Лечение психопатий: Лечение психопатии: симптомы, причины и признаки, диагностика стадий и типов в Москве

Содержание

ВНИИ ППиПР — Лечение психопатии

Лечение психопатии осложняется тем, что страдающие этим заболеванием люди не осознают всей серьезности этого психического расстройства и не обращаются своевременно к специалистам. Психопатия – это психическое расстройство личности человека, этой патологией страдает около 9% взрослого населения. У психопатических личностей часто наблюдаются проблемы в социальной адаптации, поэтому они склонны употреблять наркотические вещества. При психопатии человек наотрез отказывается от помощи врачей, мотивируя тем, что он полностью здоров и не страдает расстройствами личности, не понимая всю суть этой проблемы. Поэтому часто врачи не могут своевременно диагностировать и начать лечение психопатии. Происхождение этого психического расстройства полностью еще не изучено. Выдвигаются две теории развития этого заболевания. Первая – это биологическая, то есть считается, что психические отклонения человек может приобрести еще во внутриутробном развитии при нарушениях центральной нервной системы, что и ведет к расстройствам личности во взрослой жизни. Вторая сторона это психологическая. Это несоответствие своему «Я», при конфликтах в семье, проблемах на работе, под влиянием внешних факторов человек уходит в себя. От этого не редко возникают расстройства личности. При этом страдает не только человек, имеющий данное расстройство, но и окружающие люди.

Основные симптомы и лечение психопатии

Признаки психопатии в основном одинаковые в независимости от природы ее происхождения, поэтому лечение психопатии идентично для всех. К симптомам относятся такие признаки как: нарушение поведения человека во всех сферах деятельности; неадекватное отношение к другим людям; приступы психического раздражения. Лечение психопатии у мужчин осложняется тем, что они более склонны к проявлениям агрессии, но в то же время не желают обращаться за медицинской помощью, иногда справиться с проблемой можно только с помощью близких людей. При лечении психопатии у женщин помогают разъяснительные беседы с психотерапевтом. Нарушение в адаптации к обществу наступает в подростковом возрасте и прогрессирует во взрослой жизни человека, это состояние часто сопровождается возбудимостью, ухудшается социальная и профессиональная адаптация в обществе. Симптомы и лечение психопатии у подростков осложняются их антисоциальным поведением, молодые люди уходят из дома и совершают противоправные действия. Люди, страдающие психопатией, в стадии ремиссии не нуждаются в особом лечении. В качестве профилактических мер применяется социальное воздействие: семейное воспитание с устойчивыми принципами и коррекцией поведения; требования к адекватному поведению в школе, на улице и в общественных местах; помощь в нахождении рабочего места. Это позволяет больному психопатией адаптироваться в обществе.

Медикаментозное лечение психопатии

Медикаментозная терапия бывает результативной, если она направлена на отдельные симптомы, а не на психопатию в целом. В основном лечение психопатии проводят психотерапевтическими методами такими, как: гипнотерапия; когнитивно-поведенческая терапия; психологические беседы с семьей. Лечение психопатии у детей проводится медико-педагогическими способами, если ребенок постоянно находится в возбужденном состоянии, назначают седативные препараты. Лечение психопатии у подростков иногда проводят в принудительном порядке, так как они склонны проявлять опасную агрессию. Возбудимая психопатия проявляется крайней раздражительностью, поэтому в стадии обострения лечение возбудимой психопатии проводят в стационаре. При лечении психопатии возбудимого типа психологическую коррекцию проводят на фоне медикаментозной терапии. Успокаивающие лекарства врач назначает, когда полностью изучит состояние человека, страдающего психопатией и его особенности поведения. При лечении астенической психопатии назначаются общеукрепляющие средства, также возможно лечение различными травами, которые оказывают успокоительное действие. Медикаментозное лечение шизоидной психопатии практически не дает положительных результатов, поэтому применяется только психокоррекция. Эпилептоидная психопатия проявляется сильной раздражительностью и агрессией, поэтому больной может быть опасен для себя и окружающих, при рецидивах эпилептоидной психопатии требуется лечение в стационаре. Следует помнить о том, что восстановить нервы непросто, чем раньше вы обратитесь за медицинской помощью, тем легче будет устранить болезнь.

Лечение психопатии в Москве по низким ценам в клинике психиатрии Лето у врача-психиатра, диагностика

В переводе с греческого языка термин «психопатия» означает «больная душа». Для этого диагноза характерно проявление таких черт характера, как невозможность сопереживания, безразличие к проблемам окружающих, полное отсутствие чувства собственной вины, лживость, поверхностность всех эмоций.

Диагностикой и выбором метода лечения патологии занимаются специалисты в области психиатрии. Только квалифицированный психотерапевт может оказать необходимую медицинскую помощь больному и дать дельные советы его родственникам. Поэтому, если в вашей семье есть психопат, обязательно обратитесь в клинику лечения психопатии. Важно помнить, что на ранних стадиях данное заболевание лучше поддается коррекции.

Причины развития болезни

До сих пор ведутся споры, почему возникает это нарушение психопатического характера. Считается, что к нему приводят:

  • внутриутробные отклонения в развитии плода;
  • полученные во время родов травмы;
  • наследственная склонность к психическим нарушениям;
  • негативное влияние социума;
  • ошибки в воспитании ребенка;
  • отравления, тяжелые интоксикации (особенно в младенческом возрасте).

Признаки психопатии

Среди внешних признаков патологии можно назвать:

  • Очень высокую ранимость больного и склонность к проявлению отрицательных эмоций. С психопатами очень сложно взаимодействовать. Они обижаются по мелочам и не хотят идти на контакт после ссоры.
  • Сложную адаптацию к новым условиям. Больным не удается наладить отношения в новом коллективе. Переезды, путешествия, смена места работы/учебы — все эти факторы усугубляют симптоматику и делают ее более выраженной.
  • Безразличие к чувствам и мыслям других, отказ от соблюдения устоявшихся норм общественного поведения. Больные могут проявлять агрессию, совершать поступки насильственного характера, лишь бы получить то, что хотят.
  • Отказ от признания собственной вины. Человек с описываемым недугом никогда не анализирует свое поведение. Он уверен, что всегда прав.

Также к симптомам психопатии относятся:

  • бессонница, короткая продолжительность ночного сна;
  • склонность к сексуальным извращениям, отсутствие постоянных любовных отношений;
  • слабая выраженность рефлекса опасности;
  • неудовлетворительное эмоциональное состояние (человек всегда злой и раздраженный).

Клинические типы психопатии

С учетом особенностей доминирующих симптомов психиатры выделяют следующие виды психопатии:

  • Астеническая. Больной очень возбудим и впечатлителен. Он с трудом переносит любые физические нагрузки. Стесняется, быстро замыкается в себе. Самочувствие астенического психопата резко ухудшается от вида крови, изменения температуры окружающей среды. Пациента могут беспокоить головные и сердечные боли, бессонница, гипергидроз, патологии ЖКТ.
  • Психастеническая. Проявляется повышенной мнительностью и частыми сомнениями по поводу того, правильно ли все было сделано. Больной очень раним, не может самостоятельно принимать решения, у него много беспочвенных страхов.
  • Возбудимая. При этом виде расстройства ярко выражены бурные эмоциональные реакции. Человек может злоупотреблять спиртным. Он несдержанный, агрессивный, имеет сверхценные бредовые идеи, нестандартные сексуальные предпочтения.
  • Шизоидная. Характеризуется замкнутостью, неспособностью наладить теплые отношения с близкими. Больной сосредоточен на своих внутренних переживаниях и очень раним.
  • Паранойяльная. Вид патологии, при котором возникают бредовые идеи. Такие люди очень упрямые и прямолинейные, не любят, когда на них не обращают внимания. Их фокус внимания направлен на прошлые обиды. Могут фиксироваться только на своем здоровье.
  • Истеричная. Человек с такой психопатией любит выдумывать, фантазировать. Вымышленными образами он подменяет реальность. Больной любит быть в центре внимания, может подражать людям, которые его чем-то впечатлили.
  • Аффективная. Здесь возможны два варианты. Первый — люди, у которых постоянно плохое настроение. Они мрачные, находятся в состоянии депрессии. Второй — пациенты со стабильно приподнятым настроением. Они общительные, живые, переоценивают свои способности, склонны ко лжи.
  • Неустойчивая. Эта разновидность заболевания проявляется податливостью к внешним внушениям и убеждениям. Заболевший — личность вялая и бесхарактерная. Его легко в чем-то убедить, сбить с толку.

Дифференциальная диагностика психопатии

Чтобы поставить верный диагноз, психиатр долгое время общается с клиентом, проводит с ним специальные тесты. На основе полученных данных определяет, к какому типу психопатии относится возникшее отклонение. Только после этого переходит к разработке программы терапии.

Лечение психопатии

Чем раньше будет начато лечение психического расстройства, тем лучше. Если терапия не будет начата своевременно, больной столкнется с несколькими последовательными стадиями недуга. Так, в самом начале психопатические реакции всегда кратковременные. Купировать их обычно удается с помощью медикаментов — нейролептиков, транквилизаторов, антидепрессантов.

При дальнейшей неблагоприятной динамике расстройства личности врач фиксирует затяжные негативные реакции, из-за которых пациент становится неуправляемым, плохо идет на контакт. На этой стадии болезни фармакологические препараты подбираются с учетом особенностей состояния пациента на данный момент времени. Это могут быть антидепрессанты, седативные, легкие транквилизаторы и пр.

Особое внимание при лечении психопатов уделяется сеансам психотерапии. Используя свое мастерство, врач пытается выработать у больного самокритику, учит его справляться со стрессовыми ситуациями, рассказывает о навыках социального взаимодействия.

В Москве пройти лечение психопатии можно в нашем медицинском центре «Лето». Мы предлагаем наиболее эффективные терапевтические методики, которые позволяют в короткий срок стабилизировать психическое состояние больного и улучшить его самочувствие. Звоните по номеру 8(969)060-93-93 и записывайтесь на прием. Мы обязательно вам поможем.

Лечение психопатии в Москве: Современные методики

Медицинская информация достоверна

Проверял Еремин Алексей Валентинович

Психопатии, или расстройства личности, проявляются в виде устойчивого нарушения характера и поведения. Они возникают еще с рождения или формируются у ребенка в раннем детстве и сохраняются на протяжении всей оставшейся жизни. Такие отклонения ведут к дезадаптации в отношениях с людьми. Причинами патологии могут служить множество факторов, но их значимость варьирует у каждого пациента. Лечение психопатии в Москве проводится в клинике доктора Исаева лучшими специалистами.

Статистика утверждает, что примерно 10% населения планеты страдают той или иной степенью психопатии. На это указывают международные исследования, проводимые во многих странах. Астенические, истерические и эмоционально-лабильные формы заболевания встречаются чаще у женщин, а прочие виды наиболее характерны для мужчин. Нередко у одного пациента наблюдается сочетание одновременно нескольких расстройств личности.

Психопатия признаки

Лечение психопатии следует начинать с постановки диагноза. Опытный врач в первую очередь обращает внимание на признаки данного заболевания. Основными симптомами при этом нарушении считаются:

  • равнодушие к чувствам других;
  • неприятие социальных норм поведения;
  • невыполнение обязанностей и требований;
  • стремление к выполнению своих желаний, даже путем насилия;
  • затруднение в формировании отношений с людьми;
  • отсутствие ощущения вины и анализу ошибок;
  • обвинение других в своих неудачах.

Особенности проявления и лечение психопатии зависит от ее разновидности. Согласно одной из классификаций она бывает:

  • астеническая;
  • психастеническая;
  • шизоидная;
  • параноическая;
  • эпилептоидная;
  • циклоидная;
  • неустойчивая;
  • антисоциальная;
  • психопаты конституционально-глупые.

Астеническая психопатия

Для людей с данным отклонением характерно повышенная стеснительность, нерешительность, плохая приспосабливаемость к новым условиям. У них отмечается высокая чувствительность к психическим раздражителям и физическим нагрузкам. Такие личности проявляются сильную реактивность в ответ на вид крови, перепады температуры, бестактность людей. Часто имеют различные проблемы в работе вегетативной системы и склонны фиксировать внимание на своих ощущениях.

Психастеническая

Лечение психопатии у психастеников методом психотерапии заключается в обучении пациентов нормальной самооценке и обретению уверенности. Такие люди проявляются постоянными сомнениями. Они застенчивы, но при этом очень самолюбивы и обидчивы. Они любят заниматься самоанализом, самоконтролем, обожают абстрактные логические построения, неприменимые в жизни. Любое изменение в работе, месте жительства, и других аспектах сопровождается у них повышение тревожности. Они очень педантичны, дисциплинированны и назойливы. Психастеники не могут занимать начальствующих должностей, но могут быть отличными помощниками руководителей.

Шизоидная

Для представителей этого расстройства характерным свойством является высокая чувствительность по отношению к себе и своим проблемам и абсолютное равнодушие к чужой беде. Все действия такого человека направлены на удовлетворение себя, но без желания славы или денег (хотя бывают и исключения). Шизоиды часто являются людьми искусства, они в жизни называются оригиналами, чудаками. Они упорны в достижении своих целей и готовы прийти на помощь голодающим детям Африки, но при этом будут спокойно смотреть на переживания собственной матери.

Параноическая

Особенностью такого изменения личности является формирование у человека сверхценной идеи к 20-25 годам.Эти идеи основаны (в отличие от бредовых) на реальности, но при этом факты и события расцениваются субъективно, исходя из собственной точки зрения (ревность, ипохондрия и др.). Лечение психопатии в этом случае не являются эффективными, если использовать только прием медикаментов.

Они отличаются злопамятностью, обидчивостью, стремлением к самоутверждению. Их особенности характера нередко приводят к конфликтным ситуациям с окружающими. Они часто ведут борьбу за справедливость, которая выражается в постоянном написании жалоб, хождению по инстанциям, участие в судебных разбирательствах.

Эпилептоидная

Эпилептоиды характеризуются взрывчатым характером, гневливостью и возбудимостью. Их реакция зачастую не соответствует силе раздражения. Но потом они быстро отходят и даже сожалеют о своей несдержанности. Они неуживчивы в семье и рабочем коллективе, злопамятны, педантичны и чрезмерно аккуратны. Одновременно у них наблюдается слащавость, умение польстить, использование в разговоре уменьшительно-ласкательных слов.

Эпилептоидные психопаты либо любят, либо ненавидят, для них нет умеренности в чувствах. Но особенности их характера и поведения не дают покоя ни друзьям, ни врагам. У некоторых пациентов отмечается склонность к алкоголизму, наркотикам, бродяжничеству. Среди лиц этого типа часто встречаются извращенцы, самые азартные игроки или убийцы. Поэтому лечение психических расстройств у данных пациентов следует доверить исключительно опытным специалистам.

Истерическая

Истерическая психопатия проявляется в желании непременно обратить на себя внимание. При таком складе личности важен любой эффект, рассчитанный на демонстрацию внешности, эмоций, рассказами о необычных собственных приключениях. Некоторые истероиды могут приписывать себе громкие преступления, которые она на самом деле не совершали. Люди данного типа часто играют какую-то роль, подражая той или иной личности.

При попадании в больницу лечение психопатии у истероида затрудняется, так как он может очень достоверно симулировать болезни своих соседей по палате. Для него также характерны противоречивые суждения, смена симпатии и антипатии.

Циклоидная психопатия

Циклоиды подразделяются на несколько групп. Первые (гипотимные) постоянно пребывают в унылом настроении, пессимистичны, отличаются мрачностью и нежеланием общения. В работе проявляют исполнительность и аккуратность, но всегда предполагают неудачу. Ими руководит постоянное ощущение собственной неполноценности. В данном случае может потребоваться помимо общих методик лечение депрессии.

Гипертимные циклоиды, в отличие от гипотимных, постоянно находятся в состоянии оживления, хорошего настроения, активны и оптимистичны. Они любят общение и долгие разговоры, полны разными идеями. Отрицательными чертами этого типа является склонность к авантюризму и непоследовательность. Они часто лгут, не выполняют обязательств и обещаний. Эмоционально неустойчивые циклоиды постоянно подвержены перепадам настроения. Такие периоды могут продолжаться часами, днями и даже неделями.

Неустойчивая психопатия

Эти люди постоянно подвергаются чужому влиянию. Они очень внушаемы, и вся их жизнь формируется случайными обстоятельствами. Именно они чаще всего попадают в круг и становятся зависимыми от наркотиков, алкоголя. На работе они необязательные и недисциплинированны. Постоянно нуждаются в контроле и в хороших условиях могут нормально трудиться и вести здоровую активную жизнь. Лечение психопатии в Москве у этой группы людей проходит легко в силу их внушаемости. Главное для врача в этой ситуации – стать значимым человеком для своего пациента.

Антисоциальная

Антисоциальные психопаты отличаются моральными дефектами. Они не испытывают по отношению к обществу своего долга и не могут чувствовать приязни к окружающим. Эти люди равнодушны к похвалам или порицаниям, не способны мирно уживаться с другими людьми, поскольку не выполняют общепринятых правил. Многие антисоциальные психопаты в детстве мучают животных и безразлично относятся к своим родителям.

Конституционально-глупые психопаты

В отличие от олигофренов и других детей с врожденной умственной недостаточностью, конституционально-глупые психопаты учатся легко и получают высокие оценки. Но на практике свои знания применять не в состоянии. Они не могут проявлять инициативу, в разговоре используют шаблоны, очень внушаемы, склонны подчиняться мнению большинства и тщательно следуют моде. По натуре консервативны, и не любят нововведений. Отличаются высоким самомнением и часто произносят напыщенные сложные фразы, не имеющие под собой какого-либо смысла.

Причины психопатии

Лечение психопатии требует понимания причин ее появления. Такое расстройство личности происходит в результате неправильного формирования воли и эмоций. Многие ученые склоняются к тому, что данное отклонение следует рассматривать не столько как отдельное заболевание, сколько особенностью тяжелых черт характера по причине патологии нервной системы. Причинами ее могут стать:

  • родовая травма;
  • сложная беременность;
  • наследственная предрасположенность;
  • алкоголизм или наркомания родителей в момент зачатия и вынашивания плода;
  • физическое, психическое или сексуальное насилие;
  • энцефалит, перенесенный в раннем возрасте.

Формированию психопатической личности способствует две крайности в воспитании. Первый вариант – это когда ребенок в семье чувствует себя царем. Все его капризы и желания осуществляются, ему не дают самостоятельности и возможности брать за что-то ответственность. Патология характера возникает и в той семье, где сына или дочь все время ругают, унижают, издеваются, постоянно подчеркивают недостатки.

Лечение психопатии у мужчин

У мужчин лечение психопатии проводится так же, как и у женщин. Но следует понимать, что это отклонение у сильного пола имеет особые проявления. Любовь и сопереживания данным лицам не свойственны, но для получения желаемого они могут играть в чувства и использовать других. Те, кто находит с ними в близких отношениях, часто страдают и получают психологические травмы.

Довольно часто лечение психопатии у мужчин приходится проводить насильственно, по решению суда, так как почти ни один пациента не признается в своих проблемах и считается себя совершенно здоровым. Поэтому родственникам важно поговорить с человеком и убедить его пройти терапию. Способа воздействовать на причину и патогенез отклонения врачи еще не придумали. Но некоторое улучшение характера, адаптации и отношений в семье можно достичь при помощи успокаивающих препаратов и работе с психотерапевтом. Такое лечение расстройства личности требует проведения достаточного количества сеансов для получения положительного результата.

Лечение психопатии у женщин

Лечение психопатии в Москве у женщин в клинике доктора Исаева заключается в применении комплексного подхода с использованием лекарственных препаратов. Обычно они рекомендуются для устранения гневных вспышек и снятия депрессии, если пациентка находится в стадии декомпенсации. В легких случаях можно обойтись одной психотерапией, выбирается когнитивно-поведенческая, она позволяет проанализировать неправильное отношение к событиям и людям, изменить свою реакцию на стрессовые и обычные ситуации.

Из препаратов применяются:

  • нейролептики;
  • корректоры поведения;
  • транквилизаторы;
  • антидепрессанты (чаще всего ингибиторы обратного захвата серотонина).

Вокруг пациентки создается доброжелательная атмосфера, проводится трудотерапия и оказывается помощь по социальной адаптации. Иногда применяется гипноз и аутотренинг, обычные беседы, семейная терапия для улучшения взаимоотношений с близкими.

Лечение эпилептоидной психопатии

Лечение психопатии у эпилептоидов заключается в индивидуальном подходе к каждому больному и применению всех современных способов оказания помощи. Как и при других нарушениях личности используются препараты в сочетании с методиками психотерапии. Она может быть в виде:

  • сбора группы людей с похожими проблемами;
  • индивидуальные беседы со специалистом;
  • работа с родственниками.

Человек учится управлять своими эмоциями, особенно гневом, общению с близкими и посторонними людьми. Постоянная занятость является обязательным условием при этом виде психопатии, без этого состояние больного значительно ухудшается.

Более благоприятен прогноз при данном заболевании, если приступы вызываются негативными переживаниями. В этом случае поможет лечение стресса вместе когнитивно-поведенческой психотерапией. Работа опытного специалиста поможет добиться хороших результатов, возможно достижение депсихотизации.

Вопросы и ответы


Психопатию многие считают нарушением характера, а не психическим заболеванием. Тем не менее, тяжелые формы этой патологии желательно лечить, так как основные проявления негативно сказываются как на жизни пациента, так и на окружающих людях. С такой особенностью люди не всегда жестоки или неадекватны, среди них много интеллектуальных личностей и хороших работников в разных сферах деятельности.


Ряд специалистов по психиатрии считают, что психопатические отдельные черты личности присущи практически каждому человеку. Больного же выдает эмоциональная холодность, отстраненность, отсутствие сопереживания, недобросовестность, склонность к манипуляциям. Многие психопаты никогда не считают себя виноватыми, а свое поведение объясняют неадекватностью других людей.

