surg Br 2008; 90:858.

47. Carney BT, Clark D, Minter CL. Is the absence of the ossific nucleus prognostic for avascular necrosis after closed reduction of developmental dysplasia of the hip? // J Surg Orthop Adv 2004; 13:24.

48. Segal LS, Boal DK, Borthwick L, et al. Avascular necrosis after treatment of DDH: the protective influence of the ossific nucleus // J Pediatr Orthop 1999; 19:177.

49. Chen C, Doyle S, Green D, et al. Presence of the Ossific Nucleus and Risk of Osteonecrosis in the Treatment of Developmental Dysplasia of the Hip: A Meta-Analysis of Cohort and Case-Control Studies // J Bone Joint Surg Am 2017; 99:760.

50. Gould SW, Grissom LE, Niedzielski A, et al. Protocol for MRI of the hips after spica cast placement // J Pediatr Orthop 2012; 32:504.

51. Desai AA, Martus JE, Schoenecker J, Kan JH. Spica MRI after closed reduction for developmental dysplasia of the hip // Pediatr Radiol 2011; 41:525.

52. Tiderius C, Jaramillo D, Connolly S, et al. Post-closed reduction perfusion magnetic resonance imaging as a predictor of avascular necrosis in developmental hip dysplasia: a preliminary report // J Pediatr Orthop 2009; 29:14.

53. Aksoy MC, Ozkoç G, Alanay A, et al. Treatment of developmental dysplasia of the hip before walking: results of closed reduction and immobilization in hip spica cast // Turk J Pediatr 2002; 44:122.

54. Murray T, Cooperman DR, Thompson GH, Ballock T. Closed reduction for treatment of development dysplasia of the hip in children // Am J Orthop (Belle Mead NJ) 2007; 36:82.

55. Senaran H, Bowen JR, Harcke HT. Avascular necrosis rate in early reduction after failed Pavlik harness treatment of developmental dysplasia of the hip // J Pediatr Orthop 2007; 27:192.

56. Moseley CF. Developmental hip dysplasia and dislocation: management of the older child // Instr Course Lect 2001; 50:547.

57. Gans I, Flynn JM, Sankar WN. Abduction bracing for residual acetabular dysplasia in infantile DDH // J Pediatr Orthop 2013; 33:714.

58. Sewell MD, Rosendahl K, Eastwood DM. Developmental dysplasia of the hip // BMJ 2009; 339:b4454.

59. Kamath SU, Bennet GC. Re-dislocation following open reduction for developmental dysplasia of the hip // Int Orthop 2005; 29:191.

60. Wada A, Fujii T, Takamura K, et al. Pemberton osteotomy for developmental dysplasia of the hip in older children // J Pediatr Orthop 2003; 23:508.

61. Ertürk C, Altay MA, Yarimpapuç R, et al. One-stage treatment of developmental dysplasia of the hip in untreated children from two to five years old. A comparative study // Acta Orthop Belg 2011; 77:464.

62. Subasi M, Arslan H, Cebesoy O, et al. Outcome in unilateral or bilateral DDH treated with one-stage combined procedure // Clin Orthop Relat Res 2008; 466:830.

63. Sarkissian EJ, Sankar WN, Zhu X, et al. Radiographic Follow-up of DDH in Infants: Are X-rays Necessary After a Normalized Ultrasound? // J Pediatr Orthop 2015; 35:551.

64. Engesaeter IØ, Lie SA, Lehmann TG, et al. Neonatal hip instability and risk of total hip replacement in young adulthood: follow-up of 2,218,596 newborns from the Medical Birth Registry of Norway in the Norwegian Arthroplasty Register // Acta Orthop 2008; 79:321.

65. Carroll KL, Schiffern AN, Murray KA, et al. The Occurrence of Occult Acetabular Dysplasia in Relatives of Individuals With Developmental Dysplasia of the Hip // J Pediatr Orthop 2016; 36:96.

Лечение дисплазии тазобедренных суставов в клинике «Чудо Доктор»

По статистике, с дисплазией тазобедренных суставов у новорожденного сталкиваются родители троих из ста малышей.


Врачи под термином «дисплазия» подразумевают врожденное недоразвитие сустава, которое приводит к нарушению его работы и в самом тяжелом случае может стать причиной хронического вывиха бедра.


Подобное заболевание при отсутствии лечения ничем хорошим не заканчивается. Нарушение функции нижней конечности, походки, боли в тазобедренных суставах и высокий риск инвалидности — вот последствия запущенной дисплазии. А потому всем родителям нужно знать первые признаки дисплазии тазобедренных суставов у детей и понимать важность своевременных визитов к ортопеду. Ранняя диагностика и правильное лечение помогут избежать осложнений. Помните, чем раньше будет поставлен диагноз, тем более благоприятным будет прогноз!


Единого мнения специалистов по поводу развития дисплазии тазобедренного сустава у детей до сих пор нет. По одной из версий, основная причина — порок развития суставных тканей на ранних сроках беременности (первые 2-3 месяца). К этому предрасполагают неблагоприятная экология, воздействие токсичных веществ и некоторые инфекционные заболевания.


По другой теории, на развитие суставов действует высокий уровень окситоцина — гормона, вызывающего начало родов. Накапливающийся к III триместру, окситоцин повышает тонус бедренных мышц плода, в результате чего постепенно развивается подвывих тазобедренных суставов. Возможно, именно в этом кроется причина большей распространенности дисплазии среди девочек (в 5 раз чаще, чем у мальчиков), которые более подвержены влиянию гормонального фона матери.


Еще повышают риск неправильное внутриутробное положение плода и затянувшиеся тяжелые роды (в ягодичном предлежании).


Склонность к дисплазии нередко передается по наследству, поэтому, если такие случаи уже были у кого-то из родственников, нужно заранее подумать о ранней диагностике.

Первые признаки дисплазии тазобедренных суставов у детей


Заподозрить неладное родители могут и сами, еще до консультации ортопеда. Чаще всего это происходит при тяжелой форме заболевания, когда головка бедренной кости полностью выходит из суставной впадины. В более легких случаях определить наличие дисплазии может только специалист, так как подвывих и предвывих тазобедренного сустава внешне практически никак себя не проявляют. Однако есть основные признаки:

  • ограничение подвижности (разведения) бедер, нередко малыш начинает плакать при попытке отвести ножку в сторону;
  • асимметрия (несовпадение) паховых и ягодичных складок, которые становятся более выраженными на поврежденной стороне.


Но наличие только этих симптомов при дисплазии тазобедренного сустава у ребенка не является абсолютным признаком болезни и может быть следствием нарушения мышечного тонуса.


В случае вывиха тазобедренный сустав практически утрачивает свои функции, а пораженная ножка укорачивается. Возникает «симптом щелчка» — соскальзывание головки бедренной кости с поверхности сустава при сгибании ножек ребенка в коленных и тазобедренных суставах, а также ее вправление при их разведении.

Диагностика дисплазии тазобедренных суставов


Если дисплазия тазобедренного сустава не была диагностирована в первые 6 месяцев жизни после родов, то поражение сустава прогрессирует — конечность еще более укорачивается, формируется патологическая («утиная») походка или перемежающаяся хромота (при двустороннем вывихе).


Диагностику дисплазии нередко проводят еще в роддоме. Если этого не произошло (в последнее время УЗИ делают только при наличии проблем), то родители могут сами попросить педиатра провести обследование. Оно безопасно для здоровья малыша и гарантирует высокую точность диагноза.


Однако, если однократное УЗИ показало нормальное развитие суставов, все равно не забывайте о постоянном наблюдении у ортопеда. Плановые обследования помогут ребенку избежать возможных проблем.


Первый визит к ортопеду должен состояться не позднее 1 месяца, тогда же выполняется обязательное УЗИ тазобедренного сустава. Это непременное условие ранней диагностики дисплазии. Повторное обследование проводят к концу 3-го, началу 4-го месяцев, тогда же доктор может порекомендовать сделать рентген. Наиболее сложен для диагностики подвывих тазобедренного сустава, который практически никак себя не проявляет и может быть замечен только на рентгеновском снимке.


Отнеситесь серьезно к профилактическому наблюдению у ортопеда — сроки осмотра назначены не случайно, каждый из них связан с важным этапом в детском развитии. Так, если дисплазию удалось выявить в первые 3 месяца жизни малыша, то после курса лечения работоспособность сустава полностью восстанавливается (как правило, к 6-8 месяцам), и отдаленных последствий не возникает.

Лечение дисплазии тазобедренных суставов


Чем младше ребенок, тем легче проходит лечение дисплазии. Например, у малышей до 3-х месяцев сустав может восстановиться самостоятельно, при условии, что детские ножки все время будут находиться в нужном положении. Именно поэтому основной метод лечения на ранних стадиях болезни — свободное пеленание, при котором ножки ребенка находятся в разведенном состоянии.


Но если лечение и профилактика не проводились в первые 3 месяца жизни, то для полного выздоровления потребуется более серьезное и длительное лечение. Опасность нераспознанной дисплазии в том, что кости малыша в силу возрастных особенностей очень гибкие и подвержены различным деформациям. Скелет малыша постоянно растет, но этот же фактор объясняет и большую его склонность к порокам развития. Большинство суставов (в том числе и тазобедренный) в первые месяцы жизни состоят преимущественно из хрящевой ткани, и любые нарушения в соединении костей приводят к образованию серьезных деформаций. Чтобы остановить прогрессирование заболевания, необходимо вернуть в нормальное положение все части сустава. Для этого обычно используют различные виды отводящих шин (указаны выше), они удерживают ножки малыша в нужном положении. Через некоторое время сустав постепенно «закрепляется» и начинает правильно развиваться.


В возрасте 2-3-х месяцев маленьким пациентам с подозрением на дисплазию рентген обычно не проводят, так как даже с неподтвержденным диагнозом принято назначать профилактический курс лечения: применение мягких разводящих шин, курс лечебной гимнастики (с отводяще-круговыми движениями) и массаж ягодичных мышц. Шинирование и массаж хорошо сочетаются с методами физиотерапии, ускоряя выздоровление.

Наблюдение дисплазии тазобедренных суставов


К концу первого года жизни все малыши снова проходят плановое обследование у ортопеда. Тогда условно выделяют несколько групп:

  • дети с дисплазией, не получавшие никакого лечения;
  • дети с тяжелыми, слабо корректируемыми формами дисплазии;
  • малыши с остаточными явлениями дисплазии.


Каждому ребенку в случае необходимости назначается дальнейшее лечение — консервативное (массаж, гимнастика, физиотерапия) либо хирургическое вмешательство. Если подтверждается диагноз «невправимого вывиха», то необходима операция — открытое вправление сустава под наркозом.

Лечение дисплазии тазобедренных суставов у детей

Дисплазия тазобедренного сустава – это патология, при которой нарушается его функционирование и может произойти вывих или подвывих кости. Обычно этот недуг врожденный, поэтому важно вовремя проходить осмотры у ортопеда-травматолога. При своевременном выявлении и правильно подобранном лечении есть все шансы исправить ситуацию консервативными методами в возрасте до 1 года.

 

Какие симптомы должны насторожить?

 

Осматривать младенца нужно в комфортной обстановке, чтобы он не сопротивлялся и не напрягал мышцы ног. В комнате должно быть тепло, ребенок не должен быть голодным, обстановка должна быть дружелюбной, чтобы малыш не боялся и не плакал. По данным внешнего осмотра точный диагноз поставить нельзя, но можно заподозрить патологию и направить маленького пациента на УЗИ тазобедренных суставов (а при необходимости – на рентген).

 

Характерные симптомы дисплазии:

  • ограниченное отведение ног в тазобедренных суставах;
  • несимметричные кожные складки на ногах;
  • одна нога может быть короче другой;
  • характерные щелчки при отведении бедра.

 

Симптомы могу быть более или менее выраженными, в зависимости от сложности патологии. По мере роста ребенка симптоматика ухудшается – отведение ног становится все более затрудненным, щелчки при движениях бедра могут становиться хорошо слышными. Звук связан с тем, что при отведении нижних конечностей происходит самостоятельное вправление вывиха.

 

Желательно диагностировать патологию в возрасте не больше 3 – 4 месяцев. В таком случае шансы обойтись без операции и вылечиться полностью достаточно высокие.

 

Лечение дисплазии

 

Оптимальный вид лечения подбирает и назначает ортопед на основании данных внешнего осмотра и результатов УЗИ и (или) рентгена. Чаще всего ребенку рекомендуется ношение стремян Павлика. Снимать их можно только во время купания. Прерывать лечение без ведома ортопеда опасно, так как при дисплазии тазобедренного сустава это может спровоцировать ухудшение состояния. Дети в маленьком возрасте быстро привыкают к стременам, и они им практически не мешают. Для того чтобы в будущем ребенок мог нормально ходить и не имел проблем с ногами, по времени нужно носить стремена столько, сколько порекомендует врач.

 

Другие методы лечения дисплазии:

 

  • шины;
  • повязки;
  • ортопедические подушки;
  • массаж и ЛФК (чаще всего это лишь вспомогательные методы).

 

Цель использования любых ортопедических приспособлений – удерживать ноги ребенка в разведенном состоянии и обеспечить им функциональность. В качестве лечебно-профилактических мер врач может посоветовать делать гимнастику дома с упором на круговые упражнения для бедер. Хотя точная причина развития дисплазии неизвестна, важно знать о способах профилактики, чтобы снизить риск возникновения серьезных проблем с опорно-двигательной системой.

 

Для профилактики дисплазии нежелательно туго пеленать ребенка, так как это мешает нормальным движениям ног и физическому развитию в целом. Для переноски ребенка нельзя использовать сумки-кенгуру, так как ноги в них свисают вниз, и суставы оказываются под большой нагрузкой. Для малышей подходят слинги, которые тупо прилегают к телу взрослого, а ноги ребенка при этом широко разведены.

 

Дисплазия без лечения может стать причиной серьезных проблем. Оперативное лечение, боль при ходьбе и инвалидность – одни из них. Поэтому важно регулярно посещать ортопеда (в 1 мес., в 3 и 6 мес. и после того, как ребенок пойдет). Своевременное выявление недугов и лечение – залог здоровья в будущем.

 

Статью подготовил Мельник Михаил Владимирович – ортопед высшей категории.

Врождённый вывих бедра — «Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования» Минздрава России (г. Смоленск)

Врождённый вывих бедра (Дисплазия тазобедренного сустава) — врожденная неполноценность сустава, которая обусловлена его недоразвитием и может привести к подвывиху или вывиху головки бедра (англ. congenital dislocation o fthe hip).

Диагноз и диагностика Диагноз «дисплазия тазобедренного сустава» ставят на основании клинических признаков, результатов ультразвукового исследования и рентгенодиагностики. Ультразвуковое и рентгенологическое исследование, информативные и чрезвычайно важные методы диагностики, но являются вторичными по отношению к клиническим методам. Диагноз «дисплазия тазобедренного сустава» всегда предполагает вероятность развития вывиха бедра и необходимость безотлагательного лечения.

 

А – Ассиметричное расположение кожных складок на бедрах;

Б – Избыточная наружная ротация бедра;

В – Укорочение конечности;

Г – Ограничение отведения ног, согнутых под прямым углом в тазобедренных и коленных суставах.

Все дети должны быть осмотрены ортопедом в 1 месяц с применением ультразвукового метода исследования, при выявлении изменений врач назначает лечение. Если есть необходимость, обследование дополняется рентгенографией тазобедренных суставов. Диагноз окончательно формулирует врач ортопед по месту жительства на основании осмотра, результатов инструментальных методов и динамического наблюдения ребёнка.

Ультразвуковая диагностика тазобедренных суставов детей первого года жизни является диагностическим стандартом. Основным показанием к применению этого метода являются факторы риска и клинические признаки дисплазии суставов у детей до 3-х месяцев. Это достойная альтернатива рентгеновскому исследованию у детей до 6-ти месячного возраста. Ультразвуковой метод достаточно точен и практически безопасен для ребёнка. Для вычисления степени дисплазии определены сонографические (ультразвуковые) критерии развития тазобедренного сустава. Угол костной крыши – α (альфа) (см. рисунок выше)- характеризует степень развития костной крыши. Угол Альфа по мере созревания сустава увеличивается. Угол хрящевой крыши (угол бета β) проходит от верхнего костного края впадины до края лимбуса. Величина, характеризующая соотношение между головкой бедра и вертлужной впадиной: вертикальный вектор давления (вертикальная линия проходящая через центр головки бедра). В норме — вектор давления должен пересекаться с костной или хрящевой линией крыши вертлужной впадины. У детей от 3-х месяцев вертикальный вектор давления должен приходится на костную крышу впадины. В зависимости от количественных и качественных показателей тазобедренные суставы разделены на типы. Показанием к лечению при помощи различных ортопедических пособий является выявление предвывиха (тип сустава 2с), подвывиха (тип 3а/в) и вывиха (4 тип) в тазобедренном суставе. Таблица типов тазобедренного сустава по Графу.

Рентгенодиагностика При подозрении на врожденный вывих бедра обязательно проводится рентгенография тазобедренных суставов. Схема оценки тазобедренных суставов по рентгенограмме представлена ниже.

Лечение Основным принципом раннего функционального лечения врожденной дисплазии тазобедренного сустава является придание нижним конечностям положения отведения в тазобедренных суставах при сохранении активных движений в них. При сохраняющихся явлениях недоразвития крыши вертлужной впадины, и/или гипоплазии ядра окостенения головки бедра в сравнении с противоположной стороной, но стабильном вправлении, после 6 месяцев ношения стремян (ортезов), следует продолжить лечение ребенка в абдукционной шине Виленского.

Ходьба у детей с дисплазией тазобедренного сустава разрешается не ранее чем через 8-10 месяцев после восстановления соотношений в тазобедренных суставах. При этом рекомендуется в качестве своеобразной лечебной гимнастики, для восстановления тонуса мышц нижних конечностей после длительного вынужденного положения, сначала обучить ребенка ползать, кататься на велосипеде, в дальнейшем назначается щадящий режим ходьбы, с ограничением бега, прыжков.
Чаще всего для лечения врождённого вывиха бедра применяют: подушку Фрейка, шину Виленского, ортез Тюбингера, шину Кошля, шину Мирзоевой и т.д.

При неэффективности консервативного лечения применяют различные виды оперативных вмешательств.

Пример лечения ребенка в ортезе Тюбингера.

