Искусственная вентиляция легких: Аппарат ИВЛ для искусственной вентиляции легких А-ИВЛ/ВВЛ «ТМТ» (портативный транспортный)

Содержание

Искусственная вентиляция легких: «полное затмение» сердца (редакционная статья) | Ландони

1. Writing Committee for the PROBESE Collaborative Group of the PROtective VEntilation Network (PROVEnet) for the Clinical Trial Network of the European Society of Anaesthesiology, Bluth T., Neto A.S., Schultz M.J., Pelosi P., de Abreu M.G., Bobek I., Canet J.C., Cinnella G., de Baerdemaeker L., Gama de Abreu M., Gregoretti C., Hedenstierna G., T Hemmes S.N., Hiesmayr M., Hollmann M. W., Jaber S., Laffey J., Licker M.J., Markstaller K., Matot I., Mills G.H., Mulier J.P., Pelosi P., Putensen C., Rossaint R., Schmitt J., Schultz M.J., Senturk M., Serpa Ne to A., Severgnini P., Sprung J., Vidal Melo M.F., Wrigge H. Effect of Intraoperative High Positive End-Expiratory Pressure (PEEP) With Recruitment Maneuvers vs Low PEEP on Postoperative Pulmonary Complications in Obese Patients: A Randomized Clinical Trial. JAMA. 20l9; 321: 2292-2305. PMID: 31157366 PMCID: PMC6582260 DOI: 10.1001/jama.2019.7505

2. Devereaux P.J., Mrkobrada M., Sessler D.I., Leslie K., Alonso-Coello P., Kurz A., Villar J.C., Sigamani A., Biccard B.M., Meyhoff C.S., Parlow J.L., Guyatt G., Robinson A., Garg A.X., Rodseth R.N., Botto F., Lurati Buse G., Xavier D., Chan M.T.V., Tiboni M., Cook D., Kumar P.A., Forget P., Malaga G., Fleischmann E., Amir M., Eikelboom J., Mizera R., Torres D., Wang C.Y., VanHelder T., Paniagua P., Berwanger O., Srinathan S., Graham M., Pasin L., Le Manach Y., Gao P., Pogue J., Whitlock R., Lamy A., Kearon C., Baigent C., Chow C., Pettit S., Chrolavicius S., Yusuf S., POISE-2 Investigators. Aspirin in patients undergoing noncardiac surgery. N Engl J Med. 2014; 370: 1494-1503. PMID: 24679062 DOI: 10.1056/NEJMoa1401105

3. Writing Committee and Steering Committee for the RELAx Collaborative Group, Algera A.G., Pisani L., Serpa Neto A., den Boer S.S., Bosch F.F.H., Bruin K., Klooster P.M., Van der Meer N.J.M., Nowitzky R.O., Purmer I.M., Slabbekoorn M., Spronk P.E., van Vliet J., Weenink J.J., de Abreu M.G., Pelosi P., Schultz M.J., Paulus F. Effect of a Lower vs Higher Positive End-Expiratory Pressure Strategy on Ventilator-Free Days in ICU Patients Without ARDS: A Randomized Clinical Trial. JAMA. 2020; 324 (24): 2509-2520. PMID: 33295981 PMCID: PMC7726701 DOI: 10.1001/jama.2020.23517

4. Writing Group for the Alveolar Recruitment for Acute Respiratory Distress Syndrome Trial (ART) Investigators, Cavalcanti A.B., Suzumura EA, Laranjeira L.N., Paisani D.M., Damiani L.P, Guimaraes H.P, Romano E.R., de Moraes Regenga M., Noriko Takahashi Taniguchi L., Teixeira C, Pinheiro de Oliveira R., Ribeiro Machado F., Diaz-Quijano F.A., de Alencar Filho M.S., Maia I.S., Caser E.B., de Oliveira Filho W., de Carvalho Borges M., de Aquino Martins P., Matsui M., Ospina-Tascon G.A., Simoes Giancursi T., Giraldo-Ramirez N.D., Rios Vieira S.R., da Graga Pasquotto de Lima AssefM., Shahnaz Hasan M., Szczeklik W., Rios F., Britto Passos Amato M., Berwanger O., Carlos de Carvalho R.R. Effect of Lung Recruitment and Titrated Positive End-Expiratory Pressure (PEEP) vs Low PEEP on Mortality in Patients With Acute Respiratory Distress Syndrome: A Randomized Clinical Trial. JAMA. 2017; 318: 1335-1345. PMID: 28973363 PMCID: PMC5710484 DOI: 10.1001/jama.2017.14171

5. Roesthuis L., van den Berg M., van der Hoeven H. Advanced respiratory monitoring in COVID-19 patients: use less PEEP! Crit Care. 2020; 24: 230. PMID: 32414399 PMCID: PMC7228669 DOI: 10.1186/s13054-020-02953-z

6. Turkbey E.B., Nacif M.S., Guo M., McClelland R.L., Teixeira P.B., Bild D.E., Barr R.G., Shea S., Post W., Burke G., Budoff M.J., Folsom A.R., Liu C.-Y., Lima J.A., Bluemke D.A. Prevalence and Correlates of Myocardial Scar in a US Cohort. JAMA. 2015; 314: 1945-1954. PMID: 26547466 PMCID: PMC4774246 DOI: 10.1001/jama.2015.14849

7. Moody W.E., Mahmoud-Elsayed H.M., Senior J., Gul U., Khan-Kheil A.M., Horne S., Banerjee A., Bradlow W.M., Huggett R., Hothi S.S., Shahid M., Steeds R.P. Impact of Right Ventricular Dysfunction on Mortality in Patients Hospitalized With COVID-19, According to Race. CJC Open. 2021; 3: 91-100. PMID: 32984798 PMCID: PMC7502228 DOI: 10.1016/j.cjco.2020.09.016

Искусственная вентиляция легких у взрослых пациентов с острым респираторным дистресс-синдромом. Официальные клинические рекомендации Американского торакального общества, Европейского общества интенсивной терапии и Общества критических состояний в медицине | статья

1. Ware L.B., Matthay M.A. The acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2000; 342 (18): 1334–1349. DOI: 10.1056/NEJM200005043421806.

2. Ranieri V.M., Rubenfeld G.D., Thompson B.T. et al. Acute respiratory distress syndrome: the Berlin Definition. JAMA. 2012; 307 (23): 2526–2533. DOI: 10.1001/jama.2012.5669.

3. Rubenfeld G.D., Caldwell E., Peabody E. et al. Incidence and outcomes of acute lung injury. N. Engl. J. Med. 2005; 353 (16): 1685–1693. DOI: 10.1056/NEJMoa050333.

4. Herridge M.S., Tansey C.M., Matté A. et al. Functional disability 5 years after acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2011; 364 (14): 1293–1304. DOI: 10.1056/NEJMoa1011802.

5. Bellani G., Laffey J.G., Pham T. et al. Epidemiology, patterns of care, and mortality for patients with acute respiratory distress syndrome in intensive care units in 50 countries. JAMA. 2016; 315 (8): 788–800. DOI: 10.1001/jama.2016.0291.

6. Duggal A., Ganapathy A., Ratnapalan M., Adhikari N.K. Pharmacological treatments for acute respiratory distress syndrome: systematic review. Minerva Anestesiol. 2015; 81 (5): 567–588.

7. Fan E., Needham D.M., Stewart T.E. Ventilatory management of acute lung injury and acute respiratory distress syndrome. JAMA. 2005; 294 (22): 2889–2896. DOI: 10.1001/jama.294.22.2889.

8. Slutsky A.S., Ranieri V.M. Ventilator-induced lung injury. N. Engl. J. Med. 2013; 369 (22): 2126–2136. DOI: 10.1056/NEJMra1208707.

9. Guyatt G.H., Oxman A.D., Kunz R. et al. GRADE guidelines: 2. Framing the question and deciding on important outcomes. J. Clin. Epidemiol. 2011; 64 (4): 395–400. DOI: 10.1016/j.jclinepi.2010.09.012.

10. Burns K.E., Adhikari N.K., Slutsky A.S. et al. Pressure and volume limited ventilation for the ventilatory management of patients with acute lung injury: a systematic review and meta-analysis. PloS One. 2011; 6 (1): e14623. DOI: 10.1371/journal.pone.0014623.

11. Dasenbrook E.C., Needham D.M., Brower R.G., Fan E. Higher PEEP in patients with acute lung injury: a systematic review and meta-analysis. Respir. Care. 2011; 56 (5): 568–575. DOI: 10.4187/respcare.01011.

12. Hodgson C., Keating J.L., Holland A.E. et al. Recruitment manoeuvres for adults with acute lung injury receiving mechanical ventilation. Cochrane Database Syst. Rev. 2009; (2): CD006667. DOI: 10.1002/14651858.CD006667.

13. Sud S., Sud M., Friedrich J.O. et al. High frequency oscillation in patients with acute lung injury and acute respiratory distress syndrome (ARDS): systematic review and meta-analysis. Br. Med. J. 2010; 340: c2327. DOI: 10.1136/bmj.c2327.

14. Gattinoni L., Carlesso E., Taccone P. et al. Prone positioning improves survival in severe ARDS: a pathophysiologic review and individual patient meta-analysis. Minerva Anestesiol. 2010; 76 (6): 448–454.

15. Munshi L., Telesnicki T., Walkey A., Fan E. Extracorporeal life support for acute respiratory failure: A systematic review and metaanalysis. Ann. Am. Thorac. Soc. 2014; 11 (5): 802–810. DOI: 10.1513/AnnalsATS.201401-012OC.

16. Shea B.J., Grimshaw J.M., Wells G.A. et al. Development of AMSTAR: a measurement tool to assess the methodological quality of systematic reviews. BMC. Med. Res. Methodol. 2007; 7: 10. DOI: 10.1186/1471-2288-7-10.

17. Higgins J.P., Altman D.G., Gøtzsche P.C. et al. The Cochrane Collaboration’s tool for assessing risk of bias in randomised trials. Br. Med. J. 2011; 343: d5928. DOI: 10.1136/bmj.d5928.

18. Guyatt G., Oxman A.D., Akl E.A. et al. GRADE guidelines: 1. Introduction-GRADE evidence profiles and summary of findings tables. J. Clin. Epidemiol. 2011; 64 (4): 383–394. DOI: 10.1016/j.jclinepi.2010.04.026.

19. Balshem H., Helfand M., Schünemann H.J. et al. GRADE guidelines: 3. Rating the quality of evidence. J. Clin. Epidemiol. 2011; 64 (4): 401–406. DOI: 10.1016/j.jclinepi.2010.07.015.

20. Andrews J.C., Schünemann H.J., Oxman A.D. et al. GRADE guidelines: 15. Going from evidence to recommendation-determinants of a recommendation’s direction and strength. J. Clin. Epidemiol. 2013; 66 (7): 726–735. DOI: 10.1016/j.jclinepi.2013.02.003.

21. Amato M.B., Barbas C.S., Medeiros D.M. et al. Effect of a protective-ventilation strategy on mortality in the acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 1998; 338 (6): 347–354. DOI: 10.1056/NEJM199802053380602.

22. Villar J., Kacmarek R.M., Pérez-Méndez L., Aguirre-Jaime A. A high positive end-expiratory pressure, low tidal volume ventilatory strategy improves outcome in persistent acute respiratory distress syndrome: a randomized, controlled trial. Crit. Care. Med. 2006; 34 (5): 1311–1318. DOI: 10.1097/01.CCM.0000215598.84885.01.

23. Brochard L., Roudot-Thoraval F., Roupie E. et al. Tidal volume reduction for prevention of ventilator-induced lung injury in acute respiratory distress syndrome: the Multicenter Trail Group on Tidal Volume reduction in ARDS. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 1998; 158 (6): 1831–1838. DOI: 10.1164/ajrccm.158.6.9801044.

24. Brower R.G., Shanholtz C.B., Fessler H.E. et al. Prospective, randomized, controlled clinical trial comparing traditional versus reduced tidal volume ventilation in acute respiratory distress syndrome patients. Crit. Care Med. 1999; 27 (8): 1492–1498.

25. Brower R.G., Matthay M.A., Morris A. et al. Ventilation with lower tidal volumes as compared with traditional tidal volumes for acute lung injury and the acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2000; 342 (18): 1301–1308. DOI: 10.1056/NEJM200005043421801.

26. East T.D., Heermann L.K., Bradshaw R.L. et. al. Efficacy of computerized decision support for mechanical ventilation: results of a prospective multi-center randomized trial. Proc. AMIA Symp. 1999: 251–255.

27. Orme J., Romney J.S., Hopkins R.O. et al. Pulmonary function and health-related quality of life in survivors of acute respiratory distress syndrome. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2003; 167 (5): 690–694. DOI: 10.1164/rccm.200206-542OC.

28. Wu G., Lu B. [The application of low tidal volume pressure-controlled ventilation in patients with acute respiratory distress syndrome]. Hunan Yi Ke Da Xue Xue Bao. 1998; 23 (1): 57–58 (in Chinese).

29. Guyatt G.H., Oxman A.D., Kunz R. et al. GRADE guidelines 6. Rating the quality of evidence–imprecision. J. Clin. Epidemiol. 2011; 64 (12): 1283–1293. DOI: 10.1016/j.jclinepi.2011.01.012.

30. Needham D.M., Colantuoni E., Mendez-Tellez P.A. et al. Lung protective mechanical ventilation and two year survival in patients with acute lung injury: prospective cohort study. Br. Med. J. 2012; 344: e2124. DOI: 10.1136/bmj.e2124.

31. Needham D.M., Yang T., Dinglas V.D. et al. Timing of low tidal volume ventilation and intensive care unit mortality in acute respiratory distress syndrome: a prospective cohort study. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2015; 191 (2): 177–185. DOI: 10.1164/rccm.201409-1598OC.

32. Gama de Abreu M., Güldner A., Pelosi P. Spontaneous breathing activity in acute lung injury and acute respiratory distress syndrome. Curr. Opin. Anaesthesiol. 2012; 25 (2): 148–155. DOI: 10.1097/ACO.0b013e3283504bde.

33. Yoshida T., Uchiyama A., Matsuura N. et al. Spontaneous breathing during lung-protective ventilation in an experimental acute lung injury model: high transpulmonary pressure associated with strong spontaneous breathing effort may worsen lung injury. Crit. Care Med. 2012; 40 (5): 1578–1585. DOI: 10.1097/CCM.0b013e3182451c40.

34. Yoshida T., Uchiyama A., Matsuura N. The comparison of spontaneous breathing and muscle paralysis in two different severities of experimental lung injury. Crit. Care Med. 2013; 41 (2): 536–545. DOI: 10.1097/CCM.0b013e3182711972.

35. Papazian L., Forel J.M., Gacouin A. et al. Neuromuscular blockers in early acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2010; 363 (12): 1107–1116. DOI: 10.1056/NEJMoa1005372.

36. Hager D.N., Krishnan J.A., Hayden D.L., Brower R.G. Tidal volume reduction in patients with acute lung injury when plateau pressures are not high. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2005; 172 (10): 1241–1245. DOI: 10.1164/rccm.200501-048CP.

37. Amato M.B., Meade M.O., Slutsky A.S. et al. Driving pressure and survival in the acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2015; 372 (8): 747–755. DOI: 10.1056/NEJMsa1410639.

38. Gattinoni L., Pesenti A., Carlesso E. Body position changes redistribute lung computed-tomographic density in patients with acute respiratory failure: impact and clinical fallout through the following 20 years. Intensive Care Med. 2013; 39 (11): 1909–1915. DOI: 10.1007/s00134-013-3066-x.

39. Guerin C., Gaillard S., Lemasson S. et al. Effects of systematic prone positioning in hypoxemic acute respiratory failure: a randomized controlled trial. JAMA. 2004; 292 (19): 2379–2387. DOI: 10.1001/jama.292.19.2379.

40. Taccone P., Pesenti A., Latini R. et al. Prone positioning in patients with moderate and severe acute respiratory distress syndrome: a randomized controlled trial. JAMA. 2009; 302 (18): 1977–1984. DOI: 10.1001/jama.2009.1614.

41. Sud S., Friedrich J.O., Taccone P. et al. Prone ventilation reduces mortality in patients with acute respiratory failure and severe hypoxemia: systematic review and meta-analysis. Intensive Care Med. 2010; 36 (4): 585–599. DOI: 10.1007/s00134-009-1748-1.

42. Gattinoni L., Tognoni G., Pesenti A. et al. Effect of prone positioning on the survival of patients with acute respiratory failure. N. Engl. J. Med. 2001; 345 (8): 568–573. DOI: 10.1056/NEJMoa010043.

43. Voggenreiter G., Aufmkolk M., Stiletto R.J. et al. Prone positioning improves oxygenation in post-traumatic lung injury – a prospective randomized trial. J. Trauma. 2005; 59 (2): 333–341; discussion 341–343. DOI: 10.1097/01.ta.0000179952.95921.49.

44. Mancebo J., Fernández R., Blanch L. et al. A multicenter trial of prolonged prone ventilation in severe acute respiratory distress syndrome. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2006; 173 (11): 1233–1239. DOI: 10.1164/rccm.200503-353OC.

45. Chan M.C., Hsu J.Y., Liu H.H. et al. Effects of prone position on inflammatory markers in patients with ARDS due to community-acquired pneumonia. J. Formos. Med. Assoc. 2007; 106 (9): 708–716. DOI: 10.1016/S0929-6646(08)60032-7.

46. Fernández R., Trenchs X., Klamburg J. et al. Prone positioning in acute respiratory distress syndrome: a multicenter randomized clinical trial. Intensive Care Med. 2008; 34 (8): 1487–1491. DOI: 10.1007/s00134-008-1119-3.

47. Guérin C., Reignier J., Richard J.C. et al. Prone positioning in severe acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2013; 368 (23): 2159–2168. DOI: 10.1056/NEJMoa1214103.

48. Beitler J.R., Guérin C., Ayzac L. et al. PEEP titration during prone positioning for acute respiratory distress syndrome. Crit. Care. 2015; 19: 436. DOI: 10.1186/s13054-015-1153-9.

49. Slutsky A.S., Drazen J.M. Ventilation with small tidal volumes. N. Engl. J. Med. 2002; 347 (9): 630–631. DOI: 10.1056/NEJMp020082.

50. Fessler H.E., Derdak S., Ferguson N.D. et al. A protocol for high-frequency oscillatory ventilation in adults: results from a roundtable discussion. Crit. Care Med. 2007; 35 (7): 1649–1654. DOI: 10.1097/01.CCM.0000269026.40739.2E.

51. Lachmann B. Open up the lung and keep the lung open. Intensive Care Med. 1992; 18 (6): 319–321.

52. Derdak S., Mehta S., Stewart T.E. et al. High-frequency oscillatory ventilation for acute respiratory distress syndrome in adults: a randomized, controlled trial. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2002; 166 (6): 801–808. DOI: 10.1164/rccm.2108052.

53. Shah S., Findlay G. Prospective study comparing HFOV versus CMV in patients with ARDS. Intensive Care Med. 2004; 30 (1): S84.

54. Bollen C.W., van Well G.T., Sherry T. et al. High frequency oscillatory ventilation compared with conventional mechanical ventilation in adult respiratory distress syndrome: a randomized controlled trial [ISRCTN24242669]. Crit. Care. 2005; 9 (4): R430–439. DOI: 10.1186/cc3737.

55. Mentzelopoulos S.D., Malachias S., Zintzaras E. et al. Intermittent recruitment with high-frequency oscillation/tracheal gas insufflation in acute respiratory distress syndrome. Eur. Respir. J. 2012; 39 (3): 635–647. DOI: 10.1183/09031936.00158810.

56. Young D., Lamb S.E., Shah S. et al. High-frequency oscillation for acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2013; 368 (9): 806–813. DOI: 10.1056/NEJMoa1215716.

57. Ferguson N.D., Cook D.J., Guyatt G.H. et al. High-frequency oscillation in early acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2013; 368 (9): 795–805. DOI: 10.1056/NEJMoa1215554.

58. Henderson W.R., Dominelli P.B., Griesdale D.E. et al. Airway pressure and transpulmonary pressure during high-frequency oscillation for acute respiratory distress syndrome. Can. Respir. J. 2014; 21 (2): 107–111. DOI: 10.1155/2014/163293.

59. Brower R.G., Lanken P.N., MacIntyre N. et al. Higher versus lower positive end-expiratory pressures in patients with the acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2004; 351 (4): 327–336. DOI: 10.1056/NEJMoa032193.

60. Meade M.O., Cook D.J., Guyatt G.H. et al. Ventilation strategy using low tidal volumes, recruitment maneuvers, and high positive end-expiratory pressure for acute lung injury and acute respiratory distress syndrome: a randomized controlled trial. JAMA. 2008; 299 (6): 637–645. DOI: 10.1001/jama.299.6.637.

61. Mercat A., Richard J.C., Vielle B. et al. Positive end-expiratory pressure setting in adults with acute lung injury and acute respiratory distress syndrome: a randomized controlled trial. JAMA. 2008; 299 (6): 646–655. DOI: 10.1001/jama.299.6.646.

62. Talmor D., Sarge T., Malhotra A. et al. Mechanical ventilation guided by esophageal pressure in acute lung injury. N. Engl. J. Med. 2008; 359 (20): 2095–2104. DOI: 10.1056/NEJMoa0708638.

63. Hodgson C.L., Tuxen D.V., Davies A.R. et al. A randomised controlled trial of an open lung strategy with staircase recruitment, titrated PEEP and targeted low airway pressures in patients with acute respiratory distress syndrome. Crit. Care. 2011; 15 (3): R133. DOI: 10.1186/cc10249.

64. Kacmarek R.M., Villar J., Sulemanji D. et al. Open lung approach for the acute respiratory distress syndrome: a pilot, randomized controlled trial. Crit. Care Med. 2016; 44 (1): 32–42. DOI: 10.1097/CCM.0000000000001383.

65. Briel M., Meade M., Mercat A. et al., Higher vs lower positive end-expiratory pressure in patients with acute lung injury and acute respiratory distress syndrome: systematic review and meta-analysis. JAMA. 2010; 303 (9): 865–873. DOI: 10.1001/jama.2010.218.

66. Stewart L.A., Tierney J.F. To IPD or not to IPD? Advantages and disadvantages of systematic reviews using individual patient data. Eval. Health Prof. 2002; 25 (1): 76–97. DOI: 10.1177/0163278702025001006.

67. O’Gara B., Fan E., Talmor D.S. Controversies in the management of severe ARDS: optimal ventilator management and use of rescue therapies. Semin. Respir. Crit. Care Med. 2015; 36 (6): 823–834. DOI: 10.1055/s-0035-1564889.

68. Grasso S., Mascia L., Del Turco M. et al. Effects of recruiting maneuvers in patients with acute respiratory distress syndrome ventilated with protective ventilatory strategy. Anesthesiology. 2002; 96 (4): 795–802.

69. Goligher E.C., Kavanagh B.P., Rubenfeld G.D. et al. Oxygenation response to positive end-expiratory pressure predicts mortality in acute respiratory distress syndrome: a secondary analysis of the LOVS and ExPress trials. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2014; 190 (1): 70–76. DOI: 10.1164/rccm.201404-0688OC.

70. Gattinoni L., Caironi P., Cressoni M. et al. Lung recruitment in patients with the acute respiratory distress syndrome. N. Engl. J. Med. 2006; 354 (17): 1775–1786. DOI: 10.1056/NEJMoa052052.

71. Crotti S., Mascheroni D., Caironi P. et al. Recruitment and derecruitment during acute respiratory failure: a clinical study. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2001; 164 (1): 131–140. DOI: 10.1164/ajrccm.164.1.2007011.

72. Borges J.B., Okamoto V.N., Matos G.F. et al. Reversibility of lung collapse and hypoxemia in early acute respiratory distress syndrome. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2006; 174 (3): 268–278. DOI: 10.1164/rccm.200506-976OC.

73. Lim S.C., Adams A.B., Simonson D.A. et al. Intercomparison of recruitment maneuver efficacy in three models of acute lung injury. Crit. Care Med. 2004; 32 (12): 2371–2377. DOI: 10.1097/01.CCM.0000147445.73344.3A.

74. Fan E., Wilcox M.E., Brower R.G. et al. Recruitment maneuvers for acute lung injury: a systematic review. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2008; 178 (11): 1156–1163. DOI: 10.1164/rccm.200802-335OC.

75. Huh J.W., Jung H., Choi H.S. et al. Efficacy of positive end-expiratory pressure titration after the alveolar recruitment manoeuvre in patients with acute respiratory distress syndrome. Crit. Care. 2009; 13 (1): R22. DOI: 10.1186/cc7725.

76. Xi X.M., Jiang L., Zhu B. Clinical efficacy and safety of recruitment maneuver in patients with acute respiratory distress syndrome using low tidal volume ventilation: a multicenter randomized controlled clinical trial. Chin. Med. J. (Engl.) 2010; 123 (21): 3100–3105.

77. Del Sorbo L., Cypel M., Fan E. Extracorporeal life support for adults with severe acute respiratory failure. Lancet Respir. Med. 2014; 2 (2): 154–164. DOI: 10.1016/S2213-2600(13)70197-8.

78. Zapol W.M., Snider M.T., Hill J.D. et al. Extracorporeal membrane oxygenation in severe acute respiratory failure: a randomized prospective study. JAMA. 1979; 242 (20): 2193–2196. DOI: 10.1001/jama.1979.03300200023016.

79. Morris A.H., Wallace C.J., Menlove R.L. et al. Randomized clinical trial of pressure-controlled inverse ratio ventilation and extracorporeal CO2 removal for adult respiratory distress syndrome. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 1994; 149 (2, Pt 1): 295–305. DOI: 10.1164/ajrccm.149.2.8306022.

80. Davies A., Jones D., Bailey M. et al. Extracorporeal membrane oxygenation for 2009 influenza A(h2N1) acute respiratory distress syndrome. JAMA. 2009; 302 (17): 1888–1895. DOI: 10.1001/jama.2009.1535.

81. Noah M.A., Peek G.J., Finney S.J. et al. Referral to an extracorporeal membrane oxygenation center and mortality among patients with severe 2009 influenza A(h2N1). JAMA. 2011; 306 (15): 1659–1668. DOI: 10.1001/jama.2011.1471.

82. Pham T., Combes A., Chevret S. et al. Extracorporeal membrane oxygenation for pandemic influenza A(h2N1)-induced acute respiratory distress syndrome: a cohort study and propensity-matched analysis. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2013; 187 (3): 276–285. DOI: 10.1164/rccm.201205-0815OC.

83. Barbaro R.P., Odetola F.O., Kidwell K.M. et al. Association of hospital-level volume of extracorporeal membrane oxygenation cases and mortality. Analysis of the extracorporeal life support organization registry. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2015; 191 (8): 894–901. DOI: 10.1164/rccm.201409-1634OC.

84. Cooper D.J., Hodgson C.L. Extracorporeal membrane oxygenation rescue for h2N1 acute respiratory distress syndrome: equipoise regained. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2013; 187 (3): 224–226. DOI: 10.1164/rccm.201211-2052ED.

85. Peek G.J., Mugford M., Tiruvoipati R. et al. Efficacy and economic assessment of conventional ventilatory support versus extracorporeal membrane oxygenation for severe adult respiratory failure (CESAR): a multicentre randomised controlled trial. Lancet. 2009; 374 (9698): 1351–1363. DOI: 10.1016/S0140-6736(09)61069-2.

86. Combes A., Brodie D., Bartlett R. et al. Position paper for the organization of extracorporeal membrane oxygenation programs for acute respiratory failure in adult patients. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2014; 190 (5): 488–496. DOI: 10.1164/rccm.201404-0630CP.

87. Terragni P.P., Del Sorbo L., Mascia L. et al. Tidal volume lower than 6 ml/kg enhances lung protection: role of extracorporeal carbon dioxide removal. Anesthesiology. 2009; 111 (4): 826–835. DOI: 10.1097/ALN.0b013e3181b764d2.

88. Bein T., Weber-Carstens S., Goldmann A. et al. Lower tidal volume strategy (≈3 ml/kg) combined with extracorporeal CO2 removal versus ‘conventional’ protective ventilation (6 ml/kg) in severe ARDS: the prospective randomized Xtravent-study. Intensive Care Med. 2013; 39 (5): 847–856. DOI: 10.1007/s00134-012-2787-6.

89. Blackwood B., Clarke M., McAuley D.F. et al. How outcomes are defined in clinical trials of mechanically ventilated adults and children. Am. J. Respir. Crit. Care Med. 2014; 189 (8): 886–893. DOI: 10.1164/rccm.201309-1645PP.

искусственная вентиляция легких — Translation into English — examples Russian




These examples may contain rude words based on your search.



These examples may contain colloquial words based on your search.



Если пациент перенес острые токсические симптомы и продолжительное время находится в состоянии ремиссии, при этом налажена достаточная искусственная вентиляция легких, можно говорить о большой вероятности полного выздоровления.


If the acute toxic effects are survived and these may be prolonged, and adequate artificial respiration has been given, the chances of complete recovery are good.



Ему нужна искусственная вентиляция легких.


He really should be on an I.V.


Suggest an example

Other results



Если мы подключим искусственную вентиляцию легких, то уже не сможем ее отключить.




В комплект оборудования входят два аппарата искусственной вентиляции легких.



30 апреля 2009 года состоялось третье заседание Конкурсного комитета конкурса на закупку аппаратов искусственной вентиляции легких для Днепропетровской областной детской клинической больницы.


April 30, 2009, the contest committee of the competition for purchasing artificial lungs ventilation machines for Dnipropetrovsk Oblast Children’s Hospital held its second meeting.



Таким образом, Фонд «Украина 3000» проведет закупку у компании «Дана» двух аппаратов искусственной вентиляции легких.



Мы все еще не обсудили искусственную вентиляцию легких, восполнение потери жидкости или реанимацию.



Ребекка провела три эскаротомии. Ей поставили катетер и подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.


Rebecca’s performed three escharotomies, and she’s catheterized and on a ventilator.



Если это требуется, следует организовать искусственную вентиляцию легких.



В отсутствие искусственной вентиляции легких барбитураты, производные фенотиазина, транквилизаторы и все виды стимуляторов центральной нервной системы противопоказаны.


Morphine, barbiturates, phenothiazine derivatives, tranquillizers, and all kinds of central stimulants are contraindicated in the absence of artificial respiration.



Изобретение относится к области медицинской техники и каса- ется искусственной вентиляции легких с созданием положительного давления конца выдоха (ПДКВ) и вспомогательной вентиляцией.


The invention relates to medical engineering, in particular to a method for artificial lung ventilation consisting in forming a positive end-expiratory pressure and in using assisted ventilation.



Нам надо дождаться специалиста по искусственной вентиляции легких



В комплект оборудования входят аппарат искусственной вентиляции легких и диагностическая электроэнцефалографическая система для грудных детей.




The participants of the meeting discussed the Boards of Trustees’ activities at the Hospital to Hospital program member hospitals in 2008.



Мой лучший друг существует на искусственной вентиляции легких, а нам следует развеивать его прах по побережью Биг-Сур.


My best friend’s on a ventilator, and we should be spreading his ashes over Big Sur.



А. Вы делаете пострадавшему искусственную вентиляцию легких



Преждевременные роды и возникновение других врожденных аномалий являются причиной продления госпитализации страдающих этими состояниями младенцев, а также продолжительности искусственной вентиляции легких и полного парентерального питания, что ухудшает прогноз для детей, появившихся на свет с врожденными аномалиями.


Premature birth together with the occurrence of other inborn disorders prolong hospitalisation of afflicted infants as well as the length of artificial lung ventilation and the total parenteral nutrition, thus worsening the prognoses for children born with inborn disorders.



Аппарат для форсированной искусственной вентиляции легких (кислородный баллон, насосное и вентиляторное устройство)




Resuscitator (oxygen, pump, ventilator)



Аппарат для форсированной искусственной вентиляции легких (кислородный баллон, насосное и вентиляторное устройство)


Resuscitator (oxygen, pump, ventilator) Potable oxygen bottles Rescue tools Shovel stretcher



Закупка аппаратов искусственной вентиляции легких для Днепропетровской областной детской клинической больницы стала возможной благодаря средствам, выделенным компанией «Проктер энд Гембл Украина» в поддержку совместного с Фондом «Украина 3000» благотворительного проекта «Здоровые дети Украины».


Purchasing artificial lungs ventilation machines for Dnipropetrovsk Oblast Children’s Hospital became possible due to the funds channeled by Procter and Gamble Ukraine Company for the Healthy Ukraine’s Children project.



В частности, благодаря ЗАО «Финансовый союз Банк» учреждение получило два передвижных рентгеновских аппарата на сумму 60 тысяч гривен и аппараты искусственной вентиляции легких на сумму 250 тысяч гривен.


In part, due to the Financial Alliance Bank the hospital received two portable X-ray machines to the total of UAH 60,000 and ALV apparatus to the sum of UAH 250,000.



Искусственная вентиляция легких, сутки — Медицинский центр «Парацельс»


Выбрана услуга:

Выбор услуги специлиста


Нажмите для выбора услуги


Выбрать дату и адрес


Назад


Повторной считается консультация одного специалиста в течение 30 дней с даты предыдущего приёма. На 31-й день от предыдущего посещения специалиста данного профиля конультация будет первичной.

Искусственная вентиляция легких — Medical Technologies

Решения для искусственной вентиляции легких

Аппараты искусственной вентиляции легких

Аппарат ИВЛ Evita Infinity

® V500

Вентилятор экстра-класса с уникальными возможностями интеграции в систему Infinity® Acute Care System, предназначенную для оптимальной организации лечебного процесса с учетом задач и проблем современного здравоохранения.

Dräger Evita V300

Evita V300 – масштабируемый многофункциональный аппарат, обеспечивающий высокое качество вентиляции.

Dräger Savina 300 Select

​Dräger Savina 300 Select сочетает в себе независимость и мощность турбинной системы вентиляции с рядом интеллектуальных режимов вентиляции.

Dräger Savina 300 Classic

​Dräger Savina 300 Classic (в этой конфигурации) сочетает в себе независимость и мощность турбинной системы вентиляции с широким диапазоном режимов вентиляции.

Аппарат ИВЛ Savina

Высокие стандарты искусственной вентиляции легких для взрослых и детей в любом клиническом состоянии и при любых условиях эксплуатации.

Неонатальная ИВЛ

Респираторный мониторинг

Аппараты для экстренной и транспортной ИВЛ

ФАКТОРЫ, ОГРАНИЧИВАЮЩИЕ ПРОВЕДЕНИЕ ИСКУССТВЕННОЙ ВЕНТИЛЯЦИИ ЛЕГКИХ С УПРАВЛЕНИЕМ ПО ОБЪЕМУ, ПРИ ВЫПОЛНЕНИИ БРОНХОСКОПИИ ЧЕРЕЗ ЭНДОТРАХЕАЛЬНУЮ ТРУБКУ (экспериментальное исследование) | Аверьянов

1. Аверьянов Д. А., Дубинин А. А., Шаталов В. И., Щеголев А. В., Свистов Д. В. Пункционно-дилатационная трахеостомия у пациентов с тяжелым повреждением головного мозга: крикостернальная дистанция как предиктор формирования противопоказаний // Рос. нейрохирургический журнал им. проф. А. Л. Поленова. – 2015. – Т. 7, № 1. – С. 5–9.

2. Богданов В. В., Калинкин В. П., Гузенюк П. В., Кошевой И. О. Пункционно-дилатационная трахеостомия: преимущества, недостатки, особенности техники выполнения // Рос. оториноларингология. – 2016. – Т. 82, № 3. – С. 171–172.

3. Щепетков А. Н., Савин И. А., Горячев А. С. Оценка параметров вентиляции через интубационные, трахеостомические трубки различных диаметров, а также на фоне бронхоскопии с использованием тестовой модели // Вестн. интенсивной терапии. – 2007. – № 1. – С. 27–33.

4. Ярема В. И., Ярыгин Н. В., Фруктов С. С. Трахеотомия и трахеостомия // Хирург. – 2009. – № 4. – С. 22–28.

5. Bice T., Nelson J. E., Carson S. S. To Trach or not to Trach: Uncertainty in the Care of the Chronically Critically Ill // Semin. Respir. Crit. Care Med. – 2015. – Vol. 36, № 6. – P. 851–858.

6. Ioannidis G., Lazaridis G., Baka S., Mpoukovinas I., Karavasilis V., Lampaki S., Kioumis I., Pitsiou G., Papaiwannou A., Karavergou A., Katsikogiannis N., Sarika E., Tsakiridis K., Korantzis I., Zarogoulidis K., Zarogoulidis P. Barotrauma and pneumothorax // J. Thorac. Dis. – 2015. – Vol. 7 (Suppl. 1). – P. S38–S43.

7. Kuo A. S., Philip J. H., Edrich T. Airway ventilation pressures during bronchoscopy, bronchial blocker, and double-lumen endotracheal tube use: an in vitro study // J. Cardiothorac. Vasc. Anesth. – 2014. – Vol. 28, № 4. – P. 873–879.

8. Lawson R. W., Peters J. I., Shelledy D. C. Effects of fiberoptic bronchoscopy during mechanical ventilation in a lung model // Chest. – 2000. – Vol. 118, № 3. – P. 824–831.

9. Nakstad E. R., Opdahl H., Skjønsberg O. H., Borchsenius F. Intrabronchial airway pressures in intubated patients during bronchoscopy under volume controlled and pressure controlled ventilation // Anaesth. Intens. Care. –2011. – Vol. 39, № 3. – P. 431–439.

10. Reilly P. M., Anderson H. L., Sing R. F., Schwab C. W., Bartlett R. H. Occult hypercarbia. An unrecognized phenomenon during percutaneous endoscopic tracheostomy // Chest. – 1995. – Vol. 107, № 6. – P. 1760–1763.

11. Reilly P. M., Sing R. F., Giberson F. A., Anderson H. L., Rotondo M. F., Tinkoff G. H., Schwab C. W. Hypercarbia during tracheostomy: a comparison of percutaneous endoscopic, percutaneous Doppler, and standard surgical tracheostomy // Intens. Care Med. – 1997. – Vol. 23, № 8. – P. 859–864.

Технология искусственного легкого

будет лечить пациентов с кратковременной респираторной недостаточностью

Draper разработал технологию искусственного легкого для лечения временной респираторной недостаточности до тех пор, пока пациент не выздоровеет или не перенесет трансплантацию легкого.

До сих пор врачи в основном использовали аппараты для высокоинвазивной вентиляции легких или терапию экстракорпоральным мембранным оксигенатором (ЭКМО). Устройства вентиляции обеспечивают кислородную поддержку и удаляют углекислый газ у пациентов в критическом состоянии, хотя с этими устройствами могут возникнуть серьезные осложнения, включая баротравму (высокое давление), гипертензию паренхимы легких, повышенный риск пневмонии, вызванной вентилятором, кислородное отравление и даже смерть. .

В качестве альтернативы вентиляторам, ЭКМО-терапия использует оборудование, которое обходит легкие и доставляет кислород непосредственно в кровь. Но ЭКМО не имитирует паттерны, по которым кровь течет через сети кровеносных сосудов в организме. Это приводит к тому, что пациенты часто страдают от свертывания крови, что требует от врачей введения агентов, препятствующих свертыванию крови, которые имеют свои собственные побочные эффекты.

Инженеры

Draper, разработавшие технологии для лечения недостаточности печени, почек и других органов, создали свое биомиметическое микрожидкостное устройство для переноса кислорода для обмена уровней кислорода и углекислого газа, имитирующего естественное человеческое легкое.Прототип основан на современной технологии ЭКМО, включающей микрофлюидные методы, чтобы более точно имитировать, как кровь течет в легких человека.

Дрейпер изготовил и протестировал многослойное микрожидкостное устройство для оксигенации крови, чтобы продемонстрировать, что оно имеет более низкий первичный объем крови и улучшенное кровообращение, и сотрудничал с исследователями из Бригама и женской больницы, которые разработали экспериментальные процедуры для разработки внутренней оболочки устройства из человеческого эндотелия. клетки, таким образом имитируя антитромботическую поверхность, присутствующую в капиллярах человека.

Многослойный микрофлюидный оксигенатор Draper с биомиметическими структурами кровотока, разработанный для обеспечения более безопасного и эффективного лечения острой дыхательной недостаточности, чем механическая вентиляция легких или текущая экстракорпоральная мембранная оксигенаторная терапия. (Кредит: Дрейпер)

«Наша технология предназначена для решения проблем с существующими аппаратами ИВЛ и ЭКМО», — сказал Джефф Боренштейн, технический персонал лаборатории Draper. «Механические аппараты ИВЛ нагнетают кислород через поврежденные легкие, поэтому идея перехода на ЭКМО состоит в том, чтобы дать легким отдохнуть и обменять кислород и углекислый газ непосредственно с кровью.Мы вместе с нашим сотрудником Бригама и женской больницы доктором Гильермо Гарсия-Кардена, адъюнкт-профессором патологии Гарвардской медицинской школы, пытаемся создать передовую технологию, которая повысит безопасность ЭКМО.

«Проблема с технологией ЭКМО сегодня заключается в том, что кровь имеет тенденцию к очень быстрому свертыванию в аппаратах ЭКМО, и врачи применяют противосвертывающие агенты, так что пациенты оказываются в опасном балансе между свертыванием и кровотечением. Наша технология направлена ​​на преодоление этой проблемы путем создания каналов устройства, через которые проходит кровь, более биологически значимых и имитирующих эндотелиальные капиллярные сети в организме.”

Изначально работа начиналась как проект IR&D (независимые исследования и разработки), но биомиметическое микрожидкостное устройство переноса кислорода было настолько многообещающим, что в конечном итоге инженеры получили финансирование от Национальных институтов здравоохранения (NIH).

Сегодня продукт продвинулся на коммерческий путь. В настоящее время Дрейпер работает над созданием коммерческого партнера для этой технологии.

Ожидается, что устройство пройдет испытания на животных в течение следующих двух лет, и примерно через три-четыре года до клинического использования.Конечная цель Дрейпера — создать устройство, которое можно было бы использовать долгое время, например кислородный баллон, в качестве более постоянного решения проблемы легочной недостаточности.

Когда вентилятора недостаточно: зачем молодым пациентам с COVID-19 нужны искусственные легкие

У пациента густые черные волосы на голове. На его лице нет морщин. Хотя трудно сказать, сколько ему лет, очевидно, что он не старый.

Тем не менее, мужчина из Онтарио в видеоролике University Health Network подключен к машине, которая выполняет работу его легких, серьезно поврежденных COVID-19.Ему было мало вентилятора.

ЭКМО (экстракорпоральная мембранная оксигенация) — не новая технология, но тип пациентов, которым она помогает, никогда раньше не встречался.

«Особенно в эту третью волну (пандемии COVID-19) мы наблюдаем намного больше молодых пациентов», — сказал Global News доктор Марсело Сайпел, хирургический директор программы UHN ECLS.

«Многие из этих молодых пациентов с очень тяжелыми заболеваниями легких… устройство ЭКМО, оно может спасти жизнь».

История продолжается под рекламой

ЭКМО-аппараты, также известные как искусственные легкие, берут часть крови пациента, добавляют кислород и удаляют углекислый газ, а затем перекачивают его обратно в организм.

«(ЭКМО) позволяет нам дать отдых легким и дает нам время, чтобы лечение подействовало и позволяло легким зажить», — сказал д-р Файзан Амин.

Медицинский директор программы ЭКМО Hamilton Health Sciences говорит, что для процедуры требуются большие трубки в кровеносных сосудах пациента, разжижающие кровь препараты и антибиотики. Риск кровотечения, тромбов и инфекции может быть высоким.

Вот почему ЭКМО обычно не применяют для пожилых людей — они не могут выжить.

«Люди старшего возраста, у которых есть другие проблемы со здоровьем, часто даже не переносят стресс, связанный с работой на машине», — сказал Амин.

«Таким образом, мы обычно резервируем (ЭКМО) для людей, которые были в основном здоровыми и моложе до того, как заболели COVID».

Доктор Гурмит Сингх из Института сердца Мазанковски Альберты говорит, что лечение — это последнее средство.

«ЭКМО для самых больных. Это самое современное средство жизнеобеспечения, которое у нас есть », — сказал медицинский директор программы ЭКМО для взрослых Мазанковски.

Сингх говорит, что его обычно используют для тяжелобольных кардиологов или пациентов, перенесших трансплантацию, но его команда решила использовать ЭКМО для более молодых пациентов с COVID-19.

История продолжается под рекламой

«Они тяжело больны, их состояние быстро ухудшается, и их невозможно поддерживать с помощью типичных форм жизнеобеспечения».

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: «Ударил сильнее всего»: почему количество случаев COVID-19 растет среди молодых канадцев

Согласно исследованию 2015 года, около 40 отделений интенсивной терапии в Канаде могут предоставить ЭКМО.

В настоящее время эту технологию используют как минимум два пациента в Альберте.В Онтарио их не меньше десятка.

Амин говорит, что Hamilton Health Sciences уже заимствовала четыре аппарата из резервов федерального правительства.

«Нам пришлось добавить больше припасов, больше оборудования, обучить многих наших сотрудников, которые ранее не были обучены — и все это в крайнем случае — во время шторма, в котором мы находимся», — сказал Амин.

«Это не то, что мы когда-либо предполагали, что мы когда-либо переживем».

Каждому пациенту ЭКМО требуется как минимум одна или две медсестры, а также перфузиологи, хирурги, респираторные терапевты и анестезиологи.

Просмотреть ссылку »

Связанные новости

© 2021 Global News, подразделение Corus Entertainment Inc.

Имплантация биогибридных легких — MEDICA

Как вы подходите к решению этих проблем?

Wiegmann: Наша идея состоит в том, чтобы заполнить все искусственные поверхности, которые вызывают реакции на инородные тела, такие как образование тромба, эндотелиальными клетками — это означает, что мы заполняем мембраны и трубки из полых волокон.Эндотелиальные клетки выстилают внутреннюю поверхность кровеносных сосудов человеческого тела и гемосовместимы, что предотвращает образование тромба. Поскольку собственные эндотелиальные клетки организма недоступны в достаточном количестве, мы используем эндотелиальные клетки, которые не являются эндогенными для организма. Мы генетически модифицируем их, поэтому иммунная система пациента не распознает их как чужеродные и не отвергает. Другой вариант — использовать так называемые индуцированные плюрипотентные стволовые клетки для создания неограниченного источника эндотелиальных клеток.Напомним, мы делаем искусственные поверхности биологическими с помощью эндотелиальных клеток, чтобы создать так называемое биогибридное легкое, которое длится всю жизнь и устраняет необходимость в антикоагуляции.

Цель — имплантировать пациентам искусственное биогибридное легкое. Каковы следующие шаги, чтобы это стало реальностью?

Wiegmann: Один из шагов — убедиться, что эндотелиальные клетки достаточно прочно прилегают к мембранам из полых волокон. Имплантированное биогибридное легкое должно выдерживать кровоток от четырех до шести литров каждую минуту.Эндотелиальные клетки должны выдерживать фрикционное напряжение, вызванное этим кровотоком.

Существующие системы ЭКМО имеют размеры примерно 15x15x5 сантиметров, что делает имплантацию в тело невозможной. Это требует миниатюризации, которая в идеале должна быть адаптирована к индивидуальному пациенту, поскольку каждому пациенту требуется разная площадь поверхности газообмена для поддержки легких в зависимости от типа и стадии заболевания. Размер мембраны позволяет нам контролировать емкость легких биогибрида и производительность.Поэтому при миниатюризации следует иметь в виду индивидуализацию.

Каким будет будущее искусственных органов?

Wiegmann: Это интересный и волнующий вопрос. Есть параллельные подходы к этому: мы пытаемся использовать так называемую тканевую инженерию для заселения существующих поверхностей эндотелиальными клетками. Другой подход — выращивать органы в лаборатории. И еще один метод объединяет два подхода: например, вы можете взять легкие и использовать децеллюляризацию, чтобы изолировать внеклеточный матрикс, оставляя каркасы легких для колонизации новых клеток.Для этой цели можно использовать легкие человека или животного, например легкие обезьяны.

Тем не менее, независимо от исследовательского подхода, у вас должно быть достаточное количество различных типов клеток в легких. Это связано с тем, что на данный момент невозможно извлечь эти клетки из организма пациента и выращивать их в лаборатории. Вы вынуждены использовать экзогенный материал и следить за тем, чтобы организм не распознал его как чужеродный и не запускал иммунный ответ. В противном случае вы вернетесь к той же точке, где мы находимся сегодня, когда дело доходит до трансплантации органов: пациент должен принимать лекарства, чтобы предотвратить отторжение и гарантировать, что иммунная система принимает экзогенные клетки.Конечно, этого мы хотим избежать, поскольку наша цель — разработать искусственное легкое, которое можно было бы постоянно имплантировать в качестве альтернативы донорскому органу.

Еще неизвестно, какая из этих областей исследований будет наиболее успешной в будущем — я предполагаю, что это будет комбинация всех этих подходов.

Новое устройство искусственного легкого — впервые

видео: Эрни Гиллиспи, страдающий болезнью черного легкого, стал первым пациентом UK HealthCare, которому помогли искусственное легкое, что привело к двойной трансплантации легких.Устройство, которое помогло спасти его жизнь, было разработано доктором Джеем Цвишенбергером.
посмотреть еще

Кредит: Грег Робинсон и связи с общественностью и маркетинг в Великобритании

Хирурги Университета Кентукки 3 августа объявили, что они были одними из первых, кто применил технологию искусственного легкого, чтобы продемонстрировать возможность трансплантации легкого с помощью устройства, изобретенного двумя преподавателями университета, доктором Джозефом Цвишенбергером и доктором Джозефом Цвишенбергером.Дунфан Ван.

«Устройство помогает пациентам получать кислород в кровь, транспортируя кровь в газообменник, который удаляет углекислый газ и насыщает кровь кислородом перед тем, как вернуть ее в сердце, минуя легкие пациента», — сказал Цвишенбергер, председатель Департамента Великобритании Операция. «Он предназначен для пациентов, которые слишком больны, чтобы поддерживать их на ИВЛ, и предназначен для временного лечения тяжелой дыхательной недостаточности».

Обычно пациенту вводят седативное средство при использовании экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО).Следовательно, пациент прикован к постели, из-за чего мышцы становятся все более слабыми. Однако устройство Цвишенбергера, двухкамерный двухпросветный катетер, производимое Avalon Laboratories, представляет собой усовершенствованную форму ЭКМО, также известную как «амбулаторные искусственные легкие».

Целью

Zwischenberger было дать пациентам возможность делать обычные вещи, даже заниматься спортом, при использовании устройства.

Эта цель была достигнута 8 апреля, когда доктор Чарльз Хупс, директор британской программы трансплантации сердца и легких и программы вспомогательных желудочковых устройств, провел операцию Эрни Гиллиспи из Канады, штат Кентукки., чтобы можно было использовать это искусственное легкое и двухпросветный катетер.

С помощью устройства Гиллиспи показал себя кандидатом на трансплантацию легких; Без него он не был бы достаточно силен для операции, сказал Цвишенбергер.

«Эта легочная технология позволяет нам помочь пациентам перейти на трансплантацию легких, вместо того, чтобы их состояние продолжало ухудшаться в ожидании трансплантации», — сказал Цвишенбергер. «Доктор Хупес — один из первых, кто применил эту технику, и сейчас мы находимся в одном из немногих мест в стране, где амбулаторная ЭКМО используется в качестве моста для трансплантации.«

Хупс говорит, что машина доказала, что если легкие Гиллиспи работают должным образом, он может жить нормальной жизнью.

«Если пациент не может выполнять упражнения после того, как его дыхание« заменено »искусственным легким, то трансплантация не принесет клинической пользы», — сказал Хупс. «Ограниченное количество донорских органов может быть использовано у пациентов, которые, скорее всего, выиграют. Технология искусственного легкого позволяет нам быть уверенными в том, что пациент, которому потенциально будет проведена трансплантация органа, физически достаточно здоров, чтобы пройти операцию и выздороветь.«

После всего трех дней использования искусственного легкого 11 апреля Гиллиспи перенесла успешную операцию по трансплантации двойного легкого.

###



Заявление об ограничении ответственности: AAAS и EurekAlert! не несут ответственности за точность выпусков новостей, размещенных на EurekAlert! участвующими учреждениями или для использования любой информации через систему EurekAlert.

Портативные искусственные легкие — дыхание для вас, когда вы не можете

Микрожидкостные оксигенаторы поддерживают пациентов с низким уровнем кислорода в крови во время респираторной недостаточности, а достижения в области технологий делают их более портативными и удобными в использовании.

Кислород, обеспечиваемый легкими каждой клетке нашего тела, необходим для жизни. Мы задыхаемся, когда его подача прерывается даже на несколько минут, что может произойти, когда мы страдаем от болезней, вызывающих респираторный дистресс.

Острый респираторный дистресс может возникнуть во многих случаях. Например, недоношенный ребенок, легкие которого не полностью развиты, не имеет достаточных возможностей для обеспечения всех потребностей своего организма в оксигенации. Точно так же взрослые, страдающие респираторными инфекциями, такими как недавний COVID-19, вызванный вирусом SARS-CoV-2 или предыдущий вирус SARS-CoV, также страдают из-за инфекции, которая выводит часть легких из строя от эффективного газообмена.

В таких условиях механическая вентиляция легких, при которой газообразный кислород нагнетается в легкие, может обеспечить поддержку только в менее тяжелых случаях и часто имеет другие долгосрочные осложнения. Следовательно, необходим альтернативный способ введения кислорода в кровь для эффективного лечения пациентов с респираторным дистресс-синдромом, чтобы поддерживать их функции организма, одновременно снимая нагрузку на их легкие и позволяя им выздороветь.

Такая технология использовалась в кардиохирургических операциях как часть аппарата искусственного кровообращения, который поддерживает сердечную и респираторную поддержку вне тела пациентам, чье сердце и легкие не могут осуществлять газообмен для распределения кислорода по всему телу. тело.Этот метод называется экстракорпоральной мембранной оксигенацией (ЭКМО) и поддерживает пациента в течение короткого периода времени. Во время последней пандемии атипичной пневмонии ЭКМО использовалась для оказания поддержки тяжелобольным пациентам, страдающим острой респираторной недостаточностью, что позволило восстановить легкие более чем в 70% случаев. Тем не менее, ЭКМО — дорогая, ресурсоемкая технология, громоздкая и требующая поддержки, доступной только в условиях больницы, например, квалифицированного обученного персонала для ее работы и надежного снабжения кислородом.

В наших легких сильно разветвленная сеть кровеносных сосудов, окруженных тонкой мембраной, обеспечивает большую площадь поверхности для обмена газов между кровью и окружающим воздухом, который мы вдыхаем. Оксигенаторы — это компактные медицинские устройства, которые выполняют аналогичную задачу, обеспечивая интерфейс с большой площадью поверхности, который может позволить такое взаимодействие происходить. В этих системах окружающий воздух втягивается в машину из окружающей среды и очищается, чтобы обеспечить как можно больше кислорода пациенту, соединенный через главную артерию у взрослых или через пупочную артерию (часто называемую искусственной плацентой) в предварительном порядке. -зрелые дети.

За последнее десятилетие передовые методы микротехнологии, которые используются в электронной промышленности, были использованы для создания микрожидкостных оксигенаторов, имитирующих сильно разветвленные, тонкие, мембранные сосудистые сети, обнаруженные в наших легких. С помощью микротехнологий можно надежно изготавливать мембраны с очень тонкой поверхностью, которые обеспечивают быстрый обмен кислорода и углекислого газа. Методы микротехнологии также позволяют создавать синтетические сосудистые сети, имитирующие системы, очень похожие на разветвленные кровеносные сосуды в нашем теле, которые обеспечивают плавные пути потока и снижают вероятность образования тромбов.Более того, исследователи создали компактные оксигенаторы с небольшим объемом заполнения, что важно для предотвращения необходимости переливания крови и связанных с этим осложнений при подключении их к уязвимым пациентам, особенно к недоношенным детям.

Эти микрофлюидные оксигенаторы могут перфузироваться только сердцем, как и наши легкие, что упрощает их работу. Новые конструкции, разработанные за последние 5 лет, обладают способностью насыщаться кислородом из окружающей атмосферы, что делает устройство полностью пассивным.Эти разработки обещают реализацию пассивного и действительно портативного искусственного легкого, который может преодолеть многие проблемы, связанные с текущей системой ЭКМО, и может быть полезен в условиях ограниченных ресурсов и удаленных местах.

Будущие разработки в этой области исследований включают распространение результатов лабораторных исследований на клиническую практику посредством обширных испытаний. Еще одним ключевым направлением деятельности является разработка эффективных антикоагулянтных покрытий, которые позволяют искусственным легким работать в течение длительных периодов времени без побочных реакций со стороны крови.Новые методы 3D-печати исследуются для создания биомиметических иерархически разветвленных сосудистых сетей с соответствующими мембранами, подобными естественным легким, чтобы еще больше уменьшить размер этих устройств.

Ожидается, что развитие этих технологий и их валидация существенно повлияют на выживание и здоровье значительной части уязвимых групп населения, как молодых, так и старых, страдающих респираторным дистресс-синдромом. Использование искусственных легких может стать альтернативой существующей практике лечения пациентов, страдающих респираторной недостаточностью, таких как некоторые пациенты с COVID-19 в тяжелом состоянии.

Ссылка: Mohammadhossein Dabaghi, et al. «Миниатюризация искусственных легких в сторону мобильности». Передовые технологии материалов (2020). DOI: 10.1002 / admt.202000136

Как работает вентилятор?

© Vadym Stock / Shutterstock.com

Механические вентиляторы сыграли важную, хотя и спорную роль в лечении пациентов с тяжелым коронавирусным заболеванием 2019 (COVID-19), помогая тяжелобольным людям дышать в ближайшем будущем, но с потенциально вредные компромиссы для функции легких в долгосрочной перспективе.Для пациентов с COVID-19 возможность долгосрочного вреда только начинает проявляться, что вызывает вопросы о том, как работают аппараты ИВЛ и почему они представляют опасность для пациентов.

Механические аппараты ИВЛ — это автоматизированные аппараты, которые выполняют работу по дыханию пациентов, которые не могут использовать свои легкие. Вентиляторы обычно используются, когда пациенты испытывают сильную одышку, например, вызванную респираторной инфекцией или такими состояниями, как хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ).Их также можно использовать у людей с черепно-мозговой травмой или инсультом, когда нервная система больше не может контролировать дыхание.

Вентиляторы работают, доставляя кислород непосредственно в легкие, и их также можно запрограммировать на откачку углекислого газа для пациентов, которые не могут самостоятельно выдохнуть. Аппарат ИВЛ подает кислород через трубку, которая вводится через нос или рот пациента при процедуре, известной как интубация, или вводится непосредственно в трахею, или дыхательное горло, при хирургической процедуре, известной как трахеостомия.Противоположный конец трубки соединен с аппаратом (вентилятором), который нагнетает смесь воздуха и кислорода через трубку в легкие. Перед тем, как попасть в тело, воздух нагревается и увлажняется. Кроме того, вентилятор играет жизненно важную роль в поддержании положительного давления воздуха, помогая предотвратить разрушение небольших воздушных мешочков (альвеол) в легких.

Вентиляторы настроены на нагнетание воздуха в легкие определенное количество раз в минуту. Частота сердечных сокращений, частота дыхания и артериальное давление пациента постоянно контролируются.Врачи и медсестры используют эту информацию, чтобы оценить состояние здоровья пациента и внести необходимые изменения в аппарат ИВЛ. Когда у пациента появляются признаки выздоровления после инфекции или травмы, врач может решить начать процесс отлучения от аппарата ИВЛ, испытание, в котором пациенту дается возможность дышать самостоятельно, но он все еще подключен к аппарату ИВЛ в случае необходимо. Когда пациента отнимают от аппарата ИВЛ, дыхательную трубку удаляют.

Вентиляторы не являются лекарством от инфекций, и их использование представляет серьезный риск для пациентов.Находясь на аппарате ИВЛ, пациенты не могут кашлять и выводить из дыхательных путей потенциально инфекционные агенты. В результате у некоторых пациентов развивается вентилирующая пневмония, при которой бактерии проникают в легкие. Также могут возникать инфекции носовых пазух. Другие проблемы включают кислородное отравление и избыточное давление воздуха, которые могут нанести значительный ущерб легочной ткани. Кроме того, чем дольше человек находится на аппарате ИВЛ, тем выше степень атрофии дыхательных мышц. Это может затруднить самостоятельное дыхание пациентами.Такие занятия, как подъем по лестнице или даже ходьба на короткие расстояния, могут стать невозможными, что приведет к длительной инвалидности и снижению качества жизни.

Каковы показания к ИВЛ?

Автор

Кристофер Д. Джексон, доктор медицины Факультет, отделение внутренней медицины, Медицинский научный центр Университета Теннесси, Медицинский колледж, Мемфис; Штатный врач, Христианская общественная служба здравоохранения; Врач-штатный врач Баптистской мемориальной больницы

Кристофер Д. Джексон, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Медицинского общества Мемфиса, Национальной медицинской ассоциации, Южной медицинской ассоциации

Раскрытие информации: не подлежит разглашению.

Соавтор (ы)

Muthiah P Muthiah, MD, FCCP, D-ABSM Адъюнкт-профессор медицины, отделение легочной и интенсивной терапии, а также медицины сна, заместитель председателя по внутренней медицине (VA), Медицинский колледж Центра науки о здоровье Университета Теннесси; Директор отделения интенсивной терапии (MICU), Медицинский центр по делам ветеранов Мемфиса

Muthiah P Muthiah, MD, FCCP, D-ABSM является членом следующих медицинских обществ: Американской академии медицины сна, Американского колледжа грудных врачей, США. Торакальное общество, Общество интенсивной терапии

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Специальная редакционная коллегия

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Получил зарплату от Medscape за работу. для: Medscape.

Главный редактор

Заб Мосенифар, доктор медицины, FACP, FCCP Джери и Ричард Браверман, заведующий кафедрой легочной медицины и реанимации, профессор и исполнительный вице-председатель медицинского факультета, медицинский директор Института легких женской гильдии, Медицинский центр Сидарс-Синай, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, Медицинская школа Дэвида Геффена

Заб Мосенифар, доктор медицины, FACP, FCCP является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж грудных врачей, Американский колледж врачей, Американская федерация медицинских исследований, Американское торакальное общество

Раскрытие информации : Нечего раскрывать.

Дополнительные участники

Ryland P Byrd, Jr, MD Профессор медицины, Отделение легочных заболеваний и реанимации, Медицинский колледж Джеймса H Quillen, Государственный университет Восточного Теннесси

Ryland P Byrd, Jr, MD является членом следующих медицинских общества: Американский колледж грудных врачей, Американское торакальное общество

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Томас М. Рой, доктор медицины Начальник отделения легочных заболеваний и реанимации, Медицинский центр по делам ветеранов приюта в Квиллен-Маунтин; Профессор медицины отделения легочных заболеваний и реанимации, директор программы стипендий, Медицинский колледж Джеймса Х. Квиллена, Государственный университет Восточного Теннесси

Томас М. Рой, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж грудных врачей, Американский колледж врачей, Американская медицинская ассоциация, Американское торакальное общество, Южная медицинская ассоциация, Медицинское общество дикой природы

Раскрытие: Ничего не подлежит разглашению.

Благодарности

Грегг Т. Андерс, DO Медицинский директор, Региональное медицинское управление Грейт-Плейнс, Медицинский центр армии Брук; Клинический адъюнкт-профессор кафедры внутренней медицины, отделение легочных заболеваний, Научный центр здравоохранения Техасского университета в Сан-Антонио

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Олег Васил Гнатюк, MD Программный директор Консорциума национального капитала, легочная и реанимационная помощь, Армейский медицинский центр Уолтера Рида; Доцент кафедры медицины Университета медико-санитарной службы

Олег Васил Гнатюк, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа грудных врачей, Американского колледжа врачей и Американского торакального общества

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Semaan Georges Kosseifi, доктор медицины , научный сотрудник по легочной медицине / реанимации, Государственный университет Восточного Теннесси,

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.