Психопатия

Лечение психопатий медикаментами проводится, если патологические черты характера настолько выражены, что создают существенную проблему для обыденной жизни пациента и его окружения. При сниженном настроении назначают антидепрессанты (флуоксетин, прозак, амитриптилин и другие). При тревоге используют транквилизаторы (феназепам, рудотель, мезапам и прочие). Если имеется склонность к агрессии, антисоциальным поступкам врач выпишет нейролептики (галоперидол в небольших дозах, сонапакс, этаперазин, трифтазин). Также нейролептики с седативными свойствами (хлорпротексен) используют при нарушениях сна, т.к. у психопатов легко развивается зависимость от снотворных препаратов. При выраженных колебаниях настроения эффективны противосудорожные средства (карбамазепин).

Необходимо помнить, что при лечении психотропными препаратами недопустимо употребление алкоголя и, тем более, наркотиков, т.к. такое сочетание может привести к необратимым последствиям, вплоть до летального исхода. Также, в период лечения лучше воздержаться от управления автотранспортом, по крайней мере, необходимо прояснить этот вопрос с лечащим врачом. Родственникам пациента желательно следить за дозировками препарата, т.к. при психопатии часто наблюдается склонность к злоупотреблению лекарствами. Без рецепта врача в аптеке можно приобрести мягкие успокаивающие средства, типа валерианы, новопассита, настойки пустырника (если речь идет о психопатии возбудимого типа или есть тревога), но вряд ли стоит ожидать от них видимого результата.

Психотерапия иногда дает хороший результат в коррекции проявлений психопатии. Используются такие методики как психодрама – это разновидность групповой психотерапии, при которой разыгрываются сцены из повседневной жизни. В западных странах популярен психоанализ – длительная индивидуальная программа психотерапии для выявления подсознательных комплексов и негативных установок.

Бывает, что люди избегают обращения к психиатрам, даже если есть выраженные для этого показания. Опасаясь огласки или побочных эффектов психотропных препаратов, такие пациенты прибегают к помощи народной медицины. Но травники не располагают эффективными средствами для лечения психопатии. Все, что они могут рекомендовать – травяные сборы, состоящие из валерианы, мелиссы, мяты, хмеля и других растений с успокаивающими свойствами. Может быть, будет предложена ароматерапия с использованием эфирных масел герани, лаванды, майорана, или горячие ванны с какими-либо настоями (обычно это та же мелисса или хвойные экстракты). Непосредственный вред здоровью такие методы, скорее всего, не принесут, но часто увлечение народной медициной мешает пациенту получить современную медицинскую помощь, что приводит к ухудшению состояния. По согласованию с врачом можно применять терапию лекарственными растениями наряду с основным лечением.

Психопатия сильно затрудняет жизнь пациента в обществе и нередко делает несчастными его близких. Психопаты часто попадают в криминальные ситуации, нередко они совершают суицидальные попытки – иногда из-за невозможности контролировать свои порывы, а иногда с целью шантажа или привлечения к себе внимания. Астеники и психастеники при хороших интеллектуальных данных не могут добиться признания из-за особенностей своего характера, и осознание этого факта может привести их к депрессии. Депрессия, в свою очередь, часто влечет за собой злоупотребление алкоголем или наркотиками – этот способ релаксации пациенты считают наиболее простым и эффективным, а в действительности проблемы лишь усугубляются. Своевременное и правильное лечение избавляет пациентов и их родных от этих бед. Также посещение специалиста поможет не пропустить начало более тяжелых психических заболеваний, которые со стороны могут показаться проявлением психопатии.

Врач психиатр Бочкарева О.С.

Материал с сайта Medicalj

Психопаты и лечение

Клиницисты часто называют психопатов людьми, у которых защитные механизмы психики работают настолько эффективно, что способны подавить ощущения тревоги и страха. Результаты лабораторных исследований подтверждают это предположение и наводят на мысль о биологических основах их способности справляться со стрессом. Это может прозвучать так, будто психопатам можно позавидовать. Но не все так просто. У психопатов граница между бесстрашием и безрассудством размыта: они вечно попадают в разные переделки, и в основном потому, что в своих поступках не руководствуются чувством тревоги и не обращают внимания на сигналы об опасности. Как и люди, не снимающие в помещении солнцезащитные очки, они выглядят “круто”, но не замечают многое из происходящего вокруг.

Недавно мир в очередной раз стал свидетелем ненормальной способности психопата оставаться хладнокровным в самой, казалось бы, ужасной ситуации. Джеффри Дамер из Милуоки, совершивший ряд чудовищных преступлений, включая серийные убийства, расчленение и каннибализм, спокойно и не торопясь объяснял полицейским, что голый и окровавленный подросток, которому удалось вырваться из его квартиры, на самом деле любит взрослых мужчин и был с ним по взаимному согласию. Из истории Дамера выходило, что они с мальчиком просто поссорились, и полицейские, поверив ему, ушли и оставили ребенка в руках психопата. Вскоре после их ухода Дамер убил мальчика. На суде, где он признал себя виновным в совершении пятнадцати убийств, но пытался доказать свою невменяемость (присяжные были иного мнения), прояснились обстоятельства и других дел. Например, в сообщении агентства Associated Press от 11 февраля 1992 года был описан случай, когда Дамера остановил дорожный патруль. Он как раз вез на свалку труп первой жертвы. Когда полицейский направил фонарик на пластиковый пакет, в который было завернуто тело, Дамер спокойно сказал, что его очень расстроил развод родителей, и поэтому он, чтобы отвлечься, решил вывезти посреди ночи мусор. Его отпустили.

Почему ничего не помогает:

В основе психотерапии лежит предположение, что пациент требует и жаждет помощи в преодолении своих психических или эмоциональных проблем: беспокойства, депрессии, низкой самооценки, застенчивости, навязчивых мыслей и т.д. Успешное лечение предполагает активное участие пациента в поиске средства избавления от симптомов. Короче говоря, пациент должен осознавать наличие проблемы и стараться как-то ее решить.

Именно в этом и заключается основная проблема: психопаты не считают, что у них есть проблемы с психикой или эмоциями, и не видят причин, по которым им следовало бы подстраиваться под неприемлемые для них общественные стандарты.

Точнее сказать, психопаты довольны собой и своим внутренним миром, каким бы бледным тот ни казался окружающим. Они считают самих себя в полном порядке, переживают лишь минимальный личностный дистресс и полагают, что их поступки разумные, целенаправленные и вполне удовлетворительные. Они никогда не оглядываются на прошлое с сожалением и не заглядывают в будущее с тревогой. Психопаты мнят себя высшими существами во враждебном и беспощадном мире, где все борются за деньги и власть. Они считают, что вправе обманывать и манипулировать окружающими, дабы осуществить свои “права”, и их взаимодействие с другими людьми изначально направлено против недоброжелательности, исходящей, по их мнению, из внешнего мира. Поэтому неудивительно, что ни один из психотерапевтических методов не находит отклика в сердцах психопатов.

Психопаты — далеко не лучшие кандидаты для психотерапии еще и по следующим причинам:

• Психопаты отнюдь не слабы духом. Их мысли и поступки являются продолжением непоколебимого характера, способного успешно противостоять внешнему воздействию. Ко времени, когда психопаты начинают проходить психотерапию, их взгляды и поведенческие паттерны укореняются настолько, что изменить их становится очень трудно даже при самых благоприятных обстоятельствах.

• Многие психопаты защищены от отрицательных последствий своих действий благодаря родственникам и друзьям, исполненным самых благих намерений. Их поступки обычно остаются незамеченными и безнаказанными. Другие так набивают руку, что, шагая по жизни, легко обходят неприятности. Но даже те психопаты, которых ловят и наказывают, обвиняют в своем проступке систему, судьбу — что и кого угодно, но только не себя. Те же, кому удается уйти от наказания, просто наслаждаются своим образом жизни.

• В отличие от остальных, психопаты не обращаются за профессиональной помощью самостоятельно. Проходить психотерапию их заставляют либо отчаявшиеся родственники, либо суд, либо возможность условно-досрочного освобождения.

• Психопаты не извлекают из психотерапии никакой пользы, поскольку они не способны к интимным эмоциональным переживаниям и погружению в себя, за которые так ратуют клиницисты. Межличностным отношениям — основе терапевтического успеха — психопаты тоже не придают особого значения.

• Вот как мрачно отозвался о пациентах-психопатах (которых он называет социопатами) один психиатр: “…социопаты не желают меняться; они оправдывают свои поступки тем, что им, мол, так захотелось; у них нет ни малейшего представления о будущем; они терпеть не могут власть, в том числе и медицинскую; они считают роль пациента унизительной; они превращают психотерапию в посмешище, а клиницистов — в объект мошенничества, угроз, соблазнения или использования”.

• Согласитесь, это не похоже на тот интроспективный24 поиск личностных инсайтов, к которому клиницист старается подтолкнуть пациента. Психопаты обычно не участвуют в психотерапевтических “танцах”, а многие клиницисты и не пытаются этому хоть как-то противостоять.

• Большинство психотерапевтических программ только снабжают психопатов новыми отговорками и оправданиями своего поведения и способами использования человеческих слабостей. Узнавая новые и, возможно, лучшие методы манипуляции, психопаты не особенно стараются изменить свои взгляды и войти в положение окружающих — прочувствовать их потребности, переживания и права. Попытки научить психопатов “действительно чувствовать” изначально обречены на неудачу.

• Это касается как индивидуальной психотерапии, когда врач и пациент общаются с глазу на глаз, так и групповой, когда несколько человек с разными проблемами, слушая друг друга, стараются использовать чужой опыт, чтобы по-новому взглянуть на себя и окружающих.

• Как я уже замечал, психопаты часто верховодят на сеансах индивидуальной и групповой психотерапии, навязывая собственные идеи и трактовки остальным участникам. Один ведущий тюремной психотерапевтической программы сказал о преступнике, набравшем высокие баллы по Контрольному перечню признаков психопатии, следующее: “Он отказывается говорить, если тему для обсуждения задает кто-то другой. Ему не нравится, если кто-то отрицательно отзывается о его поведении. …Он не хочет замечать того, что блокирует общение, и верховодит на сеансах терапии, начиная скучные монологи с целью отвлечь внимание группы от обсуждения его поступков”. Вскоре этот психиатр написал: “Я уверен, что он изменился в лучшую сторону. Он признает ответственность за свои действия”. А тюремный психолог добавил: “Его прогресс заметен. …Он стал более участлив к окружающим, а его мышление — менее преступным”. Спустя два года после появления этих оптимистичных заявлений студентка-выпускница в рамках одного из моих исследовательских проектов провела с этим заключенным беседу. Она сказала, что это был самый ужасный преступник из всех, с кем ей приходилось общаться, и что он, не стесняясь, хвастался, как ему удалось одурачить тюремный персонал и сделать вид, будто он стал на путь истинный. “Я не могу в это поверить, — говорил он. — Кто выдал им лицензию? Да я бы не подпустил их даже к своему псу! Он обгадил бы их не хуже, чем это сделал я“.

Сорокалетний мужчина, на котором висело пятьдесят пять обвинений в мошенничестве, подделке документов и воровстве (его судили в трех странах), попытался уклониться от депортации из Канады, мотивируя это тем, что его исправила дружба с семидесятишестилетней слепой старушкой. В заключении, датированном 1985 годом, этот человек был изображен “неизменно приятным, любезным, интеллигентным и обаятельным”. Однако ко всему этому было добавлено, что он патологический лжец “с развитым расстройством личности”. Юрист из иммиграционного департамента назвал его “патологическим лжецом, которому под силу своим обаянием отделить кору от дерева”, “хроническим лжецом, не способным отличить реальность от вымысла” и классическим жуликом. Юрист заметил, что данный мужчина в конце 1980-х годов был условно-досрочно освобожден в США, где он нарушил условия освобождения, после чего сбежал в Канаду и осел в Ванкувере, “оставив после себя огромное количество бесполезных чеков”. Теперь же преступник заявлял о преображении, произошедшем благодаря сеансам самоанализа при христианском центре, которые проводила упомянутая женщина. Заявления об исправлении противоречили показаниям свидетелей, которые доказывали, что он продолжал разбрасываться фальшивыми чеками и игнорировать счета на оплату.

Хаэр, Роберт Д.
“ПУГАЮЩИЙ МИР ПСИХОПАТОВ”

Total

0

Поделиться

Ганнушкин статика и динамика психопатии. Лечение психопатии у женщин

Клиника психопатий: их статика, динамика, систематика, некоторые общие соображения и данные.
Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 262-269.

Психопатическими называются личности, с юности, с момента сформирования представляющие ряд особенностей, которые отличают их от так называемых нормальных людей и мешают им безболезненно для себя и для других приспособляться к окружающей среде. Присущие им патологические свойства представляют собой постоянные, врожденные свойства личности, которые, хотя и могут в течение жизни усиливаться или развиваться в определенном направлении, однако обычно не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям. Надо добавить при этом, что речь идет о таких чертах и особенностях, которые более или менее определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный уклад свой властный отпечаток, ибо существование в психике того или иного субъекта вообще каких-либо отдельных элементарных неправильностей и уклонений еще не дает основания причислять его к психопатам. Таким образом, психопатии – это формы, которые не имеют ни начала, ни конца; некоторые психиатры определяют психопатические личности, этих, по выражению Балля, постоянных обитателей области, пограничной между душевным здоровьем и душевными болезнями, как неудачные биологические вариации, как чрезмерно далеко зашедшие отклонения в сторону от определенного среднего уровня или нормального типа.

При определении психопатий можно также исходить из практического признака, выдвигаемого Шнейдером, по словам которого, психопатические личности – это такие ненормальные личности, от ненормальности которых страдают или они сами, или общество. Надо добавить, что это индивидуумы, которые, находясь в обычный жизни, резко отличаются от обыкновенных, нормальных людей, они между прочим, легко вступают в конфликт с правилами общежития, с законом, но, оказавшись, добровольно или по приговору суда, в стенах специального заведения для душевнобольных, не менее резко отличаются и от обычного населения этих учреждений…

Вопрос об этиологии психопатий очень сложен. Громадную роль в их происхождении издавна приписывали тому до сих пор недостаточно выясненному биологическому процессу, который называется вырождением. К сожалению, понятие это до сих пор остается чрезвычайно неопределенным. Во всяком случае, применение его в интересующей нас области определенно подчеркивает факт врожденности психопатий.

О случаях простой передачи в неизменном виде одних и тех же психопатических свойств от одного поколения другому много говорить не приходится, ибо они несомненны, но, по-видимому, нередки и такие случаи, когда психопатическая личность представляет неудачную комбинацию наследственных задатков, самих по себе ничего патологического не представляющих.

Ни анатомии, ни химии, ни эндокринных механизмов, обусловливающих различные формы конституциональных психопатий, мы еще не знаем, так как в деле изучения этих факторов сделаны лишь первые шаги.

Изучение морфологических функциональных различий, например, в строении тела разных людей, в особенностях их моторики, в деятельности у них желез внутренней секреции, в реакциях межуточной ткани и вегетативной нервной системы, в морфологии и химии крови, в строении и кровоснабжении (цито- и ангиоархитектоника) головного мозга, наконец, в особенностях течения у них различных заболеваний – это изучение, ведущееся многочисленными исследователями – в самых различных областях медицины, дает наиболее показательные результаты именно в случаях патологических или вообще значительно уклоняющихся от среднего уровня. Для нас важнее всего то, что подобное изучение позволяет с несомненностью установить многочисленные соотношения (корреляции), существующие как между различными рядами перечисленных индивидуальных отличий, так и между ними и психическими особенностями. Из таких соотношений в настоящее время больше всего привлекает к себе внимание зависимость между эндокринным аппаратом, обменом веществ в организме, законами роста последнего, строением тела и рядом функций нервной системы, особенно психической деятельностью, моторной и вегетативной нервной деятельностью. Широкую известность приобрела попытка Кречмера установить связь между строением тела и характером, попытка хотя и не приведшая пока к бесспорным результатам, однако представляющая для интересующей нас области принципиальный интерес и значение ввиду того, что автор в своей работе исходил из наблюдений как над душевнобольными в собственном смысле этого слова, так и над конституциональными психопатами.

Приведенные соображения, может быть, сделаются более понятными в связи с той отличительной особенностью учения о психопатиях, которая выражается положением, что изучаемые формы не имеют определенных границ; будучи часто трудно отличимыми от нерезко выраженных психозов, они, с другой стороны, уже совершенно незаметным образом сливаются с так называемой нормой, ибо между психопатическими особенностями и соответствующими им «простыми человеческими недостатками» разница большей частью только количественная, а не качественная, так называемые «нормальные» характеры (если только таковые существуют) без всяких границ переходят в патологические; благодаря этому обстоятельству мы имеем здесь дело то со случаями, далеко заходящими в патологию, то с лицами, никем не считаемыми за больных. Необходимо добавить, что границы между отдельными психопатиями столь же расплывчаты и неопределенны, как и общие рамки всей этой, подлежащей изучению, области. Выделяемые нами отдельные формы большей частью представляют искусственный продукт схематической обработки того, что наблюдается в действительности: на самом деле чистые формы психопатий в том виде, как их принято описывать, встречаются редко: в жизни преобладают формы смешанные – отсюда и необыкновенное многообразие и большая неустойчивость отдельных симптомов.

Затруднения, связанные с проведением определенных разграничительных линий по отношению к этому клиническому материалу, по-видимому, и заставляют многих современных исследователей или отказаться вовсе от подразделения психопатий, или распределять их лишь по немногим крупным и лишь в общих чертах намеченным группам. Особенно популярны не только в области учения о психопатиях, но и в характерологии вообще благодаря своей простоте и логической стройности двучленные деления, производимые на основании констатирования наличия или отсутствия какого-либо признака. Таково деление на личности: стенические и астенические, экстравертированные и интровертированные, таково также и много раз уже упоминавшееся выше деление Кречмера на шизоидов и циклоидов. Конечно, оно имеет много преимуществ, его простота и стройность крайне соблазнительны, но стоит всмотреться в факты действительности, чтобы увидеть, что последняя многосторонне, чем это кажется Кречмеру. В одном нельзя согласиться со сторонниками упрощения классификации: если пересмотреть одну за другой отдельные формы психопатий, то окажется, что, не уничтожая их отдельного существования, их все-таки можно объединить по степени близости друг к другу в несколько небольших групп, или, как иногда выражаются, «кругов», большей частью стоящих в известном родстве с большими эндогенными психозами. Таковы: круг циклоидный, круг шизоидный, круг эпилептоидный и т. д.

Не надо забывать, что кроме биологической основы для деления психопатий иногда пользуются и основой социологической – соответственно социальной установке отдельных групп психопатов. Отчасти мы уже касались этого вопроса; здесь упомянем только, что, между прочим, естественно напрашивается распределение психопатов, согласно формуле Шнейдера, на таких, которые преимущественно сами страдают от своей ненормальности, и таких, которые заставляют страдать от нее общество. Практически важное значение имеет то обстоятельство, что в то время, как первая группа состоит из людей, которые сами идут к врачам и ищут их помощи и совета, вторая, наоборот, попадает под врачебное наблюдение чаще всего по желанию окружающих властей, судебных органов и т. д. Эту вторую группу больше всего объединяет то, что ее представители в большей или меньшей степени всегда обнаруживают те или другие моральные дефекты.

Как мы говорили, психопаты обычно отличаются недостаточной способностью приспосабливаться к окружающей их среде и легко вступают в конфликты с обществом. Содержание этих конфликтов бывает очень разнообразно, и представителей подлежащей нашему описанию группы мы видим в самых разнообразных общественных положениях – в общем, диапазон их социальной деятельности очень широкий: от благодеяний до преступления; по отношению к некоторым из них иногда невольно напрашивается старый французский термин «delir des actes» – бред поступков: психопаты этого типа рассуждают очень хорошо, правильно, логично, а поступают, действуют очень «плохо», вплоть до совершения уголовно наказуемых поступков. Поэтому учение о психопатиях имеет не только узкомедицинское, но и социальное значение, в частности проблема преступности вряд ли может быть правильно решена, если игнорировать среди преступников наличность значительного процента психопатов. В связи с этим именно по делам о психопатах психиатрам особенно часто приходится выступать экспертами в судах, давая заключение об их преступлениях, заключения, от которых нередко зависит и судьба обвиняемого, и безопасность общества…

Наконец, нельзя не упомянуть здесь также и об отношении, существующем между психопатией и гениальностью (или высокой одаренностью). Здесь надо исходить из того факта, что в нерезко выраженной форме те или другие психопатические особенности присущи почти всем и «нормальным» людям. Как правило, чем резче выражена индивидуальность, тем ярче становятся и свойственные ей психопатические черты. Немудрено, что среди людей высокоодаренных, с богато развитой эмоциональной жизнью и легко возбудимой фантазией количество несомненных психопатов оказывается довольно значительным. Чтобы правильно оценить это обстоятельство, надо еще помнить, что в создании гениального произведения принимают участие два фактора: среда (эпоха) и творческая личность. Что многие психопаты именно благодаря своим психопатическим особенностям должны быть гораздо более чуткими к запросам эпохи, чем так называемые нормальные люди, после сказанного понятно само собой. Историю интересуют только творение и главным образом те его элементы, которые имеют не личный, индивидуальный, а общий, непреходящий характер. Творческая личность, отступая перед историей на задний план, по своей биологической ценности вовсе не должна обязательно иметь то же положительное значение, какое объективно принадлежит в соответствующей области ее творению. Спор о том, представляет ли гениальная личность явление дегенерации или прогенерации, по существу бесплоден и является в значительной мере результатом незакономерного смещения биологической и социологической точек зрения.