У детей старше 1 года при врожденном вывихе бедра выявляется нарушение походки. При двустороннем вывихе походка раскачивающаяся, по типу “утиной”, при одностороннем — так называемая “ныряющая” хромота.
У всех детей старше 1 года с двусторонним вывихом бедер отмечается усиление поясничного лордоза, в положении стоя. Это обусловлено несовпадением во фронтальной плоскости оси туловища и оси нижних конечностей, в связи с чем, для сохранения равновесия больной принимает вынужденную позу (на фото). Укорочение нижней конечности при врожденном вывихе бедра зависит от смещения бедра кверху. При этом абсолютная длина конечности (от большого вертела до внутренней лодыжки) на больной и здоровой стороне одинаковая, относительная же длина больной конечности всегда меньше, чем на здоровой. Относительное укорочение конечности может составить от 0,5 до 9 см. При исследовании движений в тазобедренных суставах выявляется различной степени выраженное ограничение отведения, более выраженное в старшем возрасте. Ротационные движения в тазобедренном суставе увеличены, причем увеличение амплитуды имеет место в основном за счет наружной ротации, которая обнаруживается даже в покое как привычное положение конечности.

Хирургическое лечение Если консервативное лечение не дало результатов, или в случаях, когда заболевание было обнаружено поздно, применяют хирургическое вмешательство. На сегодняшний день существует большое множество различных видов операций, направленных на лечение врожденного вывиха бедра. Чаще используют внесуставные операции. При таких операциях сохраняются выработанные адаптационные механизмы и создаются благоприятные условия для дальнейшего функционирования сустава. Для лечения врождённого вывиха бедра применяют большое количество хирургических методов, которые можно разделить на группы:

  1. Открытое вправление вывиха
  2. Операции на проксимальном отделе бедренной кости
  3. Операции на тазовом компоненте
  4. Комбинация вышеперечисленных способов

Пример оперативного лечения вывиха бедра и отдаленный результат.

Правильное и своевременно начатое лечение является залогом быстрого выздоровления при врожденном вывихе бедра.

Дисплазия тазобедренных суставов – цены на операцию для взрослых в клинике СПб

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста.

Дисплазия тазобедренного сустава – врожденная патология, выявляемая у новорожденного ребенка в первые недели жизни. У взрослых развивается редко и является последствием отсутствия должного лечения в детстве. При таком заболевании все анатомические структуры сустава формируются неправильно – головка бедренной кости занимает неверное положение по отношению к вертлужной впадине. При дисплазии у взрослых неправильно формируется хрящевая ткань, кости таза. Функция сустава нарушается или утрачивается. В результате повышается нагрузка на весь опорно-двигательный аппарат, искажается походка, может нарушиться функция ног, вплоть до инвалидности.

Как появляется заболевание?

Симптомы у взрослых схожи с признаками болезни у детей. Обычно нарушение обнаруживается при следующих проявлениях:

  • аномальная подвижность в суставе бедра, возможность его вращения вокруг продольной оси;
  • разная длина ног, возможно укорочение обеих ног одновременно;
  • при движениях тазовой областью слышен щелчок, больной при этом ощущает, будто сустав сместился;
  • основной симптом при дифференциальной диагностике: если больной ляжет на твердую и ровную поверхность, согнет ноги в коленях и тазобедренном суставе и попробует их развести, то полностью сделать это у него не получится;
  • асимметричные кожные складки под ягодицами;
  • иногда больные жалуются на резкую боль в покое;
  • больной хромает, ему трудно ходить;
  • быстрая утомляемость;
  • скованность движений, которая особенно заметна после сна.

Причины развития патологии

Точные причины развития такого заболевания пока медициной не установлены. Существует только перечень предрасполагающих факторов:

  • Пол. Женщины болеют в два раза чаще мужчин.
  • Течение беременности. Согласно научно-клиническим исследованиям, риск развития врожденного заболевания увеличивается, если плод находится в ягодичном предлежании.
  • Наследственность. Если патология присутствует у женщины, то с высокой долей вероятности заболевание проявится и у ее детей.
  • Пороки развития позвоночного столба и спинного мозга.
  • Травмирование бедренной и тазовой костей.
  • Генетическая предрасположенность к любым другим заболеваниям суставов.
  • Неправильное лечение или его отсутствие в детстве приводит к серьезным нарушениям во взрослом возрасте.

Формы дисплазии тазобедренных суставов

Существует три основные формы заболевания:

  • Физиологическая незрелость (легкая форма патологии). Эта степень деформации подразумевает правильное, но неполное сопоставление костной и суставной поверхностей. При этой форме болезни не нужны сложные методы терапии, необходимо просто постоянно наблюдаться у специалиста.
  • Предвывих. Представляет собой отсутствие фиксации головки бедренной кости – она может свободно выходить из суставной сумки. Такая форма заболевания может нанести серьезный урон здоровью. Если ее не лечить, то возможен переход первичной патологии в артроз. Сустав деформируется, перестанет нормально выполнять свои функции, при движении человек будет ощущать сильную боль.
  • Вывих. Самая сложная форма. При ней наблюдается несоответствие вертлужной впадины и головки бедренной кости, то есть кость находится вне суставной сумки. Если своевременно не провести рентгенодиагностику и лечение, эта форма дисплазии тазобедренного сустава может привести к инвалидизации больного.

Методы диагностики

Отделения нашего медицинского холдинга находятся в разных районах Санкт-Петербурга, и в любом из них вы можете пройти необходимые обследования.

Врач осматривает пациента, собирает анамнез жизни и заболевания, оценивает клиническую картину. Далее проводится лучевая диагностика: при подозрении на дисплазию тазобедренного сустава назначается рентген. Также может быть назначено УЗИ. Оно, как и рентгенография, выявит недоразвитие головки и шейки бедренной кости и вертлужной впадины. Если возникают трудности при постановке диагноза, врач может направить пациента на КТ или МРТ.

Методики хирургии при дисплазии тазобедренного сустава

Операция при дисплазии тазобедренного сустава считается крайней мерой и чаще проводится у взрослых, чем у детей. Основные показания к хирургическому вмешательству: выраженная деформация и связанная с ней сильная боль, отсутствие эффекта от консервативной терапии.

Применяемые методики:

  • Вправление вывиха открытым методом. Во время операции головка бедренной кости устанавливается в правильное положение и фиксируется. Чтобы вывих не случился повторно, после операции нужно какое-то время носить гипс.
  • Остеотомия. Это методика изменения формы кости. Коррекции подвергается, как правило, головка бедренной кости или формирующие вертлужную впадину участки тазовой кости. Благодаря этому, головка бедренной кости «встает на место» и надежно удерживается в суставной сумке.
  • Эндопротезирование. Проводится главным образом при коксартрозе, представляет собой замену головки сустава на искусственный имплантат. Часто это единственный способ сделать больного снова подвижным.

УЗИ тазобедренных суставов грудничкам, детям

directions

Дисплазия (неполноценное развитие) тазобедренного сустава новорожденных относится к категории врожденных патологий и требует срочного лечения. Как известно, формирование опорно-двигательного аппарата начинается уже на  28-35 днях  развития плода, продолжается после родов и заканчивается тогда, когда ребенок научится ходить. Помимо внешних факторов, влияющих на беременность, огромная доля врожденных дефектов тазобедренного сустава приходится на генетические факторы.

Врачи-специалисты





Врач ультразвуковой диагностики

В настоящее время на сайте ведутся работы по изменению прайс-листа, актуальную информацию уточняйте по тел: 640-55-25 или оставьте заявку, с Вами свяжется оператор.

Цены на услуги




  • Ультразвуковое исследование (УЗИ) тазобедренных суставов (0-1)
    1650a




Информация и цены, представленные на сайте, являются справочными и не являются публичной офертой.

Наши клиники в Санкт-Петербурге

Получить подробную информацию и записаться на прием Вы можете по телефону
+7 (812) 640-55-25

Предпосылки развития дисплазии у детей

  • наличие  в детском возрасте у ближайших родственников  диспластического синдрома, который характеризуется повышенной подвижностью суставов в сочетании со слабостью соединительной ткани
  • врожденные вывихи бедра
  • пол ребенка – чаще дисплазия диагностируется у девочек, чем у мальчиков (соотношение 80/20).

Но встречается также патология, развившаяся вследствие ягодичного предлежания плода в утробе, долгих и трудных родов, а также по причине слишком тугого пеленания малыша впервые месяцы жизни.

Родители, будьте внимательны!

Сам по себе тазобедренный сустав у новорожденных еще недостаточно сформирован: связки еще слишком эластичны, а суставная впадина более плоская и головка бедра удерживается в нормальном положении только благодаря напряжению суставной капсулы и собственной тазобедренной связки.

Дисплазия  характеризуется недоразвитостью элементов, составляющих тазобедренный сустав, и может принимать форму:

  • патологии вертлужной впадины
  • дисфункции проксимального отдела бедренной кости
  • ротационного патологического развития сустава

Если вовремя не выявить полный или неполный вывих головки бедра и не начать лечение малыша, то ваш ребенок может стать инвалидом. Дисплазию тазобедренного сустава можно вылечить, если обратиться за медицинской помощью в первые недели после рождения ребенка и выявления заболевания.

Уважаемые мамы, не забудьте сделать новорожденному УЗИ бедра и показать его специалисту в течение первого года жизни!

Чем раньше будет диагностировано заболевание с помощью ультразвука, тем больше шансов, что ребенок вырастет здоровым и активным.

Диагностика дисплазии у детей

Чтобы выявить дисплазию тазобедренного сустава у ребенка, необходимо провести внешний осмотр, сделать ультразвуковое исследование и рентген. Подтверждение патологии развития костей бедра всегда является серьезным основанием для подозрения вывиха и необходимости срочного и неотложного лечения.

Клинические признаки дисплазии тазобедренного сустава

  • при одностороннем вывихе одна ножка короче другой;
  • заметна лишняя складочка на бедре;
  • асимметрия ягодиц и ягодичных складок в положении на животе;
  • неполное отведение ножек;
  • при сгибании ножки или ножек слышатся посторонние щелчки в области колена и бедренного сустава, которых в норме не должно быть.

Ультразвуковое исследование

Клиника «Медицентр» предлагает родителям малышей, у которых есть подозрения на дисплазию тазобедренного сустава, провести УЗИ на современном высокоточном аппарате Данная процедура абсолютно безвредна для новорожденных и является эффективным способом подтвердить или опровергнуть неприятный диагноз.

УЗИ тазобедренного сустава проводится следующим образом:

  • для более точной картины следует воспользоваться датчиком на 5,0 или 7,5 МГц
  • ребенка необходимо уложить на бок, а исследуемую ножку согнуть в бедре под углом в 20-30 градусов, чтобы получить более качественную картинку косого среза
  • установить датчик в проекцию большого вертела, далее переместить его вдоль проксимального отдела бедра, затем кзади для получения изображения срединного среза головки бедренной кости
  • для получения более полной картины и подтверждения/опровержения диагноза, следует сделать 2-3 сканограммы высокого качества

Рентген

Рентген-исследование допустимо проводить детям старше 3 месяцев., оно является самым точным методом диагностики дисплазии и назначается в случае спорных результатов после УЗИ.

Если же после УЗИ и рентгена дисплазия не подтвердилась, то специалисты назначают профилактику вывиха бедра путем широкого пеленания ребенка.

Широкое пеленание заключается в том, что между ножек малыша  вкладывают небольшую подушечку, чтобы обеспечить правильное положение головки бедра в вертлужной впадине сустава при разведенных в стороны конечностях.

И еще один важный момент – не стоит туго пеленать новорожденного ребенка на целый день, старайтесь оставлять малыша «в свободе» от пеленок и вы увидите, что естественное положение ножек – полусогнутое и разведенное в стороны, то есть самое благоприятное для здоровья и нормального развития тазобедренного сустава.

1440,831,1274,1450,1262,1345

Зайцева Алла Юрьевна

08.10.2021

19:04
medi-center.ru

Хочется выразить слова огромной благодарности и признательности истинному доктору, врачу эндоскописту-гастроэнтерологу Банниковой Татьяне Петровне. Наблюдаюсь у неё уже много лет и не перестаю восхищаться ее профессионализмом, компетентностью, а главное очень доброжелательным и отзывчивым отношением ко всем пациентам. Всегда внимательно выслушает, разъяснит ситуацию, развеет ненужные сомнения, даст НЕОБХОДИМЫЕ рекомендации. Выходишь от неё всегда с воодушевлением и хорошим настроением даже после самых неприятных процедур. Очень важно для пациента, когда наряду с профессиональным решением твоей проблемы от доктора исходит спокойствие, уверенность и искреннее участие. Помимо этого Татьяна Петровна невероятно обаятельный и приятный в общении человек!
Хочу обратиться к руководству Медицентра изыскать возможность поощрить или представить к награде Банникову Т.П. за многолетний добросовестный труд на благо охраны здоровья населения, высокий профессионализм, внимательное и чуткое отношение к пациентам. За таких врачей надо держаться!

Степанова Анна Николаевна

23.09.2021

14:03
medi-center.ru

Посетила Ваш центр впервые в связи с профосмотром. Огромное спасибо за профессиональное и внимательное отношение медицинского персонала, за отсутствие очередей, за чистоту в помещениях центра. Было очень приятно. Спасибо!

Вахтин Дмитрий Сергеевич

12.03.2021

15:43
medi-center.ru

Мучился с ангинами и с простудами каждый месяц, пил антибиотики которые давали временный эффект, попал на приём к ЛОРу в Медицентр на Поликарпова Аиде Фаталиевне , которая направила на анализы и поставила правильный диагноз, хронический тонзиллит, миндалины пришлось удалить, живу полгода и радуюсь жизни, за полгода никаких ангин, первый раз за зиму не заболел простудой

Жданова Анна Михайловна

25.11.2020

14:32
medi-center.ru

Хочу выразить огромную благодарность врачу терапевту Дерешовскому Александру Сергеевичу.
На 28 неделе беременности не обошла стороной и нас эта зараза под названием COVID-19. В день вызова врача пришёл Александр Сергеевич, посмотрел, послушал, взял мазки на ковид, назначил грамотное лечение. И самое главное всегда со мной был на связи, и утром , и днём, и вечером.
Зараза отступила.
Спасибо Вам, Александр Сергеевич, за Ваш труд в столь не простое для всех время.
Здоровья Вам и Вашим близким!????

Ефремова Елена

07.11.2020

17:21
medi-center.ru

Сердечно благодарим доктора Попову К.Е. за высокий профессионализм, внимательность и отзывчивость при домашнем визите и рекомендациях по лечению. Спасибо Вам большое!

Наблюдаюсь у многих врачей по разным направлениям в отделении А. Поликарпова, все очень нравится, но всем беременным и не только-хочу посоветовать прекрасного врача-гинеколог Гиндрюк Василий Васильевич. Настоящий профессионал, все четко и по делу, всегда выслушает, подскажет, укажет, успокоит(если что)! После родов планирую наблюдаться, как у гинеколога, только у него! Спасибо ему большое!

Стоит ли беспокоиться о дисплазии тазобедренного сустава у моего новорожденного?

Это часть нашей серии о здоровье детей. Прочтите другие статьи из нашей серии здесь.


Дисплазия развития тазобедренного сустава, иногда называемая врожденной дисплазией или вывихом тазобедренного сустава, является хроническим заболеванием, присутствующим с раннего детства, которое может привести к необратимой инвалидности, если не выявить и не лечить на ранней стадии.

Дисплазия тазобедренного сустава поражает до 10 человек из 1000 и характеризуется недоразвитием тазобедренных костей (дисплазией).Это может быть связано с дряблостью (расшатыванием) или даже вывихом тазобедренных суставов. Это может повлиять на одно или оба бедра.

Бедра шаровые шарнирные. Они развиваются, когда ребенок еще находится в матке, а также в раннем детстве. У новорожденного тазобедренного сустава большей частью является хрящ, который мягкий и может способствовать ослаблению сустава. В течение первого года жизни ребенка хрящ заменяется костью.

При нормальном развитии тазобедренного сустава шариковый компонент растет быстрее, чем суставная впадина.Развитие сустава зависит от того, какой шарик остается внутри гнезда. На развитие сустава могут влиять различные факторы, а также связки, которые поддерживают сустав и удерживают вместе два костных компонента.

При дисплазии тазобедренного сустава компонент лунки (вертлужная впадина) недоразвит, поэтому шаровой компонент плохо фиксируется в лунке. Это означает, что бедро более подвержено вывихам, когда мяч выскальзывает из гнезда. Это может вызвать серьезные проблемы с кровоснабжением бедра, а также повлиять на ходьбу.

Причины

Все, что уменьшает или предотвращает подвижность тазобедренного сустава, увеличивает риск дисплазии тазобедренного сустава. Крупные младенцы, уменьшение количества околоплодных вод или первая беременность (с менее «эластичной» маткой) сокращают пространство, которое ребенку приходится перемещать, когда он еще находится в матке.

Ягодичное предлежание (нижняя часть вместо головы впереди) при родах и плотное пеленание в раннем детстве также увеличивают риск дисплазии тазобедренного сустава.

Дети, ближайшие родственники которых страдают дисплазией тазобедренного сустава, более подвержены этому заболеванию.Женщины подвержены заболеванию в четыре раза чаще, чем мужчины. Вероятно, это связано с гормонами, которые вырабатывает мать, которые вызывают большее расслабление связок во время родов. Девочки могут быть более чувствительны к этим гормонам, чем мальчики.

Диагностика

Обычно симптомы дисплазии тазобедренного сустава при рождении отсутствуют, так как младенцы не могут ходить и ползать. Из-за риска потери трудоспособности, если ее не выявить, все дети проходят скрининг, обычно медицинский осмотр, проводимый обученной акушеркой или врачом при рождении, а затем обычный шестинедельный осмотр.

Текущие экзамены проводятся в течение первых 12 месяцев. Во время этих обследований врачи определяют слабость тазобедренных суставов. Это может ощущаться как ослабление сустава или как бедра, которые не остаются в суставе (вывихиваются) при движении.

Иллюстрация вывиха бедра.
с www.shutterstock.com

Другие признаки могут включать асимметрию ягодичных складок или длину ног (из-за того, что одно бедро не полностью расположено в суставе). Не все случаи вялости означают, что у ребенка дисплазия, и не все случаи дисплазии будут обнаружены при этом клиническом обследовании, поскольку состояние развивается со временем.

Людям с такими факторами риска, как тазовое предлежание, часто проводят усиленный скрининг, например ультразвуковое исследование.

Рентген можно использовать у детей старшего возраста или взрослых, чтобы продемонстрировать недоразвитую лунку бедра. Рентген менее полезен для младенцев младшего возраста, поскольку бедра все еще содержат большую часть хряща, что не так хорошо видно на рентгеновских снимках.

Если дисплазия не обнаружена при обследовании младенцев, у детей старшего возраста или взрослых могут возникнуть затруднения при ходьбе, хромота, артрит или боль.

Лечение

У большинства детей со слегка расслабленными бедрами при рождении обычно проходит через шесть недель без какого-либо лечения. Те, у кого слабые бедра и не рассасываются, должны начать лечение через шесть-восемь недель. Если у ребенка вывих бедра, лечение следует начинать немедленно.

