Признаки задержки роста у детей: Задержка роста у детей — ПроМедицина Уфа

Содержание

В чем причина задержки роста у детей? :: АЦМД

Миру известно достаточно людей невысокого роста, но при этом достигших многого в жизни. При этом психологи считают, что невысокий рост стимулирует развитие разнообразных умений и достижения большего в карьере и жизни. Но если это коснется Вашего ребенка, то заставит задуматься и вызовет много вопросов.

Чтобы правильно оценить рост ребенка детские эндокринологи (педиатры) используют специальные оценочные таблицы, где рост Вашего ребенка сравнивают со средними показателями для данного пола и возраста и в случае существенного отставания от средних показателей, доктор сообщит об этом и предложит необходимое дообследование для выяснения причины этого отставания.

Скорее всего задержка роста у ребенка не может не вызвать тревоги у родителей и конечно же вызовут беспокойство психологические конфликты во взаимоотношениях со сверстниками у Вашего чада, да и Вы сами обратите внимание, что ребенок психически раним и тяжело переживает данную проблему.

В чем же причина задержки роста у детей?

Чаще всего задержка роста связана с наследственными причинами. При невысоком росте одного либо обоих родителей, дети также имею невысокий конечный рост и отстают от средневозрастных показателей как по росту так и зачастую в половом развитии (так называемая конституционная задержка роста и пубертата). При этом половое развитие начинается позже средневозрастных показателей и рост ребенка может не успеть допрыгнуть до максимальных значений, запрограммированных генетически. Таким детям особенно важно высыпаться, т.к. гормон роста является ночным гормоном и вырабатывается ночью, необходимо правильно и рационально питаться (употреблять достаточно белка, витаминов и микроэлементов), важно регулярно заниматься спортом. Но не любой спорт полезен при этом. Так тяжелая атлетика, борьба, бокс только усугубят ситуацию, а вот все игровые виды спорта, теннис, плавание стимулируют рост. Существуют и специальные лечебные комплексы упражнений, направленные на стимуляцию открытых зон роста. Также для лечения в этом случае применяются разнообразные метаболические препараты, комплексы витаминов и др. В случае своевременного обращения к детскому эндокринологу можно грамотно скорректировать данную ситуацию.

Также страдают низкорослостью дети с набором различных хронических заболеваний — хронические инфекции, хроническая почечная недостаточность, бронхиальная астма, сердечные пороки, заболевания желудочно-кишечного тракта и др. В таком случае для нормализации темпов роста необходимо заниматься лечением основного заболевания, компенсировать его.

Кроме того низкий рост может наблюдаться при генетических заболеваниях, но в таком случае у ребенка имеются дополнительно множественные пороки развития.

Ну и наконец, одна из причин низкорослости — болезни эндокринной системы. Именно этой проблемой занимаются детские эндокринологи. Разные эндокринные заболевания могут проявляться задержкой роста и иметь разные причины развития. Это может быть и дефицит гормона роста при заболеваниях гипофиза и гипоталамуса, и снижение функции щитовидной железы, и сахарный диабет. Во всех случаях развивается дефицит гомонов. При поражении гипофиза (гипофизарный нанизм) развивается дефицит гормона роста, при поражении щитовидной железы (гипотиреоз)- дефицит тиреоидных гормонов, при сахарном диабете — дефицит инсулина. И во всех случаях лечение заключается в правильно подобранной заместительной терапии недостающими гормонами, что позволит ребенку нормально расти и развиваться, не отставая от сверстников.

Итак, если вы замечаете, что Ваш ребенок отстает в росте от сверстников, необходимо вовремя обратиться за квалифицированной медицинской помощью к детскому эндокринологу и найти причину отставания, пройдя необходимые обследования. Вовремя начатое лечение поможет улучшить ростовые возможности организма Вашего ребенка при разных вариантах низкорослости.

Вот почему, уважаемые родители, так важно не быть пассивными и своевременно обращаться за медицинской помощью к опытным специалистам.

Статью подготовили специалисты педиатрического отделения АЦМД-МЕДОКС

Задержка роста — диагностика и лечение в медицинском центре «Андреевские больницы

Человек растет, благодаря гормону соматотропину. Он зарождается у каждого человека генетически и отвечает за процесс роста. Из-за сбоев в секреции некоего соматотропина и происходят сбои в процессе роста.

Дефицит соматотропина нынче является одной из главных проблем современной медицины. Если наблюдается нехватка гормона в организме человека, это провоцирует задержку процесса роста младенцев, что может привести к инвалидности и карликовости в будущем.

Причины задержки роста

Задержку роста провоцирует не только гормон соматотропин, но и другие серьезные признаки. Среди них:

  • врожденные или хронические болезни (сердечный порок, заболевание костей и другие). В данной ситуации нужно устранять проблему хронического недуга, чтобы она не замедляла человеческий рост.
  • Болезни желез внутренних секреций, таких как щитовидная железа, надпочечники и другие. Нередко основным стимулятором задержек роста является патология в эндокринной системе. Поэтому первичное лечение должно быть проведено эндокринологом. Употребление гормональных средств может спровоцировать задержку роста.

Симптомы задержки роста

При задержке роста у деток не происходит существенных изменений в пропорциях тела. Однако возникают такие симптомы:

  • плохо развивается мышечная система;
  • волосы становятся тонкими и ломкими;
  • зарождается склонность к артериальной гипотонии;
  • отсутствует полноценное развитие половых органов. У мальчиков может сформироваться микропенис;
  • большинство девушек оказываются бесплодными;
  • проявляется эмоциональный инфантилизм;
  • в тяжелых случаях возможно развитие умственной отсталости.

Задержка роста может сопровождаться всеми вышеназванными симптомами или некоторыми из них.

Диагностика задержки роста

Диагностику болезни осуществляют в лабораторных условиях. Специальными методиками проводится оценка роста. Известны два основных метода, помогающих оценить уровень роста: центильные таблицы и метод сигмального отклонения.

В оценке роста особое внимание отводится обследованию рентгенограмм кистей и лучезапястного сустава и установлению костного возраста.

Исследованию подвергаются гипофизарный нанизм и уровень гормона соматотропина.

Также проводят дифференциальные диагностики и визуализацию.

Лечение задержки роста

Лечение осуществляют гормональными препаратами. Так как основной причиной задержки роста является нехватка гормона соматотропина, то нужно восполнить именно его недостаток. Вместе с соматотропином применяется человеческий гормон роста. Гормональные методы сочетают с тиреоидным препаратом, анаболическим стероидом и половым гормоном. Чередуя эти методы лечения, можно достичь прибавки в весе до 8-ми см.

Как видно, задержка роста – очень серьезное заболевание. Лечение подбирается и производится профессиональными специалистами.

Профилактика задержки роста

Профилактические методы предполагают недопущение задержек роста: нужно следить за правильным питанием, употреблять обогащенную витаминами пищу. Детям необходим хороший сон и больше движений. Если у ребенка есть предрасположенность к болезни на генетическом уровне, то одних витаминов и физических нагрузок будет недостаточно. Потребуется помощь соответствующего специалиста.

Задержка роста и полового развития у детей. Лечение в клинике Агада

Задерка роста и высокий рост.

Важность генетических факторов.

Рост ребенка определяется генетическим складом, наследуемым от родителей. На достижение генетического потенциала роста влияют многие факторы, в том числе скорость и продолжительность роста ребенка, качество пищи, количество калорий, особенности обмена веществ.

 

На что мы можем влиять при патологии  роста.

Рост ребенка также зависит от воздействия гормонов, вырабатываемых щитовидной железой, гипофизом, надпочечниками и половыми железами (яичниками и яичками).

 

Задержка роста.

Нарушение роста наблюдается, если ребенок превышает потенциал своего роста или не может его достичь. Дети чаще сталкиваются с ростом ниже нормы, чем с высоким ростом, превышающим генетический потенциал ребенка. Нарушения роста, происходящие по причине аномалий скелета обычно исправить невозможно. Часто они сопровождаются другими пороками развития. Другие проблемы, связанные с расстройствами, нарушающими нормальный рост костей, можно решить, если нарушение было вовремя выявлено и безотлагательно начато лечение.

 

Причины задержки роста

Младенец может иметь врожденную низкорослость по причине задержки роста во внутриутробный период. Это может быть вызвано почечной недостаточностью или неправильным лечением диабета у матери, а также приемом алкоголя, курением или радиационным облучением. Низкорослость ребенка из-за снижения скорости роста может быть вызвана длительным заболеванием, стрессами, нарушением питания, гормональными проблемами. Степень низкорослости зависит от тяжести и продолжительности скрытых проблем, с которыми столкнулся ребенок. Вызвать низкорослость могут генетические или эндокринные нарушения (гипотиреоз, недостаточная секреция гормонов гипофизом). К значительному замедлению роста костей и низкорослости может привести задержка полового созревания, чаще наблюдаемая у мальчиков. Задержать рост ребенка может длительный прием таких лекарственных средств, как кортизол. После прекращения приема таких лекарств, скорость роста восстанавливается, однако ребенок может никогда не наверстать упущенного и не достигнуть нормального роста во взрослом возрасте.

 

Высокий рост и скорость роста

Высокий рост в большинстве случаев отражает генетические возможности организма ребенка и не является результатом заболевания. Как правило, в семье такого малыша есть один высокорослый родитель, поэтому такие случаи называют семейным высоким ростом. Он не нуждается в лечении, однако родители могут попросить назначить ребенку гормональное лечение, призванное ускорить половое созревание и уменьшить рост во время половой зрелости. Высокая скорость роста в детстве может быть вызвана повышенной секрецией гормонов, выделяемых щитовидной железой, гипофизом, надпочечниками и половыми железами.

 

Избыток гормона роста.

Рост ребенка может превзойти свой генетический потенциал во взрослом возрасте, если у него возникнет опухоль гипофиза, которая приводит к избыточной выработке гормона роста. Данное состояние называют гигантизмом.

 

Ожирение и высокий рост.

Высокий рост в детском возрасте также может быть связан с такими нарушениями, как ожирение. Рост костей у ребенка, имеющего ожирением, часто на 1-2 года опережает рост костей его сверстников. При возникновении нарушение роста, требуется консультация эндокринолога.

 

Половое развитие.

 

Преждевременное половое развитие и гормоны.

Преждевременное половое развитие приводит к появлению всех или части вторичных половых признаков (иногда и менархе) у девочек младше восьми лет. Истинное преждевременное половое развитие вызывает ранняя активация гипоталамуса, вызывающая избыточную секрецию ряда гормонов. При ложном преждевременном половом развитии происходит автономная избыточная секреция эстрогенов в яичниках или надпочечниках.  Прием гонадотропных гормонов или эстрогенов также может привести к ложному преждевременному половому развитию. Ложное преждевременное половое развитие сопровождается ускорением роста, но в отличие от истинного, всегда остается незавершенным (не наступает преждевременное менархе).

 

Задержка полового развития.

Задержка полового развития проявляется в отсутствии адренархе и телархе к 13 годам и отсутствии менархе к 15 годам. Если менструации не наступают в течение 5 лет при своевременном половом развитии, то можно говорить об изолированной задержке менархе. Помимо этого, некоторые дети сталкиваются с неполным половым развитием, при котором одни вторичные половые признаки появляются своевременно, а другие — отстают и, как правило, происходит задержка менархе. Неполное половое развитие, изолированная задержка менархе, задержка полового развития вызваны дефицитом половых гормонов — гипогонадизмом.

 

 

Задержка психического развития (ЗПР) у детей

Детский медицинский центр неврологии и педиатрии предлагает вашему вниманию услугу — лечение и профилактикае ЗПР у детей.

ЗПР у детей — задержка психического развития (ЗПР) — это нарушение в формировании и развитии психических функций и навыков ребенка, отставание и отхождение от нормы психического развития в целом или каких-либо его отдельных функций. В понятие ЗПР у детей входит и психическое недоразвитие (или замедленное развитие), также и стойкие нарушения эмоционально-волевой сферы ребенка, задержки в интеллектуальном росте, нарушения познавательной деятельности. Детишки с ЗПР больше отдают предпочтение игровой деятельности, их мышление дольше остается незрелым, а базовые знания специфичны и скудны, чаще всего их интеллектуальный уровень значительно ниже, чем у сверстников. Однако диагноз ЗПР не является клиническим, и все перечисленные выше отклонения имеют полностью обратимый характер.

Общие сведения

Понятие ЗПР у детей включает в себя сложный механизм взаимодействия с окружающим миром, ежесекундный анализ происходящих изменений, адекватные реакции на возникающие проблемы. Каждый день мы пропускаем через себя огромное количество информации, анализируем ее, делаем выводы, сохраняем полученный материал в памяти. Это позволяет нам, как виду, успешно эволюционировать, существовать в этом непростом мире. Своевременное развитие психических навыков и умений у детей позволяет им становиться успешными людьми в будущем, без огромного “рюкзака” за плечами с грузом нерешенных комплексов и проблем, которые, как правило, тянутся из детства.

В последнее время все больше внимания уделяется интеллектуальному развитию детей: совершенствуются методики обучения проводится работа с детьми с зпр, улучшается качество образования. Однако, несмотря на это, некоторые ребята испытывают трудности в обучении. Всё больше детей не способны освоить школьную программу в её полном объеме. Исследования показали, что готовность ребенка к интеллектуальной деятельности напрямую связана с его психическим и коммуникативным развитием. И всё больше родителей обращаются к педиатрам за помощью, чтобы вовремя предотвратить и скорректировать возможные задержки и отклонения в психомоторном развитии малыша.

Причины ЗПР у детей

Причины ЗПР у детей могут включать в себя различные факторы, среди которых можно выделить социальные и биологические, перечислим их:

  • поражения головного мозга вследствие врожденных заболеваний ребенка, нарушение нормального развития;
  • проблемы матери во время беременности, сложные роды;
  • хронические заболевания матери, употребление спиртных напитков во время беременности, психотропных препаратов и т.п.;
  • наследственные факторы также нередко становятся причиной возникновения ЗПР у детей;
  • неблагоприятные условия дома, проблемы с воспитанием, плохой уход или полная безнадзорность.

Впрочем, не будем забывать, что для выявления причин задержки развития необходимо пройти комплексное обследование. Каждый человек уникален и по-своему неповторим, поэтому существует множество индивидуальных сопутствующих факторов, являющихся, в конечном итоге, причинами отставания в развитии ребенка. 

Симптомы ЗПР у детей

Симптоматика ЗПР у детей, как правило, выявляется на 5 году жизни. Однако есть некоторые моменты, которые могут указать на возможные проблемы в будущем у детишек и в более раннем возрасте. Итак, на что стоит обратить свое внимание:

  • отставание от сверстников в психо-эмоциональной сфере: как правило, проявляется в отсутствие самоконтроля, серьезных перепадах настроения, замкнутости и излишней эмоциональной стеснительности;
  • проблемы в области концентрации внимания: ребенок не способен концентрироваться на каком-либо занятии, часто отвлекается и переключается на что-то другое, при этом и другое занятие не способно занять малыша на длительное время;
  • проблемы с восприятием окружающей действительности: не узнает предметы, не распознает простые схемы и контуры рисунков;
  • отклонения в развитии памяти: отсутствует познавательная активность, свойственная ровесникам малыша, быстро забывает пройденный материал, правила игр и т.п. В игровой деятельности малыш склонен к однообразным действиям, сюжет не отличается разнообразием, прямолинеен;
  • проблемы с развитием речевых навыков: проявляется в скудном словарном запасе;
  • общее отставание в развитии, отсутствие навыков мыслительного процесса.

Диагностика ЗПР у детей

Чаще всего родители обращаются за консультацией к специалистам, когда ребенку исполняется 7-8 лет, т.е. при возникновении первых проблем со школьной успеваемостью. Однако рекомендуется проводить диагностику ЗПР гораздо раньше. Если Вы заметили замедления темпов развития моторики или речи малыша, при возникновении проблем с памятью и вниманием, если обнаружились трудности с усвоением обучающей программы в детском саду, то, скорее всего, Вашему малышу показана диагностика ЗПР с целью выявления симптомов, причин ЗПР, если таковые обнаружатся, а также назначения своевременного лечения, корректирующей программы, консультаций смежных специалистов. Постановка основного диагноза возможна только после комплексной диагностики.

Лечением задержкой психического развития у детей (ЗПР) занимается врач невролог, он поможет найти причину заболевания. Вы можете записаться на консультацию прямо сейчас!

Обследование ребенка с ЗПР проводится несколькими методами: сюда входят и полномасштабные обследования профильными специалистами, нейропсихологическое тестирование, возможно, потребуется сделать МРТ головного мозга, КТ и ЭЭГ.

Лечение ЗПР у детей

Когда точно определен и поставлен диагноз «Задержка психического развития», врач составляет индивидуально подобранное лечение в соответствии с особенностями развития каждого ребенка в отдельности. Предполагается, что программа реабилитации должна носить комплексный характер, помощь оказываться не только со стороны врачей и специалистов, но и со стороны родителей.

Атмосфера в семье для ребятишек с ЗПР играет основополагающую роль. Благоприятный исход лечения ЗПР у детей во многом зависит от поведения и настроя взрослых. Нужно всегда помнить, что такие дети требуют особого подхода. Как можно чаще хвалите ребенка, подбадривайте, пусть ваша поддержка придаст ему уверенности. Общайтесь, как можно больше играйте вместе, ходите на прогулки, и старайтесь всегда и везде обсуждать с ребенком увиденное, спрашивайте его о впечатлениях, шутите и смейтесь, и пусть только хорошее настроение, Ваша забота и любовь окружают кроху. И результат не заставит себя долго ждать! Со временем Ваш малыш обязательно догонит сверстников, и все его трудности останутся далеко позади!

Цены на консультацию вы можете посмотреть здесь

Лечение задержки роста и физического развития у детей

Задержка роста у ребенка требует безотлагательного начала лечения.

В Санкт-Петербурге разработана комплексная программа помощи при этом нарушении, помогающая устранить его проявления путем:

  • восстановления положения костей;
  • коррекции состояния скелета;
  • нормализации кровообращения в теле;
  • снижения последствий родовых травм;
  • устранения дисфункций опорно-двигательного аппарата и др.

В Центр остеопатии и здоровья необходимо обратиться для лечения задержки роста у детей, потому что:

здесь полностью устранят и само нарушение, и его причины врачи активизируют развитие костей и позвоночника остеопат и другие специалисты сделают более интенсивным протекание всех остальных обменных процессов в организме

Все наши врачи имеют высшее медицинское образование!

Центр остеопатии и здоровья разработал курс лечения отставания в росте у детей.

В вашем случае будет применен комплекс методов,
определить который может только врач после консультации

 

 

Этиология

Задержка физического развития у детей раннего возраста бывает вызвана следующими факторами:

  • гормональные нарушения;
  • недостаток минералов;
  • несбалансированное питание;
  • нарушения обмена веществ;
  • ослабление мышц и связок скелета;
  • заболевания костей и др.

В группу риска входят дети с болезнями надпочечников и подростки с замедлением полового развития.

Признаки задержки роста

Причины отставания роста у детей и клиническая картина патологии во многом связаны между собой.

О задержке стоит говорить в том случае, если у ребенка наблюдается несоответствие параметров развития и установленных возрастных норм.

Иногда встречается наследственная низкорослость. При рождении размеры младенца ничем не отличаются от обычных. Темпы роста падают только после 3 лет. Формирование костей от паспортного возраста не отстает, показатели уровня гормонов находятся в норме.

Нередко к выраженной задержке физического развития приводит недостаток СТГ (соматотропного гормона). При его дефиците клиническая картина очень характерна. Темпы роста начинают заметно снижаться уже со 2 года жизни. Черты лица ребенка становятся мелкими, иногда он страдает ожирением.

При конституционном нарушении показатели уровня гормонов соответствуют норме. При рождении длина и масса тела также не отклоняются от обычных данных. Изменения замечают к 3-4 годам. Костный возраст отстает от документального на 2 года, отсрочка наступления пубертатного периода — примерно на 3 года.

Для лечения задержки роста у ребенка важно обратиться к специалистам, имеющим профильное образование и соответствующие сертификаты. В нашем центре вы сможете получить квалифицированную помощь.

Результаты обращения в Центр остеопатии и здоровья

При задержке роста необходимо своевременно обращаться к врачу. Уже в начале прохождения курса лечения в Центре остеопатии и здоровья у детей исчезают признаки и причины нарушения:

  1. Нормализуются размеры и масса тела.
  2. Удлиняются кисти и стопы.
  3. Уменьшается общая задержка физического развития.
  4. Восстанавливается нормальное строение позвоночника.
  5. Увеличивается мышечная масса.
  6. Формируются четкие черты лица.
  7. Улучшается аппетит и пр.

Отзывы пациентов

28.11.2019 Онищенко И.С.( Плесецк, Архангельская область)
Обращались к Наталье Геннадьевне, уже не первый раз, очень довольны результатом. После курса отмечаем у ребенка все новые возможности. Процесс запущен и идет вперед. Я и муж очень благодарны Наталье Геннадьевне. Мы обязательно приедем к Вам еще, т.к. без вашего лечения уже не может обойтись!!! Спасибо Вам огромное!!! И спасибо всему коллективу Центра остеопатии — все милые!


30.08.2018 Обратились к Наталье Геннадьевне Лазаревой с нарушением сна у ребенка 1 год и 3 мес. Выявили при осмотре нарушения в шейном отделе, смещение таза, разнодлинность ног и под вопросом нарушения в тазобедренном суставе. Наталья Геннадьевна направила нас на УЗИ шеи и крестца и рекомендовала консультацию ортопеда. Прошли курс терапии у Натальи Геннадьевны. Нормализовался сон, перестала ночью просыпаться, нет завала при сидении на попе. Большое спасибо Наталье Геннадьевне. Мы вернемся к вам обязательно. Спасибо.

Ответы на частые вопросы

 

Как именно остеопат способствует устранению отставания в физическом развитии?
Для обеспечения нормального формирования ребенка врач помогает нормализовать выработку и выброс гормонов роста и их метаболизм.
Нередко ему также приходится воздействовать и на первоисточник возникновения нарушения в виде родовой травмы, провоцирующей значительное отставание в физическом развитии.

Нужно ли обращаться к остеопату при задержке роста у старших школьников?
Медицинские процедуры направлены на устранение костных дисфункций. Поэтому такой способ лечения подходит пациентам любого возраста.
Благодаря искусству врача удается нормализовать обменные процессы в организме и стимулировать физическое развитие даже после 10-12 лет.
Большую пользу при задержке роста у подростков могут принести и другие специалисты Центра, обеспечивающие укрепление мышц и связок скелета.

Какова продолжительность курса лечения в Центре остеопатии и здоровья?
В каждом отдельном случае длительность и количество процедур определяются индивидуально. Но уже после второго или третьего сеанса ребенок начинает быстрее расти, у него возрастает аппетит и ускоряется развитие мускулатуры тела.

Верните себе жизнь без боли и забот!

 

Цены на услуги нашего Центра:

 

УСЛУГА ВЗРОСЛЫМ ДЕТЯМ
Консультация остеопата руководителя клиники Лазаревой Н.Г. 3 000
Сеанс остеопатического лечения у руководителя клиники Лазаревой Н.Г. 7 000
(скидка при предоплате
курса от 5 процедур)
Консультация невролога 2 200 1 800 2 200 1 800
Консультация остеопата 2 500 2 500
Сеанс остеопатического лечения 7 500 5 000
(4 500 при предоплате
курса от 7 процедур)
7 500 5 000
(4 500 при предоплате
курса от 5 процедур)
Мануальная терапия 6 000 4 000
(3 400 при предоплате
курса от 5 процедур)
6 000 4 000
(3 400 при предоплате
курса от 5 процедур)
Кинезиология 3 500 3 500
Рефлексотерапия 2 500
(2 250 при предоплате
курса от 10 процедур)
2 500
(2 250 при предоплате
курса от 10 процедур)
Гирудотерапия 2 000 2 000
Общий массаж (60 минут) 3 100
(2 600 при предоплате
курса от 10 процедур)
3 100
(2 600 при предоплате
курса от 10 процедур)
Лечебный массаж (30 минут) 2 200
(1 750 при предоплате
курса от 10 процедур)
2 200
(1 750 при предоплате
курса от 10 процедур)

цена услуги, запись на консультацию

Мануальная терапия в СПб

Человеческий организм является сложным и единым механизмом. По этой причине заболевание одного органа способно спровоцировать проблемы со вторым, особенно при отсутствии качественного и своевременного лечения. Выявление же причин недуга, его лечение и профилактика является основной целью мануального терапевта.

На сеансе в нашем лечебном учреждении квалифицированный невропатолог или ортопед осматривает больного и собирает анамнез. При необходимости человек направляется на дополнительные обследования, на основании результатов которых ставиться диагноз. Далее назначается терапия, которая ориентирована на восстановление правильного положения позвонков и нормализацию биомеханики позвоночника.

Основными пациентами мануального терапевта являются люди с такими болезнями позвоночника, как:

Кроме этого мануальщики успешно лечат нарушение осанки, плоскостопие, и значительно улучшают состояние при некоторых неврологических болезнях, к примеру, вегетососудистой дистонии, детском церебральном параличе, мигренях и т. п.

Первая же процедура мануальной терапии позволит вам ощутить, как освобождаются зажатые мышцы, и уходит боль. Каждый последующий сеанс будет добавлять жизненных сил и энергии. Полный же курс терапии полностью избавит пациента от:

  • болей между лопатками и в пояснице, а также в груди и шее;
  • скачков давления;
  • сколиоза и нарушения осанки;
  • мышечных спазмов;
  • суставных блоков и подвывихов;
  • мигрени и головных болей;
  • онемения конечностей.

Сама терапия предусматривает использование целой системы ручных приемов. В нашей клинике подобными процедурами занимаются исключительно профессиональные, специально подготовленные доктора, имеющие квалификацию в нескольких областях. Поэтому воздействие на пораженные участки тела оказывается грамотное и бережное.

Такая терапия намного эффективнее традиционного аппаратного и медикаментозного лечения болезней опорно-двигательного аппарата, поскольку доктор подходит к проблеме пациента индивидуально, учитывая множество факторов, к примеру, состояние здоровья, пол, возраст, особенности заболевания и т. п.

Следует особо отметить, что существует несколько методик мануальной терапии:

  1. Расслабление, при котором терапевт поочередно растягивает и напрягает мышцы пациента. В результате таких манипуляций снимается напряжение мускулатуры, проходит боль и увеличивается амплитуда движений.
  2. Мобилизация предусматривает вытяжение суставов, их смещение и временную фиксацию в таком положении. Это возвращает больному свободу движений за счет усиления кровообращения и разогрева тканей.
  3. Манипуляция практикуется при малой эффективности мобилизации. В этом случае доктор выполняет интенсивный толчок, устраняя тем самым блок сустава.

Наши профессионалы в области мануальной терапии могут выправить смещенные позвонки и межпозвоночные диски, а также освободить зажатые нервные окончания при защемлении нерва.

Амбулаторный Check-up | ЦНМТ

Обследования проводятся амбулаторно и занимают примерно 4 часа.

Программа позволяет оценить большинство факторов, способных вызвать задержку роста у ребенка.

Задержка роста у ребёнка — проблема, которую нельзя игнорировать. Она влечет за собой психологические сложности и является серьёзным симптомом самых разных болезней: эндокринных, соматических, генети­ческих, хромосомных.  Как правило, проблема задержки роста возникает после 2-3 лет и при отсутствии лечения только усугу­бляется.

К счастью, современной медициной изучены основные причины задержки роста и разработаны методы лечения в тех случаях, когда помочь ребёнку возможно.  Обычно генетические и хромосомные заболева­ния распознаются врачами в раннем возрасте, а вот «средовые влияния» (дефицит витаминов, двигатель­ные и эмоциональные нагрузки, острые и хронические заболевания) — требуют диагностики.  Как раз для выявления этих многочисленных фак­торов, приводящих к задержке роста, специалистами ЦНМТ разработан специализированный Check-Up.

 

Проблема задержки роста возникает после 2-3 лет и при отсутствии лечения только усугубляется.

Что входит в программу

  • Консультация педиатра
  • УЗИ сердца
  • Комплексное УЗИ органов брюшной полости и забрюшинного пространства
  • УЗИ щитовидной железы с ЦДК
  • Компьютерная электрокардиограмма
  • Эхокардиография с ЦДК

Лабораторная диагностика:

  • ОАК
  • Тиреотропный гормон (ТТГ)
  • Комплексное исследование на антитела (Ig M/ IgG/ ЦИК) к паразитам (описторхисов, эхинококков, токсокар, трихинелл, лямблий, аскарид)
  • Антитела к тиреопероксидазе
  • Трийодтиронин свободный
  • Тироксин свободный (св. Т4)
  • Белок общий
  • Билирубин (общий + фракции)
  • Глюкоза
  • Ca общий в крови
  • Креатинин
  • Лактатдегидрогеназа (ЛДГ)
  • Липидный спектр (ТГ, ХС общий , ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП, коэффициент атерогенности)
  • Мочевина
  • Мочевая кислота в крови
  • С-реактивный белок (СРБ)
  • Щелочная фосфатаза
  • Электролиты
  • Альфа-амилаза крови
  • Гамма-глутамилтрансфераза (ГГТП, гамма-ГТ, )
  • ОАМ
  • Витамин D (25-ОН)
  • Витамин B12
  • Паратгормон
  • Гормон роста (СТГ)
  • Белковые фракции (альбумин, альфа-1-, альфа-2-, бета-, гамма-глобулины)
  • Микроэлементы в цельной крови и сыворотке скрининг (таллий, кобальт, цинк, селен, молибден, мышьяк, медь, никель, золото, кадмий, марганец, ртуть, свинец)
  • Циркулирующие иммунные комплексы (ЦИК)
  • Исследование иммунного статуса без гуморального звена (CD3, CD4, CD8, CD19, CD56, CD3+HLA-DR+, окислительный взрыв)
  • Общий IgA
  • Общий IgM
  • Общий IgG
  • Кал на дисбактериоз с определением чувствительности к бактериофагам
  • Анализ кала методом обогащения (эфирно-формалиновый метод)
  • Кал на копроскопию
  • Фолиевая кислота

Задавайте вопросы в специальном разделе или присылайте их на почту [email protected], мы обязательно вам ответим!

Записывайтесь на прием по телефону 8 (383) 363-01-83 или через заявку на сайте

педиатрических нарушений роста | Детская национальная больница

Что вызывает проблемы с ростом?

Причина нарушения роста зависит от типа рассматриваемого нарушения роста. Некоторые проблемы роста являются генетическими, а другие могут быть вызваны гормональными нарушениями или плохим усвоением пищи. Причины проблем роста обычно делятся на следующие категории:

Семейное низкорослость. Семейный низкий рост — это тенденция к унаследованному от семьи низкому росту (низкорослости).

Задержка конституционального роста с задержкой подросткового возраста или замедленного созревания. У ребенка, который обычно ниже среднего и который вступает в половую зрелость позже среднего, но растет с нормальной скоростью, может иметь задержку роста.

Болезни, поражающие все тело (также называемые системными заболеваниями). Постоянное недоедание, болезни пищеварительного тракта, болезни почек, сердца, болезни легких, диабет и тяжелый стресс могут вызвать проблемы с ростом.

Эндокринные (гормональные) болезни. Для нормального роста костей необходимо адекватное производство гормона щитовидной железы. Синдром Кушинга — редкое заболевание, которое может быть вызвано множеством аномалий, которые приводят к гиперсекреции кортикостероидов надпочечниками. Дефицит гормона роста связан с проблемой гипофиза (маленькой железы у основания мозга). Гипофиз выделяет несколько гормонов, в том числе гормон роста.

Врожденные (присутствующие при рождении) проблемы с тканями, в которых происходит рост. При состоянии, которое называется задержкой внутриутробного развития (ЗВУР), во время беременности происходит медленный рост матки. Это может быть вызвано многими факторами, в том числе курением во время беременности. Ребенок рождается меньше по весу и длине, чем обычно, но пропорционален его / ее низкому росту.

Слишком много или слишком мало хромосом может привести к проблемам со здоровьем, включая проблемы с ростом. Распространенная хромосомная аномалия, которая возникает из-за слишком малого количества хромосом, следующая:

  • Синдром Тернера — это генетическое заболевание, наблюдаемое у девочек, из-за которого они становятся короче других и не развиваются в период полового созревания.Серьезность этих проблем варьируется среди пострадавших людей. Также могут присутствовать другие проблемы со здоровьем, связанные с сердцем или почечной системой (почки и т. Д.). Многие состояния можно контролировать или вылечить с помощью лечения. Синдром Тернера встречается у одной из 2500 рожденных женщин. Признаки синдрома Тернера возникают из-за отсутствия Х-хромосомы в каждой из клеток организма.
  • Существуют различные заболевания костей, влияющие на рост и рост, многие из которых являются генетическими. Наиболее распространенным является ахондроплазия, тип карликовости, при котором руки и ноги ребенка короткие пропорционально длине его или ее тела.Кроме того, голова часто бывает большой, а туловище нормального размера.
  • Высокий рост. Некоторые девочки могут иметь ненормально высокий для своего возраста рост, если их родители высокие. Кроме того, нарушение роста, называемое преждевременным половым созреванием, характеризуется ранним началом подросткового возраста, когда ребенок изначально высокий для своего возраста, но из-за быстрого созревания костей рост останавливается в раннем возрасте, и они могут быть короткими, как и раньше. Взрослые. Есть несколько генетических состояний, которые приводят к высокому росту, а также присутствуют другие проблемы со здоровьем.Существует несколько идиопатических нарушений роста, причина которых неизвестна.

Каковы симптомы проблемы роста?

Некоторые проблемы роста могут быть диагностированы сразу же при рождении, потому что ребенок может быть необычно маленьким для своего возраста. Однако многие проблемы роста замечаются намного позже, когда ребенок кажется меньше, чем его или ее одноклассники, или когда рост кажется незначительным в течение года. Первичный симптом, который может указывать на проблему роста, — это когда ребенок вырастает менее чем на два дюйма в год после своего третьего дня рождения.Симптомы проблемы роста могут напоминать другие проблемы или заболевания. Всегда консультируйтесь с врачом вашего ребенка для постановки диагноза.

Клиническая презентация нарушения роста: история, физика, причины

Автор

Неслихан Гангор, доктор медицины Адъюнкт-профессор педиатрии, отделение эндокринологии, Медицинский факультет Университета штата Луизиана в Шривпорте; Детский эндокринолог, Детская больница ЛГУ

Неслихан Гунгор, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии, Эндокринологическое общество

Раскрытие информации: не подлежит разглашению.

Специальная редакционная коллегия

Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Джордж П. Хрусос, доктор медицины, FAAP, MACP, MACE, FRCP (Лондон) Профессор и заведующий кафедрой первой педиатрии Медицинской школы Афинского университета Детской больницы Святой Софии, Греция; Кафедра ЮНЕСКО по охране здоровья подростков, Афинский университет, Греция

Джордж П. Хрусос, доктор медицины, FAAP, MACP, MACE, FRCP (Лондон) является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии, Американский колледж врачей, Американский Педиатрическое общество, Американское общество клинических исследований, Ассоциация американских врачей, Эндокринное общество, Педиатрическое эндокринное общество, Общество педиатрических исследований, Американский колледж эндокринологии

Раскрытие: нечего раскрывать.

Главный редактор

Sasigarn A. Bowden, MD Адъюнкт-профессор педиатрии, отделение детской эндокринологии, метаболизма и диабета, кафедра педиатрии, Медицинский колледж государственного университета Огайо; Детский эндокринолог, младший директор программы стипендий, отделение эндокринологии, Общенациональная детская больница; Аффилированный факультет / главный исследователь, Центр клинических трансляционных исследований, Научно-исследовательский институт Национальной детской больницы

Сасигарн А. Боуден, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского общества исследований костей и минералов, Центрального педиатрического общества Огайо, Эндокринного общества, Международное общество педиатрического и подросткового диабета, Общество педиатрических эндокринологов, Общество педиатрических исследований

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Дополнительные участники

Томас А. Уилсон, доктор медицины Профессор клинической педиатрии, руководитель и программный директор, отделение детской эндокринологии, отделение педиатрии, Медицинский факультет Медицинского центра Университета Стони Брук

Томас А. Уилсон, доктор медицины, является членом следующих организаций медицинские общества: Общество эндокринологов, Общество педиатрических эндокринологов, Phi Beta Kappa

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Благодарности

Памяти Стивена Кемпа, доктора медицины, доктора философии, выдающегося и любимого наставника, врача и профессора.Уникальный образец для подражания для вдохновения, доброты и знаний.

Раннее распознавание аномалий роста, позволяющее раннее вмешательство

Acta Paediatr. 2013 Aug; 102 (8): 787–796.

, 1 , 2 , 3 , 4 , 5 , 6 и от имени участников заседания глобальной консультативной группы по воздействию гормона роста

Мори Хеймонд

1 Детский исследовательский центр питания, Медицинский колледж Бейлора, Хьюстон, Техас, США

Энн-Мари Каппельгаард

2 Novo Nordisk A / S, Багсверд, Дания

Paul Czernichow

3 Hôpital Necker Enfants, Париж, Франция

Beverly MK Biller

4 Massachusetts General Hospital, Boston, MA, USA

Koji Takano

5 University of Tokyo, Tokyo, Japan

Wieland Kiess

6 Детская больница и подростки, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

1 Исследовательский центр детского питания, Медицинский колледж Бейлора, Хьюстон, Техас, США

2 Novo Nordisk A / S, Багсвард, Дания

3 Hôpital Necker Enfants Malades, Париж, Франция

4 Массачусетская больница общего профиля, Бостон, Массачусетс, США

5 Токийский университет, Токио, Япония

6 Больница для детей и подростков, Лейпцигский университет, Лейпциг, Германия

Анн-Мари Каппельгаард, доктор философии, Novo Nordisk A / S, Vandtårnsvej 108–110, 2860 Søborg, Дания.Тел: +00 45 3079 1650 | Факс: +00 45 4449 0555 | Электронная почта: [email protected]

Поступила в редакцию 27 ноября 2012 г .; Пересмотрено 6 марта 2013 г .; Принято 10 апреля 2013 г.

Copyright © 2013 Foundation Acta Pædiatrica

Повторное использование этой статьи разрешено в соответствии с Соглашением Creative Commons, Attribution 2.5, которое не разрешает коммерческое использование.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Нормальный рост — признак крепкого здоровья. Мониторинг нарушений роста имеет основополагающее значение для охраны здоровья детей.Раннее обнаружение и диагностика причин низкого роста позволяет управлять основными заболеваниями, оптимизируя достижение хорошего здоровья и нормального роста взрослого человека.

Заключение

В этом обзоре обобщена имеющаяся в настоящее время информация о мониторинге низкого роста у детей и состояниях, обычно связанных с низким ростом, а также обобщены выводы авторов о раннем распознавании нарушений роста.

Ключевые слова: Нарушение роста, Гормон роста, Низкий рост

Введение

Оценка роста и веса ребенка является одним из лучших показателей его или ее общего здоровья и благополучия.Аномальный рост может указывать на наличие основного заболевания у явно нормального ребенка. Раннее обнаружение и диагностика низкого роста сводит к минимуму влияние любого основного состояния здоровья и оптимизирует окончательный рост взрослого человека. Однако низкий рост у детей часто не распознается в раннем детстве и поэтому диагностируется в более позднем возрасте, что снижает возможность вмешательства и улучшения как показателей их здоровья, так и роста 1 . Фактический рост или длина ребенка зависит от начальной длины тела при рождении и скорости (или скорости) роста с течением времени.Скорость роста самая высокая при рождении и постепенно снижается до тех пор, пока пубертатный скачок роста не вызовет у подростка увеличение роста с внезапным замедлением до скорости роста 0, поскольку происходит слияние эпифизов (). Генетический (семейный) низкий рост (при котором ребенок может унаследовать уменьшенный окончательный рост от своих родителей) является одной из наиболее частых причин низкого взрослого роста 2 , 3 . Другие частые причины низкого роста взрослого человека включают конституциональную задержку роста и полового созревания (при котором естественный рост падает ниже 5% кривой роста после 1-2 лет и еще больше задерживается из-за позднего начала полового созревания), недостаточность питания, преждевременное развитие половое созревание, дисиморфические синдромы (или генетические заболевания), эндокринные заболевания или гормональные проблемы, системные заболевания или психосоциальные депривации.Чем ниже рост ребенка на момент распознавания, тем больше вероятность того, что ребенок не растет нормально 4 .

Типичная кривая скорости роста. Рост происходит быстро в раннем детстве, а затем замедляется до начала пубертатного скачка роста.

Почему важно как можно раньше распознавать задержку роста?

Раннее обнаружение аномального роста и определение первопричины (причин) имеет решающее значение для надлежащего лечения. Во многих случаях плохой рост может быть самым ранним признаком заболевания.Нормальный рост является результатом сложного взаимодействия генетических, гормональных факторов и факторов окружающей среды / питания. Исправление патологических состояний, связанных с низким ростом, обычно приводит к нормализации роста. Эндокринные расстройства редко являются причиной низкого роста, но, если они есть, хорошо поддаются лечению, поэтому их особенно важно диагностировать на ранней стадии. Возможность правильного лечения зависит как от раннего выявления этих детей, так и от соответствующей оценки знающими врачами.

Основные примечания

  • Нормальный рост — признак хорошего здоровья у детей.

  • Мониторинг роста позволяет на раннем этапе выявить причины плохого роста.

  • Раннее распознавание плохого роста позволяет раннему вмешательству, оптимизируя возможность достижения хорошего здоровья и нормального роста взрослого человека.

Определение и оценка низкого роста

Определение низкого роста и задержки роста

По определению, нормальный рост включает 95% доверительный интервал (ДИ) для конкретной популяции.Большинство детей, которые имеют нормальный характер роста, но остаются ниже нижнего 2,5 процентиля (приблизительно -2,0 стандартного отклонения [SD]), в остальном нормальны. Чем ниже уровень роста человека ниже -2,0 SD (2,5 процентиля), тем выше вероятность наличия патологического состояния, не позволяющего ему или ей достичь своего генетически детерминированного потенциала роста. Замедление роста относится к отклонению скорости роста вниз, при этом результирующая кривая роста пересекает линии SD или процентили.

Оценка низкого роста

Любая оценка роста должна быть нормализована по отношению к популяции, к которой принадлежит особь, и определение низкого роста должно быть сделано в отношении этой популяции 5 . Диагноз низкого или высокого роста обычно основывается на измерении роста ребенка, лежащем за пределами ± 2 SD на диаграмме роста; однако точные пороговые значения могут варьироваться в зависимости от страны и графиков роста. В Великобритании рост ниже 0,4 центиля принят в качестве скринингового теста на низкий рост 6 .В Нидерландах серьезный низкий рост определяется как показатель стандартного отклонения роста (SDS) <-2,5 SDS 7 . Текущие графики роста были составлены с использованием данных, собранных в больших выборках здоровых детей 8 . Многие страны разработали справочные таблицы роста, соответствующие их группам населения, для использования в повседневной клинической практике 9 , 10 .

В настоящее время ведутся серьезные споры относительно того, является ли однократное измерение роста при поступлении в школу лучшим способом выявления нарушений, связанных с ростом, или же лучше отслеживать рост с течением времени (скорость роста).

Важно отметить, что при однократном измерении роста можно определить только детей, рост которых выходит за пределы нормального диапазона. Напротив, повторные измерения роста с течением времени позволяют рассчитать скорость роста (или скорость роста) и могут использоваться для определения аномального роста с точки зрения пересечения центилей роста, тем самым идентифицируя аномалию по модели роста внутри человека 11 (). Скорость роста является лучшим показателем, поскольку изменения фактической высоты становятся очевидными только после того, как измененные темпы роста сохраняются в течение определенного периода времени.Нормальный ребенок склонен следовать заданной центильной линии или образцу; отклонения в росте от процентиля трудно обнаружить в короткие промежутки времени с помощью кривой роста; это одна из наиболее важных причин для расчета скорости роста или скорости роста 12 . Оценка скорости роста при каждом обычном посещении и посещении пациента по поводу острого заболевания обеспечивает самое раннее выявление проблем с ростом.

Процентили длины тела к возрасту для девочек от 2 до 5 лет. Линия 50-го процентиля (средний показатель по населению) показывает, что 50% нормальных девочек имеют рост (или рост) ниже линии, а 50% выше.На самом низком уровне (5-й процентиль) только 5% девочек / мальчиков ниже ростом. Кривые роста были построены с использованием данных исследования роста детей ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, Женева, 2006 г.

Скорость роста является нормальной, если рост поддерживается вдоль изобарной линии. Когда рост замедляется и превышает центили роста, даже если он все еще находится в пределах нормального диапазона на диаграмме роста, более вероятна патологическая этиология. Замедление роста определяется как скорость роста ниже 5-го процентиля для возраста и пола (например,грамм. <5 см / год после 5 лет) или падение роста в двух или более процентилях на диаграмме роста. Когда скорость роста аномально снижается, измерения высоты будут постепенно попадать в изобары, что иногда называют «спадом с кривой». И наоборот, ускорение скорости роста приводит к пересечению верхних изобар, но не всякое ускорение роста полезно; Воздействие аномальных половых стероидов из экзогенного или эндогенного источника может привести к раннему ускоренному росту, преждевременному слиянию эпифизов и, в конечном итоге, к низкому взрослому росту.Следовательно, скорость роста следует интерпретировать вместе с достигнутой высотой, потому что положение на кривой роста важно для интерпретации скорости роста и определения эффективности вмешательств.

Однако биологическая сложность, присущая динамике роста человека, затрудняет использование и интерпретацию измерений роста. Скорость роста отдельных детей характеризуется очень высокой вариабельностью в последовательных интервалах роста. Периодические кратковременные остановки роста и всплески роста являются частым явлением в процессе развития ребенка.Нет ничего необычного в том, что ребенок растет с 95-м центилем скорости в течение одного месяца и с 20-м центилем скорости в следующем месяце. Корреляция между последующими различными моделями роста обычно невелика; это отражает как естественный паттерн скачкообразного роста, так и возможный догоняющий или догоняющий рост, который вносит свой вклад в общие узконаправленные паттерны в достигнутых траекториях роста отдельных детей.

Скорость роста лучше всего оценивать с помощью измерений, проводимых с интервалами в 3–4 месяца у младенцев и каждые 6 месяцев у детей старшего возраста.Поскольку у маленьких детей часто бывают скачки роста, наиболее точные оценки годовой скорости роста получаются при усреднении 12-месячных измерений роста (или длины тела) по сравнению с усредненными измерениями с интервалами <12 месяцев. Хотя последний подход интуитивно может показаться более полезным, неточность в измерениях роста означает, что в краткосрочной перспективе скорость роста может не адекватно определять снижение роста во время рутинного мониторинга роста. 13 . Хотя получение и нанесение на график измерений высоты не требует дорогостоящего или сложного оборудования, обучение и внимание к деталям гарантированы 14 .Действительно, две из наиболее распространенных причин неправильной диагностики нарушений роста и неподходящих направлений для дальнейшей оценки — это ошибки в измерении роста или неточное построение значений на кривой роста 15 . При измерении роста детей возможны ошибки из-за плохой техники, различий между приборами и наблюдателями, суточных колебаний и ошибок при построении графика 13 . Однако некоторая неточность неизбежна, поскольку дети не являются твердыми объектами и не имеют точного или правильного роста.Тем не менее, при соответствующем обучении и уходе, единичные измерения роста могут быть получены в условиях общины с приемлемой точностью, особенно у детей старше 3 лет 15 , 16 . Соответствующая диаграмма роста — важный инструмент для скрининга, наблюдения и мониторинга роста детей.

Рост недоношенных детей отличается от роста доношенных детей и зависит от их гестационного возраста. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что мальчики, в частности, могут быть уязвимы к осложнениям преждевременных родов, которые влияют на рост 17 .Поэтому при оценке роста по графику роста важно исправить преждевременные роды и использовать скорректированный возраст, а не фактический возраст с момента рождения. Например, ребенок, родившийся на 31 неделе беременности, родился на девять недель раньше срока (40–31 = 9 недель). Скорректированный возраст этого ребенка всегда будет на девять недель меньше его или ее фактического возраста с момента рождения.

Средний рост

Эффективность измерения роста может быть улучшена, если рост ребенка скорректирован с учетом роста родителей; некоторые дети могут быть неправильно направлены на дополнительное обследование, если их рост не был учтен.Поскольку на рост взрослого человека в значительной степени влияют генетические факторы, рост взрослого ребенка можно предсказать на основе роста в среднем возрасте. Скорректированная средняя родительская высота (целевая высота) является потенциальной или генетической целевой высотой ребенка и может быть рассчитана на основе среднего родительского роста или, если рост обоих родителей недоступен, из роста одного родителя или брата или сестры и с поправкой на пол ребенка 18 :

Независимо от фактического измерения роста, ребенок, у которого SDS роста выходит за пределы родительского целевого диапазона, с большей вероятностью будет иметь нарушение роста.Однако утверждалось, что рассматривать средний рост уместно только тогда, когда оба родителя имеют нормальный рост, и расчет может вводить в заблуждение при оценке маленьких детей 19 .

Влияние низкого роста на здоровье

Низкий рост или снижение скорости роста (падение за пределы нормальной линии изобары роста) — частая причина для педиатрических консультаций. Дети и родители обеспокоены возможностью развития основного заболевания, а также предполагаемыми социальными последствиями низкого роста, такими как издевательства или издевательства в школе или даже самоуважение, физические проблемы и социальные отношения 20 , 21 .

Своевременное выявление и эффективное лечение заболеваний, таких как пороки сердца, воспалительные заболевания кишечника, муковисцидоз, хроническая почечная недостаточность, недиагностированный или хронический плохо контролируемый сахарный диабет и злокачественные новообразования, важны для хорошего здоровья, а также для нормализации роста. Лечение любых гормональных нарушений, связанных с низким ростом, обычно связано с другими преимуществами. У детей, лечившихся от гипотиреоза, после лечения улучшается энергия и улучшается работа кишечника.Дети с дефицитом гормона роста (GHD) или эндогенным синдромом Кушинга обычно более энергичны и имеют лучшую мышечную функцию и плотность костей после лечения.

Популярные стереотипы связывают низкий рост с нарушениями психологического благополучия и функционирования по сравнению с людьми с нормальным или высоким ростом 22 24 . Тем не менее, продолжаются оживленные дискуссии о природе и степени таких нарушений с недавними данными поперечных популяционных исследований, в которых ставится под сомнение связь между психологическим статусом и качеством жизни с ростом 25 28 .

Поскольку низкий рост является обычным явлением, а психопатология распространена как среди низкорослых, так и среди людей с нормальным ростом, необходимо следить за тем, чтобы не делались выводы относительно проблем адаптации у низкорослых детей со стигматизацией. Очевидно, что необходимы дальнейшие исследования, чтобы отделить зависимые от роста и не зависящие от роста психологические дисфункции у низкорослых детей. У некоторых пациентов с низким ростом может быть дополнительное нейропсихологическое нарушение, связанное с основным заболеванием, которое может повлиять на психологическое функционирование и приспособление к низкорослости.

Причины низкого роста у детей

Существует ряд условий, которые могут привести к замедлению темпов роста и / или низкому росту, которые потенциально могут быть обнаружены на ранней стадии с помощью мониторинга роста. При наблюдении за невысоким ростом многие дети окажутся нормальными вариантами. У этих детей нет основной патологии или психосоциальных проблем, вызывающих их уменьшенный рост. У некоторых из этих детей может быть конституциональная задержка роста и / или полового созревания, когда рост идет с нормальной скоростью, но возраст костной ткани задерживается относительно их фактического возраста 29 ().У многих в семейном анамнезе были похожие модели роста, и хотя многие в конечном итоге могут достичь нормального взрослого роста (но позже своих сверстников), другие остаются невысокими, как взрослые 30 . Если родители ребенка также невысокого роста, то можно считать, что у ребенка генетический или семейный рост. Если эти нормальные варианты роста считаются маловероятными, важно провести дальнейшие исследования для выявления и лечения потенциально серьезного состояния, первоначально проявляющегося как задержка роста.В школьном исследовании 14% детей, которые были ниже 3-го процентиля и росли <5 см / год, имели основное заболевание. У 5% детей низкий рост был эндокринным по происхождению 31 .

Задержка конституционального роста (CGD). Дети с ХГБ, наиболее частой причиной низкого роста и задержки полового созревания, обычно имеют задержку линейного роста в течение первых 3 лет жизни. В этом варианте нормального роста линейная скорость роста и прибавка в весе замедляются, начиная с 3–6 месяцев, что приводит к нисходящему пересечению процентилей роста, которое часто продолжается до 2–3 лет.В это время рост возобновляется с нормальной скоростью, и эти дети растут либо по более низким процентилям роста, либо ниже кривой, но параллельно ей в течение оставшейся части препубертатного возраста. В ожидаемое время полового созревания рост детей с ХГБ начинает отдаляться от кривой роста из-за задержки начала пубертатного всплеска роста. Догоняющий рост, начало полового созревания и пубертатный скачок роста происходят позже, чем в среднем, что приводит к нормальному взрослому росту и половому развитию.Данные приведены для репрезентативной кривой роста, показывающей 3-й, 10-й, 25-й, 50-й, 75-й, 90-й, 97-й процентили. Точки показывают типичную кривую роста ребенка с ХГБ.

Большое количество клинических состояний, связанных с низким ростом, может затруднить определение причины низкого роста. Европейское общество педиатрической эндокринологии (ESPE) классифицировало основные причины низкого роста на три группы: (i) первичные нарушения роста, когда это состояние присуще пластинке роста; (ii) вторичные нарушения роста, при которых среда пластинок роста изменяется вследствие состояния; и (iii) когда нет идентифицируемой причины низкого роста (идиопатический низкий рост [ISS] или задержка роста неизвестной этиологии) 32 .Основные причины задержки роста показаны в.

Таблица 1

903 Дефицит IGF-I

Устойчивость к IF

4

детского злокачественного новообразования, например, химиотерапия, облучение всего тела

1. Первичная недостаточность роста
Клинически определенные синдромы, включая синдром Дауна, синдром Тернера, синдром Нунана, синдром Прадера – Вилли и синдром Сильвера – Рассела
Малый для гестационного возраста (SGA) с недостаточностью догоняющего роста
Врожденная дисплазия костей, например ахондроплазия, гипохондроплазия
2.Вторичные нарушения роста
Эндокринные причины
Дефицит гормона роста (GHD) врожденный или приобретенный (поражения гипоталамо-гипофизарной области, такие как краниофарингиома или травма головы)
Синдром множественной гипофиза
Гипотиреоз
Последствия преждевременного полового созревания
Другие нарушения оси GH – IGF-I
Дефицит IGF-I
Дефицит IGF

AL

Нарушения обмена веществ
Плохо контролируемый сахарный диабет
Нарушения липидного, углеводного, белкового обмена, например, хроническая почечная недостаточность
Нарушения в системе органов и сердечные заболевания, например легочный ( кистозный фиброз), печень, кишечник (синдром короткой кишки и целиакия), почечная, хроническая анемия, ювенильный артрит
Психосоциальные состояния, такие как эмоциональная депривация, нервная анорексия
Системная или местная терапия глюкокортикоидами

Замедление линейного роста у ребенка с хорошим питанием или ожирением может указывать на эндокринную причину низкого роста, такую ​​как GHD, гипотиреоз или избыток глюкокортикоидов.GHD может быть врожденным или приобретенным и может быть изолированным дефицитом или возникать в связи с дефицитом других гормонов гипофиза (). Врожденный GHD может возникать у пациентов, перенесших перинатальную асфиксию, или может быть результатом ранних пренатальных эмбриологических пороков развития, включая пороки развития центральной нервной системы (ЦНС), такие как септооптическая дисплазия. Приобретенный GHD является идиопатическим при большинстве диагнозов, но может быть результатом опухолей (краниофарнгиома, глиома), черепно-мозговой травмы, инфекции ЦНС или облучения, или хирургического повреждения гипофиза или гипоталамуса.У этих пациентов медленный рост является характерной чертой при постановке диагноза. В то время как врожденный гипотиреоз обычно выявляется при скрининге новорожденных, во многих случаях первичный гипотиреоз приобретается позже в детстве, обычно как аутоиммунное заболевание (). У пациентов с нелеченым гипотиреозом любой этиологии скорость роста медленная, а костный возраст задерживается по сравнению с хронологическим возрастом. Избыток глюкокортикоидов обычно является ятрогенным и вызван фармакологической терапией сопутствующего заболевания, такого как заболевание почек или соединительной ткани или рак, но иногда является результатом избыточного производства эндогенных глюкокортикоидов (синдром Кушинга) из-за опухоли (надпочечников, эктопии или гипофиза).У пациентов с низким ростом из-за избытка глюкокортикоидов медленная скорость роста сопровождается задержкой костного возраста по сравнению с хронологическим возрастом, увеличением веса и повышенным кровяным давлением (). Достигнет ли ребенок, подвергшийся избыточному воздействию глюкокортикоидов, в конечном итоге нормального роста взрослого человека, зависит от дозы стероидов, которой он подвергался, продолжительности воздействия и от того, повлияли ли половые стероиды на созревание скелета.

Тяжелая недостаточность гормона роста (GHD). Если рост веса и роста задерживается при нормальной окружности головы, можно заподозрить эндокринопатию, такую ​​как GHD.У детей с GHD наблюдается медленный или ровный темп роста, обычно <2 дюймов (5 см) в год. Медленный рост может появиться только в возрасте 2–3 лет. Ребенок будет намного ниже большинства или всех детей того же возраста и пола. Данные приведены для репрезентативной кривой роста, показывающей 3-й, 10-й, 25-й, 50-й, 75-й, 90-й, 97-й процентили. Точки показывают типичную кривую роста ребенка с GHD.

Приобретенный гипотиреоз. Для этого состояния характерны низкий рост и снижение процентилей с момента начала гипотиреоза.Данные приведены для репрезентативной кривой роста, показывающей 3-й, 10-й, 25-й, 50-й, 75-й, 90-й, 97-й процентили. Точки показывают типичную кривую роста ребенка с гипотиреозом.

Для детей с синдромом Кушинга характерно увеличение скорости веса с сопутствующим уменьшением скорости роста. Данные приведены для репрезентативной кривой роста, показывающей 3-й, 10-й, 25-й, 50-й, 75-й, 90-й, 97-й процентили. Точки показывают типичную кривую роста ребенка с синдромом Кушинга.

Низкий рост с пониженным соотношением массы тела к росту может указывать на наличие хронического системного заболевания. Действительно, почти все системные заболевания могут замедлять рост до степени, которая зависит от тяжести и лечения основного заболевания. В некоторых случаях (например, синдром раздраженного кишечника, глютеновая болезнь, хроническая почечная недостаточность) рост может быть нарушен в течение нескольких лет до того, как станут очевидными желудочно-кишечные или почечные симптомы. В отличие от этих более тонких заболеваний, задержка роста, связанная с другими хроническими заболеваниями (например,грамм. сердечная, иммунологическая и т. д.) клинически очевидна и, очевидно, связана с основным заболеванием. Дети, страдающие от недоедания или страдающие от недоедания, также имеют аналогичные симптомы; низкий рост и уменьшенный вес для роста. У детей с дефицитом питания, несмотря на доступ к пище (например, нервная анорексия или плохо контролируемый диабет 1 типа), потеря веса более выражена, чем снижение линейного роста, а также может наблюдаться задержка половой зрелости и костного возраста.

Генетические или синдромальные причины низкого роста часто диагностируются из-за отклонений, обнаруживаемых во время клинических обследований.Например, относительно большее укорочение конечностей, чем позвоночник, может указывать на ахондроплазию, тогда как дисморфические особенности глаз, ушей или лицевые аномалии могут требовать обследования на хромосомные нарушения, такие как синдром Тернера или синдром Дауна. Однако некоторые девочки с синдромом Тернера могут иметь совершенно нормальный внешний вид, а не типичный фенотип, который включает перепончатую шею, характерные черты лица, короткие пястные кости и т. Д. По этой причине всегда следует рассматривать кариотип у невысоких девочек.К сожалению, когда диагностируют синдром Тернера у молодой женщины с задержкой полового созревания, время оптимального лечения с учетом роста и других психологических факторов уже прошло, что подчеркивает важность мониторинга скорости роста с течением времени. Всегда необходимо исследовать изменение скорости роста в раннем детстве. У некоторых детей рост может быть нормальным до 10–12 лет, после чего скорость роста заметно замедляется. Если конституциональная задержка роста и полового созревания является причиной этого замедления роста, за этим последует спонтанное ускорение роста, тесно связанное с возможным всплеском полового созревания.К сожалению, такая же модель замедления роста после 10–12 лет может быть связана с патологической задержкой роста. Следовательно, хотя такая модель роста может быть благоприятной, требуется тщательное исследование. Поздние эффекты терапии лейкемии у детей могут включать эндокринные нарушения, особенно дефицит гормона роста, гонадотропина и иногда тиреотропина, все из которых могут быть связаны с задержкой роста. У очень маленьких детей краниально-спинномозговая лучевая терапия может привести к преждевременному половому созреванию и низкому росту взрослых.Однако первичный гипотиреоз чаще возникает после лечения лейкемии, если щитовидная железа находилась в пределах радиационного поля. С увеличением числа выживших после лечения рака стало важным выявлять и лечить низкий рост, проявляющийся в таких случаях.

Нарушение роста без органической этиологии, но связанное с поведенческими расстройствами и психосоциальным стрессом, называется психосоциальным низким ростом. Это состояние включает в себя задержку развития, плохой рост вследствие хронического недоедания и идиопатический гипопитуитаризм.Широкий спектр признаков и симптомов, связанных с задержкой психосоциального роста, означает, что это состояние трудно с уверенностью идентифицировать, и существует значительный риск недооценки нарушений роста как индикатора пренебрежения и жестокого обращения с детьми 33 . У некоторых детей наблюдается спонтанный догоняющий рост, когда они удалены от источника стресса без дальнейшего лечения 34 .

Было высказано предположение, что мальчики чаще обращаются за медицинской помощью из-за своего низкого роста, чем девочки.Преобладание мужчин в направлениях по поводу низкого роста было зарегистрировано во всех возрастных группах, что может объяснить часто наблюдаемое неравенство между мужчинами и женщинами в оценке и лечении низкого роста 35 37 . Grimberg et al. сообщили, что количество мальчиков, направленных по поводу задержки роста, почти вдвое больше, чем девочек 36 . Однако интересно, что в Нидерландах в исследовании, посвященном оценке согласованных голландских руководящих принципов по диагностике нарушения роста, проведенному в двух больницах, из 542 обследованных детей 284 были мальчиками и 258 — девочками (мужчины / женщины). соотношение 1.1) 7 .

Частота плохого роста как показатель органических заболеваний

В рамках исследования роста в Уэссексе дальнейшее исследование 147 детей, которые были признаны «недоразвитыми» при поступлении в школу, выявило восемь случаев ранее не идентифицированного заболевания 4 . Только в четырех случаях это было излечимо (гипотиреоз, целиакия, отравление свинцом и GHD), но во всех случаях это было информативным. Эти восемь условий были пропущены при поступлении в школу.Доля детей с органическими заболеваниями увеличивалась со степенью невысокого роста; семь из 12 детей, рост которых был более чем на 3 SD ниже среднего, страдали каким-либо органическим заболеванием.

Таким образом, 1 из 10 детей с ростом от −2 до −3 SD имеет органическую причину своего низкого роста, тогда как при росте ниже −3 SD органическая причина может быть обнаружена почти у 60% таких детей 4 . В других исследованиях органическая причина низкого роста была описана между 0.7 и 4,5% 36 , 38 , 39 обследованной популяции с причинами, включая ранее не диагностированный ювенильный гипотиреоз и GHD.

Следовательно, хотя у части детей с низким ростом, направленных для дальнейшего обследования, может быть диагностирован либо семейный низкий рост, либо конституциональная задержка роста и полового созревания, есть дети с эндокринологическими или неэндокринологическими патологиями, у которых раннее выявление и диагностика органических причин ненормальный рост дает наилучшие шансы на хорошее здоровье и нормальный рост взрослого человека.

Руководство по мониторингу роста

Целью программ мониторинга роста или скрининга является выявление детей с различными излечимыми причинами аномального роста, которые были пропущены или не явились в клиническую практику. Обзор 31 исследования по мониторингу роста показал, что один скрининг роста может выявить от 1: 545 до 1: 1793 новых случаев потенциально излечимых состояний 40 . Однако, несмотря на его широкое использование, важность мониторинга роста для выявления нарушений роста и его влияния на здоровье ребенка не осознается до конца. 41 .

Действительно, даже если проводится мониторинг роста, детям с излечимыми причинами аномального роста часто ставится диагноз или лечение начинается в более старшем возрасте, что исключает возможность для ребенка достичь нормального или почти нормального роста 42 , 43 . В некоторых случаях отсутствие обученного персонала может означать, что дети не могут проходить плановые проверки роста в школе 44 . Действительно, совсем недавно, в 2011 году, Yardeni et al. показали, что соблюдение рекомендаций по оценке низкого роста в первичной клинике при направлении детей в специализированное отделение было недостаточным; дети часто направлялись без важных данных о предыдущем росте и росте родителей, и отсутствовали многие лабораторные тесты, важные для оценки врача первичной медико-санитарной помощи 45 .

Чтобы программа мониторинга роста была эффективной, она должна быть точной, непрерывной и широко использоваться среди населения. Однако существуют значительные различия в национальных руководствах по диагностическому подходу к низкорослому росту в отношении используемых критериев, оборудования и графиков роста 8 , 46 .

При оценке голландских детей с синдромом Тернера критерии направления, основанные на измерении абсолютного роста, оказались менее полезными, чем критерии, скорректированные на средний рост или скорость роста 46 .В Великобритании у детей обычно измеряют рост во всех точках контакта с их семейным врачом, вплоть до поступления в школу в возрасте 5 лет; дети с самым низким ростом <0,4 центиля (-2,66 SDS) направляются для дальнейшего обследования 47 . Использование 0,4-го центиля позволяет определить группу детей с очень низким ростом, у которых от одной трети до половины детей имеют идентифицируемое нарушение роста 48 .

Предыдущие финские рекомендации, которые используются до сих пор, основаны на пределах отсечения для SDS высоты минус SDS целевой высоты и диапазоне пределов отсечки для SDS дельта-высоты, в зависимости от возраста ребенка и длины тела. возрастной интервал 49 .Не учитывается средний рост родителей или изменение SDS роста со временем.

В научно-обоснованном руководстве по направлению детей с низким ростом, опубликованном в 2008 г. 7 , сообщается о разнице в эффективности и действенности критериев направления к специалистам для маленьких детей (младше 3 лет) и детей старшего возраста. Было показано, что у детей младше 3 лет SDS низкого роста (SDS роста <−3) является наиболее полезным критерием для определения низкого роста. У детей старшего возраста (3–10 лет) совместное использование «короткого расстояния для целевой высоты» (SDS роста минус SDS высоты цели <2 и SDS роста <2) и SDS роста <2.5, а также отклонение по высоте (уменьшение SDS по высоте> 1.0 SD) обеспечили лучший способ идентификации детей с низким ростом 50 . Используя эти рекомендации для детей в возрасте 3–10 лет, расстояние до целевой высоты> 2 SD в сочетании с SD роста <−2 выявило 85,7% детей с синдромом Тернера и 76,5% детей низкого роста с различными нарушениями роста с низкий уровень ложноположительных результатов (1,5–2,0).

Для правильного дифференциального диагноза тщательный медицинский и семейный анамнез должен дополнять физикальное обследование для определения признаков, симптомов и ключей, которые могут указывать на конкретное заболевание.Соответствующие моменты в анамнезе включают характеристики рождения, симптомы, указывающие на хронические органические заболевания, психические заболевания и / или тяжелые эмоциональные расстройства. Также важно определить, наблюдался ли медленный рост у одного из родителей. Физикальное обследование должно включать систематическое обследование всех систем организма, включая тщательный поиск дисморфических особенностей и непропорционального укорочения конечностей. После тщательного сбора анамнеза и медицинского обследования необходимо провести анализ кривой роста и измерения массы тела к росту () 51 .

График индивидуального роста 3-й, 10-й, 25-й, 50-й, 75-й, 90-й, 97-й процентили: соотношение веса и роста мальчиков. Воспроизведено из Kuczmarski RJ, Ogden CL, Guo SS et al. Диаграммы роста CDC за 2000 год для США: методы и развитие. Национальный центр статистики здравоохранения. Vital Health Stat 2002; 11 (246).

Программы мониторинга роста сообщества, однако, не выявляют всех случаев состояний, связанных с ростом. В некоторых случаях детей направляют в связи с опасениями родителей или проблемами, поднятыми семейными врачами во время плановых осмотров 52 .

Рост и характер роста пациента признаны важными факторами направления из первичного звена в специализированные эндокринологические клиники. При ретроспективной оценке 9062 пациентов, направленных в течение 28 лет их семейным врачом или другими педиатрами в две детские больницы Брисбена, 29% (n = 2599) были направлены по причине низкого роста 35 . Из них 58% были диагностированы семейным низким ростом, конституциональной задержкой роста или имели нормальный рост, но 931 (36% обращений) имели заболевание, вызывающее низкий рост, в том числе 12% с синдромом Тернера, синдромом Нунана или синдромом Рассела-Сильвера. синдром, 6% родились малыми для гестационного возраста (SGA), 8% с заболеваниями систем органов и 5% с GHD 35 .Поскольку органическая причина низкого роста была обнаружена в более чем одной трети переданных дел, это убедительно свидетельствует о том, что ко всем подобным направлениям следует относиться серьезно.

В менее экстремальных случаях низкого роста, направления иногда отслеживаются с помощью политики «выжидания», с использованием скорости роста, часто в течение очень короткого периода времени, в качестве вторичного инструмента проверки 38 . В таком случае детей, которые, по всей видимости, хорошо растут, можно отпустить, а остальных направить за консультацией к специалисту.

Крупномасштабные программы мониторинга могут предоставить подробную информацию о лучших процедурах выявления низкого роста в популяции, предоставляя систематический метод диагностики нарушений роста у ранее недиагностированных детей путем выявления кривых патологического роста, а также выявления вековых тенденций роста в детском возрасте. численность населения.В 1998 г. была создана сеть для сбора данных о вкладе педиатров в Германии (в настоящее время> 160) 39 . Дети с ростом выше 97-го центиля или ниже 3-го центиля немецкой синтетической кривой нормы были выделены в соответствующую практику. Затем дети направлялись на специализированное обследование, если это считалось необходимым. Из 60 984 обследованных детей 2775 детей (4,5%) имели рост ниже 3-го процентиля нормативного эталона. Среди 2775 детей, направленных на обследование к специалисту из-за низкого роста, было 38 новых случаев GHD (1: 1605 обследованных детей), 4 новых случая синдрома Тернера (обследовано 1: 15 246 детей), 2 новых случая ювенильного гипотиреоза. (1:30 проверено 492 ребенка) и три новых случая нарушения психосоциального роста (1:20 328 детей).

Выводы

Неспособность расти является важным и ключевым клиническим состоянием, которое должен признать врач общей практики. Низкий рост следует выявлять, диагностировать и лечить надлежащим образом и без промедления. Нормальный рост является признаком хорошего здоровья, но больные дети и подростки часто растут медленно, поэтому мониторинг нарушений роста имеет решающее значение для педиатрической помощи. Основная причина изучения аномального роста у младенцев и детей — выявление состояний, которые могут угрожать здоровью и жизни.Наиболее полезными тестами для отличия невысокого нормального ребенка от ребенка с патологическим состоянием являются точные измерения роста с течением времени и расчет скорости роста. Скорее всего, здоровы здоровые дети, которые невысокого роста, но растут с нормальной скоростью роста. Напротив, ребенок, скорость роста которого снижается, независимо от его абсолютного роста, заслуживает тщательной оценки. Своевременное распознавание причины низкого роста путем раннего и частого измерения детей дает наилучшие шансы для достижения ребенком идеального результата в отношении здоровья, а также возможность достичь роста взрослого человека в пределах нормального диапазона популяции.В свете нашей способности диагностировать излечимые заболевания с помощью точной оценки роста, клиническое значение раннего распознавания низкого роста очевидно.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить следующих членов Консультативного совета, участвовавших в написании этой статьи: Аниту Хоккен-Колегу, Джудит Росс, Питера Ли, Эдварда Рейтера, Кейити Озоно, Йенса Сандала Кристиансена, Аннамария Колао и Акира Шимацу.

Глоссарий

CDG Задержка конституционального роста
CI Доверительный интервал
CNS ЦНС Центральная нервная система
Дефицит гормона роста

ISHD
GHD Идиопатический невысокий рост
MPH Средний рост
SDS Оценка стандартного отклонения
SD Стандартное отклонение
SGA для беременных .Thomas M, Massa G, Craen M, de Zegher F, Bourguignon JP, Heinrichs C, et al. Распространенность и демографические особенности дефицита гормона роста у детей в Бельгии в период 1986–2001 гг. Eur J Endocrinol. 2004. 151: 67–72. [PubMed] [Google Scholar] 2. Султан М., Афзал М., Куреши С.М., Азиз С., Лутфуллах М., Хан С.А. и др. Этиология низкого роста у детей. J Coll Врачи Surg Pak. 2008; 18: 493–7. [PubMed] [Google Scholar] 3. Пападимитриу А., Дурос К., Пападимитриу Д.Т., Клеантоус К., Карапану О., Фретзаяс А.Характеристики невысоких детей, поступивших в академическую педиатрическую эндокринную клинику Греции. J Педиатр детского здоровья. 2012; 48: 263–7. [PubMed] [Google Scholar] 4. Voss LD, Mulligan J, Betts PR, Wilkin TJ. Низкий рост числа абитуриентов как показатель органических заболеваний: исследование роста Уэссекса. Br Med J. 1992; 305: 1400–2. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 5. Вит JM, Clayton PE, Rogol AD, Savage MO, Saenger PH, Cohen P. Идиопатический низкий рост: определение, эпидемиология и диагностическая оценка.Гормона роста IGF Res. 2008. 18: 89–110. [PubMed] [Google Scholar] 7. Grote FK, Oostdijk W., De Muinck Keizer-Schrama SM, van Dommelen P, van Buuren S, Dekker FW и др. Диагностическое исследование нарушения роста во вторичной медико-санитарной помощи; оценка согласованных руководящих принципов. BMC Pediatr. 2008; 8:21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 8. де Онис М., Wijnhoven TM, Onyango AW. Мировые практики мониторинга роста детей. J Pediatr. 2004; 144: 461–5. [PubMed] [Google Scholar] 9. де Онис М., Оньянго А., Борги Э., Сиям А., Блёсснер М., Люттер К.Внедрение Стандартов роста детей ВОЗ во всем мире. Public Health Nutr. 2012; 12: 1–8. [Google Scholar] 10. Фриман СП, Коул Т.Дж., Чинн С., Джонс П.Р., Уайт Э.М., Прис Массачусетс. Базовые кривые роста и веса в поперечном сечении для Великобритании, 1990 г. Arch Dis Child. 1995; 73: 17–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 11. Рогол А.Д., Кларк П.А., Реммих Дж. Н. Рост и пубертатное развитие у детей и подростков: влияние диеты и физической активности. Am J Clin Nutr. 2000; 72 (Прил.): 521С – 8С. [PubMed] [Google Scholar] 13.Восс Л.Д., Уилкин Т.Дж., Бейли Б.Дж., Беттс ПР. Достоверность роста и скорости роста при оценке роста (Уэссексское исследование роста) Arch Dis Child. 1991; 66: 833–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Коул Т.Дж. Оценка роста. Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab. 2002; 16: 383–98. [PubMed] [Google Scholar] 15. Восс Л.Д., Бейли Б.Дж. Оснащение сообщества для измерения роста детей: надежность портативных приборов. Arch Dis Child. 1994; 70: 469–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 17.Bocca-Tjeertes IF, van Buuren S, Bos AF, Kerstjens JM, Ten Vergert EM, Reijneveld SA. Рост недоношенных и доношенных детей в возрасте 0–4 лет: интеграция медианы роста и вариабельности в графики роста. J Pediatr. 2012; 161: 460–5. [PubMed] [Google Scholar] 19. Райт CM, Cheetham TD. Сильные и слабые стороны родительского роста как предиктора достигнутого роста. Arch Dis Child. 1999. 81: 257–60. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Молинари Э., Сартори А., Чеккарелли А., Марки С. Психологическое и эмоциональное развитие, интеллектуальные способности и образ тела у коротких нормальных детей.J Endocrinol Invest. 2002; 25: 321–8. [PubMed] [Google Scholar] 21. Йохансен Х., Андресен Иллинойс, Несс Э. Э., Хаген КБ. Состояние здоровья взрослых с низким ростом: сравнение с нормальным населением и одним хорошо известным хроническим заболеванием (ревматоидный артрит) Orphanet J Rare Dis. 2007; 2: 10. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Voss LD. Низкий нормальный рост и психосоциальные недостатки: критический обзор доказательств. J Pediatr Endocrinol Metab. 2001; 14: 701–11. [PubMed] [Google Scholar] 23.Сандберг Д.Е., Брук А.Е., Кампос С.П. Низкий рост: психологическое бремя, требующее терапии гормоном роста? Педиатрия. 1994; 94 (Pt 1): 832–40. [PubMed] [Google Scholar] 24. Уилер П.Г., Бреснахан К., Шепард Б.А., Лау Дж., Балк Э.М. Низкий рост и функциональные нарушения: систематический обзор. Arch Pediatr Adolesc Med. 2004. 158: 236–43. [PubMed] [Google Scholar] 25. Ли Дж. М., Аппульезе Д., Коулман С. М., Касироти Н., Корвин Р. Ф., Брэдли Р. Х. и др. Низкий рост в популяционной когорте: социальное, эмоциональное и поведенческое функционирование.Педиатрия. 2009; 124: 903–10. [PubMed] [Google Scholar] 26. Росс Дж. Л., Сандберг Д. Е., Роуз С. Р., Лешек Е. В., Барон Дж., Чипман Дж. Дж. И др. Психологическая адаптация у детей с идиопатическим низким ростом, получавших гормон роста или плацебо. J Clin Endocrinol Metab. 2004. 89: 4873–8. [PubMed] [Google Scholar] 27. Sandberg DE. Психосоциальные аспекты невысокого роста и управление им: добрые дела требуют хорошей науки. Horm Res Paediatr. 2011; 76 (Прил.): 37–9. [PubMed] [Google Scholar] 28. Косте Дж., Пушо Дж., Карел Дж.Рост и качество жизни, связанное со здоровьем: общенациональное демографическое исследование. J Clin Endocrinol Metab. 2012; 97: 3231–9. [PubMed] [Google Scholar] 29. Спадони Г.Л., Чианфарани С. Оценка костного возраста при обследовании детей с эндокринными нарушениями. Horm Res Paediatr. 2010; 73: 2–5. [PubMed] [Google Scholar] 30. Пойразоглу С., Гюнез Х., Даренделилер Ф., Сака Н., Бундак Р., Баш Ф. Конституциональная задержка роста и полового созревания: от презентации до окончательного роста. J Pediatr Endocrinol Metab. 2005; 18: 171–9. [PubMed] [Google Scholar] 31.Линдси Р., Фельдкамп М., Харрис Д., Робертсон Дж., Раллисон М. Исследование роста в Юте: стандарты роста и распространенность дефицита гормона роста. J Pediatr. 1994; 125: 29–35. [PubMed] [Google Scholar] 32. Вит Дж. М., Ранке М., Кельнар CJH. Классификация детских эндокринных диагнозов ESPE. Horm Res. 2007; 68 (Прил.): 1–120. [Google Scholar] 33. Гольке BC, Хадилкар В.В., Скусе Д., Стэнхоуп Р. Распознавание детей с психосоциальным низким ростом: спектр проявления. J Pediatr Endocrinol Metab. 1998; 11: 509–17.[PubMed] [Google Scholar] 34. Джагтап В.С., Саратхи В., Лила А.Р., Букан А.П., Бандгар Т., Менон П. и др. Гиперфагический невысокий рост: описание случая и обзор литературы. Индийский J Endocrinol Metab. 2012; 16: 624–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Томсетт MJ. Спектр клинической детской эндокринологии: 28 лет направления к индивидуальному консультанту. J Педиатр детского здоровья. 2010; 46: 304–9. [PubMed] [Google Scholar] 36. Гримберг А., Кутиков Ю.К., Куккьяра А.Дж. Половые различия у пациентов, направленных для оценки плохого роста.J Pediatr. 2005. 146: 212–6. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 37. Ли Дж. М., Дэвис М. М., Кларк С. Дж., Кемпер А. Р.. Порог оценки низкого роста в детской эндокринной клинике: различия между мальчиками и девочками? J Pediatr Endocrinol Metab. 2007. 20: 21–6. [PubMed] [Google Scholar] 38. Ахмед М.Л., Аллен А.Д., Шарма А., Макфарлейн Дж. А., Дангер Д.Б. Оценка районной программы скрининга роста: Oxford Growth Study. Arch Dis Child. 1993; 69: 361–5. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39.Keller E, Gausche R, Meigen C, Keller A, Burmeister J, Kiess W. Ауксологическая компьютерная сеть для раннего выявления нарушений роста и достижения веса. J Pediatr Endocrinol Metab. 2002; 15: 149–56. [PubMed] [Google Scholar] 40. Файтер Д., Никсон Дж., Хартли С., Риталия А., Батлер Г., Рудольф М. и др. Систематический обзор рутинного мониторинга роста детей младшего школьного возраста для выявления состояний, связанных с ростом. Оценка медицинских технологий. 2007; 11: 1–163. [PubMed] [Google Scholar] 42.Макфарлейн А. Эпидемиология низкого роста из-за задержки роста. J Med Screen. 1995; 2: 128–9. [PubMed] [Google Scholar] 43. Американская академия педиатрии. Рекомендации Комитету по практике и амбулаторной медицине по профилактике детского здоровья. Педиатрия. 2000; 105: 645–6. [Google Scholar] 44. Фрай Т. Если это того стоит, давай! Arch Dis Child. 2008; 93: 267–8. [PubMed] [Google Scholar] 45. Ярдени Д., Лёвенталь Н., Лимони И., Хершковиц Э. Этническое и гендерное неравенство при оценке направленных невысоких детей.Horm Res Paediatr. 2011; 76: 50–5. [PubMed] [Google Scholar] 46. van Buuren S, van Dommelen P, Zandwijken GR, Grote FK, Wit JM, Verkerk PH. На пути к доказательным критериям направления к специалистам для мониторинга роста. Arch Dis Child. 2004. 89: 336–41. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 47. Холл Д., Коул Т., Эллиман Д., Гибсон П., Логан С., Уэльс Дж. Мониторинг роста. Arch Dis Child. 2008; 93: 717–8. [PubMed] [Google Scholar] 48. Лейси К.А., Паркин Дж. М.. Причины низкого роста. Общественное исследование детей в Ньюкасл-апон-Тайн.Ланцет. 1974; 1: 42–5. [PubMed] [Google Scholar] 50. Oostdijk W, Grote FK. de Muinck Keizer-Schrama SM, Wit JM. Диагностический подход у детей с низким ростом. Horm Res. 2009. 72: 206–17. [PubMed] [Google Scholar] 51. Kuczmarski RJ, Ogden CL, Guo SS, Grummer-Strawn LM, Flegal KM, Mei Z, et al. Диаграммы роста CDC 2000 для США: методы и развитие. Национальный центр статистики здравоохранения. Vital Health Stat. 2002; 11: 246. [PubMed] [Google Scholar] 52. Еллинек Д, Холл ДМ. Как диагностируются проблемы роста у детей? Child Care Health Dev.1994; 20: 371–7. [PubMed] [Google Scholar]

Что такое нарушение роста?

В последнее время кажется, что ваш ребенок буквально равняется на одноклассников. Другие дети в классе становятся выше и превращаются в молодых людей, но рост вашего ребенка, похоже, отстает. Одноклассники теперь возвышаются над вашим ребенком.

Что-то не так? Может быть, а может и нет. Некоторые дети просто растут медленнее, чем другие, потому что их родители тоже. Но у других может быть реальное нарушение роста, то есть проблема любого типа, которая мешает детям соответствовать реалистичным ожиданиям в отношении роста, от неспособности набрать рост и вес у маленьких детей до низкого роста или задержки полового развития у подростков.

Вариации нормальной модели роста

Пара различий, наблюдаемых в моделях роста нормальных детей, включает эти общие состояния, которые являются , а не нарушениями роста:

Задержка конституционального роста: Это состояние описывает детей, которые малы для своего возраста, но растут с нормальной скоростью. Обычно у них замедленный «костный возраст», что означает, что их скелет созревает раньше, чем их возраст в годах. (Костный возраст измеряется путем проведения рентгеновского снимка кисти и запястья и сравнения его со стандартными рентгеновскими снимками, наблюдаемыми у детей того же возраста.)

У этих детей нет никаких признаков или симптомов заболеваний, влияющих на рост. Они, как правило, достигают половой зрелости позже, чем их сверстники, с задержкой начала полового развития и скачком полового созревания. Но поскольку они продолжают расти до более старшего возраста, они, как правило, догоняют своих сверстников, когда достигают взрослого роста. Один или оба родителя или другие близкие родственники часто имели похожую модель роста «поздно цветущих».

Семейный (или генетический) низкий рост: Это состояние, при котором у более низких родителей обычно рождаются более низкие дети.Этот термин применяется к невысоким детям, у которых нет симптомов заболеваний, влияющих на их рост. У детей с семейным низким ростом все еще наблюдаются всплески роста и они вступают в половую зрелость в нормальном возрасте, но обычно они достигают только роста, сопоставимого с ростом их родителей.

С учетом как конституциональной задержки роста, так и семейного невысокого роста детей и семьи необходимо убедить, что ребенок , а не , страдает заболеванием или состоянием здоровья, представляющим угрозу для здоровья или требующим лечения.

Однако, поскольку они могут быть короткими или не вступать в половую зрелость, когда это делают их одноклассники, некоторым может потребоваться дополнительная помощь, чтобы справиться с поддразниванием или заверения в том, что в конечном итоге они пройдут полное половое развитие. Некоторым детям с очень коротким или очень поздним периодом полового созревания может помочь гормональное лечение.

Нарушения роста

Заболевания почек, сердца, желудочно-кишечного тракта, легких, костей или других систем организма могут влиять на рост. Другие симптомы или физические признаки у детей с этими заболеваниями обычно указывают на болезнь, вызывающую задержку роста.Однако в некоторых случаях медленный рост может быть первым признаком проблемы.

Нарушения роста включают:

Неспособность развиваться , которая сама по себе не является специфическим нарушением роста, но может быть признаком основного состояния, вызывающего проблемы роста. Несмотря на то, что новорожденные обычно немного теряют в весе в первые несколько дней, недостаточное развитие — это состояние, при котором некоторые младенцы продолжают набирать вес и расти медленнее, чем ожидалось. Обычно это вызвано неправильным питанием или проблемами с кормлением, но чаще всего встречается у детей младше 3 лет.Это также может быть симптомом другой проблемы, такой как инфекция, проблема с пищеварением, отсутствие заботы о ребенке или жестокое обращение с ним.

Эндокринные болезни (болезни, связанные с гормонами, химическими посредниками организма) связаны с дефицитом или избытком гормонов и могут быть причиной задержки роста в детстве и подростковом возрасте. Дефицит гормона роста — это заболевание, поражающее гипофиз (небольшая железа в основании мозга, которая выделяет несколько гормонов, включая гормон роста).Поврежденный или неисправный гипофиз может не производить достаточно гормонов для нормального роста. Гипотиреоз — это состояние, при котором щитовидная железа не может вырабатывать достаточное количество гормона щитовидной железы, необходимого для нормального роста костей.

Синдром Тернера , одно из наиболее распространенных генетических нарушений роста, встречается у девочек и представляет собой синдром, при котором отсутствует или аномальная Х-хромосома. В дополнение к низкому росту девочки с синдромом Тернера обычно не достигают нормального полового развития, потому что их яичники (половые органы, вырабатывающие яйцеклетки и женские гормоны) не созревают и не функционируют нормально.

Диагностика нарушения роста

Тесты, которые врач может порекомендовать для выявления нарушения роста, зависят от результатов на каждом этапе оценки. Невысокого ребенка, который здоров и растет с нормальной скоростью, можно просто наблюдать в течение всего детства, но тот, кто перестал расти или растет медленнее, чем ожидалось, часто нуждается в дополнительном тестировании.

Ваш врач или эндокринолог будет искать признаки многих возможных причин низкого роста и задержки роста.Анализы крови могут быть выполнены для поиска гормональных и хромосомных аномалий и исключения других заболеваний, связанных с задержкой роста. Можно сделать рентген костного возраста и специальное сканирование (например, МРТ), чтобы проверить гипофиз на наличие аномалий.

Чтобы измерить способность гипофиза вырабатывать гормон роста, врач (обычно детский эндокринолог) может провести тест на стимуляцию гормона роста. Это включает в себя введение ребенку лекарств, которые заставляют гипофиз вырабатывать гормон роста, а затем взятие нескольких небольших образцов крови с течением времени для проверки уровня гормона роста.

Лечение расстройства роста

Хотя лечение проблемы роста обычно не является срочным, ранняя диагностика и лечение могут помочь некоторым детям догнать сверстников и увеличить свой окончательный рост.

Если выявлено основное заболевание, специальное лечение может улучшить рост. Например, нарушение роста из-за гипотиреоза обычно лечится с помощью таблеток, заменяющих гормоны щитовидной железы.

Инъекции гормона роста для детей с дефицитом гормона роста, синдромом Тернера и хронической почечной недостаточностью могут помочь детям достичь более нормального роста.Гормон роста человека обычно считается безопасным и эффективным, хотя полное лечение может занять много лет, и не у всех детей будет хороший ответ. И лечение может быть дорогостоящим (от 20 000 до 30 000 долларов в год), хотя многие планы медицинского страхования покрывают его.

Как насчет лечения гормоном роста маленьких детей, у которых нет дефицита гормона роста при тестировании? Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобрило его использование у таких детей, если ожидается, что они достигнут очень короткого конечного роста (менее 4 футов 11 дюймов [150 сантиметров] для девочки; менее 5 футов 4 дюйма [163 сантиметра]. ] для мальчика).

Поговорите со своим врачом для получения дополнительной информации о вариантах лечения, если вас это беспокоит.

Помощь вашему ребенку

Вы можете повысить самооценку своего ребенка, обеспечив положительное подкрепление и подчеркнув другие характеристики, такие как интеллект, личность и таланты. Постарайтесь отвлечься от роста как меры общественного признания.

Дети, которые очень стесняются своего размера, могут нуждаться в помощи, чтобы справиться. В некоторых случаях может потребоваться обследование и лечение у специалиста по психическому здоровью.

Если вы подозреваете проблему

Если вас беспокоит рост вашего ребенка, поговорите со своим врачом, который может направить вас к детскому эндокринологу, который поможет диагностировать и лечить определенные нарушения роста.

Также важно следить за социальными и эмоциональными проблемами, с которыми сталкиваются дети с нарушениями роста. Нелегко быть самым невысоким ребенком в классе, и никогда не бывает весело, когда его дразнят. Помощь вашему ребенку в повышении самооценки и подчеркивание его сильных сторон — независимо от того, какого роста он или она может вырасти — может быть именно тем, что прописал врач.

Замедление роста — обзор

Синдром 4p

с нормальным ростом до

роста (рост, вес и окружность головы) в первые несколько месяцев жизни, широкие большие пальцы рук и галлюцинации, наклоненные вниз глазные щели, «клювый нос» с выступающей носовой перегородкой, высокое арочное небо, гримасничающая улыбка и бугорки когтей, от средней до тяжелой умственная отсталость (IQ от 25 до 79), детское / подростковое ожирение.Вариабельные признаки: катаракта, колобомы, врожденные пороки почек или сердца, крипторхизм ( 102 )

(210900)

ген. (210600, 606744, 608664, 61376)

спорадические доминантные

шея с выемкой на шею гипертелоризм, наклонные вниз глазные щели, моторная задержка
Тератогенные расстройства
Влияние алкоголя на плод Микроцефалия, тонкий гладкий желобок, короткие глазные щели
Фетальные гидантоиновые эффекты
Эффекты триметадиона плода Арочные брови, чашевидная спираль, пороки сердца
Эффекты варфарина плода Гипопластический нос, пунктирные эпифизы, короткие конечности
Эффекты краснухи плода Эффекты ветряной оспы плода Рубцовые дефекты кожи, гипоплазия конечностей, умственная отсталость, судороги
Последствия фенилкетонурии у матери Микроцефалия, сердечные дефекты, умственная отсталость
Хромосомные нарушения 9057 сомия 18 Сжатые руки, короткая грудина, дерматоглифический рисунок с низким сводом
Трисомия 13 Дефекты кожи головы, полидактилия, голопрозэнцефалия фация
Триплоидия 3–4 синдпластика 3–4 Синдпластика Глазной гипертелоризм, гипоспадия, преаурикулярные ямки
Синдром 5p Кошачий крик, микроцефалия, наклонные глазные щели
Синдром 13q аномалии центральной нервной системы
Синдром 18p Птоз, оттопыренные уши, умственная отсталость
Синдром 18q Выраженная антиспираль, гипоплазия средней зоны лица, длинные ладони
45, синдром X (лимфедема Тернера) шея, широкая грудь с широкими сосками
Пропорции синдромы гриппа
Расстройство Ключевые клинические результаты Наследование Генетическое тестирование
Brachmann-de-Lange4 широко расставленные зубы, микромелия, гирсутизм, аутистические наклонности, MR (IQ 30–102), иногда с дефектами сердечной перегородки, потерей слуха, миопией, желудочно-кишечной дисфункцией, гипопластическими гениталиями / крипторхизмом ( 99 ) Спорадический аутосомно-доминантный X связаны (менее 1% пациентов имеют пораженного родителя) 3 гена, кодирующие компоненты комплекса Cohesin: NIPBL ( Nipped B-like) в 5p13.1 ( 100 )
Ген SMC1A ( сегрегация митотических хромосом 1) ген в Xp11.22 ( 101 )
SMC3 в 10q25
Рубинштейн-Тайби (180849) Спорадический, аутосомно-доминантный CREBBP (Creb-связывающий белок) 16p13.3 ( 103 )
при ( 104 )
Russell-Silver (180860) ЗВУР со стойким постнатальным дефицитом роста, треугольное лицо, череп нормального размера, изогнутый (клинодактилия) 5-й палец, асимметричная длина конечностей (может привести к уменьшению роста на пораженная сторона с гемигипертрофией), риск задержки моторного и когнитивного развития с нарушением обучаемости ( 20 ) Спорадически неоднородно 10% — материнская дисомия для 7p11.2
11p15 область:
h29 — материнский ( 105 )
IGF2 ген ( 106 )
Dubowitz (223370) ВЗРП с постнатальным дефицитом роста головы или косой, микроцефалией широкая и плоская переносица, плоские или неглубокие надглазничные гребни, птоз и блефарофимоз, скудные боковые брови, экзема, нормальный интеллект от легкой до умеренной МР, поведенческие проблемы, включая гиперактивность (СДВГ).Клинодактилия 5-го пальца и кожная синдактилия 2-го и 3-го пальцев ног Мочеполовые аномалии могут включать гипоспадию и крипторхизм ( 107 ) Аутосомно-рецессивный NSUN2 at 5p15.31 ( 10740 ) Bloomberg
Микроцефалия, малярная эритема / чувствительность к солнцу / телеангиэктазия, гипоплазия маляра, желудочно-кишечный рефлюкс (возможно, способствующий инфекциям легких, среднего уха и верхних дыхательных путей), разреженный подкожный жир в младенчестве и раннем детстве, нормальный интеллект с плохо определенным нарушение обучаемости, предрасположенность к медицинским осложнениям, таким как обструктивная болезнь легких, сахарный диабет и различные виды рака ( 12 ) Аутосомно-рецессивный BLM (ДНК-геликаза) на 15q26.1 (108 )
(квадрирадиальный (Qr) в культивируемых лимфоцитах крови и / или повышенный обмен сестринских хроматид (SCE) в любом типе культивируемых клеток)
Панцитопения Фанкони (227650) Лучевая гипоплазия, гипоплазия гиперпигментация, панцитопения (прогрессирующая недостаточность костного мозга), повышенный риск злокачественных новообразований (острый миелогенный лейкоз или миелодиспластический синдром и солидные опухоли) ( 109 ). Могут быть пороки развития почек / мочевыводящих путей, сердца, желудочно-кишечного тракта, полости рта, ЦНС, ушей (в том числе потеря слуха), задержка в развитии.( 111 )
( FANCA -16q24.3, FANCB -Xp22.31, FANCC -9q22.3, FANCD1 [ BRCA2 ] -13q12.3, FANCDp25 9034 , FANCE -6p22-p21, FANCF -11p15, FANCG -9q13, FANCI-15q25q26, FANCJ [BRIP1] -17q22, FANCL-2q16.1 , FANCM -14q21.3, FANCN [ PALB2 ] -16p12, FANCO [ RAD51C ] -17q22 и FANCP [ SL16p135 ] -16p12 De Sanctis – Cacchione (278800)
Xeroderma pigmentosum, гипогонадизм, микроцефалия Аутосомно-рецессивный ERCC6 (эксцизионная репарация, перекрестно комплементарная) ген в 10q11
микроцефалия, срединные дефекты кожи головы, нейросенсорная глухота, внешнесекреторная недостаточность поджелудочной железы, пороки развития носослезной системы, отсутствие постоянных зубов, гипотиреоз ( 112 ) Аутосомно-рецессивный UBR1 (убиквитиновый белок N1534, компонент 1 -3, распознавание белка, лигаза, ген 1, 1, 1, убиквитин, белок N-3, распознавание E3 -q21.1
лепрекона Донохью (246200) Тяжелая недостаточность ЗВУР, толстые губы, гиперплазия островковых клеток приводит к гиперинсулинемии Аутосомно-рецессивный INSR (инсулиновый рецептор) синдром (инсулиновый рецептор) ЗВРП с микроцефалией, выступающим носом, микрогнатией Аутосомно-рецессивный, генетически гетерогенный SCKL1 -ATR (атаксия-телеангиэктазия и RAD322-связанные) при 3q2q.1q24
SCKL2—18p11.31 – q11.2 ( 113 )
SCKL3— 14q21 – q22 ( 114 )
SCKL4— CENPJ -13q12.2 ( 115 )
41 45 Haller Streiff (234100) Микрофтальм, небольшой защемленный нос, гипотрихоз, стоматологические аномалии, кожная атрофия Спорадическая
Смит – Лемли – Опитц (270400) Дефицит фермента 7-дегидрохолестерина. Дефицит роста в пренатальном периоде с послеродовой персистенцией, вторичный по отношению к аномальному метаболизму холестерина.Микроцефалия, птоз, волчья пасть, синдактилия 2-го и 3-го пальцев стопы, постаксиальная полидактилия, гипоспадия ( 116 ) Аутосомно-рецессивный DHCR7 на 11q12-q13 ( 117 )
Вильямс (130160) Выступающие губы, периорбитальная полнота, надклапанный стеноз аорты (или другое сердечно-сосудистое заболевание), легкая МР, специфический когнитивный профиль (чрезмерно благоприятный), эндокринные аномалии ( 118 ) спорадические Гены в 7q11.2
ELN ген
LIMK1
GTF2I
MAGI2 (119 )
HIP1
YWHAG
Аутосомно-доминантный PTPN11 ген 12q24.1. Также SOS1, KRAS, BRAF, SHOC
Aarskog (100050) Глазной гипертелоризм, гипоплазия зрительного нерва, извилистость сосудов сетчатки, недостаточное возвышение глаза, дальнозоркость и анизометропия, брахи-тропия 3, брахи-тропия ( 120 9034).

Х-сцепленный Ген FGD1 в Xp11.2 (121 )
Робиноу (180700) Широкий лоб с плоским лицевым профилем, короткие предплечья, гипопластические гениталии Аутосомно-доминантный
Аутосомно-рецессивный
ROR2 9034 9034 ROR2 9034 9034 на 9q

Opitz (300000) Глазной гипертелоризм, гипоспадия, затруднения глотания, вторичные по отношению к аномалиям трахеи / пищевода и гортани; также связаны с сердечными аномалиями, неперфорированным анусом и задержкой развития; антевертированные ноздри и задняя глоточная щель наблюдались только в Х-сцепленной форме.( 122 ) Аутосомно-доминантный & amp; Х-сцепленный MID1 на Xp22
Гроб-Сирис (135900) Гипопластический 5-й палец и ногти, грубое лицо, гирсутизм с редкими волосами на коже головы, задержка психомоторного развития / MR ( 123

Доминантный ) ARID1B на 6q25 и другие гены субъединицы SWI / SNF ( 123 )

Диагностический подход у детей с низким ростом — FullText — Hormone Research 2009, Vol.72, № 4

Аннотация

Для раннего выявления патологических причин нарушения роста необходимы соответствующие критерии направления к специалистам, а также тщательное клиническое, радиологическое и лабораторное обследование. В этом мини-обзоре мы сначала обсуждаем два опубликованных руководства по направлению к специалистам, основанные на консенсусе, и одно научно обоснованное. Руководства, основанные на фактических данных, приводят к чувствительности примерно 80% при уровне ложноположительных результатов 2%.Затем рассматриваются соответствующие сведения из истории болезни и физического обследования, и перечисляются конкретные исследования, основанные на клинических подозрениях. При отсутствии отклонений от нормы обычно проводят рентгеновский снимок кисти / запястья и лабораторный анализ. Научных данных о различных компонентах лабораторного скрининга мало, но накопленный опыт и теоретические соображения позволили составить список исследований, которые можно рассматривать до тех пор, пока не будут получены дополнительные доказательства.

© 2009 S. Karger AG, Базель


Введение

Мониторинг роста в младенчестве и детстве был частью профилактических программ по охране здоровья детей более века, и низкий рост или задержка роста считаются относительно ранними признаками плохого здоровья. Нарушение роста происходит во всем мире, и нет никаких указаний на то, что патологические причины первичного или вторичного сбоя роста имеют разную распространенность в разных странах, за исключением сбоя роста, вызванного недоеданием, которое, очевидно, сильно зависит от социально-экономических обстоятельств.Несмотря на схожесть клинических проявлений задержки роста в разных частях мира, существуют значительные различия в национальных рекомендациях по диагностическому подходу к низкорослому росту [1]. Хотя на консенсусной встрече по идиопатическому низкому росту (ISS) [2, 3] был предложен список, для него было мало научных оснований.

В диагностическом подходе важны два вопроса. (1) Какие критерии следует использовать для направления детей с нарушением роста и для начала диагностических процедур? (2) Какой диагностический подход следует применять в указанной группе детей? В этом обзоре будет обсуждаться литература по этому вопросу, а также предложены практические рекомендации по мониторингу роста и диагностическим процедурам в богатых странах.Роль и методология мониторинга роста в странах с низким уровнем доходов выходят за рамки данной статьи.

Критерии направления детей с низким ростом

При оценке роста [длина лежа на спине или рост стоя (рост)] в основном можно оценивать три параметра. Во-первых, рост можно сравнить с эталонным возрастом и выразить как показатель стандартного отклонения (SDS) или центильное положение. SDS роста (HSDS) — это мера отклонения индивидуального роста от среднего и выражается как количество стандартных отклонений ниже или выше среднего роста населения для того же возраста и пола.Во-вторых, HSDS можно сравнить с SDS среднего родительского роста (целевой рост) с поправкой на пол. Существует несколько методов расчета высоты цели, которые мы недавно обобщили [2]. Формула, предложенная Хермануссеном и Коулом [4], может быть наиболее прочно основана на теоретических аргументах, но ее ценность не подтверждена. Если существует значительная вековая тенденция, формулу целевой высоты следует скорректировать с учетом этого (в Нидерландах используется поправочный коэффициент 4,5 см / 30 лет). В-третьих, можно использовать продольный анализ роста, выраженный либо как скорость роста (см / год или SDS) по сравнению с эталонами возраста, либо как отклонение (отклонение) HSDS от исходного положения SDS (дельта HSDS, которое является разницей). в HSDS между двумя измерениями, предпочтительно с интервалом примерно 1 год).

Руководства по мониторингу роста в идеале должны иметь высокую чувствительность (истинно положительный показатель), чтобы они выявляли высокий процент патологических причин нарушения роста, а также высокую специфичность (истинно отрицательный показатель), чтобы система здравоохранения была не перегружены направлениями с низкой вероятностью патологии. Насколько нам известно, опубликовано только четыре руководства по критериям направления к специалистам и диагностическому обследованию детей с нарушением роста. Первым было руководство Финляндии, основанное на большом продольном наборе данных здоровых младенцев и детей [5,6,7].Это руководство все еще используется в Финляндии и основано на пределах отсечки для HSDS минус SDS целевой высоты (± 2,3) и на диапазоне пределов отсечки для дельта HSDS (в зависимости от возраста и продолжительности возрастного интервала). Нет данных о его чувствительности и специфичности.

Два руководства по мониторингу роста были основаны на консенсусных встречах [8,9]. Рекомендации Соединенного Королевства («Ковентриский консенсус») концентрируются на направлении детей с низким ростом после однократного измерения роста при входе в школу [рост <0.4-й центиль (–2,66 SDS) в возрасте 5 лет] [8]. Недавно обсуждение этого критерия было начато после публикации систематического обзора Fayter et al. [10] о проверке роста в начальной школе. В редакционной статье Фрай [11] призывал снова включить в повестку дня Великобритании измерение родителей и, по крайней мере, три или четыре измерения роста. Hall et al. [12] согласились с тем, что вопрос о корректировке измерения роста при поступлении в школу с учетом роста родителей заслуживает пересмотра, но также упомянули низкий охват и неточные измерения в Великобритании и призвали к более эффективному осуществлению «Ковентри консенсуса».

Голландское руководство по консенсусу сосредоточено на трех ауксологических критериях направления, упомянутых выше: HSDS, изменение HSDS (отклонение HSDS) и расстояние между HSDS и SDS высоты цели [9]. Помимо этих трех критериев роста, было подчеркнуто, что он специально оценивает наличие диспропорции тела, определяемой как ненормальное соотношение высоты сидения / роста, ввиду высокой вероятности первичного нарушения роста у маленьких детей с аномальными пропорциями тела. Другие критерии включали наличие или отсутствие дисморфических особенностей, специфических симптомов (например, связанных с эмоциональной депривацией) или наличие в анамнезе низкой массы тела и / или длины тела при рождении (малой для гестационного возраста).Чувствительность этого руководства была разумной [13], но было показано, что применение этих ауксологических критериев приведет к слишком большому количеству ненужных направлений (примерно 25%) и, следовательно, к неприемлемо низкой специфичности 75% [14].

По этой причине было разработано научно обоснованное руководство по направлению детей с низким ростом (рис. 1) [15]. Была обнаружена большая разница в эффективности и действенности критериев направления к специалистам между младенцами и малышами (от 0 до 3 лет) и детьми от 3 до 10 лет.В возрасте от 0 до 3 лет правила принятия решений, включающие отклонение целевой высоты и длины, имели низкую прогностическую ценность, и единственное полезное правило направления для этой возрастной группы основывалось на чрезвычайно низком или многократно низком HSDS. При таких критериях было обнаружено только 15–26% изученных нарушений роста при специфичности примерно 98%. В последующих исследованиях, сравнивающих рост детей от 0 до 3 лет с целиакией (CD) или кистозным фиброзом (CF), мы показали, что индекс массы тела является лучшим ауксологическим инструментом, чем длина [16,17,18].

Рис. 1

Основанное на фактах руководство по направлению детей с низким ростом в возрасте 0–10 лет. a Эти критерии направления применяются только к детям с массой тела при рождении ≥2 500 г. b Дети с нарушением роста и высокие родители могут быть пропущены, если ребенку ≥3 лет, а его рост> 2,5 SD ниже целевого роста. Несмотря на HSDS, следует рассмотреть возможность направления и дальнейшего расследования. c Настоящее руководство предлагается только в целях проверки.В отдельных случаях, особенно когда отклонение роста произошло недавно: несмотря на HSDS, следует рассмотреть вопрос о направлении к специалистам и дальнейших исследованиях. HSDS = SDS высоты; THSDS = SDS высоты цели.

В нашем анализе лучшим правилом принятия решения для выявления детей в возрасте 3–10 лет с патологией было правило «сокращения для целевого роста» (HSDS минус целевой рост, SDS <2 и HSDS <2), обнаруживающее 77% девочек с Тернером. синдром и 59% детей с низким ростом из-за смешанной патологии, выявленной после направления.Комбинация правила HSDS (HSDS <–2,5), правила целевой высоты и правила отклонения высоты (уменьшение HSDS> 1,0 SD) выявила 86% девочек с синдромом Тернера и 77% детей, которые были невысокими из-за различные расстройства. Расчетная специфичность этого подхода составила 98%. Недостаточно данных, чтобы дать научно обоснованные рекомендации для детей старше 10 лет. В этой возрастной группе можно рассмотреть возможность направления к специалистам и диагностические процедуры, если HSDS <–2,5.

Если сравнить согласованное руководство Великобритании и недавнее научно-обоснованное руководство Нидерландов, становится ясно, что чувствительность последнего должна быть выше, и что патология будет обнаружена в более молодом возрасте.Например, согласно голландским руководящим принципам, основанным на фактических данных, диагноз ставится в возрасте до 3 лет у 30% детей с патологией. Напротив, согласно консенсусу в Великобритании, этим детям не был бы поставлен диагноз на тот момент, поскольку этот консенсус рекомендует проводить одно измерение в возрасте 5 лет [13]. С другой стороны, специфичность рекомендаций Великобритании значительно выше (99,5 против 98%). Прежде чем можно будет сделать определенный вывод, необходима проверка этих и других руководящих принципов в проспективных исследованиях, возможно, в сочетании с анализом затрат и выгод.

Диагностические процедуры

Классификация нарушений роста

Когда ребенка направляют к педиатру, диагностический процесс направлен на определение причины его / ее роста. В большинстве диагностических классификаций, включая Классификацию детских эндокринных диагнозов ESPE, выделяют три основные группы нарушений роста: первичные нарушения роста (состояния, которые считаются присущими пластинке роста), вторичные нарушения роста (состояния, которые изменяют среду роста. пластины), и оставшаяся группа, в которой не обнаружена известная причина (таблица 1) [19].Эта последняя группа в настоящее время известна как ISS. В двух недавних обзорах [2, 20] и консенсусе были подробно описаны диагностика и лечение ISS [3]. ISS подразделяется на семейный и несемейный невысокий рост, и оба могут быть далее подразделены на детей с отсроченным и нормальным половым созреванием. Последняя категория примерно эквивалентна клинической сущности «конституциональная задержка роста и полового созревания». Для хорошей дифференциальной диагностики необходимо собрать анамнез пациента, физический осмотр и данные о росте, чтобы определить признаки и симптомы, которые могут указывать на конкретное заболевание.Диагностический подход к маленькому младенцу или ребенку можно разделить на три последовательных этапа.

Таблица 1

Причины низкого роста в соответствии с классификацией ESPE

Первый этап

Первый этап состоит из тщательного медицинского и семейного анамнеза, а также медицинского осмотра. Соответствующие моменты в анамнезе включают характеристики рождения, симптомы, указывающие на хронические органические заболевания, психические заболевания и / или тяжелые эмоциональные расстройства (таблица 2) [2,21,22].Медицинский осмотр должен быть направлен на выявление одной из многих причин низкого роста. Сначала измеряется длина или рост в положении лежа на спине, вес, окружность головы, рост в положении сидя (или нижнего сегмента тела) и размах рук. Следует также рассмотреть возможность измерения длины предплечья, поскольку короткое предплечье является важным маркером гаплонедостаточности SHOX [23]. Измерения будут сравниваться с лучшими доступными эталонами. Для роста, веса и окружности головы следует использовать самые последние доступные справочные данные о росте для страны или конкретного этнического населения.Ссылки на высоту / рост сидя и размах рук немногочисленны, и необходимо выбрать наиболее подходящую ссылку [24,25,26,27,28,29]. Аномальные пропорции тела с большой вероятностью указывают на форму дисплазии скелета. Для выявления синдромов необходимо также провести тщательное обследование дисморфических черт лица и тела (таблица 3).

Таблица 2

Особые моменты, представляющие интерес в истории болезни и физическом осмотре маленьких детей

Таблица 3

Дисморфические особенности при низком росте и связанный с ними синдром

Второй этап

Второй этап состоит из конкретных исследований, в зависимости от конкретных клинические признаки из истории болезни и физического осмотра, например наличие диспропорций или дисморфических особенностей.Международная инвентаризация показала, что только в 45% стран-респондентов были опубликованы конкретные руководства по диагностическим процедурам у детей с низким ростом во вторичной медико-санитарной помощи, но большинство упомянутых протоколов не были внедрены на национальном уровне [1]. В литературе описаны некоторые протоколы, в которых суммируются различные исследования, которые необходимо учитывать, но блок-схемы выбора конкретного исследования отсутствуют [30,31,32]. Мы предлагаем диаграмму, показанную на рисунке 2, в качестве второго шага в диагностическом подходе.

Рис. 2

Диагностический подход к детям с низким ростом. TH = высота цели; SGA = маленький для гестационного возраста.

При подозрении на дисплазию скелета на основании диспропорций важен радиографический анализ, чтобы получить более точный диагноз или сузить число возможных вариантов. Доступны различные руководства по рентгенографическому анализу непропорционально низкого роста. Они были недавно резюмированы Kant et al. [33], и на основании этого обзора была дана рекомендация по рентгенографическому анализу (таблица 4).Результаты этого радиографического анализа могут служить ориентиром для целевого молекулярного анализа ДНК и могут способствовать эффективному подходу к диагностике нарушений роста.

Таблица 4

Рекомендации по рентгенологическому анализу у детей с непропорциональными нарушениями роста [из 33]

Существует множество синдромов, связанных с низким ростом. При наличии дисморфических особенностей у ребенка с низким ростом диагностические исследования должны быть сосредоточены на синдромах. Если есть признаки синдрома Тернера, очевидно, что необходимо сделать кариотип, и даже при отсутствии таких признаков обычно рекомендуется назначать кариотип у невысокой девочки.Было также предложено выполнить кариотип у невысокого мальчика с необъяснимым низким ростом [34], но ввиду высокой стоимости это может быть ограничено мальчиками с некоторыми признаками генитальной аномалии [3].

В последние десятилетия выясняется все больше и больше генетических причин синдромов. При подозрении на такой синдром педиатр в сотрудничестве с клиническим генетиком может рассмотреть возможность проведения целевого анализа ДНК. Для систематического диагностического подхода мы ссылаемся на обзор Kant et al.[33], в котором дается обзор различных генетических причин низкого роста и предлагается блок-схема молекулярного анализа. Для недавнего обзора диагностических процедур для обнаружения генетических нарушений в оси I гормон роста-инсулиноподобный фактор роста мы ссылаемся на статью Walenkamp и Wit [35].

Третий этап

Так как в большинстве случаев никаких конкретных подсказок из истории болезни и физикального обследования не будет, третий этап — это неспецифический рентгенографический и лабораторный скрининг.

Существует широко распространенное мнение о том, что как часть диагностического обследования невысокого ребенка может быть полезна рентгенограмма кисти и запястья [1]. На этом рентгеновском снимке определяется костный возраст, который также можно использовать для прогнозирования роста взрослого человека с помощью одного из доступных атласов [36,37]. Степень задержки костного возраста помогает различать различные классы нарушений роста. Кроме того, на рентгеновском снимке кисти / запястья можно увидеть аномалии, связанные с гаплонедостаточностью SHOX, а также признаки дефицита витамина D [23].

Если нет признаков каких-либо дисморфических особенностей или диспропорций, а также каких-либо хронических заболеваний, большинство центров проводят скрининговые лабораторные исследования. Однако нет единого мнения о том, какие тесты следует проводить [1,2], а научных данных, подтверждающих различные предложенные списки, мало. В идеале выбор лабораторных параметров должен зависеть от распространенности заболевания, частоты, с которой заболевание проявляется только с задержкой роста, чувствительности и специфичности теста и последствий для пациента.

Мы собрали доказательства того, что только для одного теста их следует считать достаточными. В систематическом обзоре мы нашли серьезную научную основу для проверки на БК у маленьких детей [38]. Мы показали, что у 2–8% детей с низким ростом и отсутствием желудочно-кишечных симптомов основной причиной может быть CD, а риск возрастает до 19–59%, если исключить другие причины низкого роста. Для правильной интерпретации результатов этих тестов общий IgA остается важным, так как 7–10% пациентов с CD имеют дефицит IgA [39].Хотя антитела против тканевой трансглутамазы и антитела против эндомизия обладают высокой чувствительностью и специфичностью, золотым стандартом для точного диагноза БК остается биопсия кишечника.

В большинстве центров гематологические параметры, такие как показатели клеток, дифференцировка лейкоцитов и скорость оседания эритроцитов, включаются в лабораторный скрининг для выявления или исключения анемии и инфекций или воспалительных заболеваний. Наше международное исследование показало, что эти тесты рекомендованы в большинстве стран, где есть рекомендации по диагностическому обследованию [1].Мы не проводили тщательного поиска литературы о распространенности низкого роста в сочетании с анемией, но имеющаяся литература показывает, что существует тесная связь между талассемией, серповидно-клеточной анемией и задержкой роста [40,41,42,43]. Точно так же Стефенсен [44] показал доказательства связи между инфекционными заболеваниями в целом и линейным ростом. Параметры анемии и воспаления также могут быть первыми признаками других расстройств, связанных с ростом, таких как воспалительные заболевания кишечника, CD или CF.Скорость оседания эритроцитов также является важным параметром при выявлении воспалительных заболеваний кишечника. Мы показали, что априорная вероятность CF у младенцев или детей с низким весом или ростом для возраста слишком мала для надежного результата теста пота [16]. Такой же вывод можно сделать для инфекционных параметров, но экспериментальных данных нет. Однако, поскольку анемия и инфекционные параметры важны для выявления других нарушений, связанных с ростом, и поскольку они неинвазивны для пациента и относительно дешевы, мы рекомендуем сохранять эти параметры при рутинном диагностическом обследовании маленьких детей.

Другая возможная категория рутинного диагностического обследования содержит параметры для исключения заболеваний печени. В частности, ASAT и ALAT были рекомендованы более чем в 50% стран с существующими рекомендациями по оценке низкого роста [1], но γGT обычно считался необязательным. Хотя Сокол и Сталл [45] пришли к выводу, что задержка роста является обычным явлением у детей с хроническим заболеванием печени, за более чем 30-летний опыт мы не встретили ни одного бессимптомного невысокого ребенка, у которого функциональные тесты печени выявили бы нарушение функции печени.Поэтому мы считаем крайне маловероятным, что единственным признаком заболевания печени является задержка роста. Однако нам не удалось провести обширный поиск в литературе о распространенности моносимптомного невысокого роста при диагностике у детей с заболеваниями печени, и необходимо провести дальнейшие исследования для сбора экспериментальных данных по этому вопросу. В настоящее время мы считаем оправданным исключение этих параметров из рутинного диагностического обследования малорослых.

Следующая категория определений сыворотки в сочетании с рутинным скринингом образца мочи направлена ​​на выявление заболеваний почек, кальций / фосфатных нарушений и мальабсорбции.Более 50% стран, в которых есть рекомендации по диагностическому обследованию детей с низким ростом, рекомендуют проводить оценку электролитов, альбумина и креатинина [1]. Это согласуется с данными литературы, которая показывает, что некоторые заболевания почек на самом деле связаны с низким ростом и что задержка роста часто присутствует при постановке диагноза, в то время как другие клинические симптомы все еще отсутствуют [46, 47, 48, 49]. Измерение кислотно-щелочного равновесия, простой и дешевый тест для выявления заболеваний почек, таких как почечный ацидоз, рекомендовалось только в 32% стран, в которых есть рекомендации [1], и редко проводилось в больницах, знакомых с Руководством голландского консенсуса [ 50].Вероятно, основная причина пропуска этого теста заключалась в том, что помимо обычного венозного анализа крови необходим экстракапиллярный образец крови, чтобы исключить другие заболевания. Предварительные результаты исследования роста младенцев и детей с почечным канальцевым ацидозом подтвердили ранее опубликованные данные о том, что у некоторых пациентов с дистальным почечным канальцевым ацидозом часто отмечается неспособность к развитию в качестве первого и основного симптома [51,52,53,54,55 ]. Однако этот диагноз встречается редко и практически всегда ставится в первые 3 года жизни.Поэтому мы предлагаем ограничить это исследование задержкой роста в этой возрастной группе.

Похоже, существует международный консенсус в отношении тестирования ТТГ и свободного T 4 для диагностики или исключения гипотиреоза при диагностическом обследовании у детей с низким ростом [1]. Хотя систематический поиск литературы не проводился, клинический опыт в сочетании с распространенностью гипотиреоза свидетельствует в пользу включения этих тестов в диагностическое обследование [56].

Поскольку дефицит гормона роста является одним из наиболее важных состояний, которые необходимо выявить с помощью ауксологического скрининга, и из-за его относительно высокой распространенности (заявленная распространенность от 1: 2,500 до 1: 6,000), очевидно, что IGF-I должен оставаться в диагностике. проработка [57,58].Это мнение разделяет большинство стран с действующими рекомендациями [1]. IGFBP-3 мало что дает при оценке детей с низким ростом, за исключением детей младше 3 лет, у которых низкие уровни IGFBP-3 полезны при диагностике дефицита гормона роста [59].

ФСГ рекомендуется в качестве инструмента скрининга синдрома Тернера при диагностике низкого роста в 50% стран, в которых имеются руководства [1]. В нашем ретроспективном исследовании ФСГ определялся менее чем у четверти девочек в группе детей, правильно обращенных за вторичной медико-санитарной помощью [13].Когда были применены возрастные правила, рекомендованные детскими эндокринологами (измерять ФСГ в плазме только у девочек <2 лет и> 9 лет), цифры практически не изменились. Из литературы, а также из клинического опыта известно, что диагноз синдрома Тернера следует рассматривать у любой девочки с необъяснимым низким ростом [60,61]. Поэтому мы считаем, что независимо от результата ФСГ, хромосомный анализ должен проводиться у каждой девочки, у которой первоначальный лабораторный скрининг не выявил отклонений.Таким образом, мы не включили ФСГ в рекомендуемый перечень лабораторных исследований.

Есть некоторые сообщения, предполагающие, что дефицит цинка (Zn) может быть причиной низкого роста, и что определение Zn может рассматриваться как часть лабораторного скрининга. Причины, по которым дефицит цинка является причиной низкого роста, заключаются в том, что цинк необходим для соматического роста у детей и что даже в развитых странах незначительный или умеренный дефицит цинка не является чем-то необычным [62]. С другой стороны, распространенность дефицита цинка в западных странах неизвестна и может быть очень низкой.Кроме того, нет данных о чувствительности и специфичности различных тестов, и, по-видимому, доступные тесты неоптимальны [63,64]. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы найти надежный маркер дефицита цинка и собрать данные о важности статуса цинка для роста в западных обществах.

Еще одним возможным параметром скрининга может быть потовая проба у младенца с малой длиной тела или массой тела в соответствии с возрастом. Мы подробно исследовали это и пришли к выводу, что такой скрининг не показан, поскольку априорная вероятность CF составляет менее 1%, а длина или рост являются нечувствительными предикторами [18].Если клинические симптомы или признаки, указывающие на МВ, обнаруживаются в сочетании с задержкой роста, необходимы дальнейшие диагностические шаги, поскольку тогда ожидается, что априорная вероятность будет выше.

Основываясь на вышеизложенных соображениях, мы считаем, что в настоящее время лабораторный скрининг маленьких детей должен включать параметры, указанные в таблице 5.

Таблица 5

Предлагаемый лабораторный скрининг маленьких детей

Заключение

Хотя мониторинг роста дал проводится более 100 лет, до недавнего времени отсутствовал научный подход к оценке его эффективности и действенности.Рекомендации, предложенные нами в 2008 году, могут послужить отправной точкой для дальнейших валидационных исследований и анализа затрат и выгод. Что касается лабораторных исследований, база научных данных также узка, так что большая часть основана только на теоретических соображениях и клиническом опыте. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, как часто низкий рост является единственным клиническим признаком заболеваний, которые могут быть подвергнуты лабораторным исследованиям.

Список литературы

  1. Гроте Ф.К., Остдейк В., Де Мюнк Кейзер-Шрама С.М., Деккер Ф.В., Веркерк П.Х., Вит Дж. М.: Мониторинг роста и диагностические исследования низкорослых людей: международная инвентаризация.J Pediatr Endocrinol Metab 2005; 18: 1031–1038.

  2. Вит JM, Clayton PE, Rogol AD, Savage MO, Saenger PH, Cohen P: Идиопатический низкий рост: определение, эпидемиология и диагностическая оценка. Горм роста IGF Res 2008; 18: 89–110.

  3. Коэн П., Рогол А.Д., Дил С.Л., Сэнгер П., Рейтер Э.О., Росс Дж.Л., Чернаусек С.Д., Сэвидж М.О., Вит Дж.М.: Консенсусное заявление по диагностике и лечению детей с идиопатическим низким ростом: резюме Общества исследования гормона роста, Педиатрическое эндокринное общество Лоусона Уилкинса и семинар Европейского общества детской эндокринологии.J Clin Endocrinol Metab 2008; 93: 4210–4217.

  4. Хермануссен М., Коул Дж.: Расчет высоты цели пересмотрен. Horm Res 2003; 59: 180–183.

  5. Сорва Р: Оценка роста: стандарты роста для родителей и детей.Arch Dis Child 1989; 64: 1483–1487.

  6. Сорва Р .: Различия в росте и весе детей. I. Годы 1 и 2. Acta Paediatr Scand 1990; 79: 490–497.

  7. Сорва Р.: Различия в росте и весе детей.II. После младенчества. Acta Paediatr Scand 1990; 79: 498–506.

  8. Зал DM: мониторинг роста. Arch Dis Child 2000; 82: 10–15.

  9. De Muinck Keizer-Schrama SMPF: Консенсус «диагностика низкого роста у детей».Национальная организация по обеспечению качества в больницах (на голландском языке). Нед Тейдшр. Geneeskd 1998; 142: 2519–2525.

  10. Fayter D, Nixon J, Hartley S, Rithalia A, Butler G, Rudolf M, Glasziou P, Bland M, Stirk L, Westwood M: Эффективность и рентабельность программ проверки роста в младшие школьные годы: систематический обзор.Arch Dis Child 2008; 93: 278–284.

  11. Фрай Т: Если это того стоит, давай! Arch Dis Child 2008; 93: 267–268.

  12. Холл D, Коул Т., Эллиман Д., Гибсон П., Логан С., Уэльс Дж .: Мониторинг роста.Arch Dis Child 2008; 93: 717–718.

  13. Grote FK, Oostdijk W, De Muinck Keizer-Schrama SMPF, van Dommelen P, van Buuren S, Dekker FW, Ketel AG, Moll HA, Wit JM: Диагностическое исследование нарушения роста во вторичной медико-санитарной помощи; оценка согласованных руководящих принципов. BMC Pediatr 2008; 8: 21–29.
  14. Van Buuren S, Bonnemaijer-Kerckhoffs DJA, Grote FK, Wit JM, Verkerk PH: многие рефералы в соответствии с голландскими руководящими принципами низкого роста. Arch Dis Child 2004; 89: 351–352.

  15. Grote FK, van Dommelen P, Oostdijk W., de Muinck Keizer-Schrama SMPF, Verkerk PH, Wit JM, Van Buuren S.Arch Dis Child 2008; 93: 212–217.

  16. Гроте Ф.К .: Оценка маленького роста у детей; Диссертация, Лейденский университет, 2007.

  17. van Dommelen P, Grote F, Oostdijk W, Keizer-Schrama S, Boersma B, Damen G, Csizmadia C, Verkerk P, Wit J, van Buuren S: Правила скрининга роста для выявления глютеновой болезни: исследование с моделированием случай-контроль.BMC Pediatr 2008; 8: 35.

  18. ван Доммелен П.: Доказательные критерии направления в мониторинг роста; Диссертация, Лейденский университет, 2008.

  19. Wit JM, Ranke M, Kelnar CJH: Классификация детских эндокринных диагнозов ESPE.Horm Res 2007; 68 (приложение 2): 1–120.

  20. Вит JM, Reiter EO, ​​Ross JL, Saenger PH, Savage MO, Rogol AD, Cohen P: Идиопатический низкий рост: управление и лечение гормоном роста. Гормон роста IGF Res 2008; 18: 111–135.

  21. Cakan N, Kamat D: Низкий рост у детей: практический подход для поставщиков первичной медико-санитарной помощи.Clin Pediatr 2007; 46: 379–385.

  22. Симм П.Дж., Вертер Г.А.: Нарушения роста у детей и подростков. Aust Fam Physician 2005; 34: 731–736.

  23. Раппольд Г., Блюм В.Ф., Шаврикова Е.П., Кроу Б.Дж., Роэт Р., Куигли К.А., Росс Дж.Л., Нислер Б. Генотипы и фенотипы у детей с низким ростом: клинические показатели гаплонедостаточности SHOX.J Med Genet 2007; 44: 306–313.

  24. Гербер С.М., Милнер Р.Д .: Высота сидения в Шеффилде, 1985 год: изменились ли стандарты? Acta Paediatr Scand 1987; 76: 818–823.

  25. Hertel NT, Scheike T, Juul A, Main KM, Holm K, Bach-Mortensen N, Skakkebaek NE, Muller JR: пропорции тела датских детей.Кривые соотношения высоты сидения, субисхиальной длины и размаха рук (на датском языке). Ugeskr Laeger 1995; 157: 6876–6881.

  26. Tanaka C, Murara M, Homma M, Kawahara T: справочные таблицы пропорций тела для японских девочек и мальчиков. Энн Хум Биол 2004; 31: 681–689.

  27. Fredriks AM, van Buuren S, van Heel WJ, Dijkman-Neerincx RH, Verloove-Vanhorick SP, Wit JM: Общенациональные возрастные эталоны по росту в сидячем положении, длине ног и соотношению высота / рост в сидячем положении, а также их диагностическая ценность при нарушениях непропорционального роста.Arch Dis Child 2005; 90: 807–812.

  28. Туран С., Берекет А., Омар А., Бербер М., Озен А., Бекироглу Н.: соотношение верхнего и нижнего сегментов и разница в размахе рук и высоте у здоровых турецких детей. Acta Paediatr 2005; 94: 407–413.

  29. Gerver WJ, de Bruin R: Детская морфометрия: Справочное руководство.Маастрихт, University Press Maastricht, 2001.

  30. Пакет J: генетические синдромы и дисморфология; in Brook CGD, Clayton PE, Brown RS (ред.): Клиническая детская эндокринология. Oxford, Blackwell, 2005, стр. 113–123.

  31. КТ Коуэлла: дифференциальная диагностика низкого роста и низкой скорости роста; в Wass JAH, Shalet SM (ред.): Оксфордский учебник эндокринологии и диабета.Oxford, Oxford University Press, 2002, стр. 983–1008.

  32. Oostdijk W: Диагностика нарушений роста; in Wit JM, de Muinck Keizer-Schrama SMPF, Delemarre-Van de Waal HA (ред.): Расстройства роста. Маарссен, Elsevier / Bunge, 1999, стр. 64–73.

  33. Кант С.Г., Гроте Ф., де Ру М.Х., Остдейк В., Зондерланд Х.М., Бройнинг М.Х., Вит Дж. М.: Радиографическая оценка детей с нарушениями роста.Horm Res 2007; 68: 310–315.

  34. Richter-Unruh A, Knauer-Fischer S, Kaspers S, Albrecht B, Gillessen-Kaesbach G, Hauffa BP: Низкий рост у детей с явно нормальным мужским фенотипом может быть вызван мозаицизмом 45, X / 46, XY и подвержен лечение гормоном роста.Eur J Pediatr 2004; 163: 251–256.

  35. Walenkamp MJE, Wit JM: Генетические нарушения в оси гормона роста — инсулиноподобного фактора роста-I. Horm Res 2006; 66: 221–230.

  36. Грейлих В.В., Пайл С.И.: Радиографический атлас развития скелета кисти и запястья, изд 2.Стэнфорд, издательство Стэнфордского университета, 1959.

  37. Таннер Дж. М., Уайтхаус Р. Х., Кэмерон Н.: Оценка зрелости скелета и прогнозирование роста взрослого человека (метод TW2), ред. 2. Лондон, Academic Press, 1975.

  38. van Rijn JCW, Grote FK, Oostdijk W, Wit JM: Низкий рост и вероятность глютеновой болезни при отсутствии желудочно-кишечных симптомов.Arch Dis Child 2004; 89: 882–883.

  39. Абдулкарим А.С., Мюррей Дж. А.: Диагностика целиакии. Aliment Pharmacol Ther 2003; 17: 987–995.

  40. Карими М., Карамифар Х.А.: Низкий рост у субъектов с малой бета-талассемией.Med Sci Monit 2004; 10: CR603 – CR605.

  41. Nunlee-Bland G, Rana SR, Houston-Yu PE, Odonkor W: Дефицит гормона роста у пациентов с серповидно-клеточной анемией и задержкой роста. J Pediatr Endocrinol Metab 2004; 17: 601–606.

  42. Райола Г., Галати М.С., Де Санктис В., Карузо Н.М., Пинтор С., Де Симоне М., Аркури В.М., Анастаси С.: Рост и половое созревание при большой талассемии.J Pediatr Endocrinol Metab 2003; 16 (приложение 2): 259–266.

  43. Томас П. У., Сингхал А., Хеммингс-Келли М., Сержант Г. Р.: Контрольные кривые роста и веса для гомозиготной серповидно-клеточной анемии. Arch Dis Child 2000; 82: 204–208.

  44. Стивенсен CB: Бремя инфекции из-за задержки роста.J Nutr 1999; 129 (2S Suppl): 534S – 538S.

  45. Сокол Р.Дж., Стойло C: Антропометрическая оценка детей с хроническим заболеванием печени. Am J Clin Nutr 1990; 52: 203–208.

  46. Фридман Дж., Леви Дж. Э .: Неспособность развиваться, связанная с заболеванием почек.Педиатр Энн 1978; 7: 767–773.

  47. Риццони Г., Бройер М., Гость Г., Файн Р., Холлидей М.А.: Задержка роста у детей с хроническим заболеванием почек: масштаб проблемы. Am J Kidney Dis 1986; 7: 256–261.

  48. Fine RN: Задержка роста у детей с хронической почечной недостаточностью.Нефрон 1997; 76: 125–129.

  49. Махан Дж. Д., Варади Б. А.: Оценка и лечение низкого роста у педиатрических пациентов с хроническим заболеванием почек: консенсусное заявление. Педиатр Нефрол 2006; 21: 917–930.

  50. Grote FK, Oostdijk W, De Muinck Keizer-Schrama SM, Dekker FW, van Dommelen P, van Buuren S, Lodder-van der Kooij AM, Verkerk PH, Wit JM: Модели направления детей с плохим ростом в системе первичной медико-санитарной помощи.BMC Public Health 2007; 7: 77–83.

  51. Баджпай А., Багга А., Хари П., Бардиа А., Мантан М.: Долгосрочные результаты у детей с первичным дистальным почечным канальцевым ацидозом. Индийский педиатр 2005; 42: 321–328.

  52. Caldas A, Broyer M, Dechaux M, Kleinknecht C: Первичный дистальный тубулярный ацидоз в детстве: клиническое исследование и долгосрочное наблюдение за 28 пациентами.J Pediatr 1992; 121: 233–241.

  53. Caruana RJ, Buckalew VM Jr: Синдром дистального (тип 1) почечного канальцевого ацидоза. Клинические и лабораторные данные в 58 случаях. Медицина (Балтимор) 1988; 67: 84–99.

  54. McSherry E: Ацидоз и рост при неуремической болезни почек.Kidney Int 1978; 14: 349–354.

  55. Сантос Ф., Фридман Б.И., Чан Дж.С.: Управление хронической почечной недостаточностью у детей. Curr Probl Pediatr 1986; 16: 237–301.

  56. Casado de Frías E, Ruibal JL, Reverte F, Bueno G: Эволюция роста и костного возраста при первичном врожденном гипотиреозе.Clin Pediatr (Phila) 1993; 32: 426–432.

  57. Stochholm K, Gravholt CH, Laursen T., Jorgensen JO, Laurberg P, Andersen M, Kristensen LO, Feldt-Rasmussen U, Christiansen JS, Frydenberg M, Green A: Частота дефицита GH — общенациональное исследование. Eur J Endocrinol 2006; 155: 61–71.

  58. Thomas M, Massa G, Craen M, de Zegher F, Bourguignon JP, Heinrichs C, De Schepper J, Du Caju M, Thiry-Counson G, Maes M: Распространенность и демографические особенности дефицита гормона роста у детей в Бельгии в период 1986 –2001.Eur J Endocrinol 2004; 151: 67–72.

  59. Cianfarani S, Liguori A, Boemi S, Maghnie M, Iughetti L, Wasniewska M, Street ME, Zucchini S, Aimaretti G, Germani D: Неточность оценки белка, связывающего инсулиноподобный фактор роста (IGFBP) -3 в диагностика дефицита гормона роста (GH) с детства до юношеского возраста: связь с низкой зависимостью IGF-II от GH и наличием циркулирующего 18-килодальтонного фрагмента IGFBP-3.J Clin Endocrinol Metab 2005; 90: 6028–6034.

  60. Давенпорт М.Л., Пуньясаватсут Н., Стюарт П.В., Гюнтер Д.Ф., Савендаль Л., Сиберт В.П.: Нарушение роста в раннем возрасте: важное проявление синдрома Тернера. Horm Res 2002; 57: 157–164.

  61. Морено-Гарсия М., Фернандес-Мартинес Ф.Дж., Баррейро М.Э.: Хромосомные аномалии у пациентов с низким ростом.Pediatr Int 2005; 47: 546–549.

  62. Кадзи М., Ниси Й .: Рост и полезные ископаемые. Growth Genet Horm 2006; 22: 1–7.

  63. King JC: Оценка статуса цинка.J Nutr 1990; 120 (приложение 11): 1474–1479.

  64. Wood RJ: Оценка маргинального статуса цинка у людей. J Nutr 2000; 130: 1350S – 1354S.


Автор Контакты

Wilma Oostdijk

Отделение педиатрии J6-S, Медицинский центр Лейденского университета

Почтовый ящик 9600

NL – 2300 RC Leiden (Нидерланды)

Тел.+31 71526 2824, факс +31 71524 8198, электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Получено: 7 апреля 2009 г.
Принято: 15 июня 2009 г.
Опубликовано в Интернете: 29 сентября 2009 г.
Дата выпуска: сентябрь 2009 г.

Количество страниц для печати: 12
Количество рисунков: 2
Количество столов: 5

ISSN: 1663-2818 (печатный)
eISSN: 1663-2826 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/HRP


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарства: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарства, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Развитие мозга, интеллект и когнитивные результаты у детей, рожденных маленькими для гестационного возраста — FullText — Исследование гормонов в педиатрии 2010, Vol.73, № 1

Аннотация

Ограничение внутриутробного развития (IUGR) может привести к тому, что младенцы родятся маленькими для гестационного возраста (SGA). SGA ассоциируется с повышенной неонатальной заболеваемостью и смертностью, а также с низким ростом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, инсулинорезистентностью, сахарным диабетом 2 типа, дислипидемией и терминальной стадией почечной недостаточности во взрослом возрасте. Кроме того, у детей с SGA снижен уровень интеллекта и познания, хотя эффекты в основном незаметны.Общий результат каждого ребенка — результат сложного взаимодействия внутриутробных и внематочных факторов. Исследования на животных и людях показывают структурные изменения в мозге людей с IUGR / SGA. Присутствие рецепторов гормона роста (GH) в головном мозге означает, что мозг также является мишенью для GH. Экзогенный гормон роста теоретически может воздействовать на мозг. Примером этого является влияние гормона роста на познание у взрослых с дефицитом гормона роста. У детей с SGA данные о влиянии экзогенного гормона роста на интеллект и когнитивные способности скудны и противоречивы.

© 2010 S. Karger AG, Базель


Введение

Ограничение внутриутробного развития (IUGR) может привести к рождению детей с малыми размерами для гестационного возраста (SGA) [1]. SGA ассоциируется с повышенной неонатальной заболеваемостью и смертностью. Также в более старшем возрасте эти дети часто меньше детей, рожденных в соответствии с гестационным возрастом (AGA) [1]. Кроме того, дети с SGA подвержены риску сердечно-сосудистых заболеваний, инсулинорезистентности, сахарного диабета 2 типа, дислипидемии и терминальной стадии почечной недостаточности во взрослом возрасте [1].Помимо отрицательного влияния на эти физические и метаболические параметры, у детей с SGA было описано снижение уровня интеллекта и познания. Однако природа и серьезность этих интеллектуальных и когнитивных уязвимостей сильно различаются между исследуемыми популяциями [2].

Интеллект включает в себя набор способностей понимать, изучать и применять знания и может быть выражен в виде коэффициента интеллекта (IQ). Познание — это аспект поведения, связанный с обработкой знаний, который можно выделить в следующих когнитивных областях: речь и язык, зрительно-пространственные и зрительно-конструктивные навыки, моторика, обучение и память, внимание и исполнительные функции, такие как планирование, решение проблем и самоконтроль. [3].

И интеллект, и познание определяются генетическим разнообразием и вариациями в до- и постнатальной среде. Интеллект и познание можно рассматривать как функции мозга [3]. Учитывая наблюдаемое снижение интеллектуальных и когнитивных способностей детей с SGA, можно ожидать, что архитектура мозга и функции мозга различаются у детей с SGA и AGA.

Интерес к этой теме возрос после одобрения терапии гормоном роста (GH) для лечения детей с SGA [4].Влияние терапии гормоном роста на рост тщательно задокументировано [1]. Интересно, что одна группа описала влияние гормона роста на интеллект и когнитивные способности у детей с SGA [5], тогда как другая группа не обнаружила какого-либо значительного влияния гормона роста на интеллект [6].

В этом обзоре мы обобщаем литературу по развитию мозга после ЗВУР у животных и людей. Кроме того, мы рассмотрели и проанализировали исследования интеллекта и познания у детей с SGA. Наконец, мы обсуждаем влияние экзогенного гормона роста на мозг, интеллект и познание.

Определения

ЗВУР определяется как процесс снижения скорости роста плода, приводящий к неспособности плода достичь своего потенциала роста. Это пренатальный диагноз, основанный на серийных ультразвуковых измерениях во время беременности [7]. К сожалению, для большинства беременностей несколько ультразвуковых измерений недоступны. SGA определяется как масса тела при рождении и / или длина тела ниже заранее определенного порогового значения [7]. Таким образом, группа детей с SGA будет включать не только детей, рожденных маленькими из-за IUGR, но и детей с конституциональным возрастом.Когда, например, за границу отсечения берется 5-й процентиль, примерно 20% детей, получивших определение SGA, не будут ограничены в росте, а будут конституционно малы [8]. Для изучения эффектов ЗВУР в большинстве исследований используется заранее установленный предел отсечения, хотя с методологической точки зрения предпочтительнее использовать серийные ультразвуковые исследования [7].

Развитие мозга после IUGR

Исследования на животных

Поскольку очень сложно получить образцы для гистопатологического исследования человеческого мозга IUGR, большая часть знаний о центральной нервной системе в IUGR была получена из исследований на животных.Различные методы индукции хронической ЗВРП использовались у различных видов животных (в основном крыс, овец и морских свинок) для изучения воздействия ЗВРП на мозг в середине или на поздних сроках беременности. Часто используемые методы — перевязка маточной артерии, эмболизация или недостаточность питания [9]. Кора головного мозга, гиппокамп и мозжечок являются наиболее изученными областями.

У животных с ЗВРП снижены общая масса тела и масса мозга. Однако вес мозга снижается в меньшей степени, что указывает на относительную щадимость мозга [10].При исследовании объем гиппокампа и мозжечка уменьшился по сравнению с контрольной группой [11,12,13]. Гистопатологические исследования демонстрируют уменьшение толщины коры и уменьшенное количество нейронов у животных с ЗВУР [11,12,14,15,16]. Миграция нейронов в кору головного мозга может быть отложена [17], а рост дендритов и аксонов замедлен [12,18,19]. Кроме того, была очевидна отсроченная и уменьшенная миелинизация [12,18,20,21]. Есть много факторов, которые влияют на распределение и тяжесть повреждения мозга, обнаруженного у животных с ЗВУР.Время, продолжительность и тяжесть ограничения роста по отношению к графику развития мозга в нескольких областях мозга определяют степень повреждения мозга у каждого вида [22]. Таким образом, эксперименты на животных с ЗВУР демонстрируют, что ЗВУР приводит к различным результатам аномального развития мозга плода.

Исследования на людях

Посмертных исследований человеческого мозга детей с SGA очень мало [23]. В небольшой группе доношенных новорожденных с SGA без документально подтвержденной ЗВУР было обнаружено снижение массы мозга и количества клеток в головном мозге по сравнению с контрольной группой с нормальной массой тела при рождении того же возраста [23].Кроме того, у младенцев с SGA было снижено общее количество и концентрация липидов миелина. С помощью магнитно-резонансной томографии можно изучать анатомию мозга человека in vivo. Визуальные исследования в сочетании с ультразвуковыми измерениями плодов во время беременности показывают, что, несмотря на сохранение мозга, ЗВУР приводит к уменьшению объема мозга [24]. Несколько исследований с участием недоношенных новорожденных с задокументированным ЗВУР и детей, рожденных с СГА, показали уменьшение общего объема мозга, наиболее выраженное в сером веществе коры головного мозга [25,26,27].Степень уменьшения объема хорошо коррелировала как с окружностью головы, так и с функциональным результатом в срок, особенно вниманием [26]. В отличие от объема головного мозга, корковая извилина и образование борозды страдают меньше [25].

К сожалению, продольных магнитно-резонансных исследований развития мозга у детей с SGA с момента рождения не проводилось. У подростков, родившихся с SGA в срок с догоняющим ростом в постнатальном периоде, была обнаружена тенденция к меньшему объему коры головного мозга по сравнению с контрольными подростками, но эта разница не была значимой [28,29].Исследования с участием детей SGA без догоняющего роста недоступны.

Таким образом, исследования как на животных, так и на людях демонстрируют стойкое недоразвитие мозга у животных и детей, рожденных с SGA.

Интеллект и познание у детей, рожденных SGA

Мы рассмотрели исследования, посвященные изучению интеллекта и познания у детей, рожденных SGA. Мы включили исследования, в которых сообщались результаты, полученные на основе тестов интеллекта и когнитивных функций, выполненных самими детьми. Были исключены исследования, основанные на анкетах родителей или учителей.Другим критерием включения была контрольная группа, состоящая из детей, рожденных AGA, с аналогичным гестационным возрастом. Были включены как можно более ранние исследования, начиная с 1972 года по февраль 2009 года.

Поскольку недоношенность является независимым фактором риска ухудшения интеллекта и когнитивных функций [30,31,32], исследования были сгруппированы в соответствии с гестационным возрастом на доношенных детей или детей. недоношенные дети (таблица 1) [31,32,33,34,35,36,37,38,39,40,41,42,43,44,45,46,47,48,49,50,51,52 , 53,54,55,56,57].

Таблица 1

Интеллект и когнитивные способности у детей, рожденных с SGA, по сравнению с детьми, рожденными AGA (сопоставленными по гестационному возрасту)

Дети, рожденные в сроке

Для исследований, включенных в таблицу 1, пороговое значение массы тела при рождении для определения SGA широко варьировалось , начиная с уровня ниже 2.От 3-го процентиля до 15-го процентиля. Размер группы также существенно различается. В большинстве исследований IQ оценивался только один раз, но в некоторых исследованиях детей тестировали повторно с промежутком в несколько лет.

Из таблицы 1 видно, что в большинстве исследований IQ у детей с SGA значительно ниже, чем у детей контрольной группы AGA. Однако эта разница никогда не превышала 1 стандартное отклонение (15 баллов IQ). В исследованиях у детей с более тяжелым поражением SGA был самый низкий IQ. Разница в оценке IQ между детьми SGA и AGA была положительно связана с пороговым значением массы тела при рождении.В целом, исследования с более строгими критериями для определения SGA сообщили о более значительных различиях в показателях IQ между детьми с SGA и контрольной группой AGA, но эту связь следует интерпретировать с осторожностью, поскольку использовалось много разных наборов тестов с разными психометрическими свойствами.

Для различных когнитивных областей доступно значительно меньше данных. При тестировании дети с SGA показали худшие результаты в различных когнитивных областях по сравнению с их нормальными сверстниками. Учитывая широко распространенные когнитивные уязвимости в различных исследованиях, можно ожидать, что при систематическом тестировании дети с SGA будут хуже работать в различных когнитивных областях.Это подтверждается тем фактом, что дети SGA хуже успевают в школе и испытывают больше трудностей в обучении [31,51,55].

Дети, рожденные недоношенными

Как и следовало ожидать, для детей, родившихся недоношенными, IQ как в группах AGA, так и в группах SGA был ниже, чем у доношенных детей. Тем не менее, большинство исследований обнаружили значительно более низкий IQ у недоношенных детей, рожденных с SGA, по сравнению с недоношенными детьми, рожденными AGA.

Концептуальная модель интеллекта и познания у детей, рожденных SGA

Рождение SGA подвергает ребенка риску нарушения интеллекта и познания, но, как указывалось ранее, общий результат каждого человека является результатом сложного взаимодействия между несколькими факторов, как показано на рисунке 1.Некоторые из этих факторов действуют независимо, в то время как другие связаны с рождением SGA, то есть перинатальной заболеваемостью и более низким социально-экономическим статусом [31,32,41,46,51,52].

Рис. 1

Концептуальная модель интеллекта и познания у детей, рожденных SGA. Адаптировано из Noeker [2] с разрешения.

Внутриутробные факторы, определяющие рост и ограничение роста, можно разделить на факторы плода, матери и плаценты [58]. Тяжесть ограничения роста [40], пренатальный характер роста головы [31,43,49] и перинатальные осложнения, включая недоношенность [31,33,52], являются ключевыми факторами в определении исхода ребенка с SGA при рождении.

После рождения догоняющий рост тела и головы в послеродовой период может происходить по разным причинам. Хороший догоняющий рост связан с лучшими результатами в более старшем возрасте в отношении IQ и когнитивных функций [31,49,55]. Остальные факторы, определяющие конечный результат у детей с SGA, — это психосоциальные и генетические факторы. Наиболее важными факторами являются домашняя и школьная среда, социально-экономический статус и интеллект родителей [33,41,44].

GH и мозг

Распределение рецепторов GH

Из исследований на животных известно, что рецепторы GH (GHR), а также рецепторы инсулиноподобного фактора роста (IGF) -I обнаружены на всех типах клеток мозга. .Они наиболее многочисленны в мозге плода и подростка и затем уменьшаются с возрастом [59]. Распределение GHR в неонатальном мозге человека в значительной степени неизвестно. Было опубликовано только одно исследование с использованием мозга плода человека, которое демонстрирует существование GHR на нейронах коры головного мозга [60]. Исследования на взрослых людях демонстрируют присутствие GHR и рецепторов IGF-I в различных областях человеческого мозга, но в основном они сконцентрированы в сосудистом сплетении, гипофизе, гиппокампе, скорлупе и гипоталамусе [61].

Происхождение продукции GH

В то время как локальная продукция GH в головном мозге (нервном GH) животных четко продемонстрирована, местная продукция GH в человеческом мозге менее очевидна [62]. Хотя гематоэнцефалический барьер обычно считался непроницаемым для периферического (или гипофизарного) GH, исследования на животных и людях показали, что периферический GH может проходить гематоэнцефалический барьер [61, 63, 64]. Во время беременности человеческий плацентарный GH, также называемый Gh3 или GH-V, секретируется плацентой и постепенно замещает материнский гипофизарный GH [65].

Действие GH в мозге

Присутствие GHR в развивающемся головном мозге предполагает роль GH в нервном развитии и нервной функции. Используя системы клеточных культур, было обнаружено, что GH индуцирует нейрональную и глиальную пролиферацию и дифференцировку [61,66]. У GH-дефицитных мышей микроцефальный мозг гипомиелинизирован, с задержкой роста нейронов и плохим синаптогенезом. GH, вводимый на критических стадиях развития мозга, увеличивает размер мозга у GH-дефицитных мышей [61,67].Исследования на животных также демонстрируют, что GH оказывает нейропротекторное действие после гипоксически-ишемического повреждения [68,69].

Считается, что некоторые, но не все эффекты GH опосредуются через IGF-I [59,66,70]. Исследования на животных показывают важную роль IGF-I в росте и развитии мозга с продемонстрированным влиянием на пролиферацию и дифференцировку нейронов и глиальных клеток и синаптогенез [70,71,72,73,74]. У мышей с нокаутом IGF-I размер мозга уменьшился, тогда как у мышей с трансгенной сверхэкспрессией IGF-I размер мозга увеличился [75,76].Кроме того, IGF-I способствует выживанию клеток за счет антиапоптотического действия [77]. Клинические исследования у пациентов с дефицитом IGF-I из-за генетического дефекта гена IGF-I выявляют микроцефалию и психомоторную отсталость, и была описана связь между уровнями IGF-I и интеллектом в детстве [78,79].

В заключение, GH и IGF-1 обладают множеством общих эффектов в мозге. Специфические эффекты GH и эффекты GH, опосредованные IGF-1 в головном мозге, еще предстоит определить.

Терапия GH и развитие мозга, интеллекта и познания у людей

Присутствие GHR в областях мозга, которые, как считается, участвуют в нейрокогнитивном функционировании, указывает на то, что замещение GH у различных групп пациентов может положительно влиять на развитие мозга и, следовательно, на интеллект и познание.

Влияние терапии гормоном роста на интеллект и когнитивные способности изучалось как у детей, так и у взрослых. Влияние терапии гормоном роста на интеллект и когнитивные способности изучалось у детей с дефицитом гормона роста, идиопатическим низким ростом и синдромами Прадера-Вилли и Тернера.В этих группах пациентов не описано явных положительных эффектов терапии гормоном роста на IQ и когнитивные способности, хотя количество исследований очень ограничено [80,81]. У взрослых с дефицитом гормона роста IQ в пределах нормы. Несколько исследований показывают, что дефицит гормона роста может привести к незначительным, но клинически значимым когнитивным нарушениям. Наиболее изучены память, скорость обработки данных и внимание [82]. В отличие от отсутствия эффекта экзогенного гормона роста у детей, терапия гормона роста благотворно влияет на познавательные способности у взрослых [82].

Терапия GH у детей, рожденных SGA

Существует 2 группы детей SGA, в которых оценивалось влияние терапии GH на интеллект и когнитивные способности [5,6,83,84].

В Нидерландах дети, рожденные с SGA без догоняющего роста, были обследованы после 2 и 8 лет лечения GH [5,83,84]. У 53 детей, получавших лечение, был обнаружен положительный эффект лечения гормоном роста на работоспособность и общий IQ, а также на внимание. После 8 лет лечения GH оценочные показатели IQ детей с SGA увеличились на 5–10 пунктов и были в том же диапазоне, что и у нормальной популяции.Кроме того, исследователи обнаружили связь между изменением окружности головы и улучшением оценочных показателей IQ во время лечения GH. Эти результаты противоречат результатам, полученным в когорте детей с SGA из Бельгии. В рандомизированном контролируемом исследовании не наблюдалось положительного влияния лечения гормоном роста на показатели IQ после 2 лет лечения [6]. Замечательным открытием в этом исследовании стало повышение IQ примерно на 8 баллов у нелеченных детей с SGA. Группа лечения, состоящая из 17 детей, не показала увеличения показателей IQ, несмотря на явное влияние терапии гормоном роста на окружность головы.

Есть несколько методологических проблем, которые необходимо учитывать при интерпретации этих оценок IQ. Во-первых, в голландском исследовании сообщалось об оценке IQ, основанной на 2 из 12 подшкал пересмотренной шкалы интеллекта Векслера для детей. Во-вторых, на изменения показателей IQ по прошествии 8 лет мог повлиять эффект Флинна, т. Е. Увеличение IQ от поколения к поколению. Эту проблему можно решить, используя соответствующую контрольную группу. В-третьих, изменения в инструментах тестирования (от детей дошкольного возраста до школьников) могли повлиять на показатели IQ в бельгийском исследовании, поскольку они были неравномерно распределены между леченными и нелеченными группами.

Таким образом, нет убедительных доказательств того, что лечение GH у детей с SGA влияет на IQ.

Экзогенный GH в моделях IUGR на животных

К сожалению, исследования на животных по изучению влияния экзогенного GH на развитие мозга и познание в моделях IUGR отсутствуют. Экзогенный GH улучшает процессы обучения у крыс, но этот тип экспериментов не проводился на животных IUGR [85,86].

Выводы

ЗВУР приводит к аномальному и задержанному развитию мозга.SGA ассоциируется со сниженным уровнем интеллекта и различными когнитивными проблемами, хотя эффекты в основном незаметны. Общий результат каждого ребенка — результат сложного взаимодействия внутриутробных и внематочных факторов. Присутствие GHR в головном мозге означает, что мозг также является мишенью для GH. Экзогенный гормон роста теоретически может воздействовать на мозг. Примером этого является влияние лечения гормоном роста на когнитивные функции у взрослых пациентов с дефицитом гормона роста. Данные о влиянии экзогенного гормона роста на интеллект и познавательные способности у детей с SGA скудны и противоречивы.Следовательно, для решения этой проблемы необходимы тщательные последующие исследования у детей с SGA, получавших GH.

Благодарности

Мы благодарим г-жу И. Рифаген, Университетскую библиотеку, Университетский медицинский центр VU, за ее библиографическую помощь. Мы благодарим г-жу М. Боерсма за внимательное чтение рукописи. Работа финансировалась образовательным грантом компании Pfizer BV, Нидерланды.

Список литературы

  1. Saenger P, Czernichow P, Hughes I, Reiter EO: Маленький для гестационного возраста: низкий рост и выше.Endocr Rev 2007; 28: 219–251.

  2. Noeker M: Нейрокогнитивное развитие у детей с задержкой внутриутробного развития и рожденных маленькими для гестационного возраста: патологические, конституциональные и терапевтические пути. Horm Res 2005; 64 (приложение 3): 83–88.

  3. Kinsbourne M, Graf WD: Расстройства умственного развития; в Menkes JH, Sarnat HB (ред.): Детская неврология.Филадельфия, Липпинкотт Уильямс и Уилкинс, 2000, стр. 1155–1211.

  4. Ли PA, Чернаусек SD, Hokken-Koelega AC, Czernichow P; Международный консультативный совет по малому для гестационного возраста: Заявление конференции по выработке консенсуса Международного консультативного совета по малому и гестационному возрасту: ведение маленьких детей, рожденных малыми для гестационного возраста, 24 апреля — 1 октября 2001 г.Педиатрия 2003; 111: 1253–1261.

  5. Ван Паререн YK, Duivenvoorden HJ, Slijper FS, Koot HM, Hokken-Koelega AC: Интеллект и психосоциальное функционирование во время долгосрочной терапии гормоном роста у детей, рожденных маленькими для гестационного возраста. J Clin Endocrinol Metab 2004; 89: 5295–5302.
  6. Lagrou K, Vanderfaeillie J, Froidcoeur C, Thomas M, Massa G, Tenoutasse S, Craen M, Lebrethon MC, Beckers D, Francois I, Rooman R, Thiry-Counson G, Beaufort de C, De SJ: Эффект от 2 лет применения терапия высокими дозами гормона роста для когнитивного и психосоциального развития маленьких детей, рожденных маленькими для гестационного возраста.Eur J Endocrinol 2007; 156: 195–201.

  7. Бертино Э., Милани С., Фабрис С., Де СМ: Неонатальные антропометрические карты: что они собой представляют, а что нет. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2007; 92: F7 – F10.

  8. Мамель Н., Коше В., Кларис О: Определение ограничения роста плода в соответствии с конституционным потенциалом роста.Биология новорожденных, 2001; 80: 277–285.

  9. Вугуин П.М.: Модели на животных для гестационного возраста и эмбриональное программирование болезней у взрослых. Horm Res 2007; 68: 113–123.

  10. Моррисон Дж. Л.: Овцы модели ограничения внутриутробного развития: адаптация плода и последствия.Clin Exp Pharmacol Physiol 2008; 35: 730–743.

  11. Листер Дж. П., Блатт Дж. Дж., ДеБассио В. А., Кемпер Т. Л., Тонкисс Дж., Галлер Дж. Р., Розен Д. Л.: Влияние пренатальной белковой недостаточности на количество нейронов в основных клеточных слоях формирования гиппокампа взрослых крыс. Гиппокамп 2005; 15: 393–403.
  12. Mallard C, Loeliger M, Copolov D, Rees S: Уменьшение количества нейронов в гиппокампе и мозжечке у послеродовых морских свинок после внутриутробного ограничения роста. Неврология 2000; 100: 327–333.

  13. Mallard EC, Rehn A, Rees S, Tolcos M, Copolov D: Вентрикуломегалия и уменьшение объема гиппокампа после внутриутробного ограничения роста: последствия для этиологии шизофрении.Schizophr Res 1999; 40: 11–21.

  14. Хаякава М., Мимура С., Сасаки Дж., Ватанабе К.: Невропатологические изменения в головном мозге крысы ЗВУР, вызванные синтетическим тромбоксаном А2. Early Hum Dev 1999; 55: 125–136.

  15. Рис С., Бокинг А.Д., Хардинг Р.: Структура мозга эмбриональной овцы при экспериментальной задержке роста.Дж. Дев Физиол 1988; 10: 211–225.

  16. Ташима Л., Наката М., Анно К., Сугино Н., Като Х: Пренатальное влияние задержки внутриутробного развития, вызванной ишемией-гипоксией, на развитие мозга и поведенческую активность у крыс. Биология новорожденных 2001; 80: 81–87.

  17. Сасаки Дж., Фуками Э., Мимура С., Хаякава М., Китох Дж., Ватанабе К.: аномальная миграция мозговых нейронов в крысиной модели задержки внутриутробного развития, вызванной синтетическим тромбоксаном А (2).Early Hum Dev 2000; 58: 91–99.

  18. Mallard EC, Rees S, Stringer M, Cock ML, Harding R: Влияние хронической плацентарной недостаточности на развитие мозга у эмбрионов овец. Pediatr Res 1998; 43: 262–270.

  19. Dieni S, Rees S: морфология дендритов изменяется в нейронах гиппокампа после пренатального компромисса.Журнал Neurobiol 2003; 55: 41–52.

  20. Nitsos I, Rees S: Влияние задержки внутриутробного развития на развитие нейроглии у плода морских свинок. Иммуногистохимическое и ультраструктурное исследование. Int J Dev Neurosci 1990; 8: 233–244.

  21. Сизоненко С.В., Боррадори-Толса С., Баутай Д.М., Лодыгенски Г., Лазейрас Ф., Хуппи П. Влияние ограничения внутриутробного роста и глюкокортикоидов на развитие мозга: выводы с использованием расширенной магнитно-резонансной томографии.Mol Cell Endocrinol 2006; 254–255: 163–171.

  22. Morgane PJ, Mokler DJ, Galler JR: Влияние пренатальной белковой недостаточности на формирование гиппокампа. Neurosci Biobehav Rev 2002; 26: 471–483.

  23. Чейз HP, Велч Н.Н., Дабьер С.С., Васан Н.С., Баттерфилд Л.Дж.: Изменения в биохимии человеческого мозга после задержки внутриутробного развития.Педиатрия 1972; 50: 403–411.

  24. Дункан К.Р., Исса Б., Мур Р., Бейкер П.Н., Джонсон И.Р., Гоуленд П.А.: Сравнение измерений органов плода с помощью эхопланарной магнитно-резонансной томографии и ультразвука. BJOG 2005; 112: 43–49.

  25. Dubois J, Benders M, Borradori-Tolsa C, Cachia A, Lazeyras F, Ha-Vinh LR, Sizonenko SV, Warfield SK, Mangin JF, Huppi PS: Первичная кортикальная складка у новорожденного человека: ранний маркер более позднего функционального развития.Мозг 2008; 131: 2028–2041.

  26. Толса CB, Zimine S, Warfield SK, Freschi M, Sancho RA, Lazeyras F, Hanquinet S, Pfizenmaier M, Huppi PS: Раннее изменение структурного и функционального развития мозга у недоношенных детей, рожденных с задержкой внутриутробного развития. Pediatr Res 2004; 56: 132–138.
  27. Toft PB, Leth H, Ring PB, Peitersen B, Lou HC, Henriksen O: Объемный анализ мозга нормального младенца и задержка внутриутробного развития. Early Hum Dev 1995; 43: 15–29.

  28. Мартинуссен М., Фишл Б., Ларссон Г.Б., Скранес Дж., Кульсенг С., Вангберг Т.Р., Вик Т., Брубакк А.М., Харальдсет О., Дейл А.М.: Толщина коры головного мозга у 15-летних подростков с низкой массой тела при рождении, измеренная с помощью автоматизированного МРТ. на основе метода.Мозг 2005; 128: 2588–2596.

  29. Skranes JS, Martinussen M, Smevik O, Myhr G, Indredavik M, Vik T, Brubakk AM: Результаты МРТ головного мозга у детей с очень низкой массой тела при рождении и детей, не достигших гестационного возраста в возрасте 15 лет. Педиатр Радиол 2005; 35: 758–765.

  30. Янни М, Марлоу Н: Педиатрические последствия ограничения роста плода.Semin Fetal Neonatal Med 2004; 9: 411–418.

  31. Лундгрен Е.М., Кнаттингиус С., Йонссон Б., Тувемо Т.: Интеллектуальные и психологические показатели у мужчин, рожденных маленькими для гестационного возраста, с догоняющим ростом и без него. Педиатр Res 2001; 50: 91–96.

  32. Gutbrod T, Wolke D, Soehne B, Ohrt B, Riegel K: Влияние гестации и веса при рождении на рост и развитие детей с очень низкой массой тела при рождении для гестационного возраста: сравнение сопоставимых групп.Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2000; 82: F208 – F214.

  33. Вествуд М., Крамер М.С., Мунц Д., Ловетт Дж. М., Уоттерс Г. В.: Рост и развитие доношенных неасфиксированных новорожденных малого для гестационного возраста: наблюдение в подростковом возрасте. Педиатрия 1983; 71: 376–382.

  34. Viggedal G, Lundalv E, Carlsson G, Kjellmer I: Нейропсихологическое наблюдение в молодом возрасте доношенных детей, рожденных маленькими для гестационного возраста.Med Sci Monit 2004; 10: CR8 – CR16.

  35. Фитцхардинг П.М., Стивен Э.М.: Маленький для свидания младенец. II. Неврологические и интеллектуальные последствия. Педиатрия 1972; 50: 50–57.

  36. Паз I, Гейл Р., Лаор А., Данон Ю.Л., Стивенсон Д.К., Сейдман Д.С.: Когнитивный результат доношенных маленьких детей гестационного возраста в позднем подростковом возрасте.Obstet Gynecol 1995; 85: 452–456.

  37. Паз I, Лаор А., Гейл Р., Харлап С., Стивенсон Д. К., Зейдман Д. С. Доношенные дети с задержкой роста плода не подвергаются повышенному риску низких показателей интеллекта в возрасте 17 лет. Журнал Педиатр 2001; 138: 87–91.

  38. Strauss RS, Dietz WH: Рост и развитие доношенных детей, рожденных с низкой массой тела при рождении: влияние генетических факторов и факторов окружающей среды.J Pediatr 1998; 133: 67–72.

  39. Strauss RS: Функциональный результат для взрослых детей, родившихся с малым для гестационного возраста: 26-летнее наблюдение британской когорты родившихся в 1970 году. JAMA 2000; 283: 625–632.

  40. О’Кифф М.Дж., О’Каллаган М., Уильямс Г.М., Наджман Дж. М., Бор В. Проблемы с обучением, когнитивными функциями и вниманием у подростков, рожденных маленькими для гестационного возраста.Педиатрия 2003; 112: 301–307.

  41. Теодор Р.Ф., Томпсон Дж. М., Уолди К. Э., Бекрофт Д. М., Робинсон Е., Уайлд К. Дж., Кларк П. М., Митчелл Е. А.: Детерминанты когнитивных способностей в 7 лет: долгосрочное исследование методом случай-контроль детей, родившихся в срок до гестационного возраста. Eur J Pediatr 2009; 168: 1217–1224.
  42. Kulseng S, Jennekens-Schinkel A, Naess P, Romundstad P, Indredavik M, Vik T, Brubakk AM: Подростки с очень низким весом при рождении и доношенные малые для гестационного возраста подростки: внимание еще раз. Acta Paediatr 2006; 95: 224–230.

  43. Харви Д., Принц Дж., Бантон Дж., Паркинсон С., Кэмпбелл С.: Способности детей, которые были маленькими для гестационного возраста.Педиатрия 1982; 69: 296–300.

  44. Sommerfelt K, Andersson HW, Sonnander K, Ahlsten G, Ellertsen B, Markestad T, Jacobsen G, Hoffman HJ, Bakketeig L: когнитивное развитие доношенных детей для детей гестационного возраста в возрасте пяти лет. Arch Dis Child 2000; 83: 25–30.

  45. Зоммерфельт К., Зоннандер К., Скранес Дж., Андерссон Х.В., Альстен Дж., Эллертсен Б., Маркестад Т., Якобсен Г., Хоффман Х. Дж., Баккетейг Л.С.: Нейропсихологические и двигательные функции у дошкольников с малым сроком беременности.Pediatr Neurol 2002; 26: 186–191.

  46. McCarton CM, Wallace IF, Divon M, Vaughan HG Jr: Когнитивное и неврологическое развитие недоношенных, маленьких для гестационного возраста ребенка до 6 лет: сравнение по весу при рождении и гестационному возрасту. Педиатрия 1996; 98: 1167–1178.

  47. Фельдман Р., Эйдельман А.И.: Организация состояния новорожденного, нейроматурация, взаимодействие матери и ребенка и когнитивное развитие у недоношенных детей с малым для гестационного возраста.Педиатрия 2006; 118: e869 – e878.

  48. Сунг И.К., Вор Б., О В.: Результат роста и нервного развития младенцев с очень низкой массой тела при рождении с задержкой внутриутробного развития: сравнение с контрольными субъектами, сопоставимыми по весу при рождении и гестационному возрасту. J Pediatr 1993; 123: 618–624.

  49. Фриск В., Амсель Р., Уайт Х.Э .: Важность моделей роста головы в прогнозировании когнитивных способностей и навыков грамотности у детей, не достигших гестационного возраста.Dev Neuropsychol 2002; 22: 565–593.

  50. Tideman E, Marsal K, Ley D: Познавательная функция у молодых людей после ограничения внутриутробного развития с аномальным кровотоком в аорте плода. Ультразвуковой акушерский гинеколь 2007; 29: 614–618.

  51. Холло О., Раутава П., Корхонен Т., Хелениус Х., Керо П., Силланпаа М.: Академическая успеваемость детей с малым для гестационного возраста возрастом 10 лет.Arch Pediatr Adolesc Med 2002; 156: 179–187.

  52. Фаттал-Валевски А., Лейтнер Ю., Кутай М., Тал-Позенер Э, Томер А., Либерман Д., Яффа А., Многие А., Харел С. Исходы нервного развития у детей с задержкой внутриутробного развития: последующее наблюдение в течение 3 лет. J Child Neurol 1999; 14: 724–727.
  53. Leitner Y, Fattal-Valevski A, Geva R, Eshel R, Toledano-Alhadef H, Rotstein M, Bassan H, Radianu B, Bitchonsky O, Jaffa AJ, Harel S: Исходы нервного развития детей с задержкой внутриутробного развития: продольный, 10 -летнее проспективное исследование. J Child Neurol 2007; 22: 580–587.
  54. Гева Р., Эшел Р., Лейтнер Ю., Фаттал-Валевски А., Харел С.: Функции памяти у детей, рожденных с асимметричным ограничением внутриутробного развития. Brain Res 2006; 1117: 186–194.

  55. Geva R, Eshel R, Leitner Y, Valevski AF, Harel S: Нейропсихологический результат у детей с задержкой внутриутробного развития: 9-летнее проспективное исследование.Педиатрия 2006; 118: 91–100.

  56. Geva R, Eshel R, Leitner Y, Fattal-Valevski A, Harel S: Кратковременная вербальная память у детей: долгосрочные эффекты ограничения внутриутробного развития, зависящие от модальности. J Детская психическая психиатрия 2008; 49: 1321–1330.

  57. Silva PA, McGee R, Williams S: продольное исследование интеллекта и поведения недоношенных и маленьких детей гестационного возраста.Дж. Дев Бехав Педиатр 1984; 5: 1–5.

  58. Брайан С.М., Хиндмарш ПК: Нормальный и ненормальный рост плода. Horm Res 2006; 65 (приложение 3): 19–27.

  59. Lobie PE, Zhu T, Graichen R, Goh EL: Гормон роста, инсулиноподобный фактор роста I и ЦНС: локализация, функция и механизм действия.Гормоны роста IGF Res 2000; 10 (приложение B): S51 – S56.

  60. Hill DJ, Riley SC, Bassett NS, Waters MJ: Локализация рецептора гормона роста, идентифицированная иммуноцитохимическим методом, в тканях плода человека во втором триместре и в плаценте на протяжении всей беременности. J Clin Endocrinol Metab 1992; 75: 646–650.
  61. Харви С., Халл К.: Гормон роста нервной системы: обновленная информация. J Mol Neurosci 2003; 20: 1–14.

  62. Harvey S, Lavelin I, Pines M: Действие гормона роста (GH) в головном мозге: нервная экспрессия гена GH-ответа.J Mol Neurosci 2002; 18: 89–95.

  63. Johansson JO, Larson G, Andersson M, Elmgren A, Hynsjo L, Lindahl A, Lundberg PA, Isaksson OG, Lindstedt S, Bengtsson BA: Лечение взрослых с дефицитом гормона роста рекомбинантным гормоном роста человека увеличивает концентрацию гормона роста в спинномозговая жидкость и влияет на нейротрансмиттеры.Нейроэндокринология 1995; 61: 57–66.

  64. Pan W, Yu Y, Cain CM, Nyberg F, Couraud PO, Kastin AJ: Проникновение гормона роста через гематоэнцефалический барьер. Эндокринология 2005; 146: 4898–4904.

  65. Mirlesse V, Frankenne F, Alsat E, Ponsel M, Hennen G, Evain-Brion D: Уровни плацентарного гормона роста при нормальной беременности и при беременности с задержкой внутриутробного развития.Pediatr Res 1993; 34: 439–442.

  66. Ajo R, Cacicedo L, Navarro C, Sanchez-Franco F: Действие гормона роста на пролиферацию и дифференциацию церебральных кортикальных клеток из плодных крыс. Эндокринология 2003; 144: 1086–1097.

  67. Ногучи Т: Влияние гормона роста на развитие мозга: морфологические исследования.Horm Res 1996; 45: 5–17.

  68. Scheepens A, Sirimanne ES, Breier BH, Clark RG, Gluckman PD, Williams CE: Гормон роста как фактор спасения нейронов во время восстановления после повреждения ЦНС. Неврология 2001; 104: 677–687.

  69. Shin DH, Lee E, Kim JW, Kwon BS, Jung MK, Jee YH, Kim J, Bae SR, Chang YP: Защитный эффект гормона роста на апоптоз нейронов после гипоксии-ишемии в головном мозге новорожденных крыс.Neurosci Lett 2004; 354: 64–68.

  70. Руссо В.К., Глюкман П.Д., Фельдман Э.Л., Вертер Г.А.: Система инсулиноподобных факторов роста и ее плейотропные функции в мозге. Endocr Rev 2005; 26: 916–943.

  71. Arsenijevic Y, Weiss S: Инсулиноподобный фактор роста-I — это фактор дифференциации для нейрональных предшественников постмитотических стволовых клеток ЦНС: действия, отличные от действий нейротрофического фактора головного мозга.J. Neurosci 1998; 18: 2118–2128.

  72. Arsenijevic Y, Weiss S, Schneider B, Aebischer P: Инсулиноподобный фактор роста-I необходим для пролиферации нервных стволовых клеток и демонстрирует различные действия эпидермального фактора роста и фактора роста фибробластов-2. J. Neurosci 2001; 21: 7194-7202.
  73. Д’Эрколе А.Дж., Йе П., О’Куски Дж. Р.: Мутантные мышиные модели действия инсулиноподобного фактора роста в центральной нервной системе. Нейропептиды 2002; 36: 209–220.

  74. Ye P, Li L, Richards RG, DiAugustine RP, D’Ercole AJ: Миелинизация изменена у мышей с нулевым мутантом по инсулиноподобному фактору роста I.J Neurosci 2002; 22: 6041–6051.

  75. Beck KD, Powell-Braxton L, Widmer HR, Valverde J, Hefti F: нарушение гена Igf1 приводит к уменьшению размера мозга, гипомиелинизации ЦНС и потере гранул гиппокампа и нейронов, содержащих парвальбумин стриатума. Нейрон 1995; 14: 717–730.

  76. Carson MJ, Behringer RR, Brinster RL, McMorris FA: инсулиноподобный фактор роста I увеличивает рост мозга и миелинизацию центральной нервной системы у трансгенных мышей.Нейрон 1993; 10: 729–740.

  77. Ходж Р.Д., Д’Эрколе А.Дж., О’Куски Дж. Р.: Инсулиноподобный фактор роста-I (IGF-I) ингибирует апоптоз нейронов в развивающейся коре головного мозга in vivo. Int J Dev Neurosci 2007; 25: 233–241.

  78. Gunnell D, Miller LL, Rogers I, Holly JM: Ассоциация инсулиноподобного фактора роста I и белка-3, связывающего инсулиноподобный фактор роста, с коэффициентом интеллекта среди 8-9-летних детей в продольном исследовании Avon. Родители и дети.Педиатрия 2005; 116: e681 – e686.

  79. Валенкамп MJ, Wit JM: мутации одного гена, вызывающие SGA. Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab 2008; 22: 433–446.

  80. Росс JL: Влияние гормона роста на когнитивные функции.Horm Res 2005; 64 (приложение 3): 89–94.

  81. Myers SE, Whitman BY, Carrel AL, Moerchen V, Bekx MT, Allen DB: Два года терапии гормоном роста у маленьких детей с синдромом Прадера-Вилли: преимущества для физического и нервного развития. Am J Med Genet A 2007; 143: 443–448.

  82. Фаллети М.Г., Маруфф П., Берман П., Харрис А.: Влияние дефицита гормона роста (GH) и замещения GH на когнитивные функции у взрослых: метаанализ текущей литературы.Психонейроэндокринология 2006; 31: 681–691.

  83. Ван дер Рейден-Лейкман IE: Проблемы роста? Психологическая оценка детей с низким ростом после задержки внутриутробного развития, до и после двухлетнего лечения гормоном роста. Тезис. Роттердам, Университет Эразма, 1996.
  84. Van der Reijden-Lakeman IE, Sonneville de LM, Swaab-Barneveld HJ, Slijper FM, Verhulst FC: Оценка внимания до и после 2 лет лечения гормоном роста у детей с задержкой внутриутробного развития. J Clin Exp Neuropsychol 1997; 19: 101–118.

  85. Schneider-Rivas S, Paredes-Carbajal C, Mascher D, Angoa-Perez M, Jaramillo-Gonzalez E, Borgonio-Perez G, Rivas-Arancibia S: Влияние тестостерона и гормона роста на долгосрочное удержание и исчезновение пассивного избегания ответ у молодых и старых крыс.Int J Neurosci 2007; 117: 1443–1456.

  86. Ле Гревес М., Чжоу К., Берг М., Ле Гревес П., Фоленхаг К., Мейерсон Б., Ниберг Ф .: Замена гормона роста у гипофизэктомированных крыс влияет на пространственные характеристики и уровни в гиппокампе субъединицы рецептора NMDA и уровни транскрипта гена PSD-95.Exp Brain Res 2006; 173: 267–273.


Автор Контакты

Х.М.А. de Bie

Отделение педиатрии, Медицинский центр Университета VU

PO Box 7057

NL – 1007 MB Амстердам (Нидерланды)

Тел. +31 6 1637 7656, факс +31 20 444 2919, электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Получено: 27 мая 2009 г.
Принято: 18 августа 2009 г.
Опубликовано в Интернете: 15 января 2010 г.
Дата выпуска: январь 2010 г.

Количество страниц для печати: 9
Количество рисунков: 1
Количество столов: 1

ISSN: 1663-2818 (печатный)
eISSN: 1663-2826 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/HRP


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарства: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарства, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.