О так называемом нормальном характере Никто… не будет отрицать, что в обычной жизни, в сношениях людей друг с другом громадное значение имеет знание их психологий, знание их индивидуальных особенностей. Это знание имеет и чисто теоретическое, научное значение и утилитарно-практическое (так называемая психотехника). Мы входим, таким образом, в задачи индивидуальной или дифференциальной психологии. Главным предметом этой психологии является изучение личных особенностей индивидуума, другими словами, изучение тех его свойств и качеств, которыми он отличается от других индивидуумов. Наличность этих качеств и свойств накладывает специфический отпечаток на его психику; этими качествами и свойствами он отличается от окружающей среды, от так называемой нормы, от золотой середины. Здесь мы попадаем не только в сферу психологии, но определенно и в сферу патопсихологии. На этом я остановлюсь более подробно и более отчетливо. Когда говорят о «нормальной личности», то сплошь и рядом забывают, что соединение двух таких терминов, как «личность» или «индивидуальность», с одной стороны, и «норма» или «средняя величина» – с другой, – такого рода соединение грешит внутренним противоречием; это есть соединение двух по существу совершенно не согласных друг с другом терминов. Слово «личность» именно подчеркивает индивидуальное в противоположность схеме, норме, середине. Решительно то же самое относится и к выражению «нормальный характер». Когда говорят о наличности у кого-либо того или другого определенного характера, того или другого темперамента, то ведь тем самым, конечно, указывают на известную однобокость его психической организации, тем самым дают понять о наличности в сфере его психики известной дисгармонии, об отсутствии равновесия во взаимоотношении отдельных сторон его душевной деятельности. Ведь если бы мы имели под наблюдением человека с идеально-нормальной психикой, ежели бы, конечно, таковой нашелся, то едва ли бы можно было говорить о наличии у него того или другого «характера». Такого рода человек был бы, конечно, «бесхарактерным» в том смысле, что он всегда действовал бы без предвзятости и внутренние импульсы его деятельности постоянно регулировались бы внешними агентами…

Рибо (Ribot) – известный французский психолог, так много посвятивший труда изучению характеров, задается вопросом, следует ли признавать существование характера «умеренного» temperamentum temperatum (термин старых физиологов) или, как говорит Рибо, существование такого рода (les noncaracteres). «Не является ли такой характер, – говорит Рибо, – лишь идеалом? а если даже и допустить, что действительно встречаются люди, у которых чувства, мысли и действия находятся в полном равновесии, то не есть ли это уничтожение всякого характера, всякого индивидуального оттенка?», другими словами, уничтожение всякой индивидуальности. Такого рода идеальный характер есть, конечно, утопия, фикция, реальные же, действительные характеры именно свидетельствуют об особенностях характера, о своеобразии их носителей. Ясно, что изучение характеров может быть плодотворным только в том случае, если оно выйдет из узких рамок нормальной психологии и будет руководствоваться данными, кроме того, патопсихологии. Все это совершенно ясно уже a priori, но то же самое становится совершенно определенным и незыблемым из данных опыта. Если взять любое описание характеров или темпераментов, хотя бы то, которое сделано знаменитым Кантом, если вдуматься и вчитаться в это описание, если сопоставить его с нашим клиническим опытом, то нужно будет прийти к совершенно определенному выводу, что это описание так называемых нормальных темпераментов до мелочей совпадает с описанием психопатических личностей, взятым из клинической психиатрии; можно сказать даже больше, что правильное понимание этих типов, этих темпераментов сделалось возможным только с тех пор, когда в основу этого понимания была положена психиатрическая точка зрения. Можно, думаю, с достаточной определенностью считать, что изучение характеров, темпераментов – нормальных или патологических – это все равно, здесь сколько-нибудь принципиальной разницы нет – должно вестись при совместной работе психологов и психиатров; эта точка зрения несомненно расширяет компетенцию психиатра, но она с несомненностью вытекает из существа дела; нужно признать, что учение о характерах должно быть предметом дисциплины, находящейся на рубеже между психологией и психиатрией.

Важно! Обязательно ознакомьтесь с данным материалом! Если после прочтения у Вас всё ещё останутся какие-либо вопросы, настоятельно рекомендуем проконсультироваться со специалистом по тел.:

Расположение нашей клиники на территории парка благотворно сказывается на душевном состоянии и способствует выздоровлению:

На сегодняшний день такое заболевание, как психопатия, рассматривают как врожденную аномалию, которая мешает человеку адаптироваться в обществе. У мужчин данный недуг встречается намного чаще, нежели у женщин. Расстройство сопровождается желанием властвовать, жестокостью, абсолютным безразличием к интересам других людей, агрессивностью, конфликтностью и желанием постоянно идти на риск.

Различают несколько типов психопатии, которые отличаются между собой различными проявлениями и нарушениями.

Астенический тип психопатии. Личности, относящиеся к данному типу, отличаются с детства повышенной робостью и стеснительностью. Такие люди имеют склонность к уделению особого внимания своему самочувствию. Достаточно часто пациента страдают такими расстройствами вегетативного характера, как боли в области головы, болезни сердца, проблемы со сном и желудочно-кишечным трактом.

Шизоидный тип отличается замкнутым и скрытным характером и холодностью по отношению к близким людям. Люди, которые относятся к этой категории, характеризуются эмоциональной дисгармонией. Они отличаются ранимостью и чувствительностью, при этом эмоционально холодны с окружающими.

Паранойяльный тип отличаются упрямством, прямолинейностью, односторонними интересами. Возбудимый тип обладает такими чертами характера, как раздражительность, легкая возбудимость, результатом которых являются приступы ярости и гнева. После того, как вспышка агрессии прошла, они достаточно быстро отходят, и даже могут сожалеть о произошедшем. Однако в подобного рода ситуациях в следующий раз гарантированно поступят аналогично.

Преимущественно поступки личностей, которые относятся к истерическому типу, рассчитаны на публику. Не редкость в данном случае патологическая лживость, которая в медицине называется синдромом Мюнхаузена.

Психопаты, которые относятся к Аффективному типу отличаются постоянным пониженным настроением. Они вечно всем недовольны и редко общаются с окружающими. Также такие люди отличаются излишней аккуратностью и исполнительностью на работе, так как ожидают получить похвалу.

Возможно лечение психопатии в Москве опытными специалистами, однако в данном случае и перед врачами и перед пациентами стоит достаточно сложная задача и внушительный фронт работ. К сожалению даже после плодотворной работы патология полностью не убирается. Есть возможность только облегчить состояние. Точный диагноз можно поставит только после того, как человек достиг совершеннолетнего возраста, так как именно с этого времени начнут проявляться основные признаки. Диагностика заключается в наблюдении за поведением пациентами и бесед.

Симптомы психопатии

В большинстве случаев психопаты практически не отличаются от обычных людей, однако существуют некоторые симптомы психопатии, на которые следует обратить внимание. Люди, которые имеют эту патологию, отличаются проницательным умом, и являются прекрасными манипуляторами. Они будут применять всевозможные уловки и трюки, лишь бы достичь желанной цели. Больные, которые страдают психопатией, отличаются замкнутостью по отношению к миру. Такие люди мало охотно общаются с окружающими, не имеют возможности проявить сострадание в случае возникновение сложной ситуации у кого-либо из близких.

Если психопатия достигла тяжелой формы, у пациента возможно появление абсолютного пренебрежения к социальным стандартам. Они зачастую обладают навязчивым стремлением воплотить важные для себя идеи в жизнь даже ценой других людей. При этом всем психопаты напрочь лишены каких-либо угрызений совести и чувства вины. Часто даже во взрослой жизни они могут в истерическом состоянии демонстрировать настоящие театральные выступления.

Причины психопатии

На сегодняшний день не установлены точные причины психопатии. Но в это же время имеются некоторые теории, которые детально описывают развитие данного недуга. Согласно статистическим данным практически два процента населения планеты Земля являются психопатами. Начало формирования подобного рода нарушений осуществляется на основе врожденного темперамента, который человек приобретает от природы. В такой ситуации ребенок имеет дефекты в психике с самого рождения. Имеющиеся нарушения со временем начинают постепенно усугубляться под влиянием внешних раздражителей.

Также имеется другая теория, в которой сказано, что психопатия не является врожденной аномалией. Развитие недуга происходит под действием окружения в патологических условиях у детей, которые еще не стали совершеннолетними. К условиям, которые стимулируют развитие данной патологии, можно отнести насилие ребенка в семье, плохое отношение сверстников, низкий материальный уровень жизни. Вышеуказанные факторы влияют на психику человека губительным образом.

Лечение психопатии

Пациенты, которые пребывают на стадии компенсации, не нуждаются в лечении психопатии. В качестве профилактических мер для предотвращения декомпенсации важную роль играют социальные меры, такие как достаточное внимание в семье, трудоустройство и социальная адаптация. В случае, когда человек находится на стадии декомпенсации, терапия может, как ограничиться на психотерапии, включая гипноз и аутогенные тренировки, так и включать медикаментозное лечение.

Назначение психотропных препаратов осуществляется сугубо в индивидуальном порядке, так как в данном случае в полной мере учитываются возможные психопатические реакции и особенности личности. Помочь облегчить состояние личностям, которые имеют склонность к эмоциональным качелям, могут антидепрессанты. Если же у пациента наблюдаются истеричные реакции, следует употреблять нейролептики в небольших дозах, такие как Аминазин и Трифтазин. Если же наблюдается злобность и агрессия к окружению, помочь могут также нейролептики, такие как Галоперидол и Тизерцин. Если же отклонения приобрели выраженную форму, необходим прием так называемых корректоров поведения, как неулептил и сонапакс.

При наличии достаточно тяжелых астенических реакций обязательными к приему являются стимуляторы. Альтернативным вариантом может стать прием натуральных препаратов, которые обладают мягко выраженным стимулирующим действием – лимонник, женьшень. Подбирать необходимые препараты, дозы и способы лечения должен исключительно лечащий врач-психиатр. При наступлении периода декомпенсации врач предоставляет больному больничный лист по причине временной утраты трудоспособности. Так как прогнозы имеют скорее благоприятный характер, получение инвалидности является крайней мерой.

Лечение психопатии у мужчин

Течение заболевания у мужчин имеет некоторые отличия от женщин. Однако большинство симптомов являются аналогичными. Такие чувства, например, как любовь и сопереживание, им просто на просто не свойственны. Поэтому они изображают их, не испытывая на самом деле. Вполне обоснованно их можно называть лицемерами. Наиболее часто личную жизнь психопатов можно с уверенностью назвать эмоциональным хаосом, так как близким людям они причиняют страдания. Женщины, которые вступили во взаимоотношения с такими личностями, в большинстве случаев получают сильные травмы психологического характера. В отношениях наблюдаются измены и унижения. Не исключена вероятность физического насилия. Так как большинство психопатов сумели социально адаптироваться, женщины даже не понимают, с какой проблемой столкнулись.

Бывают случаи, когда лечение психопатии у мужчин является обязательным по решению суда, так как добровольно они редко когда на это соглашаются. Такие люди скорее согласятся с тем, что его окружают ненормальные, чем признают собственное поведение аморальным. Лечением должны заниматься исключительно профессиональные специалисты. Но, к сожалению, лечение имеется сегодня исключительно симптоматическое. Прямых методов лечения психопатии у мужчин не существует. Наиболее часто пациенты проходят комплекс сеансов у психотерапевта. За счет того, что применяется поведенческая терапия, имеется возможность акцентировать внимание пациента на более положительном поведении. Также возможно использование медикаментов, которые снижают раздражительность.

Лечение психопатии у женщин

Наиболее часто симптоматика психопатии у женщин проявляется различными нарушениями поведения. Они преимущественно погружены в свой собственный мир и свои переживания. Не редкость совершения поступков, которые являются неадекватными. Женскую психопатию сложно назвать болезнью. Скорее это плохой характер. По этой причине медикаментозных средств по борьбе с «недугом» нет. Такие женщины вовсе не считают себя больными, поэтому самостоятельно за помощью не обратятся. Медикаментозное лечение психопатии у женщин способно лишь устранить вспышку агрессии, но не стоит ожидать исправления характера. Несмотря на то, что психопаты являются источником неприятностей для окружения, принудительно их заставить пройти лечение можно только после совершения противозаконных поступков. Психотерапевты ведут работу по преодолению внутреннего сопротивления. В процессе проведения сеансов анализируются события детства и юности. Врач старается обучить своих пациенток принимать такие решения, которые будут приемлемыми не только для них, но и для окружающих людей.

Лечение психопатии у подростков

Подростковый возраст это как раз тот период, когда можно отметить признаки заболевания, так как личность уже сформирована. Но это и самое подходящее время, когда можно повлиять и несколько скорректировать поведение и отношение к окружающим. Идеальным решением будет обращение родителей, которые заметили психические расстройства у своего ребенка, обратиться за помощью к профессиональному психотерапевту. Когда пациент находится в стадии компенсации, этого будет вполне достаточно для того, чтоб добиться неплохих результатов. Медикаментозные методы лечения используются в крайних случаях. Врач будет работать над поведенческими навыками больного, благодаря чему пациенты смогут понимать влияние их поступков на жизнь близких людей. Лечение психопатии у подростков позволяет получить достаточно неплохие результаты.

Лечение психопатии у детей

Самая страшная симптоматика психопатии у детей, которая может проявляться самыми непредвиденными способами. Зачастую поведение таких детей отличается агрессивностью по отношению к окружающим. У них возникает настоящее чувство эйфории, когда они причиняют боль сверстникам или членам семьи. Это самое страшное проявление данного психического расстройства, так как такие дети являются источником опасности. Полного излечения в данном случае добиться не удастся. Лечение психопатии у детей преимущественно направлено на то, чтоб помочь таким детям скорректировать собственное поведение для лучшей адаптации в социуме.

Лечение психопатии в домашних условиях

Улучшение состояния психопатов в домашних условиях практически невозможно. Дело в том, что такие люди даже прислушиваться не будут к мнению своих близких, так как изначально считают его неправильным. Что уже говорить в том случае, когда родные пытаются объяснить человеку, что с ним что-то не так. Поэтому можно точно сказать, что лечение психопатии в домашних условиях пользу не принесет. Лучшим вариантом будет обращение в специализированную клинику, где действительно могут помочь. К таким заведениям относится психиатрическая клиника «Спасение». В этом месте собраны лучшие специалисты в своей сфере, которые ознакомлены с новейшими методиками лечения психических расстройств. Лечение осуществляется исключительно в индивидуальном порядке, так как каждый случай является по-своему уникальным. Если вы желаете уточнить какую-либо информацию, вам достаточно позвонить по номеру телефона горячей линии. Наши консультанты предоставят вам ценные рекомендации и советы.

Частная клиника «Спасение» уже 19 лет осуществляет эффективное лечение различных психиатрических заболеваний и расстройств. Психиатрия – сложная область медицины, требующая от врачей максимума знаний и умений. Поэтому все сотрудники нашей клиники – высокопрофессиональные, квалифицированные и опытные специалисты.

Когда обращаться за помощью?

Вы заметили, что Ваш родственник (бабушка, дедушка, мама или папа) не помнит элементарных вещей, забывает даты, названия предметов или даже не узнает людей? Это явно указывает на некое расстройство психики или психическое заболевание. Самолечение в таком случае не эффективно и даже опасно. Таблетки и лекарства, принимаемые самостоятельно, без назначения врача, в лучшем случае на время облегчат состояние больного и снимут симптомы. В худшем – нанесут здоровью человека непоправимый вред и приведут к необратимым последствиям. Народное лечение на дому также не способно принести желаемых результатов, ни одно народное средство не поможет при психических заболеваниях. Прибегнув к ним, Вы лишь потеряете драгоценное время, которое так важно, когда у человека нарушение психики.

Если у Вашего родственника плохая память, полная потеря памяти, иные признаки, явно указывающие на психическое расстройство или тяжелую болезнь – не медлите, обращайтесь в частную психиатрическую клинику «Спасение».

Почему выбирают именно нас?

В клинике «Спасение» успешно лечатся страхи, фобии, стресс, расстройство памяти, психопатия. Мы оказываем помощь при онкологии, осуществляем уход за больными после инсульта, стационарное лечение пожилых, престарелых пациентов, лечение рака. Не отказываемся от больного, даже если у него последняя стадия заболевания.

Многие государственные учреждения не желают браться за пациентов в возрасте за 50-60 лет. Мы помогаем каждому обратившемуся и охотно осуществляем лечение после 50-60-70 лет. Для этого у нас есть все необходимое:

  • пансионат;
  • дом престарелых;
  • лежачий хоспис;
  • профессиональные сиделки;
  • санаторий.

Старческий возраст – не причина пускать болезнь на самотек! Комплексная терапия и реабилитация дает все шансы на восстановление основных физических и мыслительных функций у подавляющего большинства пациентов и значительно увеличивает продолжительность жизни.

Наши специалисты применяют в работе современные способы диагностики и лечения, самые эффективные и безопасные лекарственные препараты, гипноз. При необходимости осуществляется выезд на дом, где врачами:

  • проводится первичный осмотр;
  • выясняются причины психического расстройства;
  • ставится предварительный диагноз;
  • снимается острый приступ или похмельный синдром;
  • в тяжелых случаях возможно принудительное помещение больного в стационар – реабилитационный центр закрытого типа.

Лечение в нашей клинике стоит недорого. Первая консультация проводится бесплатно. Цены на все услуги полностью открытые, в них заранее включена стоимость всех процедур.

Родственники больных часто обращаются с вопросами: «Подскажите что такое психическое расстройство?», «Посоветуйте как помочь человеку с тяжелой болезнью?», «Сколько с ней живут и как продлить отведенное время?» Подробную консультацию Вы получите в частной клинике «Спасение»!

Мы оказываем реальную помощь и успешно лечим любые психические заболевания!

Проконсультируйтесь у специалиста!

Мы будем рады ответить на все Ваши вопросы!

Ганнушкин Петр Борисович (24 февраля 1875 — 23 февраля 1933, Москва) — русский психиатр, ученик С.С.Корсакова и В.П.Сербского, создатель оригинальной психиатрической школы.

В 1898 году окончил Московский университет. Профессор кафедры психиатрии. С 1918 года директор психиатрической клиники Московского университета, с 1930 года — 1-го Московского медицинского института. Создатель концепции малой психиатрии. Разработал учение о патологических характерах.

В книге «Клиника психопатий: их статика, динамика и систематика» им была предложена следующая классификация: циклоиды, астеники, неустойчивые, антисоциальные, конституционально-глупые. Также были описаны дополнительные подгруппы: депрессивные, возбудимые, эмоционально-лабильные, неврастеники, психастеники, мечтатели, фанатики, патологические лгуны. Элементы его типологии в дальнейшем были использованы в работах А.Е.Личко.

Ганнушкин также занимался экспериментальным исследованием гипноза. П. Б. Ганнушкин описал признаки поведенческой паталогии в виде склонности к дезадаптации, тотальности и стабильности.

Книги (6)

Избранные труды

«Избранные труды» П.Б. Ганнушкина (1875-1933) относятся к разряду редких и умных книг, которые даже с годами не теряют своей актуальности.

Поднятые выдающимся ученым проблемы о границах психического здоровья, о связи психических нарушений с соматической сферой, о роли анатомических, физиологических, эндокринных предпосылок в формировании психопатологической картины и сегодня, бесспорно, привлекут внимание специалистов самого широкого профиля: психиатров, наркологов, педиатров и интернистов, психологов и философов, а также всех, кого интересуют проблемы личности.

Клиника психопатий. Их статика, динамика, систематика

Книга выдающегося отечественного психиатра П.Б. Ганнушкина явилась итогом почти тридцатилетней исследовательской деятельности автора. Впервые были даны четкие клинические критерии отграничения конституциональных психопатий, обоснованы сохранившие свое значение до настоящего времени три признака, их определяющие.

В работе подробно исследованы типы, законы, формулы развития психопатий, дана авторская классификация психопатий. Книга предназначена для психиатров, историков медицины.

Особенности эмоционально-волевой сферы при психопатиях

Рассматриваются особенности эмоционально-волевой сферы в разных группах психопатий: циклоидов, астеников, шизоидов, параноиков, эпилептоидов и некоторых других.

Клиника психопатий: их статика, динамика, систематика

Петр Борисович ГАННУШКИН

КЛИНИКА ПСИХОПАТИЙ: ИХ СТАТИКА, ДИНАМИКА, СИСТЕМАТИКА

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Уважаемый коллега!

Мы рады сообщить Вам, что Издательством НГМД открыта новая серия – «Библиотека медицинской классики». В ней будут издаваться книги, представляющие неослабевающий интерес для практических врачей любого поколения, как заложившие фундамент современной медицинской науки.

Вы открыли книгу выдающегося отечественного психиатра Петра Борисовича Ганнушкина, одного из видных представителей московской психиатрической школы, посвятившего свою жизнь развитию конституционального направления в психиатрии. Автор предлагаемой вниманию читателей книги не дожил до ее выхода в свет. Она была им вычитана и подписана к печати, когда после недолгой болезни он в ночь на 23 февраля 1933 года умер, не увидев ее изданной.

Издательство взяло на себя смелость осуществить переиздание этого труда, во многом определившего представления отечественных психиатров о пограничной психиатрии. Мы постарались донести до читателей последнюю книгу П.Б.Ганнушкина возможно более близкой к оригиналу (первое издание было выпущено в свет московским кооперативным издательством «Север» в 1933 году), внеся в нее только незначительные корректурные изменения. Мы ждем от Вас, уважаемый читатель, предложений и пожеланий по изданию других книг в серии «Библиотека медицинской классики».

ПРЕДИСЛОВИЕ

Клиническая психиатрия переживает кризис. Этот кризис неизбежен. Психиатрия – самая молодая и самая сложная отрасль клинической медицины. Она только что вырвалась из объятий спекулятивного мышления, только что стала на биологическое основание и, твердо держась за эту базу, начала быстро развиваться. Успехи и достижения клинической психиатрии – и теоретические и практические – очень большие. Однако если многое сделано, то еще больше предстоит сделать.

Если в одной, очень большой своей части, в области так называемых экзогений, клиническая психиатрия самым близким образом подошла к остальной медицине, если в этой группе «экзогенных» (в широком смысле слова) психических заболеваний между психиатрической и терапевтической клиниками нет ни разницы, ни противоречий – ни в смысле изучения материала, ни в смысле методов лечения, – то есть в психиатрической клинике большая группа заболеваний, группа громадного значения, которая по прежнему навлекает на психиатрию недовольство со стороны соматиков: соматики по прежнему готовы видеть в психиатрах не биологов, а «психологов» в специфическом смысле этого слова, по прежнему отказываются от общего языка и даже общего мышления, по прежнему готовы отрицать за психиатрией право быть отраслью медицины.

Эта группа – группа так называемых конституциональных психопатий. Эта группа крайне разнообразна, до сих пор она остается крайне разрозненной, она описывается в разных главах и даже в разных томах психиатрических учебников и руководств; в эту группу входят и циркулярный психоз, и паранойя, и истерия, и «психопатические личности», и ненормальные реакции, и половые извращения и т. д. Было бы очень желательно и совершенно необходимо найти и для этой группы случаев соматическую базу или хотя бы определенные соматические корреляции. В этом отношении делаются многочисленные и исключительные попытки: эти попытки не только делаются, они должны делаться, ибо уже сейчас есть много оснований думать, что эти попытки – скоро ли, поздно ли, – но увенчаются успехом. Эти попытки делаются решительно во всех плоскостях и направлениях: пытаются изучать и классифицировать психопатии, исходя из самых разнообразных предпосылок – анатомических, физиологических, химических, эндокринологических и др. Строение тела человека сопоставляют с его «характером»; различают психику ваготоников и симпатикотоников; различают психику людей с преобладанием деятельности коры головного мозга от психики людей, у которых преобладают функции подкорковых областей; даже в пределах одной коры головного мозга выделяют разные типы людей (тип лобный, тип затылочный), пытаются установить различие в психике, если не людей, то животных, исходя из экспериментальных данных об условных и безусловных рефлексах. Ставят психику в связь со свойствами сосудистой системы, с общими свойствами тканей организма, с качеством крови и т. д. Особенно большое поле для выводов подобного рода – выводов не только интересных и заманчивых, но и сплошь и рядом очень серьезных и основательных – дает эндокринная система: говорят о гипертиреоидном и гипотиреоидном темпераментах, о типе тетаноидном и типе базедовоидном, о типах гипогенитальном, гипосупраренальном, гипо – и гиперпитуитарном. Если, с одной стороны, можно это еще раз подчеркнуть, все эти попытки необходимы и в конечном счете приведут к очень определенным и надежным результатам, то, с другой стороны, надо с такою же, если не с большей отчетливостью сказать, что эти попытки пока что еще не дали приемлемого, понятного и хоть сколько нибудь твердого объяснения тому громадному материалу в этой области, которым располагает клиника. Из этого положения, думается нам, с неизбежностью вытекает другое: пока у нас не имеется определенной соматической базы для изучения конституциональных психопатий, мы должны изучать этот важнейший материал в том аспекте, в котором он доступен и поддается изучению; иными словами, мы должны изучать клинику психопатий. Мы не должны скрывать от себя, но не должны и огорчаться тем обстоятельством, что это наше клиническое изучение психопатий окажется недолговечным, что с течением времени, с прогрессом знания в основе различных психопатий окажутся найденными определенные соматофизиологические моменты, – все же мы и в настоящее время при теперешнем уровне знания должны изучать и систематизировать психопатии, изучать их клинику в ее статическом и динамическом разрезах; мы должны взять всю эту большую группу конституциональных психопатий за одно целое и исследовать эту общую сумму клинических фактов с одних и тех же точек зрения, не разрознивая отдельных ингредиентов этой суммы, а наоборот, всегда сопоставляя одни слагаемые с другими. 1

В этих вводных соображениях мы бы хотели определенно подчеркнуть, что конституциональные психопатии – как бы ни были разнообразны их проявления – составляют при теперешнем уровне знания одну главу клинической психиатрии. В этой главе психопат должен изучаться под одним и тем же углом зрения, одними и теми же клиническими приемами. Это – первое. Второе – психопат должен изучаться как целое, как личность во всей ее полноте, во всем ее объеме; конечно, должны изучаться возможно полнее соматические корреляции этой личности, но их одних пока еще слишком мало; психопат должен изучаться во взаимоотношении с окружающей его средой, во всех его столкновениях с этой средой, во всех его реакциях на нее, во всех противоречиях его психики, но всегда он должен изучаться как нечто единое, целостное. Наконец, психопат должен изучаться не только в течение отдельных, болезненных этапов его жизни, а, по возможности, на протяжении всего его жизненного пути; только тогда можно быть до известной степени гарантированным от всякого рода поспешных выводов и обобщений, только тогда можно отделить временное, случайное, преходящее от постоянного и стойкого. Эти три методологических условия кажутся нам необходимыми при изучении психопатий.

Путь, которым можно идти при изучении этого материала, думается нам, двоякий: один путь, путь испытанный, надежный, давший нам уже блестящие результаты, это – путь от болезни к здоровью, от большой сугубой психиатрии к малой, пограничной, путь, которым до сих пор шла наша дисциплина (и не только она одна) и от которого нет никаких оснований отказываться. Другой путь, если угодно, – обратный: от здоровья к болезни или, вернее говоря, путь, имеющий своим исходным пунктом не население психиатрической больницы, а обычную жизненную среду, обычную жизненную атмосферу; этот путь изучает личность в ее взаимоотношениях с окружающей средой, с акцентом на последней. Результатом чрезмерного увлечения таким взглядом является предложение заменить термин «психопат» термином «социопат», – предложение, на наш взгляд, и неприемлемое, и ничем неоправдываемое, а главное, слишком упрощающее эту столь сложную проблему. На этом втором пути изучения особенно много внимания уделяется вопросам воспитания, быта, профессии, ситуации. Эти два пути совершенно разные, но они не исключают, а дополняют один другой. Второй путь, думается нам, в деле изучения психопатий дал еще очень немного, но некоторые вопросы, поставленные благодаря именно этому пути, и очень интересны, и принципиально важны. Соединить, однако, эти два пути в одном исследовании нам кажется очень затруднительным. В нашей работе мы главным образом исходим из клинического опыта и клинического материала; другими словами, мы идем первым путем, это делает нашу работу несколько односторонней; однако фактор социальный, ситуационный, в широком смысле слова, мы не только не игнорируем, а определенно подчеркиваем и имеем в виду.

Сумеем ли мы, оставаясь в пределах клинического опыта, хотя бы на известный промежуток времени дать систему психопатий? Думаем, что нет; но нам кажется небезынтересным хотя бы попытаться это сделать, попытаться дать общую систему конституциональных психопатий, отдельные части которой, может быть, окажутся не заполненными, а лишь намеченными, давая место для будущих исследований. В нашем толковании клинического материала мы дорожим гораздо больше именно общей системой, чем фактическим содержанием; этим объясняется то обстоятельство, что многих вещей, многих деталей мы совершенно не касаемся, определенно полагая, что таким изложением мы заслонили бы общий план работы. С другой стороны, из тех же соображений мы распределили наш материал не так, как обыкновенно это делается. Психопатические личности, патологические характеры всегда оказываются предметом последних, заключительных глав учебников и руководств по психиатрии; мы же начинаем свое изложение именно с них, как с той основной статической базы, как с той почвы, которая приходит в колебание, в сотрясение, которая меняет свои свойства на долгий или короткий срок под влиянием тех или других факторов (динамика психопатий). Статический и динамический разрез одной и той же психопатической личности – вот принцип нашего понимания предмета, принцип, который не всегда, к сожалению, удается последовательно провести. Ясно в таком случае, что статический разрез личности как точка приложения внешнего фактора должен изучаться и излагаться раньше, чем ее динамика, в которую должны войти формы реакции этой личности на то или другое внешнее раздражение. Правда, в процессе жизни статика не отделима от динамики; ведь понятие о статике есть понятие в достаточной мере условное, абстрактное, почти математическое, но все же определенные свойства личности к известному моменту жизни индивидуума (к 18–20 годам) оказываются более или менее стойкими, установленными и могут быть взяты как нечто данное, как статический материал, как исходная точка динамики. Быть может – и это даже наверное – то, что мы описываем в статике, есть нечто производное, есть уже результат динамики; быть может, число основных типов («статических») гораздо меньше, чем взято в нашем изложении, но мы не хотели бы сказать больше того, что в настоящее время знаем; по мере роста знаний некоторые звенья нашей системы могут быть перенесены из одного ряда в другой, но это не должно нарушать всей системы. Критерий динамики, критерий развития необходимо ввести в обиход клинической психиатрии; этот критерий должен быть использован гораздо больше, чем это делается теперь, когда так много внимания уделяется изучению и анализу «состояния» больного и так мало говорится о «течении» болезни. В нашей работе изложению статического материала тоже уделено большое место, но мы бы хотели подчеркнуть, что в статике психопатий имеется в виду фактическое содержание предмета, а в динамике – главным образом, типы, законы, формулы развития психопатий; конкретному изложению фактов всегда приходится уделять больше места, чем законам их развития; без первого невозможно и второе.

Огромный материал конституциональных психопатий мы пытаемся систематизировать в пределах клинически наблюдаемых фактов и в пределах современных клинических установок. Отправной точкой в нашей системе является динамический подход к психопатии: берется статика психопатии, и эта психопатия изучается во всем богатстве ее проявлений под знаком динамики социальных условий жизни, динамики биологической (например, возраст), динамики патолого клинической.

Основными динамическими моментами в патологической жизни личности являются: 1) фаза или эпизод, 2) шок, 3) реакция, 4) развитие. По этой именно схеме идет дальнейший распорядок изложения.

Все общие вопросы – столь важные и интересные: о характере, о темпераменте, о конституции, об индивидуальности – нами оставляются в стороне. Мы вынуждены по роду своей специальности брать вещи, явления такими, какими они наблюдаются врачом и в клинике; и в этом и наше преимущество, но, быть может, в этом же еще больше и наш недостаток; мы хотели бы лишь думать, что эти наши клинические соображения могут сослужить хотя бы небольшую службу и в других областях – областях более общего характера. 2

Клиника психопатий:
их статика, динамика, систематика

Петр Борисович
ГАННУШКИН

КЛИНИКА ПСИХОПАТИЙ:
ИХ СТАТИКА, ДИНАМИКА, СИСТЕМАТИКА

ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Уважаемый коллега!

Мы рады сообщить Вам, что Издательством
НГМД открыта новая серия – «Библиотека
медицинской классики». В ней будут
издаваться книги, представляющие
неослабевающий интерес для практических
врачей любого поколения, как заложившие
фундамент современной медицинской
науки.

Вы открыли книгу выдающегося отечественного
психиатра Петра Борисовича Ганнушкина,
одного из видных представителей
московской психиатрической школы,
посвятившего свою жизнь развитию
конституционального направления в
психиатрии. Автор предлагаемой вниманию
читателей книги не дожил до ее выхода
в свет. Она была им вычитана и подписана
к печати, когда после недолгой болезни
он в ночь на 23 февраля 1933 года умер, не
увидев ее изданной.

Издательство взяло на себя смелость
осуществить переиздание этого труда,
во многом определившего представления
отечественных психиатров о пограничной
психиатрии. Мы постарались донести до
читателей последнюю книгу П.Б.Ганнушкина
возможно более близкой к оригиналу
(первое издание было выпущено в свет
московским кооперативным издательством
«Север» в 1933 году), внеся в нее только
незначительные корректурные изменения.
Мы ждем от Вас, уважаемый читатель,
предложений и пожеланий по изданию
других книг в серии «Библиотека
медицинской классики».

Предисловие

Клиническая психиатрия переживает
кризис. Этот кризис неизбежен. Психиатрия –
самая молодая и самая сложная отрасль
клинической медицины. Она только что
вырвалась из объятий спекулятивного
мышления, только что стала на биологическое
основание и, твердо держась за эту базу,
начала быстро развиваться. Успехи и
достижения клинической психиатрии –
и теоретические и практические –
очень большие. Однако если многое
сделано, то еще больше предстоит сделать.

Если в одной, очень большой своей части,
в области так называемых экзогений,
клиническая психиатрия самым близким
образом подошла к остальной медицине,
если в этой группе «экзогенных» (в
широком смысле слова) психических
заболеваний между психиатрической и
терапевтической клиниками нет ни
разницы, ни противоречий – ни в смысле
изучения материала, ни в смысле методов
лечения, – то есть в психиатрической
клинике большая группа заболеваний,
группа громадного значения, которая
по‑прежнему навлекает на психиатрию
недовольство со стороны соматиков:
соматики по‑прежнему готовы видеть
в психиатрах не биологов, а «психологов»
в специфическом смысле этого слова,
по‑прежнему отказываются от общего
языка и даже общего мышления, по‑прежнему
готовы отрицать за психиатрией право
быть отраслью медицины.

Эта группа – группа так называемых
конституциональных психопатий. Эта
группа крайне разнообразна, до сих пор
она остается крайне разрозненной, она
описывается в разных главах и даже в
разных томах психиатрических учебников
и руководств; в эту группу входят и
циркулярный психоз, и паранойя, и истерия,
и «психопатические личности», и
ненормальные реакции, и половые извращения
и т. д. Было бы очень желательно и
совершенно необходимо найти и для этой
группы случаев соматическую базу или
хотя бы определенные соматические
корреляции. В этом отношении делаются
многочисленные и исключительные попытки:
эти попытки не только делаются, они
должны делаться, ибо уже сейчас есть
много оснований думать, что эти попытки –
скоро ли, поздно ли, – но увенчаются
успехом. Эти попытки делаются решительно
во всех плоскостях и направлениях:
пытаются изучать и классифицировать
психопатии, исходя из самых разнообразных
предпосылок – анатомических,
физиологических, химических,
эндокринологических и др. Строение тела
человека сопоставляют с его «характером»;
различают психику ваготоников и
симпатикотоников; различают психику
людей с преобладанием деятельности
коры головного мозга от психики людей,
у которых преобладают функции подкорковых
областей; даже в пределах одной коры
головного мозга выделяют разные типы
людей (тип лобный, тип затылочный),
пытаются установить различие в психике,
если не людей, то животных, исходя из
экспериментальных данных об условных
и безусловных рефлексах. Ставят психику
в связь со свойствами сосудистой системы,
с общими свойствами тканей организма,
с качеством крови и т. д. Особенно
большое поле для выводов подобного
рода – выводов не только интересных
и заманчивых, но и сплошь и рядом очень
серьезных и основательных – дает
эндокринная система: говорят о
гипертиреоидном и гипотиреоидном
темпераментах, о типе тетаноидном и
типе базедовоидном, о типах гипогенитальном,
гипосупраренальном, гипо – и
гиперпитуитарном. Если, с одной стороны,
можно это еще раз подчеркнуть, все эти
попытки необходимы и в конечном счете
приведут к очень определенным и надежным
результатам, то, с другой стороны, надо
с такою же, если не с большей отчетливостью
сказать, что эти попытки пока что еще
не дали приемлемого, понятного и хоть
сколько‑нибудь твердого объяснения
тому громадному материалу в этой области,
которым располагает клиника. Из этого
положения, думается нам, с неизбежностью
вытекает другое: пока у нас не имеется
определенной соматической базы для
изучения конституциональных психопатий,
мы должны изучать этот важнейший материал
в том аспекте, в котором он доступен и
поддается изучению; иными словами, мы
должны изучать клинику психопатий. Мы
не должны скрывать от себя, но не должны
и огорчаться тем обстоятельством, что
это наше клиническое изучение психопатий
окажется недолговечным, что с течением
времени, с прогрессом знания в основе
различных психопатий окажутся найденными
определенные соматофизиологические
моменты, – все же мы и в настоящее
время при теперешнем уровне знания
должны изучать и систематизировать
психопатии, изучать их клинику в ее
статическом и динамическом разрезах;
мы должны взять всю эту большую группу
конституциональных психопатий за одно
целое и исследовать эту общую сумму
клинических фактов с одних и тех же
точек зрения, не разрознивая отдельных
ингредиентов этой суммы, а наоборот,
всегда сопоставляя одни слагаемые с
другими. 1

В этих вводных соображениях мы бы хотели
определенно подчеркнуть, что
конституциональные психопатии –
как бы ни были разнообразны их проявления –
составляют при теперешнем уровне знания
одну главу клинической психиатрии. В
этой главе психопат должен изучаться
под одним и тем же углом зрения, одними
и теми же клиническими приемами. Это –
первое. Второе – психопат должен
изучаться как целое, как личность во
всей ее полноте, во всем ее объеме;
конечно, должны изучаться возможно
полнее соматические корреляции этой
личности, но их одних пока еще слишком
мало; психопат должен изучаться во
взаимоотношении с окружающей его средой,
во всех его столкновениях с этой средой,
во всех его реакциях на нее, во всех
противоречиях его психики, но всегда
он должен изучаться как нечто единое,
целостное. Наконец, психопат должен
изучаться не только в течение отдельных,
болезненных этапов его жизни, а, по
возможности, на протяжении всего его
жизненного пути; только тогда можно
быть до известной степени гарантированным
от всякого рода поспешных выводов и
обобщений, только тогда можно отделить
временное, случайное, преходящее от
постоянного и стойкого. Эти три
методологических условия кажутся нам
необходимыми при изучении психопатий.

Путь, которым можно идти при изучении
этого материала, думается нам, двоякий:
один путь, путь испытанный, надежный,
давший нам уже блестящие результаты,
это – путь от болезни к здоровью, от
большой сугубой психиатрии к малой,
пограничной, путь, которым до сих пор
шла наша дисциплина (и не только она
одна) и от которого нет никаких оснований
отказываться. Другой путь, если угодно, –
обратный: от здоровья к болезни или,
вернее говоря, путь, имеющий своим
исходным пунктом не население
психиатрической больницы, а обычную
жизненную среду, обычную жизненную
атмосферу; этот путь изучает личность
в ее взаимоотношениях с окружающей
средой, с акцентом на последней.
Результатом чрезмерного увлечения
таким взглядом является предложение
заменить термин «психопат» термином
«социопат», – предложение, на наш
взгляд, и неприемлемое, и ничем
неоправдываемое, а главное, слишком
упрощающее эту столь сложную проблему.
На этом втором пути изучения особенно
много внимания уделяется вопросам
воспитания, быта, профессии, ситуации.
Эти два пути совершенно разные, но они
не исключают, а дополняют один другой.
Второй путь, думается нам, в деле изучения
психопатий дал еще очень немного, но
некоторые вопросы, поставленные благодаря
именно этому пути, и очень интересны, и
принципиально важны. Соединить, однако,
эти два пути в одном исследовании нам
кажется очень затруднительным. В нашей
работе мы главным образом исходим из
клинического опыта и клинического
материала; другими словами, мы идем
первым путем, это делает нашу работу
несколько односторонней; однако фактор
социальный, ситуационный, в широком
смысле слова, мы не только не игнорируем,
а определенно подчеркиваем и имеем в
виду.

Сумеем ли мы, оставаясь в пределах
клинического опыта, хотя бы на известный
промежуток времени дать систему
психопатий? Думаем, что нет; но нам
кажется небезынтересным хотя бы
попытаться это сделать, попытаться дать
общую систему конституциональных
психопатий, отдельные части которой,
может быть, окажутся не заполненными,
а лишь намеченными, давая место для
будущих исследований. В нашем толковании
клинического материала мы дорожим
гораздо больше именно общей системой,
чем фактическим содержанием; этим
объясняется то обстоятельство, что
многих вещей, многих деталей мы совершенно
не касаемся, определенно полагая, что
таким изложением мы заслонили бы общий
план работы. С другой стороны, из тех же
соображений мы распределили наш материал
не так, как обыкновенно это делается.
Психопатические личности, патологические
характеры всегда оказываются предметом
последних, заключительных глав учебников
и руководств по психиатрии; мы же начинаем
свое изложение именно с них, как с той
основной статической базы, как с той
почвы, которая приходит в колебание, в
сотрясение, которая меняет свои свойства
на долгий или короткий срок под влиянием
тех или других факторов (динамика
психопатий). Статический и динамический
разрез одной и той же психопатической
личности – вот принцип нашего
понимания предмета, принцип, который
не всегда, к сожалению, удается
последовательно провести. Ясно в таком
случае, что статический разрез личности
как точка приложения внешнего фактора
должен изучаться и излагаться раньше,
чем ее динамика, в которую должны войти
формы реакции этой личности на то или
другое внешнее раздражение. Правда, в
процессе жизни статика не отделима от
динамики; ведь понятие о статике есть
понятие в достаточной мере условное,
абстрактное, почти математическое, но
все же определенные свойства личности
к известному моменту жизни индивидуума
(к 18–20 годам) оказываются более или
менее стойкими, установленными и могут
быть взяты как нечто данное, как
статический материал, как исходная
точка динамики. Быть может – и это
даже наверное – то, что мы описываем
в статике, есть нечто производное, есть
уже результат динамики; быть может,
число основных типов («статических»)
гораздо меньше, чем взято в нашем
изложении, но мы не хотели бы сказать
больше того, что в настоящее время знаем;
по мере роста знаний некоторые звенья
нашей системы могут быть перенесены из
одного ряда в другой, но это не должно
нарушать всей системы. Критерий динамики,
критерий развития необходимо ввести в
обиход клинической психиатрии; этот
критерий должен быть использован гораздо
больше, чем это делается теперь, когда
так много внимания уделяется изучению
и анализу «состояния» больного и так
мало говорится о «течении» болезни. В
нашей работе изложению статического
материала тоже уделено большое место,
но мы бы хотели подчеркнуть, что в статике
психопатий имеется в виду фактическое
содержание предмета, а в динамике –
главным образом, типы, законы, формулы
развития психопатий; конкретному
изложению фактов всегда приходится
уделять больше места, чем законам их
развития; без первого невозможно и
второе.

