Болезни иценко кушинга патогенез: Nie znaleziono strony — Внутренняя Mедицина

Содержание

Дифференциальная диагностика и лечение сахарного диабета на фоне болезни Иценко-Кушинга | Дзеранова

Введение

Эндогенный гиперкортицизм – клинический синдром, развивающийся в результате воздействия на организм большого количества глюкокортикоидов. Чаще избыточная секреция этих гормонов надпочечниками обусловлена гиперпродукцией АКТГ передней долей гипофиза (болезнь Иценко-Кушинга). Однако заболевание может развиваться вследствие первичного поражения надпочечников (кортикостерома, гиперплазия коры надпочечников – синдром Иценко-Кушинга), наличия АКТГ- или кортиколиберинпродуцирующей нейроэндокринной опухоли. Иногда клинически схожие симптомы проявляются при особых физиологических и патологических состояниях организма (псевдокушингоидный синдром), таких как беременность, заболевания печени, алкоголизм, метаболический синдром, декомпенсированный сахарный диабет, что требует проведения тщательной дифференциальной диагностики [1].

Болезнь Иценко-Кушинга – довольно редкое, но тяжелое по течению заболевание, сопровождающееся развитием метаболических, кардиоваскулярных, когнитивных и психологических нарушений [2, 3]. Сахарный диабет (СД) – одно из наиболее часто встречающихся осложнений гиперкортицизма (от 20 до 50% пациентов), нарушение толерантности к глюкозе встречается практически у 70% пациентов. Основными причинами возникновения гипергликемии являются активация под действием глюкокортикоидов ключевых ферментов глюконеогенеза в печени и усиление инсулинорезистентности вследствие нарушения передачи сигнального пути рецептора инсулина, активации липолиза и протеолиза. Возраст, генетическая предрасположенность и образ жизни также играют значительную роль в развитии нарушений углеводного обмена у пациентов с гиперкортизолемией [4].

Оптимальным видом лечения болезни Иценко-Кушинга является нейрохирургическая операция (трансназальная аденомэктомия) [5]. Тем не менее, осложнения гиперкортизолемии, особенно длительной, могут не получить обратного развития после достижения ремиссии основного заболевания [6, 7].

Представляем клинический случай пациентки с тяжелым СД на фоне торпидного течения болезни Иценко-Кушинга в течение 11 лет.

Описание клинического случая

Пациентка М., 56 лет поступила в отделение нейроэндокринологии и остеопатий ФГБУ «Эндо кри но ло гический научный центр» Минздрава России в сентябре 2016 г. с жалобами на нестабильные цифры гликемии, максимально до 18–20 ммоль/л, покалывание, онемение и сильную слабость верхних и нижних конечностей, боли в поясничной области при физической нагрузке, снижение остроты зрения, частое повышение АД до 170/100 мм рт. ст., увеличение массы тела на 8–10 кг за последние 6 мес, несмотря на регулярную активную физическую нагрузку.

Из анамнеза известно, что в 2004 г. при наличии гипергликемии натощак и выраженных отеков нижних конечностей диагностирован СД 2 типа, назначена сахароснижающая терапия препаратами гликлазида и метформина. Наследственный анамнез отягощен по (у матери и бабушки по линии матери).

В мае 2005 г. при обследовании в ЭНЦ у пациентки было выявлено нарушение ритма секреции АКТГ и кортизола в сочетании с отрицательным результатом малой и положительным результатом большой дексаметазоновых проб. По результатам МРТ головного мозга обнаружена микроаденома гипофиза размерами 6×9×8 мм, по данным МСКТ брюшной полости – признаки узелковой гиперплазии правого надпочечника. Была диагностирована болезнь Иценко-Кушинга средней степени тяжести, назначена терапия блокаторами стероидогенеза (кетоконазол) с рекомендацией проведения трансназальной аденомэктомии через 6 мес после стабилизации показателей углеводного обмена.

При повторной госпитализации в ЭНЦ в октябре 2005 г. после комплексного обследования на фоне отмены приема кетоконазола убедительных данных за гормональную активность аденомы гипофиза не получено. По решению врачебного консилиума, с учетом периодического повышения уровня АКТГ в анамнезе, был назначен каберголин (Достинекс) 0,25 мг 2 раза в неделю в течение 6 мес с последующим контролем гормонального статуса. Через полгода терапия каберголином самостоятельно прекращена пациенткой. Со слов больной, самочувствие оставалось удовлетворительным. С 2008 по 2014 гг. была отменена и сахароснижающая терапии, наблюдение у специалистов не проводилось.

В 2014 г. в связи с резким ухудшением общего состояния, появлением трофических язв на коже нижних конечностей, выраженных отеков нижних конечностей, повышением уровня АД и значительной гипергликемией был возобновлен прием метформина и глибенкламида. В феврале 2016 г. к лечению добавлена инсулинотерапия препаратом гларгина (Лантус). По предоставленным медицинским данным на протяжении последних нескольких лет периодически регистрируется повышенный уровень АКТГ при концентрации кортизола крови и суточной мочи в пределах референсных значений. По данным рентгеновской денситометрии клинически значимого снижения минеральной плотности кости не выявлено.

При объективном осмотре (см. рис.1) в сентябре 2016 г. отмечалось гиперстеническое телосложение, вес 98 кг, рост 165 см, ИМТ 36,0 кг/м2. Кожные покровы чистые, умеренной влажности, на коже живота – широкие стрии белого цвета. Подкожная жировая клетчатка была распределена по абдоминальному типу, с избыточным отложением в области груди и живота. Климактерический горбик отсутствовал. Кожа стоп сухая, на правой конечности в пяточной области определяется участок гиперемии и гиперкератоза, на медиальной поверхности голени участки гиперпигментации. Отмечено умеренное ограничение подвижности в суставах нижних конечностей, в области голеней и стоп – плотные отеки. Щитовидная железа не увеличена. ЧСС 100 уд. в минуту АД 160/110 мм рт. ст. Тоны сердца приглушены, акцент 2 тона над аортой. Дыхание везикулярное, хрипы не выслушиваются. Живот при поверхностной пальпации мягкий, безболезненный, печень и селезенка не определялись. Симптом поколачивания по пояснице отрицательный с двух сторон.

Рис. 1. Внешний вид пациентки до оперативного лечения.

В ходе обследования были выявлены лабораторные признаки эндогенного АКТГ-зависимого гиперкортицизма (табл. 1). По результатам МРТ головного мозга – картина эндоселлярной макроаденомы гипофиза размерами 7×12×9 мм (рис. 2).

Таблица 1. Данные гормонального исследования до оперативного лечения

Показатели

Значения

Единицы измерения

Референсные значения

Кортизол (слюна, вечер)

18,55

нмоль/л

0,5–9,4

Кортизол (кровь, вечер)

730,4

нмоль/л

46–270

АКТГ (вечер)

82,45

пг/мл

0–30

Кортизол св. (моча), сут.