Ремни обычно используются для лечения дисплазии у младенцев. Это удерживает бедра согнутыми вперед и вытянутыми, чтобы максимизировать контакт между мячом и впадиной.

Ремень, который носят младенцы для коррекции дисплазии.с www.shutterstock.com

Ремень можно снимать для стирки, в противном случае его можно носить непрерывно от трех до семи месяцев. Раньше в качестве лечения использовалось ношение двух или трех подгузников вместо одного. Доказано, что это неэффективно и может отсрочить лечение с использованием соответствующей привязи.

Основным (но редким) возможным побочным эффектом ношения обвязки является аваскулярный некроз (отмирание костной ткани). Считается, что это вызвано сильным прижатием шаровой части бедра к гнезду.В результате происходит раздавливание кровеносных сосудов, снабжающих кость, что может снизить там кровоснабжение. Это может привести к артриту и повреждению кости. Это более вероятно, если лечение начнется поздно.

Иногда требуется хирургическое вмешательство, хотя в большинстве случаев (до 95%) разрешается раннее наложение ремня безопасности. Хирургическое вмешательство используется только в том случае, если лечение ремнями не принесло успеха, или если пациент обратился позже младенческого возраста. Хирургия дисплазии тазобедренного сустава имеет более высокий риск аваскулярного некроза, чем хирургия ремней безопасности.

Долгосрочные эффекты

Дисплазия развития тазобедренного сустава может вызвать серьезные долгосрочные проблемы , если ее не выявить и не лечить на ранней стадии. К ним относятся ранний (до 30 лет) артрит, боли в спине, необходимость в нескольких операциях и более короткая нога с одной стороны.

При раннем лечении частота последующих проблем с тазобедренным суставом, требующих дальнейшего лечения, очень низка (около 4%).

Чтобы свести к минимуму риск потери трудоспособности в будущем, родители, у новорожденных которых есть некоторые из факторов риска, должны обсудить это со своим врачом, чтобы обеспечить адекватное обследование и скрининг.


Дополнительная литература:

Вырастают ли дети из детской астмы?

Снимок состояния здоровья детей в Австралии

Кошмары и ночные кошмары у детей: когда они перестают быть нормальными?

Ночное недержание мочи у детей старшего возраста и молодых людей является обычным явлением и поддается лечению

Мигрень в детском и подростковом возрасте: больше, чем головная боль

Синдром «пощечины щеки»: обычная сыпь у детей, более зловещая у беременных

Подростковую боль часто называют «болью роста», но она может повлиять на их жизнь

Дисплазия Мейера в дифференциальной диагностике тазобедренного сустава у детей раннего возраста | Ортопедия | JAMA Педиатрия

Цели
Описать редкое нарушение развития эпифиза бедренной кости у младенцев и детей, которое часто неправильно диагностируется, и предложить протокол оценки, чтобы отличить его от других проблем с тазобедренным суставом.

Дизайн
Серия кейсов.

Настройка
Центр третичной медицинской помощи.

Субъекты
Пять последовательных пациентов были направлены для оценки острого начала хромоты в период с января 1990 г. по декабрь 1997 г.

Вмешательство
Были собраны все клинические данные и данные изображений.

Результаты
У двоих из 5 пациентов изначально был диагностирован остеомиелит, а у 3 — болезнь Пертеса.Диагноз дисплазии Мейера был подтвержден при помощи простой пленки таза, отрицательного сканирования костей или нормального состояния костного мозга на магнитно-резонансной томографии. Хромота исчезла без лечения у всех пациентов в течение 1-3 недель.

Выводы
Дисплазия Мейера — доброкачественное заболевание, которое следует включать в дифференциальную диагностику заболевания тазобедренного сустава у младенцев и детей. Осведомленность об этом состоянии может предотвратить ненужную госпитализацию и лечение.

Дисплазия MEYER — это бессимптомное нарушение развития тазобедренного сустава, проявляющееся отсроченной нерегулярной оссификацией эпифизарного ядра бедренной кости. 1 Дисплазия отмечается на втором году жизни и обычно исчезает к концу шестого года без лечения. 2 Это редкое состояние можно легко принять за другие проблемы с тазобедренным суставом, что приведет к ненужным диагностическим процедурам и лечению.

Мы описываем 5 детей, у которых в конечном итоге была диагностирована дисплазия Мейера, и предлагаем рекомендации по оценке этого состояния, основанные на наших результатах и ​​обзоре литературы.

Пять последовательных пациентов, направленных в наш центр третичной медицинской помощи в период с января 1990 г. по декабрь 1997 г. по поводу острого начала хромоты, были обследованы клинически и с помощью исследований изображений.

В таблице 1 представлены клинические данные, а в таблице 2 представлены результаты визуализации у 5 пациентов. Из 5 детей было 4 мальчика и 1 девочка в возрасте от 9 до 48 месяцев. Все поступили с острым началом хромоты продолжительностью от 2 до 30 дней.Пациент 3 находился под наблюдением детского эндокринолога по поводу небольшого роста, а пациент 4 имел семейный анамнез врожденного вывиха бедра и болезни Пертеса. В остальном истории ничем не примечательны.

Таблица 1.

Клинические результаты при дисплазии Мейера

Таблица 2.

Результаты визуализации тазобедренных суставов при дисплазии Мейера

При физикальном обследовании выявлено уменьшение объема движений тазобедренного сустава у 3 из 5 пациентов; у 1 (больной 2) это сопровождалось лихорадкой.Реагенты острой фазы (высокая скорость оседания эритроцитов, высокое количество лейкоцитов) были обнаружены у 2 пациентов (пациенты 1 и 2). Рентгенограммы бедра выявили различные эпифизарные изменения, совместимые с дисплазией Мейера, у всех пациентов, у 3 из которых было двустороннее поражение (рис. 1).

Рисунок 1.

Переднезадний вид тазобедренного сустава, демонстрирующий различные проявления дисплазии Мейера. А, пациент 1, демонстрирующий рентгенопрозрачный дефект головки бедренной кости.B, пациент 2: уплощение, склероз и рентгенопрозрачный очаг в головке бедренной кости. C, пациент 4, демонстрирующий фрагментацию головки бедренной кости.

Первоначальным диагнозом у пациентов 1 и 2 был острый остеомиелит, основанный на клинической картине и наличии повышенной скорости оседания с лейкоцитозом и рентгенопрозрачными поражениями головки бедренной кости. Однако нормальные результаты сканирования костей исключили эту возможность и подтвердили диагноз дисплазии Мейера.

У трех других пациентов (пациенты 3, 4 и 5) впервые было заподозрено наличие болезни Пертеса на основании клинических проявлений, отсутствия признаков инфекции и наличия эпифизарных изменений на рентгенограммах тазобедренного сустава. Опять же, нормальные результаты сканирования костей исключили этот диагноз. Из-за семейного анамнеза болезни Пертеса у пациента 4 была проведена магнитно-резонансная томография, которая выявила множественные центры окостенения головок бедренной кости. Нормальная интенсивность костного мозга во всех последовательностях исключила отек и ишемию и подтвердила диагноз дисплазии Мейера (рис. 2).

Рисунок 2.

Пациент 4. Магнитно-резонансная томография, T 2 -взвешенный коронарный разрез тазобедренных суставов, демонстрирующий множественные центры окостенения головок бедра. Костный мозг показывает нормальную интенсивность сигнала.

У всех пациентов хромота исчезла без лечения в течение 1–3 недель. Костное обследование ни у одного из детей не выявило эпифизарных дисплазий в других костях. Результаты тестов функции щитовидной железы были нормальными.Костный возраст (по Грейлиху Пайлу) был задержан у всех пациентов.

Pedersen 3 и Meyer 2 были первыми, кто описал подгруппу пациентов с болезнью Пертеса, у которых была отчетливая рентгенологическая и клиническая картина, редко встречающаяся среди клинических состояний, поражающих тазобедренный сустав в детстве. Мейер подсчитал, что эта подгруппа составляла 10% всех пациентов с болезнью Пертеса и характеризовалась преобладанием мужчин и молодым возрастом (<5 лет).Он сообщил, что эта дисплазия отмечается на втором году жизни и обычно исчезает к концу шестого года. Это чаще двустороннее заболевание, чем типичное заболевание Пертеса (42% против 7%), а также более высокая семейная частота других заболеваний тазобедренного сустава, таких как врожденный вывих и болезнь Пертеса. 2 Мейер проследил патогенез нарушения кровообращения, вызывающего отсроченную нерегулярную оссификацию. Другие авторы связывают дисплазию с врожденной очаговой гипоплазией бедренного эпифиза. 4

Возможность того, что мы имеем дело с физиологическим вариантом окостенения головки бедренной кости, не может быть исключена у тех, кто полностью выздоровел с нормальной формой и размером эпифиза.

Рентгенологически пораженные пациенты обнаруживают заметную задержку развития эпифизарного ядра бедренной кости и его патологические проявления в более поздние сроки. Созревание задерживается и в других частях скелета. 1 При дисплазии Мейера окостенение головки бедренной кости обычно не наступает до 2-летнего возраста.Центр окостенения, вместо обычного отдельного элемента, выглядит как небольшое эпифизарное ядро, состоящее из множества независимых костных очагов. Эти очаги постепенно разрастаются, сливаются и, наконец, сливаются в единый центр. 1 Также был описан небольшой единичный очаг окостенения с кортикальным дефектом на суставной поверхности. 4

Магнитно-резонансная томография показывает множественные центры окостенения головки бедренной кости с нормальной интенсивностью сигнала во всех последовательностях и уменьшенной высотой хрящевого эпифиза. 4 , 5 Нормальные результаты сканирования костей типичны для дисплазии Мейера. 6

Дифференциальный диагноз состоит в основном из болезни Пертеса, которая характеризуется как аномальными результатами сканирования костей, так и сигналами костного мозга в головке бедренной кости на магнитно-резонансной томографии. Равномерная массивная конденсация на рентгенограммах тазобедренного сустава при болезни Пертеса — еще одна особенность, которая отличает ее от дисплазии Мейера и не требует дорогостоящих методов визуализации.Однако это открытие обычно является поздним признаком и поэтому не помогает на ранних стадиях. При наличии двусторонних изменений следует исключить множественную эпифизарную дисплазию и гипотиреоз. 7

Несмотря на выдающиеся рентгенологические данные, клинические признаки обычно незначительны или отсутствуют, а поражения обычно обнаруживаются случайно. 1 , 2 У некоторых пациентов с двусторонним поражением может быть легкая непоследовательная походка вразвалку. Боль, хромота или ограничение движений наблюдаются редко и обычно преходящи. 4

По окончании заживления дисплазия Мейера не нуждается в лечении. Пациенты демонстрируют непрерывное улучшение с устойчивым соединением и ростом эпифиза, 1 , обычно в течение 3-летнего периода. 2 Окончательный результат — нормальная полусферическая форма и размер головки бедренной кости, 5 , хотя некоторые сообщают об уменьшении высоты. 1 , 4 Возможно, работает нормально. Тем не менее, биомеханически индуцированные дегенеративные изменения суставов можно ожидать во взрослом возрасте у людей с меньшими головками бедренной кости.Напротив, при болезни Пертеса естественное течение связано с повышенной фрагментацией, которая может привести к необратимой деформации головки бедренной кости, если ее не лечить. 1 Однако у детей младше 5 лет болезнь протекает легко и обычно не требует вмешательства.

Результаты недавнего проспективного клинического и радиологического исследования 18 детей с дисплазией Мейера 4 подтвердили большинство наблюдений Мейера. Половина случаев была двусторонней, и мальчики страдали в 5 раз чаще, чем девочки.Визуализирующие исследования показали замедленное появление центров окостенения с полным заживлением в среднем к 5½ годам, за исключением небольшой потери эпифизарной высоты. Большинство пациентов протекали бессимптомно. Хотя 6 (20%) из 30 пациентов Мейера показали переход от доброкачественного течения дисплазии к болезни Пертеса, 2 в этом исследовании не наблюдалось случаев болезни Пертеса. 4 То же верно и для другого случая двусторонней дисплазии бедренной кости, которая имела благоприятное естественное течение. 8

Мы описали 5 пациентов с дисплазией Мейера, 2 из которых были изначально ошибочно диагностированы как страдающие остеомиелитом, а 3 из которых предположительно страдали болезнью Пертеса. Диагноз дисплазии Мейера у наших пациентов был подтвержден нормальными результатами сканирования костей, нормальным сигналом костного мозга на магнитно-резонансной томографии и полным разрешением хромоты. Поскольку в прошлом у всех наших пациентов не было симптомов, мы предполагаем, что острое начало хромоты могло быть связано с острым событием, таким как токсический синовит, не связанным с дисплазией Мейера.Повышение скорости оседания у пациентов 1 и 2 может быть связано с интеркуррентной инфекцией, которая прошла без лечения.

После постановки диагноза эти пациенты должны пройти клиническое и рентгенологическое наблюдение (с использованием простых снимков) детским хирургом-ортопедом. Если клинического ухудшения нет (хромота, ограниченное движение суставов), рентгенограммы бедра следует выполнять один раз в год до тех пор, пока не будет отмечено разрешение.

В заключение, дисплазия Мейера — это редкое заболевание с доброкачественным течением, которое может имитировать другие, более серьезные заболевания тазобедренного сустава.Повышение осведомленности об этом состоянии предотвратит ненужную госпитализацию и лечение и развеет опасения родителей относительно прогноза.

Принята к публикации 8 февраля 1999 г.

Примечание редактора: Помните об этом в следующий раз, когда увидите хромающего малыша или дошкольника. — Кэтрин Д. ДеАнгелис, MD

Автор, ответственный за переписку: Лиора Харель, доктор медицинских наук, отделение педиатрии C, Детский медицинский центр Шнайдер, Израиль, Петах-Тиква, 49202, Израиль.

1.

Caffey
J Детская рентгенологическая диагностика. Чикаго, Ill Yearbook Medical Publishers Inc 1978; 1372–1375

2. Мейер
J Dysplasia epiphysealis capitis femoris: клинико-радиологический синдром и его связь с болезнью Легга-Кальве-Пертеса. Acta Orthop Scand. 1964; 34183-197Google ScholarCrossref 3.Pedersen
Е.К. Эпифизарная дисплазия головного мозга [аннотация]. J Bone Joint Surg Br. 1960; 42663Google Scholar4.Khermosh
OWeintroub
S Дисплазия эпифизарной оболочки бедра: дисплазия Мейера. J Bone Joint Surg Br. 1991; 73621-625Google Scholar5.

Резник
DSik Kang
H Внутреннее повреждение суставов. Филадельфия, Пенсильвания, WB Saunders Co1997; 538

6.Бенсахель
HBok
B Apport de la scintigraphie à la patologie non Infctieuse de la hanche de l’enfant. Arch Fr Pediatr. 1979; 361040-1045Google Scholar7.Spranger
J Эпифизарные дисплазии. Clin Orthop Related Res. 1976; 11446-58.
LTimmermans
JLeroy
JG Эпифизарная дисплазия головки бедра? продольное наблюдение. Eur J Pediatr. 1983; 140345-347Google ScholarCrossref

Развитие дисплазии тазобедренного сустава у младенцев и детей раннего возраста

Что такое дисплазия тазобедренного сустава?

Дисплазия развития тазобедренного сустава (DDH), также известная как дисплазия тазобедренного сустава в педиатрии или дисплазия тазобедренного сустава, описывает спектр аномалий тазобедренного сустава, степень тяжести которых варьируется от полного вывиха тазобедренного сустава до умеренных отклонений в локализованном тазобедренном суставе. .

Дисплазия тазобедренного сустава может развиться у ребенка примерно во время рождения или в раннем детстве. Хотя он обычно диагностируется у младенцев и детей раннего возраста, он также поражает подростков и взрослых. Однако это обычно можно отнести к более легким случаям ВДГ, которые трудно диагностировать и которые можно не лечить в детстве.

Иллюстрация бедренной кости и вертлужной впадины.
встреча в здоровом тазобедренном суставе

В здоровом тазобедренном суставе верхний конец бедренной кости (бедренная кость) встречается с вертлужной впадиной, чтобы соответствовать друг другу, как шар и впадина, в которой шарик свободно вращается в лунке.Хрящ, гладкая защитная ткань, выстилает кости и уменьшает трение между поверхностями во время движения.

В DDH, однако, существует ненормальное соотношение между компонентами бедра, и часто тазобедренный сустав недоразвит и не поддерживает головку бедра (шар).

Условия, охватываемые термином дисплазия тазобедренного сустава, включают:

  • вывих бедра: , где нет контакта между хрящом на шарике и хрящом на лунке
  • вывих бедра: , где мяч легко выскакивает из гнезда и выскакивает
  • подвывих бедра: , где хрящ мяча и впадины соприкасаются, но мяч неправильно посажен в лунке
  • диспластическое бедро: , где тазобедренная впадина или вертлужная впадина недоразвиты или недостаточны для поддержки мяча (чаще у подростков и взрослых старшего возраста, чем у педиатрических пациентов)

Предоперационная рентгенограмма вывихнутого правого бедра у малыша в передне-заднем отделе (спереди назад) (показана слева).

У детей дисплазия тазобедренного сустава чаще поражает левое бедро, чем правое. Примерно 80% случаев следуют этой схеме. Однако это заболевание может присутствовать на обоих бедрах.

Может ли дисплазия тазобедренного сустава излечиться сама собой?

Некоторые легкие формы дисплазии тазобедренного сустава у детей, особенно у младенцев, со временем можно исправить самостоятельно.

Кто подвержен риску дисплазии тазобедренного сустава?

Дисплазия тазобедренного сустава гораздо чаще встречается у девочек, чем у мальчиков, и, как правило, передается в семьях.Даже среди детей, не имеющих наследственной связи, больший риск наблюдается у всех первенцев.

Что вызывает дисплазию тазобедренного сустава?

Генетика играет важную роль, но другие факторы во время беременности и родов, такие как врожденные состояния, вызванные нахождением плода в слишком маленькой матке, и случаи тазовых предлежаний также могут привести к дисплазии тазобедренного сустава.

Семейная история

Риск вывиха бедра при рождении составляет примерно один из 1000.Если родитель страдает дисплазией тазобедренного сустава в детстве, риск развития этого риска у его или ее собственного ребенка увеличивается на 12% по сравнению с родителем, у которого в анамнезе не было этого заболевания. У ребенка, чей брат или сестра страдает дисплазией тазобедренного сустава, вероятность развития этого заболевания выше на 6%.

Аномалии формования матки

Наклон головы (кривошея) и поворот передней части стопы (придаточная мышца плюсны) являются врожденными патологиями, которые часто являются результатом зажатия слишком маленькой маткой.Эти состояния предупреждают медицинских работников о том, что следует внимательно следить за наличием дисплазии тазобедренного сустава, которая также может быть вызвана таким ограничением.