Огромный материал конституциональных
психопатий мы пытаемся систематизировать
в пределах клинически наблюдаемых
фактов и в пределах современных
клинических установок. Отправной точкой
в нашей системе является динамический
подход к психопатии: берется статика
психопатии, и эта психопатия изучается
во всем богатстве ее проявлений под
знаком динамики социальных условий
жизни, динамики биологической (например,
возраст), динамики патолого‑клинической.

Основными динамическими моментами в
патологической жизни личности являются:
1) фаза или эпизод, 2) шок, 3) реакция, 4)
развитие. По этой именно схеме идет
дальнейший распорядок изложения.

Все общие вопросы – столь важные и
интересные: о характере, о темпераменте,
о конституции, об индивидуальности –
нами оставляются в стороне. Мы вынуждены
по роду своей специальности брать вещи,
явления такими, какими они наблюдаются
врачом и в клинике; и в этом и наше
преимущество, но, быть может, в этом же
еще больше и наш недостаток; мы хотели
бы лишь думать, что эти наши клинические
соображения могут сослужить хотя бы
небольшую службу и в других областях –
областях более общего характера. 2

«Психопаты — не монстры, а люди с расстройством внимания»

Люди с психопатией — вовсе не монстры, какими их показывают телевидение и кино. Однако у них действительно есть проблемы с пониманием морали и социально приемлемого поведения. Нейробиологи обнаружили, что причиной расстройства могут быть аномалии внимания.

Для ученых психопаты лишены ореола зловещей таинственности. По их мнению, психопатию следует изучать и лечить теми же инструментами, что применяются в случае шизофрении, депрессии и аутизма. В новом исследовании, о котором рассказывает PsyPost, нейробиологи решили выяснить, как эта особенность психики может быть связана с расстройством внимания.

В эксперименте приняло участие 168 взрослых мужчин, отбывающих наказание в тюрьмах. Им дали простое задание, в ходе выполнения которого считывали активность мозга с помощью функциональной МРТ. Участникам проигрывали серию нечетких звуковых сигналов. Услышав особенно высокий тон, они должны были нажать на кнопку.

Оказалось, что психопатия связана с аномальной активностью нескольких областей мозга, отвечающих за внимание. Эти регионы включают переднюю височную кору, медиальную префронтальную кору, переднюю поясную кору, заднюю кору и височно-теменной узел.

Обычно симптомы психопатии связывают с нарушением эмоциональных процессов. Однако исследование показывает, что у этого расстройства могут быть более глубокие корни на уровне внимания. Мозг психопатов неверно кодирует различия между важными и неважными вещами и не включает эмоционально окрашенную информацию в процесс принятия решений.

Разумеется, единственного эксперимента на ограниченной выборке недостаточно, чтобы обнаружить причину психопатии. Ученые планируют расширить спектр тестов, включив более широкие группы населения и представив им другие задачи — например, связанные с обработкой изображений.

Особенно интересно узнать, работает ли обнаруженный механизм у детей младшего возраста. Если да, это позволит диагностировать расстройство на ранних этапах и скорректировать его развитие.

Недавно ученые обнаружили простой способ диагностики другого психического расстройства — аутизма. Для этого достаточно взять у пациента образец крови и проанализировать информацию о метаболитах. Это особенно важно для детей, ведь, по расчетам экспертов, выявить аутизм удается только у 1,7% юных пациентов, страдающих от этого заболевания.

Недавно исследователи создали ИИ по имени Norman (в честь героя книги «Американский психопат»), который видит в кляксах Роршаха кровавые сцены и не может отделаться от мыслей об убийстве. СМИ окрестили нейросеть «психопатом», но она имеет мало общего с людьми, страдающими от психопатии, и скорее вдохновлена массовой культурой. В любом случае, шумиха вокруг этого алгоритма говорит о том, что общество мало что знает о людях с таким расстройством.

Психотерапия для людей с психопатией / антисоциальным расстройством личности

Бамелис, Л. Л., Эверс, С. М., Спинховен, П., и Арнц, А. (2014). Результаты многоцентрового рандомизированного контролируемого исследования клинической эффективности схемотерапии расстройств личности. Американский журнал психиатрии , 171 , 305-322.

Бернштейн, Д. П., Арнц, А., и де Вос, М. Э. (2007). Схематически-ориентированная терапия в судебной медицине. Международный журнал судебной психиатрии, 6 , 169-183.

Бернштейн, Д. П., Нейман, Х. Л. И., Карос, К., Кеулен-де Вос, М. Э., де Фогель, В., и Люкер, Т. П. (2012). Схема терапии для судебно-медицинских пациентов с расстройствами личности: дизайн и предварительные результаты многоцентрового рандомизированного клинического исследования в Нидерландах. Международный журнал судебной психиатрии , 11 , 312–324.

Чахсси, Ф., Бернштейн, Д. П., и де Руйтер, К. (2012). Ранние дезадаптивные схемы в отношении аспектов психопатии и институционального насилия у правонарушителей с расстройствами личности. Юридическая и криминологическая психология . Впервые статья опубликована в Интернете: 8 ноября 2012 г.

Чахсси, Ф., де Руйтер, К., и Бернштейн, Д. П. (2010). Изменения в ходе судебно-медицинской экспертизы правонарушителей с психопатическими и непсихопатическими расстройствами. Журнал судебной психиатрии и психологии, 21 , 660-682.

Чахсси, Ф., Керстен, Т., де Руйтер К., и Бернштейн, Д. П. (2014). Лечение неизлечимых: единичное исследование психопатического пациента, лечившегося схемой терапией .Психотерапия , 51, 447-461.

Клекли, Х. М. (1941). Маска здравомыслия: попытка переосмыслить так называемую психопатическую личность . Сент-Луис, Миссури: Мосбей.

Д’Силва, К., Дагган, К., и Маккарти, Л. (2004). Действительно ли лечение ухудшает состояние психопатов? Обзор доказательств. Журнал расстройств личности, 18 , 163-177.

Фаррелл, Дж. М., Шоу, И. А., и Уэббер, М. А. (2009). Схематический подход к групповой психотерапии для амбулаторных пациентов с пограничным расстройством личности: рандомизированное контролируемое исследование. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 40 , 317-328.

Giesen-Bloo, J., van Dyck, R., Spinhoven P., van Tilburg W., Dirksen, C., van Asselt, T., Kremers, I., Nadort, M. & Arntz, A. (2006 ). Амбулаторная психотерапия пограничного расстройства личности: рандомизированное испытание схемно-ориентированной терапии по сравнению с терапией, ориентированной на перенос. Архив общей психиатрии, 63 , 649-658.

Гривен, П.Г.Дж., и де Руйтер, К. (2004). Расстройства личности в выборке из голландской судебно-психиатрической больницы: изменения в лечении. Преступное поведение и психическое здоровье, 14 , 280-290.

Заяц, Р. Д. (2003). Пересмотренный контрольный список психопатии зайца (PCL-R): 2-е издание . Торонто, Канада: Мульти-системы здравоохранения.

Харрис, Г. Т., и Райс, М. Э. (2006). Лечение психопатии: обзор эмпирических данных в: C. J. Patrick (Ed), Handbook of Psychopathy , (стр. 555-572). Нью-Йорк: Guilford Press.

Hildebrand, M., & de Ruiter, C. (2004). Психопатия PCL-R и ее связь с расстройствами оси I и II DSM-IV в выборке пациентов мужского пола судебных психиатров в Нидерландах. Международный журнал права и психиатрии, 27 , 233-248.

Хильдебранд, М., и де Руйтер, К. (2012). Психопатические особенности и изменение показателей динамических факторов риска при стационарном судебно-психиатрическом лечении. Международный журнал права и психиатрии, 35 , 276-288.

Хайлер С. Э. и Ридер Р. О. (1987). Опросник по личностным расстройствам — пересмотренный . Нью-Йорк: Психиатрический институт штата Нью-Йорк.

Якобсон, Н.С. и Труакс П. (1991). Клиническая значимость: статистический подход к определению значимых изменений в психотерапевтических исследованиях. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 59 , 12-19.

Лоуз, Д. Р., Хадсон, С. М., и Уорд, Т. (2000). Переделка профилактики рецидивов у сексуальных преступников: Справочник . Таузенд-Оукс: Шалфей.

Лоббестаэль, Дж., Арнц, А., Цима, М., и Чаксси, Ф. (2009). Эффекты индуцированного гнева у пациентов с антисоциальным расстройством личности. Психологическая медицина, 39 , 557-568.

Надорт, М., Арнц, А., Смит, Дж. Х., Гизен-Блу, Дж., Эйкеленбум, М., Спинховен, П., ван Ассельт, Т., Венсинг, М., и ван Дайк, Р. ( 2009 г.). Внедрение амбулаторной схемы терапии пограничного расстройства личности с или без кризисной поддержки терапевта в нерабочее время: рандомизированное исследование. Поведенческие исследования и терапия, 47 , 961-973.

Райс, М. Э., Харрис, Г. Т., и Кормье, К. А.(1992). Оценка терапевтического сообщества максимальной безопасности для психопатов и других психически больных преступников. Закон и человеческое поведение, 16, , 399–412.

Руйтер, К. де и Трестман, Р. Л. (2007). Распространенность и лечение расстройств личности в голландских судебно-психиатрических службах. Журнал Американской академии психиатрии и права, 35 , 92-97.

Салекин Р. Т., Уорли К. и Граймс Р. Д. (2010). Лечение психопатии: обзор и краткое введение в подход ментальной модели к психопатии. Поведенческие науки и право, 28 , 235-266.

Seto, M.C., & Barbaree, H.E. (1999). Психопатия, лечебное поведение и рецидив сексуальных преступлений. Журнал межличностного насилия, 14 , 1235-1248.

Вонг, С. К., и Хейр, Р. Д. (2005). Руководство по программе лечения психопатии . Торонто: мульти-системы здравоохранения.

Янг, Дж. Э., Клоско, Дж. С., и Вейшаар, М. Е. (2003). Схема терапии: Практическое руководство .Нью-Йорк: Guilford Press.

Психопаты могут манипулировать своим терапевтом

  • Люди с психопатическими чертами могут обратиться за терапией. Истинных психопатов не будет.
  • Психопаты могут манипулировать всем вокруг, включая своих терапевтов.
  • Может и не быть лекарства, но определенные методы лечения могут остановить самых жестоких психопатов от повторных преступлений.

Примерно 1-2% мужчин и 0.3–0,7% женщин в общей популяции — психопаты. Однако количество людей с психопатическими чертами, вероятно, намного выше.

Психопатия — это спектр, и, по словам нейробиолога и психиатра доктора Тары Сварт, мы все где-то попадаем в него. К чертам психопата относятся безжалостность, нарциссизм, убедительность и неспособность чувствовать вину.

Что отличает большинство из нас от людей с психопатическим расстройством, так это способность сочувствовать, — говорит терапевт доктор Перпетуа Нео.

Обычно, если кто-то проявляет неблагоприятные черты характера и отталкивает других людей, он останавливается, когда узнает, что ведет себя неадекватно. Они могут даже пойти на терапию, чтобы узнать, почему они так себя ведут, и соответствующим образом приспособиться.

Однако настоящий психопат никогда не решит пойти к терапевту, потому что он не думает, что что-то не так с тем, что есть.По словам Нео, они никогда не изменятся.

Настоящий психопат никогда не изменится.

«Люди с особенностями, с ними все будет в порядке», — сказал Нео Business Insider. «[Но] из того, что я читал, что я слышал, что я видел и испытал до сих пор, люди с расстройствами личности темной триады не могут и не будут меняться».

Нео работал в основном с женщинами, пережившими жестокие отношения с нарциссами и даже психопатами. Обычно она работает с ними самостоятельно, пока они еще с обидчиком, или после того, как от них отказались.

Однако иногда психопат и их партнер идут на консультацию, чтобы попытаться исправить свои разорванные отношения. Нео говорит, что единственный раз, когда психопат согласится на это, — это если они увидят, какую пользу это принесет им, и есть ли у них какая-то польза для своего партнера.

Они могут обмануть даже терапевтов.

Психопаты часто мастера манипуляции, и к этому моменту им уже удалось исказить все отношения.По словам Нео, они очень обаятельны и умеют дергать за струны вашего сердца. К сожалению, они могут обмануть даже терапевтов.

«Они организовывают это шоу, изображают ложное« я »перед терапевтом, и они знают, как нажимать на кнопки своего партнера, поэтому их партнер выглядит крайне нестабильным в таких ситуациях», — сказала она. «Терапевт может по незнанию вступить в сговор с человеком темной триады против партнера, который действительно был единственным страдающим».

Психопат может сказать, что его партнер «сумасшедший», заставляя их поверить в то, что это правда.

«Вам это очень сложно осознать, потому что они могут казаться такими стабильными и такими рациональными», — сказал Нео.

Психопаты не думают, что с ними что-то не так.

Терапевтам также трудно знать, как лечить нарциссов и психопатов, потому что исследования и знания по этой теме довольно ограничены. Есть несколько тестов, которые помогают диагностировать психопатию, например, Контрольный список Зайца, но они далеки от совершенства.

Еще больше усложняет ситуацию то, что психопатия — это широкомасштабное расстройство личности, и те, у кого она есть, не склонны думать, что с ними что-то не так. Кроме того, их черты характера могут имитировать многие другие проблемы, такие как злоупотребление психоактивными веществами, домашнее насилие или пристрастие к азартным играм, что затрудняет их выявление.

«Психопат или нарцисс, любой, кто очень жесток, они склонны быть хозяевами дыма и зеркал», — сказал Нео. «Это может выглядеть как-то иначе — это может быть тот факт, что у него трудная мать, поэтому он пьет, а после того, как выпьет, он причинит мне боль.Или у него проблемы с наркотиками. Или у него есть запутанная история паранойи, потому что люди изменяют ему и причиняют ему боль. Таким образом, вы всегда прыгаете от одного предмета к другому ».

У них также может быть ошибочно диагностировано другое расстройство личности, потому что терапевт может уловить что-то еще. В зависимости от того, насколько хитрый и манипулятивный психопат, они могут только покажите терапевту то, что он хочет, чтобы он увидел.

«Я встречал немало людей, которые узнают симптомы и делают вид, что у них есть», — добавил Нео.«И многие методы лечения основаны на вере в способность человека изменить свою жизнь. Если вы строите отношения с кем-то, вы не хотите верить, что он плохой. А если у него нарциссическое расстройство личности или он психопаты, они — это плохой человек. Так что есть этот внутренний конфликт ».

«Лекарство» — не ответ.

У жестоких и криминальных психопатов отсутствие сочувствия и заботы о себе означает, что у них нет вины за то, что они сделали, и у них нет проблем с посадкой в ​​тюрьму.

Согласно работе доктора Кента Киля, нейробиолога, изучавшего психопатов более 20 лет, если вы думаете, что «лечение» — это ответ, вы, вероятно, задаете неправильный вопрос.

В своей книге «Шепчущий психопат» он описывает некоторые варианты лечения очень опасных психопатов. В этих случаях они уже находятся в заключении и поэтому не выбрали терапию, но вынуждены идти.

Например, в Центре лечения несовершеннолетних Мендота в Висконсине молодых людей из группы риска принимают и лечат с помощью интенсивных программ, чтобы попытаться снизить вероятность повторного совершения правонарушения.

Лечение основано на положительном подкреплении, а не на наказании, например, на получении награды, например, в видеоигре в их камере на выходных, если они ответят положительно.

«Лечение не обязательно излечивает людей с психопатией, но оно помогает понять, как уменьшить импульсивность и / или неправильные решения, которые способствуют рецидиву преступности или антиобщественного поведения», — сказал Киль Business Insider.

«Эта программа снижает насильственные рецидивы более чем на 50%, что является огромным снижением и свидетельствует о том, что научно обоснованное лечение может иметь положительные результаты у людей с этими чертами характера.«

Однако, по словам Киля, от 10 до 15% детей по-прежнему совершают повторные насильственные преступления, поэтому психологическое лечение не всегда эффективно. В конце концов, мы еще многого не знаем о психопатическом мозге.

На самом деле, некоторые формы терапии могут заставить психопатов совершать больше преступлений, чем если бы у них не было их вообще, пишет Киль в своей книге.

Это означает, что необходимы исследования мозговых паттернов, воспитания и поведения психопатов, чтобы лучше понять вероятность того, что кто-то станет психопатическим насильником, преступником, насильником или убийцей.

МРТ также может помочь определить, действительно ли лечение работает, если посмотреть, увеличивается ли со временем активность мозга в областях, регулирующих эмоции, импульсы и нравственность.

Самое главное — помочь пострадавшим.

Независимо от того, станет ли кто-то психопатом или родится таким — это все еще серая область, поэтому то, как с ним будут обращаться, будет продолжаться долгое время.

Нео говорит, что сейчас самое важное в ее собственной работе — это помогать людям, которые являются жертвами, и помогать им выходить из опасных ситуаций.

«Когда я увижу, что явно имеет место насилие, независимо от того, эмоциональное, финансовое или физическое, я скажу об этом», — сказала она.

«Я скажу, что это нездоровое поведение, и к кому нельзя относиться так. Я не буду сдерживаться. Но это сложно, потому что [никто] не хочет слышать, что они с психопатом.»

Можно ли вылечить психопатию?

Некоторые психологические состояния привлекают непропорционально большое внимание в популярных средствах массовой информации по сравнению с тем, насколько часто они на самом деле встречаются среди населения. Одним из них является психопатия, расстройство личности, которое характеризуется антисоциальным поведением, импульсивностью и отсутствие сочувствия. Психопаты могут быть очаровательными на первый взгляд, но склонны к патологическому обману и безразличному манипулированию другими людьми. И они с большей вероятностью будут иметь поведенческие проблемы или быть вовлеченными в преступное поведение.

В этом описании психопат изображается как социальный паразит, отводящий такому человеку небольшую роль в обществе, кроме как часть системы уголовного правосудия. Оказывается, это реальность для многих психопатов, которые, по оценкам, составляют лишь 1% от общей численности населения, но от 15 до 25% заключенных. Но поскольку наша система уголовного правосудия должна быть предназначена для реабилитации преступников, есть важный вопрос, касающийся психопатов, на который еще предстоит ответить: можно ли лечить психопатию? На этот вопрос нет однозначного ответа, и даже среди экспертов вы можете найти разные мнения.

Нейробиология психопатии

Один из аргументов, который иногда используется в поддержку идеи о том, что психопаты на самом деле не поддаются лечению, заключается в том, что исследования обнаружили аномалии мозга у психопатов, которые могут быть связаны с их девиантным поведением. Однако этот аргумент становится менее обоснованным, если учесть, что существуют нейробиологические отклонения, которые могут быть обнаружены в мозге людей, страдающих любым заболеванием. Тот факт, что у расстройства есть предрасполагающие нейробиологические аспекты, не означает, что расстройство неизлечимо; Если бы это было так, список психологических расстройств, которые мы могли бы лечить, вероятно, был бы пуст.

Исследования психопатов выявили ряд нейробиологических особенностей, которые могут быть связаны с этим расстройством. Например, у психопатов наблюдаются нарушения функции лимбической системы. Передняя поясная кора, часть сети, которая активируется, когда мы наблюдаем, как другие люди испытывают боль, — это одна из лимбических областей, которая была затронута. У психопатов приглушенная активация передней поясной извилины, когда они видят других, страдающих от боли. Это было интерпретировано как частично ответственное за снижение способности психопата к эмпатии.Другие лимбические структуры, которые, как предполагается, играют роль в психопатии, включают миндалевидное тело, гиппокамп и полосатое тело.

В мозгу психопатов также есть структурные аномалии. Например, исследования показали, что у психопатов больше мозолистого тела, асимметричный гиппокамп и деформированная миндалина. Однако значение этих структурных различий еще не совсем ясно.

Эффективность реабилитации психопатов

Однако, как уже указывалось, тот факт, что поведение основывается на нейробиологии, не означает, что оно неизменяемо.Если бы это было так, мы могли бы отказаться от попыток изменить что-либо в себе. Более важный вопрос заключается в том, предполагает ли исследование, что психопатическое поведение уменьшается после реабилитации.

К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос нет. Некоторые действительно сообщают, что лечение может быть полезным. Например, исследования Caldwell et al. (2006) и Skeem et al. (2002) оба обнаружили улучшения у психопатов после лечения (измеряемого вероятностью рецидивизма).Однако другие исследования дали менее оптимистичные результаты — от небольшого улучшения психопатии при лечении до лечения, которое, по-видимому, усугубляет психопатическое поведение. Однако все исследования по лечению психопатии имеют ограничения, и нет хорошо контролируемого эксперимента, на который мы могли бы указать и быть уверенными в том, что он скажет нам, излечима ли психопатия.

Влияние на вынесение приговора

Одна из причин, по которой важно знать, можно ли реабилитировать психопатов, заключается в том, что эта информация, вероятно, будет иметь значительное влияние на вынесение приговора, слушания по условно-досрочному освобождению и т. Д.Исследование, опубликованное несколько лет назад, показало, что простое предоставление судье информации о биологии психопатии может привести к снижению приговора диагностированному психопату (по сравнению с судьей, не получившим эту информацию), даже если информация не указывает на психопатия излечима (на самом деле это подразумевало обратное). Тем не менее, с или без информации о связанной биологии диагноз психопатии может все же добавить годы к приговору, поскольку судьи с большей вероятностью будут рассматривать осужденного как продолжающуюся опасность для общества.

Имея некоторые надежные данные о лечении, на которые можно указать, мы могли бы либо предоставить доказательную поддержку этих расширенных приговоров, либо обоснование их сокращения, если бы было предоставлено надлежащее лечение (в зависимости от того, что указывают данные). Однако сейчас имеющиеся у нас данные о реабилитации психопатии несколько запутаны: некоторые исследования показывают, что это возможно, а другие исследования предполагают, что лечение может действительно ухудшить положение. Пока у нас не будет более однозначного ответа, мы не должны сомневаться в том, что психопатия неизлечима; в то же время мы должны изучать контролируемые эксперименты, которые позволят нам лучше понять реакцию психопата на реабилитацию.

Полащек, Д. (2014). Взрослые преступники с психопатией: распространенные убеждения в отношении излечимости и изменения мало эмпирической поддержки Текущие направления в психологической науке, 23 (4), 296-301 DOI: 10.1177 / 0963721414535211

9 подсказок, которыми вы можете иметь дело с психопатом

Источник: goodluz / Shutterstock

Сначала немного терминологической истории, чтобы прояснить любую путаницу в значениях «социопат», «психопат» и связанных с ними терминов: в начале 1800-х годов врачи, работавшие с психически больными, начали замечать, что некоторые из их пациентов, которые появлялись внешне нормальные имели то, что они называли «моральным развратом» или «моральным безумием», в том смысле, что они, казалось, не обладали чувством этики или прав других людей.Термин «психопатия» впервые был применен к этим людям примерно в 1900 году. Термин был изменен на «социопат» в 1930-х годах, чтобы подчеркнуть ущерб, который они наносят обществу.

В настоящее время исследователи вернулись к использованию термина «психопат». Некоторые из них используют этот термин для обозначения более серьезного расстройства, связанного с генетическими особенностями, порождающего более опасных людей, в то же время продолжая использовать термин «социопат» для обозначения менее опасных людей, которые рассматриваются в большей степени как продукты их окружающей среды, включая их воспитание. .Другие исследователи проводят различие между «первичными психопатами», которые считаются генетически обусловленными, и «вторичными психопатами», которые рассматриваются в большей степени как продукты своего окружения.

Текущий подход к определению социопатии и связанных понятий заключается в использовании списка критериев. Первый такой список был разработан Херви Клекли (1941), который известен как первый человек, исследовавший психопатов с использованием современных исследовательских методов. Таких списков несколько. Чаще всего используется пересмотренный контрольный список психопатии (PCL-R).Альтернативная версия была разработана в 1996 году Лилиенфельдом и Эндрюсом и получила название «Опросник психопатической личности» (PPI). Книга, которую психологи и психиатры используют для классификации и диагностики психических заболеваний, Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM), включает категорию «антисоциальное расстройство личности» (APD), в то время как Всемирная организация здравоохранения выделяет аналогичную категорию, которую она называет «диссоциальное расстройство личности». По данным Kiehl and Buckholtz (2010), примерно только каждый пятый человек с APD является психопатом.

Если мы наложим все эти списки критериев, мы увидим, что они объединяются в следующий основной набор характеристик:

1. Безразличие

PCL описывает психопатов как бессердечных и проявляющих недостаток сочувствия — черты характера, которые PPI описывает как «бессердечие». Критерии диссоциального расстройства личности (родственный диагноз) включают «бессердечное безразличие к чувствам других».

Несколько строк свидетельств указывают на биологическое обоснование безразличной природы психопата.Для нас забота — это в значительной степени предприятие, движимое эмоциями. Было обнаружено, что у психопатов слабые связи между компонентами эмоциональных систем мозга. Эти разъединения ответственны за неспособность глубоко переживать эмоции. Психопаты также не умеют распознавать страх на лицах других людей (Blair et al., 2004). Эмоция отвращения также играет важную роль в нашем этическом смысле. Мы находим определенные виды неэтичных действий отвратительными; это помогает удерживать нас от участия в них и заставляет выражать неодобрение по отношению к ним.Но у психопатов чрезвычайно высокий порог отвращения, который измеряется по их реакциям, когда им показывают отвратительные фотографии изуродованных лиц и когда они подвергаются неприятным запахам.

Одно многообещающее новое направление исследований основано на недавнем открытии сети мозга, ответственной за понимание умов других людей. Сеть, называемая по умолчанию, (поскольку она также выполняет другие задачи и работает большую часть времени, когда мы бодрствуем), она включает в себя кластер из нескольких различных областей в коре головного мозга.Были проведены первые исследования функции этой сети у психопатов, и, как и ожидалось, они отметили «аберрантную функциональную связность» между ее частями сети, а также уменьшение объема в некоторых критических областях сети.

2. Мелкие эмоции

Психопаты и, в некоторой степени, социопаты демонстрируют недостаток эмоций, особенно социальных эмоций, таких как стыд, вина и смущение. Клекли сказал, что психопаты, с которыми он контактировал, демонстрировали «общую бедность в основных аффективных реакциях» и «отсутствие раскаяния или стыда.PCL описывает психопатов как «эмоционально поверхностных» и демонстрирующих отсутствие вины.

Психопаты известны отсутствием страха. Когда другие люди попадают в экспериментальную ситуацию, в которой они ожидают, что произойдет что-то болезненное, например, легкий электрический шок или умеренно отталкивающее давление на конечность, активируется сеть мозга. Нормальные люди также демонстрируют четкую реакцию проводимости кожи, вызванную деятельностью потовых желез. Однако у психопатических субъектов эта мозговая сеть не проявляет активности, и реакции проводимости кожи не возникают (Birbaumer et al., 2012).

3. Безответственность

Согласно Клекли, психопаты демонстрируют ненадежность, в то время как PCL упоминает «безответственность», а PPI описывает психопатов как проявляющих «экстернализацию вины», то есть они обвиняют других в том, что на самом деле является их ошибкой. Они могут признать вину, когда загнаны в угол, но эти признания не сопровождаются чувством стыда или раскаяния и не имеют силы изменить поведение в будущем.

Основные сведения о психопатии

4.Неискренняя речь

Начиная с того, что PCL описывает как «бойкость» и «внешнее обаяние», до «неправдивости» и «неискренности» Клекли и заканчивая откровенной «патологической ложью», среди психопатов существует тенденция к обесцениванию самой речи путем ее раздувания и искажения в сторону. корыстные цели. Критерии APD включают «обман других для личной выгоды или удовольствия».

Один обеспокоенный отец молодой женщины-социопата сказал: «Я не могу понять девушку, как бы я ни старался.Дело не в том, что она кажется плохой или точно хочет сделать что-то не так. Она может лежать с самым прямым лицом, и после того, как она обнаруживает самую диковинную ложь, она все еще кажется совершенно спокойной в своем собственном уме »(Клекли, 1941, стр. 47).

Такое случайное употребление слов может быть связано с тем, что некоторые исследователи называют неглубоким смыслом слова. Психопаты не демонстрируют различного ответа мозга на эмоциональные термины по сравнению с нейтральными терминами, как у других людей (Williamson et al., 1991). У них также есть проблемы с пониманием метафор и абстрактных слов.

5. Самоуверенность

PCL описывает социопатов как обладающих «грандиозным чувством собственного достоинства». Клекли часто говорит о хвастливости своих пациентов. Hare (1993) описывает заключенного в тюрьму социопата, который считал себя пловцом мирового класса.

6. Сужение внимания

Согласно Ньюману и его коллегам, основной дефицит психопатии — это отказ от того, что они называют модуляцией ответа (Hiatt and Newman, 2006). Когда большинство из нас занимается какой-либо задачей, мы можем изменить свою деятельность или модулировать наши реакции в зависимости от соответствующей периферийной информации, которая появляется после того, как задача началась.Психопаты особенно не обладают этой способностью, и, по словам Ньюмана, это объясняет их импульсивность, черту, которая обнаруживается в нескольких списках критериев, а также их проблемы с пассивным избеганием и обработкой эмоций.

Внимание, направленное сверху вниз, обычно находится под произвольным контролем, тогда как внимание снизу вверх происходит непроизвольно. Но восходящее внимание может временно захватить нисходящее внимание, например, когда движение на периферии нашего поля зрения привлекает наше внимание.

Психопаты не могут использовать внимание сверху вниз для размещения информации, которая активирует внимание снизу вверх во время выполнения задачи. У других людей этот процесс обычно происходит автоматически. Когда охотник ищет оленей, кролик, прыгающий на периферию его поля зрения, автоматически привлекает его внимание. Процессы нисходящего внимания контролируют поле внимания на предмет конфликтов и разрешают их. Стандартным средством оценки этого является задание Струпа, в котором испытуемый должен прочитать цветные слова, напечатанные чернилами противоречивого цвета, например «красный», напечатанные синими чернилами.Несколько исследований показывают, что психопаты на самом деле справляются с этими задачами лучше, чем другие люди (Hiatt et al., 2004; Newman et al., 1997).

7. Эгоизм

Клекли говорил о своих психопатах, демонстрирующих «патологический эгоцентризм [и неспособность к любви]», что подтверждается включением эгоцентризма в число критериев PPI. PCL также упоминает «паразитический образ жизни».

8. Неспособность планировать будущее

Психопаты Клекли показали «несоблюдение какого-либо жизненного плана.Согласно PCL, у психопатов «отсутствие реалистичных долгосрочных целей», в то время как PPI описывает их как демонстрирующих «беззаботную неплановость».

9. Насилие

Критерии диссоциальной личности включают «очень низкую толерантность к фрустрации и низкий порог проявления агрессии, включая насилие». Критерии антисоциального расстройства личности включают раздражительность и агрессивность, на что указывают повторяющиеся физические драки или нападения.

Философы могут сыграть здесь ценную роль в распознавании последствий всех этих открытий для наших попыток построить этическое общество.Необходимо ответить на несколько вопросов: что возможность того, что психопатия является генетической, говорит о природе человека? Какие шаги мы можем предпринять, чтобы «исправить» психопатов, и какие из них наиболее этичны? Если правда, что психопаты имеют поврежденный или ненормальный мозг, можем ли мы возложить на них ответственность за то, что они делают? Существуют ли степени психопатии, чтобы нормальные люди могли обладать психопатическими чертами?

(PDF) Лечение правонарушителей-психопатов: доказательства, проблемы и противоречия

ЛЕЧЕНИЕ ПСИХОПАТИЧЕСКИХ НАРУШИТЕЛЕЙ, Olver

81

© 2016 Автор.Открытый доступ. Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите http://creativecommons.org/licenses/by-nc-nd/4.0/. По вопросам коммерческого повторного использования обращайтесь по адресу [email protected]

величина разницы между кривыми выживаемости не достигла значимости

, вероятно, из-за малых размеров клеток и

, таким образом, ограниченной статистической мощности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Лечение психопатических нарушений остается клиническим вопросом

, который часто сопровождается пессимизмом и противоречиями.Во многих отношениях поле

прошло долгий путь с начала

дней программ с благими намерениями, но в конечном итоге неэффективных,

и роста более строгих методологий в сочетании с

RN R- Применение базового лечения к психопатическим пациентам,

, кажется, в некоторой степени смягчило позицию терапевтического пессимизма

. На данном этапе нет никаких доказательств того, что

соответствующих программ лечения ухудшают психопатический результат, и есть некоторые свидетельства, позволяющие предположить, что они

могут потенциально принести пользу, если они сохранены в доказательной

лечебная программа.Двухкомпонентная модель Вонга (2015 г.) для

лечения психопатии обеспечивает кадровую работу для человека —

и предотвращает лечение-интерферирующее поведение

пс в год. клиентуры, поддерживая при этом интеграцию лечения

для решения важной задачи эффективного устранения основных

рисков и необходимости снижения рецидивизма и содействия успешной реинтеграции

сообщества. По мере накопления доказательств этот

дает дополнительную надежду на то, что рост наших знаний, клинической практики

и оценки интервенционных усилий улучшат

нашу способность помочь этой сложной группе населения.

БЛАГОДАРНОСТИ

Автор благодарит своих друзей / коллег за ценный вклад в совместные работы, обсуждаемые в этой статье.

ИНФОРМАЦИЯ О КОНФЛИКТЕ ИНТЕРЕСОВ

Автор заявляет, что конфликта интересов нет.

СВЯЗИ С АВТОРАМИ

* Департамент психологии, Университет Саскачевана, Саскатун,

SK, Канада.

ССЫЛКИ

Andrews, D. A. & Bonta, J.(2010). Психология преступного поведения (5-е изд.,

,

). Абингтон, Великобритания: Тейлор и Фрэнсис.

Эндрюс, Д. А., Бонта, Дж., И Уормит, Дж. С. (2004). Уровень обслуживания / дело

Управленческий инвентарь (LS / CMI): Система оценки правонарушителей. Руководство пользователя

. Торонто, Онтарио: Мульти-системы здравоохранения.

Барбари, Х. Э. (2005). Психопатия, терапевтическое поведение и рецидив:

Расширенное наблюдение Сето и Барбари. Журнал межличностных отношений

V i o le nce, 20 (9), 1115 — 1131.

Беггс, С. М., и Грейс, Р. С. (2008). Психопатия, интеллект и рецидив

у растлителей малолетних: свидетельство эффекта взаимодействия. Уголовное правосудие и

Behavior, 35 (6), 683–695.

Клекли, Х. (1941). Маска здравомыслия: попытка прояснить какой-то вопрос о

так называемой психопатической личности. Сент-Луис, Миссури: Мосби.

ДеСорси, Д. Р., Олвер, М. Э., и Уормит, Дж. С. (2016). Рабочий альянс и

психопатия: Связь с исходом лечения в выборке пролеченных сексуальных преступников

.Рукопись отправлена ​​в печать.

Форт, А. Э., Коссон, Д. С., и Хейр, Р. Д. (2003). Контрольный список по психопатии: Молодежная версия

(PCL: YV). Торонто, Онтарио: Мульти-системы здравоохранения.

Гай, Л. С., Эденс, Дж. Ф., Энтони, К., и Дуглас, К. С. (2005). Предсказывает ли psy-

chopathy нарушение институционального поведения среди взрослых? Метааналитическое исследование

. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 73 (6),

1056–10 64.

Hare, R.Д. (1991). Контрольный список психопатии Зайца — Пересмотренный. Торонто, Онтарио:

Многопрофильные системы здравоохранения.

Заяц Р. Д. (1996). Психопатия, клиническая конструкция, время которой пришло.

Уголовное правосудие и поведение, 23 (1), 25–54.

Заяц Р. Д. (2003). Руководство по пересмотренному контрольному списку психопатии (2-е изд.).

Торонто, Онтарио: Многопрофильные системы здравоохранения.

Заяц, Р. Д., & Нойман, К. С. (2008). Психопатия как клинико-эмпирическая конструкция

.Ежегодный обзор клинической психологии, 4, 217–246.

Харе, Р. Д., & Нойман, К. С. (2010). Роль антисоциальности в конструкции психопата

ty: комментарий на Skeem and Cooke (2010). Психологический

Оценка, 22 (2), 446–454.

Харпур, Т. Дж., И Хейр, Р. Д. (1994). Оценка психопатии в зависимости от возраста

. Журнал аномальной психологии, 103 (4), 604–609.

Харрис Г. и Райс М. (2006). Лечение психопатии: обзор

эмпирических данных.В С. Патрике (ред.), Справочник по психопатии (стр. 555–572).

Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

Харт, С. Д., Кокс, Д. Н., и Хейр, Р. Д. (1995). Контрольный список психопатии зайца:

Версия для скрининга (PCL: SV). Торонто, Онтарио: Мульти-системы здравоохранения.

Харт, С. Д., Кропп, П. Р., и Хейр, Р. Д. (1988). Действия психопатов

после условного освобождения из тюрьмы. Журнал консалтинга и

клинической психологии, 56 (2), 227–232.

Хос, С.В., Боккаччини, М. Т., и Мюрри, Д. К. (2013). Психопатия и комбинация психопатии и сексуальных отклонений

как предикторы сексуального рецидива

: метааналитические выводы с использованием Контрольного списка психопатии —

Пересмотрено. Психологическая оценка, 25 (1), 233–243.

Лэнгтон, К. М., Барбари, Х. Э., Харкинс, Л., и Пикок, Э. Дж. (2006). Секс

Реакция правонарушителей на лечение и его связь с рецидивизмом как

является функцией психопатии.Сексуальное насилие: журнал исследований и

Лечение, 18 (1), 99–120.

Leistico, A. R., Salekin, R. T., DeCoster, J., & Rogers, R. (2008). Масштабный метаанализ

, связывающий показатели психопатии Харе с антисоциальным поведением

. Закон и человеческое поведение, 32 (1), 28–45.

Льюис К., Олвер М. Э. и Вонг С. П. (2013). Шкала риска насилия:

Прогностическая достоверность и увязка изменений в лечении с рецидивизмом в выборке

правонарушителей из группы высокого риска с психопатическими чертами.Оценка, 20,

150 –16 4.

Looman, J. Abracen, J., Serin, R., & Marquis, P. (2005). Психопатия, лечение

изменения и рецидивы среди сексуальных правонарушителей из группы высокого риска и высокой нужды. Журнал

межличностного насилия, 20 (5), 549-568.

Оглофф, Дж. Д., Вонг, С., и Гринвуд, М. А. (1990). Лечение криминальных психо-

чопатов в рамках терапевтической общественной программы. Поведенческие науки и

Закон, 8 (2), 181–190.

Олвер, М.Э., Льюис К. и Вонг С. П. (2013). Лечение для снижения риска

правонарушителей с высоким риском психопатии: взаимосвязь психопатии и

лечения меняется на насильственный рецидив. Расстройства личности: теория,

Исследования и лечение, 4 (2), 160–167.

Олвер М. Э., Николайчук Т. П., Гу Д. и Вонг С. П. (2013). Пол

Исход лечения правонарушителя, актуарный риск и стареющий правонарушитель на сексуальной почве

в канадских исправительных учреждениях: долгосрочное наблюдение.Сексуальное насилие: журнал

исследований и лечения, 25 (4), 396–422.

Олвер М. Э., Стокдейл К. К. и Вормит Дж. С. (2011). Метаанализ

предикторов прекращения лечения правонарушителей и его связи с рецидивизмом.

Журнал консалтинговой и клинической психологии, 79 (1), 6–21.

Олвер М. Э. и Вонг С. П. (2006). Психопатия, сексуальные отклонения и

рецидивов среди лиц, совершивших сексуальные преступления. Сексуальное насилие: журнал исследований

и лечение, 18, 65-82.

Олвер М. Э. и Вонг С. С. (2009). Терапевтические реакции психопатических

сексуальных преступников: прекращение лечения, терапевтические изменения и долгосрочный рецидив

. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 77 (2), 328.

Лечение психопатов: можно ли вылечить психопата?

Понимая, что психопаты являются одними из самых опасных людей в обществе и что большинство из них совершают преступления — часто насильственные преступления — важно спросить, есть ли лечение психопатов? И если лечение психопатов существует, что это такое и насколько оно успешно? Это вопросы, над которыми исследователи работали десятилетиями, и только сейчас мы начинаем отвечать на вопрос, можно ли вылечить психопата.

Традиционные представления о лечении психопатов

Традиционный взгляд на лечение психопатов заключается в том, что лечение просто не работает. Исследование за исследованием показало, что поведение психопата не меняется в ответ на психоанализ, групповую терапию, клиентоориентированную терапию, психодраму, психохирургию, электросудорожную терапию (ЭСТ) или лекарственную терапию. Фактически, в одном очень тревожном исследовании, проведенном в 1991 году, те психопаты, которые проходили групповую терапию, на самом деле имели более высокий уровень рецидивов насилия, чем те психопаты, которые не получали терапию.Как сказал один психопат: «Эти программы похожи на окончательную школу. Они учат, как давить на людей». ( 20 признаков того, что у вас психопат или вы психопат ) Следует отметить, что научная строгость этих исследований была гораздо менее желательной, и, хотя все они указывают на один вывод из-за ошибок в методах, взрослой психопатической популяции еще предстоит извлечь уроки в отношении лечения.

Лечение юных психопатов

Однако есть надежда на излечение психопатов, и это приходит в виде лечения подростков с психопатическими наклонностями («детские психопаты» — психопатию формально нельзя диагностировать до достижения взрослого возраста).В этой популяции лечение, представляющее собой совокупность других теорий и практик, называемое «декомпрессионное лечение», использовалось с некоторым успехом.

Первоначально, в 2001 году, декомпрессионное лечение было опробовано на небольшом количестве детей с психопатическим поведением (10 получали декомпрессионное лечение, 10 получали групповую терапию, 10 не получали терапию). В двухлетний период наблюдения:

  • 70% группы, не принимавшей терапию, были повторно арестованы
  • 20% группы, получавшей групповую терапию, были повторно арестованы
  • 10% группы, получавшей декомпрессионное лечение, были повторно арестованы

Хотя эти цифры были многообещающими, размер исследования был очень небольшим.

В следующем, более крупном исследовании участвовали 248 заключенных мальчиков, которых считали «неуправляемыми» в течение 54 месяцев (4,5 года), при этом 40% из них получали декомпрессионное лечение, остальные получали групповую терапию. В этом исследовании результаты снова были положительными:

• Уровень рецидивов в группе декомпрессии составил только 56% по сравнению с 78% в группе, получавшей традиционную групповую терапию.
• Уровень насильственного рецидива снизился до 18% по сравнению с 36%.

Дополнительное исследование показало аналогичные результаты и показало, что декомпрессионное лечение очень эффективно в сокращении нарушений дисциплины в учреждении и рецидивов.

Однако проблема с декомпрессионной терапией заключается в том, что для того, чтобы она была успешной, ее необходимо применять в течение очень длительного периода времени, и это отчасти является причиной продолжительности этих исследований. Похоже, что краткосрочное декомпрессионное лечение неэффективно, но это лечение, используемое до и более года, эффективно, особенно для людей с менее тяжелыми психопатическими наклонностями.

Стоимость лечения психопата

Конечно, любое лечение, продолжающееся до года и более, очень дорогое, однако цена выхода преступников из тюрьмы только для повторного совершения преступления (рецидивизма) еще выше.В расчетах, проведенных в исследовании Криминальный психопат: история, нейробиология, лечение и экономика , с использованием показателей эффективности консервативного лечения было обнаружено, что если бы декомпрессионное лечение было предоставлено только половине всех заключенных несовершеннолетних психопатов, экономия будет 115 миллиардов долларов в год. И, конечно же, есть дополнительная экономия, которую невозможно измерить, — это экономия человеческих жизней.

Таким образом, кажется, что, хотя 100% -ное лекарство от психопатии не найдено, эффективное лечение среди несовершеннолетних психопатов было найдено.

Когда ваш ребенок — психопат

Слушайте аудиоверсию этой статьи: Особенные рассказы, прочтите вслух: загрузите приложение Audm для своего iPhone.

Это хороший день, говорит мне Саманта: 10 по десятибалльной шкале. Мы сидим в конференц-зале лечебного центра Сан-Маркос, к югу от Остина, штат Техас, в месте, где происходили бесчисленные сложные разговоры между людьми. проблемные дети, их обеспокоенные родители и клинические терапевты. Но сегодня обещает чистую радость.Мать Саманты приезжает из Айдахо каждые шесть недель, что означает обед за пределами кампуса и экскурсию в Таргет. Девочке нужны расходные материалы: новые джинсы, штаны для йоги, лак для ногтей.

В 11 лет Саманта чуть более пяти футов ростом, у нее волнистые черные волосы и пристальный взгляд. Она улыбается, когда я спрашиваю о ее любимом предмете (истории), и гримасничает, когда я спрашиваю о ее наименее любимом предмете (математике). Она кажется уравновешенной и жизнерадостной, нормальным подростком. Но когда мы попадаем на неудобную территорию — события, которые привели ее в этот центр для несовершеннолетних, расположенный почти в 2000 милях от ее семьи, — Саманта колеблется и смотрит на свои руки.«Я хотела получить весь мир», — говорит она. «Так что я написал целую книгу о том, как причинять людям боль».

С 6 лет Саманта начала рисовать орудия убийства: нож, лук и стрелы, химические вещества для отравления, полиэтиленовый пакет для удушения. Она сказала мне, что притворилась убивающей свои плюшевые игрушки.

«Вы тренировались на своих мягких игрушках?» — спрашиваю я ее.

Она кивает.

«Что вы чувствовали, когда поступали так со своими мягкими игрушками?»

«Счастливый.»

« Почему ты почувствовал себя счастливым? »

«Потому что я думал, что когда-нибудь сделаю это с кем-нибудь».

«Вы когда-нибудь пробовали?»

Тишина.

«Я душил своего младшего брата».

Из нашего номера за июнь 2017 г.

Ознакомьтесь с полным содержанием и найдите свой следующий рассказ, который стоит прочитать.

Узнать больше

Родители Саманты, Джен и Дэнни, усыновили Саманту, когда ей было 2 года. У них уже было трое биологических детей, но они чувствовали себя призванными добавить Саманту (вымышленное имя) и ее сводную сестру, которая на два года старше, их семья.Позже у них родилось еще двое детей.

С самого начала Саманта казалась своенравным ребенком, тиранически нуждающимся во внимании. Но чем малыш не является? Ее биологическая мать была вынуждена бросить ее, потому что она потеряла работу и дом и не могла обеспечить своих четверых детей, но доказательств жестокого обращения не было. Согласно документации из штата Техас, Саманта прошла все свои когнитивные, эмоциональные и физические вехи. У нее не было проблем с обучением, эмоциональных шрамов, признаков СДВГ или аутизма.

Но даже в очень юном возрасте у Саманты была плохая черта. Когда ей было около 20 месяцев, она жила с приемными родителями в Техасе, и она поссорилась с мальчиком в детском саду. Смотритель успокоил их обоих; задача решена. Позже в тот же день Саманта, которую уже приучили к горшку, подошла к тому месту, где играл мальчик, спустила штаны и помочилась на него. «Она точно знала, что делала, — говорит Джен. «Была способность ждать подходящего момента, чтобы отомстить кому-то.

Когда Саманта подрастала, она щипала, спотыкалась или толкала своих братьев и сестер и улыбалась, если они плакали. Она взламывала копилку сестры и порвала все счета. Однажды, когда Саманте было 5 лет, Джен отругала ее за то, что она плохо обращается с одним из своих братьев и сестер. Саманта поднялась в ванную комнату своих родителей и вымыла контактные линзы матери в канализацию. «Ее поведение не было импульсивным, — говорит Джен. «Это было очень продуманно, продуманно».

«Я хочу убить вас всех», — сказала Саманта своей матери.

Джен, бывшая учительница начальной школы, и Дэнни, врач, поняли, что они не в своей тарелке. Они консультировались с врачами, психиатрами и терапевтами. Но Саманта только становилась опаснее. Они трижды помещали ее в психиатрическую больницу, прежде чем отправить ее в 6-летнюю лечебницу в Монтане. Саманта вырастет из этого, заверил ее родителей один психолог; проблема заключалась просто в отсроченном сочувствии. Другой сказал, что Саманта была импульсивной, и это исправит лекарство.Еще один предположил, что у нее реактивное расстройство привязанности, которое можно улучшить с помощью интенсивной терапии. Более мрачно — и обычно в таких случаях — другой психолог обвинил Джен и Дэнни, подразумевая, что Саманта реагировала на резкое и нелюбимое воспитание.

В один горький декабрьский день 2011 года Джен вела детей по извилистой дороге возле их дома. Саманте только что исполнилось 6 лет. Внезапно Джен услышала крик с заднего сиденья, а когда она посмотрела в зеркало, она увидела Саманту, которая держала руками горло своей двухлетней сестры, которая была зажата в ее автокресле.Джен разлучила их, и когда они вернулись домой, она отвела Саманту в сторону.

«Что ты делал?» — спросила Джен.

«Я пыталась задушить ее», — сказала Саманта.

«Вы понимаете, что это убило бы ее? Она бы не могла дышать. Она бы умерла ».

«Я знаю».

«А как насчет остальных?»

«Я хочу убить вас всех».

Позже Саманта показала Джен свои наброски, и Джен с ужасом наблюдала, как ее дочь демонстрировала, как задушить свои мягкие игрушки.«Я была так напугана, — говорит Джен. «Я чувствовал, что потерял контроль».

Четыре месяца спустя Саманта пыталась задушить своего младшего брата, которому было всего два месяца.

Джен и Дэнни должны были признать, что, казалось, ничего не меняет — ни привязанность, ни дисциплина, ни терапия. «Я читала, читала и читала, пытаясь понять, какой диагноз имеет смысл», — говорит мне Джен. «Что согласуется с тем поведением, которое я наблюдаю?» В конце концов она нашла одно заболевание, которое казалось подходящим, но это был диагноз, который отклонили все специалисты в области психического здоровья, потому что он считается одновременно редким и неизлечимым.В июле 2013 года Джен отвела Саманту на прием к психиатру в Нью-Йорке, который подтвердил ее подозрения.

«В мире детского психического здоровья это в значительной степени неизлечимый диагноз, за ​​исключением того, что ваш ребенок не умрет», — говорит Джен. «Просто тут нет никакой помощи». Она вспоминает, как в тот теплый полдень вышла из кабинета психиатра и стояла на углу улицы Манхэттена, когда пешеходы проезжали мимо нее, как в тумане. Чувство нахлынуло на нее, необычное, неожиданное. Надеяться. Кто-то наконец признал тяжелое положение ее семьи.Возможно, они с Дэнни, несмотря ни на что, смогут найти способ помочь своей дочери.

У Саманте было диагностировано расстройство поведения с черствостью и бесчувственностью. У нее были все характеристики подающего надежды психопата.

Психопаты всегда были с нами. Действительно, некоторые психопатические черты сохранились, потому что они полезны в малых дозах: холодное бесстрастие хирурга, туннельное видение олимпийского спортсмена, амбициозный нарциссизм многих политиков. Но когда эти атрибуты существуют в неправильной комбинации или в крайних формах, они могут создать опасно антиобщественного человека или даже хладнокровного убийцу.Только за последнюю четверть века исследователи сосредоточились на первых признаках, указывающих на то, что ребенок может стать следующим Тедом Банди.

Исследователи избегают называть детей психопатами; этот термин несет в себе слишком много стигмы и слишком много детерминизма. Они предпочитают описывать детей, подобных Саманте, как имеющих «черствые и бесчувственные черты», что означает набор характеристик и поведения, включая отсутствие сочувствия, раскаяния или вины; поверхностные эмоции; агрессия и даже жестокость; и кажущееся безразличие к наказанию.Бесчувственные и бесстрастные дети без труда причиняют вред другим, чтобы получить то, что они хотят. Если они кажутся заботливыми или сочувствующими, они, вероятно, пытаются манипулировать вами.

Исследователи считают, что эти черты проявляются почти у 1 процента детей, примерно столько же, сколько страдают аутизмом или биполярным расстройством. До недавнего времени это состояние упоминалось редко. Только в 2013 году Американская психиатрическая ассоциация включила черствость и бесчувственность в свое диагностическое руководство, DSM-5 . Заболевание может остаться незамеченным, потому что многие дети с этими чертами, которые могут быть достаточно обаятельными и умными, чтобы имитировать социальные сигналы, могут их замаскировать.

Более 50 исследований показали, что дети с черствыми и бесчувственными чертами характера чаще, чем другие дети (в три раза чаще, в одном исследовании), становятся преступниками или проявляют агрессивные психопатические черты в более позднем возрасте. И хотя взрослые психопаты составляют лишь крошечную часть населения в целом, исследования показывают, что они совершают половину всех насильственных преступлений. Не обращайте внимания на проблему, — говорит Адриан Рейн, психолог из Пенсильванского университета, — «можно утверждать, что наши руки в крови.

Исследователи полагают, что к психопатии могут привести два пути: один находится под влиянием природы, а другой — воспитанием. Для некоторых детей окружающая среда — рост в бедности, жизнь с жестокими родителями, забота о себе в опасных районах — может сделать их жестокими и бессердечными. Эти дети не рождаются бессердечными и бесчувственными; многие эксперты предполагают, что если им дать передышку из своего окружения, они смогут избавиться от остроты психопатии.

«Я не знаю, как вы называете эту эмоцию, — сказал один заключенный-психопат, глядя на фотографию испуганного лица, — но это то, как люди выглядят прямо перед тем, как вы нанесете им удар.

Но другие дети проявляют черствость и бесчувственность, даже если их воспитывают любящие родители в безопасных районах. Крупные исследования, проведенные в Соединенном Королевстве и других странах, показали, что это заболевание с ранним началом передается по наследству, запрограммировано в головном мозге и особенно трудно поддается лечению. «Нам хотелось бы думать, что любовь отца и матери может все перевернуть», — говорит Рейн. «Но бывают случаи, когда родители стараются изо всех сил, но ребенок — даже с самого начала — просто плохой ребенок.

Тем не менее, исследователи подчеркивают, что бездушный ребенок — даже тот, кто родился таким — не обречен автоматически на психопатию. По некоторым оценкам, четверо из пяти детей с этими чертами не вырастают психопатами. Загадка — которую все пытаются разгадать — заключается в том, почему некоторые из этих детей становятся нормальными взрослыми, а другие попадают в камеры смертников.

Натренированный глаз может заметить черствого и бесстрастного ребенка к 3 или 4 годам. В то время как нормально развивающиеся дети в этом возрасте становятся возбужденными, когда видят плач других детей — и либо пытаются утешить их, либо скрывают сцену — эти дети показывают холодный отряд.На самом деле психологи могут даже отследить эти черты до младенчества. Исследователи из Королевского колледжа Лондона протестировали более 200 пятинедельных младенцев, отслеживая, предпочитают ли они смотреть на лицо человека или на красный мяч. Спустя два с половиной года сторонники мяча проявили более грубые черты характера.

По мере взросления ребенка появляются более очевидные предупреждающие знаки. Кент Киль, психолог из Университета Нью-Мексико и автор книги The Psychopath Whisperer , говорит, что одно страшное предвестие случается, когда ребенок 8, 9 или 10 лет совершает проступок или преступление в одиночестве, без давление сверстников.Это отражает внутреннее стремление к вреду. Криминальная универсальность — совершение разных типов преступлений в разных обстоятельствах — также может указывать на будущую психопатию.

Но самый большой красный флаг — это раннее насилие. «Большинство психопатов, которых я встречаю в тюрьме, дрались с учителями в начальной или средней школе», — говорит Киль. «Когда я брал у них интервью, я говорил:« Что самое худшее, что вы делали в школе? »И они отвечали:« Я избивал учителя до бессознательного состояния ». Вы думаете, Это действительно случилось? Оказывается, это обычное дело.

У нас есть довольно хорошее представление о том, как выглядит взрослый психопатический мозг, отчасти благодаря работе Киля. Он просканировал мозги сотен заключенных в тюрьмах строгого режима и записал нейронные различия между обычными жестокими осужденными и психопатами. Вообще говоря, Киль и другие полагают, что психопатический мозг имеет по крайней мере две нервные аномалии — и что те же самые различия, вероятно, также встречаются в мозге черствых детей.

Первая аномалия проявляется в лимбической системе, наборе структур мозга, участвующих, помимо прочего, в обработке эмоций.В мозгу психопата эта область содержит меньше серого вещества. «Это похоже на более слабую мышцу», — говорит Киль. Психопат может интеллектуально понимать, что то, что он делает, неправильно, но он этого не чувствует. «Психопаты знают слова, но не знают музыку» — так Киль описывает это. «У них просто разные схемы».

В частности, эксперты указывают на миндалевидное тело — часть лимбической системы — как на физиологический виновник бессердечного или агрессивного поведения. Человек с недостаточным размером или недостаточной активностью миндалевидного тела может быть не в состоянии сочувствовать или воздерживаться от насилия.Например, многие взрослые-психопаты и черствые дети не замечают страха или беспокойства на лицах других людей. Эсси Видинг, профессор психопатологии развития в Университетском колледже Лондона, вспоминает, как показал одному заключенному-психопату серию лиц с разными выражениями. Когда заключенный увидел испуганное лицо, он сказал: «Я не знаю, как вы называете эту эмоцию, но так люди выглядят прямо перед тем, как вы их ударите».

Почему эта нейронная причуда важна? Эбигейл Марш, исследователь из Джорджтаунского университета, которая изучала мозг бездушных и бесчувственных детей, говорит, что сигналы бедствия, такие как испуганные или грустные выражения лиц, сигнализируют о подчинении и примирении.«Они созданы для предотвращения атак путем поднятия белого флага. И поэтому, если вы нечувствительны к этим сигналам, у вас гораздо больше шансов напасть на кого-то, на кого другие люди воздержались бы ».

Психопаты не только не замечают страдания в других, они могут не чувствовать его сами. По словам Адриана Рейна из Университета Пенсильвании, лучшим физиологическим показателем того, какие молодые люди станут жестокими преступниками во взрослом возрасте, является низкий пульс в состоянии покоя. Лонгитюдные исследования, которые наблюдали за тысячами мужчин в Швеции, U.К. и Бразилия указывают на эту биологическую аномалию. «Мы думаем, что низкая частота сердечных сокращений отражает отсутствие страха, а отсутствие страха может предрасположить кого-то к совершению бесстрашных криминальных актов насилия», — говорит Рейн. Или, возможно, существует «оптимальный уровень физиологического возбуждения», и психопатические люди ищут стимуляции, чтобы увеличить частоту сердечных сокращений до нормы. «Для некоторых детей один из способов получить в жизни это возбуждение — кража в магазине, или вступление в банду, или ограбление магазина, или драку.Действительно, когда Дэниел Вашбуш, клинический психолог из Пенсильванского государственного медицинского центра в Херши, родил самых жестоких и бесчувственных детей, которых он лечил с помощью стимулирующих лекарств, их поведение улучшилось.

Вторая отличительная черта психопатического мозга — сверхактивная система вознаграждения, особенно ориентированная на наркотики, секс или что-либо еще, вызывающее возбуждение. В одном исследовании дети играли в компьютерные азартные игры, запрограммированные таким образом, чтобы они могли сначала выиграть, а затем постепенно начать проигрывать.Большинство людей в какой-то момент сократят свои потери, отмечает Кент Кил, «тогда как психопатические, бездушные бесстрастные дети продолжают жить, пока не потеряют все». По его словам, у них не работают тормоза.

Неисправные тормоза могут помочь объяснить, почему психопаты совершают жестокие преступления: их мозг игнорирует сигналы об опасности или наказании. «Все эти решения мы принимаем, основываясь на угрозе или на страхе, что может случиться что-то плохое», — говорит Дастин Пардини, клинический психолог и доцент криминологии в Университете штата Аризона.«Если вас меньше беспокоят негативные последствия своих действий, вы с большей вероятностью продолжите такое поведение. А когда тебя поймают, у тебя меньше шансов учиться на своих ошибках ».

Исследователи видят эту нечувствительность к наказанию даже у некоторых малышей. «Это дети, которых совершенно не беспокоит тот факт, что им дали тайм-аут», — говорит Ева Кимонис, которая работает с бездушными детьми и их семьями в Университете Нового Южного Уэльса в Австралии.«Поэтому неудивительно, что они продолжают использовать тайм-аут, потому что для них это неэффективно. А вот награда — они очень этим мотивированы ».

Это открытие ведет к новой волне лечения. Что делать врачу, если эмоциональная, чуткая часть детского мозга сломана, но часть мозга, отвечающая за вознаграждение, гудит? «Вы кооптируете систему», — говорит Киль. «Ты работаешь с тем, что осталось».

Lola Dupre

С каждым годом природа и воспитание вступают в сговор, направляя бездушного ребенка к психопатии и блокируя его выход в нормальную жизнь.Его мозг становится менее податливым; его окружение становится менее снисходительным по мере того, как его истощенные родители достигают своих пределов, а учителя, социальные работники и судьи начинают отворачиваться. К подростковому возрасту он, возможно, еще не потерян, поскольку рациональная часть его мозга все еще находится в стадии строительства. Но он может быть одним страшным чуваком.

Как парень, стоящий в 20 футах от меня в Северном зале Центра лечения несовершеннолетних Мендота в Мэдисоне, Висконсин. Высокий долговязый подросток только что вышел из камеры.Два сотрудника сковывают его запястья наручниками, сковывают ноги и начинают уводить. Внезапно он поворачивается ко мне лицом и смеется — угрожающим смехом, от которого у меня мурашки по коже. Когда молодые люди выкрикивают ругательства, стучат в металлические двери своих камер, а другие молча смотрят через узкие окна из оргстекла, я думаю, Это так близко, как я подхожу к Повелителю мух.

Психологи Майкл Колдуэлл и Грег Ван Рыбрук подумали о том же, когда открыли центр в Мендоте в 1995 году в ответ на общенациональную эпидемию насилия среди молодежи в начале 90-х годов.Вместо того, чтобы помещать молодых правонарушителей в тюрьму для несовершеннолетних до тех пор, пока они не будут освобождены для совершения новых — и более жестоких — преступлений во взрослом возрасте, законодательный орган Висконсина создал новый лечебный центр, чтобы попытаться разорвать порочный круг патологии. Мендота будет работать в рамках Департамента здравоохранения, а не Департамента исправительных учреждений. Им будут руководить психологи и психиатры, а не надзиратели и охранники. В нем будет работать по одному сотруднику на каждых трех детей — в четыре раза больше, чем в других исправительных учреждениях для несовершеннолетних.

Колдуэлл и Ван Рыбрук рассказывают мне, что государственная исправительная колония строгого режима для несовершеннолетних должна была отправлять своих самых психически больных мальчиков в возрасте от 12 до 17 лет. Так и было, но Колдуэлл и Ван Рыбрук не ожидали, что это произошло. что мальчики, переведенные в учреждение, также были его самыми опасными и непокорными. Они вспоминают свои первые несколько оценок. «Ребенок выходил, и мы поворачивались друг к другу и говорили:« Это самый опасный человек, которого я когда-либо видел в своей жизни », — говорит Колдуэлл.Каждый казался более опасным, чем предыдущий. «Мы смотрим друг на друга и говорим:« О, нет. Что мы сделали? »- добавляет Ван Рыбрук.

Методом проб и ошибок они достигли того, что большинство людей считало невозможным: если они не вылечили психопатию, они, по крайней мере, приручили ее.

Многие подростки в Мендоте выросли на улице, без родителей, их избивали или подвергали сексуальному насилию. Насилие стало механизмом защиты. Колдуэлл и Ван Рыбрук вспоминают сеанс групповой терапии несколько лет назад, на котором один мальчик описал, как его подвешивали за запястья и подвешивали к потолку, когда отец порезал его ножом и втирал перец в раны.«Эй, — сказали несколько других детей, — вот как случилось со мной». Они называли себя «клубом пиньята».

Но не все в Мендоте были «рождены в аду», как выразился Ван Рыбрук. Некоторые мальчики выросли в семьях среднего класса с родителями, главным грехом которых было не жестокое обращение, а паралич перед лицом их ужасающего ребенка. Независимо от истории, один из секретов отвлечения их от взрослой психопатии — это вести безжалостную войну присутствия. В Мендоте это называют «декомпрессией».«Идея состоит в том, чтобы позволить молодому человеку, который жил в состоянии хаоса, медленно подняться на поверхность и адаптироваться к миру, не прибегая к насилию.

Колдуэлл упоминает, что две недели назад один пациент пришел в ярость из-за кажущейся незначительности или несправедливости; Каждый раз, когда его проверяли, он брызгал мочой или фекалиями через дверь. (Это популярное развлечение в Мендоте.) Техники уворачивались от него и возвращались через 20 минут, и он делал это снова. «Это продолжалось несколько дней, — говорит Колдуэлл.«Но часть концепции декомпрессии заключается в том, что ребенок в какой-то момент устанет. И в один из тех случаев, когда ты собираешься прийти туда, и он устанет, или у него просто не останется мочи, чтобы бросить на тебя. И у вас будет небольшой момент, когда у вас появится положительная связь ».

Синди Эбсен, операционный директор, которая также является дипломированной медсестрой, проводит для меня экскурсию по Северному залу Мендоты. Когда мы проходим через металлические двери с их узкими окнами, мальчики выглядывают, и крики переходят в мольбы.«Синди, Синди, можешь принести мне конфет?» «Я твоя любимица, правда, Синди?» «Синди, почему ты больше не навещаешь меня?»

Она делает паузу, чтобы подшутить над каждым из них. Молодые люди, которые проходят через эти залы, убивают и калечат, угоняют машины и грабят под прицелом. «Но они еще дети. Мне нравится работать с ними, потому что я вижу наибольший успех в этой группе населения », — говорит Эбсен. Для многих дружба с ней или другим сотрудником — первая надежная связь, которую они узнали.

Формирование привязанности к бездушным детям важно, но это не единственное понимание Мендоты. Настоящий прорыв центра заключается в использовании аномалий психопатического мозга в своих интересах, в частности, в преуменьшении количества наказаний и ненадежных наград. Этих мальчиков выгнали из школы, поместили в групповые дома, арестовали и посадили в тюрьму. Если бы наказание собиралось их обуздать, оно бы уже имело место. Но их мозг с энтузиазмом реагирует на награды. В Мендоте мальчики могут накапливать очки, чтобы присоединиться к все более престижным «клубам» (Club 19, Club 23, VIP Club).По мере повышения статуса они зарабатывают привилегии и угощения — шоколадные батончики, бейсбольные карточки, пиццу по субботам, возможность поиграть в Xbox или не ложиться спать допоздна. Если ударить кого-нибудь, бросить мочу или выругаться с посохом, мальчишке начисляются баллы, но ненадолго, поскольку черствых и бесстрастных детей наказание обычно не отпугивает.

Я, откровенно говоря, скептически настроен — действительно ли ребенок, который сбил пожилую женщину и украл ее чек социального страхования (как это сделал один житель Мендоты), действительно будет мотивирован обещанием карт покемонов? Но потом я иду по Южному залу с Эбсеном.Она останавливается и поворачивается к двери слева от нас. «Эй, — кричит она, — я слышу интернет-радио?»

«Да, да, я в VIP-клубе», — говорит голос. «Могу я показать вам свои баскетбольные карточки?»

Эбсен открывает дверь и открывает тощего 17-летнего мальчика с растущими усами. Он разносит свою коллекцию веером. «Это примерно 50 баскетбольных карточек», — говорит он, и я почти вижу, как его центры вознаграждения светятся. «У меня здесь самые лучшие баскетбольные карточки». Позже он набрасывает мне свою историю: его мачеха регулярно избивала его, а сводный брат использовал его для секса.Когда он был еще подростком, он начал приставать к младшей девочке и мальчику по соседству. Жестокое обращение продолжалось несколько лет, пока мальчик не рассказал матери. «Я знал, что это неправильно, но мне было все равно», — говорит он. «Я просто хотел удовольствия».

В Мендоте он начал понимать, что краткосрочное удовольствие может привести его в тюрьму как сексуального преступника, в то время как отсроченное удовлетворение может принести более длительные дивиденды: семью, работу и, прежде всего, свободу. Как бы это ни звучало, это откровение стало результатом его страстного увлечения баскетбольными карточками.

После того, как он детализирует балльную систему центра (высшая математика, которой я не могу следовать), мальчик говорит мне, что подобный подход должен привести к успеху во внешнем мире — как будто мир тоже работает по балльной системе. Так же, как постоянное хорошее поведение дает баскетбольные карточки и интернет-радио внутри этих стен, он считает, что это принесет продвижение по службе на работе. «Допустим, вы повар; Вы можете [стать] официанткой, если у вас все хорошо », — говорит он. «Вот как я на это смотрю».

Он всматривается в меня, словно ища подтверждения.Я киваю, надеясь, что мир так устроит для него. Более того, я надеюсь, что его проницательность сохранится.

Фактически, программа в Мендоте изменила траекторию жизни многих молодых людей, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Колдуэлл и Ван Рыбрук отследили публичные записи о 248 несовершеннолетних правонарушителях после их освобождения. Сто сорок семь из них находились в исправительном учреждении для несовершеннолетних, и 101 из них — более тяжелые, психопатические больные — прошли курс лечения в Мендоте. За четыре с половиной года после освобождения мальчики Мендота стали гораздо реже совершать повторные преступления (64 процента против 97 процентов) и гораздо реже совершать насильственные преступления (36 процентов против 60 процентов).Самое поразительное, что обычные преступники убили 16 человек с момента своего освобождения. Мальчики из Мендоты? Не один.

«Мы думали, что как только они выйдут за дверь, они продержатся, может быть, неделю или две, и в их послужном списке будет еще одно уголовное преступление», — говорит Колдуэлл. «И когда впервые пришли данные, которые показали, что этого не происходит, мы поняли, что с данными что-то не так». В течение двух лет они пытались найти ошибки или альтернативные объяснения, но в конце концов пришли к выводу, что результаты реальны.

Вопрос, на который они сейчас пытаются ответить, звучит так: может ли программа лечения Мендоты не только изменить поведение этих подростков, но и заметно изменить их мозг? Исследователи настроены оптимистично, отчасти потому, что часть мозга, отвечающая за принятие решений, продолжает развиваться в возрасте 20 лет. По словам Кента Киля из Университета Нью-Мексико, программа похожа на нейронную поднятие тяжестей. «Если вы тренируете эти связанные с лимбикой схемы, все станет лучше».

Чтобы проверить эту гипотезу, Киль и сотрудники Мендоты теперь просят около 300 молодых людей войти в мобильный сканер мозга.Сканер регистрирует форму и размер ключевых областей мозга мальчиков, а также то, как их мозг реагирует на тесты на способность принимать решения, импульсивность и другие качества, лежащие в основе психопатии. Мозг каждого мальчика будет сканироваться до, во время и в конце его участия в программе, что позволит исследователям понять, отражает ли его улучшение поведения лучшее функционирование его мозга.

Никто не верит, что выпускники Мендоты разовьют истинное сочувствие или искреннюю моральную совесть.«Они не могут перейти от Джокера в « Темный рыцарь »к мистеру Роджерсу», — смеется мне Колдуэлл. Но они могут развить когнитивную моральную совесть, интеллектуальное осознание того, что жизнь будет более полезной, если они будут играть по правилам. «Мы просто счастливы, если они останутся на этой стороне закона», — говорит Ван Рыбрук. «В нашем мире это огромно».

Сколько можно пройти курс на всю жизнь? Колдуэлл и Ван Рыбрук понятия не имеют. Им запрещено связываться с бывшими пациентами — политика призвана гарантировать, что персонал и бывшие пациенты соблюдают соответствующие границы.Но иногда выпускники пишут или звонят, чтобы поделиться своими успехами, и среди этих корреспондентов выделяется Карл, которому сейчас 37 лет.

Карл (имя изменено) отправил Ван Рыбруку благодарственное письмо в 2013 году. Помимо одного обвинительного приговора за нападение после того, как он покинул Мендоту, он не попадал в неприятности в течение десяти лет и открыл свой собственный бизнес — похоронное бюро недалеко от Лос-Анджелеса. . Его успех был особенно значительным, потому что он был одним из самых тяжелых пациентов, мальчиком из хорошей семьи, который, казалось, был настроен на насилие.

«Я помню, как очень сильно укусил маму, она истекала кровью и плакала», — говорит Карл.«Я помню, как чувствовал себя таким счастливым, таким счастливым».

Карл родился в маленьком городке в Висконсине. Средний ребенок программиста и учителя специального образования, «он рассердился», — вспоминает его отец во время телефонного разговора. Его акты насилия начинались с малого — он ударил одноклассника в детском саду, но быстро перерос: он оторвал голову своему любимому плюшевому мишке, порезал шины семейной машины, зажег огонь, убил хомяка своей сестры.

Его сестра вспоминает, как Карл, когда ему было около 8 лет, все быстрее и быстрее крутил кошку за хвост, а затем отпускал ее.«И вы слышите, как она ударилась о стену». Карл только рассмеялся.

Оглядываясь назад, даже Карла озадачивает ярость, охватившая его в детстве. «Я помню, как я очень сильно укусил свою маму, она истекала кровью и плакала. Я помню, как чувствовал себя таким счастливым, таким счастливым, полностью удовлетворенным и довольным », — говорит он мне по телефону. «Это не было похоже на то, что кто-то ударил меня по лицу, а я пытался вернуть его. Это было больше похоже на странное, трудно объяснимое чувство ненависти ».

Его поведение сбило с толку и, в конце концов, напугало его родителей.«По мере того, как он становился больше, становилось все хуже и хуже», — говорит мне его отец. «Позже, когда он был подростком и иногда попадал в тюрьму, я был этому рад. Мы знали, где он находится и что он будет в безопасности, и это сняло нагрузку с ума «.

К тому времени, когда Карл прибыл в Центр лечения несовершеннолетних Мендота в ноябре 1995 года, в возрасте 15 лет, он был помещен в психиатрическую больницу, групповой дом, приемную семью или исправительный центр для несовершеннолетних около дюжины раз. В его полицейском досье перечислено 18 обвинений, включая вооруженное ограбление и три «преступления против личности», по одному из которых жертва была отправлена ​​в больницу.Lincoln Hills, исправительное учреждение строгого режима для несовершеннолетних, навязало его Мендоте после того, как менее чем за четыре месяца он совершил более 100 серьезных нарушений. В тесте под названием «Контрольный список молодежной психопатии» он набрал 38 из возможных 40 — на пять баллов выше, чем в среднем для мальчиков Мендота, которые были одними из самых опасных молодых людей в Висконсине.

У Карла было тяжелое начало в Мендоте: недели жестокого обращения с персоналом, размазывания фекалий по камере, крика всю ночь, отказа от душа и проведения большей части времени взаперти в своей комнате, не позволяя общаться с другими детьми.Однако постепенно его психология начала меняться. Невозмутимое постоянство персонала подорвало его защиту. «Эти люди были похожи на зомби», — смеясь, вспоминает Карл. «Вы можете ударить их по лицу, и они ничего не сделают».

Он начал говорить на терапии и в классе. Он перестал болтать и успокоился. У него появились первые настоящие связи в своей юной жизни. «Учителя, медсестры, персонал, все они, казалось, считали, что они могут изменить нас к лучшему», — говорит он.«Типа, Ха! Что-то хорошее могло выйти из нас. Считалось, что у нас есть потенциал ».

Карл был не совсем ясен. После двух отсидок в Мендоте он был освобожден незадолго до своего 18-летия, женился и в 20 лет был арестован за избиение полицейского. В тюрьме он написал предсмертную записку, соорудил самодельную петлю и был приговорен к смертной казни в одиночной камере. Находясь там, он начал читать Библию и поститься, и однажды, по его словам, «что-то очень сильное изменилось.Он начал верить в Бога. Карл признает, что его образ жизни далек от христианского идеала. Но он по-прежнему ходит в церковь каждую неделю и считает, что Мендота подготовил почву для его обращения. К тому времени, когда он был освобожден в 2003 году, его брак распался, и он переехал из Висконсина, в конце концов поселившись в Калифорнии, где он открыл свое похоронное бюро.

Карл радостно признает, что дело смерти ему нравится. В детстве он говорит: «Я глубоко увлекался ножами, резанием и убийством, так что это безобидный способ выразить некоторый уровень того, что можно назвать болезненным любопытством.И я думаю, что это болезненное любопытство доведено до крайности — это дом серийных убийц, хорошо? Так что это та же самая энергия. Но все в меру ».

Конечно, его профессия тоже требует сопереживания. Карл говорит, что ему пришлось приучить себя проявлять сочувствие к своим скорбящим клиентам, но теперь это приходит само собой. Его сестра соглашается, что он смог совершить этот эмоциональный скачок. «Я видела, как он общается с семьями, и он феноменальный», — говорит она мне. «Он потрясающе проявляет сочувствие и поддерживает их.И это совершенно не соответствует моему мнению о нем. Я путаюсь. Это правда? Он искренне сочувствует им? Он все это притворяется? Знает ли он вообще об этом?

Поговорив с Карлом, я начал рассматривать его как выдающуюся историю успеха. «Без [Мендоты] и Иисуса, — говорит он мне, — я был бы преступником типа Мэнсона, Банди, Дамера или Берковица». Конечно, его увлечение болезненным немного пугает. Но вот он, женившийся во второй раз, отец годовалого сына, которого он обожает, с процветающим бизнесом.После нашего телефонного интервью я решаю встретиться с ним лично. Я хочу лично засвидетельствовать его искупление.

В ночь перед вылетом в Лос-Анджелес я получил бешеное письмо от жены Карла. Карл находится под стражей в полиции. Его жена говорит мне, что Карл считает себя полиамурным и пригласил одну из своих подруг к себе в квартиру. (Эта женщина отрицает, что когда-либо имела романтические отношения с Карлом.) * Они играли с младенцем, когда вернулась его жена. Она была в ярости и схватила их сына.Карл в ответ дернул ее за волосы, выхватил ребенка из ее рук и взял ее телефон, чтобы она не позвонила в полицию. Вместо этого она позвонила из соседского дома. (Карл говорит, что схватил ребенка, чтобы защитить его.) Три обвинения в правонарушении — супружеские побои, оставление ребенка и пренебрежение им, а также запугивание свидетеля — и исправивший психопат сейчас находится в тюрьме.

Я все равно еду в Лос-Анджелес в наивной надежде, что Карл будет освобожден под залог во время слушания дела на следующий день.За несколько минут до 8:30 мы с его женой встречаемся в здании суда и начинаем долгое ожидание. Она на 12 лет младше Карла, компактная женщина с длинными черными волосами и усталостью, которая проходит только тогда, когда она пристально смотрит на сына. Она познакомилась с Карлом на OkCupid два года назад, когда посещала Лос-Анджелес, и после нескольких месяцев романа переехала в Калифорнию, чтобы выйти за него замуж. Теперь она сидит перед залом суда, глядя на сына, отвечает на звонки клиентов похоронного бюро и задается вопросом, сможет ли она внести залог.

«Мне так надоела драма, — говорит она, когда снова звонит телефон.

Карл — крепкий мужчина для женитьбы. Его жена говорит, что он веселый, обаятельный и хороший слушатель, но иногда он теряет интерес к похоронному делу, оставляя большую часть работы ей. Он приводит домой других женщин для секса, даже когда она там. И хотя он никогда серьезно ее не избивал, он дал ей пощечину.

«Он извинялся, но я не знаю, расстроился он или нет», — говорит она мне.

«Так вы задавались вопросом, чувствовал ли он искреннее раскаяние?»

«Честно говоря, мне все равно.Я просто хочу, чтобы мой сын и я были в безопасности ».

Наконец, в 15:15 Карл входит в зал суда в наручниках и оранжевом комбинезоне округа Лос-Анджелес. Он машет нам двумя руками и беззаботно улыбается, и эта улыбка исчезает, когда он узнает, что сегодня его не выпустят под залог, несмотря на то, что он признал себя виновным в нападении и нанесении побоев. Он останется в тюрьме еще три недели.

Карл звонит мне на следующий день после освобождения. «У меня действительно не должно быть девушки и жены», — говорит он с нехарактерным проявлением раскаяния.Он настаивает на том, что хочет сохранить свою семью, и говорит, что, по его мнению, классы домашнего насилия, назначенные судом, помогут ему. Он кажется искренним.

Когда я описываю Майклу Колдуэллу и Грегу Ван Рыбруку последний поворот в истории Карла, они понимающе смеются. «Это считается хорошим результатом для парня из Мендоты», — говорит Колдуэлл. «У него не будет полностью здорового приспособления к жизни, но он смог в основном оставаться в рамках закона. Даже этот проступок — он не совершает вооруженных ограблений и не стреляет в людей.

Его сестра видит исход своего брата в таком же свете. «У этого парня была дерьмовая рука карт, чем у кого-либо из тех, кого я когда-либо встречала», — говорит она мне. «Кто достоин начать жизнь таким образом? И тот факт, что он не бредовый сумасшедший, заперт на всю оставшуюся жизнь или мертв, — это безумие .

Я спрашиваю Карла, сложно ли играть по правилам, просто быть нормальным . «Насколько это сложно по шкале от 1 до 10?» он говорит. «Я бы сказал 8, потому что 8 — это сложно, очень сложно.

Я полюбил Карла: у него живой интеллект, готовность признать свои недостатки и желание быть хорошим. Он искренен или манипулирует мной? Является ли Карл доказательством того, что психопатию можно приручить, или доказательством того, что эти черты настолько глубоко укоренились, что их невозможно вытеснить? Честно говоря, не знаю.

В Лечебном центре Сан-Маркос Саманта носит свои новые штаны для йоги от Target, но они приносят ей мало радости. Через несколько часов ее мать улетит в аэропорт и вернется в Айдахо.Саманта ест кусок пиццы и предлагает посмотреть фильмы на ноутбуке Джен. Она кажется грустной, но не столько из-за ухода Джен, сколько из-за возобновления утомительной рутины центра. Саманта прижимается к маме, пока они смотрят BFG , эту 11-летнюю девочку, которая может проткнуть руку учителю карандашом при малейшей провокации.

Наблюдая за ними в затемненной комнате, я в сотый раз размышляю о произвольной природе добра и зла. Если мозг Саманты настроен на бессердечие, если она не испытывает сочувствия или раскаяния из-за отсутствия нейронного оборудования, можем ли мы сказать, что она злая? «Эти дети ничего не могут поделать, — говорит Адриан Рейн.«Дети не растут, желая стать психопатами или серийными убийцами. Они растут, желая стать бейсболистами или великими звездами футбола. Это не выбор «.

Саманта знает, что ее мысли о причинении вреда людям ошибочны, и пытается подавить их. Но когнитивные тренировки не всегда могут конкурировать.

Тем не менее, говорит Рейн, даже если мы не назовем их злыми, мы должны попытаться предотвратить их злые действия. Это ежедневная борьба, сеяние семян эмоций, которые обычно возникают так естественно, — сочувствия, заботы, раскаяния — в каменистую почву бездушного мозга.Саманта прожила более двух лет в Сан-Маркосе, где сотрудники пытались сформировать ее поведение с помощью регулярной терапии и программы, которая, как и у Мендоты, предусматривает быстрое, но ограниченное наказание за плохое поведение и предлагает призы и привилегии — конфеты, карты покемонов. поздние ночи по выходным — за хорошее поведение.

Джен и Дэнни заметили зеленые ростки сочувствия. Саманта нашла друга и недавно утешила девушку после того, как ее социальный работник уволился. Они обнаружили следы самосознания и даже угрызений совести: Саманта знает, что ее мысли о причинении вреда людям ошибочны, и пытается подавить их.Но когнитивная тренировка не всегда может конкурировать с желанием задушить надоедливую одноклассницу, что она пыталась сделать буквально на днях. «Это накапливается, и тогда мне нужно это делать», — объясняет Саманта. «Я не могу удержаться от этого».

Все это утомляет Саманту и всех на ее орбите. Позже я спрашиваю Джен, есть ли у Саманты милые качества, которые делают все это стоящим. «Это не может быть просто кошмар, не так ли?» — спрашиваю я. Она колеблется. «Или может?»

«Это не кошмар», — наконец отвечает Джен.«Она милая, и может быть веселой, и может доставлять удовольствие». Она отлично играет в настольные игры, у нее прекрасное воображение, и теперь, когда она прожила два года в разлуке, ее братья и сестры говорят, что скучают по ней. Но настроение и поведение Саманты могут быстро измениться. «Проблема с ней в том, что ее крайности настолько экстремальны. Вы всегда ждете, когда упадет другой ботинок ».

Дэнни говорит, что они молятся о победе эгоизма над импульсивным импульсом. «Мы надеемся, что она сможет когнитивно понять, что« Несмотря на то, что мое мышление отличается, мое поведение должно идти по этому пути, чтобы я мог наслаждаться тем хорошим, чего хочу.Поскольку ей поставили диагноз относительно рано, они надеются, что молодой, все еще развивающийся мозг Саманты может быть настроен на некоторую меру познавательной морали. И наличие таких родителей, как Джен и Дэнни, могло иметь значение; исследования показывают, что теплое и отзывчивое воспитание может помочь детям стать менее черствыми по мере взросления.

С другой стороны, как сказал им нью-йоркский психиатр, тот факт, что ее симптомы проявились так рано и так резко, может указывать на то, что ее черствость так глубоко укоренилась, что мало что можно сделать для ее улучшения.

Родители Саманты стараются не сомневаться в своем решении усыновить ее. Но даже Саманта задалась вопросом, сожалеют ли они об этом. «Она сказала:« Зачем я тебе вообще понадобился? »- вспоминает Джен. «Настоящий ответ на этот вопрос таков: мы не знали, насколько серьезны ее проблемы. Мы понятия не имели. Я не знаю, было бы это иначе, если бы мы смотрели на это сейчас. Но мы говорим ей: «Ты была нашей».

Джен и Дэнни планируют привезти Саманту домой этим летом, и семья с некоторой тревогой смотрит на эту перспективу.Они принимают меры предосторожности, например устанавливают сигнализацию на дверь спальни Саманты. Старшие дети крупнее и выносливее Саманты, но семье придется нести бдительность за 5-летним и 7-летним ребенком. Тем не менее, они считают, что она готова, или, точнее, что она продвинулась настолько далеко в Сан-Маркосе. Они хотят привезти ее домой, чтобы попробовать еще раз.

Конечно, даже если Саманта сможет легко вернуться в домашнюю жизнь в 11 лет, что насчет будущего? «Я хочу, чтобы у этого ребенка были водительские права?» — спрашивает Джен.Идти на свидания? Она достаточно умна для колледжа, но сможет ли она вести переговоры в этом сложном обществе, не становясь угрозой? Может ли она иметь стабильные романтические отношения, а тем более влюбиться и выйти замуж? Ей и Дэнни пришлось переосмыслить успех Саманты: просто удержать ее от тюрьмы.

И все же они любят Саманту. «Она наша, и мы хотим вместе растить наших детей», — говорит Джен. Саманта проходила лечение в стационаре большую часть последних пяти лет, то есть почти половину своей жизни.Они не могут навсегда поместить ее в институт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.