1502,08

нмоль/сут

60–413

Рис. 2. Данные МР-исследования головного мозга до оперативного лечения.

Помимо этого, у пациентки была выявлена гиперхолестеринемия до 6,0 ммоль/л, гипергликемия натощак до 8,6 ммоль/л, после еды до 14,4 ммоль/л. Уровень гликированного гемоглобина 9,1%. Проводилась трехкомпонентная гипотензивная терапия (БКК + бета-блокаторы + ингибиторы АПФ), интенсифицированная инсулинотерапия препаратами ультракороткого и пролонгированного действия в сочетании с приемом метформина, произведена коррекция питания.

В октябре 2016 г. выполнено трансназальное удаление эндо-инфраселлярной аденомы гипофиза. По данным гистологического исследования операционного материала, обнаружены фрагменты аденомы гипофиза из базофильных клеток. Ранний послеоперационный период протекал без осложнений, признаков надпочечниковой недостаточности выявлено не было (на 1-е сутки после операции уровень АКТГ утром 58,7 пг/мл, кортизол крови утром 1013 нмоль/л, на 4-е сутки – АКТГ утром 55,3 пг/мл, кортизол крови утром 267 нмоль/л). При лабораторном исследовании на 5-е сутки после оперативного вмешательства выявлено повышение уровня АКТГ вечером до 44,5 пг/мл, уровни кортизола крови вечером 121,8 нмоль/л, вечерней слюны 3,5 нмоль/л. Уровни гликемии сохранялись повышенными натощак до 10 ммоль/л, после еды до 14,9 ммоль/л на интенсифицированной инсулинотерапии. Полученные данные свидетельствовали об отсутствии гипокортицизма, являющегося несомненным показателем радикально проведенного лечения.

Тем не менее, на 7–8-е сутки после трансназальной аденомэктомии при контрольном обследовании выявлены клинические и лабораторные признаки вторичной надпочечниковой недостаточности (табл. 2). АД стабилизировано в пределах 110–130/70–80 мм рт. ст. на фоне полной отмены гипотензивной терапии.

Таблица 2. Динамика гормональных показателей после трансназальной аденомэктомии

Показатели

Референсные значения

До операции

1-е сутки

4-е сутки

5-е сутки

6-е сутки

7-е сутки

АКТГ, утро (пг/мл)

7–66

 

58,72

55,3

     

АКТГ, вечер (пг/мл)

0–30

82,45

   

44,45

   

Кортизол крови, утро (нмоль/л)

123–626

 

1013

267

   

28,92

Кортизол крови, вечер (нмоль/л)

46–270

730,4

   

121,8

   

Кортизол слюны, вечер (нмоль/л)

0,5–9,4

18,55

   

3,53

   

Кортизол св, сут, мочи (нмоль/сут)

60–413

1502,08

     

30

 

Пациентка была выписана в удовлетворительном состоянии с рекомендациями о динамическом наблюдении и обследовании через 6 мес, назначена заместительная терапия препаратом гидрокортизона ацетата (Кортеф) в дозе 25 мг/сут, интенсифицированная инсулинотерапия препаратами ультракороткого и пролонгированного действия в сочетании с метформином.

В апреле 2017 г. пациентка была госпитализирована в ФГБУ ЭНЦ Минздрава России для исключения рецидива заболевания и оценки эффективности проводимой терапии. Сохранялись жалобы на слабость в проксимальных мышцах нижних конечностей, парестезии пальцев верхних и нижних конечностей. Объективно отмечена положительная динамика массы тела (вес 95 кг, рост 165 см, ИМТ 34,9 кг/м2). Подкожно жировая клетчатка была развита избыточно, однако распределена относительно равномерно, матронизм отсутствует, периферических отеков нет (рис. 3). При поступлении обращало на себя внимание повышение АД до 160/110 мм рт. ст., несмотря на самостоятельное возобновление антигипертензивной терапии эналаприлом 20 мг/сут. Показатели гликемии на фоне комбинированного лечения метформином и препаратами инсулина ультракороткого и пролонгированного действия в пределах 6,0–10,0 ммоль/л.

Рис. 3. Внешний вид пациентки через 6 месяцев после оперативного лечения.

По результатам проведенного гормонального обследования данных за рецидив эндогенного гиперкортицизма не получено (уровень кортизола крови утром на фоне приема 25 мг/сут гидрокортизона ацетата 163,5 нмоль/л). Достоверных признаков наличия аденомы гипофиза согласно МР-картине не выявлено (рис 4).

Рис. 4. Данные МР-исследования головного мозга через 6 месяцев после оперативного лечения.

Однако показатели липидного обмена находились выше целевых значений (общий холестерин 5,12 ммоль/л, ЛПНП 3,0 ммоль/л). По данным рентгенологических методов исследования выявлен остеопороз грудного и пояснично-крестцового отделов позвоночника, максимальное снижение минеральной плотности кости -2,5 SD по Т-критерию в L1, артроз суставов нижних конечностей.

В связи с наличием артериальной гипертензии, гипергликемии была проведена коррекция глюкокортикоидной терапии: доза гидрокортизона ацетата (Кортеф) уменьшена до 15 мг/сут. При попытке полной отмены приема препарата было отмечено ухудшение общего самочувствия больной в виде общей слабости и утомляемости, получены неудовлетворительные показатели свободного кортизола суточной мочи (58 нмоль/сут), в связи с чем принято решение о необходимости постоянной заместительной терапии в скорректированной дозе.

Принимая во внимание высокие показатели АД пациентки, была возобновлена трехкомпонентная антигипертензивная терапия (БКК + бета-блокаторы + ингибиторы АПФ), инициирован прием статинов. При достижении стабильных уровней гликемии на фоне соблюдения принципов диетического питания был произведен переход на пероральную сахароснижающую терапию с использованием метформина в дозе 2000 мг/сут, ингибитора ДПП-4 (саксаглиптин) и ингибитора натрий-глюкозного ко-транспортера 2 типа (дапаглифлозин) в сочетании с введением инсулина пролонгированного действия – гларгина (Лантус). На фоне лечения достигнуты целевые значения АД (130–140/70–80 мм рт. ст.) и глюкозы крови (5,0–8,0 ммоль/л).

Обсуждение

Представленный клинический случай иллюстрирует вялотекущий, «тлеющий» гиперкортицизм с длительным периодом (до нескольких лет) относительно удовлетворительного самочувствия пациентки. Сложность распознавания подобного состояния была обусловлена наличием декомпенсированного СД с множественными осложнениями (непролиферативная ретинопатия, диабетическая нефропатия, диабетическая дистальная периферическая полинейропатия, периферическая ангиопатия нижних конечностей), что потребовало проведения дифференциальной диагностики с псевдокушингоидным синдромом. Нарушение углеводного обмена могло иметь как вторичный вследствие гиперкортицизма, так и первичный характер, когда болезнь Иценко-Кушинга внесла вклад в усиление тяжести ранее развившегося диабета. Разграничение органического и функционального гиперкортицизма представляет собой непростую задачу и крайне необходимо, так как раннее выявление и правильно выбранная тактика лечения позволяют предотвратить развитие тяжелых осложнений этих эндокринных заболеваний.