рождение тазового предлежания

Это когда ребенок выходит из родовых путей вперед ягодицами, а не головой. У ребенка, родившегося с ягодичного предлежания, в 10 раз больше шансов заболеть дисплазией тазобедренного сустава, чем у ребенка, рожденного головой вперед.

Каковы признаки и симптомы дисплазии тазобедренного сустава у детей?

Присутствие при рождении аномалия может быть обнаружена при обычном физикальном осмотре новорожденного.Другие признаки включают несоответствие длины ног, ограниченный диапазон движений в бедре или хромоту или ковыляние при ходьбе у малышей.

При обычном осмотре новорожденного врач осторожно сгибает бедра ребенка в разные стороны. Если бедро вывихнуто или может быть легко вывихнуто или подвывих (частично вывихнуто), врач может почувствовать «лязг», когда бедро не совмещается. В меньшем количестве случаев проблема проявляется не раньше, чем в младенчестве или раннем детстве.Позже диагноз дисплазии тазобедренного сустава может быть обнаружен во время плановых осмотров устойчивости тазобедренного сустава в кабинете педиатра.

Дополнительные признаки, которые могут привлечь внимание родителей и врача к недиагностированной дисплазии тазобедренного сустава, включают:

  • Несоответствие длины конечности (одна нога короче другой) на пораженной стороне
  • хромой
  • походка вразвалку (указывает на поражение обеих ног)
  • ограниченный диапазон движений тазобедренного сустава (который первоначально может быть обнаружен лицом, осуществляющим уход, при смене подгузника)

Для подтверждения диагноза дисплазии тазобедренного сустава у детей в возрасте от четырех до шести месяцев ортопед использует ультразвуковое исследование.Эта технология предлагает значительное преимущество перед обычным рентгеновским снимком, поскольку изображения могут быть получены при движении бедра. «Это очень точный и безопасный диагностический инструмент, поскольку здесь нет радиации», — сказал Роджер Ф. Видманн, доктор медицины, руководитель отделения детской ортопедической хирургии в HSS. У детей старше шести месяцев для подтверждения диагноза используются рентгеновские снимки, которые лучше показывают детализацию костей.

Как лечится дисплазия тазобедренного сустава?

Раннее вмешательство необходимо для правильного развития костей тазобедренного сустава.Неправильный рост шарика или гнезда может вызвать проблемы с формированием другого. Цель состоит в том, чтобы достичь и поддерживать совместное соответствие. «Вертлужная впадина и головка бедра зависят друг от друга для нормального роста и развития», — объясняет д-р Видманн. «Если мяч не входит плотно в лунку, обеспечивая определенный стимул роста, лунка может стать слишком плоской и не сможет вместить сферу. В свою очередь, без надлежащего контакта с вертлужной впадиной головка и шея бедренной кости не будут расти нормально. .«

Всегда ли дисплазия тазобедренного сустава требует хирургического вмешательства?

Когда требуется лечение, детям младше шести месяцев рекомендуется нехирургическое лечение с использованием ремней Павлика. В меньшинстве случаев, когда это не работает, и у детей, диагноз которых не был поставлен до достижения шестимесячного возраста, может потребоваться хирургическое вмешательство.

Шлейка Павлик

Ремень Павлик — это мягкий фиксатор, который мягко направляет головку бедренной кости в глубину впадины или вертлужной впадины, что стимулирует нормальное развитие сустава.

Обычно подвеска используется в течение трех месяцев. Первоначально ребенок будет носить привязь постоянно, а по мере улучшения положения бедер и достижения устойчивости ее можно будет использовать неполный рабочий день. Примерно 85% вывихов бедра у детей в возрасте до шести месяцев с помощью шлейки «Павлик» удается.

Фотография младенца в шлейке Павлика.

К сожалению, шлейка Павлика не подходит для лечения детей старшего возраста, потому что бедро стало более фиксированным в вывихнутом положении и его сложнее выровнять.

Редукция

Для небольшого числа пациентов, у которых лечение ремнем Павлика не принесло успеха, а также для детей, у которых диагноз не ставится до достижения шестимесячного возраста, ортопед может порекомендовать операцию закрытой репозиции или открытой репозиции. Репозиция — это процедура, при которой кости выравниваются или возвращаются на место для оптимизации конгруэнтности тазобедренного сустава. Редукционные процедуры выполняются детскими ортопедами, имеющими специализированный опыт лечения дисплазии тазобедренного сустава.Есть два типа сокращения:

  • Закрытая репозиция: Хотя при этой процедуре разрезы не делаются, она требует, чтобы ребенок был помещен под общий наркоз. Во время процедуры закрытой репозиции врач использует рентгенографию для наблюдения за бедром, а затем осторожно манипулирует им, чтобы выровнять его, не делая никаких разрезов. Затем накладывается гипсовая повязка, чтобы удерживать бедро на месте до трех месяцев.
  • Открытая репозиция: При открытой репозиции, также выполняемой под общим наркозом, требуется хирургический разрез, чтобы удалить любую ткань, которая мешает правильному расположению головки бедренной кости в лунке.Затем также накладывается гипсовая повязка.

Изображение артрограммы вывиха бедра в операционной.

МРТ перемещенного (анатомически выровненного) бедра.

Закрытый переход и колосниковое литье

После закрытой репозиции бедра пациенту помещают в гипсовую повязку из колючей проволоки на 12 недель, чтобы поддерживать правильное выравнивание тазобедренного сустава и впадины. В HSS мы используем трехмерную МРТ-визуализацию бедра в поперечном сечении после закрытой репозиции, чтобы подтвердить правильное расположение бедра и конгруэнтность тазобедренного сустава.HSS предпочитает использовать МРТ, а не рентген или компьютерную томографию, поскольку радиация не задействована.

Фотография младенца в гипсовой повязке.

Операция открытой редукции при дисплазии тазобедренного сустава

Лечение путем открытой репозиции обычно назначается детям старше 10 месяцев, у которых новый диагноз диспластического тазобедренного сустава, или в случаях, когда предыдущая закрытая репозиция бедра не увенчалась успехом.

В этой процедуре хирург делает разрез, устраняет любые препятствия на пути анатомического выравнивания бедра (например, выравнивание напряженных мышц или других мягких тканей) и перемещает головку бедренной кости в вертлужную впадину.Хирургу также может потребоваться восстановить нормальную анатомию, выполнив остеотомию бедра, процедуру, при которой разрезают бедро и / или вертлужную впадину, чтобы отрегулировать углы, под которыми кости встречаются, и оптимизировать конгруэнтность суставов. Необходимость остеотомии бедренной или вертлужной впадины возрастает с возрастом, в котором ставится диагноз. Обычно требуется исправить аномальное развитие костей у любого ребенка старше трех или четырех лет.

Предоперационный вид вывиха правого бедра,
правая нога кажется короче левой.
Рентгеновский снимок спереди назад (спереди назад) через шесть
месяцев после открытой репозиции с выровненным правым бедром.

Все процедуры репозиции, включая те, которые включают остеотомию, проводятся в стационаре и требуют использования общей анестезии. Дети, перенесшие открытую репозицию, носят гипс на срок от шести до восьми недель. После снятия гипса он или она обычно продолжает носить бандаж на ночь, пока хирург-ортопед не определит, что тазобедренный сустав развивается нормально.

У некоторых пациентов, у которых есть открытая или закрытая репозиция и / или остеотомия бедренной кости, также может потребоваться остеотомия таза для корректировки угла вертлужной впадины. У более молодых пациентов часто используется процедура остеотомии Пембертона или Дега, при которой костная и хрящевая крыши бедра переориентируются до нормального положения.

Передне-задний (передний-задний) рентгеновский снимок, показывающий остаточную дисплазию вертлужной впадины
на правом бедре (показано слева).

Немедленный послеоперационный рентгеновский снимок после остеотомии таза по Дега.

Рентгенограмма: таз и бедро через 18 месяцев после остеотомии таза по Дега.

Каковы риски лечения DDH?

Риски, связанные с хирургическим вмешательством — кровотечение, инфекция и риски, связанные с анестезией, — минимальны. Детские ортопеды проявляют особую осторожность, чтобы избежать состояния, называемого аваскулярным некрозом (также известного как АВН или остеонекроз), при котором кости тазобедренного сустава не получают достаточного количества крови. Это может быть вызвано тем, что головка бедренной кости (шарнир тазобедренного сустава) помещается обратно в вертлужную впадину (гнездо) с ненужным давлением, и поэтому используется минимальное давление.Аваскулярный некроз может привести к аномальному росту кости.

Относительно безопасности этих процедур д-р Видманн говорит: «Я обычно говорю родителям, что основной риск с диагнозом дисплазия тазобедренного сустава вообще ничего не делает. Без лечения эти дети подвергаются высокому риску развития остеоартрита, поскольку взрослые, со связанными с ними дегенеративными изменениями, вызывающими хроническую и прогрессирующую боль и скованность ».

Хотя цифры трудно определить, некоторые члены медицинского сообщества считают, что до 50% взрослых, которым в конечном итоге потребуется замена тазобедренного сустава из-за остеоартрита, заболели этой болезнью в результате детской проблемы с тазобедренным суставом.Считается, что в большинстве случаев это дисплазия тазобедренного сустава.

Какого результата можно ожидать от ребенка с DDH?

Чем раньше будет проведено лечение заболевания, тем больше шансов на успешный результат, т. Е. Бедро выглядит анатомически нормальным как при физикальном осмотре, так и на рентгеновском снимке. Детей, которых лечат от дисплазии тазобедренного сустава, регулярно обследуют до тех пор, пока они не станут скелетно зрелыми (когда рост завершится), чтобы гарантировать продолжение нормального развития.В некоторых случаях вывих бедра, который был успешно вправлен, может все же развить дисплазию в более поздние годы, что требует дополнительного лечения.

Обновлено: 17.03.2021

Резюме подготовила Нэнси Новик • Диагностические исследования изображений предоставлены радиологами HSS

Авторы

Джон С. Бланко, Мэриленд

Младший лечащий хирург-ортопед, Госпиталь специальной хирургии
Доцент кафедры ортопедической хирургии Медицинского колледжа Вейл Корнелл

Эмили Р.Dodwell, MD, MPH, FRCSC

Доцент лечащего детского хирурга-ортопеда, Госпиталь специальной хирургии
Доцент кафедры ортопедической хирургии, Медицинский колледж Вейл Корнелл

Шеваун Маки Дойл, Мэриленд

Доцент лечащего врача-ортопеда, Госпиталь специальной хирургии
Доцент кафедры ортопедической хирургии, Медицинский колледж Вейл Корнелл

Дэвид М.Scher, MD

Младший лечащий хирург-ортопед, Госпиталь специальной хирургии
Доцент кафедры клинической ортопедической хирургии, Медицинский колледж Вейл Корнелл

Эрнест Л. Раковина, MD

Начальник службы сохранения тазобедренного сустава, Госпиталь специальной хирургии
Младший лечащий хирург-ортопед, Госпиталь специальной хирургии

Роджер Ф. Видманн, доктор медицины

Заведующий отделением детской ортопедической хирургии, Госпиталь специальной хирургии
Лечащий хирург-ортопед, Госпиталь специальной хирургии

Дисплазия тазобедренного сустава у младенцев | Беременность, роды и ребенок

Дисплазия тазобедренного сустава — это проблема, связанная с развитием тазобедренного сустава ребенка.В этой статье объясняется, как это диагностируется и какое лечение может потребоваться. Если вы беспокоитесь, что у вашего ребенка дисплазия тазобедренного сустава, обратитесь к врачу.

Что такое дисплазия тазобедренного сустава у ребенка?

Дисплазия тазобедренного сустава — это проблема, которая иногда наблюдается у младенцев, а иногда и у детей в то время, когда они учатся ходить.

Иногда это называют «щелчком бедер», потому что, если вы двигаете бедрами ребенка с дисплазией бедра, вы часто можете почувствовать легкий щелчок.

Обычно мяч в верхней части бедренной кости ребенка (головка бедренной кости) удерживается в чашеобразном углублении в тазу.Мяч удерживается в лунке связками и мышцами.

Если у вашего ребенка дисплазия тазобедренного сустава, головка бедра может сместиться из нормального положения, и бедро вашего ребенка не будет правильно развиваться.

На самом деле никто не знает, что вызывает дисплазию тазобедренного сустава. Это чаще встречается у детей, которые до рождения находились в тазовом предлежании, то есть они были головой вверх, а не вниз. Это чаще встречается у девочек, чем у мальчиков, и может передаваться в семьях.

Это также может быть вызвано плотным обертыванием ребенка или его пеленанием, если это сделано небезопасным способом.Если вы пеленаете ребенка, убедитесь, что он может сгибать ноги.

Как мне узнать, есть ли у моего ребенка дисплазия тазобедренного сустава?

Иногда дисплазия тазобедренного сустава не очевидна. Вам легко это пропустить. Врачи и младшие медсестры проводят регулярные проверки, чтобы не пропустить их.

Ищут ребенка, который:

  • имеет неровные складки кожи около ягодиц
  • имеет ножки разной длины
  • нормально не двигает ногами
  • имеет вывернутую стопу

И ищут старшего ребенка, который:

  • сидит или ходит поздно
  • наклоняется в сторону при стоянии или ходьбе
  • ковыляет при ходьбе

Ваш врач, акушерка или младшая медсестра могут проверить бедра вашего ребенка в любое время, но часто будут проверять их во время проверки ребенка:

  • при рождении
  • через неделю после рождения
  • через 6 недель после рождения
  • через 6 месяцев после рождения
  • когда они начинают ходить

Ваш врач, акушерка или младшая медсестра могут также назначить вам УЗИ или направить вас к педиатру.

Какое лечение понадобится моему ребенку?

Если дисплазия тазобедренного сустава выявлена ​​при рождении, ваш ребенок может носить мягкий корсет (шлейку Павлика) в течение 6–10 недель. Это поможет нормальному развитию бедра. Шлейка Павлик не задержит развитие вашего малыша. Некоторым младенцам потребуется операция, чтобы вернуть головку бедра в гнездо.

Бедра вашего ребенка должны нормально развиваться после лечения. Ваш врач будет следить за вашим ребенком на предмет редких проблем, таких как артрит.

Куда обратиться за помощью

Если вы подозреваете, что у вашего ребенка дисплазия тазобедренного сустава, обратитесь к врачу. Чтобы получить помощь и поддержку в уходе за вашим ребенком, если ему понадобится шлейка Pavlik, вы можете поговорить с медсестрой по охране здоровья матери и ребенка в отделении беременности, родов и ребенка по видеосвязи или по телефону 1800 882 436.

Вы также можете узнать, как:

  • кормите ребенка в ремне безопасности
  • оберните ребенка так, чтобы его ножки могли сгибаться в бедрах
  • поместите ребенка в шлейку
  • смени подгузник ребенку
  • Купайте ребенка в шлейке

Узнайте больше о дисплазии тазобедренного сустава на сайтах Сиднейской сети детских больниц и Международного института дисплазии тазобедренного сустава.

Ddh | Дейтон Детский

Что такое дисплазия развития тазобедренного сустава?

Дисплазия развития тазобедренного сустава (DDH) — это проблема, связанная с формированием тазобедренного сустава ребенка. Иногда заболевание начинается до рождения ребенка, а иногда возникает после рождения, когда ребенок растет. Это может повлиять на одно или оба бедра.

Большинство младенцев, получающих лечение от DDH, становятся активными, здоровыми детьми и не имеют проблем с тазобедренным суставом.

Что происходит в бедре при дисплазии развития?

Тазобедренный сустав шарнирно-шарнирный.Верхняя часть бедренной кости (шарообразная часть бедра) находится внутри гнезда, которое является частью тазовой кости. Мяч движется в разных направлениях, но всегда остается внутри гнезда. Это позволяет нам двигать бедрами вперед, назад и из стороны в сторону. Он также поддерживает вес нашего тела при ходьбе и беге.

В DDH бедро плохо формируется. Шаровая часть шарнира может полностью или частично выходить из гнезда. Иногда шариковая часть может входить и выходить из гнезда. Часто розетка неглубокая.Если это не исправить, тазобедренный сустав не будет хорошо расти. Это может привести к боли при ходьбе и артриту тазобедренного сустава в молодом возрасте.

Каковы признаки и симптомы дисплазии развития тазобедренного сустава?

Дисплазия тазобедренного сустава не вызывает боли у младенцев, поэтому ее трудно заметить. Врачи проверяют бедра всех новорожденных и младенцев во время осмотра ребенка на предмет наличия признаков DDH.

Родители могли заметить:

  • Бедра ребенка издают хлопки или щелчки, которые можно услышать или почувствовать.
  • Ножки ребенка не одинаковой длины.
  • Одно бедро или нога не двигаются так же, как другая сторона.
  • Кожные складки под ягодицами или на бедрах не совпадают.
  • Ребенок прихрамывает, когда начинает ходить.

Младенцам с любым из этих признаков следует обратиться к врачу для проверки бедер. Раннее обнаружение и лечение DDH обычно означает, что у ребенка больше шансов на нормальное развитие бедер.

Что такое дряблость бедра?

Многие дети рождаются с расслабленными бедрами при движении.Это называется неонатальной дряблостью бедра . Это происходит потому, что полосы ткани, соединяющие одну кость с другой, называемые связками, очень эластичны. Слабость бедра у новорожденных обычно проходит сама по себе к 4–6 неделям и не считается истинной DDH.

Ребенку, у которого через 6 недель тазобедренные связки все еще расшатались, может потребоваться лечение. Поэтому последующие посещения врача для младенцев с дряблостью бедра очень важны.

У кого развивается дисплазия тазобедренного сустава?

Любой ребенок может заболеть DDH.Но вероятность родиться с ним выше у младенцев, которые:

  • девочки
  • первенцы
  • были младенцами с тазовым предлежанием (в утробе матки ягодицами вниз, а не головой), особенно в третьем триместре беременности
  • есть член семьи с этим заболеванием, например родитель или брат или сестра

Редко ребенок не рождается с DDH, но развивает его после рождения. Чтобы предотвратить ГДГ у младенцев, которые не родились с этим заболеванием, не пеленайте бедра или ноги новорожденного плотно вместе.Всегда следите за тем, чтобы у ножек ребенка было достаточно места для маневра.

Как диагностируется дисплазия развития тазобедренного сустава?

Врачи выявляют большинство случаев DDH во время осмотров ребенка. Если у ребенка есть признаки DDH или у него более высокий риск, врач назначит анализы.

Два теста помогают врачам проверять наличие DDH:

  • Ультразвук использует звуковые волны для создания изображений тазобедренного сустава ребенка. Лучше всего это работает с младенцами в возрасте до 6 месяцев. Это потому, что большая часть тазобедренного сустава ребенка по-прежнему состоит из мягкого хряща, который не будет обнаружен на рентгеновском снимке.
  • Рентгеновский аппарат лучше всего подходит для детей старше 4–6 месяцев. В этом возрасте их кости сформировались достаточно, чтобы их можно было увидеть на рентгеновском снимке.

Как лечится дисплазия развития тазобедренного сустава?

Детский хирург-ортопед (специалист по костным заболеваниям у детей) занимается младенцами и детьми с DDH. Цель ухода — поместить подушечку бедра в суставную впадину и удерживать ее там, чтобы сустав мог нормально расти.

Хирург-ортопед подбирает лечение в зависимости от возраста ребенка.Варианты включают:

  • раскосы
  • Редукция закрытая и отливка
  • открытая репозиция (хирургическая) и литье

Ортез или гипсовая повязка будут удерживать бедро на месте и будут находиться с обеих сторон, даже если затронуто только одно бедро.

Распорка

Лечение младенцев младше 6 месяцев — это обычно корсет. Чаще всего используется бандаж Pavlik . У него есть плечевой ремень, который крепится к стременам для ног. Он ставит ножки ребенка в положение, при котором подушечка тазобедренного сустава входит в гнездо.

Лечение с помощью шлейки «Павлик» часто длится около 6–12 недель. При ношении ремня ребенок проходит осмотр каждые 1–3 недели с УЗИ тазобедренного сустава и обследованием. Во время визита медицинская бригада может при необходимости отрегулировать привязь.

Ремень (бандаж) обычно хорошо удерживает бедра в нужном положении. Большинству младенцев другое лечение не требуется.

В редких случаях обвязка не может удерживать подушечку бедра в гнезде. Тогда врачи могут сделать либо:

  • закрытый редуктор (ручное перемещение шара обратно в гнездо) и литье
  • открытая репозиция (хирургическая) и литье
Закрытый редуктор и литье

Ребенку может понадобиться закрытая редукция , если:

  • Ремень не смог удерживать подушечку бедра в гнезде.
  • За младенцем начинают уход после шести месяцев.

Для закрытой репозиции ребенку вводят лекарство (общую анестезию), чтобы спать во время процедуры и не чувствовать боли. Хирург:

  • Вводит контрастный краситель в сустав, чтобы увидеть

    хрящ
    часть мяча.

  • Перемещает бедренную кость ребенка так, чтобы шарнир сустава вернулся на свое место в лунке.
  • Накладывает гипсовую повязку на бедро , чтобы удерживать бедро на месте.Ребенок носит гипс 2–4 месяца.

Иногда хирург-ортопед также расслабляет напряженную мышцу в паховой области во время закрытой репозиции.

Открытая репозиция (хирургия) и литье

Ребенку может потребоваться операция (открытая репозиция ), если:

  • Закрытая редукция не позволила удержать подушечку бедра в гнезде.
  • На момент начала лечения ребенок старше 18 месяцев.

Во время открытой репозиции ребенок спит под наркозом.Хирург:

  • Делает разрез кожи.
  • Отводит мышцы в сторону, чтобы напрямую видеть тазобедренный сустав.
  • Устанавливает мяч на место.
  • Закрывает хирургический разрез швами, наложенными под кожу. Их не нужно будет удалять.
  • Накладывает гипсовую повязку на бедро , чтобы удерживать бедро на месте. Ребенок носит гипс от 6 до 12 недель.

Иногда хирург-ортопед также делает операцию на тазовой кости, чтобы углубить очень неглубокую тазобедренную впадину, особенно для детей старше 18 месяцев.

Что еще мне нужно знать?

Дети будут проходить регулярные осмотры у своего ортопеда до тех пор, пока им не исполнится 16–18 лет и они не перестанут расти. Это помогает обеспечить хорошее развитие бедра.

границ | Повышенная нагрузка во время походки коррелирует с морфологией здорового тазобедренного сустава у несовершеннолетних с пролеченной дисплазией тазобедренного сустава

Введение

Дисплазия развития тазобедренного сустава (DDH) — одно из наиболее частых заболеваний тазобедренного сустава у детей, требующих хирургического вмешательства (Feeley et al., 2014). Ранняя диагностика до 6-месячного возраста и раннее лечение с использованием ремня безопасности — золотой стандарт лечения этого заболевания (Barlow, 1962). В случае позднего диагноза или невозможности использования ремня для исправления аномальной морфологии бедра потребуется закрытое или открытое вправление с остеотомией таза или без нее (Danielsson, 2000; Terjesen and Horn, 2020). Как правило, даже если вывих бедра успешно лечился хирургическим путем путем закрытого или открытого вправления, обычно остаются проблемы, такие как остеонекроз бедра, остаточная дисплазия вертлужной впадины или остаточный подвывих бедра (Roposch et al., 2013). Предыдущие долгосрочные катамнестические исследования детей, получавших лечение от DDH с помощью хирургического лечения, показали, что не только пораженная сторона будет прогрессировать до преждевременного остеоартрита (ОА), но и что здоровая сторона также будет страдать от коварной дисплазии тазобедренного сустава или остеонекроза (Song et al. ., 2008; Terjesen, 2014). Эти проблемы часто являются результатом остаточных морфологических изменений тазобедренного сустава, а также величины и степени нагрузки сил, передаваемых в суставе даже после операции. Однако клиническое наблюдение было сосредоточено в основном на морфологических изменениях пораженного тазобедренного сустава с использованием рентгеновских снимков таза на плоской пленке.Мониторинг изменений морфологии и условий нагрузки на обоих тазобедренных суставах может предоставить более полную информацию для раннего выявления признаков повышенного риска преждевременного ОА у пациентов, получавших лечение от ДДГ.

Дисплазия тазобедренного сустава является предостеоартрозным состоянием, приводящим к преждевременному рентгенологическому ОА тазобедренного сустава (Wiberg, 1939; Jacobsen and Sonne-Holm, 2004). Морфологические изменения бедер с дисплазией, такие как уменьшение покрытия бедра и неправильная ориентация вертлужной впадины, изменят условия нагрузки, области передачи нагрузки, а также линии действия и рычаги мышц и т. Д., что приводит к ранней дегенерации (Albinana et al., 2004; Thomas et al., 2014; Wang et al., 2016; Vafaeian et al., 2017). Было показано, что при дисплазии вертлужной впадины у взрослых уменьшение на каждый градус бокового центрально-краевого угла (CEA), индекса охвата бедра, было связано с увеличением риска рентгенологического ОА на 13% (Thomas et al., 2014) . При 40-летнем наблюдении за остаточной дисплазией вертлужной впадины у детей с хирургическим лечением ДДГ (Albinana et al., 2004) ориентация вертлужной впадины с использованием вертлужного индекса (AI), измеренного на ранних рентгенограммах, оказалась прогностической для степени тяжести по Северину. , индекс, измеряемый на рентгенограммах взрослых, чтобы указать риск ОА тазобедренного сустава (Ward et al., 1997). Также сообщалось, что AI 35 ° или более через 2 года после снижения в детстве был связан с 80% вероятностью перехода тазобедренного сустава III / IV степени по Северину у взрослых (Albinana et al., 2004). Помимо морфологии вертлужной впадины, морфология проксимального отдела бедренной кости, такая как угол шейки и диафиза (NSA), также является важным фактором, способствующим увеличению нагрузки и риску остеонекроза и / или остеохондроза бедра у пациентов с хирургическим лечением ДДГ. (Ван и др., 2016). Поэтому после хирургического лечения детей с ДДГ регулярное рентгенологическое наблюдение за морфологическими изменениями тазобедренного сустава важно для выявления остаточной дисплазии тазобедренного сустава или остеонекроза до достижения зрелости.

Помимо остаточных морфологических изменений тазобедренного сустава, более высокая нагрузка на уровне ткани может вызвать поверхностные трещины хряща, которые могут распространяться, если поверхность сустава подвергается повторяющимся нагрузкам (Ewers et al., 2002; Kerin et al., 2003) . Более высокие уровни нагрузки не только инициируют ОА в суставе, но также могут ускорять фибрилляцию уже поврежденного хряща, как это наблюдается при тяжелом ОА (Kerin et al., 2003). Для суставов нижних конечностей повторяющиеся нагрузки при высоких скоростях нагрузки происходят в основном при ударе пяткой во время ходьбы.Быстрое увеличение GRF вокруг удара пяткой (также называемого переходным процессом при ударе пяткой) связано с ударом стопы, когда ее скорость быстро сводится к нулю (Jefferson et al., 1990). Изменяя скорость, с которой конечность и, следовательно, ее конечная точка (стопа) опускается на землю, можно контролировать скорость нагрузки GRF (Jefferson et al., 1990; Chang et al., 2012). С другой стороны, нарушение контроля маховой конечности может привести к увеличению нагрузки на GRF и, следовательно, на суставы нижних конечностей (Chang et al., 2012). Следовательно, точный контроль конечной точки (ступни) нижней конечности во время фазы замаха имеет решающее значение для плавного контакта пятки при ударе пятки, чтобы снизить скорость нагрузки силы реакции опоры (GRF).

Общая скорость походки также может влиять на величину нагрузки на нижние конечности. Предыдущие исследования здоровых взрослых показали, что скорость ходьбы имеет наибольшую корреляцию со скоростью нагрузки (r = 0,95), а длина шага — наименьшей (r = 0,85) (Collins and Whittle, 1989).У взрослых с игнорированным или частично пролеченным односторонним DDH сообщалось об изменении пространственно-временных параметров походки, включая более медленную, чем обычно скорость ходьбы и более короткие шаги, помимо отклонений движений в суставах, таких как уменьшение сгибания / разгибания бедра, но большее сгибание колена и лодыжки (RomanÒ et al., 1996; Lai et al., 1997; Pedersen et al., 2004). В отличие от этого, у детей с леченным односторонним ДДГ было обнаружено, что пространственно-временные параметры походки, включая скорость ходьбы, были такими же, как у их здоровых сверстников (Ömeroğlu et al., 2008; Чанг и др., 2011, 2012; Wang et al., 2016). Тем не менее, они по-прежнему демонстрировали асимметричные остаточные отклонения походки с более согнутой позой в колене и голеностопном суставе пораженной конечности в результате измененных движений таза, а именно большего наклона кпереди, походки на пораженной стороне и поворота к здоровой стороне таза. (Chang et al., 2012). При нормальной скорости походки повышенная скорость нагрузки была отмечена как на пораженной, так и на непораженной стороне у подростков, которые лечились от односторонней ДДГ с помощью остеотомии Пембертона в раннем детстве (Chang et al., 2011) и пациентам с остеонекрозом II типа на обработанном бедре (Wang et al., 2016). Таким образом, для раннего выявления любого риска преждевременного остеоартрита был предложен долгосрочный мониторинг степени нагрузки GRF и суставных сил у пациентов с DDH (Chang et al., 2011).

В то время как морфологические изменения и повышенная нагрузка по отдельности были связаны с повышенным риском преждевременного ОА бедра, ни одно исследование не изучало, может ли повышенная двусторонняя частота нагрузки во время ходьбы быть связана с морфологией бедер у подростков после операции DDH.Таким образом, цель настоящего исследования состояла в том, чтобы определить скорость нагрузки и разгрузки GRF и суставных осевых сил в нижних конечностях, а также пространственно-временные параметры во время ходьбы и возможные корреляции скорости нагрузки и разгрузки с двусторонней морфологией тазобедренного сустава. у подростков, которые лечились от DDH в раннем детстве. Была выдвинута гипотеза, что пациенты будут демонстрировать пространственно-временные параметры походки, аналогичные параметрам здоровой контрольной группы, но с большей скоростью нагрузки и разгрузки GRF и осевых сил суставов в обеих нижних конечностях, и что скорость нагрузки и разгрузки будет коррелировать с морфология пораженного бедра.

Материалы и методы

Все эксперименты настоящего исследования были проведены с одобрения Институционального наблюдательного совета больницы Chang Gung Memorial (IRB No. 201601982B0C501). Все эксперименты и процедуры соответствовали Этическим принципам медицинских исследований с участием людей (Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации). Двадцать пациентов (группа DDH; 20 женщин; возраст: 6,7 ± 2,3 года; рост: 117,6 ± 16,2 см; масса: 24,3 ± 8,1 кг; разница в длине ног: 0.5 ± 0,3 см), которые в возрасте 2,3 ± 1,5 года лечились по поводу одностороннего вывиха бедра методом репозиции, участвовали в текущем исследовании (Таблица 1). Письменное информированное согласие было получено от участников и их родителей или опекунов, как это было одобрено Советом по надзору учреждения. Из 20 субъектов в группе DDH двое получали закрытое репозиционное лечение, двое — открытое репозиционирование и 16 лечились открытым репозиционированием с помощью остеотомии Пембертона в зависимости от степени тяжести.Все испытуемые могли ходить без поддержки, не болели и не страдали инфекциями бедра или другими нервно-мышечными заболеваниями, которые могли повлиять на передвижение. Последующие рентгенограммы показали, что охват вертлужной впадины во фронтальной плоскости был в пределах нормы во время эксперимента по походке у всех испытуемых. Для каждого субъекта: NSA, AI, CEA, смещение бедренной кости, соотношение глубины вертлужной впадины, суставно-вертлужное расстояние (ATD), угол Альсберга (AA) и соотношение c / b (отношение расстояния от самого медиального метафиза бедренной кости до тазовой кости). средняя линия и расстояние от P-линии до средней линии таза) были измерены на основе переднезадних рентгеновских изображений таза с обеих сторон во время эксперимента по походке (Рисунок 1 и Таблица 1).Участники были исключены из исследования, если у них были другие нервно-мышечно-скелетные заболевания или неврологическая патология, которая могла повлиять на походку. Тринадцать здоровых детей (контрольная группа; 10 девочек и трое мальчиков; возраст: 7,8 ± 1,88 года; рост: 125,8 ± 12,1 см; масса: 26,6 ± 6,2 кг; разница в длине ног: 0,3 ± 0,4 см) также были отобраны с того же согласия. процедура и служила в качестве контрольной группы, соответствующей группе DDH без значительных межгрупповых различий по полу, возрасту, росту и массе тела (BW).Анализ мощности a priori , основанный на экспериментальных результатах с использованием G * POWER 3 (Faul et al., 2007), определил, что пять субъектов для каждой группы дадут мощность 0,8 при уровне значимости 0,05. Таким образом, количество испытуемых в каждой группе было более чем достаточно для основных целей настоящего исследования.

Таблица 1. Средние значения (стандартные отклонения) демографических характеристик контрольной группы и несовершеннолетних пациентов, получавших лечение по поводу односторонней дисплазии тазобедренного сустава (DDH) в раннем детстве, а также морфологических параметров бедер в группе DDH .

Рисунок 1. Определения рентгенологических измерений морфологии бедра. NSA, шейно-стержневой угол; AI, вертлужный указатель; CEA, центрально-краевой угол; A / B — соотношение глубины вертлужной впадины; ATD, суставно-вертельное расстояние; соотношение c / b; AA, угол Альсберга.

В больничной лаборатории походки каждый субъект несколько раз прошел по 10-метровой дорожке со своей предпочтительной скоростью перед сбором данных. Для отслеживания сегментарных движений тазобедренного аппарата легкие световозвращающие маркеры были прикреплены к передним и задним верхним подвздошным ости, большим вертелам, средней части бедер, медиальным и латеральным надмыщелкам бедренной кости, головкам малоберцовой кости, бугристости большеберцовой кости, медиальной и латеральной поверхности. лодыжки, бугорки ладьевидной кости, основания 5-й плюсневой кости, большие пальцы ног и пятки (Cappozzo et al., 1995). Трехмерные траектории маркеров измеряли с помощью системы анализа движения с 7 камерами (MX T-40, Vicon Motion Systems Ltd., Великобритания), а GRF измеряли с помощью трех силовых пластин (AMTI, США). По крайней мере шесть успешных испытаний, каждое с полным циклом походки для каждой конечности, было проведено для каждого субъекта для последующего анализа.

На основе данных измерения маркера и силовой пластины угловые движения и результирующие силы в суставах нижних конечностей были рассчитаны с использованием анализа обратной динамики с устройством таз-нога, смоделированным как система с 7 жесткими звеньями (Lu et al., 1997; Лу и др., 1998; Чанг и др., 2011; 2012; Wang et al., 2016). Перед анализом измеренные GRF и данные маркеров были отфильтрованы нижними частотами с помощью фильтра Баттерворта 4-го порядка с частотами отсечки 25 и 10 Гц соответственно. Каждое звено тела было встроено в локальную систему координат с положительными осями X, Y и Z, направленными вперед, вверх и вправо, соответственно (Wu and Cavanagh, 1995) и карданным вращением Z – X – Y. Последовательность была использована для расчета углов суставов (Grood and Suntay, 1983).Центр вращения бедра оценивался функциональным методом (Leardini et al., 1999), а центры вращения колена и голеностопного сустава определялись как средние точки между латеральным и медиальным надмыщелками бедренной кости и между латеральной и медиальной лодыжками. соответственно (RomanÒ et al., 1996). Сегментарные инерционные свойства тела, необходимые для расчета совместной силы, были получены с использованием метода, основанного на оптимизации (Chen et al., 2011), а влияние артефактов мягких тканей было уменьшено с помощью метода глобальной оптимизации (Lu and O’Connor, 1999).Осевые компоненты суставных сил рассчитывались путем проецирования результирующих сил на длинную ось дистального сегмента. Скорости нагружения вертикального GRF и совместных осевых сил во время начального контакта и фаз реакции на нагрузку, а также их скорости разгрузки во время фазы предварительного поворота были получены как максимальный мгновенный наклон этих силовых кривых, рассчитанный путем нахождения первых производных от сплайновые кривые, подогнанные к данным с использованием GCVSPL (Woltring, 1986; Wang et al., 2016).Все переменные, связанные с силой, были нормированы на массу тела. Переменные скорости нагрузки были усреднены между левой и правой конечностями для здоровой контрольной группы. Также были получены пространственно-временные параметры походки, а именно длина шага, время шага, длина шага, ширина шага, частота шагов и скорость ходьбы.

Каждая из рассчитанных переменных между пораженной и незатронутой сторонами сравнивалась с использованием парных тестов t . Сравнения между затронутыми и контрольными группами и незатронутыми и контрольными проводили с использованием независимых тестов t .Связь между каждым из рентгенографических измерений и пиковыми скоростями нагрузки и разгрузки вертикальных GRF, а также совместными осевыми силами как для пораженной, так и для непораженной сторон была получена с использованием корреляционного анализа Пирсона. Коэффициент корреляции 0,7–0,9 указывает на сильную корреляцию, 0,4–0,6 умеренную и 0,1–0,3 слабую корреляцию. Все уровни значимости были установлены на уровне α = 0,05. Все статистические анализы были выполнены с использованием SPSS 20.0 (SPSS, IBM, Армонк, Нью-Йорк, США).

Результаты

В группе пациентов не было обнаружено значимых различий по морфологическим параметрам между пораженной и здоровой сторонами (таблица 1). Длину ног с обеих сторон измеряли с помощью сканографии, и среднее расхождение в длине ног составило 0,5 см, что не было клинически значимым (Таблица 1). Начальная DLS пораженной конечности была на 1% длиннее, чем непораженная конечность ( p = 0,003). Существенных межсторонних различий в пространственно-временных параметрах походки не обнаружено.Не было обнаружено значительных различий в уровнях нагрузки совместных осевых сил и вертикального GRF между затронутыми и незатронутыми сторонами (таблицы 2, 3 и рисунок 2).

Таблица 2. Средние значения (стандартные отклонения) пространственно-временных параметров походки для контрольной группы и несовершеннолетних пациентов, получавших лечение по поводу односторонней дисплазии развития тазобедренного сустава (DDH) в раннем детстве.

Таблица 3. Средние значения (стандартные отклонения) пиковых скоростей нагружения и разгрузки совместных осевых сил и вертикальных сил реакции грунта (GRF).

Рис. 2. Кривые нормированных на вес тела вертикальных сил реакции опоры пораженных (сплошная линия) и непораженных (пунктирная линия) конечностей типичных субъектов в DDH и контрольной группе (пунктирная линия) во время фазы опоры уровня. ходьба.

По сравнению со здоровой группой время шага в группе пациентов было больше, чем в здоровой контрольной группе ( p <0,05). Никаких значимых межгрупповых различий по каким-либо другим пространственно-временным параметрам обнаружено не было.По сравнению со здоровым контролем, группа пациентов показала значительно более высокие уровни пиковой нагрузки осевых сил сустава в пораженной конечности ( p = 0,025–0,041) с аналогичной тенденцией в здоровой конечности во время первоначального контакта (Таблица 3).

Для вертикального GRF при начальном контакте, как правило, пиковая скорость нагрузки и разгрузки в основном коррелировала с вертлужным индексом здоровой стороны. Пиковая скорость нагрузки как для пораженной, так и для непораженной конечностей положительно коррелировала с вертлужным индексом и соотношением c / b для здоровой стороны (таблица 4).Пиковая скорость разгрузки обеих конечностей также положительно коррелировала с вертлужным индексом здоровой стороны (таблица 4). Во время реакции на нагрузку пиковые скорости нагружения были примерно в три раза меньше, чем при начальном контакте. Пиковая скорость нагрузки пораженных конечностей была положительно коррелирована с вертлужным индексом и отношением c / b здоровой стороны, но те значения во время фаз начального контакта и реакции на нагрузку отрицательно коррелировали с углом между центром и краем здоровой стороны (таблица 4).

Таблица 4. Корреляция между скоростями нагружения и разгрузки вертикальной силы реакции опоры и радиографическими измерениями как пораженной (A), так и незатронутой (U) сторон.

Для осевых сил сустава во время начального контакта пиковые значения нагрузки на бедро, колено и лодыжку с обеих сторон положительно коррелировали с вертлужным индексом здоровой стороны, тогда как на пораженной стороне отрицательно коррелировали с центральным. краевой угол незатронутой стороны (таблица 5).Пиковая скорость осевой нагрузки на непораженное бедро также положительно коррелировала с углом Альсбурга на незатронутой стороне, тогда как на непораженном колене и лодыжке положительно коррелировали с отношением c / b на непораженной стороне. Скорость разгрузки осевой силы в колене и голеностопе на пораженной стороне положительно коррелировала с вертлужным индексом здоровой стороны, в то время как на голеностопном суставе на здоровой стороне была положительно коррелирована с вертлужным индексом здоровой стороны.Во время реакции на нагрузку пиковые скорости нагружения были примерно в четыре раза меньше, чем при начальном контакте. Пиковая нагрузка на колено и голеностоп на пораженной конечности отрицательно коррелировала с соотношением глубины вертлужной впадины пораженной конечности (таблица 5).

Таблица 5. Корреляция между скоростями нагрузки и разгрузки осевого усилия сустава и рентгенографическими измерениями как пораженной (A), так и незатронутой (U) сторон.

Обсуждение

Настоящее исследование направлено на определение скорости нагрузки и разгрузки GRF и осевых сил суставов в нижних конечностях, а также пространственно-временных параметров во время ходьбы и возможных корреляций скорости нагрузки и разгрузки с двусторонней морфологией тазобедренного сустава у подростков, которые лечился от DDH в раннем детстве.По сравнению со здоровой группой не было обнаружено значимых межгрупповых различий по большинству пространственно-временных параметров. Пациенты показали большую, чем обычно, максимальную нагрузку осевых сил сустава на пораженной стороне. Их показатели вертикального GRF и совместных осевых сил нагрузки при первоначальном контакте как на пораженной, так и на незатронутой сторонах положительно коррелировали с вертлужным индексом на незатронутой стороне. Пиковая скорость разгрузки вертикального GRF и осевые силы на голеностопном и коленном суставах на пораженной стороне и на голеностопном суставе на здоровой стороне также положительно коррелировали с вертлужным индексом на здоровой стороне.Эти результаты предполагают, что помимо регулярного наблюдения за морфологическими изменениями пораженного бедра в текущей клинической практике, мониторинг скорости нагрузки и морфологических изменений здорового бедра после операции по уменьшению DDH также важен для раннего выявления любых признаков коварного дисплазия тазобедренного сустава и риск преждевременного перерождения хряща.

Скорость походки — ключевой фактор, влияющий на величину GRF (Cook et al., 1997) и совместные силы в нижних конечностях (Paul, 1976; Röhrle et al., 1984), и степень их нагрузки (Collins and Whittle, 1989) во время ходьбы по горизонтальной поверхности. Однако скорость походки и большинство пространственно-временных параметров, по-видимому, не влияли на наблюдаемые межгрупповые различия в скорости загрузки и разгрузки в текущем исследовании, поскольку не было значительных межгрупповых различий в скорости походки. Единственным пространственно-временным параметром, который значительно отличался между группами, было время шага, но различия были небольшими и не были напрямую связаны со скоростью нагрузки при ударе пяткой.Эти результаты предполагают, что ранняя операция по поводу односторонней DDH была полезной для общей эффективности походки, о чем свидетельствуют нормальные скорости походки пациентов и пространственно-временные параметры (таблица 2). Похоже, что наблюдаемое увеличение скорости нагрузки в группе DDH было более вероятно связано с контролем суставов и конечной точки (стопы) нижних конечностей вокруг удара пяткой и во время последующей реакции на нагрузку в результате морфологические состояния на бедрах.

По сравнению со здоровыми людьми контрольной группы, у несовершеннолетних субъектов, которым в младенчестве проводилось хирургическое лечение по поводу DDH, наблюдались повышенные уровни нагрузки вертикальных GRF и осевые силы суставов в пораженной конечности, но наблюдалась только тенденция к увеличению показателей нагрузки в здоровой конечности во время первоначального контакта и нагрузки. ответ походки.Подобные результаты были также обнаружены у подростков, которые лечились от DDH в младенчестве, но показали значительно повышенную нагрузку как на пораженные, так и на непораженные конечности (Chang et al., 2011). В другом исследовании было обнаружено, что остеонекроз, который развился у подвергнутых лечению бедра у подростков с DDH, приводил к значительно более высоким показателям нагрузки во время реакции на нагрузку как в пораженных, так и в здоровых бедрах по сравнению с подростками с DDH, но без остеонекроза (Wang et al., 2016 ).Оба предыдущих исследования подростков показали, что более высокие, чем обычно, уровни нагрузки в пораженных и здоровых конечностях были результатом нарушения мышечного контроля в пораженном бедре после операции. Однако это, похоже, не объясняет текущие данные о несовершеннолетних. Различия в возрасте походки в эксперименте между Chang et al. (2011) и текущее исследование могут быть основным фактором различий в выводах. С другой стороны, возможные последствия морфологических изменений бедра в предыдущих исследованиях не рассматривались.Тем не менее, исходя из предыдущих и текущих результатов, кажется, что риск преждевременного ОА пораженного бедра у молодых пациентов уже был выше, чем для здоровых сверстников, но риск для здорового бедра был все же меньше, чем для пораженного бедра. и им можно управлять, чтобы избежать дальнейшего ухудшения со временем.

В текущем исследовании показатели нагрузки вертикальных стеклопластиков и совместные осевые силы при начальном контакте как в пораженных, так и в здоровых конечностях были в три-четыре раза выше, чем во время реакции на нагрузку.Следовательно, корреляции между скоростью нагрузки при первоначальном контакте и морфологией тазобедренного сустава более актуальны для риска преждевременного остеоартрита тазобедренного сустава в текущей популяции пациентов. При первоначальном контакте AI непораженного бедра был основным параметром, который положительно коррелировал со скоростью нагрузки вертикальных GRF и осевыми силами суставов как в пораженных, так и в непораженных конечностях. Эти уровни нагрузки также имели отрицательную корреляцию от слабой до умеренной с CEA здорового бедра.Отмечено, что даже несмотря на то, что после хирургического лечения была достигнута хорошая морфология, большая остаточная вариабельность морфологических признаков оставалась на пораженном бедре, о чем свидетельствуют большие стандартные отклонения морфологических параметров (Таблица 1). Возможно, что эти остаточные морфологические вариации в пораженном бедре снижали их корреляцию со скоростью нагрузки. Хотя уровни нагрузки и ИИ здорового бедра положительно коррелировали, их причинно-следственные связи требовали дальнейшего исследования.Тем не менее, такие значительные корреляции могут быть объяснены с точки зрения контроля маховой конечности и связанного с ней импульсного GRF при ударе пяткой.

Как правило, чем больше AI, тем вертикальнее вертлужная впадина и тем хуже дисплазия тазобедренного сустава (Albinana et al., 2004). Также было показано, что повышенный AI связан с более короткими плечами рычагов и, следовательно, с нарушением функции отводящих и сгибающих мышц (Liu et al., 2012). Принимая во внимание кинетическую цепочку от опорной конечности до маховой стопы, непораженное бедро находится проксимальнее махового колена и лодыжки, поэтому повышенный ИИ непораженного бедра поставит под угрозу контроль скорости, с которой маховая конечность и ступня опускаются к опоре. грунт, что приводит к увеличению скорости загрузки GRF.Поскольку продолжительность времени при IC (<10–20 мс) намного короче, чем время, необходимое мышце для генерации силы (23–73 мс) (Burke et al., 1971; Whittle, 1999), сокращения мышц не достаточно быстро, чтобы изменить свои свойства и способность затухания в ответ на удар. С другой стороны, продольные оси бедра и голени выравниваются при ударе пяткой, что еще больше снижает способность мышц ослаблять удар. В этих условиях одинаковые уровни нагрузки передавались вверх от лодыжки к бедру, и все они были коррелированы с ИИ здорового бедра (Таблицы 2, 3).Помимо показателей нагрузки, вертлужный индекс здорового бедра также был основным параметром, который достоверно коррелировал с пиковыми показателями разгрузки вертикальных GRF и осевых сил в колене и голеностопе обеих конечностей. Это было ожидаемо, потому что ведущая конечность принимала вес тела, в то время как задняя конечность отпускала вес тела. Повышение скорости нагрузки и разгрузки как для пораженных, так и для непораженных конечностей, а также значительная корреляция между показателями нагрузки и разгрузки также были обнаружены у подростков с хирургическим лечением односторонней DDH (Chang et al., 2011; Wang et al., 2016).

Текущие результаты исследований подростков и предыдущих исследований подростков предполагают, что существует повышенный риск дальнейшего ухудшения, такого как коварная дисплазия как пораженных, так и непораженных бедер, с течением времени во время роста у молодых пациентов. Следовательно, следует принимать меры для контроля состояния здорового бедра и предотвращения дальнейшего увеличения нагрузки как на пораженные, так и на непораженные конечности. Мониторинг скорости нагрузки и разгрузки в обеих конечностях и морфологических изменений обоих бедер у подростков после операции по уменьшению DDH важен для раннего выявления любых признаков скрытой дисплазии бедра и риска преждевременной дегенерации хряща.Кроме того, следует рассмотреть вопрос о разработке профилактических стратегий увеличения нагрузки для снижения риска преждевременного остеохондроза бедра, таких как использование ортезов для стопы или обуви с амортизирующими свойствами после операции и реабилитационная переподготовка походки для развития моделей походки с снижена скорость загрузки GRF.

Настоящее исследование предполагает, что мониторинг морфологических изменений с течением времени одинаково важен для обоих бедер во время послеоперационного наблюдения у пациентов, получавших лечение от DDH.Как правило, морфологические измерения выполняются в основном на пораженном бедре во время последующих посещений для определения качества репозиции, остаточной деформации или любых последующих остеонекротических изменений и включают такие параметры, как вертлужный индекс, угол шейного вала, суставно-вертельное расстояние (ATD), c / b. отношение и угол Альсберга. При долгосрочном наблюдении за DDH после хирургической репозиции 43% изменений ОА приходилось на пораженную сторону (Terjesen, 2018). Однако важность последующего наблюдения за морфологией здоровой стороны была отмечена только в ограниченном количестве исследований, в которых сообщалось о коварной или скрытой дисплазии тазобедренного сустава на здоровой стороне (Jacobsen, 2006; Jacobsen et al., 2006; Song et al., 2008). В 50-летнем последующем исследовании, проведенном Terjesen и Horn (2020) 48 пациентов, лечившихся от односторонней DDH, у восьми пациентов (17%) появилась дисплазия контралатерального бедра, шесть из которых перенесли операцию для улучшения покрытие головки бедра. Результаты этих исследований и текущие данные об умеренной и сильной корреляции между скоростью нагрузки в обоих бедрах и вертлужным индексом и СЕА здорового бедра позволяют предположить, что мониторинг морфологических изменений в здоровом бедре важен для попытки предотвратить развитие паттерны походки с повышенной нагрузкой как на здоровые, так и на пораженные бедра, как было обнаружено в предыдущих исследованиях подростков.

Настоящее исследование было первой попыткой определить корреляционную взаимосвязь между послеоперационной морфологией обоих бедер и степенью нагрузки на двусторонние суставы нижних конечностей у подростков, получавших лечение от DDH в раннем детстве. Для более определенных причинно-следственных выводов потребуются дальнейшие лонгитюдные исследования. Кроме того, поскольку разные хирургические методы и возраст хирургического вмешательства могут по-разному влиять на послеоперационное состояние и последующее развитие морфологии и механики тазобедренного сустава (Wang et al., 2016; Scott et al., 2020), дополнительно влияя на условия нагрузки нижних конечностей, будущие исследования таких эффектов также потребуются. С другой стороны, текущее исследование ограничивалось ходьбой по горизонтали. Дальнейшее изучение более сложных двигательных задач, таких как подъем по лестнице и ходьба по склону (Liikavainio et al., 2007; Jeong and Shin, 2016), может помочь выявить другие возможные факторы, которые могут способствовать развитию модели походки с повышенной скоростью нагрузки при оба бедра в текущей популяции пациентов.

Заключение

Юные пациенты, получавшие лечение от DDH в раннем детстве, показали большую, чем обычно, максимальную нагрузку осевых сил сустава, а скорость нагрузки GRF и осевые силы суставов как на пораженной, так и на незатронутой сторонах при начальном контакте сильно коррелировали с вертлужный указатель на здоровой стороне. Пиковая скорость разгрузки на пораженной стороне также значимо коррелировала с вертлужным индексом на здоровой стороне. Эти результаты предполагают, что помимо регулярного наблюдения за пораженным бедром, рутинная оценка морфологических изменений здорового бедра и / или увеличение нагрузки после операции по уменьшению DDH важна для раннего выявления любых признаков коварной дисплазии бедра и риска преждевременное перерождение хряща.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены институциональным наблюдательным советом больницы Chang Gung Memorial (IRB No. 201601982B0C501). Письменное информированное согласие на участие в этом исследовании было предоставлено законным опекуном / ближайшими родственниками участников.

Авторские взносы

W-CL, C-HC, T-MW и T-WL разработали и разработали эксперименты.W-CL, T-YC и L-WH провели эксперименты и проанализировали данные. W-CL, T-YC и T-WL написали основной текст рукописи. T-WL, T-MW и C-HC предоставили предметы, материалы и инструменты для анализа. Все авторы рецензировали рукопись.

Финансирование

Авторы благодарны за финансовую поддержку Мемориальной больнице Чанг Гун (CMRPG1F0131) и Министерству науки и технологий Тайваня (MOST 106-2221-E-182A-002), а также за Ю-Линь Цай и Цзу-Линг. Помощь Чанга в сборе данных.Рукопись отправлена ​​в качестве препринта в Research Square (DOI: 10.21203 / rs.3.rs-233488 / v1).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Альбинана, Дж., Долан, Л. А., Спратт, К. Ф., Моркуенде, Дж., Мейер, М. Д., и Вайнштейн, С. Л. (2004). Дисплазия вертлужной впадины после лечения дисплазии развития тазобедренного сустава. J. Bone Joint Surg. Br. 86-Б, 876–886. DOI: 10.1302 / 0301-620x.86b6.14441

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барлоу, Т. Г. (1962). Ранняя диагностика и лечение врожденного вывиха бедра. J. Bone Joint Surg. Br. 44-Б, 292–301. DOI: 10.1302 / 0301-620X.44B2.292

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берк, Р. Э., Левин, Д. Н., Зайак, Ф. Э., Цайрис, П., и Энгель, В. К. (1971). Двигательные единицы млекопитающих: физиолого-гистохимическая корреляция трех типов в икроножной мышце кошки. Наука 174: 709. DOI: 10.1126 / science.174.4010.709

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каппоццо А., Катани Ф., Делла Кроче У. и Лирдини А. (1995). Положение и ориентация в пространстве костей при движении: определение и определение анатомической структуры. Clin. Биомех. 10, 171–178.

Google Scholar

Chang, C.-F., Wang, T.-M., Wang, J.-H., Huang, S.-C., and Lu, T.-W. (2011). Подростки после остеотомии Пембертона по поводу дисплазии тазобедренного сустава показали большую нагрузку на суставы, чем здоровые люди контрольной группы, на пораженные и непораженные конечности во время ходьбы. J. Orthop. Res. 29, 1034–1041. DOI: 10.1002 / jor.21377

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chang, C.-F., Wang, T.-M., Wang, J.-H., Huang, S.-C., and Lu, T.-W. (2012). Остаточные отклонения походки у подростков, леченных в младенчестве по поводу односторонней дисплазии развития тазобедренного сустава с помощью остеотомии Пембертона. Поза походки 35, 561–566. DOI: 10.1016 / j.gaitpost.2011.11.024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чен, С.-C., Hsieh, H.-J., Lu, T.-W. и Tseng, C.-H. (2011). Метод оценки инерционных параметров отдельных сегментов тела при анализе движений человека. Походка 33, 695–700. DOI: 10.1016 / j.gaitpost.2011.03.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коллинз Дж. Дж. И Уиттл М. У. (1989). Влияние параметров походки на нагрузку на нижнюю конечность. J. Biomed. Англ. 11, 409–412. DOI: 10.1016 / 0141-5425 (89) -2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кук, Т.М., Фаррелл, К. П., Кэри, И. А., Гиббс, Дж. М., и Вигер, Г. Э. (1997). Влияние ограниченного сгибания колена и скорости ходьбы на вертикальную силу реакции земли во время походки. Журнал ортопедии и спортивной физиотерапии 25, 236–244. DOI: 10.2519 / jospt.1997.25.4.236

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эверс, Б. Дж., Джаяраман, В. М., Банглмайер, Р. Ф., и Хаут, Р. К. (2002). Скорость тупой ударной нагрузки влияет на изменения ретропателлярного хряща и подлежащей кости надколенника кролика. J. Biomech. 35, 747–755. DOI: 10.1016 / S0021-9290 (02) 00019-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фаул Ф., Эрдфельдер Э., Ланг А. Г. и Бюхнер А. (2007). G Power 3: гибкая программа статистического анализа мощности для социальных, поведенческих и биомедицинских наук. Behav. Res. Методы 39, 175–191.

Google Scholar

Фили И. Х., Грин К. Дж., Роуэн Ф. Э. и Мур Д. П. (2014). Международные различия в лечении дисплазии тазобедренного сустава. Дж. Чайлд. Ортоп. 8, 381–386. DOI: 10.1007 / s11832-014-0622-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Grood, E. S., и Suntay, W. J. (1983). Совместная система координат для клинического описания трехмерных движений: приложение к колену. J. Biomech. Англ. 105, 136–144.

Google Scholar

Якобсен, С. (2006). Дисплазия тазобедренного сустава и остеоартрит у взрослых: исследования в области радиологии и клинической эпидемиологии. Acta Orthop. 77 (Дополнение 324), 2–37. DOI: 10.1080 / 174536

046505

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Якобсен, С., Рёмер, Л., и Сёбалле, К. (2006). Другое бедро при односторонней дисплазии бедра. Clin. Ортоп. Relat. Res. 446, 239–246.

Google Scholar

Якобсен, С., Зонне-Хольм, С. (2004). Дисплазия тазобедренного сустава: значительный фактор риска развития остеоартроза тазобедренного сустава. Поперечный обзор. Ревматология 44, 211–218.DOI: 10.1093 / ревматология / keh536

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джефферсон, Р. Дж., Коллинз, Дж. Дж., Уиттл, М. У., Радин, Э. Л., и О’Коннор, Дж. Дж. (1990). Роль четырехглавой мышцы в управлении импульсными силами при ударе пяткой. Proc. Inst. Мех. Англ. H. 204, 21–28. DOI: 10.1243 / pime_proc_1990_204_224_02

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чжон Дж. И Шин С. С. (2016). Сравнение кинематики и кинетики нижних конечностей при спуске и комбинированной ходьбе по склону в форме долины. Кор. J. Sport Biomech. 26, 161–166.

Google Scholar

Крейн А. Дж., Коулман А., Висном М. Р. и Адамс М. А. (2003). Распространение поверхностных трещин в суставном хряще в ответ на циклическую нагрузку in vitro. Clin. Биомех. 18, 960–968. DOI: 10.1016 / j.clinbiomech.2003.07.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лай, К. А., Лин, К. Дж., И Су, Ф. С. (1997). Анализ походки взрослых пациентов с полным врожденным вывихом бедра. J Formos. Med. Доц. 96, 740–744.

Google Scholar

Лирдини А., Каппоццо А., Катани Ф., Токсвиг-Ларсен С., Петитто А., Сфорца В. и др. (1999). Валидация функционального метода оценки расположения центра тазобедренного сустава. J. Biomech. 32, 99–103. DOI: 10.1016 / S0021-9290 (98) 00148-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Liikavainio, T., Isolehto, J., Helminen, H.J., Perttunen, J., Lepola, V., Kiviranta, I., и другие. (2007). Нагрузка и симметрия походки во время горизонтальной ходьбы и ходьбы по лестнице у бессимптомных субъектов с остеоартритом коленного сустава: важность четырехглавой мышцы бедра в снижении силы удара при ударе пяткой? Колено 14, 231–238. DOI: 10.1016 / j.knee.2007.03.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю Р., Вэнь X., Тонг З., Ван К. и Ван К. (2012). Изменения средней ягодичной мышцы у взрослых пациентов с односторонней дисплазией развития тазобедренного сустава. BMC Musculosk. Disord. 13: 101. DOI: 10.1186 / 1471-2474-13-101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лу, Т.-В., и О’Коннор, Дж. Дж. (1999). Оценка положения кости по координатам маркера кожи с использованием оптимизации глоблы с ограничениями на суставы. J. Biomech. 32, 129–134.

Google Scholar

Лу, Т.-В., О’Коннор, Дж. Дж., Тейлор, С. Дж. Г., и Уокер, П. С. (1998). Подтверждение модели нижней конечности с помощью телеметрии бедренной силы in vivo от двух субъектов. J. Biomech. 31, 63–69.

Google Scholar

Лу, Т.-В., Тейлор, С.Дж.Г., О’Коннор, Дж. Дж., И Уокер, П.С. (1997). Влияние мышечной активности на силы в бедренной кости: исследование in vivo. J. Biomech. 30, 1101–1106. DOI: 10.1016 / S0021-9290 (97) 00090-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Омероглу, Х., Явузер, Г., Бичимоглу, А., Агуш, Х., Тюмер, Ю. (2008). Не обнаруживаются значительные изменения в анализе походки после высвобождения мягких тканей в DDH. Clin. Ортоп. Relat. Res. 466, 856–861. DOI: 10.1007 / s11999-008-0146-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пол, Дж. П. (1976). Силовые воздействия передаются суставами человеческого тела. Proc. R. Soc. Лондон. B. Biol. Sci. 192, 163–172.

Google Scholar

Педерсен, Э. Н., Симонсен, Э. Б., Алкьяер, Т., и Сёбалле, К. (2004). Характер ходьбы у взрослых с врожденной дисплазией тазобедренного сустава: 14 женщин обследованы методом обратной динамики. Acta Orthop. Сканд. 75, 2–9. DOI: 10.1080 / 00016470410001708010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рёрле, Х., Шолтен, Р., Сиголотто, К., Зольбах, В., и Келлнер, Х. (1984). Совместные силы в скелете таз-нога человека при ходьбе. J. Biomech. 17, 409–424. DOI: 10.1016 / 0021-9290 (84)

-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

RomanÒ, C. L., Frigo, C., Randelli, G., and Pedotti, A. (1996).Анализ походки взрослых с остаточной врожденной дисплазией тазобедренного сустава . J Bone Joint Surg. Являюсь. 78, 1468–1479.

Google Scholar

Ропош А., Ридаут Д., Протопапа Э., Николау Н. и Гельфер Ю. (2013). Остеонекроз, осложняющий дисплазию тазобедренного сустава, нарушает последующее ремоделирование вертлужной впадины. Clin. Ортоп. Relat. Res. 471, 2318–2326. DOI: 10.1007 / s11999-013-2804-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скотт, Э.Дж., Долан, Л. А., Вайнштейн, С. Л. (2020). Закрыто Vs. открытая редукционная / солевая остеотомия при развивающемся вывихе бедра после 18 месяцев: сравнительная выживаемость при 45-летнем наблюдении. J. Bone Joint Surg. Являюсь. 102, 1351–1357.

Google Scholar

Сонг, Ф. С., Маккарти, Дж. Дж., Макьюэн, Г. Д., Фукс, К. Э. и Дулка, С. Е. (2008). Частота скрытой дисплазии контралатерального тазобедренного сустава у детей с односторонней дисплазией тазобедренного сустава. J. Pediatr.Ортоп. 28, 173–176.

Google Scholar

Terjesen, T. (2014). Дисплазия контралатерального бедра у пациентов с поздним односторонним врожденным вывихом бедра. Костный сустав J. 96-B, 1161–1166. DOI: 10.1302 / 0301-620x.96b9.33768

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Terjesen, T., and Horn, J. (2020). Ведение поздно выявленных ДДГ у детей в возрасте до трех лет: 49 детей с последующим наблюдением до достижения скелетной зрелости. Костный сустав открытый 1, 55–63. DOI: 10.1302 / 2633-1462.14.bjo-2019-0005.r1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томас, Г. Э. Р., Палмер, А. Дж. Р., Батра, Р. Н., Киран, А., Харт, Д., Спектор, Т. и др. (2014). Субклинические деформации бедра являются важными предикторами рентгенологического остеоартрита и эндопротезирования суставов у женщин. 20-летнее продольное когортное исследование. Osteoarthr. Хрящ. 22, 1504–1510. DOI: 10.1016 / j.joca.2014.06.038

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вафаэян Б., Зоноби Д., Маби М., Хариендранатан А. Р., Эль-Рич М., Адиб С. и др. (2017). Анализ методом конечных элементов механического поведения диспластических тазобедренных суставов человека: систематический обзор. Osteoarthr. Хрящ. 25, 438–447. DOI: 10.1016 / j.joca.2016.10.023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wang, T.-M., Wu, K.-W., Chen, C.-R., Hong, S.-W., Лу Т.-В., Куо К.Н. и др. (2016). Нормы нагрузки при ходьбе у подростков с остеонекрозом типа II, вторичным после остеотомии таза. J. Orthop. Res. 34, 2199–2206. DOI: 10.1002 / jor.23239

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уорд, В. Т., Фогт, М., Грудзяк, Дж. С., Тюмер, Ю., Кук, П. К., и Fitch, Р. Д. (1997). Система классификации Северина для оценки результатов оперативного лечения врожденного вывиха бедра.Исследование надежности внутри наблюдателя и между наблюдателем. J. Bone Joint Surg. Являюсь. 79, 656–663.

Google Scholar

Уиттл, М. В. (1999). Генерация и ослабление кратковременных импульсных сил под стопой: обзор. Походка 10, 264–275. DOI: 10.1016 / S0966-6362 (99) 00041-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виберг, Г. (1939). Исследования диспластической вертлужной впадины и врожденного подвывиха тазобедренного сустава. Особо коснемся осложнения коксартроза. Acta Chir. Сканд. Дополнение 83, 28–38.

Google Scholar

Вольтринг, Х. Дж. (1986). Пакет Fortran для обобщенного сглаживания и дифференцирования сплайнов с перекрестной проверкой. Adv. Англ. Софтв. 8, 104–113.

Google Scholar

Ву Г. и Кавана П. Р. (1995). Рекомендации ISB по стандартизации представления кинематических данных. J. Biomech. 28, 1257–1261.

Google Scholar

Здравоохранение | Бесплатный полнотекстовый | Восприятие и осведомленность о дисплазии тазобедренного сустава у детей среди беременных женщин в регионе Асир, Юго-Западная Саудовская Аравия

1.Введение

Дисплазия развития тазобедренного сустава (DDH) определяется как аномальное образование тазобедренного сустава, при котором головка бедренной кости нестабильна в вертлужной впадине, которая является нормальным местом сочленения. Это аномальное образование приводит к вывиху / подвывиху тазобедренного сустава [1]. Точная этиология DDH остается спорной, поскольку считается, что это «многофакторный признак», в котором задействовано множество факторов [2]. Частота DDH варьируется в зависимости от нескольких факторов. По оценкам, 1 из 1000 детей рождается с вывихом бедра, а у 10 из 1000 может быть подвывих бедра [3,4,5].Наиболее заметные факторы риска ВДГ включают аномальное внутриутробное положение (тазовое предлежание), женский пол, расу, положительный семейный анамнез, статус первенца и маловодие [6,7,8,9]. Клинические проявления DDH варьируются от тонкой дисплазии тазобедренного сустава до редуцируемого подвывиха / вывиха и, в конечном итоге, невправимого вывиха тазобедренного сустава [10]. Кроме того, неврологические, нервно-мышечные, идиопатические и скелетные дисплазии исключаются из DDH, поскольку порок развития тазобедренного сустава возникает из-за врожденного порока развития тазобедренного сустава.Обычно вправление вывихнутого бедра является наиболее важным критерием результата. Клинически DDH может быть диагностирован, когда нога на пораженной стороне кажется короче и повернута наружу от вывихнутого бедра, а кожа бедра выглядит неровной; кроме того, бедро выглядит шире, чем обычно. Диагноз может быть подтвержден рентгенологически с помощью рентгена или ультразвука [11,12,13]. Лечение ДДГ зависит от клинических проявлений, возраста ребенка и его общего состояния здоровья. Лечение направлено в основном на уменьшение головки бедренной кости до ее нормального положения в вертлужной впадине.Доступны несколько методов лечения; к ним относятся использование бандажа или ремня безопасности, которые используются наиболее часто, тогда как гипсовая повязка и хирургическое вмешательство являются последним выбором, если все лечение не дает результатов [14]. Заболеваемость DDH в регионе Асир в Саудовской Аравии составляет около 3,5 на 1000 живорожденных; следовательно, это серьезная проблема для здоровья детских хирургов-ортопедов [15]. Около 30% случаев DDH в Саудовской Аравии требуют хирургического вмешательства из-за позднего сообщения и плохой осведомленности [16]. Также было подчеркнуто, что знания и осведомленность о DDH, даже среди медицинских работников, недостаточны и требуют значительных усилий для обновления [17].В дальнейшем это может привести к тому, что матери не будут информировать о DDH. С течением времени важность повышения осведомленности будущих матерей о DDH коренится в том факте, что более высокая частота DDH связана с дегенеративными заболеваниями тазобедренного сустава, которые являются основной причиной раннего артрита тазобедренного сустава [18].

Таким образом, это исследование было направлено на оценку уровня знаний и восприятия DDH среди беременных женщин в регионе Aseer. Мы также стремились оценить детерминанты, которые влияют на их уровень осведомленности, а также источник их информации.

2. Методы

Было проведено описательное кросс-секционное исследование с участием всех беременных женщин, которые посетили родильный и детский госпиталь Абха в районе Асир на юго-западе Саудовской Аравии для плановой дородовой помощи в период с 1 февраля 2021 года по 1 мая 2021 года. Этическое одобрение для исследования было получено от Регионального комитета по этике исследований (H-06-B-091) в регионе Aseer с рекордным номером 2-3-2021. Письменное информированное согласие было получено от всех беременных женщин, которые согласились участвовать.

Предварительно структурированная онлайн-анкета была разработана авторами на родном языке после тщательного изучения литературы и консультаций экспертов по соответствующим вопросам. После составления анкеты три предметных эксперта независимо друг от друга рассмотрели пункты, чтобы оценить их достоверность и применимость. Все предложенные изменения применялись до получения окончательной формы. Впоследствии было проведено пилотное исследование с участием 15 женщин (которые затем были исключены из окончательного исследования) для оценки ясности и надежности инструмента.Участники смогли заполнить анкету в течение 20 минут; Для анкеты был получен коэффициент надежности (α Кронбаха) 0,74.

Анкета состояла из двух основных разделов. В первом разделе собрана информация о демографических и акушерских данных, например о возрасте, образовательном статусе и акушерском анамнезе, например о рождении. Вторая часть анкеты включала девять вопросов, которые были направлены на оценку осведомленности и знаний участника об осложнениях и факторах риска, связанных с DDH.Все вопросы были закрытыми.

Анализ данных

После извлечения всех соответствующих данных они были пересмотрены, закодированы и введены в статистический пакет для социальных наук (SPSS), версия 22 (IBM Corp, Чикаго, Иллинойс, США).

Для вопросов осведомленности каждый правильный ответ оценивался в один балл, и была рассчитана общая сумма дискретных оценок по различным вопросам. Пациент, набравший менее 60% (6 баллов) от максимальной оценки, считался плохо осведомленным, в то время как оценка 60% (7 баллов или более) от максимальной или более балльной оценки указывала на хорошую осведомленность.Описательный анализ, основанный на частоте и процентном соотношении, был проведен для всех переменных, включая демографические данные женщин, беременность, родство, осведомленность о DDH и наличие ребенка с DDH. Перекрестная таблица использовалась для оценки распределения уровня осведомленности о DDH на основе их личных акушерских данных и источника информации. Чтобы измерить ассоциацию значимости, мы использовали критерий хи-квадрат на уровне значимости 5% (p <0,05).

3. Результаты

Всего 253 беременные женщины в возрасте от 18 до 45 лет, средний возраст 30 лет.5 ± 10,2 года, которые соответствовали критериям включения, заполнили анкету исследования (таблица 1). Из них 182 (71,9%) женщины были выпускниками вузов. Что касается беременности, то у 60 (23,7%) женщин была первая беременность, а у 140 (55,3%) женщин была четвертая и более беременность. При учете родов 98 (50,8%) самок были нерожавшими, а 54 (28%) первородящими. Только 14 (5,5%) женщин сообщили, что у них был ребенок с ВДГ, из которых хирургическое вмешательство было методом лечения у восьми (57.1%) пациентов, четверо (28,6%) получали консервативное лечение, а двое (14,3%) не получали никакого лечения. В целом только 89 (35,2%) женщин имели хороший уровень осведомленности о DDH (рис. 1A). Согласно Рисунку 1B, у 5,4% респондентов есть дети со смещением бедра (Рисунок 1B). На Рисунке 1C показано, что 42,8% ответили утвердительно, когда их спросили, знают ли они о методах лечения, а 57,2% не имели представления о методах лечения (Рисунок 1C). В таблице 2 представлены результаты осведомленности о DDH в регионе Aseer в Саудовской Аравии. Аравия.Оказалось, что о ДДГ знали 166 беременных (65,6%). Кроме того, 110 (43,5%) женщин заявили, что они знали о лечении DDH, в то время как только 99 (39,1%) женщин знали об осложнениях DDH.

Что касается причин DDH, 141 (55,7%) женщина сообщили, что знают причины; из них 108 (76,6%) выбрали способ родоразрешения, 21 (14,9%) выбрали генетические причины с семейным анамнезом, а 9 (6,4%) выбрали вариант «тазовое предлежание во время беременности». В общей сложности 220 самок ошиблись, согласившись с тем, что способ родоразрешения может быть связан с DDH.Что касается названия состояния, 13 (5,1%) знали правильное название (дисплазия развития тазобедренного сустава). Кроме того, 192 (75,9%) женщины сообщили, что они могут идентифицировать ребенка с вывихом бедра по его походке, в то время как 200 (79,15%) женщин неверно сообщили, что вывих бедра является болезненным для ребенка.

В таблице 3 перечислены различные источники информации о DDH, предоставленные участвующими беременными женщинами. Источником информации, о котором чаще всего сообщают, были родственники и друзья (50.0%), затем следуют социальные сети (36,7%) и учеба и работа (94,4%), в то время как 3,4% участвовавших женщин не имели конкретного источника информации. Таблица 3 также показывает характер распределения уровня осведомленности среди беременных женщин о DDH в соответствии с их биодемографическими данными. Почти 50% повторнородящих самок (3+ паритет) имели хороший уровень осведомленности о DDH по сравнению с 38,8% нерожавших самок; это различие оказалось статистически значимым (p = 0,049). Кроме того, 71.4% женщин, имеющих ребенка с DDH, имели хороший уровень осведомленности об этом заболевании по сравнению с остальными 33,1% (p = 0,003). В целом, 94,4% женщин, получивших информацию в результате учебы или работы, имели хороший уровень осведомленности по сравнению с 3,4% участников, у которых источник не сообщался (p = 0,001). Другие факторы, включая возраст и беременность, не имели существенной связи с уровнем осведомленности женщин.

4. Обсуждение

Настоящее исследование было направлено на оценку знаний и восприятия беременными женщинами региона Асир относительно DDH.Кроме того, авторы стремились изучить взаимосвязь между уровнем образования и знаниями о DDH, а также связь между количеством беременностей и знаниями о DDH. DDH — распространенная, но предотвратимая причина детской инвалидности. К сожалению, поздняя диагностика этого состояния означает, что ребенку с большей вероятностью потребуется хирургическое вмешательство, что связано с более высоким риском длительных осложнений. Несмотря на недавнее внедрение программ скрининга на национальном уровне, которые в некоторых случаях также включают всеобщий скрининг новорожденных, поздняя диагностика этого состояния по-прежнему препятствует достижению цели по снижению заболеваемости [19,20].

Наши результаты показали, что около одной трети участвовавших женщин хорошо осведомлены о DDH. Хотя две трети участвовавших женщин сообщили, что они знали о DDH, менее 50% знали о методах его лечения и около одной трети знали об осложнениях DDH. Более половины респондентов знали причины ВДГ, но ~ 75% этих женщин неправильно указали способ родоразрешения в качестве основной причины, в то время как только 15% женщин сообщили о семейном анамнезе, который является одним из ведущих факторов риска ВДГ.

Несмотря на недостаток знаний, три четверти участвовавших женщин могли идентифицировать ребенка с вывихом бедра по его походке, в то время как большинство женщин (> 75%) ошибочно полагали, что вывих бедра болезненен для ребенка. Эти расхождения в уровне знаний можно частично объяснить тем фактом, что у одной трети участвовавших женщин не было источника информации, в то время как родственники были основным источником информации среди 44% женщин, за которыми следовали социальные сети; в частности, учеба или опыт работы в сфере здравоохранения мало что значили в качестве источника информации.Более высокий уровень знаний был обнаружен у повторнородящих женщин, у которых был ребенок с ВДГ, и у тех, кто получил информацию от учебы или работы в медицинской сфере. Almahdi et al. [20] также сообщили, что уровень осведомленности женщин о DDH был низким. Кроме того, это отсутствие осведомленности о методах лечения часто приводит к поздней диагностике, что может стать серьезной проблемой для здоровья, поскольку увеличивает шансы на операцию и связанную с ней заболеваемость. Обычные методы ухода за новорожденными также могут играть важную роль в прогрессировании ВДГ.Одной из таких практик, которая обычно практикуется на Ближнем Востоке, является пеленание [21]. Большинство опрошенных саудовских женщин научились пеленать от своей семьи или друзей, в то время как только 4% учились у медицинских работников. Более 77% участников не знали о негативном влиянии пеленания на бедра детей, а около 63% не знали, как правильно пеленать. Около 7% из них заявили, что будут пеленать, несмотря на то, что знают о возможном вреде для ребенка. Недавние исследования показали, что традиционные методы пеленания с ограниченными движениями ног могут потенциально повредить нестабильные бедра, особенно у младенцев, которые проходят лечение от дисплазии бедра.Поэтому важно информировать родителей и семьи о правильной технике пеленания, особенно если ребенок предрасположен к дисплазии бедер или страдает от нее [22]. В некоторых исследованиях оценивалась осведомленность о DDH среди категорий населения, отличных от женщин. Узел и др. [23,24] обнаружили, что только 27,5% врачей знали о неправильных традиционных взглядах и практиках, которые являлись потенциальными факторами риска для DDH. Однако более поздний тест, проведенный после программы повышения осведомленности, показал, что уровень осведомленности увеличился до 81.4%. Это улучшение свидетельствует о важности программ повышения осведомленности. Поставщики медицинских услуг играют важную роль в обучении членов общества; следовательно, расширение и повышение уровня их знаний и осведомленности будет иметь прямую пользу для повышения осведомленности среди будущих матерей. Melo TE et al. [25] также оценили специалистов, участвующих в диагностике DDH, по их знаниям об этом заболевании и обнаружили, что 50% этих специалистов не исследовали ни одного случая DDH в прошлом году.Что касается самооценки знаний, измеренных по шкале от 0 до 10, средний балл составил 4,25. Самыми признанными и игнорируемыми факторами риска были тазовое предлежание (68%) и врожденная мышечная кривошея (ВМТ) (9,3%) соответственно. Ни один из участников не смог идентифицировать все факторы риска, и среднее количество выявленных факторов риска составило два. Почти 74% участников не знали, что время родов является идеальным моментом для постановки диагноза; только 17% сообщили об идеальном времени после первого месяца.Что касается запущенного тяжелого ДДГ, 45,3% участников не смогли распознать его естественное течение [25].

Наше исследование имело некоторые ограничения, поскольку оно ограничивалось только одним центром и одним географическим положением. Однако наши результаты подчеркивают важность того, чтобы медицинские работники информировали матерей о необходимых шагах для предотвращения осложнений. Более того, это может побудить других исследователей провести аналогичные исследования.

5. Выводы

Текущее исследование показало, что, хотя беременные женщины в регионе Aseer знали о DDH, их знания относительно его лечения, причин, осложнений и факторов риска были недостаточными.Повышенная осведомленность была связана либо с высокой четностью, либо с рождением ребенка с DDH. Кроме того, учеба или опыт работы в области медицины сыграли значительную роль в повышении их осведомленности о болезни, несмотря на то, что они занимали более низкую позицию среди источников информации. Важно информировать всех членов сообщества, особенно беременных женщин, о ЗДГ, поскольку это заболевание можно предотвратить, но оно может иметь последствия на всю жизнь. Особое внимание следует уделять обучению матерей детей из группы высокого риска раннему выявлению и лечению.

Вклад авторов

M.M.A., A.A.S., Y.A.A.-Q. и W.S.A. (Вафаа С. Альхифзи) написал первоначальный черновик; W.S.A. (Ваэль С. Альхифзи), R.S.A.S., N.A.A. и M.A.A. отвечали за написание, рецензирование и редактирование рукописи. Все авторы отредактировали статью и согласились нести ответственность за все аспекты работы. Все авторы читали и одобрили окончательный вариант рукописи.

Финансирование

Финансирование на это исследование получено не было.

Заявление институционального наблюдательного совета

Исследование было одобрено Министерством здравоохранения, Управление по делам здравоохранения — регион Aseer, Региональный комитет по этике исследований, регистрации (H-06-B-091) (номер REC: 2-3-2021 ).

Заявление об информированном согласии

Информированное согласие было получено от всех субъектов, участвовавших в исследовании. Согласие было включено в первую часть анкеты, чтобы гарантировать, что ни один участник не сможет продолжить заполнение анкеты без согласия принять участие в этом исследовании.

Заявление о доступности данных

Данные, использованные и / или проанализированные в ходе текущего исследования, не являются общедоступными. Их можно получить у соответствующего автора по разумной просьбе.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить всех беременных женщин, принявших участие в этом исследовании.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Список сокращений

DDH Дисплазия развития бедра
SPSS Статистический пакет для социальных наук

Ссылки

  1. StorerК .; Skaggs, D.L. Дисплазия развития тазобедренного сустава. Являюсь. Fam. Врач 2006 , 74, 1310–1316. [Google Scholar] [PubMed]
  2. Gross, R.H .; Wisnefske, M .; Howard, T.C .; Хитч, М. Документ премии Отто Ауфранка. Скрининг тазобедренного сустава у младенцев. Бедро 1982 , 50–67. Доступно в Интернете: https://europepmc.org/article/med/7166506 (доступ 9 сентября 2021 г.).
  3. Bialik, V .; Bialik, G.M .; Спортивные куртки.; Sujov, P .; Винер, Ф .; Берант, М. Дисплазия развития тазобедренного сустава: новый подход к заболеваемости.Педиатрия 1999 , 103, 93–99. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  4. Pollet, V .; Перси, В .; Прайор, Х.Дж. Относительный риск и частота дисплазии развития тазобедренного сустава. J. Pediatr. 2017 , 181, 202–207. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  5. Dezateux, C .; Розендаль, К. Дисплазия развития тазобедренного сустава. Ланцет 2007 , 369, 1541–1552. [Google Scholar] [CrossRef]
  6. Chan, A .; McCaul, K.A .; Канди, П.Дж .; Haan, E.A .; Байрон-Скотт, Р.Факторы перинатального риска дисплазии тазобедренного сустава. Arch. Дис. Ребенок. -Fetal Neonatal Ed. 1997 , 76, F94 – F100. [Google Scholar] [CrossRef]
  7. Michniowski, P .; Мазурек, Т .; Синдер, М. Дисплазия развития факторов риска тазобедренного сустава — что представляет собой реальную проблему, которую следует учитывать в программах скрининга во всем мире? Литературный обзор. Чир. Нарз. Ручу Ортоп. Pol. 2020 , 85, 20–24. [Google Scholar] [CrossRef]
  8. Onay, T .; Гумустас, С.А .; Чагирмаз, Т .; Айдемир, А.Н .; Орак, М. Различаются ли факторы риска дисплазии тазобедренного сустава в зависимости от пола? Взгляд с другой стороны. J. Paediatr. Здоровье детей 2019 , 55, 168–174. [Google Scholar] [CrossRef]
  9. Lambeek, A.F .; De Hundt, M .; Vlemmix, F .; Akerboom, B.M .; Bais, J.M .; Papatsonis, D.N .; Mol, B.W.J .; Кок, М. Риск дисплазии тазобедренного сустава при тазовом предлежании: эффект успешной внешней головной версии. BJOG Int.J. Obstet. Gynaecol. 2013 , 120, 607–612. [Google Scholar] [CrossRef]
  10. Кларк, Н. (ii) Врожденный вывих бедра. Curr. Ортоп. 2004 , 18, 256–261. [Google Scholar] [CrossRef]
  11. Dogruel, H .; Atalar, H .; Yavuz, O.Y .; Сайли У. Клиническое обследование в сравнении с ультрасонографией при обнаружении дисплазии тазобедренного сустава. Int. Ортоп. 2008 , 32, 415–419. [Google Scholar] [CrossRef]
  12. Ortiz-Neira, C.L .; Paolucci, E.O .; Доннон, Т.Метаанализ общих факторов риска, связанных с диагностикой дисплазии тазобедренного сустава у новорожденных. Евро. J. Radiol. 2012 , 81, e344 – e351. [Google Scholar] [CrossRef]
  13. Paton, R.W. Скрининг дисплазии тазобедренного сустава (DDH). Хирург 2017 , 15, 290–296. [Google Scholar] [CrossRef]
  14. Schwend, R.M .; Shaw, B.A .; Сегал, Л. Оценка и лечение дисплазии тазобедренного сустава у новорожденных и младенцев. Педиатр. Clin. North Am. 2014 , 61, 1095–1107. [Google Scholar] [CrossRef]
  15. Loder, R.T .; Скопеля, Э. Эпидемиология и демография дисплазии тазобедренного сустава. ISRN Orthop. 2011 , 2011, 1–46. [Google Scholar] [CrossRef]
  16. Alhussainan, T.S. Дисплазия развития тазобедренного сустава: национальная проблема Саудовской Аравии. J. Musculoskelet. Surg. Res. 2018 , 2, 77. [Google Scholar] [CrossRef]
  17. Gibbard, M .; Живкович, И .; Jivraj, B .; Schaeffer, E .; Робиллард, J.M .; Мулпури, К. Глобальный обзор опыта пациентов и лиц, осуществляющих уход, на протяжении всего периода лечения дисплазии тазобедренного сустава.J. Pediatr. Ортоп. 2021 , 41, e392 – e397. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  18. Якобсен, С. Дисплазия тазобедренного сустава и остеоартрит у взрослых. Исследования в области радиологии и клинической эпидемиологии. Acta Orthop. Дополнение 2006 , 77, 2–37. [Google Scholar] [CrossRef]
  19. Beltran, L.S .; Розенберг, З.С.; Mayo, J.D .; Де Туэста, доктор медицины; Martin, O .; Neto, L.P .; Бенкардино, Дж. Визуализирующая оценка дисплазии тазобедренного сустава у молодых людей. Являюсь. J. Roentgenol. 2013 , 200, 1077–1088.[Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  20. Shaw, B.A .; Segal, L.S .; Ортопедия, С.О. Оценка и направление по поводу дисплазии развития тазобедренного сустава у младенцев. Педиатрия 2016 , 138, e20163107. [Google Scholar] [CrossRef]
  21. Van Sleuwen, B.E .; Engelberts, A.C .; Boere-Boonekamp, ​​M.M .; Kuis, W .; Schulpen, T.W.J .; L’Hoir, M.P. Пеленание: систематический обзор. Педиатрия 2007 , 120, e1097 – e1106. [Google Scholar] [CrossRef] [PubMed]
  22. Price, C.T.; Швенд, Р. Неправильное пеленание — фактор риска дисплазии тазобедренного сустава. Являюсь. Акад. Новости педиатрии 2011 , 32, 11. [Google Scholar] [CrossRef]
  23. Almahdi, H.H .; Альмухлифи Р.А.; Alahmadi, R.A .; Хетаимиш, Б. Оценка осведомленности женщин в Саудовской Аравии о связи пеленания с дисплазией тазобедренных суставов. J. Musculoskelet. Surg. Res. 2017 , 1, 44. [Google Scholar] [CrossRef]
  24. Uzel, M .; Ergun, G.U .; Экербикер, Х.C. Знания и отношение врачей первичной медико-санитарной помощи к дисплазии тазобедренного сустава. Saudi Med. J. 2007 , 28, 1430–1434. [Google Scholar] [PubMed]
  25. Melo, T.E .; Resende, T.M .; Silva, R.C .; Cruz, S.A .; Оливейра, В. Дисплазия развития тазобедренного сустава: знает ли ответственный за обследование, что делать? Бюстгальтеры Acta Ortop. 2016 , 24, 312–317. [Google Scholar]

Рисунок 1.
( A ) Общий уровень осведомленности о DDH среди беременных женщин в регионе Aseer, Саудовская Аравия.( B ) Есть ли у вас дети со смещением бедра? ( C ) Есть ли у вас знания о методах лечения вывиха бедра у новорожденных?

Рисунок 1.
( A ) Общий уровень осведомленности о DDH среди беременных женщин в регионе Aseer, Саудовская Аравия. ( B ) Есть ли у вас дети со смещением бедра? ( C ) Есть ли у вас знания о методах лечения вывиха бедра у новорожденных?

Таблица 1.
Биодемографические данные участвующих беременных женщин.

Таблица 1.
Биодемографические данные участвующих беременных женщин.

%

9119

9119

11 Gra11

9%

% Консервативное лечение

411,611.6

Биодемографические данные Частота Процент (%)
Возраст (в годах)
43 58
25–30 52 20.5% уровень
Среднее / младшее 71 28,1%
Университетское / выше 182 71,9%
60 23.7%
2-я беременность 18 7,1%
3-я беременность 35 13,8%
4-я и более 140 55,3%
Nullipara 98 50,8%
1 раз 54 28,0%
2 раза 11 .1182 11 .1182
3 и более раза 18 9,3%
Если да, то тип полученной помощи
Хирургическое вмешательство 8 57,1%
Ничего 2 14,3%

Таблица 2.
Уровни осведомленности о дисплазии тазобедренного сустава у беременных женщин в регионе Асир, Саудовская Аравия.

Таблица 2.
Уровни осведомленности о дисплазии тазобедренного сустава у беременных женщин в регионе Асир, Саудовская Аравия.

9118 87

13,0 ребенок с вывихнутым бедром из-за походки?

Информационные элементы Нет %
Знать о дисплазии бедра
34.5%
Да 99 39,1%
Нет 154 60,9%
Знать причины

85 141

55.7%
Нет 112 44,3%
Если да, укажите (n = 141)
% генетических причин с семейным анамнезом 21
Способ родов 108 76,6%
Пол ребенка 3 2,1%
Установка положения во время беременности 9 6.4%
Способ доставки, связанный с DDH
Да 220 87,0%
Нет
33
Да 192 75,9%
Нет 61 24.1%
Вывих бедра причиняет боль ребенку
Есть 200 79,1%
Нет 53 201185

82

%

Таблица 3.
Распределение уровня осведомленности беременных женщин о DDH по их биодемографическим данным.

Таблица 3.
Распределение уровня осведомленности беременных женщин о DDH по их биодемографическим данным.

9118 9118

0,15 51

.6%

2 раза .9%

%

9118

Факторы Уровень осведомленности p-Value
Плохо Хорошее
Нет % Нет % 0,498
<25 36 62,1% 22 37,9%
25–30 .1% 14 26,9%
31–35 25 69,4% 11 30,6%
36–40 22 5613,4% %
41–45 43 63,2% 25 36,8%
Уровень образования 71.8% 20 28,2%
Университет / выше 113 62,1% 69 37,9%
Тяжесть
Primigravida 38 63,3% 22 36,7%
2-я беременность 14 77,8% 4 22,2%
11 31,4%
4-й / более 88 62,9% 52 37,1%
Четность 0,01199 0,01
Нет 60 61,2% 38 38,8%
1 раз 43 79,6% 11 20,4%
9 39,1%
3 и более раза 9 50,0% 9 50,0%
Родить ребенка от DDH 0,003 *
Да 4 28,6% 10 71,4%
Нет 160 66,9%
79 3311.199 Источники информации 0.001 *
Нет 84 96,6% 3 3,4%
Родственники 56 50,0% 56
63,3% 11 36,7%
Учеба / работа 1 5,6% 17 94,4%
Прочие 4

43

3%

Примечание издателя: MDPI сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​филиалов организаций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *