Микобактериоз легких: Вышла статья Пановой А.Е. «Микобактериоз легких. Чем он опасен и как его лечить?»

Содержание

Вышла статья Пановой А.Е. «Микобактериоз легких. Чем он опасен и как его лечить?»

В конце прошлого века микобактериоз называли «болезнью будущего» и рассматривали его как новую патологию, которая распространяется во всех странах мира, как бы вопреки усилиям, направленным на борьбу с туберкулезом. Сейчас микобактериоз превратился в серьезную реальность.

Повсеместно отмечаются изменения в эпидемиологии микобактериоза, связанные с увеличением количества людей, относящихся к группам риска, и в совершенствовании методов выделения и идентификации возбудителей микобактериоза. В какой-то степени он занимает «нишу», которую «освобождает» туберкулез при значительном снижении заболеваемости в последние годы.

Чаще всего микобактериоз является не самостоятельной болезнью, а осложнением, возникающим в результате нарушения работы каких-либо систем организма. Такая патология возникает после попадания в организм человека нетуберкулезных микобактерий (НТМ). Без современной диагностики, определения причины и терапии болезнь способна привести к непоправимым последствиям.

Что же это такое, в чем опасность и как справляться с микобактериозом, АиФ.ru рассказала заведующая отделением лабораторной диагностики ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний» Министерства здравоохранения Российской Федерации, врач-бактериолог, кандидат медицинских наук Анна Панова.

В чем суть проблемы?

Микобактериозы (МБ) — группа заболеваний, характеризующаяся поражением различных органов, с преимущественной локализацией в бронхолегочной системе, говорит специалист. «Особенностью этиологии микобактериозов является очень высокое разнообразие возбудителей, относящихся к группе нетуберкулезных микобактерий (НТМ). Такие постоянно обитают в окружающей среде. Так, они выявлены в воде: питьевой, бутилированной, в биопленках водопроводных труб», — говорит Анна Панова.

Сегодня насчитывается более 200 видов бактерий, из них около 70 являются факторами заболеваний человека в разных органах и системах, отмечает медик. Наибольшее значение в клинической практике имеют виды МАС, M. kansasii, M. fortuitum, M. abscessus и M. Chelonae.

В последние десятилетия заболеваемость и распространенность микобактериозов значительно увеличились, став серьезной проблемой общественного здравоохранения во всем мире. «Главным образом это связано с резким подъемом заболеваемости ВИЧ-инфекцией, что затем привело к увеличению показателя смертности от генерализованных форм инфекций, вызываемых НТМ. Наиболее частой причиной микобактериозов у ВИЧ-инфицированных больных является Mycobacterium avium complex (МАС). По частоте заболеваний этот вид далеко опережает все остальные нетуберкулезные микобактериозы и составляет более 95% случаев, а у лиц без ВИЧ-инфицирования — более 65% случаев», — отмечает Анна Панова.

Группы риска

Риску заражения наиболее подвержены:

  • пациенты с синдромом приобретенного иммунодефицита и другими иммунодефицитами;
  • лица после трансплантации внутренних органов;
  • пациенты с термическими травмами;
  • больные пневмокониозами;
  • больные хронической обструктивной болезнью легких;
  • больные бронхиальной астмой;
  • больные муковисцидозом;
  • больные бронхоэктазиями;
  • больные саркоидозом;
  • больные легочными фиброзами различной природы;
  • больные с онкологическими заболеваниями;
  • лица, длительно получающие глюкокортикостероидную или иммуносупрессивную терапию;
  • лица пожилого возраста;
  • больные туберкулезом, а также лица, излеченные от данного заболевания.

Соответственно, с вопросами диагностики микобактериозов сталкиваются врачи самых разных специальностей.

Как заражаются?

«Человек источником инфекции не является, так как факт передачи НТМБ от человека к человеку не доказан. Т. е. человек от больного человека не заражается. В большинстве случаев источником инфекции для человека является окружающая среда (водопроводная вода, вода открытых водоемов, почва)», — говорит Анна Панова.

Основным природным резервуаром M. avium, отмечает специалист, служат открытые водоемы, M. Kansasii — водопроводная вода, M. xenopi — система горячего водоснабжения. Есть данные о том, что НТМ выделяются из биоматериала животных (крупный рогатый скот, свиньи) и птиц (голуби, воробьи, куры).

«Входными воротами для микобактерий являются дыхательные пути, кожные покровы, желудочно-кишечный тракт. Таким образом, отмечаются следующие механизмы передачи: аэрогенный, контактный, фекально-оральный. Естественная восприимчивость человека к НТМ довольно низкая и, как уже отмечалось, связана с иммуносупрессиями», — говорит бактериолог.

Симптомы проблемы

«К сожалению, нет какого-либо одного признака, характерного только для этого заболевания. Клинически, рентгенологически и гистологически микобактериозы весьма сходны с туберкулезом, и доказательный диагноз позволяют поставить лишь данные бактериологических и молекулярно-генетических методов. Диагностика микобактериозов имеет много общего с исследованиями на туберкулёз и, как правило, проводится одновременно с диагностикой туберкулеза в противотуберкулезных учреждениях. Но имеются важные особенности лабораторных исследований и интерпретации результатов», — отмечает Анна Панова.

Следует учитывать возможную транзиторную колонизацию слизистых оболочек верхних дыхательных путей НТМ из окружающей среды, в связи с чем выделение микроорганизмов данной группы не всегда является критерием для постановки диагноза.

Важна оценка клинического значения в следующих случаях:

  • Многократное выделение НТМ из отделяемого нижних дыхательных путей в 74% случаев является поводом для постановки диагноза.
  • Из мочи в 90% случаев выделяются непатогенные НТМ и другие кислотоустойчивые микроорганизмы.

«Для установления диагноза „микобактериоз“ необходимо выделение одного и того же вида НТМ не менее двух раз от одного пациента с учетом того, что исследование назначается при наличии симптомов заболевания», — говорит Анна Панова.

Но есть и исключения, когда для этиологического подтверждения диагноза «микобактериоз» достаточно однократного выделения НТМ. Это возможно, если:

  • НТМ выделены из пробы, полученной в стерильных условиях, из закрытого очага (абсцесс, биопсия, операционный материал).
  • НТМ выделены из образца обычно стерильной ткани или жидкости (костный мозг, кровь, спинномозговая жидкость).

«Для правильного установления диагноза и назначения адекватного лечения крайне важно не только выявить НТМ, но и определить их видовую принадлежность и лекарственную чувствительность», — говорит Анна Панова. Для этого необходимы современное высокотехнологичное оборудование и квалифицированный персонал в микробиологической лаборатории.

Как лечат

«Назначение терапии необходимо в тех случаях, когда имеет место выраженная симптоматика заболевания и определены микобактериологические аспекты микобактериозов. Лечение микобактериоза является еще более сложным по сравнению с лечением туберкулеза.

Он требует назначения многокомпонентной химиотерапии с большой продолжительностью курса (не менее 6-12 месяцев). Химиотерапия микобактериозов должна строиться на определении лекарственной чувствительности НТМ, что приведет к повышению эффективности лечения», — говорит Анна Панова.

 

Источник новости — «Аргументы и факты»

Микобактериоз легких. Чем он опасен и как его лечить? | Здоровая жизнь | Здоровье

В конце прошлого века микобактериоз называли «болезнью будущего» и рассматривали его как новую патологию, которая распространяется во всех странах мира, как бы вопреки усилиям, направленным на борьбу с туберкулезом. Сейчас микобактериоз превратился в серьезную реальность.

Повсеместно отмечаются изменения в эпидемиологии микобактериоза, связанные с увеличением количества людей, относящихся к группам риска, и в совершенствовании методов выделения и идентификации возбудителей микобактериоза. В какой-то степени он занимает «нишу», которую «освобождает» туберкулез при значительном снижении заболеваемости в последние годы.

Чаще всего микобактериоз является не самостоятельной болезнью, а осложнением, возникающим в результате нарушения работы каких-либо систем организма. Такая патология возникает после попадания в организм человека нетуберкулезных микобактерий (НТМ). Без современной диагностики, определения причины и терапии болезнь способна привести к непоправимым последствиям.

Что же это такое, в чем опасность и как справляться с микобактериозом, АиФ.ru рассказала заведующая отделением лабораторной диагностики ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний» Министерства здравоохранения Российской Федерации, врач-бактериолог, кандидат медицинских наук Анна Панова.

В чем суть проблемы?

Микобактериозы (МБ) — группа заболеваний, характеризующаяся поражением различных органов, с преимущественной локализацией в бронхолегочной системе, говорит специалист. «Особенностью этиологии микобактериозов является очень высокое разнообразие возбудителей, относящихся к группе нетуберкулезных микобактерий (НТМ). Такие постоянно обитают в окружающей среде. Так, они выявлены в воде: питьевой, бутилированной, в биопленках водопроводных труб», — говорит Анна Панова.

Сегодня насчитывается более 200 видов бактерий, из них около 70 являются факторами заболеваний человека в разных органах и системах, отмечает медик. Наибольшее значение в клинической практике имеют виды МАС, M. kansasii, M. fortuitum, M. abscessus и M. Chelonae.

В последние десятилетия заболеваемость и распространенность микобактериозов значительно увеличились, став серьезной проблемой общественного здравоохранения во всем мире. «Главным образом это связано с резким подъемом заболеваемости ВИЧ-инфекцией, что затем привело к увеличению показателя смертности от генерализованных форм инфекций, вызываемых НТМ. Наиболее частой причиной микобактериозов у ВИЧ-инфицированных больных является Mycobacterium avium complex (МАС). По частоте заболеваний этот вид далеко опережает все остальные нетуберкулезные микобактериозы и составляет более 95% случаев, а у лиц без ВИЧ-инфицирования — более 65% случаев», — отмечает Анна Панова.

Группы риска

Риску заражения наиболее подвержены:

  • пациенты с синдромом приобретенного иммунодефицита и другими иммунодефицитами;
  • лица после трансплантации внутренних органов;
  • пациенты с термическими травмами;
  • больные пневмокониозами;
  • больные хронической обструктивной болезнью легких;
  • больные бронхиальной астмой;
  • больные муковисцидозом;
  • больные бронхоэктазиями;
  • больные саркоидозом;
  • больные легочными фиброзами различной природы;
  • больные с онкологическими заболеваниями;
  • лица, длительно получающие глюкокортикостероидную или иммуносупрессивную терапию;
  • лица пожилого возраста;
  • больные туберкулезом, а также лица, излеченные от данного заболевания.

Соответственно, с вопросами диагностики микобактериозов сталкиваются врачи самых разных специальностей.

Как заражаются?

«Человек источником инфекции не является, так как факт передачи НТМБ от человека к человеку не доказан. Т. е. человек от больного человека не заражается. В большинстве случаев источником инфекции для человека является окружающая среда (водопроводная вода, вода открытых водоемов, почва)», — говорит Анна Панова.

Основным природным резервуаром M. avium, отмечает специалист, служат открытые водоемы, M. Kansasii — водопроводная вода, M. xenopi — система горячего водоснабжения. Есть данные о том, что НТМ выделяются из биоматериала животных (крупный рогатый скот, свиньи) и птиц (голуби, воробьи, куры).

«Входными воротами для микобактерий являются дыхательные пути, кожные покровы, желудочно-кишечный тракт. Таким образом, отмечаются следующие механизмы передачи: аэрогенный, контактный, фекально-оральный. Естественная восприимчивость человека к НТМ довольно низкая и, как уже отмечалось, связана с иммуносупрессиями», — говорит бактериолог.

Симптомы проблемы

«К сожалению, нет какого-либо одного признака, характерного только для этого заболевания. Клинически, рентгенологически и гистологически микобактериозы весьма сходны с туберкулезом, и доказательный диагноз позволяют поставить лишь данные бактериологических и молекулярно-генетических методов. Диагностика микобактериозов имеет много общего с исследованиями на туберкулёз и, как правило, проводится одновременно с диагностикой туберкулеза в противотуберкулезных учреждениях. Но имеются важные особенности лабораторных исследований и интерпретации результатов», — отмечает Анна Панова.

Следует учитывать возможную транзиторную колонизацию слизистых оболочек верхних дыхательных путей НТМ из окружающей среды, в связи с чем выделение микроорганизмов данной группы не всегда является критерием для постановки диагноза.

Важна оценка клинического значения в следующих случаях:

  • Многократное выделение НТМ из отделяемого нижних дыхательных путей в 74% случаев является поводом для постановки диагноза.
  • Из мочи в 90% случаев выделяются непатогенные НТМ и другие кислотоустойчивые микроорганизмы.

«Для установления диагноза „микобактериоз“ необходимо выделение одного и того же вида НТМ не менее двух раз от одного пациента с учетом того, что исследование назначается при наличии симптомов заболевания», — говорит Анна Панова.

Но есть и исключения, когда для этиологического подтверждения диагноза «микобактериоз» достаточно однократного выделения НТМ. Это возможно, если:

  • НТМ выделены из пробы, полученной в стерильных условиях, из закрытого очага (абсцесс, биопсия, операционный материал).
  • НТМ выделены из образца обычно стерильной ткани или жидкости (костный мозг, кровь, спинномозговая жидкость).

«Для правильного установления диагноза и назначения адекватного лечения крайне важно не только выявить НТМ, но и определить их видовую принадлежность и лекарственную чувствительность», — говорит Анна Панова. Для этого необходимы современное высокотехнологичное оборудование и квалифицированный персонал в микробиологической лаборатории.

Как лечат

«Назначение терапии необходимо в тех случаях, когда имеет место выраженная симптоматика заболевания и определены микобактериологические аспекты микобактериозов. Лечение микобактериоза является еще более сложным по сравнению с лечением туберкулеза.

Он требует назначения многокомпонентной химиотерапии с большой продолжительностью курса (не менее 6-12 месяцев). Химиотерапия микобактериозов должна строиться на определении лекарственной чувствительности НТМ, что приведет к повышению эффективности лечения», — говорит Анна Панова.

Микобактериоз легких — МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ГАУЗ «РЕСПУБЛИКАНСКАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ ИНФЕКЦИОННАЯ БОЛЬНИЦА ИМ.ПРОФ.А.Ф.АГАФОНОВА»

Микобактериоз легких – это глубокое хроническое заболевание органов дыхания. Данная патология возникает в результате попадания инфекции в организм человека нетуберкулезным типом микробактерий.

Подобная патология может появиться на фоне уже имеющегося туберкулеза, а также развиться, как самостоятельная болезнь. В медицине принято считать микобактериоз не опасным заболеванием, однако без своевременной диагностики, не зная причины и лечение микобактериоза легких, болезнь способна привести к непоправимым последствиям.

В природе существует более 50 видов данных бактерий, которые в свою очередь классифицируют на такие группы:

  • условно патогенные;
  • безусловно патогенные;
  • сапрофитные типы бактерий.

Поскольку микобактерии схожи с туберкулезом, их принято классифицировать по точному виду бактерий.

Причины болезни

Микобактериоз чаще всего возникает на фоне ослабленного иммунитета. Так, в основной группе риска находятся люди, у которых имеются какие-либо заболевания (туберкулез, астма, бронхит и пр.).

Главными источниками заражения являются испарения воды и домашние птицы. Основной вид бактерий распространен преимущественно в грунте и воде. Еще одним способом заражения является употребление нефильтрованной воды. В основной группе риска находятся представители средней и старшей возрастной категории, поскольку именно у взрослых людей иммунитет ослаблен из-за многих факторов.

Своеобразным преимуществом данной болезни является тот факт, что ею нельзя заразиться от одного человека другому. Это означает, что человек, больной микобактериозом, не представляет опасности для окружающих.

Признаки заболевания

Особенностью микобактериоза является его своеобразное развитие на фоне слабой иммунной системы. Чаще всего бактерии возникают в лимфоузлах, кожных покровах, легочной системе.

Основными признаками патологии, являются следующие факторы:

  • общее плохое самочувствие;
  • частые простуды;
  • боли в груди;
  • повышенная температура;
  • постоянный кашель.

Все вышеперечисленные симптомы схожи с симптомами туберкулеза, однако есть свои отличительные особенности в развитии патологий и терапевтических методов. После предварительного осмотра терапевт обязан направить пациента к фтизиатру для подтверждения диагноза.

Методы лечения

Лечение пациенту назначается врачом на основании всех результатов диагностики. Классическая терапия предусматривает прием препаратов, которые относятся к противотуберкулезному ряду. В качестве вспомогательных препаратов могут быть назначены антибиотики, гепатопротекторы.

Весь курс лечения пациента должен проходить под наблюдением врача на стационаре. Полный курс лечения может длиться до 12 месяцев.

Использовать народную медицину для лечения микобактериоза легких не эффективно. Данные методы могут быть использованы только в качестве укрепления иммунитета.

Источник: legkievnorme.ru/

Оставить комментарий →

РЕНТГЕНОМОРФОЛОГИЧЕСКАЯ СЕМИОТИКА НЕТУБЕРКУЛЕЗНЫХ МИКОБАКТЕРИОЗОВ ЛЕГКИХ | Амансахедов

1. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра (МКБ-10). Принята 43-й Всемирной ассамблеей здравоохранения. Утверждена МЗ РФ 25 мая 1998 г. № 2000: 52–98. [International classification of diseases 10th revision (ICD-10) adopted by the 43rd world Health Assembly. Approved by the MOH of the Russian Federation on May 25, 1998, 2000: 52–98 (in Russ.).]

2. Литвинов В.И., Богородская Е.М., Борисов С.Е. (ред.) Нетуберкулезные микобактерии, микобактериозы. М.: МНПЦБТ; 2014. [Litvinov V.I., Bogorodskaya E.M., Borisov S.E. (Eds). Non-tuberculosis mycobacteria, mycobacterioses. Moscow: MNPTsBT; 2014 (inRuss.).]

3. Моримото К., Идзуми К. Распространенность нетуберкулезной легочной болезни в Японии: анализ национальной базы данных по медицинскому страхованию: Абстракт Международной конференции Американского торакального общества № P1219/A3719. Япония; 2016. URL: https:// conference.thoracic.org/program/resources/2016/2016-ATS-FinalProgram.pdf (дата обращения 02.08.2018). [Morimoto K., IdzumiK. Prevalence of non-tuberculosis pulmonary disease in Japan: analysis of the national health insurance database: Abstract, International conference of American Thoracic Society No. P1219/A3719. Japan; 2016 (in Russ.). Available at: https://conference.thoracic.org/program/resources/2016/2016ATS-Final-Program.pdf (accessed 2 August 2018).]

4. Эргешов А.Э., Шмелев Е.И., Ковалевская М.Н., Ларионова Е.Е., Черноусова Л.Н. Нетуберкулезные микобактерии у пациентов с заболеваниями органов дыхания (клинико-лабораторное исследование). Пульмонология. 2016; 26 (3): 303–8. DOI: 10.18093/0869-0189-2016-26-3-303-308 [Ergeshov A.E., Shmelev E.I., Kovalevskaya M.N., Larionova E.E., Chernousova L.N. Nontuberculous mycobacteria in patients with respiratory diseases (a clinical study). Pul’monologiya (Russian Pulmonology). 2016; 26 (3): 303–8 (in Russ.). DOI: 10.18093/0869-01892016-26-3-303-308]

5. Timpe A., Runyon E.H. The relationship of “atypical” acid-fast bacteria to human disease. J. Lab. Clin. Med. 1954; 44 (2): 202–9.

6. Griffith D.E., Aksamit T., BrownElliott B.A. An official ATS/IDSA statement: diagnosis, treatment, and prevention of nontuberculous mycobacterial diseases. Аm. J. Respir. Crit. Care Med. 2007; 175 (4): 367–416.

7. Marras T.K., Daley C.L. Epidemiology of human pulmonary infection with nontuberculous mycobacteria. Clin. Chest. Med. 2002; 23 (3): 553–67.

8. Литвинов В.И., Макарова Н.В., Краснова М.А. Нетуберкулезные микобактерии. М.: МНПЦБТ; 2008. [Litvinov V.I., Makarova N.V., Krasnova M.A. Non-tuberculosis mycobacteria. Moscow: MNPTsBT; 2008 (in Russ.).]

9. Оттен Т.Ф., Васильев А.В. Микобактериоз. СПб: Медицинская пресса; 2005. [Otten T.F., VasilyevA.V. Mycobacteriosis. St. Petersburg: Meditsinskaya pressa; 2005 (in Russ.).]

10. Гунтупова Л.Д., Борисов С.Е., Соловьева И.П., Макарова М.В., Хачатурьянц Е.Н. Микобактериозы во фтизиопульмонологической практике: обзор литературы и собственный опыт. Практическая медицина. 2011; 3 (51): 39–50. [Guntupova L.D., BorisovS.E., Solovyeva I.P., MakarovaM.V., Hachaturyants E.N. Mycobacteriosis in phtisiopulmonologic practice: an overview of literature and own experience. Prakticheskaya Meditsina (Practical Medicine). 2011; 3 (51): 39–50 (inRuss.).]

11. Самсонова М.В., Черняев А.Л. Гранулематозные заболевания легких. Пульмонология. 2017; 27 (2): 250–61. DOI: 10.18093/08690189-2017-27-2-250-261 [Samsonova M.V., Chernyaev A.L. Granulomatous lung diseases. Pul’monologiya (Russian Pulmonology). 2017; 27 (2): 250–61 (in Russ.). DOI: 10.18093/0869-0189-201727-2-250-261]

12. Дмитриева Л.И., Шмелев Е.И., Степанян И.Э., Сигаев А.Т. Принципы лучевой диагностики интерстициальных заболеваний легких. Пульмонология. 1999; 4: 11–7. [Dmitrieva L.I., Shmelev E.I., Stepanyan I.E., Sigaev A.T. Principles of radiation diagnosis of interstitial lung diseases. Pul’monologiya (Russian Pulmonology). 1999; 4: 11–7 (in Russ.).]

13. Тюрин И.Е. Компьютерная томография органов грудной полости. СПб: ЭЛБИ-СПб; 2003. [TyurinI.E. Computed tomography of the chest cavity. St. Petersburg: ELBI-SPb; 2003 (in Russ.).]

14. Im J.G., Itoh H., Shim Y.S. Pulmonary tuberculosis CT findings – early active disease and sequential change with antituberculosis therapy. Radiology. 1993; 186 (1): 653–60.

ФАРМАТЕКА » Микобактериоз легких у пациентки с бронхоэктатической болезнью: клинический случай

Обоснование. Микобактериоз легких представляет собой сложное для диагностики и лечения заболевание, развивающееся преимущественно у иммунокомпрометированных пациентов с ВИЧ, а также с рядом сопутствующих заболеваний легких, в т.ч. с бронхоэктатической болезнью (БЭБ).

Описание клинического случая. Представлено динамическое клиническое наблюдение молодой пациентки с сочетанием БЭБ и МБЛ. Описаны ключевые этапы диагностического поиска и сложности установления окончательного диагноза. За длительным безуспешным лечением инфильтративного туберкулеза левого легкого с переходом в цирротический туберкулез последовало оперативное вмешательство в виде резекции левого легкого и пересмотр окончательного диагноза в пользу МБЛ. При этом в клиническом наблюдении продемонстрировано взаимовлияние МБЛ и БЭБ в виде неблагоприятной коморбидной ситуации, при которой возможно прогрессирование обоих заболеваний ввиду неэффективности проводимой терапии.

Заключение. Опыт, вынесенный из представленного клинического наблюдения, может быть полезным коллегам при ведении таких коморбидных пациентов. В терапевтической практике достаточно часто наблюдаются пациенты с БЭБ, но в редких случаях диагностический поиск проходит детально в плане выявления у них МБЛ. В то же время среди пациентов с выделением в мокроте кислотоустойчивых бактерий и рентгенологических изменений в легких незамедлительно устанавливается диагноз туберкулеза, что также не исключает диагноза МБЛ. Накопление опыта терапевтических стратегий таких пациентов тоже будет полезным для создания согласованного документа или рекомендаций ведения пациентов с сочетанием этих заболеваний.

Введение

В повседневной клинической практике терапевту приходится сталкиваться с пациентами, страдающими различными острыми и хроническими заболеваниями легких, среди которых бронхоэктатическая болезнь (БЭБ) занимает особое место. При БЭБ, особенно в дебюте заболевания, симптомы не отличаются специфичностью, многие укладываются в клиническую картину более привычных нозологических форм, таких как хронический бронхит, пневмония, бронхиальная астма, хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ) и др. [1]. При обзорной рентгенографии органов грудной полости (ОГП) выявить четкие рентгенологические паттерны не удается [2, 3], а компьютерная томография при этом проводится не всегда. Бронхоскопия и исследования, позволяющие выявлять специфические лабораторные маркеры заболевания, не всегда доступны лечебным учреждениям терапевтического профиля.

В литературе до сих пор ведутся дискуссии о первичности и вторичности развития бронхоэктазов на фоне тех или иных патологических состояний, при этом генетическим дефектам и хроническому воспалению дыхательных путей, чаще связанному с респираторными инфекциями и бронхообструкцией, придают основное значение [2, 4, 5].

Микобактериозы – отдельная группа инфекционных заболеваний, вызываемых нетуберкулезными микобактериями. Начиная с конца XX в. во всем мире растет число случаев этих заболеваний, особенно среди лиц с иммунодефицитными состояниями, ВИЧ-инфекцией, хроническими заболеваниями легких, в числе которых стоит и БЭБ [1, 3, 4]. Официальной статистики по микобактериозу легких (МБЛ) в России нет, отсутствуют нормативные документы по диагностическим и лечебным подходам, социальной поддержке таких пациентов, нет четкого понимания, кто из специалистов ответствен за их лечение и наблюдение [5].

Сочетание БЭБ и МБЛ – вдвойне сложная клиническая ситуация, справиться с которой можно только при условии комплексного подхода с участием смежных специалистов.

Клинический случай

Представляем клиническое наблюдение пациентки Ж. 37 лет с ВЭБ и МБЛ, которое может быть интересным в плане накопления практического опыта ведения таких пациентов.

Из анамнеза. Родилась доношенной, в срок, роды проходили через естественные родовые пути, однако при рождении самостоятельно не дышала. Проводилась искусственная вентиляция легких (ИВЛ). Со слов пациентки, более 10 дней находилась под наблюдением с диагнозом «врожденная пневмония». В детстве частые бронхиты, пневмонии. Состояла на учете у детского пульмонолога, наблюдалась с разными диагнозами: «хронический обструктивный бронхит», «бронхиальная астма», «бронхоэктазия». Со слов больной, терапия постоянно менялась. Назначались ингаляционные глюкокортикостероиды (ГКС) с бронхолитическими препаратами, периодически системные ГКС. Ее часто госпитализировали в детское отделение по поводу обострений заболевания, которое в основном проявлялось усилением отхождения мокроты, появлением одышки, повышением температуры. Медицинская документация этого периода не сохранилась. Отягощена наследственность по бронхиальной астме.

Впервые к врачу, будучи взрослой, обратилась в 21 год (2003). На фоне переохлаждения отметила повышение температуры до 38,3°С, появление боли в грудной клетке при глубоком дыхании. Кашель беспокоит пациентку с детства, но в тот период стала отходить мокрота зеленоватого оттенка. При рентгенографии ОГП были выявлены изменения в нижней доле левого легкого инфильтративного характера. Поставлен диагноз внебольничной пневмонии, назначена антибактериальная терапия (АБТ), на фоне которой сохранялись рентгенологические изменения в нижней доле левого легкого, что объясняли вероятным наличием бронхоэктазов. Детального обследования в то время не проводилось.

В последующем обратилась за медицинской помощью в 24 года (2006) в связи с беременностью. На последнем триместре беременности у пациентки усугубились проблемы с дыханием. Появились выраженная слабость, тахикардия, боли в нижней половине грудной клетки, преимущественно слева, усилился кашель, увеличилось количество отделяемой мокроты. Объема проводимого лечения в тот период не помнит. Роды самостоятельные, через естественные родовые пути. Ребенок родился живым с небольшой массой тела, околоплодные воды темно-зеленого цвета. После родоразрешения обследование пациентки продолжилось. Было высказано предположение о наличии специфического процесса в легких, в связи с чем была направлена в дифференциально-диагностическое отделение областной клинической туберкулезной больницы (ОКТБ) Саратова. Поставлен диагноз «очаговый туберкулез левого легкого». МБТ (-). Проходила тест-лечение, однако курс терапии прервала из-за недостаточной эффективности, со слов пациентки, и плохой переносимости назначенных препаратов.

В декабре 2015 г. в возрасте 33 лет впервые попала в терапевтическое отделение 1-й Городской клинической больницы им. Ю.Я. Гордеева (1ГКБ) Саратова. Предъявляла жалобы на кашель с зеленоватой мокротой, повышение температуры, боль в грудной клетке слева при дыхании и кашле, слабость, потливость, снижение аппетита. Заболела остро после контакта с больной ОРВИ дочерью. 04.12.2015 появился кашель с зеленоватой мокротой, повысилась температура до 38°С. Начала самостоятельно принимать амоксициллин, ацетилцистеин.

К 08.12.2015 состояние несколько улучшилось: кашель беспокоил меньше, но продолжала отходить зеленая мокрота, температура снизилась до 37,5°С, отмечалась только в вечерние часы.

С 09.12.2015 отметила появление боли в грудной клетке слева при дыхании, температура тела – 39°С. Доставлена скорой помощью в отделение терапии. При поступлении выписок из ОКТБ не предоставила, сообщила только, что проходила обследование на туберкулез, и данный диагноз подтвержден не был. Объективно: состояние средней тяжести. Кожные покровы чистые, влажные, без сыпи и видимых отеков. Пальпируются единичные подмышечные лимфоузлы размером с горошину, безболезненные, подвижные. Частота сердечных сокращений (ЧСС) – 100 в 1 минуту, артериальное давление (АД) – 110/70 мм рт.ст., рост – 168 см, масса тела – 52 кг, ИМТ – 19 кг/м2, температура тела – 37,5°С. Форма грудной клетки воронкообразная, деформирована за счет впалой грудины. Обе половины грудной клетки синхронно участвуют в акте дыхания, число дыхательных движений – 18 в 1 минуту. При аускультации: дыхание над большей поверхностью легких жесткое, слева в нижних отделах незначительно ослабленное, там же выслушиваются влажные, мелкопузырчатые, незвучные хрипы. По данным рентгенографии ОГП: слева в S9, S10 определяется затемнение средней интенсивности неоднородной структуры за счет инфильтрации легочной ткани. Справа легочные поля прозрачны, легочный рисунок не изменен. Корни легких существенно не изменены. Синусы плевры свободны. Границы средостения смещены из-за разворота. Диафрагма куполообразная, расположена обычно. Заключение: вероятная левосторонняя нижнедолевая пневмония.

С первых суток пациентка получала внутривенно антибактериальные препараты: цефтриаксон (2 г в сутки) в комбинации с линкомицином (900 мг в сутки), муколитическую терапию. Несмотря на стабилизацию состояния, снижение температуры тела с сохранением субфебрилитета в вечерние часы, улучшение общего самочувствия, уменьшение слабости, кашель с отделением зеленоватой мокроты сохранялся. При рентгеноконтроле на 9-е сутки динамики не выявлено, сохранялась инфильтрация легочной ткани нижней доли левого легкого. В связи с этим проведена смена АБТ на левофлоксацин 750 мг в сутки, прием муколитических препаратов (амброксол через небулайзер) продолжен. На этом фоне уменьшение кашля, прекращение отхождения зеленоватой мокроты, стойкая нормализация температуры тела. На рентгенограмме через 7 дней: сохраняется пятнисто-тяжистое затемнение нижней доли левого легкого. Нижняя доля левого легкого выглядит уменьшенной в объеме. Сердце смещено влево. Справа без инфильтративных и очаговых изменений легочной ткани. Корни тяжистые. Синусы свободны. Заключение: рентгенологическая картина характерна для бронхоэктазов левого легкого. Пациентка была выписана из отделения с улучшением, рекомендовано дальнейшее наблюдение и обследование у пульмонолога.

С апреля 2018 г. отметила значительное ухудшение самочувствия. Кашель усилился, появилась одышка при умеренной физической активности, слабость. Самостоятельно обратилась в ОКТБ, где прошла обследование.

В анализе мокроты методом люминесцентной микроскопии обнаружены кислотоустойчивые микобактерии. При рентгенографии в левом легком определялся инфильтрат неоднородной структуры. Была госпитализирована в отделение Областного клинического противотуберкулезного диспансера (ОКПТД) с диагнозом: «инфильтративный туберкулез левого легкого» в фазе распада МБТ (-), ГДУ IБ МБТ (-), где с 16.04.2018 по 27.07.2018 проводилась химиотерапия по I режиму. На фоне лечения процесс трансформировался в цирротический туберкулез; по результатам консилиума рекомендовано хирургическое лечение. Пациентка была переведена в туберкулезное легочно-хирургическое отделение (ТЛХО) ОКТБ, где 01.08.2018 была выполнена операция: видеоассистированная торакоскопическая комбинированная резекция S4, S5, базальных сегментов левого легкого. В первые сутки послеоперационного периода у пациентки развилось кровотечение, в связи с чем проведены реторакотомия, гемостаз. 07.11.2018 пациентке выполнена задняя внеплевральная 4-реберная торакопластика слева. Послеоперационный процесс осложнился развитием экссудативного плеврита. В ТЛХО находилась до 28.01.2019. Получала лечение по интенсивной фазе I режима. Несмотря на это, отмечена отрицательная рентгенологическая динамика: нарастание инфильтративных изменений в левом легком. Данные спирографии: нарушение функции внешнего дыхания по смешанному типу: тяжелая рестрикция (ЖЕЛ – 45%), нарушение проходимости во всех калибрах бронхов умеренные (ОФВ1 – 47%). Результаты фибробронхоскопии. Трахеобронхиальное дерево осмотрено с обеих сторон до субсегментов. Слева устье бронхов, слизистая доступных бронхов с явлениями катарального воспаления. Секрет густой, мутный в значительном количестве. Пациентка вновь переведена в терапевтическое отделение ОКТБ.

В связи с неэффективностью терапии, прогрессирующим течением заболевания в июне 2019 г. пациентка направлена на обследование и лечение в ФГБНУ «Центральный научно-исследовательский институт туберкулеза» (ЦНИИТ) Москвы. По результатам многократного исследования мокроты и операционного материала (парафиновые блоки) в ЦНИИТ в соответствии с критериями Американского торакального общества [6] подтверждена нетуберкулезная этиология процесса – микобактериоз (выявлены Mycobacterium avium). Диагноз: «микобактериоз оперированного левого легкого. Бронхоэктатическая болезнь в фазе стихающего обострения. Левосторонний экссудативный плеврит в стадии рассасывания». Рекомендованная схема лечения: риф-ампицин+моксифлоксацин+кларитромицин+амикацин, муколитики, пробиотики с рентгеноконтролем через 3 месяца.

В связи с тем что МБЛ часто развивается у пациентов с ВИЧ-инфекцией [3, 7], пациентка была обследована на ВИЧ, хронические вирусные гепатиты. Результаты серологического исследования отрицательные. Рекомендованное лечение пациентка самостоятельно прервала в связи с развитием аллергических реакций. Данные КТ через 1,5 месяца после назначенного лечения (рис. 1) свидетельствовали об отсутствии положительной динамики.

30.10.2019 у пациентки появилась субфебрильная температура, увеличилось количество мокроты, на фоне кашля развилось кровохарканье, в связи с чем вызвала скорую помощь и была доставлена в терапевтическое отделение 1ГКБ. Со слов больной, до настоящего времени в мокроте очень редко отмечались прожилки крови, в день поступления в стационар в мокроте появились темно-красные сгустки в значительном количестве, данные симптомы отмечала трижды за предшествовавшие госпитализации трое суток; светлая мокрота в объеме до 50 мл отходит ежедневно, раз в 2 недели ее объем достигает 200 мл, при обострении заболевания мокрота приобретает желто-зеленый цвет, иногда с неприятным запахом.

Данные обследования. Состояние пациентки удовлетворительное, занимает активное положение. Температура тела нормальная. Кожные покровы обычной окраски, лимфоузлы не увеличены. Грудная клетка деформирована (грудина вдавлена — воронкообразная грудная клетка; рис. 2), на левой половине грудной клетки имеются послеоперационные рубцы. Акропахии нет. В легких аускультативны сухие свистящие хрипы в проекции верхней доли левого легкого, нижней доли правого легкого на форсированном выдохе; незвучные влажные хрипы в проекции верхней доли левого легкого. Тоны сердца ясные, ритмичные, ЧСС – 82 в 1 минуту, АД –110/75 мм рт.ст. Отеков периферических и полостных не отмечено. На рентгенограммах (рис. 3) свежих инфильтративных изменений не выявлено, т.е. исключена внебольничная пневмония. Показатели общих анализов крови, мочи, биохимического анализа крови, С-реактивного белка в пределах нормальных значений. Признаков дыхательной недостаточности в покое нет, сатурация кислорода в покое – 95%, при умеренной физической активности возникает одышка. При этом занимается восточными танцами, йогой, с повседневной физической активностью справляется. Данные ЭКГ: синусовая тахикардия, ЧСС – 82 в 1 минуту, горизонтальное положение электрической оси, неполная блокада правой ножки пучка Гиса.

Проведена гемостатическая терапия (этамзилат внутримышечно 500 мг в сутки) с положительным эффектом, рецидива кровохарканья не было. С целью профилактики гемоаспирационной пневмонии к лечению добавлены амоксициллин/клавуланат+метронидазол. Для проведения бронхоскопии и определения дальнейшей тактики ведения пациентка переведена в отделение торакальной хирургии, где при обследовании показаний к оперативному вмешательству выявлено не было, выписана под амбулаторное наблюдение пульмонолога.

Обсуждение

При рассмотрении данного клинического наблюдения сразу возникает вопрос относительно очередности развития патологических процессов в легких пациентки и их взаимовлиянии. Учитывая длительный анамнез инфекционных и хронических заболеваний легких, которыми пациентка страдала в детстве, включая врожденную пневмонию, вероятность первичного развития БЭБ очень высока. При первой госпитализации в возрасте 21 года в нижней доле левого легкого были выявлены бронхоэктазы. Затем последовал 15-летний период длительного диагностического поиска с тест-лечением инфильтративного туберкулеза, оперативным вмешательством по поводу развития цирротического туберкулеза, наконец повторным исследованием мокроты и операционного материала, изменением диагноза на МБЛ вследствие неэффективности проводимой химиотерапии. Таким образом, хронологически о наличии БЭБ стало известно раньше, чем о МБЛ. По данным литературы, легочные инфекции, вызванные атипичными микобактериями, наиболее часто встречаются среди лиц с иммуносупрессивными состояниями, у пациентов с заболеваниями легких, например БЭБ [3, 4, 6], что укладывается в клиническую картину заболевания нашей пациентки.

С другой стороны, клинические и рентгенологические признаки МБЛ многообразны и рентгенологическая картина МБЛ неспецифична. Как правило, она проявляется различными вариантами одно- либо двусторонней легочной диссеминации [1, 3], у мужчин чаще имитируя туберкулез, у женщин – бронхоэктазы [3, 8–10]. О сложностях дифференциальной диагностики диссеминированных изменений в легких неоднократно упоминалось в литературе [11, 12]. Клинические симптомы микобактериозов органов дыхания также не отличимы от таковых при туберкулезе и большинстве неспецифических заболеваний легких [1]. Таким образом, МБЛ у нашей пациентки мог протекать под «маской» хронического обструктивного бронхита с бронхоэктазами. Именно такая неспецифичность клинических и рентгенологических проявлений затрудняет раннюю диагностику этого инфекционного процесса. Пациентов часто ведут под другими диагнозами, и лишь неэффективность терапии побуждает к дальнейшему обследованию и поиску причин неудач в лечении, что можно проследить на примере нашей пациентки.

Кроме того, доказано, что M. avium нельзя считать обычным представителем бактериальной микрофлоры при БЭБ [13]. И если ранее считалось, что эти микроорганизмы колонизируют легкие при уже сложившихся структурных изменениях бронхиального дерева, в частности бронхоэктазах, при этом не вызывая прогрессирования процесса, то последние данные говорят о развитии инфильтративных изменений в легких и прогрессирующем ухудшении легочной функции на фоне инфицирования M. avium [13].

В нашем случае нельзя исключить, что клиническая картина хронического обструктивного бронхита, по поводу которого пациентка наблюдалась еще у детского пульмонолога, а впоследствии развитие бронхоэктазии – это и есть вариант течения микобактериоза дыхательных путей. Вопросы о хронологической последовательности развития патологий и их взаимовлиянии остаются дискутабельными. В литературе последних лет дискуссия о взаимовлиянии атипичных микобактерий и БЭБ продолжается [14].

Сложности подбора терапии в условиях данной коморбидности также неоднократно обсуждались в литературе. Известно, что M. avium характеризуется устойчивостью к большинству противотуберкулезных препаратов [13]. И даже после проведенного с положительным эффектом первоначального курса терапии возможны рецидивы инфекции [13]. Курс АБТ, по данным некоторых авторов [1, 7], должен продолжаться 10–12 месяцев после получения абациллярной мокроты. В ситуации с нашей пациенткой высокой приверженности проводимой терапии не наблюдается. Вне лечебных учреждений антибактериальные препараты она не принимает, т.к. считает их малоэффективными. Кроме этого у нее неоднократно развивались аллергические реакции на антибиотики группы макролидов, фторхинолонов, входящие в схемы лечения инфекции M. avium. По некоторым данным, частота плохой переносимости АБТ при лечении МБЛ может достигать 63% [1].

Результаты последней КТ ОГП (см. рис. 1) свидетельствуют о сохранении активного МБЛ у пациентки. В отношении БЭБ также нельзя констатировать стабилизацию течения процесса. Развившееся легочное кровотечение можно расценивать как прогрессирование заболевания и дальнейшую деструкцию бронхиального дерева. Таким образом, необходим дальнейший поиск оптимального лечения пациентки в данной клинической ситуации.

Заключение

В России нет статистических данных о распространенности МБЛ. При этом среди пациентов, обратившихся за медицинской помощью в ЦНИИТ с 2011 по 2014 г. в рамках диагностики туберкулеза, 59,6% был установлен данный диагноз [1]. С проблемой МБЛ может столкнуться терапевт или пульмонолог, при этом необходимо помнить, что пациент мог наблюдаться в прошлом с иным диагнозом, в т.ч. с туберкулезом, либо в анамнезе есть упоминание о наличии бронхоэктазов.

Подбор адекватной АБТ в представленном клиническом наблюдении будет ключевым звеном успеха в лечении пациентки. Элиминация M. avium как одного из ведущих факторов деструктивных изменений в бронхиальном дереве позволит уменьшить частоту обострений БЭБ и стабилизировать состояние пациентки, тем самым улучшить ее качество жизни. В связи с этим необходимо дальнейшее бактериологическое исследование мокроты с определением антибиотикочувствительности и подбора новых схем химиотерапии, в т.ч. с учетом переносимости.

Вклад авторов

Сергеева В.А., Панкова Т.Н., Гаврищук Т.В. – сбор информации, интерпретация данных, написание статьи. Все авторы имели неограниченный доступ к данным и участвовали в обсуждении результатов исследования, а также прочли и одобрили окончательный вариант рукописи.

1. Эргешов А.Э., Шмелев Е.И., Ковалевская М.Н.и др. Микобактериозы в практике врачей пульмонологов и фтизиатров. Туберкулез и болезни легких. 2016;94(9):39–43.

2. Авдеев С.Н., Черняев А.Л., Синопальников А.И. и др. Бронхоэктазы в фокусе междисциплинарного подхода. XXVII Национальный конгресс по болезням органов дыхания. Эффективная фармакотерапия. Пульмонология и оториноларингология. 2018;1(10):36–50.

3. Соколина И.А. Имидж-диагностика микобактериозов легких. Consilium Medicum. 2017;3:24–28.

4. Эргешов А.Э., Шмелев Е.И., Ковалевская М.Н. и др. Нетуберкулезные микобактерии у пациентов с заболеваниями органов дыхания (клинико6лабораторное исследование). Пульмонология. 2016;26(3):303–8.

5. Зарембо И.А., Киселева Е.А., Зарайская Л.С. и др Бронхоэктазы: современный взгляд на проблему. Практическая пульмонология. 2015;4:27–33.

6. Griffith D.E., Aksamit T., Brown-Elliott B.A., et al. An official ATS/IDSA statement: diagnosis, treatment, and prevention of nontuberculous mycobacterial diseases. Am J Respir Crit Care Med. 2007;175(4):367–416. Doi: 10.1164/rccm.200604-571ST.

7. Chalmers J.D., et al. State of the art review: management of bronchiectasis in adults. Eur Respir J. 2015. Doi: 10.1183/09031936.00119114. URL: http://erj.ersjournals.com/content/early/2015/03/18/09031936.00119114.

8. Соломай Т.В. Эпидемиологические особенности микобактериозов, вызванных нетуберкулезными микобактериями. Санитарный врач. 2015;3:30.

9. Matveychuk A., Fuks L., Priess R., et al. Clinical and radiological features of Mycobacterium kansasii and other NTM infections. Respir Med. 2012;106(10):1472–77. Doi: 10.1016/j.rmed.2018.05.007.

10. Гунтупова Л.Д., Борисов С.Е., Соловьева И.П.и др. Микобактериозы во фтизиопульмонологической практике: обзор литературы и собственный опыт. Практическая медицина. 2011;3(51):39–50.

11. Сергеева В.А., Стешенко Р.Н., Рощина А.А.,Астраханцева Ю.С. Трудный диагноз: Бронхиолоальвеолярный рак в практике пульмонолога. Трудный пациент. 2017;15(10–11):30–36.

12. Сивокозов И.В., Шмелев Е.И., Ловачева О.В. Трудности дифференциальной диагностики диссеминированных процессов в легких. Медицинский совет. 2013;11:58–61.

13. Парсонз П.Э., Хеффнер Д.Э. Секреты пульмонологии. М.: МЕДпресс-информ, 2004.

14. Griffith D.E., Aksamit T.R. Mycobacterium avium Complex and Bronchiectasis. There’s Something Happening Here. Am J Respir Crit Care Med. 2018;198(10):1252–53. Doi: 10.1164/rccm.201807-1243ED.

Автор для связи: В.А. Сергеева, к.м.н., ассистент кафедры госпитальной терапии лечебного факультета, Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского, Саратов, Россия; e-mail: [email protected]; ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8737-4264 
Адрес: 410012, Россия, Саратов, ул. Б. Казачья, 112

сложности диагностики и лечения (обзор литературы) — Санкт-Петербургский государственный университет!

TY — JOUR

T1 — Микобактериозы легких: сложности диагностики и лечения (обзор литературы)

AU — Анисимова, А. И.

AU — Павлова, Мария Васильевна

AU — Арчакова, Людмила Ивановна

AU — Сапожникова, Н.В.

AU — Чернохаева, И.В.

AU — Гаврилов, П.В.

AU — Соколович, Е.Г.

PY — 2020

Y1 — 2020

N2 — В настоящем обзоре представлены данные литературы по классификации нетуберкулезных микобактерий, распространенности, эпидемиологии, клинической картине. Анализ результатов исследований позволяет выявить распространенность микобактериозов в мире, основные пути передачи. Представлены некоторые материалы из клинических рекомендаций Британского торакального общества (BTS) 2017 г. по алгоритму обследования и диагностики микобактериозов. Лечение микобактериозов является сложной задачей, эффективность терапии остается крайне низкой. По данным британских исследователей, доля пациентов с микобактериозами, вызванными M. avium complex (МАС), M. malmoense, M. xenopi, которые получали различные схемы терапии и полностью завершили курс лечения с положительной клинической и лабораторной динамикой, а также не имели рецидивов в течение года после проведенного лечения, составляет всего 28%. По данным других исследований, включавших пациентов с конкретными видами НТМБ, эффективность терапии составляет 30–50% для заболеваний, вызванных M. abscessus, 50–70% — для МАС и около 80–90% — для M. malmoense и M. Kansasii.

AB — В настоящем обзоре представлены данные литературы по классификации нетуберкулезных микобактерий, распространенности, эпидемиологии, клинической картине. Анализ результатов исследований позволяет выявить распространенность микобактериозов в мире, основные пути передачи. Представлены некоторые материалы из клинических рекомендаций Британского торакального общества (BTS) 2017 г. по алгоритму обследования и диагностики микобактериозов. Лечение микобактериозов является сложной задачей, эффективность терапии остается крайне низкой. По данным британских исследователей, доля пациентов с микобактериозами, вызванными M. avium complex (МАС), M. malmoense, M. xenopi, которые получали различные схемы терапии и полностью завершили курс лечения с положительной клинической и лабораторной динамикой, а также не имели рецидивов в течение года после проведенного лечения, составляет всего 28%. По данным других исследований, включавших пациентов с конкретными видами НТМБ, эффективность терапии составляет 30–50% для заболеваний, вызванных M. abscessus, 50–70% — для МАС и около 80–90% — для M. malmoense и M. Kansasii.

KW — микобактериозы легких

KW — НЕТУБЕРКУЛЕЗНЫЕ МИКОБАКТЕРИИ

KW — диагностика

KW — лечение

KW — LUNGS MYCOBACTERIOSIS

KW — NON-TUBERCULOSIS MYCOBACTERIA

KW — diagnosis

KW — treatment

UR — https://med-alyans.ru/index.php/Hahn/article/view/634/923

U2 — 10.36422/23076348-2020-8-1-25-31

DO — 10.36422/23076348-2020-8-1-25-31

M3 — статья

SP — 25

EP — 31

JO — Медицинский альянс

JF — Медицинский альянс

SN — 2307-6348

IS — 1

ER —

Особенности диагностики и клинико-рентгенологические проявления легочных микобактериозов


 


Микобактериоз легких (МЛ) — это инфекционное заболевание легких, вызываемое нетуберкулезными микобактериями (НТМБ). Первые сообщения о так называемых атипичных микобактериях, впоследствии названных нетуберкулезными, появились в 30-е годы XX века [2]. Роль НТМБ, как этиологического фактора в различной патологии, долгое время не обсуждалась, поскольку их рассматривали как микробы окружающей среды, колонизирующие организм человека. НТМБ широко распространены в природе, являются обычными обитателями экологических резервуаров, воды, почвы, однако некоторые из них, при определенных условиях, могут вызывать заболевание у людей — микобактериозы [1]. Многие виды НТМБ обладают высокой природной устойчивостью к действию различных дезинфектантов, многих химиопрепаратов, в том числе с противотуберкулезной активностью и способны выжить в экстремальных для них условий путем синтеза защитной пленки [7]. В настоящее время описано более 140 видов НТМБ, 40 из которых могут явиться этиологическими агентами заболеваний легких [5]. Отличительными особенностями микобактериозов, в том числе и при поражении легких, является то, что они не передаются от заболевшего человека другим людям и для их развития необходимы предрасполагающие факторы. Такими факторами являются массивный контакт с природными источниками НТМБ и предрасположенность организма человека к инфекции, в частности наличие иммуносупрессии [4]. Клиническое распознавание МЛ связано с трудностью видовой идентификации НТМБ, схожестью клинико-рентгенологических и морфологических проявлений болезни. У части пациентов МЛ трактуется как туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью, а у других -диагностируются хронические неспецифические заболевания легких [1]. В обоих случаях пациенты не получают адекватное лечение.


В последнее десятилетие во многих странах, в том числе и в нашей республике, на фоне снижения заболеваемости туберкулезом отмечается значительный рост МЛ, что обусловлено нарастанием случаев ВИЧ-инфекции и других иммунодефицитных состояний, а также совершенствованием методов лабораторной диагностики НТМБ. В республике внедрена в практику современная лабораторная технология выделения и видовой идентификации НТМБ с применением информативных молекулярно-генетических методов исследования [3]. Однако многие вопросы диагностики, тактики лечения и диспансерного наблюдения при МЛ остаются не решенными и требуют дальнейшего изучения.


Цель работы изучение клинико-рентгенологических и лабораторных проявлений легочных микобактериозов, возможности их ранней диагностики и эффективность проведенного лечения у пациентов, находившихся на стационарном обследовании и лечении в «РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии», а также в УЗ «Противотуберкулёзный диспансер № 2 г.Минска» с 1 января 2012 года по 31 декабря 2012 года, и, с 1 января 2014 года по 31 декабря 2014 года.


Задачи:


  1.                Оценить видовой спектр нетуберкулёзных микобактерий в исследуемой группе.

  2.                Оценить факторы риска развития лёгочного микобактериоза у пациентов.

  3.                Проанализировать результаты физикального, лабораторных, и клинико — рентгенологических обследований пациентов, которым был выставлен диагноз «Микобактериоз лёгких».

  4.                Оценить эффективность стационарного и амбулаторного лечения пациентов.


Материалы и методы исследования


Проводился ретроспективный анализ историй болезни 36 пациентов, находившихся на стационарном обследовании и лечении в УЗ «Республиканский научно-практический центр пульмонологии и фтизиатрии» и УЗ «Противотуберкулезном диспансере № 2 г. Минска» в период с 1 января по 31 декабря 2012 года (22 пациента) и с 1 января по 31 декабря 2014 года (14 пациентов). Отбор пациентов в исследуемую группу проводился в соответствии с рекомендациями Американского торакального общества и Американского общества по инфекционным болезням [6]. Клинические критерии включали: наличие симптомов заболевания лёгких, очаговых/полостных изменений на рентгенограмме, или на КТ высокого разрешения — мультифокальных бронхоэктазов в сочетании со множественными мелкими очагами. Микробиологическими критериями являлись: обнаружение 2 положительных результатов посева мокроты на НТМБ из разных проб или более, или по меньшей мере 1 положительный посев на НТМБ бронхоальвеолярного лаважа (БАЛЖ) или промывных вод бронхов, или гистопатологические изменения в трансбронхиальном или ином биоптате легкого при положительном посеве на НТМБ, или по меньшей мере 1 положительный посев мокроты, или посев БАЛЖ или промывных вод бронхов на НТМБ.


Для выделения и идентификации НТМБ использовался алгоритм, включающий изучение морфологии колоний, пигментообразования, культивирование материала на питательных средах, идентификацию выделенных микобактерий с помощью микробиологических и молекулярно-генетических методов [6]. Выделение микобактерий проводили микробиологическими методами на плотной питательной среде Левенштейна-Йенсена и жидкой среде Миддлбрук 7Н9 в автоматизированной системе Bactec MGIT 960 (Becton Dickinson, США). Для идентификации НТМ использовали молекулярно-генетический метод GenoTypeMycobacteriumCM (HainLifeScience, Германия) [3]. Лекарственную чувствительность НТМБ изучали методом абсолютных концентраций на плотной питательной среде Левенштейна-Йенсена с использованием критических концентраций, установленных для М. tuberculosis.


Анализировались видовая принадлежность НТМБ, возрастно-половой состав пациентов, предъявляемые жалобы, результаты физикальных, лабораторных, инструментальных, рентгенологических методов обследований; наличие сопутствующей легочной патологии, а также факторов, индуцирующих иммуносупрессию; результаты стационарного и амбулаторного лечения.


Анализ полученных данных


Микробный спектр в исследуемой группе представлен на рисунке 1. Среди медленнорастущих НТМБ чаще определялись M.avium (16 чел.- 44,4 %), а в единичных случаях выявлялись M.intracellulare (4 чел.-11,1 %), M.kansasii (1 чел-2,8 %) и сочетание Micobacteriumavium с M. intracellulare (1 чел-2,8 %). Быстрорастущие НТМБ были представлены M.fortuitum (11 чел. — 30,5 %), M.scrofulaceum, M.abscessus и M.gordonae выявлялись по одному случаю (2,8 %)


Рис. 1. Видовая принадлежность НТМБ


 


В изучаемой группе насчитывалось 22 женщины и 14 мужчин, в возрасте от 28 до 83 лет, 56,3 % из них составляли лица старше 50 лет. Средний возраст составил 54,58 года. Заболевания, вызванные M.аvium, чаще встречались у женщин 60 лет и старше (50 %), а заболевания, вызванные М.fortuitum — преимущественно у мужчин трудоспособного возраста (45,5 %) (таблица 1).


 


Таблица 1


Половозрастная структура пациентов с МЛ.











Пол / возраст


M.avium


M.fortuitum


M.intracellulare


M.kansasii


M.abscessus


M. avium complex (MAC)


M.scrofulaceum


M.gordonae


Муж.


6


6


1


0


1


0


0


0


Жен.


10


5


3


1


0


1


1


1


20–29


0


0


0


0


0


0


0


0


30–39


1


3


0


0


1


0


0


0


40–49


2


2


1


1


0


0


0


0


50–59


4


4


1


0


0


0


0


1


60 и старше


8


2


2


0


0


1


1


0


Всего


16


11


4


1


1


1


1


1


 


У 6 пациентов (16,7 %) были обнаружены НТМБ в сочетании с микобактериями туберкулеза (МБТ). Среди всех обследованных пациентов выявлено 2 случая (5,6 %) клинически значимой иммуносупрессии, связанной с ВИЧ-инфекцией. У 5 пациентов (13,89 %) МЛ протекал на фоне хронических неспецифических заболеваний легких, а у 6 пациентов сочетался с активным туберкулезом.


У 2-х чел. (5,6 %) в анамнезе имелись пылевые профессиональные вредности с экспозицией более 5 лет. Не выявлено иммуносупрессия, связанной с длительным приемом системных глюкокортикостероидов, цитостатиков, ингибиторов фактора некроза опухолей-α.


Большинство пациентов предъявляли жалобы респираторного (26 чел., 72,2 %) и интоксикационного (21 чел., 58,3 %) характера. В 19,4 % (7 чел.) случаев отмечена боль в грудной клетке, в 11,1 % (4 чел.) — кровохарканье, в 5,6 % (2 чел.) — потеря массы тела. Однако у 5 пациентов (13,9 %) имелось бессимптомное начало болезни. В большинстве случаев постепенное начало заболевания (22 чел., 61,1 %) превалировало над острым (9 чел., 25 %) или бессимптомным (5 чел.,13,9 %) (рисунок 2).


Рис. 2. Частота клинических проявлений МЛ


 


При аускультации обнаруживались следующие симптомы: у 10 пациентов (27,8 %) выслушивалось жёсткое дыхание, у 4 (11,1 %) — сухие хрипы, у 2,8 % (1 чел.) — влажные разнокалиберные хрипы; в 2,8 % (1 чел.) случаев отмечен коробочный звук при перкуссии.


В общем анализе крови в 41,7 % случаев (15 чел.) выявлена ускоренная СОЭ выше 30 мм/ч, и в 44,4 % (16 чел.) случаев — лейкоцитоз периферической крови (от 10,5*109/л) как универсальные маркеры воспаления, также в 8,3 % (3 чел.) отмечали палочкоядерный сдвиг влево.


Рентгенологические проявления МЛ оценивались по результатам комплексного рентгенологического обследования включая обзорные рентгенограммы, линейные томограммы и компьютерную томографию высокого разрешения. У 30 чел. (83,3 %) выявляли двустороннюю и одностороннюю, мелко- и среднеочаговую диссеминацию, у 23 чел. (63,9 %) — грубоячеистую деформацию легочного рисунка,у 22 чел. (61,1 %) — очагово-фокусные элементы, у 15 чел.(41,7 %) — полостные образования, у 8 чел.- (22,2 %) обнаруживали бронхоэктазы, у 7 чел. (19,4 %.) — уменьшение в размерах долей легких, у 3 чел. (8,3 %) — смещения корней легких, также у 3 (8,3 %) — уплотнение междолевой плевры, у 2 чел. (5,6 %) визуализировались гиперплазированные внутригрудные лимфатические узлы и у 1 (2,8 %) — участок гиповентиляции легкого (рис. 3). Выявлена определенная зависимость характера рентгенологических изменений от этиологического агента, вызвавшего заболевания. Так, при МЛ вызванных M.avium рентгенологические проявления носили разнообразный характер. Отличительная их особенность наличие мультифокальных бронхоэктазов (у 5 чел. из 16). При доказанной этиологии МЛ, вызванного M.fortuitum во всех случаях выявлялись одно- и двусторонние очагово-фокусные изменения с полостями деструкции (11 чел.). МЛ при M.intracellulare во всех случаях рентгенологически характеризовались деформацией легочного рисунка или более или менее распространённой очаговой диссеминацией в легочной ткани.


Рис. 3. Частота отдельных рентгенологических проявлений МЛ


 


По данным спирографии у 10 обследуемых (27,8 %) обнаруживали тахипноэ и обструктивные нарушения вентиляции легких, у 5 (13,9 %) — рестриктивные нарушения, а наиболее часто выявлялись нарушения вентиляции смешанного типа у 13 пациентов (36,1 %).


В настоящее время не разработаны критерии определения лекарственной чувствительности НТМБ. У 22 обследуемых на предмет резистентности штамма микобактерий к антибиотикам и противотуберкулезным лекарственным средствам выявлялась устойчивость НТМБ к изониазиду (22 чел., 100 %), рифампицину (18 чел., 81,8 %), стрептомицину (16 чел., 72,2 %), ПАСК (15 чел., 68,2 %). Чаще НТМБ сохраняли чувствительность к таким препаратам как: канамицин (8 чел., 36,64 %), кларитромицин (7 чел., 31,8 %), циклосерин (5 чел., 22,7 %), амикацин (5 чел., 22,7 %), этамбутол (3 чел., 13,6 %).


В настоящее время не разработаны унифицированные схемы лечения МЛ, поэтому рекомендуется применять эмпирические режимы лечения. Так при МЛ, вызванных M.avium схема лечения предусматривает назначение кларитромицина в сочетании с амикацином и этамбутолом. Химиотерапия МБ, вызванных быстрорастущими НТМБ наиболее индивидуализирована. Препаратами выбора являются амикацин, левофлоксацин, доксициклин, кларитромицин.


Эффективность лечения оценивалась по клиническим, рентгенологическим и лабораторным показателям. Так у 31чел. (86,1 %) отмечено прекращение жалоб, у 33 чел. (91,7 %) — бактериовыделения. У 83,3 % отмечено улучшение рентгенологической картины: рассасывание очагов и полостных образований, исчезновение грубоячеистой деформации легочного рисунка. У 3 чел. (8,3 %), при сочетании с туберкулезом наступил смертельный исход от прогрессирующего специфического процесса, МБ во всех случаях являлся сопутствующей патологией.


Отдалённые результаты лечения анализировались у пациентов, проходивших стационарное обследование и лечение в 2012 году. Исследуемую группу составили 20 человек. Лечение пациентов закончено преимущественно в конце 2013 г. 3 пациента (15 %) не получали лечения после выписки из стационара по собственному желанию. У 1 пациента наблюдалось сохранение клинико-рентгенологической картины МЛ, подтвержденного бактериологическим методом. Рентгенологически определялись остаточные поствоспалительные изменения у 5 пациентов (25 %), у 2 человек не определялось рентгенологических изменений, у 1 (4,76 %) — частичное рассасывание изменений. У 3 чел. (15 %) выявлялись бронхоэктазы, у 1 (5 %) — сохранялась диссеминация, у 1 (5 %) — цирроз лёгких с полостями. После химиотерапии МЛ у 5 пациентов (25 %) был установлен диагноз туберкулёза с выделением микобактерий туберкулеза.


Заключение


Микобактериоз легких чаще встречаются у людей обоего пола, преимущественно пожилого возраста, имеющих хронические легочные процессы воспалительной природы, и у пациентов без клинически значимой иммуносупрессии. Проявления МЛ не имеют специфических признаков, складываются из проявлений воспалительного процесса и симптомов поражения респираторного тракта. МЛ протекают по типу туберкулёза со схожими рентгенологическими проявлениями или неспецифических заболеваний легких, что затрудняет своевременное распознавание заболевания. Выявление НТМБ, их идентификация, при наличии клинических и рентгенологических проявлений являются основными диагностическими критериями МЛ. Значительный полиморфизм проявлений легочных МБ требует своевременной диагностики и лечения, а также разработки единых, стандартизированных протоколов диагностики и химиотерапии заболевания. Лечение МБ, особенно на амбулаторном этапе недостаточно эффективно и требует совершенствования организационных форм его проведения. Необходимо объединение усилий фтизиатров, пульмонологов и терапевтов по выявлению пациентов с возможным МЛ и проведения им необходимых для подтверждения диагноза методов обследования и адекватной терапии.


 


Литература:


 


  1.                Акулов В. В., Кривонос П. С., Авдеева И. А., Залуцкая О.М, Новская Г. К. Особенности диагностики и клинико-рентгенологические проявления легочных миобактериозов //ARSMedica, 2013, № 3, С.4–6.

  2.                Гунтупова Л. Д., Борисов С. Е., Гармаш Ю. Ю., Матвеева М. В.. Заболевания легких, вызванные нетуберкулезными микобактериями: клинико-рентгенологические критерии диагностики //Туберкулез и болезни легких — 2012. — № 10. — С.15–22.

  3.                Литвинов В. И., Дорожкова И. Р. Выделение и идентификация нетуберкулёзных микобактерий/ В. И. Литвинов, И. Р. Дорожкова // Вестник РАМН. — 2010. — № 3. — С. 7–11.

  4.                Суркова Л. К., Залуцкая О. М., Скрягина Е. М., Мультирезистентный Николенко Е. Н., Собещук О. П. Особенности диагностики микобактериозов легких // Мультирезистентный туберкулез: Клинико-эпидемиологические особенности и тактика лечения. Материалы международной научно-практической конференции «Внедрение новых подходов в борьбе с М/ШЛУ-ТБ в Беларуси», (г. Минск, 13–14 ноября 2014 года), Минск,2014, С.178–181.

  5.                Daley C. L., Griffith D. E. Pulmonary non-tuberculous mycobacterial infections // Int. J. Tuberc. Lung Dis. — 2010. — Vol. 14, № 6. — Р.665–671.

  6.                Griffith D. E., Aksamit T., Brown-Elliott B. A. et al. An official ATS/IDSA statement: diagnosis, treatment, and prevention of nontuberculous mycobacterial diseases. // Am J Respir Crit Care Med. 2007. -Vol. 175. -P.367–416.

  7.                Primm T. P., Lucero C., Falkinham J. O… Impact on health of environmental mycobacteria // Clin Microbiol Rev. — 2004. -Vol.17. -Р. 98–106.

Основные термины (генерируются автоматически): пациент, исследуемая группа, легочный рисунок, неспецифическое заболевание легких, стационарное обследование, видовая идентификация, видовая принадлежность, высокое разрешение, лекарственная чувствительность, Противотуберкулезный диспансер.

Узнайте о нетуберкулезных микобактериях (NTM)

Ключевые факты

  • Нетуберкулезные микобактерии (НТМ) — это организмы, обычно встречающиеся в почве и воде во многих частях мира.
  • Подавляющее большинство заболеваний легких NTM в США вызывается комплексом Mycobacterium avium (MAC).
  • Каждый контактирует с НТМ, но обычно он вызывает инфекцию только у людей с основным заболеванием легких, таким как бронхоэктатическая болезнь или ХОБЛ, ослабленной иммунной системой или пожилым человеком.
  • NTM болезнь не заразна.
  • Более 86000 человек, вероятно, живут с заболеванием легких НТМ в США. Показатели, похоже, растут, особенно среди женщин и старших возрастных групп.
  • Некоторые общие симптомы болезни легких NTM — хронический кашель, усталость, потеря веса, лихорадка и ночная потливость.
  • Лечение НТМ обычно требует приема нескольких антибиотиков, часто в течение нескольких лет.

Что вызывает болезнь легких NTM?

Нетуберкулезные микобактерии — это группа бактерий, которые естественным образом встречаются в почве, воде и пыли по всему миру.Каждый вдыхает НТМ в легкие как часть повседневной жизни, и большинству людей эти организмы не причиняют вреда. Но у небольшого числа уязвимых людей НТМ закрепляется в легких как инфекция.

Известно много видов микобактерий, вызывающих заболевания у людей. Двумя наиболее широко известными являются Mycobacterium tuberculosis , вызывающая туберкулез, и Mycobacterium leprae , вызывающая проказу. Остальные виды Mycobacterium классифицируются как «нетуберкулезные», чтобы четко их отличать.В отличие от других, заболевание легких NTM не является заразным.

Наиболее распространенным типом бактерий NTM в США является комплекс Mycobacterium avium (MAC). Подавляющее большинство заболеваний легких NTM в США вызывается МАК. Двумя другими наиболее распространенными видами NTM, которые поражают легкие, являются M. abscessus и M. kansasii.

Каждый тип НТМ влияет на организм по-разному. Тяжесть заболевания, способы его лечения и вероятность выздоровления могут сильно различаться от человека к человеку.Некоторые из факторов, влияющих на течение чьей-либо болезни легких NTM, — это вирулентность организма, степень воздействия, которому они подверглись, и их общее состояние здоровья.

Как болезнь легких NTM влияет на ваше тело

Большинство людей, подвергающихся воздействию NTM, никогда не заболевают от нее. Организм выводится из легких естественной защитной системой организма, прежде чем он сможет вызвать инфекцию. Но у некоторых людей, особенно с ослабленной иммунной системой или основным заболеванием легких, таким как ХОБЛ или бронхоэктазия, организм NTM может проникать в легкие и вызывать инфекцию.Инфекция может вызвать воспаление и повреждение легких, которое со временем ухудшается.

Существует две формы болезни легких NTM. Менее прогрессирующая форма иногда называется узловой бронхоэктазией. Инфекция NTM вызывает воспаление дыхательных путей, которое со временем приводит к их повреждению и образованию рубцов. По мере прогрессирования заболевания поврежденные дыхательные пути теряют способность нормально очищать слизь, что вызывает повторяющиеся респираторные инфекции, такие как бронхит и пневмония. Узловая бронхоэктатическая болезнь NTM чаще всего встречается у пожилых женщин, которые не курили.

Другая, более прогрессирующая форма болезни легких НТМ называется полостной болезнью. Инфекция NTM в легких вызывает рубцевание, фиброз и образование полостей или ямок в легочной ткани. Это повреждение может привести к дыхательной недостаточности. Эта форма чаще всего встречается у людей, которые курили в анамнезе и которые также страдают легочными заболеваниями, такими как ХОБЛ или бронхоэктазы.

Некоторые организмы NTM могут вызывать заболевания других частей тела, включая лимфатические узлы, кожу, мягкие ткани и кости.

Кто подвержен риску заболевания легких NTM?

Хотя любой может заразиться НТМ-болезнью легких, некоторые группы людей подвержены гораздо более высокому риску, чем широкая общественность. В эти группы входят:

  • Люди, у которых легкие повреждены в результате таких заболеваний, как бронхоэктазы, ХОБЛ, муковисцидоз, силикоз или перенесенная туберкулезная инфекция
  • Людей с ослабленной иммунной системой из-за аутоиммунного заболевания, такого как ревматоидный артрит или Болезнь Шегрена, активная ВИЧ-инфекция или из-за того, что они принимают препараты, подавляющие иммунитет, такие как преднизон или химиотерапию
  • Женщины в постменопаузе
  • Люди старше 65 лет

Некоторые условия окружающей среды и поведение особенно способствуют воздействию НТМ, что может вызвать повышенный риск для уязвимых лиц.Поскольку бактерии естественным образом находятся в почве, любая деятельность, вызывающая разжигание грязи и пыли, увеличивает вероятность вдыхания организмов. NTM также хорошо себя чувствует в воде и обычно встречается в городском водопроводе и бытовой водопроводной сети. Он устойчив к дезинфицирующим средствам, таким как хлор, и может выдерживать температуры, обычно используемые в домашних водонагревателях. Душ, джакузи и другие места с высокой влажностью являются потенциальными источниками воздействия НТМ.

Нетуберкулезная микобактериальная болезнь легких — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Нетуберкулезная микобактериальная болезнь легких вызывается инфекцией специфическими бактериальными микробами, известными как микобактерии.Эти микробы обычно встречаются в окружающей среде. Большинство людей не заболевают при контакте с этими микробами. Выявлено более 120 видов микобактерий, которые могут вызывать заболевания у человека. Наиболее распространены Mycobacterium avium complex или MAC. MAC включает три вида микобактерий, известных как M. avium, M. intracellulare и M. chimaera. В совокупности эти виды составляют примерно половину всех микобактериальных инфекций.

Дополнительные виды, которые могут вызывать инфекцию у людей, включают M.abscessus, M. kansasii, M. fortuitum, M. xenopi, M. malmoense, M. szulgai и M. simiae.

Основная причина, по которой некоторые люди заболевают при контакте с этими бактериями, а другие — нет, до конца не изучена. Могут существовать определенные факторы риска или предрасполагающие факторы, которые, если они присутствуют, повышают вероятность заражения. Однако у некоторых людей нельзя определить предрасположенность или фактор риска. Существуют две основные теории, объясняющие индивидуальную восприимчивость к инфекции NTM. Нарушения защиты дыхательных путей или способности дыхательных путей выводить нормальные выделения могут привести к заболеванию легких у людей, инфицированных NTM.При широко распространенной (диссеминированной) инфекции NTM подозревается основная проблема с иммунной системой.

Существуют разные предрасполагающие факторы для различных форм и видов NTM. Люди с полостной формой инфекции часто ранее курили с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) или страдали ранее существовавшим структурным заболеванием легких, таким как бронхоэктазы.

Лица с узловатой бронхоэктатической формой MAC или с инфекцией M. abscessus часто являются худыми женщинами среднего или пожилого возраста, и более половины из них не курили или не курили в анамнезе.У них могут быть другие сопутствующие находки, включая впавшую грудную клетку (pectus excatum), аномальное искривление позвоночника (сколиоз), неправильное закрытие клапана между верхней левой и нижней левой камерами сердца (пролапс митрального клапана) и гетерозиготные мутации в ген трансмембранного регулятора муковисцидоза (что означает, что у людей есть мутация в одной копии гена, а не в обеих копиях).

Лица с кистозным фиброзом (CF) и бронхоэктазами без CF подвержены повышенному риску развития инфекций NTM, чаще всего MAC или M.абсцесс.

M. kansasii чаще встречается у мужчин и у лиц с ХОБЛ или подавлением иммунитета от лекарств, ВИЧ-инфекцией или злокачественными новообразованиями.

Лица с определенными иммунными дефектами, включая дефицит рецепторов интерферона гамма, аутоантитела к интерферону гамма, дефицит STAT-1 и дефицит GATA2, также имеют повышенный риск развития НТМ, включая диссеминированное заболевание. Терапия препаратами-антагонистами фактора некроза опухоли альфа, которые используются для лечения ревматоидного артрита и других заболеваний соединительной ткани, также является фактором риска инфекции NTM.Синдром Марфана, синдром гипер-IgE и врожденная контрактурная арахнодактилия также были связаны с легочной болезнью NTM. У NORD есть дополнительная информация о некоторых из этих заболеваний (используйте название конкретного заболевания в качестве поискового запроса в базе данных редких заболеваний).

Микобактериальные инфекции легких | UC San Diego Health

ТБ и нетуберкулезные инфекции легких

Микобактериальные инфекции легких вызываются группой бактерий, микобактериями, в которую входят возбудители туберкулеза (ТБ) и проказы.

Есть также нетуберкулезные микобактерии (NTM), повсеместно распространенные в почве, воде, продуктах питания, на поверхностях многих растений и внутри зданий, особенно в водопроводных трубах. Обычно эти бактерии безвредны для людей, но по неизвестным причинам легочные инфекции NTM становятся все более распространенными в развитых странах, включая США, особенно на Юго-Западе (включая южную Калифорнию), Юго-Востоке и Гавайях.

К группам повышенного риска легочных инфекций НТМ относятся:

  • Женщины в постменопаузе
  • Белые
  • Те, у кого ослаблена иммунная система
  • Те, у кого легкие поражены другим заболеванием, таким как хронический бронхит, эмфизема или
    ХОБЛ

Хотя распространенность НТМ-инфекций растет, эти инфекции остаются относительно редкими и встречаются примерно у 2-15 человек из 100 000 в Америке.

Из-за этого многие врачи первичной медико-санитарной помощи могут быть не знакомы с этим заболеванием, а люди с хроническим кашлем, вызванным инфекцией NTM, могут оставаться недиагностированными в течение года, а иногда и дольше.

Еще больше усложняет диагностический процесс тот факт, что стандартные тесты на ТБ не позволяют различить микробы ТБ и НТМ. Однако инфекции НТМ не заразны.

UC San Diego Health предлагает новейшие диагностические тесты, необходимые для различения легочных туберкулеза и NTM.Если присутствует инфекция НТМ, мы также определим конкретный тип НТМ — процесс, имеющий решающее значение для определения того, какие противомикробные средства использовать, или даже если лечение необходимо или рекомендуется.

Диагностика инфекций легких NTM

Диагностика может включать:

  • Анализы крови и мокроты для определения конкретного типа бактерий, присутствующих в легких
  • КТ для визуализации легких
  • Бронхоскопия для просмотра дыхательных путей легких

NTM Лечение инфекций легких

Инфекции легких NTM могут быть устойчивыми или трудно поддающимися лечению антибиотиками.В результате пациентам может потребоваться прием нескольких антибиотиков на срок до нескольких лет. Поскольку многие из этих лекарств имеют побочные эффекты, важно внимательно следить за ними.

NTM-инфекции, распространившиеся за пределы легких, возможно, потребуют лечения химиотерапией. В тяжелых и редких случаях также может быть выполнено хирургическое вмешательство.

ТБ был редкостью в Соединенных Штатах до появления ВИЧ в 1980-х годах. Вирус ослабляет иммунную систему человека, делая его менее способным бороться с микробами, включая туберкулез и НТМ.

Люди с ВИЧ и легочной инфекцией проходят лечение в UC San Diego Health’s
Клиника Оуэна для специализированной помощи при ВИЧ.

Нетуберкулезная микобактериальная инфекция (НТМ) | Британский фонд легких

Нетуберкулезные микобактерии, или НТМ, вызывают редкие легочные инфекции, в основном у людей с повреждениями легких или проблем с иммунной системой. Эти инфекции иногда называют болезнью легких NTM (NTM-PD).

Если вы живете с заболеванием легких и у вас есть симптомы инфекции, которые не проходят или усугубляются, несмотря на ваше обычное лечение обострения, попросите своего лечащего врача сделать тест специально на НТМ.

Что такое НТМ?

Нетуберкулезные микобактерии, или сокращенно НТМ, — это группа бактерий, не вызывающих заболеваний у здоровых людей.

Люди с большей вероятностью заразиться инфекциями NTM включают людей с долгосрочными заболеваниями легких, такими как:

Этот вид инфекции встречается редко. Не всегда ясно, почему некоторые люди с этими состояниями заражаются НТМ, а некоторые — нет. Люди с хроническими заболеваниями легких иногда переносят бактерии в дыхательных путях, не вызывая при этом никаких проблем.Это называется носителем НТМ. Это означает, что не всегда необходимо лечить НТМ, даже если он обнаружен в мокроте.

Инфекция

NTM может быть диагностирована только в том случае, если симптомы инфекции сохраняются, несмотря на начальное лечение более распространенных инфекций. Инфекции NTM сохраняются, потому что слизь попадает в легкие. Часто, если вы регулярно очищаете слизь и регулярно занимаетесь спортом, инфекции NTM могут исчезнуть.

Но если инфекция NTM продолжается, она может быть серьезной, и вам может потребоваться принимать таблетки для лечения в течение года или двух, чтобы избавиться от нее.

К сожалению, если у вас была инфекция NTM и она прошла с лечением антибиотиками или без него, вы можете заразиться повторно.

Нет никаких доказательств того, что кто-то с инфекцией NTM может заразить здорового человека или человека с существующим заболеванием легких. Но если у вас есть какой-либо тип инфекции, всегда полезно откашляться в салфетку, аккуратно выбросить салфетки и держать руки в чистоте.

Что такое нетуберкулезные микобактерии?

Нетуберкулезные микобактерии (НТМ) — это семейство обычных организмов, встречающихся в воде и почве.Все мы контактируем с бактериями NTM в повседневной жизни. Они относятся к той же группе бактерий, которые вызывают туберкулез (ТБ), но бактерии NTM не вызывают ТБ . Есть много разных видов НТМ. Некоторые из них могут вызвать проблемы с большей вероятностью, чем другие.

Следует ли избегать НТМ в почве и воде?

Нет. Нет четких доказательств того, что такие вещи, как прекращение работы в саду, отказ от душа или отказ от плавания, снижают риск заражения NTM-инфекцией. Или снова заразиться, если вы уже лечились.

Помогите легким бороться с инфекцией

Лучший способ помочь легким бороться с инфекцией NTM — это поддерживать активность и заботиться о себе. Делайте прививки от гриппа каждый год, придерживайтесь здоровой сбалансированной диеты и, если вы курите, бросьте. Принимайте лекарства в соответствии с предписаниями и регулярно выполняйте физиотерапевтические упражнения для грудной клетки, если у вас есть бронхоэктазы или муковисцидоз. И избегайте людей с легочными инфекциями и простудными заболеваниями.

Каковы симптомы инфекций NTM?

Симптомы аналогичны симптомам других, более распространенных инфекций легких.Они могут развиваться медленно. Симптомы включают:

  • кашель и откашливание мокроты или крови
  • лихорадка
  • похудание и потеря аппетита
  • чувство сильной усталости
  • усиливающаяся одышка
  • ночные поты

Многие из этих симптомов аналогичны симптомам заболеваний легких. Например, люди, живущие с бронхоэктазами или ХОБЛ, могут испытывать кашель, выделять мокроту и чувствовать усталость. Если симптомы существующего состояния легких ухудшаются, часто это обострение самого состояния.Но это также может указывать на инфекцию NTM.

Как диагностируется инфекция NTM?

Поскольку симптомы инфекции NTM похожи на симптомы других, более распространенных инфекций легких и самих состояний легких, для диагностики может потребоваться некоторое время. Ваш лечащий врач должен попросить провести специальный тест для обнаружения НТМ в мокроте. Образцы мокроты обычно не проверяются на инфекции NTM.

Если вы живете с заболеванием легких и у вас есть симптомы инфекции, которые не проходят или ухудшаются, несмотря на ваше обычное лечение, попросите своего лечащего врача пройти тест на НТМ.

Если у вас диагностировали бронхоэктаз или муковисцидоз вашу мокроту следует регулярно проверять на бактерии NTM. Это часто случается, когда вы впервые обращаетесь к специалисту. Мокроту также можно сдавать каждый год или при ухудшении симптомов.

Если у вас ХОБЛ , проконсультируйтесь с врачом, если:

  • Ваши симптомы ухудшаются, несмотря на лечение или
  • у вас инфекция грудной клетки, которая не проходит после нескольких курсов антибиотиков.

Рекомендуется отправить образцы мокроты на анализ, если это произойдет, чтобы определить, нет ли у вас необычной или устойчивой инфекции, такой как Pseudomonas или NTM.

Для выявления инфекции NTM ваш лечащий врач может:

Как лечится инфекция NTM?

После того, как вам поставили диагноз NTM-инфекции, вы будете находиться под тщательным наблюдением.

Инфекции

NTM продолжаются, потому что слизь попадает в легкие. Физиотерапия грудной клетки и регулярные упражнения могут помочь избавиться от инфекций NTM без лечения.

Но вам назначат лечение антибиотиками, если:

  • у вас продолжаются симптомы из-за NTM
  • есть свидетельства поражения легких. Например, компьютерная томография показывает воспаление в легких или расширение дыхательных путей

Вам назначат комбинацию нескольких антибиотиков. Чтобы убить все бактерии NTM, требуется много времени, поэтому вы можете лечиться в течение года или двух. Если вы принимаете все лекарства в соответствии с предписаниями, вы излечитесь от инфекции.Однако не исключено, что вы заразитесь еще одной инфекцией NTM.

Некоторые из используемых антибиотиков имеют общие побочные эффекты. Обсудите это со своим лечащим врачом.

Если вы забудете или перестанете принимать лекарство NTM, инфекция может вернуться.

Это серьезно:

  • труднее лечить, так как бактерии NTM могут стать устойчивыми к антибиотикам, которые вы принимали
  • Возможно, вам потребуется принять больше лекарств
  • Вам могут понадобиться инъекции, а также таблетки

Загрузите нашу информацию о NTM (PDF, 203 КБ)

% PDF-1.4
%
163 0 объект
>
эндобдж

xref
163 600
0000000016 00000 н.
0000013824 00000 п.
0000013983 00000 п.
0000020676 00000 п.
0000020703 00000 п.
0000020856 00000 п.
0000020987 00000 п.
0000021127 00000 п.
0000021528 00000 п.
0000022033 00000 п.
0000022275 00000 п.
0000022803 00000 п.
0000023206 00000 п.
0000023256 00000 п.
0000023306 00000 п.
0000023356 00000 п.
0000023405 00000 п.
0000023455 00000 п.
0000023504 00000 п.
0000023553 00000 п.
0000023603 00000 п.
0000023654 00000 п.
0000023704 00000 п.
0000023754 00000 п.
0000023805 00000 п.
0000023855 00000 п.
0000023906 00000 п.
0000023957 00000 п.
0000024008 00000 п.
0000024059 00000 п.
0000024110 00000 п.
0000024161 00000 п.
0000024212 00000 п.
0000024263 00000 п.
0000024314 00000 п.
0000024365 00000 п.
0000024416 00000 п.
0000024467 00000 п.
0000024518 00000 п.
0000024569 00000 п.
0000024620 00000 п.
0000024671 00000 п.
0000024722 00000 п.
0000024773 00000 п.
0000024824 00000 п.
0000024874 00000 п.
0000024924 00000 п.
0000024973 00000 п.
0000025024 00000 п.
0000025074 00000 п.
0000025125 00000 п.
0000025176 00000 п.
0000025227 00000 п.
0000025277 00000 п.
0000025327 00000 п.
0000025377 00000 п.
0000025428 00000 п.
0000025479 00000 п.
0000025529 00000 п.
0000025580 00000 п.
0000025631 00000 п.
0000025682 00000 п.
0000025732 00000 п.
0000025783 00000 п.
0000025834 00000 п.
0000025884 00000 п.
0000025935 00000 п.
0000025986 00000 п.
0000026036 00000 п.
0000026085 00000 п.
0000026136 00000 п.
0000026187 00000 п.
0000026238 00000 п.
0000026289 00000 п.
0000026340 00000 п.
0000026391 00000 п.
0000026442 00000 п.
0000026493 00000 п.
0000026544 00000 п.
0000026595 00000 п.
0000026645 00000 п.
0000026696 00000 п.
0000026746 00000 н.
0000026795 00000 п.
0000026845 00000 п.
0000026959 00000 п.
0000027071 00000 п.
0000027472 00000 п.
0000027728 00000 н.
0000028289 00000 п.
0000028536 00000 п.
0000028563 00000 п.
0000029148 00000 н.
0000029498 00000 п.
0000029759 00000 п.
0000030281 00000 п.
0000030534 00000 п.
0000030846 00000 п.
0000030873 00000 п.
0000104056 00000 н.
0000179028 00000 н.
0000238868 00000 н.
0000277614 00000 н.
0000316421 00000 н.
0000355844 00000 н.
0000396361 00000 п.
0000458537 00000 н.
0000458720 00000 н.
0000471460 00000 н.
0000471707 00000 н.
0000474544 00000 н.
0000482407 00000 н.
0000482493 00000 н.
0000482563 00000 н.
0000494758 00000 н.
0000495243 00000 н.
0000495504 00000 н.
0000504750 00000 н.
0000516303 00000 н.
0000516416 00000 н.
0000516486 00000 н.
0000516555 00000 н.
0000516809 00000 н.
0000516946 00000 н.
0000517215 00000 н.
0000517281 00000 н.
0000517546 00000 н.
0000517620 00000 н.
0000517690 00000 н.
0000517784 00000 н.
0000518269 00000 н.
0000518546 00000 н.
0000518676 00000 н.
0000519036 00000 н.
0000519155 00000 н.
0000519533 00000 н.
0000519908 00000 н.
0000520212 00000 н.
0000520558 00000 н.
0000520876 00000 н.
0000521213 00000 н.
0000521597 00000 н.
0000521954 00000 н.
0000522295 00000 н.
0000522619 00000 п.
0000522933 00000 н.
0000523282 00000 н.
0000523625 00000 н.
0000523943 00000 н.
0000524256 00000 н.
0000524604 00000 н.
0000524938 00000 н.
0000525261 00000 н.
0000525612 00000 н.
0000525882 00000 н.
0000526133 00000 п.
0000526241 00000 н.
0000526540 00000 н.
0000526805 00000 н.
0000527214 00000 н.
0000527700 00000 н.
0000527987 00000 н.
0000528237 00000 н.
0000528499 00000 н.
0000528756 00000 н.
0000529181 00000 н.
0000529496 00000 н.
0000529625 00000 н.
0000529928 00000 н.
0000530370 00000 н.
0000530877 00000 н.
0000531067 00000 н.
0000531464 00000 н.
0000531839 00000 н.
0000532098 00000 н.
0000532549 00000 н.
0000532932 00000 н.
0000533235 00000 н.
0000533292 00000 н.
0000533776 00000 н.
0000534318 00000 н.
0000534670 00000 н.
0000535144 00000 н.
0000535590 00000 н.
0000535908 00000 н.
0000536214 00000 н.
0000536609 00000 н.
0000537090 00000 н.
0000537409 00000 н.
0000537529 00000 н.
0000537829 00000 н.
0000538054 00000 н.
0000538116 00000 п.
0000538278 00000 н.
0000540102 00000 п.
0000540445 00000 н.
0000540852 00000 н.
0000549976 00000 н.
0000550015 00000 н.
0000559441 00000 н.
0000559480 00000 н.
0000559819 00000 п.
0000559916 00000 н.
0000560065 00000 н.
0000568660 00000 н.
0000569096 00000 н.
0000569193 00000 п.
0000569350 00000 н.
0000569793 00000 п.
0000569890 00000 н.
0000570047 00000 н.
0000578052 00000 н.
0000585055 00000 н.
0000585480 00000 н.
0000585577 00000 н.
0000585734 00000 н.
0000586162 00000 п.
0000586259 00000 п.
0000586416 00000 н.
0000586847 00000 н.
0000586944 00000 н.
0000587101 00000 н.
0000587540 00000 н.
0000587637 00000 н.
0000587794 00000 н.
0000588230 00000 н.
0000588327 00000 н.
0000588484 00000 н.
0000588888 00000 н.
0000588985 00000 п.
0000589142 00000 н.
00005

00000 н.
0000592320 00000 н.
0000592656 00000 н.
0000592842 00000 н.
0000593821 00000 н.
0000594071 00000 н.
0000595048 00000 н.
0000595282 00000 н.
0000595468 00000 н.
0000595692 00000 п.
0000595937 00000 п.
0000596123 00000 н.
0000597109 00000 п.
0000597355 00000 н.
0000597573 00000 п.
0000597804 00000 н.
0000597990 00000 н.
0000598176 00000 п.
0000598400 00000 н.
0000598661 00000 п.
0000598901 00000 н.
0000599143 00000 н.
0000599361 00000 н.
0000599547 00000 н.
0000599733 00000 н.
0000600713 00000 п.
0000600965 00000 н.
0000601183 00000 н.
0000601369 00000 н.
0000601599 00000 н.
0000602562 00000 н.
0000603536 00000 н.
0000603756 00000 н.
0000604011 00000 н.
0000604987 00000 н.
0000605931 00000 н.
0000606186 00000 п.
0000607154 00000 н.
0000608130 00000 н.
0000608375 00000 н.
0000608581 00000 п.
0000608767 00000 н.
0000609733 00000 н.
0000610700 00000 н.
0000610906 00000 н.
0000611092 00000 н.
0000612122 00000 н.
0000613090 00000 н.
0000613296 00000 н.
0000613482 00000 н.
0000613702 00000 н.
0000614672 00000 н.
0000614885 00000 н.
0000615854 00000 н.
0000616087 00000 н.
0000616273 00000 н.
0000616523 00000 н.
0000617229 00000 н.
0000618199 00000 п.
0000618432 00000 н.
0000618618 00000 п.
0000618840 00000 н.
0000619810 00000 н.
0000620039 00000 н.
0000620277 00000 н.
0000620463 00000 н.
0000620686 00000 н.
0000620920 00000 н.
0000621932 00000 н.
0000622175 00000 п.
0000622400 00000 н.
0000622641 00000 п.
0000622877 00000 н.
0000623095 00000 н.
0000623328 00000 н.
0000623514 00000 н.
0000624488 00000 н.
0000624738 00000 н.
0000624977 00000 н.
0000625236 00000 н.
0000625422 00000 н.
0000625652 00000 н.
0000625882 00000 н.
0000626068 00000 н.
0000626279 00000 н.
0000626520 00000 н.
0000626749 00000 н.
0000626984 00000 п.
0000627959 00000 н.
0000628218 00000 н.
0000628442 00000 н.
0000629416 00000 н.
0000629663 00000 н.
0000629892 00000 н.
0000630136 00000 п.
0000630375 00000 н.
0000631358 00000 н.
0000632360 00000 н.
0000632580 00000 н.
0000633589 00000 н.
0000633806 00000 п.
0000634822 00000 н.
0000635008 00000 н.
0000635973 00000 п.
0000636941 00000 п.
0000638012 00000 н.
0000639056 00000 н.
0000640129 00000 н.
0000641170 00000 н.
0000642221 00000 н.
0000643193 00000 н.
0000644231 00000 п.
0000644593 00000 н.
0000645607 00000 н.
0000646575 00000 н.
0000647558 ​​00000 н.
0000647787 00000 н.
0000648757 00000 н.
0000649804 00000 н.
0000650040 00000 н.
0000651003 00000 н.
0000651971 00000 н.
0000652957 00000 н.
0000653174 00000 н.
0000654143 00000 н.
0000655137 00000 н.
0000656124 00000 н.
0000657087 00000 н.
0000658079 00000 п.
0000658292 00000 н.
0000658478 00000 н.
0000658700 00000 н.
0000659697 00000 н.
0000659915 00000 н.
0000660879 00000 н.
0000661065 00000 н.
0000662026 00000 н.
0000662987 00000 н.
0000663952 00000 н.
0000664214 00000 н.
0000664461 00000 п.
0000664703 00000 п.
0000665666 00000 н.
0000665914 00000 н.
0000666125 00000 н.
0000666311 00000 н.
0000666590 00000 н.
0000666820 00000 н.
0000667059 00000 н.
0000667272 00000 н.
0000668261 00000 н.
0000669224 00000 н.
0000669440 00000 н.
0000670437 00000 п.
0000671408 00000 н.
0000672450 00000 н.
0000673419 00000 п.
0000674134 00000 н.
0000674320 00000 н.
0000675307 00000 н.
0000676279 00000 н.
0000676511 00000 н.
0000676697 00000 н.
0000677675 00000 н.
0000678651 00000 н.
0000679630 00000 н.
0000679879 00000 н.
0000680859 00000 п.
0000681862 00000 н.
0000682104 00000 н.
0000682290 00000 н.
0000682512 00000 н.
0000682760 00000 н.
0000682946 00000 н.
0000683931 00000 н.
0000684172 00000 н.
0000684358 00000 н.
0000684584 00000 н.
0000684831 00000 н.
0000685091 00000 н.
0000686054 00000 н.
0000686309 00000 н.
0000686531 00000 н.
0000687503 00000 н.
0000687730 00000 н.
0000687916 00000 н.
0000688888 00000 н.
0000689114 00000 н.
0000689300 00000 н.
0000689528 00000 н.
00006

00000 п.
00006 00000 н.
00006

00000 н.
0000691958 00000 н.
0000692190 00000 п.
0000692404 00000 п.
0000692637 00000 н.
0000692893 00000 н.
0000693139 00000 п.
0000693385 00000 н.
0000693630 00000 н.
0000694587 00000 н.
0000694829 00000 н.
0000695053 00000 н.
0000695290 00000 н.
0000695529 00000 н.
0000695751 00000 п.
0000695937 00000 п.
0000696926 00000 н.
0000697980 00000 п.
0000698198 00000 п.
0000698416 00000 н.
0000699389 00000 н.
0000700386 00000 н.
0000700622 00000 н.
0000701106 00000 н.
0000702054 00000 н.
0000703001 00000 п.
0000704025 00000 н.
0000704995 00000 н.
0000706022 00000 н.
0000707003 00000 н.
0000707956 00000 н.
0000708319 00000 н.
0000708554 00000 н.
0000709582 00000 н.
0000710610 00000 н.
0000711634 00000 н.
0000714111 00000 п.
0000716235 00000 н.
0000716538 00000 н.
0000717620 00000 н.
0000718672 00000 н.
0000719456 00000 н.
0000720132 00000 н.
0000721077 00000 н.
0000722004 00000 н.
0000722675 00000 н.
0000723471 00000 н.
0000724576 00000 н.
0000725384 00000 н.
0000726203 00000 н.
0000726961 00000 н.
0000727710 00000 н.
0000728403 00000 н.
0000729059 00000 н.
0000729328 00000 н.
0000730101 00000 п.
0000730835 00000 н.
0000731650 00000 н.
0000732273 00000 н.
0000733138 00000 н.
0000734215 00000 н.
0000734667 00000 н.
0000735690 00000 н.
0000736726 00000 н.
0000737152 00000 н.
0000737422 00000 н.
0000738348 00000 п.
0000738823 00000 п.
0000739819 00000 п.
0000740889 00000 н.
0000741729 00000 н.
0000742185 00000 п.
0000742615 00000 н.
0000743344 00000 п.
0000743915 00000 н.
0000745659 00000 н.
0000746627 00000 н.
0000747091 00000 н.
0000748138 00000 н.
0000749224 00000 н.
0000750096 00000 н.
0000750703 00000 н.
0000751880 00000 н.
0000753000 00000 н.
0000753458 00000 н.
0000754752 00000 н.
0000755741 00000 н.
0000756778 00000 н.
0000757991 00000 н.
0000758431 00000 н.
0000759245 00000 н.
0000760405 00000 н.
0000760832 00000 н.
0000762182 00000 н.
0000764307 00000 н.
0000765151 00000 н.
0000766815 00000 н.
0000768059 00000 н.
0000769080 00000 н.
0000770406 00000 п.
0000773061 00000 н.
0000774187 00000 н.
0000775219 00000 п.
0000776904 00000 н.
0000778156 00000 н.
0000779461 00000 п.
0000780052 00000 п.
0000785935 00000 п.
0000787007 00000 н.
0000787974 00000 н.
0000789045 00000 н.
0000793071 00000 н.
0000794037 00000 п.
0000795107 00000 п.
0000795323 00000 н.
0000796364 00000 н.
0000797427 00000 н.
0000798393 00000 п.
0000799424 00000 н.
0000800480 00000 н.
0000801466 00000 н.
0000801684 00000 н.
0000801993 00000 н.
0000802187 00000 н.
0000803245 00000 н.
0000804292 00000 н.
0000804514 00000 н.
0000805481 00000 н.
0000805702 00000 н.
0000805888 00000 н.
0000806904 00000 н.
0000807136 00000 н.
0000807354 00000 н.
0000807863 00000 н.
0000808875 00000 н.
0000809852 00000 н.
0000810843 00000 н.
0000811832 00000 н.
0000812828 00000 н.
0000813819 00000 н.
0000814783 00000 н.
0000815014 00000 н.
0000815986 00000 н.
0000816210 00000 н.
0000816396 00000 н.
0000816641 00000 н.
0000817607 00000 н.
0000817856 00000 н.
0000818079 00000 н.
0000818319 00000 н.
0000818542 00000 н.
0000818790 00000 н.
0000819008 00000 н.
0000819229 00000 н.
0000819469 00000 н.
0000819708 00000 п.
0000820697 00000 н.
0000821655 00000 н.
0000821881 00000 н.
0000822876 00000 н.
0000823847 00000 н.
0000824819 00000 н.
0000825076 00000 н.
0000826048 00000 н.
0000826266 00000 н.
0000827232 00000 н.
0000828185 00000 н.
0000828421 00000 н.
0000829385 00000 н.
0000829636 00000 н.
0000829822 00000 н.
0000830041 00000 н.
0000831008 00000 н.
0000831233 00000 н.
0000832204 00000 н.
0000013647 00000 п.
0000012296 00000 п.
трейлер
] / Назад 2 / XRefStm 13647 >>
startxref
0
%% EOF

762 0 объект
> поток
hU} LUe ~ {eW «привет
QF «#
3WM] JkM6H]% s̯Vn} nG [~ s ~

Frontiers | Рост числа нетуберкулезных микобактериальных заболеваний легких

Введение

Нетуберкулезные микобактерии (НТМ) — это повсеместно распространенные свободноживущие сапрофитные организмы, обитающие в окружающей среде, которые, как известно, населяют водные системы, почву и растительность.Принадлежащий к роду Mycobacterium (который включает Mycobacterium tuberculosis (TB) и Mycobacterium leprae ), насчитывается более 170 идентифицированных видов NTM, количество открытий новых видов увеличивается с каждым годом (1). NTM — это микроаэробные организмы, которые растут в среде 6–12% кислорода и обладают богатыми липидами клеточными стенками и метаболическими характеристиками, которые приводят к медленному времени удвоения, составляющему 20–24 ч (1). Эти организмы могут выдерживать широкий диапазон температур окружающей среды, с трудом могут расти в стандартных бактериальных питательных средах и устойчивы к антибиотикам и дезинфицирующим средствам.Учитывая эти характеристики, НТМ встречаются во всем мире и вызывают инфекции, которые легко не заметить, которые трудно диагностировать и трудно лечить.

Впервые описан в конце девятнадцатого века (вскоре после оригинального описания Робертом Кохом M. tuberculosis как возбудителя туберкулеза в 1882 году), прошли десятилетия, прежде чем была выявлена ​​инфекция NTM человека (2). С тех пор в образцах человека было идентифицировано более 90 видов, и еще несколько остались либо неклассифицированными, либо неидентифицированными (3).НТМ можно разделить на «медленных» и «быстрых» производителей. Простой способ сузить круг в диагностической установке. Классификация видов, основанная на секвенировании 16S рРНК, выявила большую сложность внутри рода. Инфекция человека в основном вызывается медленно растущим комплексом Mycobacterium avium (MAC), который теперь включает подвид MAC silvaticum , подвид hominissuis и подвиды paratuberculosis, Mycobacterium intracellulare, Mycobacterium columbacterium arosiense, Mycobacterium columbacterium chimecorans. , Mycobacterium timonense, Mycobacterium bouchedurhonense и Mycobacterium ituriense (1).Другие распространенные НТМ, выделенные из образцов человека, включают Mycobacterium xenopi, Mycobacterium fortuitum complex, Mycobacterium kansasii и быстрорастущую группу Mycobacterium abscessus (MABS), которые недавно были сгруппированы в отдельную кладу, названную Mycobacterium abscessus abs. характеристики (4). В группу MABS входят подвид abscessus sensu stricto , подвид massiliense и подвид bolletii (3, 5).В совокупности эти виды составляют 80% глобальных клинических образцов (3).

Естественные среды обитания для NTM варьируются от естественных солоноватых и болотистых вод до муниципальных систем водоснабжения и бытовой сантехники, включая душевые лейки (6). NTM также встречаются в почве для горшечных культур и других почвах, богатых торфом. Такое совпадение среды обитания бактерий и человека обеспечивает идеальную возможность для заражения человека. Богатые липидами гидрофобные клеточные стенки этих организмов идеально подходят для образования биопленок, что обеспечивает долгосрочное сохранение бактериальных колоний, которые эффективно устойчивы к дезинфицирующим средствам и образуют аэрозоли, особенно от насадок для душа (7, 8).Плотность организмов в аэрозолях душа значительно выше, чем в основном потоке воды, и считается, что это наиболее вероятный источник легочной инфекции (1, 9). Исследования на уровне домашних хозяйств показали соответствие генотипов экологических и клинических изолятов (8), в то время как недавнее крупномасштабное исследование с многоцентровым отбором образцов, проведенное как в Европе, так и в США, показало высокую степень совпадения между географическими районами, где заболевание легких НТМ является распространенным, и высоким плотность потенциально патогенных организмов в пробах душа и воды (10).К сожалению, НТМ также были обнаружены в лечебных льдогенераторах, системах водяного охлаждения и системах водоснабжения гемодиализа. Следовательно, контакт с этими организмами может происходить дома в медицинских центрах (1, 2). Вызывает тревогу недавние данные, подтверждающие передачу от человека к человеку высоковирулентных клональных MABS по всему миру (11).

Патология легочной инфекции NTM

Заболевание

NTM представляет собой широкий спектр клинических синдромов, от лимфаденопатии (обычно шейные лимфатические узлы) до асептического менингита.Инфекция легких — наиболее частое клиническое проявление. Это проявление, называемое легочной NTM-болезнью (PNTM), имеет развивающуюся и сложную патологию. Остается много вопросов, включая способ передачи, период инкубации и истинное бремя болезни. Описаны три формы PNTM в зависимости от конкретной патологии. Эти три формы включают фиброзно-полостное заболевание, узловую бронхоэктазию и гиперчувствительный пневмонит. Учитывая в целом низкую вирулентность этих организмов вместе с их медленной скоростью роста, появление симптомов болезни часто бывает незаметным.Инкубационные периоды могут варьироваться от месяцев до лет, что затрудняет диагностику и практически невозможно отследить источник инфекции. Рост числа зарегистрированных во всем мире инфекций НТМ привел к тому, что НТМ были признаны новой угрозой, вызывающей значительную заболеваемость и смертность как среди иммунокомпетентных, так и среди населения с ослабленным иммунитетом (12). MAC и MABS — наиболее распространенные группы организмов, вызывающие PNTM во всем мире (13, 14).

Группы риска по болезни НТМ

НТМ считаются условно-патогенными микроорганизмами для человека.Воздействие этих организмов в повседневной жизни является обычным явлением через аэрозоли для душа, но инфекция и клинические заболевания возникают только у некоторых людей (8). За последние десятилетия стало очевидно, что несколько групп людей предрасположены к болезни PNTM (рис. 1). К ним относятся пациенты как с генетическими, так и с приобретенными структурными заболеваниями легких, такими как муковисцидоз (МВ), хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), бронхоэктазы без МВ, дефицит антитрипсина альфа-1, перенесенный туберкулез легких и рак легких (16–18) .Пациенты с иммуносупрессией из-за синдромов первичного иммунодефицита (PIDs), таких как Менделирующая восприимчивость к микобактериальным заболеваниям (MSMD), связанные с IL12-p40, IL12, аномалиями рецепторов IFNγ и деформациями генов (IFNγR1, IFNγR2, IL12RB1, IL12B, STKAT1, IKATG CYBB, ISG15, IRF8, GATA2) имеют высокий риск заражения NTM (19–21). Кроме того, пациенты с синдромами приобретенного иммунодефицита, включая СПИД и гематологические злокачественные новообразования, в частности волосатоклеточный лейкоз, также определяются как восприимчивые к инфекции NTM (22).Однако у последних групп пациентов обычно развивается диссеминированная NTM-инфекция (DNTM), а не изолированная легочная NTM-инфекция (PNTM), которая наблюдается у пациентов со структурным заболеванием легких и считается отдельной группой риска (Рисунок 1). Другие приобретенные состояния иммунодефицита, такие как трансплантация гемопоэтических стволовых клеток и трансплантация твердых органов, также предрасположены к инфекции NTM. Однако эти пациенты могут иметь PNTM, DNTM или другие внелегочные очаги инфекции NTM (23).Другие специфические PID, такие как тяжелый комбинированный иммунодефицит (SCID), обычно связаны с BCGiosis, в то время как Common Variable Immune Deficiency (CVID) предрасполагает пациентов к бронхоэктазу, что, в свою очередь, может привести к инфекции PTNM (21).

Рисунок 1 . Комбинированные факторы риска хозяина, окружающей среды и организма, которые способствуют развитию болезни НТМ. Заболевание NTM может проявляться как легочная инфекция или более тяжелая диссеминированная форма заболевания, которая наблюдается у пациентов с некоторыми тяжелыми системными иммунными нарушениями.Легочная инфекция наблюдается у пациентов со структурными или функциональными дефектами легких, которые приводят к нарушению врожденного иммунитета, а также у других групп пациентов, у которых точная природа иммунного нарушения четко не определена. В этих группах риска существует некоторая степень совпадения с некоторыми пациентами с системным иммунодефицитом, которые хорошо проявляют заболевание легких (15). Факторы экологического риска включают естественные и искусственные среды обитания, в которых эти организмы выживают и процветают. Постулируется, что увеличение частичного совпадения между человеческим жилищем и местами обитания НТМ является причиной растущей тенденции распространения инфекции.Биология организма также способствует заражению. NTM — это разнообразная группа организмов, устойчивых к широкому спектру физических условий. Их богатая липидами клеточная стенка способствует образованию биопленок и аэрозолизации бактерий, одновременно опосредуя врожденную устойчивость ко многим антибиотикам и дезинфицирующим средствам. Это затрудняет как удаление организмов из искусственных мест обитания, таких как водопроводные трубы, так и лечение пациентов с активной инфекцией. Особые требования, необходимые для выделения этих организмов в лабораторных культурах, означают, что НТМ часто упускают из виду при обычном отборе проб.Хотя это и не является прямым фактором риска развития инфекции, это одна из причин, по которой инфекции часто не обнаруживаются на ранних стадиях. 1 Аутоантитела к IFNγ обычно обнаруживаются у взрослых и широко описаны в популяциях Восточной Азии. Генетический компонент образования аутоантител, скорее всего, связан с определенными типами HLA с заболеванием. Наблюдаются проявления болезни как DNTM, так и PNTM. 2 Легочный альвеолярный протеиноз имеет генетическую и приобретенную формы.Генетическая форма обусловлена ​​мутацией гена в субъединицах GM-SCF, а приобретенная форма обусловлена ​​аутоантителами против GM-CSF. Это приводит к нарушению утилизации сурфактанта, который накапливается в легких и макрофагах, что приводит к дисфункции. 3 Пациенты, получающие терапию анти-TNF и цитотоксическую терапию, предрасположены как к PNTM, так и к DNTM, хотя заболевание легких встречается чаще. ХОБЛ, хроническая обструктивная болезнь легких; АБЛА, аллергический бронхо-легочный аспергиллез.

Расширение исследований в области эпидемиологии, диагностики и лечения этого когда-то малоизвестного заболевания связано с увеличением числа случаев, выявляемых в группах населения с ранее неизвестными и в настоящее время неустановленными факторами риска (12).Достижения в терапии во всех областях медицины привели к появлению неожиданной восприимчивости к заболеваниям NTM, которые создают проблемы с точки зрения ухода за пациентами, но также дают представление о патологии заболевания. Например, восприимчивость пациентов с ревматоидным артритом, получающих терапию анти-TNF (инфликсимаб, адалимумаб, голимумаб и цертолизумаб) к инфекциям NTM, является ярким примером неожиданной восприимчивости к NTM (24–26). Эти пациенты обычно обращаются с болезнью PNTM, хотя также нередки и внелегочные проявления.Инфекции DNTM редки, хотя они описаны (27).

Четвертая когорта с заболеванием включает пожилых белых женщин в постменопаузе, у которых обычно наблюдается инфекция NTM средней или язычной доли легкого. Описываемые как «синдром леди Уиндермир», эти пациенты часто имеют отчетливый физический фенотип: худощавое телосложение, экскаваторную грудную клетку или сколиоз и пролапс митрального клапана, хотя, в частности, у них нет известной иммунной дисфункции (16, 19, 28). Недавно идентифицированные генетические дефекты, которые могут способствовать восприимчивости у этих пациентов «леди Уиндемер», включают мутации, связанные с геном трансмембранного регулятора проводимости муковисцидоза (CFTR), функцию ресничек и другие генетические дефекты, связанные с соединительной тканью, а также дефекты TTK белка ответа на повреждение ДНК ( 22, 29–31).Наконец, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ), дефицит витамина D, ревматоидный артрит (26, 32, 33) и низкий индекс массы тела (ИМТ) представляют собой арт-риск заболевания легких НТМ (34). Приобретенные и генетические факторы риска инфекции NTM, как PNTM, так и DNTM, обсуждаются в недавних обзорах Honda et al. (35) и Henkle et al. (23) показывает множество форм и известных предрасположенностей, которые принимает болезнь.

Глобальное бремя болезней по NTM

Исследования, проведенные в Северной Америке, Европе и Азии, показали рост заболеваемости НТМ за последние два десятилетия.Расчетная распространенность НТМ увеличилась с 2,4 случая на 100 000 в начале 1980-х годов до 15,2 случая на 100 000 в 2013 году в США (36). Распространенность среди пожилого населения (> 65 лет) более чем удвоилась с 20 случаев / 100 000 до 47 случаев / 100 000 населения в период с 1997 по 2007 г. (37). Многочисленные исследования, проведенные в пяти штатах США, показали, что уровень положительного посева на НТМ увеличился с 8,2 случая на 100 000 в 1994 г. до 16 случаев на 100 000 в 2014 г. (38). Подобные цифры зафиксированы в канадском исследовании, опубликованном в 2017 году, когда показатель распространенности заболеваний увеличился с 4.65 случаев / 100 000 в 1998 г. до 9,08 случаев / 100 000 в 2010 г. Уровень лабораторной изоляции увеличился с 11,4 изолятов / 100 000 в 1998 г. до 22,22 изолятов / 100 000 в 2010 г. (39). Распространенность болезни NTM среди бронхоэктазов без кистозного фиброза (NCF) в США оценивается в 37%, причем наиболее распространенным изолятом является MAC (37). Лабораторная изоляция NTM в настоящее время более распространена, чем M. tuberculosis в США и Канаде, с ежегодным увеличением на 8,4% в период с 1997 по 2003 год (17). Исследование, проведенное в Великобритании, показало аналогичное увеличение показателей инфицирования NTM более чем в три раза по сравнению с 0.9 случаев / 100 000 в 1995 г. до 2,9 случаев / 100 000 в 2006 г. (40). Подобные показатели были зарегистрированы в Дании (41) и Германии (42).

Исследования, проведенные в Южной Корее, показали, что с 2002 по 2008 гг. Заболеваемость НТМ увеличилась на 62%, при этом значительно увеличилась заболеваемость MABS (43). Это контрастирует с европейскими исследованиями, которые показывают преобладание инфекции MAC (44, 45). Цифры из Японии показали заметное увеличение как инфекции NTM, так и смертности с 1994 по 2010 год (46), в то время как популяционное китайское исследование показало рост в степени изоляции НТМ от 3 до 8.5% с 2008 по 2012 год (47). Поскольку в большинстве стран болезнь НТМ не подлежит регистрации, точные эпидемиологические данные ограничены, особенно в странах с низкими индексами развития. Тем не менее, растущее число случаев НТМ регистрируется в Бразилии, Тайване и на Ближнем Востоке (48–52).

В глобальном масштабе наиболее распространенными возбудителями НТМ являются микроорганизмы MAC, хотя их распространенность сильно варьируется в зависимости от географического региона, пола и возраста (49). MABS представляет собой серьезную проблему, особенно из-за очень высокого уровня устойчивости к антибиотикам, а это заболевание становится все более серьезной проблемой в странах Восточной Азии, включая Японию, Корею и Тайвань (53).НТМ также представляют собой особенно сложную проблему для пациентов с муковисцидозом, который является наиболее распространенным генетическим заболеванием у кавказцев, которые очень склонны к инфекции MABS (40).

Культуры пациентов с МВ имеют примерно в 10 000 раз более высокую распространенность НТМ по сравнению с населением в целом (21). Частота выделения НТМ при МВ колеблется от 3 до 17% с увеличением средней распространенности с 9 до 13%, наблюдаемым в исследованиях до и после тысячелетия (54). Повышение распространенности НТМ-положительных культур наблюдается с возрастом (55).В ретроспективном исследовании 2001–2014 гг., Проведенном в Квинсленде, уровень распространенности среди взрослого австралийского населения МВ составил 4,1% (56). Хотя это не так часто, как другие бактериальные патогены, инфекция NTM была признана важной клинической сущностью у этих пациентов, поскольку она была связана со значительным ухудшением функции легких (57). Видны географические различия между видами NTM, преобладающими в популяции CF, при этом MABS и MAC остаются наиболее частыми инфекциями PNTM в этих регионах (54). Генетические мутации у пациентов с МВ связаны с PNTM (58).

Патология

NTM является заболеванием, подлежащим уведомлению, в Квинсленде (QLD), Австралия, с начала программы борьбы с туберкулезом (ТБ) в 1960-х годах и в настоящее время является болезнью, подлежащей уведомлению (59, 60). Рост заболеваемости QLD за последние несколько десятилетий был четко задокументирован. Клинические случаи заболевания MAC были зарегистрированы как 0,63 случая на 100 000 в 1985 г., 1,21 случая на 100 000 в 1994 г. и 2,2 случая на 100 000 в 1999 г. (59). Значительные показатели изоляции видов NTM тогда выросли с 9.1 случай / 100 000–13,6 случая / 100 000 с 1999 по 2005 гг. В целом в 2016 г. было зарегистрировано 1171 изолят, что почти вдвое больше, чем 672 изолятов, зарегистрированных за тот же период в 2012 г. (60). В этот период также наблюдалось увеличение количества изолятов MABS. Следует отметить изменение гендерного распределения с преобладания мужчин в 1999 г. до преобладания женщин в 2005 г., особенно среди пожилого населения (59). В целом, у пожилых женщин наблюдается увеличение числа внеполостных заболеваний со скоростью 2.2–3,2 случая на 100 000 населения в год. Точно так же рост заболеваемости NTM также наблюдался в Северной территории (NT) в Австралии с 1989 по 1997 год (61). Что касается источников инфекции, последующее расследование показало, что ПДК и МАБС присутствовали в бытовых и муниципальных источниках воды и аэрозолях для душа в домах (62–64). Прогнозы показывают, что число случаев может увеличиться более чем в три раза в период с 2020 по 2040 год [до 6446 случаев в год (CI 15 только в QLD] (Рисунок 2).

Рисунок 2 .Прогнозируемые случаи НТМ в Квинсленде, Австралия, с 2020 по 2040 год. Случаи НТМ с 2012 по 2019 год были зарегистрированы Отделом эпидемиологии и исследований Департамента здравоохранения QLD и проанализированы с использованием R v3.5.2. Существующие данные были преобразованы в объект временного ряда с использованием данных с 2012 по 2019 год. Прогноз пакета R (65) использовался для создания прогнозов с 2020 по 2040 год. Порядок модели оценивался с помощью функции auto. Функция arima (), которая принимает временной ряд и возвращает лучшую модель авторегрессионного интегрированного скользящего среднего (ARIMA) в соответствии со значением AIC, AICc или BIC.Каждая модель была введена в функцию прогноза с нанесенными на график средними уровнями, 5, 10 и 25.

Лечение, осложнения и экономическое бремя по NTM

Для лечения

PNTM требуется длительная (12–18 месяцев) комбинированная лекарственная терапия (66). Частота ремиссии заболевания варьируется в зависимости от вида инфицирования, возраста пациента и сопутствующих заболеваний (37, 67). Рецидивы являются обычным явлением: 30–50% регистрируются при MAC-инфекции (68). Большинство этих рецидивов связано с повторным инфицированием (69, 70), а не с рецидивом.Инфекция MABS с большей вероятностью приведет к неэффективности лечения и рецидиву. У многих пациентов развивается стойкая хроническая инфекция, несмотря на лечение, в то время как другие умирают от болезни (5, 67). Побочные эффекты антибиотиков многочисленны, и режимы лечения трудно переносимы. Стоимость лечения высока (14 730 долларов США за инфекцию MAC и 47 240 долларов США за инфекцию MABS) (67). Вызывает беспокойство то, что длительное лечение несколькими антибиотиками увеличивает устойчивость к антибиотикам, и в настоящее время имеются данные о передаче НТМ от человека к человеку (67).Многоцентровое исследование MAC-инфекции в Канаде, Франции, Германии и Великобритании, проведенное в 2018 году, показало, что средние прямые медицинские расходы на человека в год колеблются от 12 200 долларов США в Канаде до 25 500 долларов США во Франции (71). В дополнение к прямым затратам, связанным с заболеванием, пациенты также имели в шесть раз больше случаев обращения за вторичной помощью в связи с заболеваниями, связанными с заболеванием и не связанными с ним (18).

Адъювантные методы лечения были испытаны без особого успеха. Предварительные испытания дополнительной терапии IFNγ были отменены из-за отсутствия ответа (72–74), хотя ранние тематические исследования, проведенные у пациентов с рефрактерным заболеванием, показали многообещающие результаты (75, 76).Терапия IFNγ (внутримышечной инъекцией, в отличие от первоначальных испытаний, проведенных с распыленным IFNγ) показала многообещающие результаты в недавнем исследовании (77), но никакие другие исследования не подтвердили эти результаты (34). Другие протестированные иммуномодулирующие агенты включают рекомбинантный IL-12 у мышей (78, 79) и GM-CSF у ВИЧ-инфицированных пациентов (80, 81). В настоящее время проводится открытая фаза 2 испытаний лекарственного препарата с целью проверки эффективности ингаляционного GM-CSF при стойкой инфекции NTM (NCT03421743).

Взаимодействие бактерий и хозяев

NTM — это не классические видоспецифичные патогены, а скорее сапрофитные организмы окружающей среды, которые используют новые возможности для жизни, представленные, когда жилище человека и жилище бактерий пересекаются.К неизвестным относятся: (i) процент данного населения, подвергшегося воздействию; (ii) как происходит заражение и из какого источника; (iii) какие факторы хозяина и бактерии определяют клиренс; (iv) каким образом NTM становится колонизатором, не вызывая тканевой инвазии; (v) почему НТМ проявляются симптомами только у некоторых людей. Все, что в настоящее время известно, — это то, что определенные группы людей подвержены риску, некоторые из которых имеют известную иммунную дисфункцию, а другие — с особыми медицинскими характеристиками.

Иммунный ответ при легочной инфекции NTM

Иммунные ответы, наблюдаемые при инфекции NTM человека, показали сходство с туберкулезом.Однако не было описано последовательного фенотипа иммунной защиты или иммунной восприимчивости. Иммунный компромисс, вызванный генетическими мутациями (MSMD) и приобретенными дефектами из-за таких инфекций, как ВИЧ, обычно приводит к диссеминированной инфекции при ятрогенных причинах (ингаляционные или системные кортикостероиды, терапия анти-TNF, химиотерапевтические препараты) и дефектах структурной и функциональной целостности легких (первичные Цилиарная дискинезия и другие мутации, ведущие к цилиарной дисфункции, мутации CFTR, бронхоэктазам, ХОБЛ, дефициту анти-трипсина α1, злокачественным новообразованиям легких и ATT) и альвеолярному протеинозу легких, являются известными предрасполагающими факторами к легочной болезни NTM (18, 22, 82).Предыдущая или сопутствующая инфекция ТБ и аспергиллез независимо друг от друга повышают риск PNTM (83).

Эти предрасположенности говорят о том, что для борьбы с инфекцией требуется как местный / системный, так и врожденный / адаптивный иммунитет. Врожденные защитные механизмы, такие как эффективная функция респираторного эпителия ресничек, вероятно, необходимы для того, чтобы держать под контролем количество колонизирующих бактерий NTM. Когда мукоцилиарный клиренс в дыхательных путях нарушен и / или когда вирулентные штаммы бактерий могут локально проникать в ткань, активируются механизмы клеточной защиты.Затем следует иммунный каскад: (i) активация макрофагов и локальное рекрутирование врожденных клеток, включая нейтрофилы, iNKT и NK-клетки, для контроля ранней инфекции и; (ii) миграция APC в лимфатические узлы для презентации антигена и активации антигенспецифических Т-клеток. В обзоре Tomioka (84) описаны цитокины и другие факторы, участвующие в активации макрофагов, а также ключевые игроки, участвующие в трансформации наивных Т-клеток в тип Th2 или Th3 во время микобактериальной инфекции.Макрофаги и NK-клетки высвобождают IL-12 / IFNγ, чтобы направлять Т-клетки к фенотипу типа Th2. Затем высвобождение Th2 IFNγ и IL-2 способствует внутриклеточному уничтожению микобактерий. Точные триггеры ответа типа Th3 неизвестны, но если ответ типа Th3 преобладает, цитокины типа 2 (IL-4, IL-10 и IL-13) способствуют подавляющим путям, которые увеличивают частоту Treg-клеток.

Исследования на мышах показали, что RORγt-индуцированные ответы Th27 / IL-17 во время инфекции MAC способствуют легочному воспалению (85).Однако механизмы и корреляты защиты этих ответов на различных стадиях этого хронического заболевания не изучены. Другие исследования NTM-инфекции на мышах или мышиной клетке показали важность передачи сигналов CCL2, CCL5 и TLR через MAPK, MyD88 и NFκβ для защиты от болезней (86–88). Существуют надежные мышиные модели инфекции M. avium , хотя в настоящее время сложно инициировать инфекцию, поддерживать инфекцию и измерять иммунные ответы на моделях мышей MABS (89, 90).В то время как сравнения между иммунокомпетентными и иммунодефицитными моделями мышей дали представление об иммунных дисфункциях, связанных с DNTM (90), хронические стадии PNTM-инфекции, которые имеют текущее клиническое значение, еще не полностью воспроизводятся у мышей.

Лабораторные и клинические исследования иммунитета к микобактериям пролили свет на некоторые аспекты возникновения оппортунистических инфекций. В большинстве исследований измеряли уровни цитокинов непосредственно в сыворотке или супернатантах клеточных культур, где препараты клеток были стимулированы антигенами или другими неспецифическими митогенами, такими как липополисахарид (LPS), который активирует миелоидные клетки, или фитогемаглютинин (PHA), который стимулирует клеточный иммунитет. .Сравнение инфицированных MAC пациентов без признаков ослабленного иммунитета и положительных результатов кожного теста на сенситин M. avium у здоровых людей показало, что инфицированные мононуклеарные клетки периферической крови (PBMC) пациентов, стимулированные микобактериальными антигенами, производили более высокие уровни IL-10, но более низкие уровни. IFNγ, IL-12 и TNF. Другие исследования показали аналогичные результаты для IFNγ и IL-10, но не для других цитокинов (91–94). Исследование уровней цитокинов в сыворотке, сравнивающее пациентов с недавно диагностированным MAC, показало значительное снижение уровней IL-6, IL-8, IL-23, IFNγ и CD40L (95).Продольная оценка цитокинов Th2 и Th27 у этих пациентов после 1 года терапии антибиотиками показала, что, хотя низкие уровни цитокинов Th2 могут ускорить инфекцию, уровни цитокинов Th27 при постановке диагноза (IL-17 и IL-23) могут действовать как индикаторы результата лечения (мокрота конверсия против неудачи). Сравнение иммунных ответов при инфицировании MAC и MABS показало, что MABS-стимулированные PBMC продуцируют более высокие уровни TNF, IFNγ, IL-1β и MIP-1α, чем MAC-стимулированные PBMC (96). Исследование, в котором сравнивалась продукция IFNγ, IL-12 и IL-10 в ответ на митоген-стимулированные PBMC у пациентов с MAC, MABS и здоровых людей в контрольной группе, показало снижение продукции IL-10 у пациентов (97).Более полное исследование, в котором использовались мультиплексные анализы на основе гранул для оценки 22 цитокинов у 24 пациентов с MABS, показало снижение уровней IFNγ, IL-12, IL-4 и IL-13 и высокие уровни IL-17 и IL-23. у пациентов. Трехмерный анализ потока между людьми, находящимися в группе риска и не подверженных риску MABS, показал, что иммунное истощение Т-клеток (CTLA-4) может играть роль (98). Эти данные аналогичны исследованиям, проведенным при инфекции MAC (93, 95). Интересно, что уровни монокина, индуцированные IFNγ (MIG) и IFNγ-индуцированным белком (IP-10), могут предсказывать исход лечения (99).Недавнее небольшое исследование уровней цитокинов у трех пациентов с МВ с инфекцией MABS по сравнению с тремя пациентами с инфекцией PNTM без МВ и здоровым контролем не показало различий в уровнях TNF и IL-1β между пациентами с МВ и без МВ, однако пациенты показали более высокую продукцию TNF и IL-1β после стимуляции LPS (100). Трехмерный анализ потока между пациентом с МВ, находящимся в группе риска и не входящей в группу риска MABS, выявил несколько иммунных биомаркеров с комбинированным информационным критерием Акаике (AIC), равным -30, и площадью под кривой (AUC), равной 1 (101).Кроме того, пациенты с МВ из группы риска демонстрировали явный дефицит высвобождения TNFα как из субпопуляций CD4 + , так и из CD8 + .

Предварительные данные показали, что дефекты Т-клеток могут играть роль в инфекции MAC (102). Т-клетки здоровых контрольных субъектов показали более сильное ингибирование роста МАК в моноцитах по сравнению с пациентами. Недавнее исследование Shu et al. (103) показали более высокую экспрессию PD1 в Т-клетках у пациентов с заболеванием легких MAC по сравнению с контрольной группой. Это исследование также показало снижение продукции IFNγ и TNF у пациентов с MAC, которое было частично скорректировано после 2 месяцев лечения антибиотиками и могло быть дополнительно увеличено за счет блокирования PD-1.Однако в этом отчете не изучалась функция Т-лимфоцитов. Исследование с использованием макрофагов, полученных из моноцитов (MDM), не показало различий в ответах цитокинов MDM между пациентами и контрольной группой (104), в то время как более недавнее исследование показало, что Keap 1 (датчик окислительного стресса) отрицательно регулирует воспалительную передачу сигналов от первичных макрофагов при инфекции MAC (105). ). Другие исследования TLR и передачи сигналов на основе дектина при инфекциях MAC и MABS показали, что передача сигналов TLR имеет решающее значение (96, 104–106). Кроме того, было показано, что передача сигналов MAPK, ERK1 / 2 и p38 снижается у пациентов с инфекцией MABS с последующим снижением TNF, IL6 и IL10 (107).Подобно исследованиям по туберкулезу, было показано, что разные штаммы NTM вызывают разные иммунные ответы как в клетках человека, так и в моделях мышей, что свидетельствует о важности генетики патогена для ответа хозяина (101, 108).

Исследования клеток человека различались по используемым образцам [PBMC, жидкость бронхо-альвеолярного лаважа (BAL) и цельной крови], используемым стимуляторам (PHA, LPS, нейтрализованные бактерии) и группам пациентов (возраст, вид заражения и стадия заболевания). лечение), как показано в Таблице 1, что затрудняет как перекрестные сравнения исследований, так и интерпретацию.Кроме того, возрастные диапазоны пациентов часто сильно различаются, включая несколько групп риска и другие факторы, влияющие на ситуацию.

Таблица 1 . Резюме профилей иммунных цитокинов во время исследований in vitro, иммунных ответов пациентов на инфекцию PNTM.

Косвенные данные свидетельствуют о том, что люди, предрасположенные к инфекции NTM, имеют основную иммунную дисфункцию. Известно, что мутации, вызывающие восприимчивость, включают мутации, влияющие на IL12β, IL12Rβ1, IFNγR1, IFNγR2 и фактор транскрипции STAT1 и RORC (109).Дефицит эссенциального модулятора NFκβ (NEMO) и другие синдромы первичного иммунодефицита, такие как дефицит GATA-2 и изолированный дефицит Т-лимфоцитов CD4 + , также влияют на восприимчивость к NTM (21, 110). Недавнее исследование показало связь между аллелями TNFA-1031 и IL10-1082 и инфекцией NTM (111). Кроме того, ВИЧ-инфекция увеличивает риск заболевания NTM, когда количество CD4 + Т-клеток падает ниже 50 / мм 3 . Пациенты с широкой иммуносупрессией, гематологическими злокачественными новообразованиями, трансплантатами органов и стволовых клеток подвергаются высокому риску.Время возникновения этого повышенного риска не совпадает с нейтропенической фазой этих заболеваний, что подчеркивает отсутствие важности действия нейтрофилов для иммунитета к NTM (21). Текущая доступная информация подтверждает повышенный риск НТМ у пациентов, получающих терапию анти-TNF (24). Существуют также доказательства повышенного риска у пациентов, принимающих тоцилизумаб, анти-IL6, в то время как другие агенты, включая ингибитор IL12 / IL23 устекинумаб (связанный с реактивацией туберкулеза) и ингибиторы пути JAK тофацитиниб и руксолитиниб (связанные с интерференцией сигналов IFN), представляют собой теоретическую проблему. риск.Однако надежной информации пока нет (21, 25).

Биомаркеры болезни

NTM (по сравнению с колонизацией дыхательных путей, которая обычно наблюдается при хронических заболеваниях легких, таких как МВ, ХОБЛ и бронхоэктазы) имеют высокую клиническую ценность. Точно так же определение пациентов, которые могут выздороветь, и пациентов, у которых может развиться серьезная опасная для жизни инфекция, будет огромным преимуществом для клиницистов, поскольку они будут руководить процессом принятия терапевтических решений. Информация о мышиных моделях заражения MAC доступна и в меньшей степени для MABS.Информация о людях ограничена небольшими исследованиями, обычно с участием <10 пациентов (89). По-прежнему отсутствует информация об иммунных профилях пациентов с МВ, страдающих МАК и MABS, по сравнению с пациентами, не страдающими МВ. Информация о продолжительном наблюдении за изменениями иммунного профиля этих пациентов во время лечения также недоступна. Углубленный анализ иммунной функции и дисфункции, наблюдаемых у этих групп пациентов, обеспечит столь необходимое понимание патофизиологии заболевания и, в конечном итоге, методов лечения (иммуномодуляторы и т. Д.), Которые могут быть разработаны и / или перепрофилированы для усиления иммунного ответа на эти опасные для жизни инфекции. .

Последние разработки и приоритеты исследований

Недавние данные об увеличении патофизиологии НТМ вызывают озабоченность во всем мире. Во-первых, серьезную тревогу вызывает недавняя передача от человека к человеку MABS с высокой устойчивостью к антибиотикам через континенты (11). Эти результаты привели к появлению новых методов инфекционного контроля в США, Великобритании и Австралии (34, 55, 112). Во-вторых, данные свидетельствуют о росте заболеваемости НТМ у детей. Общенациональное популяционное исследование показало значительный рост детской инфекции НТМ после изменения национальной политики вакцинации БЦЖ с «универсальной» на «выборочную» (113).Это исследование предполагает, что, хотя БЦЖ может обеспечить некоторую степень защиты детей от инфекции NTM, невакцинированные дети и другие группы населения с респираторным дефицитом, такие как CF, могут быть восприимчивыми к этому заболеванию. Другие исследования документально подтвердили аналогичные тенденции, особенно в отношении внелегочной НТМ-инфекции у детей, что подтверждают эту теорию (114). В-третьих, постулируется, что инфекция MAC усиливает воспалительные реакции опухолевых генов, что может привести к повышенному риску рака груди и легких (115).Исследования связывают инфекцию NTM с такими заболеваниями, как синдром Шегрена на Тайване (116) и синдром Свитса в Японии (117), хотя немного, эти исследования подчеркивают возможность того, что инфекция NTM может катализировать неинфекционные последствия, которые увеличивают заболеваемость. В-четвертых, тревожно высокие показатели смертности среди пациентов с диагнозом НТМ легочной инфекции. Систематический обзор показал, что пятилетняя смертность составила 27% в Европе, 35% в США и 33% в Азии (118). Предикторами высокой смертности были мужской пол, наличие сопутствующих заболеваний и фиброзно-полостное заболевание.Эти результаты были подтверждены в других исследованиях, которые показали, что пациенты мужского пола с фиброзно-полостным заболеванием, низким ИМТ и злокачественными новообразованиями были прогностическими индикаторами плохого клинического исхода (41, 119, 120). Кроме того, пациенты с персистирующей инфекцией (те, у кого культура остается положительной, несмотря на 12 месяцев лечения), имеют более высокие показатели смертности, связанной с инфекцией НТМ, по сравнению с пациентами, которым удается удалить НТМ из мокроты (34). Эту проблему усугубляет значительно большее количество госпитализаций по болезни, что ведет к увеличению расходов на здравоохранение (42).

Приоритеты исследований, рекомендуемые в США и Великобритании, включают инструменты быстрой диагностики, быстрое выявление инфекционных видов (34) и простой и дешевый инструмент для выявления пациентов из группы риска (83, 98, 112). Они считаются высокоэффективными исследовательскими целями, которые будут предупреждать врачей о пациентах из группы риска, что позволяет быстрее начать соответствующее лечение и, в конечном итоге, обеспечить более качественный уход.

Обсуждение

Инфекция

NTM представляет собой растущую глобальную проблему со здоровьем, осложняемую повсеместным контактом с микроорганизмами, неполным пониманием иммунной восприимчивости к болезням, увеличением числа пациентов с ослабленным иммунитетом, громоздкими диагностическими тестами (без прогностических тестов) и дорогостоящими схемами лечения с использованием нескольких препаратов. которые часто не поддаются лечению.Однако мы должны иметь в виду, что разные механизмы заболевания могут действовать между разными группами риска и доклиническими моделями.

Заболевание

NTM часто протекает медленно и прогрессирует, поражая преимущественно уже уязвимые группы пациентов. Эпидемиологических и описательных исследований пациентов много, но пробелы в знаниях остаются. Прежде всего, это деконструкция иммунной восприимчивости к заболеванию легких NTM. Если мы сможем понять потенциальные профили риска для пациентов, скрининговые тесты могут быть эффективно развернуты для выявления лиц, подверженных риску инфекции, в течение нескольких часов.Такие скрининговые тесты, а также прогностические тесты, которые могут предсказать исход (ремиссия болезни или стойкость, оптимальный курс лечения, изменения в жизни и т. Д.) Во время раннего лечения, будут чрезвычайно полезны для клиницистов, чтобы как можно скорее принять решение о терапии с потенциальным улучшением состояния пациента. результаты. В нынешнюю эпоху иммунотерапии, когда теперь возможно целенаправленное усиление иммунных ответов, исследования адъювантной иммунной терапии, которые могут использоваться для «усиления» ослабленной иммунной системы, будут полезны и могут быть перенесены из области рака.Такие иммуномодулирующие вмешательства будут иметь большое значение для снижения глобального бремени болезни NTM.

Истинный уровень заболеваемости, вызванной НТМ-болезнью легких, медленно выявляется как в развитых, так и в развивающихся странах, как среди иммунокомпетентных, так и среди населения с ослабленным иммунитетом. Бремя болезней документируется как в детстве, так и в зрелом возрасте с точки зрения как прямой, так и косвенной заболеваемости. Согласованное решение глобальной проблемы инфекции легких НТМ требует многоаспектного подхода, включающего не только эпидемиологические данные, но также клинические и лабораторные исследования для новых диагностических, прогностических и методов лечения для использования в машинном обучении.Эти согласованные подходы актуальны, поскольку НТМ более распространены в более теплом климате (60). Сорок процентов населения мира проживает в тропиках, и из-за изменения климата площадь тропиков расширяется (121).

Авторские взносы

CR подготовил рукопись. VL, AK, DD, DR, MF, SB, RT и JM предоставили критическую доработку.

Финансирование

JM был поддержан стипендией NHMRC CDF Level 2 (1131732). DR и SB получили поддержку Queensland Health Fellowships.Эта работа стала возможной благодаря программе исследовательского обучения Университета Квинсленда (RTP), стипендии Джеймса Кука по международной программе исследовательской подготовки (IRTPS) и гранту проекта Ребекки Л. Купер № 10509.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

3.Хефслот В., ван Инген Дж., Андреяк С., Анджеби К., Баурио Р., Бемер П. и др. Географическое разнообразие нетуберкулезных микобактерий, выделенных из образцов легких: совместное исследование ntm-net. Eur Respir J . (2013) 421: 604–13. DOI: 10.1183 / 0

36.00149212

CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Гупта Р.С., Ло Б., Сон Дж. Филогеномика и сравнительные геномные исследования убедительно подтверждают разделение рода mycobacterium на измененный род mycobacterium и четыре новых рода. Передний микробиол . (2018) 9:67 DOI: 10.3389 / fmicb.2018.00067

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Хонда Дж. Р., Хасан Н. А., Дэвидсон Р. М., Уильямс М. Д., Эпперсон Л. Э., Рейнольдс П. Р. и др. Экологические нетуберкулезные микобактерии на гавайских островах. PLoS Negl Trop Dis . (2016) 10: e0005068. DOI: 10.1371 / journal.pntd.0005068

CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Honda JR, Virdi R, Chan ED. Глобальные экологические нетуберкулезные микобактерии и их современные искусственные и естественные ниши. Передний микробиол . (2018) 9: 2029. DOI: 10.3389 / fmicb.2018.02029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8. Нишучи Ю., Ивамото Т., Маруяма Ф. Источники инфекции распространенного нетуберкулезного микобактериального патогена, Комплекс Mycobacterium avium . Фронт Мед . (2017) 4:27. DOI: 10.3389 / fmed.2017.00027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Моримото К., Аоно А., Мурасе Ю., Секизука Т., Курашима А., Такаки А. и др.Профилактика аэрозольной изоляции нетуберкулезных микобактерий из ванной комнаты пациента. ERJ Open Res. (2018) 4: 00150–2017. DOI: 10.1183 / 23120541.00150-2017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Геберт М.Дж., Дельгадо-Бакерисо М., Оливерио А.М., Вебстер Т.М., Николс Л.М., Хонда Д.Р. и др. Экологический анализ микобактерий в биопленках насадки для душа и их значение для здоровья человека. МБио . (2018) 9: e01614–18. DOI: 10,1128 / mBio.01614-18

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Брайант Дж. М., Грогоно Д. М., Родригес-Ринкон Д., Эмбалл И., Браун К. П., Морено П. и др. Возникновение и распространение нетуберкулезных микобактерий, передающихся человеку, с множественной лекарственной устойчивостью. Наука . (2018) 354: 751–7. DOI: 10.1126 / science.aaf8156

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Гриффит Д.Е., Аксамит Т., Браун-Эллиотт Б.А., Катандзаро А., Дейли С., Гордин Ф. и др.Официальное заявление ATS / IDSA: диагностика, лечение и профилактика нетуберкулезных микобактериальных заболеваний. Am J Respir Crit Care Med . (2007) 175: 367–416. DOI: 10.1164 / rccm.200604-571ST

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Тан И, Су Б, Шу В., Цай Х, Куанг С., Куанг Х. и др. Эпидемиология легочных заболеваний, вызванных нетуберкулезными микобактериями, в Южном Китае, 2013–2016 гг. BMC Pulm Med . (2018) 18: 168. DOI: 10.1186 / s12890-018-0728-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Лим AYH, Chotirmall SH, Fok ETK, Verma A, De PP, Goh SK и др. Профилирование нетуберкулезных микобактерий в азиатской среде: характеристики и клинические исходы госпитализированных пациентов в Сингапуре. BMC Pulm Med . (2018) 18:85. DOI: 10.1186 / s12890-018-0637-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Ун-Ин Ву, Голландия SM. Восприимчивость хозяина к нетуберкулезным микобактериальным инфекциям. Ланцет Infect Dis . (2015) 15: 968–80.DOI: 10.1016 / S1473-3099 (15) 00089-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Мирсаэйди М., Фаршидпур М., Эбрахими Г., Алиберти С., Фалькинхам Д. О. III. Управление нетуберкулезной микобактериальной инфекцией у пожилых людей. Eur J Intern Med . (2014) 25: 356–63. DOI: 10.1016 / j.ejim.2014.03.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Axson EL, Bual N, Bloom CI, Quint JK. Факторы риска и использование вторичной медицинской помощи среди населения первичной медико-санитарной помощи с нетуберкулезными микобактериальными заболеваниями в Великобритании. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . (2018) 38: 117–24. DOI: 10.1007 / s10096-018-3402-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Ли В.И., Хуанг Дж.Л., Йе К.В., Джаинг Т.Х., Лин Т.Й., Хуанг Ю.С. и др. Иммунные дефекты при активных микобактериальных заболеваниях у пациентов с первичными иммунодефицитными заболеваниями (ПИД). J Formos Med Assoc . (2011) 110: 750–8. DOI: 10.1016 / j.jfma.2011.11.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21.Озеро Массачусетс, Амброуз Л. Р., Липман М. С., Лоу DM. «Почему я, почему сейчас?» использование клинической иммунологии и эпидемиологии для объяснения того, кто заразился нетуберкулезной микобактериальной инфекцией. BMC Med . (2016) 14:54. DOI: 10.1186 / s12916-016-0606-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Бэрд Т.М., Томсон Р. Диагностика, классификация и эпидемиология легочных нетуберкулезных микобактериальных заболеваний. В: Чалмерс Дж. Д., Полверино Э., Алиберти С., редакторы. Бронхоэктазия (Монография ERS) .Европейское респираторное общество (2018).

Google Scholar

23. Henkle E, Winthrop KL. Иммунная дисфункция и нетуберкулезные микобактериальные заболевания. В: Редактор Griffith DE. Нетуберкулезное микобактериальное заболевание, респираторная медицина , Швейцария, AG: Springer Nature (2019) 895–910. DOI: 10.1007 / 978-3-319-93473-0_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

26. Ляо Т.Л., Линь С.Ф., Чен Ю.М., Лю Х.Дж., Чен Д.Й. Факторы риска и исходы нетуберкулезного микобактериального заболевания среди пациентов с ревматоидным артритом: исследование случай-контроль в эндемичной по ТБ зоне. Научная репутация . (2016) 6: 29443. DOI: 10.1038 / srep29443

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Винтроп К.Л., Чанг Э., Ямасита С., Иадемарко М.Ф., Лобуэ, штат Пенсильвания. Нетуберкулезные микобактерии и терапия противоопухолевым фактором некроза альфа. Emerg Infect Dis . (2009) 15: 1556–61. DOI: 10.3201 / eid1510.0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Холт М.Р., Майлз Дж. Дж., Индер В. Дж., Томсон Р. М..Изучение иммуномодуляции эндокринными изменениями при синдроме Леди Виндермир. Клин Эксперимент Иммунол . (2019) 196: 28–38. DOI: 10.1111 / cei.13265

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Szymanski EP, Leung JM, Fowler CJ, Haney C., Hsu AP, Chen F, et al. Легочная нетуберкулезная микобактериальная инфекция. мультисистемное, мультигенное заболевание. Am J Respir Crit Care Med . (2015) 192: 618–28. DOI: 10.1164 / rccm.201502-0387OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31.Chen F, Szymanski EP, Olivier KN, Liu X, Tettelin H, Holland SM, et al. Секвенирование всего экзома идентифицирует область сцепления 6q12-q16 и ген-кандидат, TTK, для легочного нетуберкулезного микобактериального заболевания. Am J Respir Crit Care Med . (2017) 196: 1599–604. DOI: 10.1164 / rccm.201612-2479OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

32. Yeh JJ, Wang YC, Sung FC, Kao CH. Ревматоидный артрит увеличивает риск нетуберкулезного микобактериального заболевания и активного туберкулеза легких. PLOS ONE . (2014) 9: e110922. DOI: 10.1371 / journal.pone.0110922

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Хаворт С.С., Бэнкс Дж., Кэпстик Т., Фишер А.Дж., Горсуч Т., Лоренсон И.Ф. и др. Рекомендации Британского торакального общества по ведению нетуберкулезных микобактериальных заболеваний легких (NTM-PD). Грудь . (2017) 72: ii1–64. DOI: 10.1136 / thoraxjnl-2017-210927

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35.Honda JR, Alper S, Bai X, Chan ED. Приобретенные и генетические факторы восприимчивости хозяина и микробно-патогенные факторы, предрасполагающие к нетуберкулезным микобактериальным инфекциям. Курр Опин Иммунол . (2018) 54: 66–73. DOI: 10.1016 / j.coi.2018.06.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Донохью М.Дж., Ваймер Л. Повышение уровня распространенности нетуберкулезных микобактерий в пяти штатах, 2008–2013 гг. Энн Ам Торак Соц . (2016) 13: 2143–50.DOI: 10.1513 / AnnalsATS.201605-353OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Мирсаэиди М., Фаршидпур М., Аллен М.Б., Эбрахими Г., Фалькинхам Дж. Акцент на достижениях в области нетуберкулезных микобактериальных заболеваний в Северной Америке. Биомед Рес Инт . (2014) 2014: 919474. DOI: 10.1155 / 2014/919474

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Донохью MJ. Увеличение количества сообщений о нетуберкулезных микобактериях и увеличение видового разнообразия, выявленного в отчетах клинических лабораторий. BMC Infect Dis . (2018) 18: 163. DOI: 10.1186 / s12879-018-3043-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Brode SK, Marchand-Austin A, Jamieson FB, Marras TK. Сравнение легочных и нелегочных нетуберкулезных микобактерий, Онтарио, Канада. Emerg Infect Dis . (2017) 23: 1898–901. DOI: 10.3201 / eid2311.170959

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Мур Дж. Э., Круийшаар М. Е., Ормерод Л. П., Дробневски Ф., Абубакар И.Растущее число сообщений о нетуберкулезных микобактериях в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии, 1995–2006 гг. BMC Общественное здравоохранение . (2010) 10: 612. DOI: 10.1186 / 1471-2458-10-612

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Андрейак С., Томсен В.О., Йохансен И.С., Риис А., Бенфилд Т.Л., Духаут П. и др. Нетуберкулезный микобактериоз легких в Дании: заболеваемость и прогностические факторы. Am J Respir Crit Care Med . (2010) 181: 514–21. DOI: 10.1164 / rccm.200905-0778OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Диль Р., Джейкоб Дж., Лампениус Н., Лёбингер М., Ниенхаус А., Рабе К.Ф. и др. Бремя нетуберкулезной микобактериальной болезни легких в Германии. Eur Respir J . (2017) 49: 1602109. DOI: 10.1183 / 13993003.02109-2016

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Пак Й., Ли Ч. Х., Ли С. М., Ян С. С., Ю К. Г., Ким И и др. Быстрый рост нетуберкулезных микобактериальных заболеваний легких в специализированной больнице в Южной Корее. Int J Tuberc Lung Dis . (2010) 14: 1069–71.

Google Scholar

44. van Ingen J, Bendien SA, de Lange WC, Hoefsloot W., Dekhuijzen PN, Boeree MJ, et al. Клиническая значимость нетуберкулезных микобактерий, выделенных в регионе Неймеген-Арнем, Нидерланды. Грудь . (2009) 64: 502–6. DOI: 10.1136 / thx.2008.110957

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45. Ру А. Л., Катерино Э, Риполь Ф, Сойсмир Н., Машерас Э, Равилли С. и др.Многоцентровое исследование распространенности нетуберкулезных микобактерий у пациентов с муковисцидозом во Франции. Дж. Клин Микробиол . (2009) 47: 4124–8. DOI: 10.1128 / JCM.01257-09

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Моримото К., Иваи К., Учимура К., Окумура М., Йошияма Т., Йошимори К. и др. Стабильный рост смертности от нетуберкулезного микобактериоза и оценочная распространенность в Японии. Энн Ам Торак Соц . (2014) 11: 1–8. DOI: 10.1513 / AnnalsATS.201303-067OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Wu J, Zhang Y, Li J, Lin S, Wang L, Jiang Y, et al. Увеличение числа нетуберкулезных микобактерий, выделенных в Шанхае, Китай: результаты популяционного исследования. PLoS ONE. (2014) 9: e109736. DOI: 10.1371 / journal.pone.0109736

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Лай С.К., Тан С.К., Чжоу С.Х., Хсу Х.Л., Ляо С.Ч., Хуанг Ю.Т. и др. Рост заболеваемости нетуберкулезными микобактериями, Тайвань, 2000–2008 гг. Emerg Infect Dis . (2010) 16: 294–6. DOI: 10.3201 / eid1602.0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

50. Лима, Калифорния, Кампос С.Е., Олеманн М.А., Оливейра Мдо, Гомес Х.М., Рамос Дж. П. и др. Нетуберкулезные микобактерии в респираторных образцах от пациентов с туберкулезом легких в штате Рондония, Бразилия. Mem Inst Oswaldo Cruz . (2013) 108: 457–62. DOI: 10.1590 / S0074-0276108042013010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

51.Сара Х. Аль-Махруки, Якко ван Инген, Сулейман, Аль-Бусаиди, Мартин Дж. Бори, Самиа Аль-Заджали, Арти Патель и др. Клиническая значимость нетуберкулезных микобактерий, Оман. Emerg Infect Dis . (2009) 15: 292–4. DOI: 10.3201 / eid1502.080977

CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Фуско да Коста А.Р., Фалькинхам Ж.О. III, Лопес М.Л., Барретто А.Р., Фелисио Дж.С., Сэйлз Л.Х. и др. Возникновение нетуберкулезной микобактериальной инфекции легких в эндемичной зоне туберкулеза. PLoS Negl Trop Dis . (2013) 7: e2340. DOI: 10.1371 / journal.pntd.0002340

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Сами Симонс, Якко ван Инген, По-Рен Сюэ, Нгуен Ван Хунг, П.Н. Ричард Дехейзен, Мартин Дж. Бори и др. Нетуберкулезные микобактерии при инфекциях дыхательных путей, восточная азия. Emerg Infect Dis . (2011) 17: 343–9. DOI: 10.3201 / eid170310060

CrossRef Полный текст | Google Scholar

55.Floto RA, Olivier KN, Saiman L, Daley CL, Herrmann JL, Nick JA и др. Консенсусные рекомендации фонда США по борьбе с кистозным фиброзом и Европейского общества по борьбе с муковисцидозом по лечению нетуберкулезных микобактерий у лиц с муковисцидозом. Грудь . (2016) 71 (Приложение 1): i1–22. DOI: 10.1136 / thoraxjnl-2015-207360

CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Рамзи К.А., Сандху Х., Гик Дж. Б., Баллард Э., О’Рурк П., Уэйнрайт К. Э. и др. Изменение распространенности легочной инфекции у взрослых с муковисцидозом: продольный анализ. J Cyst Fibros . (2017) 16: 70–7. DOI: 10.1016 / j.jcf.2016.07.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Эстер С.Р. младший, Эссерман Д.А., Гиллиган П., Керр А., Ноун П.Г. Хроническая инфекция Mycobacterium abscessus и снижение функции легких при муковисцидозе. J Cyst Fibros . (2010) 9: 117–23. DOI: 10.1016 / j.jcf.2009.12.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Ziedalski TM, Kao PN, Henig NR, Jacobs SS, Ruoss SJ.Перспективный анализ мутаций трансмембранного регулятора муковисцидоза у взрослых с бронхоэктазами или легочной нетуберкулезной микобактериальной инфекцией. Сундук . (2006) 130: 995–1002. DOI: 10.1378 / сундук.130.4.995

CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Томсон Р., Доннан Э., Константинос А. Уведомление о нетуберкулезных микобактериях: австралийская перспектива. Энн Ам Торак Соц . (2017) 14: 318–23. DOI: 10.1513 / AnnalsATS.201612-994OI

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61.О’Брайен Д.П., Краузе В.Л., Карри Б.Дж. Нетуберкулезное микобактериальное заболевание в северной австралии: серия случаев и обзор литературы. Clin Infect Dis . (2000) 31: 958–68. DOI: 10.1086 / 318136

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Томсон Р.М., Картер Р., Толсон С., Колтер С., Гюйгенс Ф., Харгривз М. Факторы, связанные с изоляцией нетуберкулезных микобактерий (НТМ) из большой муниципальной системы водоснабжения в Брисбене, Австралия. BMC Microbiology .(2013) 13:89. DOI: 10.1186 / 1471-2180-13-89

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Томсон Р., Толсон С., Сиджабат Х., Гюйгенс Ф., Харгривз М. Mycobacterium abscessus , выделенная из городской воды — потенциальный источник заражения человека. BMC Infect Dis . (2013) 13: 241. DOI: 10.1186 / 1471-2334-13-241

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Томсон Р., Толсон С., Картер Р., Колтер С., Гюйгенс Ф., Харгривз М.Выделение нетуберкулезных микобактерий (НТМ) из бытовой воды и аэрозолей для душа у пациентов с легочными заболеваниями, вызванными НТМ. Дж. Клин Микробиол . (2013) 51: 3006–11. DOI: 10.1128 / JCM.00899-13

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

65. Хайндман Р. Дж., Хандакар Ю. Автоматическое прогнозирование временных рядов: пакет прогнозов для р. J Stat Softw . (2008) 26: 1–22. DOI: 10.18637 / jss.v027.i03

CrossRef Полный текст | Google Scholar

69.Уоллес Р. Дж. Мл., Браун-Эллиотт Б. А., Макналти С., Филли Дж. В., Киллингли Дж., Уилсон Р. В. и др. Макролидная / азалидная терапия при узловом / бронхоэктатическом комплексном заболевании легких, вызванном микобактериями avium. Сундук . (2014) 146: 276–82. DOI: 10.1378 / сундук.13-2538

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Ли Б., Ким С., Хон Й, Ли С. Д., Ким В. С., Ким Д. С. и др. Факторы риска рецидива после успешного лечения комплексного заболевания легких Mycobacterium avium . Противомикробные агенты Chemother . (2015) 59: 2972–7. DOI: 10.1128 / AAC.04577-14

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

71. Горинг С.М., Уилсон Дж. Б., Райзбро Н. Р., Галлахер Дж., Кэрролл С., Хип К. Дж. И др. Стоимость Mycobacterium avium комплексного заболевания легких в Канаде, Франции, Германии и Великобритании: национально репрезентативное обсервационное исследование. BMC Health Serv Res . (2018) 18: 700. DOI: 10.1186 / s12913-018-3489-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

74.Riddell LA, Pinching AJ, Hill S, Ng TT, Arbe E, Lapham GP, et al. Исследование фазы III рекомбинантного гамма-интерферона человека для предотвращения оппортунистических инфекций на поздних стадиях заболевания, связанного с ВИЧ. Ретровирусы AIDS Res Hum . (2001) 17: 789–97. DOI: 10.1089 / 088922201750251981

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Холланд С.М., Эйзенштейн Е.М., Кунс Д.Б., Тернер М.Л., Флейшер Т.А., Стробер В. и др. Лечение рефрактерной диссеминированной нетуберкулезной микобактериальной инфекции интерфероном гамма.Предварительный отчет. N Engl J Med . (1994) 330: 1348–55. DOI: 10.1056 / NEJM199405123301904

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

76. Chatte G, Panteix G, Perrin-Fayolle M, Pacheco Y. Аэрозольный гамма-интерферон для Mycobacterium avium -комплексного заболевания легких. Am J Respir Crit Care Med . (1995) 152: 1094–6. DOI: 10.1164 / ajrccm.152.3.7663788

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77.Миланес-Виреллес М.Т., Гарсия-Гарсия I, Сантос-Эррера Y, Вальдес-Кинтана М., Валенсуэла-Сильва С.М., Хименес-Мадригал Г. и др. Адъювантный гамма-интерферон у пациентов с легочным атипичным микобактериозом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. BMC Infect Dis . (2008) 8:17. DOI: 10.1186 / 1471-2334-8-17

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Кобаяси К., Касама Т., Ямадзаки Дж., Хосака М., Кацура Т., Мочизуки Т. и др. Защита мышей от инфекции Mycobacterium avium рекомбинантным интерлейкином-12. Противомикробные агенты Chemother . (1995) 39: 1369–71. DOI: 10.1128 / AAC.39.6.1369

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

79. Сильва Р.А., Паис Т.Ф., Аппельберг Р. Оценка IL-12 в иммунотерапии и дизайне вакцины при экспериментальных инфекциях Mycobacterium avium . Дж Иммунол . (1998) 161: 5578–85.

PubMed Аннотация | Google Scholar

80. Kemper CA, Bermudez LE, Deresinski SC. Иммуномодулирующее лечение комплексной бактериемии Mycobacterium avium у больных СПИДом с использованием рекомбинантного колонистимулирующего фактора гранулоцитов-макрофагов. Дж Инф Дис . (1998) 177: 914–20. DOI: 10.1086 / 515249

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Скотт Дж. П., Джи Й., Каннан М., Вилам М.Э. Вдыхаемый гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор для Mycobacterium abscessus при муковисцидозе. Eur Respir J . (2018) 51. DOI: 10.1183 / 13993003.02127-2017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

82. Ренна М., Шаффнер С., Браун К., Шан С., Тамайо М. Х., Кристина Хеги и др.Азитромицин блокирует аутофагию и может предрасполагать пациентов с муковисцидозом к микобактериальной инфекции. Дж Клин Инвест . (2011) 121: 3554–63. DOI: 10.1172 / JCI46095

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

83. Чалмерс Дж. Д., Аксамит Т., Карвалью АСС, Рендон А., Франко И. Нетуберкулезные микобактериальные легочные инфекции. Пульмонология . (2018) 24: 120–31. DOI: 10.1016 / j.pulmoe.2017.12.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

85.Мацуяма М., Исии Й., Сакураи Х., Ано С., Моришима Й., Йох К. и др. Сверхэкспрессия RORyt усиливает воспаление легких после инфицирования Mycobacterium avium . PLOS ONE . (2016) 11: e0147064. DOI: 10.1371 / journal.pone.0147064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

86. Klug K, Ehlers S, Uhlig S, Reiling N. Митоген-активированные протеинкиназы p38 и ERK1 / 2 регулируют репликацию Mycobacterium avium в первичных мышиных макрофагах независимо от фактора некроза опухоли альфа и интерлейкина-10. Врожденный иммунитет . (2011) 17: 470–85. DOI: 10.1177 / 1753425

7799

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

87. Ким Ю.С., Ким Дж. Х., Ву М., Ким Т. С., Сон К. М., Ли Ю. Х. и др. Врожденные сигнальные механизмы, контролирующие опосредованную Mycobacterium chelonae экспрессию CCL2 и CCL5 в макрофагах. Дж Микробиол . (2015) 53: 864–74. DOI: 10.1007 / s12275-015-5348-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

88. Feng CG, Scanga CA, Collazo-Custodio CM, Cheever AW, Hieny S, Caspar P, et al.Мыши, лишенные фактора миелоидной дифференцировки 88, демонстрируют глубокие дефекты в устойчивости хозяина и иммунных ответах на инфекцию Mycobacterium avium , которая не проявляется у животных с toll-подобным рецептором 2 (TLR2) и TLR4-дефицитными животными. Дж Иммун . (2003) 171: 4758–64. DOI: 10.4049 / jimmunol.171.9.4758

CrossRef Полный текст | Google Scholar

90. Болдуин С.Л., Ларсен С.Е., Ордуэй Д., Касселл Дж., Колер Р.Н. Сложности и проблемы профилактики и лечения нетуберкулезных микобактериальных заболеваний. PLoS Negl Trop Dis . (2019) 13: e0007083. DOI: 10.1371 / journal.pntd.0007083

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

91. Ванкаялапати Р., Визел Б., Самтен Б., Гриффит Д.Э., Шамс Х., Галланд М.Р. и др. Профили цитокинов у иммунокомпетентных лиц, инфицированных комплексом Mycobacterium avium . J Заразить Dis . (2001) 183: 478–84. DOI: 10.1086 / 318087

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

92.Сафдар А., Уайт Д.А., Стовер Д., Армстронг Д., Мюррей Х.В. Выраженный дефицит гамма-интерферона у больных хроническим нетуберкулезным микобактериозом легких. Am J Med . (2002) 113: 756–9. DOI: 10.1016 / S0002-9343 (02) 01313-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

93. Greinert U, Schlaak M, Rusch-Gerdes S, Flad HD, Ernst M. Low in vitro выработка гамма-интерферона и фактора некроза опухоли альфа у ВИЧ-серонегативных пациентов с легочными заболеваниями, вызванными нетуберкулезными микобактериями. Дж. Клин Иммунол . (2000) 20: 445–52. DOI: 10.1023 / A: 1026407815946

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

94. Лим А., Эллисон С., Прайс П., Ватерер Г. Восприимчивость к легочным заболеваниям из-за комплекса Mycobacterium avium-intracellulare может отражать ответы с низким уровнем ИЛ-17 и высоким уровнем ИЛ-10, а не с дефицитом Th2. Клин Иммунол . (2010) 137: 296–302. DOI: 10.1016 / j.clim.2010.07.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

95.Ким СИ, Кох В.Дж., Пак Х.Й., Чон К., Квон О.Дж., Чо С.Н. и др. Изменения иммуномолекул сыворотки крови при антибактериальной терапии комплексного заболевания легких Mycobacterium avium . Клин Эксперимент Иммунол . (2014) 176: 93–101. DOI: 10.1111 / cei.12253

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

96. Sampaio EP, Elloumi HZ, Zelazny A, Ding L, Paulson ML, Sher A, et al. Mycobacterium abscessus и M. avium запускают Toll-подобный рецептор 2 и особый цитокиновый ответ в клетках человека. Am J Respir Cell Mol Biol . (2008) 39: 431–9. DOI: 10.1165 / rcmb.2007-0413OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

97. Kwon YS, Kim EJ, Lee SH, Suh GY, Chung MP, Kim H, et al. Снижение продукции цитокинов у пациентов с нетуберкулезными микобактериальными заболеваниями легких. Легкое . (2007) 185: 337–41. DOI: 10.1007 / s00408-007-9040-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

98. Lutzky VP, Ratnatunga CN, Smith DJ, Kupz A, Doolan DL, Reid DW, et al.Аномалии в функции Т-лимфоцитов связаны с людьми, подверженными риску заражения комплексом mycobacterium abscessus . Фронт Иммунол . (2018) 9: 1319. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.01319

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

99. Ким С.Ю., Кох В.Дж., Ким Ю.Х., Чон Б.Х., Пак Х.И., Чон К. и др. Важность реципрокного баланса Т-клеточного иммунитета при комплексном заболевании легких Mycobacterium abscessus . PLOS ONE . (2014) 9: e109941.DOI: 10.1371 / journal.pone.0109941

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

100. Беккер К.Л., ван Инген Дж., Тен Овер Дж., Меркус П.Дж., Ферверда Дж., Нетеа М.Г. и др. Недостаточная продукция интерлейкина-17 в ответ на Mycobacterium abscessus при муковисцидозе. Eur Respir J . (2016) 47: 990–3. DOI: 10.1183 / 13993003.00446-2015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Aulicino A, Dinan AM, Miranda-CasoLuengo AA, Browne JA, Rue-Albrecht K, MacHugh DE, et al.Высокопроизводительная транскриптомика выявляет общие и штамм-специфические ответы макрофагов человека на инфицирование вариантами Mycobacterium abscessus Smooth и Rough. BMC Genomics . (2015) 16: 1046. DOI: 10.1186 / s12864-015-2246-1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

102. Цукагути К., Йонеда Т., Окамура Х., Тамаки С., Такенака Х., Окамото Ю. и др. Нарушение функции Т-клеток для ингибирования роста комплекса Mycobacterium avium-intracellulare (MAC) у пациентов с заболеванием MAC: восстановление цитокинами. J Заразить Dis . (2000) 182: 1664–71. DOI: 10.1086 / 317601

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

103. Shu CC, Wang JY, Wu MF, Wu CT, Lai HC, Lee LN, et al. Ослабление иммунных ответов лимфоцитов при заболевании легких, индуцированном комплексом Mycobacterium avium , из-за увеличения экспрессии запрограммированной смерти-1 на лимфоцитах. Научная репутация . (2017) 7: 42004. DOI: 10.1038 / srep42004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

104.де Йонг Э., Лим А., Ватерер Г., Прайс П. Макрофаги, происходящие из моноцитов, не объясняют восприимчивость к легочным нетуберкулезным микобактериальным заболеваниям. Clin Transl Immunology . (2012) 1: e2. DOI: 10.1038 / cti.2012.1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

105. Awuh JA, Haug M, Mildenberger J, Marstad A, Do CP, Louet C, et al. Keap1 регулирует воспалительную передачу сигналов в макрофагах человека, инфицированных Mycobacterium avium . Proc Natl Acad Sci USA .(2015) 112: E4272–80. DOI: 10.1073 / pnas.1423449112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

106. Lee SJ, Shin SJ, Lee SJ, Lee MH, Kang TH, Noh KT, et al. Mycobacterium abscessus MAB2560 индуцирует созревание дендритных клеток через Toll-подобный рецептор 4 и стимулирует иммунный ответ Th2. BMB Rep . (2014) 47: 512–7. DOI: 10.5483 / BMBRep.2014.47.9.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

107.Сим Ю.С., Ким С.И., Ким Э.Дж., Шин С.Дж., Ко В.Дж. Нарушение экспрессии MAPK связано с подавлением TNF-α, IL-6 и IL-10 при заболевании легких Mycobacterium abscessus . Tuberc Respir Dis . (2012) 72: 275–83. DOI: 10.4046 / trd.2012.72.3.275

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

108. Бернадетт М., Сондерс, Элисон Дейн, Бриско Х., Бриттон В.Дж. Характеристика иммунных ответов при инфицировании штаммами Mycobacterium avium 100, 101 и недавно секвенированным 104. Immunol Cell Biol . (2002) 80: 544–9. DOI: 10.1046 / j.1440-1711.2002.01121.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

109. Хаверкамп М. Х., ван Диссель Дж. Т., Голландия С.М. Генетические факторы человека-хозяина при нетуберкулезной микобактериальной инфекции: уроки единичных генов нарушений, влияющих на врожденный и адаптивный иммунитет, и уроки молекулярных дефектов в интерферон-гамма-зависимой передаче сигналов. Микробы заражают . (2006) 8: 1157–66. DOI: 10.1016 / j.micinf.2005.10.029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

110. Сампайо Е.П., Бах Х.И., Хсу А.П., Кристостурян Э., Печачек Дж., Чандрасекаран П. и др. Новая мутация STAT1, связанная с диссеминированным микобактериальным заболеванием. Дж. Клин Иммунол . (2012) 32: 681–9. DOI: 10.1007 / s10875-012-9659-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

111. Аффанди Дж. С., Хендри С., Уотерер Дж., Томсон Р., Уоллес Х., Берроуз С. и др. Поиск иммуногенетического фактора, который укажет на предрасположенность к нетуберкулезным микобактериальным заболеваниям. Хум Иммунол . (2013) 74: 1382–5. DOI: 10.1016 / j.humimm.2013.06.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

112. Хенкле Э., Аксамит Т., Баркер А., Дейли К.Л., Гриффит Д., Лейтман П. и др. Ориентированные на пациента приоритеты исследований легочной нетуберкулезной микобактерии (НТМ). Отчет о семинаре исследовательского консорциума NTM. Энн Ам Торак Соц . (2016) 13: S379–84. DOI: 10.1513 / AnnalsATS.201605-387WS

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

113.Конттури А., Сойни Х., Оллгрен Дж., Сало Э. Рост числа нетуберкулезных микобактериальных инфекций у детей после снижения охвата вакциной БЦЖ — общенациональное популяционное ретроспективное исследование, Финляндия, 1995–2016 гг. Clin Infect Dis . (2018) 67: 1256–61. DOI: 10.1093 / cid / ciy241

CrossRef Полный текст | Google Scholar

114. Рабочая группа SAGE по вакцинам БЦЖ и Секретариат ВОЗ. Отчет об использовании вакцины БЦЖ для защиты от микобактериальных инфекций, включая туберкулез, проказу и другие нетуберкулезные микобактерии (NTM) .ВОЗ (2017).

Google Scholar

115. Philley JV, Hertweck KL, Kannan A, Brown-Elliott BA, Wallace RJ Jr, Kurdowska A, et al. 2018. Выявление в мокроте предрасполагающих генетических мутаций у женщин с нетуберкулезными микобактериальными заболеваниями легких. Научная репутация . (2018) 8: 11336. DOI: 10.1038 / s41598-018-29471-x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

116. Чао WC, Линь CH, Ляо Т.Л., Чен Ю.М., Чен Д.Й., Чен Х.Х. Связь между историей микобактериальной инфекции и риском вновь диагностированного синдрома Шегрена: общенациональное популяционное исследование случай-контроль. PLOS ONE . (2017) 12: e0176549. DOI: 10.1371 / journal.pone.0176549

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

117. Хибия К., Мияги К., Тамайосе М., Набея Д., Киндзё Т., Такешима С. и др. Предшествуют ли инфекции диссеминированным комплексом Mycobacterium avium синдрому сладкого? отчет о болезни и обзор литературы. Int J Mycobacteriol . (2017) 6: 336–43. DOI: 10.4103 / ijmy.ijmy_172_17

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

118.Дил Р., Липман М., Хефслот В. Высокая смертность у пациентов с комплексным заболеванием легких Mycobacterium avium : систематический обзор. BMC Infect Dis . (2018) 18: 206. DOI: 10.1186 / s12879-018-3113-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

119. Кумагаи С., Ито А., Хашимото Т., Марумо С., Токумасу Х., Котани А. и др. Разработка и проверка прогностической оценочной модели для Mycobacterium avium комплексного заболевания легких: обсервационное когортное исследование. BMC Infect Dis . (2017) 17: 436. DOI: 10.1186 / s12879-017-2544-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

120. Hayashi M, Takayanagi N, Kanauchi T., Miyahara Y, Yanagisawa T., Sugita Y. Факторы прогноза 634 ВИЧ-отрицательных пациентов с Mycobacterium avium комплексным заболеванием легких. Am J Respir Crit Care Med . (2012) 185: 575–83. DOI: 10.1164 / rccm.201107-1203OC

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нетуберкулезные микобактерии (NTM)

О легочных инфекциях нетуберкулезными микобактериями (NTM)

Основные факты об инфекциях NTM

  • Люди в любом возрасте могут заразиться НТМ-инфекцией.
  • Чаще встречается у пожилых людей и людей с другими заболеваниями легких, такими как бронхоэктазы и хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ).
  • Если не лечить, многие инфекции NTM могут вызвать повреждение легочной ткани.
  • Инфекция NTM не заразна. Он не может передаваться от человека к человеку.
  • Лечение инфекций NTM обычно требует длительного приема антибиотиков, часто от 1 до 2 лет.

Нетуберкулезные микобактерии, сокращенно до NTM, представляют собой тип бактерий, обнаруженных в воде и почве.Существует более 180 штаммов бактерий NTM. Большинство из них не вызывают болезни, за исключением людей с ослабленной иммунной системой. Вы получаете инфекцию NTM, когда вдыхаете бактерии из туманной воды (например, в душе или горячей ванне) или из почвы. Если не лечить, у многих людей может развиться инфекция легких.

Насколько серьезны инфекции NTM?

Примерно от 50 000 до 90 000 человек с инфекциями НТМ в Соединенных Штатах имеют заболевание легких НТМ. Заболевание легких NTM чаще встречается у пожилых людей, но может поражать любую возрастную группу.

NTM Инфекции легких могут стать хроническими и потребовать постоянного лечения. Тяжелая болезнь легких НТМ может повлиять на качество жизни человека. Смерть, напрямую связанная с заболеванием легких NTM, встречается редко.

NTM может попасть в легкие из окружающей среды. У большинства людей NTM выводятся из легких естественным путем и не вызывают инфекции.

Однако у некоторых людей NTM поражает дыхательные пути и ткань легких и вызывает инфекцию. Без лечения у многих людей разовьется прогрессирующая инфекция легких.Симптомами являются кашель, одышка, утомляемость и часто потеря веса.

NTM (нетуберкулезные микобактерии) и MAC (комплекс Mycobacterium avium)

Нетуберкулезные микобактерии (НТМ) — это группа организмов, которая включает почти 200 видов. Большинство видов НТМ не вызывают инфекции у людей, но некоторые виды НТМ вызывают, в том числе:

  • Mycobacterium avium complex (MAC)
    • M. avium
    • M. intracellulare
  • Mycobacterium abscessus
  • Mycobacterium kansasii
  • Mycobacterium xenopi

MAC — наиболее распространенный вид НТМ, вызывающий инфекции у людей, а легкие являются наиболее частым местом заражения.

MAC Инфографика

Мифы MAC разрушены

Контрольный список MAC

Поскольку не все инфекции легких NTM лечат одинаково, важно знать, вызывает ли инфекцию легких MAC или другой NTM-организм, чтобы начать соответствующее лечение.

Эта образовательная кампания проводится в партнерстве с Американским колледжем грудных врачей и спонсируется Insmed Incorporated.


Living Well с NTM

Инфографика NTM

Разрушенные мифы о НТМ

Справочник пациента «Жизнь в хорошем состоянии с NTM» познакомит вас с нетуберкулезными микобактериями — их причинами, симптомами и факторами риска; как диагностируется; как лечится; и как управлять состоянием, чтобы минимизировать его влияние.

Обучение пациентов проводится при поддержке образовательного гранта Insmed Incorporated.Материалы для этого руководства по обучению пациентов были предоставлены NTM Info & Research.

Симптомы инфекции легких NTM

Не у всех с инфекцией легких NTM есть симптомы. Однако у большинства людей наблюдается сочетание легочных и других симптомов. Чем тяжелее инфекция, тем выше вероятность появления симптомов.

Люди с НТМ обычно имеют некоторые или все из этих симптомов:

  • Кашель
  • Усталость
  • Ночная потливость
  • Лихорадка
  • Снижение веса и потеря аппетита
  • Одышка
  • Кровяной кашель
  • Чрезмерное выделение слизи
  • Дыхание
  • Респираторные инфекции

    Что вызывает инфекцию легких NTM?

    Инфекции легких

    NTM вызываются микобактериями, обнаруженными в почве и воде.Медицинские работники не знают, почему только у некоторых людей развиваются легочные инфекции НТМ. Большинство людей не болеют. Люди, которые действительно болеют от НТМ, обычно имеют заболевание легких или ослабленную иммунную систему

    Каковы факторы риска инфекции легких NTM?

    Инфекции

    NTM чаще встречаются среди людей с определенными факторами риска, в том числе:

    • Возраст. Чаще встречается у пожилых людей.
    • Болезнь легких. У многих людей есть другая основная проблема с легкими, например:
    • Генетические заболевания. Генетические заболевания, включая муковисцидоз, дефицит альфа-1-антитрипсина и первичную цилиарную дискинезию, увеличивают риск НТМ.
    • Ослабленная иммунная система. Болезни, влияющие на иммунную систему, такие как болезнь Шегрена и ревматоидный артрит, могут увеличить риск инфекции NTM. Некоторые препараты, например преднизон и другие стероиды, могут ослабить иммунную систему.
    • Лекарства. Некоторые препараты, используемые для лечения ревматоидного артрита или болезни Крона, могут повысить риск заражения NTM.
    • Заболевания пищевода. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) и другие заболевания пищевода могут повысить риск утечки содержимого желудка в легкие.
    • Пожилые женщины. У некоторых женщин может быть повышенный риск НТМ. У этих женщин есть определенные физические особенности, в том числе:
      • Белый
      • Высокий и стройный
      • Изогнутый позвоночник
      • Патологии грудной кости
      • Выпадение митрального клапана
    • Окружающая среда. Бактерии часто встречаются в теплых и влажных местах, таких как душ, домашние горячие ванны и бассейны, а также в почве.

    Диагностика инфекции легких NTM

    Диагностика инфекций NTM часто откладывается. Симптомы аналогичны другим заболеваниям легких, например:

    При подозрении на инфекцию NTM диагностировать несложно. Лабораторный тест может легко определить инфекцию NTM. Он также может определить, какой штамм бактерий вызывает заболевание. Штамм повлияет на тип лечения.

    Если у вас диагностировано заболевание легких NTM, у вас может никогда не появиться симптомов. Чтобы увидеть симптомы, может потребоваться много лет. После появления симптомов лечение не может полностью избавить от них всех. Ранняя диагностика и лечение важны для хорошего результата.

    Как диагностируется инфекция NTM?

    Оценка вашего провайдера, вероятно, будет включать:

    • Подробный анамнез. Если ваш поставщик медицинских услуг знает вашу историю болезни, он может помочь выявить другие заболевания легких.
    • Физический осмотр. Ваш врач послушает ваши легкие, чтобы проверить, нет ли хрипов или заложенности.
    • Посев мокроты. Образец мокроты, также известной как слизь или мокрота, , отправляется в лабораторию для проверки на НТМ и определения штамма. Эта информация помогает при целенаправленном лечении. Вы можете откашлять слизь. Если слизь не выделяется, может быть проведена бронхоскопия, чтобы получить образец для отправки на анализ.
    • Рентген грудной клетки и компьютерная томография. Рентген грудной клетки может дать первое указание на наличие инфекции NTM. КТ показывает больше деталей и может помочь подтвердить НТМ. Компьютерная томография может показать наличие небольших узелков. Их иногда называют деревом в почках, потому что они похожи на ветки.

    Когда вам следует обратиться к врачу?

    Немедленно обратитесь к своему врачу, если у вас кашель, который не проходит вместе с усталостью, ночным потоотделением, одышкой или потерей веса. Если ваш кашель не улучшается после лечения, возможно, вам потребуется обратиться к специалисту по легким.

    Лечение легочных инфекций NTM

    Инфекции

    NTM относительно устойчивы к антибиотикам. Они могут стать более устойчивыми, если использовать только один антибиотик. Для эффективного лечения обычно требуется два-три лекарства. Точная комбинация лекарств зависит от:

    • Штамм NTM
    • Тяжесть инфекции
    • Результаты тестов на лекарственную чувствительность

    Различные штаммы NTM требуют различного лечения:

    • М.avium complex (MAC) и M. kansasii, , которые являются наиболее частыми причинами инфекций легких NTM, требуют приема трех препаратов либо 3 дня в неделю, либо ежедневно. Сроки зависят от того, насколько серьезна инфекция.
    • M. abscessus лечение более сложное и имеет худшие результаты, чем MAC и M. kansasii. Многим людям с инфекциями M. abscessus требуется несколько месяцев лечения одним или двумя внутривенными (IV) лекарствами, пероральными препаратами и иногда ингаляционными антибиотиками.

    Помните, что лечение следует продолжать до тех пор, пока результаты посева мокроты не будут отрицательными в течение как минимум 12 месяцев.

    Побочные эффекты лекарств обычны, но большинство людей может закончить назначенное лечение.

    При тяжелых инфекциях может потребоваться операция по удалению наиболее поврежденных участков легкого. Если у вас тяжелая инфекция легких NTM, встретитесь со специалистами NTM и обсудите необходимость операции. В большинстве случаев хирургическое вмешательство может быть выполнено с использованием торакальной хирургии с использованием видеосъемки (VATS).

    Скачать список терминов и лекарств.

    Жизнь с инфекцией легких NTM

    Лечение инфекции NTM может занять много времени. Есть много вещей, которые могут повлиять на то, как вы себя чувствуете. Жить с NTM может быть сложно. У вас может быть хронический кашель, вы чувствуете усталость или другие побочные эффекты от лечения. Многие люди также чувствуют себя изолированными, тревожными или подавленными. Можно ожидать полного выздоровления с некоторыми штаммами NTM, но не с другими. Повторное заражение — обычное дело. Чтобы избежать повторного заражения, вам, возможно, придется изменить образ жизни.

    Лечение легочной инфекции NTM

    • Сосредоточьтесь на других заболеваниях легких, которые у вас могут быть. Многие люди с инфекцией NTM имеют другое заболевание легких, такое как бронхоэктаз, ХОБЛ или предшествующий туберкулез. Лечение этих заболеваний может помочь улучшить некоторые симптомы инфекций NTM, такие как кашель и одышка.
    • Предотвратить усталость. Чувство усталости — частый симптом. Важно оставаться активным. Это также может помочь вам сбросить или сохранить вес за счет сбалансированного питания.При необходимости используйте пищевые добавки, чтобы ежедневно получать все витамины и минералы. Сохранение активности и употребление здоровой пищи может помочь снизить уровень усталости.
    • Держите дыхательные пути чистыми. Ваш врач или респираторный терапевт научит вас, как уменьшить количество слизи в легких и очистить дыхательные пути. Это очень важно для людей с бронхоэктазами.
    • Профилактика инфекций. Делайте прививку от гриппа каждый год. Если это рекомендовано, сделайте прививки от пневмонии. Часто мойте руки, чтобы избежать микробов, которые могут вызвать другие легочные инфекции.
    • Улучшите качество воздуха и воды в доме. Обеспечьте вентиляцию ванных комнат, душевых и парных. Регулярно очищайте лейку для душа. Не используйте увлажнители.
    • Избегать контакта с почвой. Надевайте респиратор для предотвращения вдыхания грязи во время работы в саду. Избегайте прямого контакта с почвой

    Ресурсы

    Инфекции

    NTM — это серьезные заболевания, которые могут существенно повлиять на вашу жизнь, жизнь ваших близких и друзей. Депрессия и тревога — обычное явление для людей, страдающих такими хроническими заболеваниями.Важно обсудить эти чувства со своим врачом и семьей. Очень важно сообщать о своих потребностях и чувствах.

    Ассоциация легких рекомендует пациентам и лицам, осуществляющим уход, присоединиться к нашему Сообществу поддержки жизни с заболеваниями легких, чтобы общаться с другими людьми, страдающими этим заболеванием. Вы можете позвонить на горячую линию легких Ассоциации легких по телефону 1-800-LUNGUSA, чтобы поговорить с квалифицированным специалистом в области легких, который поможет ответить на ваши вопросы и связать вас с поддержкой.

    Вы также можете посетить веб-сайт NTM Info & Research, некоммерческий фонд для пациентов с болезнью NTM.Для пациентов, которые не живут рядом с группой поддержки, NTMir предоставляет онлайн-форум для пациентов.

    Вопросы, которые следует задать своему врачу

    Может быть полезно делать записи перед приемом. Подумайте о том, чтобы взять с собой на прием члена семьи или друга. Они могут помочь делать заметки или задавать вопросы. Вопросы, которые вы можете задать своему провайдеру, включают:

    • Какой у меня штамм НТМ?
    • Где в моих легких инфекция?
    • Что будет, если я не лечу?
    • Какие лекарства мне принимать? Сколько? На сколько долго?
    • Потребуются ли мне лекарства для внутривенного вливания?
    • Есть ли у лечения побочные эффекты? Что я могу с ними поделать?
    • Следует ли вам сразу же сообщать о побочных эффектах?
    • Могу ли я принимать другие препараты, помимо антибиотиков?
    • Как вы будете следить за мной или следить за мной? Будут ли тесты?
    • Когда мне нужно тебя видеть?
    • Могу ли я принимать другие рецепты? (Принесите список всех лекарств, которые вы принимаете.)
    • Могу ли я принимать лекарства или добавки, отпускаемые без рецепта?
    • Нужно ли мне менять образ жизни? Что я могу сделать, чтобы улучшить свое общее состояние здоровья и питание?
    • Следует ли мне изменить способ тренировок?
    • Следует ли мне делать операцию по удалению инфицированной части легкого?
    • Каков мой шанс полностью вылечиться от моей инфекции?

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.