В приведенном примере составляющие метаболического синдрома (артериальная гипертензия, дислипидемия, ожирение, сахарный диабет) не получили обратного развития после устранения гиперкортизолемии. Несмотря на недостаточность функции надпочечников в послеоперационном периоде ни показатели гликемии, ни уровень АД не достигли целевых значений, что потребовало модификации проводимой терапии. Это согласуется с данными зарубежных исследований, по результатам которых только 0,9% прооперированных пациентов с болезнью Иценко-Кушинга и ассоциированным с ней диабетом достигли значительного улучшения контроля гликемии, снижения массы тела и уровня АД [8].

Как известно, больные СД имеют высокий риск развития сердечно-сосудистых осложнений. Сопутствующая артериальная гипертензия дополнительно увеличивает вероятность неблагоприятных кардиоваскулярных событий в несколько раз.

В последнее время активно разрабатываются лекарственные препараты, не только эффективно снижающие уровень глюкозы крови, но и обладающие прямым протективным действием на органы-мишени. Одними из них являются ингибиторы дипептидилпептидазы 4 (иДПП-4). Основной механизм действия глиптинов заключается в препятствии быстрой деградации инкретиновых гормонов, таких как глюкагоноподобный пептид 1 (ГПП-1) и гастроинтестинальный пептид (ГИП), а также других цитокинов, хемокинов, нейропептидов, ростовых факторов, участвующих в различных патофизиологических процессах. Повышение плазменной концентрации ГПП-1 способствует секреции инсулина бета-клетками поджелудочной железы и подавляет выделение глюкагона альфа-клетками, дополнительными эффектами являются замедление опорожнения желудка, усиление чувства насыщения. Посредством влияния через различные сигнальные пути иДПП-4 оказывают цитопротективное действие на печень, почки, сердце, нервную систему, сетчатку глаза. Недавние разработки продемонстрировали возможность использования иДПП-4 в лечении сопутствующей сердечно-сосудистой патологии при СД. Так, in vitro и в преклинических исследованиях показано, что глиптины способствуют регенерации эндотелия в поврежденных сосудах, коррекции дислипидемии, препятствуют развитию атеросклероза [9, 10].

Другая недавно одобренная группа лекарственных средств – ингибиторы натрий-глюкозного ко-транс пор тера 2 типа. Наличие кардио-, вазопротективных и гипотензивных эффектов в дополнение к выраженному гипогликемическому действию делает их препаратами выбора у значительного числа пациентов. Блокируя реабсорбцию глюкозы в проксимальных почечных канальцах, они приводят к дефициту калорий, снижению веса, уменьшению абдоминальной и общей подкожно-жировой клетчатки, кровяного давления и риска сердечно-сосудистых осложнений [11]. Таким образом, не случайно саксаглиптин и дапаглифлозин составили основу терапии данной пациентки. Комбинация препаратов с метформином в максимальной дозировке, способствующим снижению инсулинорезистентности, дает надежду на отмену инсулинотерапии и повышение качества жизни больной.

Заключение

Болезнь Иценко-Кушинга и СД 2 типа порой имеют схожую клиническую картину, что затрудняет своевременную диагностику эндогенного гиперкортицизма. Наличие нарушений углеводного обмена, особенно в сочетании с другими проявлениями данного нейроэндокринного заболевания, такими как диспластическое ожирение, плохо контролируемая артериальная гипертензия и др., диктует необходимость исключения его вторичного характера. В свою очередь, достижение удовлетворительного послеоперационного результата в отношении кортикотропиномы не всегда приводит к регрессу сформировавшихся осложнений. Отсутствие нормализации показателей гликемии, липидного обмена, артериального давления ставит пациентов в группу высокого риска по развитию сердечно-сосудистых осложнений в дальнейшем и диктует необходимость тщательного динамического контроля специалистами. Для достижения компенсации СД у коморбидных больных стоит рассмотреть терапию препаратами нового поколения (ингибиторы дипептидилпептидазы-4, ингибиторы натрий-глюкозного ко-транспортера 2 типа), при необходимости в сочетании с другими лекарственными средствами.

1. Мельниченко Г.А., Дедов И.И., Белая Ж.Е., и др. Болезнь Иценко-Кушинга: клиника, диагностика, дифференциальная диагностика, методы лечения. Федеральные клинические рекомендации //Проблемы эндокринологии. – 2015. – Т. 61. – № 2. – С. 55-77. [Melnichenko GA, Dedov II, Belaya ZE, et al. Cushing’s disease: the clinical features, diagnostics, differential diagnostics, and methods of treatment. Problems of Endocrinology. 2015;61(2):55-77.] doi: 10.14341/probl201561255-77.

2. Александров А.А., Марова Е.И., Бельченко Л.В., Жимирикина М.Л. Гиперкортицизм: заболеваемость, смертность и факторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний // Врач. — 2007. — № 5. – с.14-16. [Aleksandrov AA, Marova EI, Bel’chenko LV, Zhimirikina ML. Giperkortitsizm: zabolevaemost’, smertnost’ i faktory riska razvitiya serdechno-sosudistykh zabolevaniy. Vrach. 2007;(5):14-16.]

3. Arnaldi G, Mancini T, Polenta B, Boscaro M. Cardiovascular Risk In Cushing’s Syndrome. Pituitary. 2005;7(4):253-256. doi: 10.1007/s11102-005-1172-7.

4. Sharma ST, Nieman LK, Feelders RA. Comorbidities in Cushing’s disease. Pituitary. 2015;18(2):188-194. doi: 10.1007/s11102-015-0645-6.

5. Lonser RR, Nieman L, Oldfield EH. Cushing’s disease: pathobiology, diagnosis, and management. Journal of Neurosurgery. 2017;126(2):404-417. doi: 10.3171/2016.1.jns152119.

6. Giordano C, Guarnotta V, Pivonello R, et al. Is diabetes in Cushing’s syndrome only a consequence of hypercortisolism? European Journal of Endocrinology. 2013;170(2):311-319. doi: 10.1530/eje-13-0754.

7. Clayton RN, Raskauskiene D, Reulen RC, Jones PW. Mortality and Morbidity in Cushing’s Disease over 50 Years in Stoke-on-Trent, UK: Audit and Meta-Analysis of Literature. The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism. 2011;96(3):632-642. doi: 10.1210/jc.2010-1942.

8. Steffensen C, Pereira AM, Dekkers OM, Jørgensen JOL. DIAGNOSIS OF ENDOCRINE DISEASE: Prevalence of hypercortisolism in type 2 diabetes patients: a systematic review and meta-analysis. European Journal of Endocrinology. 2016;175(6):R247-R253. doi: 10.1530/eje-16-0434.

9. Bae EJ. DPP-4 inhibitors in diabetic complications: role of DPP-4 beyond glucose control. Archives of Pharmacal Research. 2016;39(8):1114-1128. doi: 10.1007/s12272-016-0813-x.

10. Remm F, Franz W-M, Brenner C. Gliptins and their target dipeptidyl peptidase 4: implications for the treatment of vascular disease. European Heart Journal – Cardiovascular Pharmacotherapy. 2016;2(3):185-193. doi: 10.1093/ehjcvp/pvv044.

11. Chrysant SG. Promising cardiovascular and blood pressure effects of the SGLT2 inhibitors: a new class of antidiabetic drugs. Drugs of Today. 2017;53(3):191. doi: 10.1358/dot.2017.53.3.2555985.

Диагностика синдрома Иценко-Кушинга в Германии, клиника Nordwest

Если симптомы вызывают подозрение на наличие у пациента данного эндокринного заболевания, то первым шагом является проведение ряда лабораторных исследований. В настоящее время для диагностики синдрома Иценко-Кушинга существует 3 стандартных теста, из которых один используется чаще всего. В рамках проведения так называемого теста на дексаметазон (Dexamethasontest) производится попытка подавить выработку собственным организмом пациента кортизола путем приема таблеток дексаметазона вечером. Если анализ крови, взятый на следующее утро, указывает на то, что организм продолжает вырабатывать слишком много кортизола, то это может быть признаком синдрома Кушинга. То же самое относится и к повышенным показателям кортизола поздним вечером в суточной моче, в слюне или крови.

После того, как наличие у пациента болезни Иценко-Кушинга доказано, проводится дифференциальная диагностика с использованием дальнейших лабораторных анализов (тест с кортикотропин-рилизинг-гормоном (CRH-test), высокодозированный дексаметазон-тест) для подтверждения того, что причиной заболевания является локализованное в гипофизе новообразование.

Это подтверждается примерно в 80% случаев. У оставшихся пациентов источником заболевания могут быть непосредственно сами надпочечники (т.н. адренальный синдром Кушинга) или скопление клеток за пределами надпочечников и гипофиза (эктопический синдром Кушинга).

Диагностика анденального синдрома Кушинга производится достаточно легко, в то время как отличить опухоль в гипофизе от локализованной где-либо еще в организме может быть гораздо сложнее. Особенно тяжело диагностировать данное заболевание в тех случаях, когда новообразование в гипофизе не удается обнаружить в ходе визуализационной диагностики (см. ниже), а  результаты теста неоднозначны. В таких случаях проводится так называемая катетеризация каменистых синусов с селективным забором крови. В ходе проведения этой процедуры в кровеносные сосуды вблизи гипофиза под рентгеновским контролем вставляется крошечный катетер, а через него производится забор крови, лабораторные исследования которой позволяют определить, является ли гипофиз источником повышенной выработки гормонов.

Визуализационная  диагностика синдрома Кушинга

Наиболее важным методом визуализации гипофиза является магнитно-резонансная томография (МРТ), которая может выявить опухоли в гипофизе размером до 2 мм. Тем не менее, несмотря на проведение МРТ иногда все же не удается обнаружить гипофизарную причину заболевания даже при наличии в гипофизе опухоли. Обычно подобные новообразования очень малы, и если они меньше 2 мм в диаметре, то МРТ малоэффективна для их выявления. Именно поэтому результаты МРТ гипофиза без особенностей не являются гарантом того, что спровоцировавшая развитие заболевания опухоль локализована не в гипофизе.

Если причина синдрома Кушинга действительно не в гипофизе, то другие органы должны быть соответствующим образом обследованы с использованием  компьютерной томографии или МРТ. Также может быть проведено радиологическе исследование надпочечников с использованием радиоизотопа – их сцинтиграфия. Данное инструментальное исследование позволяет визуализировать надпочечники и отследить их возможное увеличение, а также наличие в них патологических изменений, например, новообразований.

По результатам диагностики эндокринологи клиники «Нордвест» разрабатывают индивидуальный план лечения синдрома Иценко-Кушинга. Превосходно зарекомендовала себя комбинированная схема лечения данного заболевания, сочетающая в себе консервативную и лучевую терапию с хирургическими методами.

Болезнь Иценко-Кушинга — диагностика и лечение в медицинском центре «Андреевские больницы

Синдром Иценко-Кушинга — это группа признаков, вызванных увеличенным количеством глюкокортикоидных гормонов в крови.

Заболевание сопровождается появлением характерных симптомов. В то же время следует помнить, что некоторые опухолевидные образования также могут вызвать подобные признаки, что требует более тщательной диагностики.

Причины синдрома Иценко-Кушинга

Наиболее часто данный синдром развивается в результате роста опухоли гипофиза. Может возникнуть на фоне воспалительных процессов головного мозга и в результате гормональных изменений после родов. Помимо этого, опухоли надпочечников и легких, бронхов, поджелудочной железы и средостения также могут сопровождаться появлением данного состояния.

Во время поиска причин следует учесть, что прием некоторых препаратов, в частности преднизолона, также может вызвать схожие симптомы. Кроме того, существует псевдосиндром, который чаще наблюдается у людей, злоупотребляющих алкоголем и страдающих депрессией.

У женщин синдром Иценко-Кушинга встречается в десять раз чаще, чем у мужчин. Диагноз выставляется в возрасте 20-40 лет.

Симптомы синдрома Иценко-Кушинга

В первую очередь наблюдается избыточное отложение жира в области лица, шеи и верхней части туловища. При этом конечности, напротив, становятся худыми и тонкими. Кожа приобретает синюшный оттенок. Постепенно появляется капиллярная сетка. Особенно выражена она на груди, местах сгиба рук и бедрах. В области постоянного трения может быть выраженное потемнение кожи. У женщин появляются волосы на лице по мужскому типу, тогда как у мужчин преобладают женские черты лица.

Что касается общего состояния, то в первую очередь следует отметить повышение артериального давления и изменения со стороны скелета в виде патологических переломов.

Анализ крови позволяет выявить повышенное количество эритроцитов, гемоглобина и холестерина. В зависимости от выраженности симптомов выделяют три стадии течения заболевания: легкую, среднюю и тяжелую.

Диагностика синдрома Иценко-Кушинга

Диагностика начинается с анализа крови на содержание АКТГ. Далее проводится полное обследование с целью выявления причины повышенной выработки гормона. Особенно часто используются тесты, позволяющие исключить или подтвердить опухоль надпочечников.

Лечение синдрома Иценко-Кушинга

Способ лечения зависит от того, что именно стало причиной заболевания. При наличии опухоли гипофиза проводится его удаление или процедуры, позволяющие остановить рост опухоли.

При поражении надпочечников проводят удаление надпочечника. При этом наличие выраженных симптомов свидетельствует о двухстороннем поражении, что требует удаления обоих надпочечников. Вследствие этого возникает необходимость использования заместительной терапии, так как развивается надпочечниковая недостаточность.

Особенно часто используется лапароскопическая адреналэктомия. Она позволяет остановить проявление синдрома Иценко-Кушинга без проведения операции.

Рак надпочечников лечится индивидуально в зависимости от тяжести течения заболевания. При отсутствии эффекта от лучевой терапии, используется хлодитан, который позволяет уменьшить выработку гормонов.

Помимо всего перечисленного, проводится симптоматическое лечение, включающее в себя назначение витаминов, белковых препаратов, мочегонные средства, гипотензивные и сердечные гликозиды.

Профилактика синдрома Иценко-Кушинга

Избежать заболевания поможет правильное ведение родов для исключения травм у ребенка. При наличии онкологических заболеваний рекомендуется проводить контроль уровня АКТГ. Особенно внимательно следует отнестись к своему состоянию людей, принимающих преднизолон.

Болезнь Иценко-Кушинга: Причины и лечение

Болезнь Иценко-Кушинга — заболевание, при котором в гипофизе вырабатывается избыточное количество адренокортикотропного гормона (АКТГ), регулирующего работу надпочечников. При избытке АКТГ надпочечники увеличиваются в размере и усиленно вырабатывают свои гормоны — кортикостероиды, что и приводит к болезни.

Причины

Очень часто тяжело выяснить источник развития заболевания. Но в течение многолетней практикивысококвалифицированных специалистов удалось выявить несколько факторов. В первую очередь, это периоды быстрой перестройки организма, которые могут вызвать повреждения на уровне гипоталамуса или гипофиза: половое созревание, беременность, роды, климакс.

Во-вторых, сильные ушибы, тяжелые черепно-мозговые и психические травмы черепа, различные инфекции головного мозга и интоксикации (отравления) организма способствуют появлению данной патологии.

В-третьих, самой основной причиной ученые считают опухоль (аденому), образовавшуюся из базофильных и хромофобных клеток передней доли гипофиза. У людей, страдающих болезнью Ицего-Кушинга, она встречается в 85%.

Симптомы

Более чем у 90% больных наблюдается ожирение той или иной степени, причем особое внимание обращает на себя распределение жира – диспластичное: на животе, груди, шее, лице (лунообразное лицо багрово-красного цвета) и спины (т.н. «климактерический горбик»).

Болезнь сопровождается атрофией мышц — уменьшением объема мышечной массы, сопровождающееся снижением тонуса мускулатуры и силы мышц, особенно ягодичных и бедренных.

Кожа больного истончается, имеет «мраморный» вид с явным сосудистым рисунком, склонна к сухости, шелушится.

Очень часто на коже появляются стрии – полосы растяжения багрового или фиолетового цвета. В основном стрии располагаются на коже живота, внутренней и внешней поверхности бедер, молочных желез, плеч, могут быть от нескольких сантиметров до нескольких миллиметров. Кожа пестрит различными высыпаниями типа акне, проявляющимися вследствие воспаления сальных желез, многочисленными подкожными микрокровоизлияниями, сосудистыми «звездочками».

В отдельных случаях может наблюдаться гиперпигментация — неравномерное распределение пигмента, проявляющееся в виде темных и более светлых пятен, отличающихся от основного цвета кожи.

Нередко развивается кардиомиопатия — группа заболеваний, при которых в первую очередь страдает мышца сердца, что проявляется нарушением функции сердечной мышцы.

Диагностика и лечение

Диагноз «болезнь Иценко-Кушинга» ставят на основании характерных жалоб (изменение внешности, мышечная слабость, артериальная гиертензия), а также на основании лабораторных и инструментальных методов исследования.

Хирургическое лечение болезни Иценко Кушинга, т. е. удаление аденомы гипофиза, должно проводиться только в специализированных клиниках высококвалифицированным нейрохирургом. Эта процедура может использоваться при любой степени тяжести болезни Иценко Кушинга. После лечения этой болезни ремиссия достигается  в 66-89 % случаев.

На сегодняшний день хирургическое лечение болезни Иценко-Кушинга проводится с использованием высокотехнологической аппаратуры. Операция производится эндоскопически через трансназальный (через нос) доступ. Этот метод практически не имеет противопоказаний.

При противопоказаниях к хирургическому лечению может быть использован метод лучевой терапии. После проведения облучения обследование проводится через 3 и 6 месяцев. А когда разовьется полная ремиссия, показано ежегодное обследование.

Медикаментозное лечение болезни Иценко-Кушинга используется как дополнительный метод при подготовке к хирургическому лечению, в период после облучения до стойкой ремиссии, при выраженном гиперкортицизме и тяжелом состоянии.

Лечение болезни иценко-кушинга. Список клиник, рейтинг, отзывы, цены

О заболевании

Болезнь Кушинга, также известна как синдром Кушинга, вызвана чрезмерным количеством гормона кортизола в человеческом теле. Кортизол – это гормон, который вырабатывается в надпочечниках и отвечает за регулирование обмена веществ в организме. Он также помогает человеку справляться со стрессом и блокирует вещества, которые вызывают воспаления. Повышенный уровень кортизола может привести к гипертонии (высокое кровяное давление) и могут иметь неблагоприятный эффект на метаболизм больного.

Люди с болезнью Кушинга обычно набирают вес, с отложениями жировой ткани в области лица, брюшной полости и плеч. Несмотря на то, что болезнь Кушинга быстро лечится, она может причинить такие осложнения, как: диабет, потеря костной массы и проблемы с кровяным давлением. Болезнь может также стать причиной повышенного стресса и приступов тревоги. Неправильное питание в течение длительного периода времени, и алкоголизм могут способствовать развитию болезни Кушинга. Тем не менее, почти 70% всех случаев болезни Кушинга связанные с кортикостероидными препаратами, которые назначаются для лечения воспалительных заболеваний, таких как артрит. Эти лекарственные препараты также используются для предотвращения отторжения телом трансплантированного органа.

Симптомы

  • Увеличение веса
  • Изменения в коже с розовыми, а иногда и фиолетовыми растяжками в разных областях тела
  • Усталость
  • Мышечная слабость
  • Депрессия
  • Головные боли
  • Кости становятся более подвержены переломам
  • Кожа становится более чувствительной и подверженной кровоподтекам
  • Наличие акне
  • Порезы и незначительные травмы заживают более медленно, чем обычно

Диагностика

  • Во время общего осмотра, доктор проинспектирует кожу пациента на наличие покраснений и чувствительных зон. Также будет определено, какой вес был набран пациентом, и врач примет во внимание, есть ли какие-либо другие факторы, которые могли стать причиной этого.
  • Круглосуточного теста на кортизол обычно достаточно, чтобы диагностировать болезнь Кушинга. Тест показывает, есть ли у пациента повышенный уровень этого гормона в системе.
  • КТ и МРТ иногда используют, чтобы определить, были ли поражены кости пациента болезнью Кушинга.

Виды лечения

  • При консервативном лечении используются специальные препараты, которые понижают уровень кортизола в организме пациента. Люди, которые принимали кортикостероидные препараты, также должны сразу же прекратить их прием и заменить их другими группами лекарств.
  • Если болезнь Кушинга появилась у пациента вследствие естественного перепроизводства кортизола, тогда надпочечники или гипофиз могут быть удалены хирургическим путем. Гипофиз может быть удален через ном пациента, а надпочечники – через брюшную полость.

Лучший способ избежать этой болезни – предупредить ее причины.

Автор: Доктор Сергей Пащенко

КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ БОЛЕЗНИ ИЦЕНКО – КУШИНГА (РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА БАЗЫ ДАННЫХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ) | Комердус

1. Дедов ИИ, Мельниченко ГА, ред. Болезнь Иценко – Кушинга. М.: УП Принт; 2011. 342 с.

2. Дедов ИИ, ред. Клиническая нейроэндокринология. М.: УП Принт; 2011. 343 с.

3. Белая ЖЕ, Рожинская ЛЯ, Драгунова НВ, Дзеранова ЛК, Марова ЕИ, Арапова СД, Молитвословова НН, Зенкова ТС, Мельниченко ГА, Дедов ИИ. Метаболические осложнения эндогенного гиперкортицизма. Выбор пациентов для скрининга. Ожирение и метаболизм. 2013;(1):26–31.

4. Трошина ЕА, Бельцевич ДГ, Молашенко НВ, Газизова ДО. Диагностика, дифференциальная диагностика и лечение эндогенного гиперкортицизма. Проблемы эндокринологии. 2010;56(2):53–63.

5. Valassi E, Santos A, Yaneva M, Tóth M, Strasburger CJ, Chanson P, Wass JA, Chabre O, Pfeifer M, Feelders RA, Tsagarakis S, Trainer PJ, Franz H, Zopf K, Zacharieva S, Lamberts SW, Tabarin A, Webb SM; ERCUSYN Study Group. The European Registry on Cushing’s syndrome: 2-year experience. Baseline demographic and clinical characteristics. Eur J Endocrinol. 2011;165(3):383–92. doi: 10.1530/EJE-11-0272.

6. Nieman LK, Biller BMK, Finding JW, Newell-Price J, Savage MO, Stewart PM, Montori VM. The diagnosis of Cushing’s syndrome: an Endocrine Society Clinical Practice Guideline. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(5):1526–40. doi: 10.1210/jc.2008-0125.

7. Древаль АВ, Комердус ИВ, Музурина АВ, Нечаева ОА, Тишенина РС, Бородина ЕГ, Анашкина ГА. Распространенность субклинического гиперкортицизма среди больных с сахарным диабетом 2-го типа и алиментарным ожирением. Проблемы эндокринологии. 2014;60(1):9–17. doi: 10.14341/probl20146019-17.

8. Badia X, Valassi E, Roset M, Webb SM. Disease-specific quality of life evaluation and its determinants in Cushing’s syndrome: what have we learnt? Pituitary. 2014;(2):187–95. doi: 10.1007/s11102-013-0484-2.

9. Tang A, O’Sullivan AJ, Diamond T, Gerard A, Campbell P. Psychiatric symptoms as a clinical presentation of Cushing’s syndrome. Ann Gen Psychiatry. 2013;12(1):23. doi: 10.1186/1744-859X-12-23.

10. Bruno OD, Juárez-Allen L, Rossi MA, Longobardi V. In what clinical settings should Cushing’s syndrome be suspected? Medicina (B Aires). 2009;69(6):674–80.

11. Etxabe J, Vazquez JA. Morbidity and mortality in Cushing’s disease: an epidemiological approach. Clin Endocrinol (Oxf). 1994;40(4):479–84. doi: 10.1111/j.1365-2265.1994.tb02486.x.

12. Дедов ИИ, Мельниченко ГА, Фадеев ВВ. Эндокринология: учебник. М.: Медицина; 2000. 432 с.

Лечение болезни Иценко-Кушинга в Ивано-Франковске

Болезнь Иценко-Кушинга — эндокринологическое заболевание, вызванное чрезмерной выработкой гипофизом АКТГ, что в свою очередь усиливает работу надпочечников и приводит к избыточному выделению в кровь кортикостероидов и минералокортикоидов.

Чаще всего данное заболевание выявляют у людей от 20 до 40, лет, однако в некоторых случаях оно бывает и у детей, и у пожилых людей. Как ни странно, женщины болеют в 5 раз чаще мужчин.

Четких причин данного заболевания не установлено. Существует мнение, что толчком к этому могут быть перенесенные инфекционные заболевания, поражающие головной мозг, травмы и перенесенные операции на головном мозге, чрезмерное употребление стероидных препаратов. И, конечно же, одним из основных факторов является длительный и устойчивый стресс.

СИМПТОМЫ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Болезнь Иценко-Кушинга влечет за собой ряд симптомов, которые позволяют провести дифференциальную диагностику с другими эндокринными патологиями. При этом заболевании большинство людей обращаются к врачу фактически с одинаковыми жалобами, а именно:

  1. Кушингоидное ожирение — данный вид ожирения является весьма специфическим, поскольку основные отложения подкожно-жировой клетчатки приходится именно на лицо, шею, живот и туловище.
  2. Артериальная гипертензия — наблюдается практически у всех больных. При этом повышается как систолическое, так и диастолическое давление. Также из-за этого имеется негативное влияние на сосуды почек и сетчатки глаза.
  3. Резкие изменения со стороны кожи — при данной патологии кожа сухая и тонкая, поэтому через нее просвечивается сетка капилляров. Также отмечаются полосы растяжения кожи в результате стремительного накопления жира.
  4. Проблемы со стороны сердечно-сосудистой системы — развитие недостаточности кровообращения вследствии гипокалиемии. Возникает кардиопатия, что проявляется ускоренным сердцебиением, аритмией.
  5. Остеопороз, боли в мышцах и костях.
  6. Нарушение обмена веществ — как ни странно, и у 20% людей с болезнью Иценко-Кушинга возникает приобретенный сахарный диабет вследствие нарушения углеводного обмена. Однако  в данном случае повышение уровня сахара можно корректировать правильной диетой.
  7. Нарушение психики — проявляется лабильностью настроения, депрессией, раздражительностью, ухудшением памяти.

ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ БОЛЕЗНИ ИЦЕНКО-КУШИНГА

Диагностику данного заболевания проводят на базе данных анамнеза, осмотра. Для подтверждения проводят лабораторные и инструментальные обследования:

  • анализ крови на уровень АКТГ, кортизола;
  • анализ мочи на уровень кортизола;
  • анализ мочи на уровень гормонов;
  • биохимия крови на уровень глюкозы, К и Na;
  • УЗИ надпочечников;
  • ЭКГ — для оценки работы сердца;
  • Направление на КТ, МРТ гипофиза.

Также целесообразным будет назначение консультации смежных специалистов, таких как кардиолог, диетолог, нейрохирург, гастроэнтеролог.

К основным принципам лечения болезни Иценко-Кушинга относится базисная фармакологическая терапия, для снижения уровня кортикотропного гормонов и стероидов. Также назначается симптоматическая терапия — средства для нормализации артериального давления, антиаритмические средства, препараты кальция (для предупреждения остеопороза), успокаивающие средства, ноотропы, препараты инсулина (для нормализации уровня глюкозы в крови). Также вместе с врачом-диетологом назначается диета, которая включает в себя ограничения в рационе соли и уменьшения жидкости.

При появлении первых проявлений заболевания не стоит ждать! Обязательно обратитесь за помощью врача-эндокринолога и получите адекватное и эффективное лечение.

Обращайтесь к врачу МЦ «Оксфорд Медикал» И ПОЛУЧИТЕ скорую квалифицированную и КОНФИДЕНЦИАЛЬНУЮ ПОМОЩЬ!

Записаться на прием можно по телефону (0342) 777-299

Эндогенный синдром Кушинга: история вопроса, патофизиология, этиология

  • Nieman LK. Последние обновления диагностики и лечения синдрома Кушинга. Метаб эндокринола (Сеул) . 2018 июн.33 (2): 139-46. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Chaudhry HS, Bhimji SS. Синдром Кушинга. 2018, январь [Medline]. [Полный текст].

  • Мариеб Нью-Джерси, Спанглер С., Кашгарский М., Хейманн А., Шварц М.Л., Шварц П.Е. Синдром Кушинга вторичный по отношению к эктопической выработке кортизола карциномой яичников. Дж Клин Эндокринол Метаб . 1983 Октябрь 57 (4): 737-40. [Медлайн].

  • Кэри Р.М., Варма С.К., Дрейк С.Р. мл., Торнер М.О., Ковач К., Ривье Дж. И др. Внематочная секреция кортикотропин-рилизинг-фактора как причина синдрома Кушинга. Клиническое, морфологическое и биохимическое исследование. N Engl J Med . 1984 июл 5. 311 (1): 13-20. [Медлайн].

  • Таци С., Боден Р., Синай Н. и др. Уменьшение лимфоцитов и повышенный риск инфицирования обычны при эндогенном педиатрическом синдроме Кушинга. Педиатр Res . 2018 Февраль 83 (2): 431-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Браун Р.Дж., Келли М.Х., Коллинз М.Т. Синдром Кушинга при синдроме МакКьюна-Олбрайта. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2010 апр. 95 (4): 1508-15. [Медлайн].

  • Assie G, Bahurel H, Coste J, Silvera S, Kujas M, Dugue MA, et al. Прогрессирование кортикотрофной опухоли после адреналэктомии при болезни Кушинга: переоценка синдрома Нельсона. Дж Клин Эндокринол Метаб .2007, январь 92 (1): 172-9. [Медлайн].

  • Lindholm J, Juul S, Jorgensen JO, Astrup J, Bjerre P, Feldt-Rasmussen U, et al. Заболеваемость и поздний прогноз синдрома Кушинга: популяционное исследование. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2001, январь, 86 (1): 117-23. [Медлайн].

  • Graversen D, Vestergaard P, Stochholm K, Gravholt CH, Jorgensen JO. Смертность при синдроме Кушинга: систематический обзор и метаанализ. Eur J Intern Med .2012 г., 23 (3): 278-82. [Медлайн].

  • Хара Т., Акуцу Х., Ямамото Т., Исикава Э., Мацуда М., Мацумура А. Болезнь Кушинга с перфорацией желудочно-кишечного тракта: описание случая. Эндокринол, метаболизм при диабете, Представитель . 2013. 2013: 130064. [Медлайн].

  • Graham BS, Tucker WS Jr. Оппортунистические инфекции при эндогенном синдроме Кушинга. Энн Интерн Мед. . 1984 Сентябрь 101 (3): 334-8. [Медлайн].

  • Дави М.В., Косаро Э., Пьячентини С. и др.Факторы прогноза при эктопическом синдроме Кушинга из-за нейроэндокринных опухолей: многоцентровое исследование. евро J Эндокринол . 2017 Апрель 176 (4): 451-9. [Медлайн].

  • Перейра А.М., Дельгадо В., Ромейн Дж. А., Смит Дж. У., Бакс Дж. Дж., Фелдерс Р. А.. Сердечная дисфункция полностью восстанавливается после успешного лечения синдрома Кушинга. евро J Эндокринол . 2010 Февраль 162 (2): 331-40. [Медлайн].

  • Tyrrell JB, Findling JW, Aron DC, Fitzgerald PA, Forsham PH.Ночной тест на подавление высоких доз дексаметазона для быстрой дифференциальной диагностики синдрома Кушинга. Энн Интерн Мед. . 1986 Февраль 104 (2): 180-6. [Медлайн].

  • Ниман Л.К., Биллер Б.М., Финдлинг Дж.У., Ньюэлл-Прайс Дж., Сэвидж М.О., Стюарт П.М. и др. Диагноз синдрома Кушинга: Руководство по клинической практике эндокринного общества. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2008 май. 93 (5): 1526-40. [Медлайн].

  • Meikle AW.Тесты на подавление дексаметазона: полезность одновременного измерения уровня кортизола и дексаметазона в плазме. Клин Эндокринол (Oxf) . 1982 16 апреля (4): 401-8. [Медлайн].

  • Кэрролл Т., Рафф Х., Финдлинг Дж. У. Ночной слюнный кортизол для диагностики синдрома Кушинга: метаанализ. Endocr Pract . 2009 май-июнь. 15 (4): 335-42. [Медлайн].

  • Эламин М.Б., Мурад М.Х., Муллан Р., Эриксон Д., Харрис К., Надим С. и др.Точность диагностических тестов синдрома Кушинга: систематический обзор и метаанализ. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2008 май. 93 (5): 1553-62. [Медлайн].

  • Elias PC, Martinez EZ, Barone BF, Mermejo LM, Castro M, Moreira AC. При диагностике синдрома Кушинга ночной слюнный кортизол лучше, чем свободный кортизол в моче. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2014 июнь 99 (6): 2045-51. [Медлайн].

  • Яновски Ю.А., Катлер Г.Б. мл., Хрусос Г.П., Ниман Л.К.Стимуляция кортикотропин-рилизинг-гормона после приема низких доз дексаметазона. Новый тест, позволяющий отличить синдром Кушинга от состояний псевдо-Кушинга. JAMA . 1993 5 мая. 269 (17): 2232-8. [Медлайн].

  • Яновски Ю.А., Катлер Г.Б. мл., Хрусос Г.П., Ниман Л.К. Стимуляция кортикотропин-рилизинг-гормона после приема низких доз дексаметазона. Новый тест, позволяющий отличить синдром Кушинга от состояний псевдо-Кушинга. JAMA .1993 5 мая. 269 (17): 2232-8. [Медлайн].

  • Мартин Н.М., Дилло В.С., Банерджи А., Абдулали А., Джаясена С.Н., Дональдсон М. и др. Сравнение теста на кортикотропин-рилизинг-гормон, подавляющего дексаметазон, и теста на подавление низких доз дексаметазона в диагностике синдрома Кушинга. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2006 июл.91 (7): 2582-6. [Медлайн].

  • Вестер В.Л., Рейнке М., Копер Дж. В. и др. Кортизол волосяного покрова кожи головы для диагностики синдрома Кушинга. евро J Эндокринол . 2017 июн 176 (6): 695-703. [Медлайн].

  • Элхомси Г., Старос Э. Тест подавления дексаметазона. Наркотики и болезни для спасения. Доступно на http://emedicine.medscape.com/article/2114191-overview. Дата обращения: 30.05.15.

  • Арон, округ Колумбия, Рафф Х., Финдлинг Дж. У. Эффективность против эффективности: ограниченное значение в клинической практике тестирования супрессии высоких доз дексаметазона в дифференциальной диагностике адренокортикотропин-зависимого синдрома Кушинга. Дж Клин Эндокринол Метаб . 1997 июн. 82 (6): 1780-5. [Медлайн].

  • Ниман Л.К., Олдфилд Э.Х., Уэсли Р., Хрусос Г.П., Лорио Д.Л., Катлер Г.Б. мл. Упрощенный тест на стимуляцию кортикотропин-рилизинг-гормона утренней овцы для дифференциальной диагностики адренокортикотропин-зависимого синдрома Кушинга. Дж Клин Эндокринол Метаб . 1993 ноябрь 77 (5): 1308-12. [Медлайн].

  • Реймондо Дж., Паккотти П., Минетто М., Термин А, Стура Дж., Бергуи М. и др.Тест на высвобождение кортикотропин-гормона является наиболее надежным неинвазивным методом дифференциации гипофиза от эктопической секреции АКТГ при синдроме Кушинга. Клин Эндокринол (Oxf) . 2003 июн. 58 (6): 718-24. [Медлайн].

  • Oldfield EH, Doppman JL, Nieman LK, Chrousos GP, Miller DL, Katz DA, et al. Взятие пробы каменной пазухи с кортикотропин-рилизинг-гормоном и без него для дифференциальной диагностики синдрома Кушинга. N Engl J Med . 1991 26 сентября.325 (13): 897-905. [Медлайн].

  • Mulligan GB, Eray E, Faiman C, Gupta M, Pineyro MM, Makdissi A, et al. Уменьшение ложноотрицательных результатов при отборе проб из нижней каменистой пазухи с одновременным измерением пролактина и кортикотропина. Endocr Pract . 2011 янв-фев. 17 (1): 33-40. [Медлайн].

  • Такер МЭ. Новые рекомендации касаются лечения синдрома Кушинга. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/849084.5 августа 2015 г .; Дата обращения: 3 сентября 2015 г.

  • Эндокринное общество Эймса С. опубликовало руководство по лечению синдрома Кушинга. Консультант по эндокринологии . 26 августа 2015 г.

  • Колао А., Петерсенн С., Ньюэлл-Прайс Дж., Финдлинг Дж. В., Гу Ф., Мальдонадо М. и др. 12-месячное исследование фазы 3 пасиреотида при болезни Кушинга. N Engl J Med . 2012 8 марта. 366 (10): 914-24. [Медлайн].

  • Биллер БМК, Ньюэлл-Прайс Дж., Флезериу М. и др.OR16-2 Лечение осилодростатом при болезни Кушинга (CD): результаты фазы III, многоцентрового, двойного слепого, рандомизированного исследования отмены (LINC 3). Дж Эндокр Соц . 2019 апрель-май. 3 (Suppl_1): [Полный текст].

  • Johanssen S, Allolio B. Мифепристон (RU 486) при синдроме Кушинга. евро J Эндокринол . 2007 ноябрь 157 (5): 561-9. [Медлайн].

  • Fleseriu M, Biller BM, Findling JW, Molitch ME, Schteingart DE, Gross C, et al.Мифепристон, антагонист глюкокортикоидных рецепторов, оказывает клинические и метаболические преимущества у пациентов с синдромом Кушинга. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2012 июн.97 (6): 2039-49. [Медлайн].

  • Лила А.Р., Гопал Р.А., Ачарья С.В., Джордж Дж., Саратхи В., Бандгар Т. и др. Эффективность каберголина при неизлечимой (персистирующей или рецидивирующей) болезни Кушинга после хирургического лечения гипофиза с лучевой терапией или без нее. Endocr Pract . 2010 ноябрь-декабрь. 16 (6): 968-76.[Медлайн].

  • Безопасность и эффективность LC1699 для лечения пациентов с болезнью Кушинга. ClinicalTrials.gov. Доступно на https://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT02180217. Дата обращения: 13.07.15.

  • Bertagna X, Pivonello R, Fleseriu M, Zhang Y, Robinson P, Taylor A, et al. LCI699, мощный ингибитор 11β-гидроксилазы, нормализует уровень кортизола в моче у пациентов с болезнью Кушинга: результаты многоцентрового исследования, подтверждающего правильность концепции. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2014 Апрель 99 (4): 1375-83. [Медлайн].

  • Tatsi C, Keil M, Lyssikatos C, Belyavskaya E, Stratakis CA, Lodish MB. Частота аутоиммунных и родственных заболеваний после разрешения эндогенного синдрома Кушинга у детей. Horm Metab Res . 2018 Апрель 50 (4): 290-5. [Медлайн].

  • Деккерс О.М., Хорват-Пухо Э., Йоргенсен Дж.О., Каннегитер С.К., Эренштейн В., Ванденбруке Дж. П. и др. Мультисистемная заболеваемость и смертность при синдроме Кушинга: когортное исследование. Дж Клин Эндокринол Метаб . 2013 июнь 98 (6): 2277-84. [Медлайн].

  • Боскаро М., Бертерат Дж., Финдлинг Дж., Флезериу М., Аткинсон А.Б., Петерсенн С. и др. Расширенное лечение болезни Кушинга пасиреотидом: результаты 2-летнего исследования фазы II. Гипофиз . 2014 17 августа (4): 320-6. [Медлайн].

  • Краткое сообщение о болезни Кушинга

    Комментарий — (2020) Том 9, Выпуск 7

    Химабиндху Гуде *

    * Для переписки:
    Химабиндху Гуде, Департамент биотехнологии, Научный колледж Университета Османии,
    Индия, Тел .: +918143389651, Эл. Почта: