Что показывает антитела к кардиолипину: Антитела к кардиолипину IgG (Anticardiolipin IgG, aCL IgG)

Содержание

Антитела к кардиолипину IgG (Anticardiolipin IgG, aCL IgG)

Метод определения
Иммуноанализ (ELISA).

Исследуемый материал
Сыворотка крови

Доступен выезд на дом

Онлайн-регистрация

Скрининговый тест, использующийся в диагностике антифосфолипидного синдрома.

См. также тесты: антифосфолипидные антитела (общие) IgG/IgM — № 137/138; волчаночный антикоагулянт — № 190; антитела к кардиолипину скрининг IgA+IgG+IgM — № 967, антитела к кардиолипину IgA — № 968; антитела к фосфатидилсерину IgG+IgM — № 966.

Антитела к кардиолипину – один из видов аутоиммунных антифосфолипидных антител, включённых в патогенез антифосфолипидного синдрома, связанного с необъяснимыми тромбозами, повторным невынашиванием плода (с прерыванием беременности обычно во 2 и 3 триместрах), тромбоцитопенией. Как показано, клинически значимые для антифосфолипидного синдрома аутоантитела реагируют не с самими фосфолипидами, а с определёнными доменами белков, имеющих сродство к отрицательно заряженным фосфолипидам — главным образом, это бета-2-гликопротеин 1 (в организме этот белок проявляет антикоагулянтные свойства). Поэтому, диагностикумы для определения антифосфолипидных антител, в том числе, и данная тест-система, в качестве антигена используют фосфолипиды (здесь — кардиолипин), насыщенные высокоочищенным бета-2-гликопротеином 1.

При беременности трофобласт экспрессирует анионные фосфолипиды клеточной мембраны, которые могут образовывать комплексы с бета-2-гликопротеином 1. Связывание антифосфолипидными аутоантителами этих молекул может влиять на процессы имплантации, образования плаценты и развитие эмбриона и вести к бесплодию или невынашиванию беременности. В условиях целостного организма (in vivo) антифосфолипидные антитела, изменяя свойства тромбоцитов и эндотелия, провоцируют образование тромбов (тромбозы глубоких вен, инсульты).

При проведении лабораторных исследований (в условиях in vitro) их присутствие, напротив, проявляется в пролонгировании фосфолипидзависимых тестов коагулограммы (протромбин, АЧТВ), что обозначают как «волчаночный антикоагулянт» (см. тест № 190). Комбинированное исследование антикардиолипиновых антител и волчаночного коагулянта проявляет высокую чувствительность в выявлении антифосфолипидного синдрома, но не обладает высокой специфичностью.

Повышение уровня антикардиолипиновых антител часто обнаруживается в пожилом возрасте (порядка 50% нормальной популяции людей со средним возрастом 81 год). Антикардиолипиновые антитела выявляются также при инфекциях, таких как гепатит С, малярия, бореллиоз, сифилис, ВИЧ, злокачественных новообразованиях и лейкемии, часто – при алкогольном циррозе. В случае положительных результатов теста рекомендуется проводить повторное тестирование с интервалом 6 недель, поскольку в случае острых инфекций повышение уровня антикардиолипиновых антител обычно бывает временным. Устойчиво повышенный уровень антикардиолипиновых антител (средние и высокие титры) и\или наличие волчаночного антикоагулянта, в комплексе с клиническими признаками, свидетельствует в пользу антифосфолипидного синдрома.

В скрининговом исследовании на антитела к кардиолипину выявляются суммарно IgG, IgA, IgM антитела, может представлять интерес также их дифференцированное определение (см. тесты № 968, № 969). IgM антитела выявляются на начальных этапах аутоиммунных заболеваний. IgG обнаруживаются при прогрессировании и обострении имевшихся ранее аутоиммунных процессов, они показывают наибольшую клиническую корреляцию с тромбозами, хроническим невынашиванием плода, тромбоцитопенией и некоторыми неврологической симптоматикой, связанными с антифосфолипидным синдромом. IgA антитела выявляются большей частью одновременно с IgG антителами, редко – в качестве изолированной находки, их присутствие ассоциировано с основными клиническими проявлениями антифосфолипидного синдрома.

Исторически, антикардиолипиновые антитела были впервые выявлены при исследовании ложноположительных результатов нетрепонемных (кардиолипиновых) тестов на сифилис (в современной модификации — RPR-тест). Появление «быстрых реагинов плазмы», реагирующих с кардиолипином, является характерной реакцией организма на повреждение тканей при сифилисе. Изредка наблюдавшиеся ложноположительные результаты этих тестов обычно были связаны с наличием у пациента аутоиммунных заболеваний (прежде всего, системной красной волчанки) или некоторых других инфекций.

Чувствительность кардиолипиновых тестов, использующихся в диагностике сифилиса, в целом существенно ниже, чем чувствительность кардиолипиновых ELISA тестов, использующихся в настоящее время в диагностике антифосфолипидного синдрома. Результаты этих тестов, вследствие разной чувствительности и различия антигенных мишеней, использующихся для выявления антител, мало коррелируют друг с другом. Клинически значимые для антифосфолипидного синдрома кардиолипиновые антитела, в отличие от инфекционных, являются зависимыми от бета-2-гликопротеина 1.

Пределы определения: 0.8 GPL-Ед/мл-120 GPL-Ед/мл

Антифосфолипидный синдром (АФС) – диагностика и лечение

В Клиническом госпитале на Яузе диагноз АФС ставится на основании клинических симптомов и подтверждается результатами обследования на антифосфолипидный синдром (анализы — определение волчаночного антикоагулянта, антител к кардиолипину; УЗИ, КТ, МРТ, допплер и др.).


Эффективное лечение АФС по индивидуально составленной схеме, с применением инновационных методов терапии, например, экстракорпоральной гемокоррекции (ЭГ) снижает риск тромбозов и помогает успешно выносить беременность.

  • 5% распространённость антифосфолипидного синдрома среди населения
  • 1-е место по частоте среди симптомов АФС занимают нарушения кровоснабжения головного мозга, 3/4 из них дебютирует ишемическим инсультом
  • В 2-5 раз чаще, чем мужчины, женщины подвержены данной патологии

записаться на консультацию

Своевременная диагностика и адекватная терапия с применением ЭГ позволяют с почти 100% вероятностью предотвратить развитие нарушений свертывания крови.

О развитии заболевания

Антифосфолипидный синдром — это патология, которая характеризуется рецидивирующими тромбозами в сосудах любого калибра, а также проблемами со стороны репродуктивной системы (например, повторяющимися эпизодами невынашивания беременности).

Аутоиммунная природа

Причина данной патологии не установлена. Симптоматика заболевания связана с появлением в крови аутоантител к определенным компонентам клеток собственного организма: антифосфолипидных (аФЛ) (в частности — к кардиолипину (АКЛ)) и волчаночного антикоагулянта.

Склонность к тромбообразованию

Образование АФЛ приводит к нарушению функций внутреннего слоя сосудов — эндотелия, провоцирует дисбаланс в свертывающей системе крови (депрессию противосвертывающих механизмов, увеличение агрегации тромбоцитов). Следствием подобных изменений будет появление тромбов в различных участках кровеносного русла, что чревато развитием выкидышей у беременных женщин, инсультами, появлением участков некроза в любых органах.

Формы АФС

Существует три формы течения АФС:

  • первичный антифосфолипидный синдром — у пациентов без аутоиммунной патологии,
  • вторичный — на фоне уже имеющихся аутоиммунных заболеваний,
  • катастрофическая форма — наиболее тяжелый вариант болезни.

Клиническая картина

Наиболее частыми и специфическими признаками антифосфолипидного синдрома считаются:

  • Артериальные и/или венозные тромбозы: зачастую страдают глубокие вены нижних конечностей. Что касается артериального русла, тут мишенями становятся внутримозговые сосуды.
  • Акушерская патология: потеря плода во втором или третьем триместре беременности, поздний гестоз, пре- и эклампсия, задержка внутриутробного развития плода.
  • Поражение ЦНС сопровождается развитием ишемических атак, инсультов, эпилептических приступов, хореей, тугоухостью.
  • Беспричинные головные боли: могут проявляться в виде приступов мигрени или постоянных и не поддающихся лечению болей.
  • Дисфункция миокарда: у больного диагностируют инфаркт (при отсутствии атеросклероза), поражение клапанов, ишемическую кардиомиопатию, легочную или артериальную гипертензию.
  • Тромбоцитопения: количество тромбоцитов варьируется в диапазоне 70-100*109/л.

Также при АФС поражаются мочевыделительная система (почечная недостаточность), печень, ЖКТ, опорно-двигательный аппарат (некроз костной ткани), кожа (появляются геморрагии, язвы).

Диагностика антифосфолипидного синдрома

Диагноз АФЛ считается достоверным только в случае сочетания одного клинического и одного лабораторного признаков из приведенных ниже.

Клинические критерии:

  • Один или более эпизодов тромбоза, который подтвержден с помощью инструментальных методов обследования (УЗИ, КТ, МРТ) или морфологически.
  • Один из трех вариантов акушерской патологии:
    • наличие в анамнезе случаев внутриутробной гибели плода после 10 недель беременности;
    • эпизоды преждевременных родов (до 34 недели), вызванных преэклмпсией или эклампсией, плацентарной недостаточностью;
    • три и больше случаев спонтанных абортов до 10 недель беременности.

Лабораторные критерии:

  • Наличие аутоантител к кардиолипину (классы IgG или IGM) в высоких или средних титрах (используется двукратная диагностика иммуноферментным методом с интервалом в 6 недель).
  • Положительный результат двукратной диагностики на волчаночный антикоагулянт.

записаться на приём

Лечение

После тщательного клинического осмотра, интерпретации лабораторных данных и сбора анамнеза ревматолог Клинического госпиталя на Яузе разрабатывает индивидуальную схему лечения АФС для каждого из пациентов. Ее компонентами могут быть:

  • антикоагулянты непрямого действия и антиагреганты;
  • глюкокортикоиды;
  • иммуносупрессоры;
  • аминохолины;
  • селективные НПВС;
  • иммуноглобулины;
  • комплексы витаминов и микроэлементов.

Экстракорпоральная гемокоррекция в лечении антифосфолипидного синдрома

Чтобы уменьшить количество аутоантител в крови пациента, увеличить восприимчивость его организма к медикаментозной терапии, снизить вероятность развития побочных действий препаратов, нашими специалистами используется инновационная методика лечения АФС — экстракорпоральная гемокоррекция. Применяются следующие методы ЭГ:

  • криоаферез;
  • каскадная фильтрация плазмы;
  • иммуносорбция;
  • высокообъемный плазмообмен;
  • экстракорпоральная фармакотерапия;
  • фотоферез.

Применение экстракорпоральных технологий в лечении АФС способствует купированию аутоиммунного процесса, облегчению течения заболевания, а также наступлению беременности и ее благоприятному вынашиванию почти в 90% случаев.

Кроме того, курс гемокоррекции в 100 % случаев нормализует свертывающую способность крови, что устраняет повышенный риск тромбозов и тромбоэмболии, характерный для АФС.

Почему мы?

  • Ультрасовременное оборудование. Квалификация наших специалистов, экспертная аппаратура и современные методики позволяют своевременно и точно диагностировать АФС.
  • Консультация смежных специалистов. Пациента осматривает консилиум врачей, особенно это относится к беременным женщинам.
  • Комфортные условия. Каждому клиенту наши ревматологи уделяют максимум времени. Все услуги оказываются в одном здании в центре Москвы, что экономит силы и время.
  • Инновации. Применение высокотехнологичных методов лечения обеспечивает успешность терапии.

Используйте весь потенциал современной медицины, чтобы сохранить собственное здоровье и подарить жизнь вашему ребенку — обратитесь к ревматологу Клинического госпиталя на Яузе.

Цены на услуги Вы можете посмотреть в прайсе или уточнить по телефону, указанному на сайте.

Статья проверена врачом-трансфузиологом, специалистом по экстракорпоральной гемокоррекции Ольшанским А.Г., носит общий информационный характер, не заменяет консультацию специалиста.
Для рекомендаций по диагностике и лечению необходима консультация врача.

Клиническое значение — Медицинские лаборатории в Алматы и Нур-Султане Medilab Immun

Аутоиммунные заболевания — общее название иммуноопосредованных заболеваний, обусловленных специфической иммуновоспалительной реакцией против антигенов организма человека.
В этом случае, иммунный ответ направлен не против чужих, а против клеток собственных органов и тканей. Антитела, которые вырабатываются к своим же клеткам или их компонентам называются аутоантителами. Аутоиммунные заболевания характеризуются выявлением особых серологических маркеров — аутоантител.

Иммунная система человека вырабатывает антитела, представляющие собой иммуноглобулины классов IgG, IgA, IgM— белки, действие которых направлены против вирусов, бактерий, грибков, паразитов — т.е. против всех, кто генетически отличается от «своего». Функцией любого антитела является уничтожить инородный материал, а родные клетки не трогать.
В некоторых случаях иммунный ответ направлен не против чужих, а против собственных тканей. В таком случае говорят о аутоиммунном заболевании. А антитела, которые вырабатываются к своим же клеткам или их компонентам называются аутоиммунными.

Аутоантитела

К основным семействам аутоантител относят антинуклеарные антитела (АНА)/ антинуклеарные антитела (АНФ), антитела к цитоплазме нейтрофилов (АНЦА), антифосфолипидные антитела (АФА), антитела циклическому цитрулиновому петиду (АЦЦП), антимитохондриальные антитела (АМА).

У большинства людей есть в крови незначительное количество аутоантител, которые не являются проявлением болезни. Только в случае серьезной поломки в иммунитете, уровень аутоантител становится повышенным и достаточным для постановки диагноза.
К аутоантителам, которые могут быть случайной находкой у клинически здоровых лиц, относят антинуклеарный фактор (3%), ревматоидный фактор (3%), антитела к тиреопероксидазе (4%), антитела к кардиолипину (1%), антитела к миокарду (5%), антитела к скелетной мышце (3%). Синтез низкоаффинных аутоантител в норме контролируется популяцией В-1 (CD5+) клеток. Встречаемость многих аутоантител нарастает с возрастом, аутоантитела появляются на фоне инфекций, травмы и новообразованиях, которые не сопровождаются аутоиммунными проявлениями.

Антинуклеарный фактор часто отмечается при болезни трансплантат против хозяина и солидных опухолях, что можно объяснить аллоиммунным или противоопухолевым иммунным ответом.
Возможность использования конкретной разновидности аутоантител в качестве диагностического показателя определяется их встречаемостью при аутоиммунном заболевании. Встречаемость тех аутоантител, которые используются для клинической диагностики, обычно составляет более 60-70% при патологии, менее 1% в норме и других заболеваниях.
Рекомендуемые международными стандартами клинико-лабораторные параметры многих разновидностей аутоантител, позволяют рассматривать их как высокоспецифичные лабораторные тесты, обладающих исключительной диагностической информативностью.

Высокоспецифичными серологическими маркерами называют те разновидности аутоантител, которые встречаются исключительно при этом заболевании.
Появление высоких титров специфических аутоантител у клинически здоровых лиц может рассматриваться в качестве фактора риска развития аутоиммунного заболевания. Аутоантитела в сыворотке крови могут обнаруживаться за несколько месяцев до клинических проявлений заболевания. Так при ревматоидном артрите антицитруллиновые антитела могут быть обнаружены за полтора года до дебюта артрита, обнаружение антинейтрофильных антител предопределяет развитие гломерулонефрита на несколько месяцев.
Клиническое значение обнаружения аутоантител зачастую зависит от титров содержания аутоантител в сыв оротке обследуемого. Обычно высокое содержание антител указывает на высокую аффинность последних. Это, в свою очередь, характеризует специфичность и выраженность иммунного ответа. Обнаружение высоких титров антител обычно указывает на аутоиммунное заболевание, в то время как низкие титры часто отмечаются в норме и не специфичны. В отсутствии иммуносупрессивного лечения при аутоиммунных заболеваниях содержание аутоантител обычно сохраняется высоким длительное время. В случае появления антител на фоне инфекции или неиммунного воспаления титры антител обычно нестойки и подвержены значительным колебаниям. Аутоантитела могут быть индуцированы воспалительным, инфекционным, онкологическим процессом или спровоцированы назначением определенных препаратов. Для того, чтобы отличить транзиторную индукцию аутоантител от хронического присутствия аутоантител при аутоиммунном заболевании, может потребоваться повторное обследование. Учитывая, что время полужизни сывороточных иммуноглобулинов составляет около 3 недели, минимальное время между повторными обследованиями должно превышать 1-3 месяца.
В то же время, продукция аутоантител при аутоиммунных заболеваниях не является постоянной величиной. Встречаемость аутоантител может нарастать с увеличением длительности аутоиммунного заболевания. Хотя большинство аутоантител являются свидетелями аутоиммунного воспаления, и их содержание не коррелируют с активностью заболевания, обнаружение определенных типов аутоантител при ревматических заболеваниях указывает на характерные особенности клинического течения.

Так у пациентов, имеющих в сыворотке специфический набор антител, наблюдается особенное течение заболевания, отличное от симптоматики больных, не имеющих этих антител. При СКВ сопровождающейся антителами к Ro/SS-A, гломерулонефрит встречается реже, чем у больных, имеющих высокий титр антител к дсДНК, но имеется определенный риск развития поражений кожи и наклонность к повышенной фоточувствительности. Поэтому определение АНФ позволяет врачу предсказать, а иногда и предотвратить развитие осложнений. Динамика титра определенных видов антител в ходе заболевания имеет прогностическое значение. Увеличение концентрации антител к дсДНК предшествует вспышке СКВ, и ранняя патогенетическая терапия может уберечь больного от развития клинических проявлений или уменьшить их остроту, что улучшает прогноз при этом заболевании.

Иммунологический лабораторный метод должен выявлять не одну разновидность молекул, как это происходит в большинстве традиционных лабораторных тестов, а целый спектр аутоантител, направленных на разные антигены, причем каждое антител значительно отличается от других по заряду, молекулярной массе и силе связывания с антигеном, которая зависит от условий реакции. На первом этапе тестирования используется метод, обладающий максимальной чувствительностью, в котором присутствует максимально широкий спектр антигенов. Для уточнение специфичности обнаруженных аутоантител используют подтверждающие тесты, назначенных по результатам первичного тестирования.
Несмотря на определенные трудности в интерпретации результатов иммунологического обследования, а также большой объем информации, который необходимо принимать во внимание при анализе результатов обследования, информативность иммунологических тестов очень высока.
Планирование серологического обследования зависит от клинической задачи, которую требуется решить клиницисту. Часто уже на этапе скрининга необходимо назначать комбинации тестов, параллельное назначение которых значительно снижает вероятность ошибочного исключения диагноза.
Дифференциальная диагностика требует назначения тестов, обладающих большей специфичностью. Так при обнаружении низких титров АНФ, выявление антител к дсДНК, указывает на диагноз СКВ. В той же ситуации обнаружение высокого содержания РФ или антител к цитруллиновым антигенам указывает на ревматоидный артрит. Не менее важен вопрос о результатах тестов, которые находятся в «серой зоне». В случае скринингового теста результат, находящийся в «серой зоне» следует интерпретировать как неспецифический, в то время как у пациента с уже определенным диагнозом тот же результат следует отнести к низкой, но значимой концентрации аутоантител. При решении задач дифференциальной диагностики комбинации тестов делают результат обследования более убедительным. Так диагностика антифосфолипидного синдрома с помощью антифосфолипидных антител должна расширяться за счет параллельного обследования для диагностики СКВ.

Существуют исследования, свидетельствующие, что расширение спектра назначений значительно увеличивает число диагностических находок при аутоиммунных заболеваниях. Среди аутоантител, которые позволили диагностировать аутоиммунное заболевание, довольно часто обнаруживаются антинуклеарные антитела, которые встречаются при многих аутоиммунных состояниях.

По опыту лаборатории диагностики аутоиммунных заболеваний, НМЦ по Молекулярной Медицине СПбГМУ им.акад.И.П.Павлова, возглавляемый к.м.н. С.В Лапиным, комбинированное тестирование несомненно улучшает информативность обследования пациентов. Комбинированное тестирование, включающее параллельный скрининг разных аутоиммунных заболеваний, имеющих общие черты, крайне информативно при дифференциальной диагностике «системных» ревматических заболеваний. Такой подход позволяет рекомендовать наборы тестов и комплексные алгоритмы обследования, что, в итоге, приводит к росту числа диагностических находок.
По экспертным оценкам аутоимунные заболевания составляют до 20% всех общетерапевтических заболеваний.

Аутоиммунные заболевания приобретают все большую распространенность в мировом сообществе, являются серьезной проблемой для здоровья населения и представляют опасность для жизни пациентов.
Эпидемиологические данные свидетельствуют о неуклонном росте числа аутоиммунных заболеваний в западных странах в последние десятилетия, иследователи выявили более 80-100 различных АИЗ, которые представляют четвертую по величине причину инвалидности.

По международным данным, например, Общественного Объединения (США) количество американцев, страдающих АИЗ выросло за последние годы до 50 млн., для сравнения, рак — до 9 миллионов и сердечно-сосудистые заболевания до 22 миллионов, при этом распространенность аутоиммунной патологии неуклонно растет, а также АИЗ являются одной из 10 ведущих причин смерти у женщин во всех возрастных группах до 64 лет.

Ввиду сложности диагностики и полиморфности клинической картины АИЗ представляют проблему в определении и в верификации диагноза, врачи практически всех специальностей, сталкиваются с аутоиммунной патологией. Аутоиммунные состояния преобладают в ревматологии, нефрологии, дерматологии, часто отмечаются в гастроэнтерологии, неврологии, пульмонологии и многих других терапевтических специальностях.

Характерной особенностью аутоиммунных заболеваний является их частое сочетание друг с другом, в каждый из которых входят по несколько форм: Например, синдром Шегрена (сухой синдром) отмечается при заболеваниях соединительной ткани, ревматоидном артрите, аутоиммунных заболеваниях печени и воспалительных заболеваниях кишечника. Аутоиммунный гастрит отмечается при аутоиммунном тиреоидите и ревматоидном артрите.

Типы:

Системные заболевания соединительной ткани: системная красная волчанка, подострая кожная волчанка, смешанное заболевание соединительной ткани, диффузная склеродермия, дерматомиозит, синдром Шегрена.

Серонегативные спондилоартропатии: анкилозирующий спондилит, синдром Рейтера, псориатический артрит, воспалительные заболевания кишечника, реактивный артрит, синдром Шегрена

Аутоиммунные полэндокринопатии: аутоиммунный тиреоидит, сахарный диабет 1 типа, аутоиммунный гастрит, целиакия, витилиго, алопеция, болезнь Аддисона, гипопаратиреоидизм, аутоиммунный гипогонадизм, аутоиммунная тромбоцитопения, дискоидная красная волчанка, аутоиммунный гепатит

Воспалительные заболевания кишечника: болезнь Крона, неспецифический язвенный колит, первичный склерозирующих холангит, синдром Шегрена, аутоиммунный панкреатит.
Обзор данных по диагностике аутоиммунных ревматических заболеваний

Aутоиммунные ревматические заболевания — иногда трудно отличить из-за схожести симптомов: боль в суставах, уменьшение подвижности суставов, сыпь, лихорадка, недомогание, усталость и потеря веса. Лабораторные исследования, в этом случае могут быть полезны и необходимы для дифференциальной диагностики и верификации диагноза, следующих аутоиммунных заболеваний: ювенильный идиопатический артрит (JIA), смешанная болезнь соединительной ткани (MCTD), полимиозит и дерматомиозит (ПМ / ДМ), ревматоидный артрит (РА), саркоидоз, синдром Шегрена, спондилоартропатии (SpA), системная красная волчанка (СКВ), системная склеродермия (SSc) и системный васкулит.
(Американский колледж ревматологии (ACR) / Европейские Классификационные критерии лиги против ревматизма (EULAR):
Общие признаки и симптомы аутоиммунных ревматических и сопутствующих заболеваний.

Тестирование на антинуклеарные антитела (антиядерные антитела)(АНА) / антинуклеарный фактор (АНФ)

Лабораторные исследования для пациентов с подозрением на ревматические заболевания, обычно начинается с определения антинуклеарных антител/антинуклеарного фактора методом непрямой иммунофлюоресценции (IFA): «Определение антинуклеарного фактора методом н- РИФ (IFA)»

Классический подход к анализу ANA использует HEp-2 человека клеток ткани культуры в иммунофлуоресцентном анализе (IFA) для выявления аутоантител, направленных против антигенов в клеточной цитоплазме и ядра. Поскольку он очень чувствителен, этот метод рассматривается Американским колледжем Ревматология (ACR) – как золотой стандарт.

Высокая чувствительность IFA обусловлена включением большого количество антигенов.

Когда ANA является положительным с помощью IFA, особенно с высоким титром, тестирование на специфические для болезни антитела могут помочь в дифференциальной диагностике.
Более высокие титры обычно связаны с большей вероятностью ревматического заболевания, но не отражают активности болезни.
Определение антинуклеарного фактора не охватывает неревматические аутоиммунные болезни (например, болезнь Крона, язвенный колит, аутоиммунные гепатита).

Идиопатический ювенильный артрит (ИЮА)

Международная лига ассоциаций ревматологов (ILAR) определяют как артрит, который начинается до 16 лет, сохраняется в течение ≥6 недель и имеет неизвестную этиологию.
Идиопатический артрит является прежде всего клиническим, ILAR рекомендует лабораторные исследования для различных форм. Например, тестирование антигена HLA-B27 и ревматоидный фактор (RF).
Смешанные заболевания соединительной ткани (MCTD).

Пациенты с MCTD могут представлять широкий спектр признаков и симптомов, большинство из которых сочетаются с другими AИЗ, существуют 4 критерия классификации MCTD: Sharp, Alarcón- Сеговия, Касукава и Кан.
Для разных видов необходимо выполнить множество клинических и серологических критериев, но все 4 требуют либо положительного результата, либо высокого титра RNP-антитела.
Например, критерии Касукавы требуют наличия положительного анти-RNP, тогда как критерии Alarcon-Segovia требуют высокий титр антител RNP .
Первым признаком MCTD часто является высокое значение антинуклеарных анттител (ANA), который встречается у 94% -97% MCTD пациентов. Результат теста должен сопровождаться тестированием на антитела к RNP, Sm, SS-A, SS-B, гистону и dsDNA. Более 90% пациентов с MCTD являются положительными для антител к
RNP, тогда как другие антитела встречаются реже (<20% пациентов). Антитела к dsDNA, Sm и SS-A могут быть часто наблюдаются в MCTD, присутствие этих антитела могут указывать СКВ.

Полимиозит и дерматомиозит (PM/DM)

Проверенные диагностические критерии для PM и DM не существуют, но критерии Бохан и Питера используются и поддерживаются Международной группой по оценке миозита и группой по клиническим исследованиям для регистрации PM и DM .
Лабораторные исследования уровня фермента (креатинкиназа, альдолаза, трансаминазы, лактатдегидрогеназа) важны в диагностике PM и DM. ANA/АНФ-тестирование от 40% до 80% у пациентов с ПМ и ДМ положительный результат для АNF.
Положительный результат теста определения антител к Jo-1 высокоспецефичен при дермато-полимиозитах. Выявляется от 11% до 20% положительного результата для аутоантител Jo-1;
Ревматоидный артрит (RA)

Критерии классификации ACR / EULAR для RA включают тестирование на ревматоидный фактор (RF) и аутоантитела к циклическому цитруллиновому пептиду (а-CCP).
Чувствительность РФ составляет 57% для ранних RA и составляет от 60% до 86% для установленных РА.
Положительные результаты РФ свидетельствуют о RA, но относительно низкая специфичность (70% -85%) исключает окончательный диагноз для раннего или раннего установленного заболевания. Но отрицательные результаты RF не исключают RA, от 14% — 43% пациентов с РА являются серонегативными.
RF может быть положительным у пациентов с HCV или другими инфекциями, связанных с полиартикулярным артритом.
Чувствительность a-CCP (64% -88%) сопоставима с чувствительностью RF для установления РА.
В отличие от RF а- CCP-антитела является высокоспецифичным (90% -98%) для ранних и установленных РА, но некоторые пациенты с другими ревматическими заболеваниями такими, как СКВ, склеродермия и псориатический артрит, также могут иметь повышенные титры.
Диагноз РА в 12% до 41% пациентов с РА могут быть серонегативными.
Комбинация RF и а- CCP антител обеспечивает высокую чувствительность и специфичность (на 90% -100%) и применяется для диагностической оценки РА в сочетание положительным IgM-RF и CCP-антителами.
Отрицательные результаты обоих анализов указывают на низкую вероятность РА, но не исключают диагноз в 28% и 44% пациентов с ранним отрицательным результатом как RF, так и CCP-антител.
В настоящее время известен ранний маркер РА это определение белка 14-3-3η.
Белок 14-3-3% повышен в сыворотке и синовиальной жидкости во врем воспаления суставов и является относительно новым маркер диагностики RA.
Он еще не включен в ACR / EULAR в критерии классификации. Однако чувствительность к тестированию антитела 14-3-3η (64%) выше, чем у RF (57%) или CCP-антител (59%) у пациентов с ранним РА в параллельном сравнении и специфичностью (93%).
Таким образом, положительные результаты указывают на РА, серопозитивные от 23% до 36% пациентов с РА и 3-13% бывают серонегативными.
C-реактивный белок (CRP) и скорость седиментации эритроцитов (ESR) также включены в ACR / EULAR критерии классификации для РА .
У пациентов с РА повышенные уровни CRP или СОЭ указывают на повышенную активность болезни, повышенные показатели СРБ и СОЭ могут быть вызваны другими воспалительными процессами. Нормальные результаты CRP и СОЭ показывают относительно низкую активность болезни.

Саркоидоз

По данным Американского торакального общества, диагноз саркоидоза требует соответствия 3 критериям. Идентификация неказеозных гранулем с помощью биопсии является одним из основных критериев саркоидоза. Никакие лабораторные тесты не являются диагностическими для саркоидоза из-за отсутствие специфичности, но некоторые тесты могут косвенно помочь в постановке диагноза. Необходимо обратить внимание на результаты следующих лабораторных исследований: лейкопения, анемия, тромбоцитопения, повышенный уровень кальция в моча и в сыворотке, креатинина, азот мочевины крови, ферменты печени, иммуноглобулины или ангиотензинпревращающий фермент. Американское торакальное общество рекомендует брать во внимание: показатели периферической крови, определение уровня кальция в моче и сыворотке, ферментов печени, креатинина и BUN и после того, как диагноз будет подтвержден.

Синдром Шегрена

Классификация Американской коллегии ревматологии (ACR) критерии синдрома Шегрена требуют соответствия 2 из 3 критериям:
Критерии классификации синдрома Sjögren , если ≥2 критерия:
1. SS-A / Ro-антитело, SS-B / La-антитела или оба положительные ( чувствительность 84% и специфичность 92%)
и титр АНА ≥1: 320
2. Лабораторная биопсия слюнных желез показывает фокальный лимфоцитарный сиаладенит (оценка фокуса ≥1 фокус / 4 мм 2 )

Спондилоартропатии

Термин «спондилоартропатии» (SpA) охватывает группу воспалительных ревматических заболеваний, которые вызывают артрит: анкилозирующий спондилит, реактивный артрит, псориатический артрит и воспалительное заболевание кишечника, ассоциированный артрит.
SpA можно подразделить на осевые SpA, который включает в себя позвоночник и крестцово-подвздошное суставы, а также периферические SpA, который включает периферический артрит и дактилит.
Оценка международного общества спондилоартрита (ASAS) опубликовала классификационные критерии для осевых SpA и периферийной SpA. Лабораторные исследования основного гена гистосовместимости (HLA) -B27 может помочь идентифицировать людей с SpA.
Положительный результат HLA-B27 согласуется с любым типом SpA (анкилозирующий спондилоартрит, реактивный артрит, псориатический артрит, или воспалительный артрит, связанный с кишечной болезнью), с острым передним увеитом или ювенильным идиопатическим артритом. Но, у большинства людей, которые являются положительными на HLA-B27, не у всех развивается клиническая картина.
При этом, отрицательный HLA-B27 результат не исключает наличие болезни.
Повышенные уровни согласуются с осевым SpA в присутствии других критериев. Отрицательный результат не исключает классификация SpA, так как могут быть приняты во внимание и другие критерии: положительный HLA-B27, воспалительная боль в спине, артрит, увеит, дактилит, псориаз, болезнь Крона или язвенный колит, ответ на НПВП, сакроилитсемейная история SpA, повышенные уровни C-реактивного белка.+

Системная красная волчанка (SLE) и
Нейропсихиатрическая волчанка

В соответствии с Системным Международным Сотрудничеством Клиники (SLICC), сочетание клинических и иммунологических критериев должны быть выполнены для классификации SLE.
Лабораторные анализы могут помочь оценить некоторые клинические проявления болезни (анемия, лейкопения, лимфопения, тромбоцитопения) , а также иммунологические тесты: ANA/ANF, dsDNA, Sm, и антифосфолипидных антител и от C3, C4). Большинство лабораторных тестов включенные в критерии классификации SLICC, обеспечивают высокий уровень специфичность (от 86% до 99%). Исключением является ANA-тестирование (н-РИФ), которое имеет средний специфичность (45%) и высокая чувствительность (96%).
Антитела хроматина не включены в классификационные критерии SLICC, но имеют относительно высокую чувствительность к SLE ( от 64% до 69%) и высокой специфичностью (от 92% до 99%) и характерно для СКВ. RNP-антитела также могут присутствовать у пациентов с СКВ, но RNP антитела более полезны для идентификации MCTD.
Нейропсихиатрическая волчанка имеет широкий спектр симптомов в центральной или периферической нервной системе. Утвержденных диагностических критериев не существует, но диагноз обычно включает клиническую оценку, подтверждаемая результатами головного мозга МРТ, серологии и цереброспинальной жидкости (CSF), а также нейропсихиатрическая оценка. Диагноз требует исключение других потенциальных причин нейропсихиатрических признаков и симптомов. Пациенты с нейропсихиатрической волчанкой часто имеет более высокие уровни в сыворотке нейронных антител или антитела к рибосомальным Р, кардиолипину, волчаночные антикоагулянты или фосфолипиды.

Системная склеродермия (SSc)

Классификационные рекомендации ACR / EULAR для системной склеродермии (SSc) включают клинические критерии и лабораторные тесты для определения аутоантител. Положительный тест на центромеры, Scl-70 (топоизомераза I) или РНК антитела полимеразы III согласуются с SSc, но в сочетании с клиническими данными. Положительный тест ANA показателен для дальнейшего тестирования и определения специфических аутоантител, если клинические симптомы согласуются с SSc (85% -97% пациентов с SSc являются ANA-положительными).

Наиболее распространенными типами SSc являются: диффузная кожная SSc (dcSSc) и лимитированная (локальная) кожная SSc (lcSSc), также называемый CREST- синдром (кальциноз, феномен Рейно, дисфункция пищевода, склеродактилия, телеангиэктазия).

Тип SSc может повлиять на прогноз и лечение. Лабораторные результаты тестов важный фактор в дифференциации. Scl-70-антитело обнаружено приблизительно у 40% пациентов с dcSSc, тогда как центромерное антитело обнаружено у 90% пациентов с lcSSc. При обнаружении непрямой иммунофлюоресценцией, иммунопреципитация или иммунодиффузия, Scl-70 и центромерные антитела почти всегда являются взаимоисключающими у пациентах SSc и только 0.5% положительный результат наличия 2-х антител.
Таким образом, положительный результат теста для антитела Scl-70 характерен для dcSSc с соответствующей клинической симптоматикой.
Положительный тест результат наличия аутоантител к центромерам характерно с lcSSc с клиническими симптомами.
Системный васкулит

ACR создал критерии классификации для 2 аутоиммунных системных васкулитов: гранулематоз с полиангититом (GPA, ранее гранулематозом Вегенера) и эозинофильный гранулематоз с полиангититом (EGPA, ранее синдром Чарга-Стросса), микрополиангиопатии (МРА).
Лабораторные тесты включены в критерии.
Если подозревается GPA, тестирование на микрогематурию может помочь в классификации.
Если подозревается EGPA, тестирование на эозинофилию может помочь с классификацией.
Другие обычные результаты лабораторных анализов могут предположить системный васкулит: анемия, лейкоцитоз, тромбоцитоз, повышенные уровни СОЭ и СРБ в соответствии с острой фазовой реакцией.
Основные лабораторные критерии
1. Микрогематурия
2. Эозинофилия> 10%

Дифференциальная диагностика GPA, EGPA и MPA может быть определена с помощью обнаружения антител к антинейтрофильной цитоплазме (ANCA). Каждый тип патологии связан с преобладанием определенного типа ANCA. Цитоплазматический тип с-АНЦА (C-ANCA) очень характерен при GPA, но не для MPA или EGPA. Перинуклеарная картина (P-ANCA) редко при GPA, как правило при MPA, и в умеренных случаях при EGPA. Атипичная картина P-ANCA редко встречается во всех трех из них; это обычно связано с неваскулитическими проявлениями патологии, таких как воспалительное заболевание кишечника.
Диагностическая точность ANCA улучшается путем определения со специфичными тестами миелопероксидазы (МПО) и протеиназы-3 (PR3), такой подход рекомендует международная консенсусная группа.
C-ANCA обычно отражает специфику PR3, но не существует 100% соответствия между C-ANCA и PR3-антитело, поскольку C-ANCA имеет несколько компонентов. Аналогичным образом, и структура P-ANCA преимущественно отражает специфичность MPO.
Положительный результат ANCA подтверждает диагноз аутоиммунно-связанный системный васкулит у пациента с симптомами.

Положительные результаты также наблюдаются при воспалительных заболеваниях кишечника (язвенный колит), а иногда и в других аутоиммунные заболевания (СКВ, РА, аутоиммунный гепатит).
Воздействие определенных препаратов (например, пропилтиоурацила, гидралазина, метимазол) и инфекции (например, вирус гепатита С) может привести к вторичному васкулиту и ANCA-положительному результату. Однако отрицательный ANCA, MPO-антитело и / или PR3 результат антител не исключает системного васкулита.

Новое в лабораторной диагностике и интерпретации результатов

 

СОДЕРЖАНИЕ

1.   АВИДНОСТЬ АНТИТЕЛ В ДИАГНОСТИКЕ ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

2.   НОВОЕ В ДИАГНОСТИКЕ УРЕАПЛАЗМОЗА, МИКОПЛАЗМОЗА, ЦИТОМЕГАЛОВИРУСНОЙ  ИНФЕКЦИИ

3.   ЛИСТЕРИОЗ

      4. ГИПЕРГОМОЦИСТЕИНЕМИЯ  КАК   ЭТИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР РЕПРОДУКТИВНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ПРИ ТРОМБОФИЛИИ

      5. ПРЕНАТАЛЬНЫЙ БИОХИМИЧЕСКИЙ СКРИНИНГ РИСКА СИНДРОМА ДАУНА (ТРИСОМИЯ 21). Второй триместр (15-18 неделя)

 

 

 АВИДНОСТЬ АНТИТЕЛ В ДИАГНОСТИКЕ

ИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Расширение возможностей в лечении и профилактике инфекционных заболеваний нуждается в быстрой и точной диагностике. Ранняя диагностика первых случаев эпидемических инфекций позволяет своевременно провести противоэпидемические (профилактические) мероприятия. Установление первичного инфицирования возбудителями внутриутробных инфекций играет существенную роль в предотвращении врожденных патологий.

Традиционные иммунодиагностические методы, используемые для серологической диагностики острой фазы вирусных, бактериальных и паразитарных инфекций, имеют   ряд ограничений. Часто невозможно провести четкую дифференциацию между первичной инфекцией, реинфекцией или обострением инфекционного процесса, особенно при серодиагностике инфекций с нетипичной динамикой антителообразования, когда наличие иммуноглобулинов класса М (IgM) не является достоверным и достаточным признаком для дифференциации стадий заболевания.

Определение IgM, как показателя первичной инфекции, в ряде случаев утратило свое значение, так как было доказано, что их можно выявить в сыворотке периферической крови спустя месяцы или даже годы после наступления сероконверсии (так называемые хронические IgM). Кроме того, выявление IgM может дать ложнопозитивные результаты. Например, вследствие вторичной инфекции (экзогенная реинфекция или эндогенная реактивация инфекции). Было показано, что специфические IgA также могут присутствовать в сыворотке периферической крови через 2-3,5 года с момента зарегистрированной сероконверсии.

Серологическая диагностика, основанная на определении титра специфических иммуноглобулинов класса G (IgG) может быть полезной при дифференциации активного периода болезни от перенесенной в прошлом и уже неактивной инфекции. Однако этот метод имеет ряд ограничений: не позволяет дифференцировать первичную и реинфекцию; у пациентов с реактивацией хронического процесса не всегда наблюдается достоверный рост уровня IgG; метод экономически невыгоден.

Для того, чтобы установить точный момент инфицирования и разграничивать первичную, реинфекцию или реактивацию инфекционного процесса, был предложен тест на  определение авидности IgG антител.

Различают два понятия: аффинность антител (или аффинитет) и авидность (или авидитет).

Аффинность — это степень специфического сродства активного центра к антигенной детерминанте. Авидностью антител или функциональной аффиностью называется прочность связи между антителом и антигеном. Величина авидности зависит от аффиности специфических антител (выше аффиность — выше авидность) и количества связывающих центров. Первичный иммунный ответ на ранее не встречаемые организмом антигены начинается с продукции иммуноглобулинов класса М. Специфические IgG появляются позже. При первичном иммунном ответе они сменяют ранние антитела IgM и накапливаются в организме в больших количествах.

Под воздействием антигена происходит процесс отбора и стимуляции В-клеток, что приводит к увеличению аффинности IgG антител, низкой после первого контакта с антигеном и возрастающей в течение последующих недель или месяцев (от 1 до 7).

Соматические мутации в генах, кодирующих вариабельные участки IgG, приводят к возрастанию прочности связывания в комплементарных участках антигенов и антител. В конце первого месяца после инфицирования вариабельные участки антител становятся более специфичными по отношению к антигену, и аффинность IgG антител возрастает. Этот процесс называют «созреванием» (от maturation — созревание) антител. Высокоаффинные антитела остаются в организме длительное время. За счет этих антител развивается быстрый вторичный иммунный ответ в случае повторного попадания возбудителя в организм.

Под воздействием антигена происходит процесс отбора и стимуляции В-клеток, что приводит к увеличению аффинности IgG антител, низкой после первого контакта с антигеном и возрастающей в течение последующих недель или месяцев (от 1 до 7). Соматические мутации в генах, кодирующих вариабельные участки IgG, приводят к возрастанию прочности связывания в комплементарных участках антигенов и антител. В конце первого месяца после инфицирования вариабельные участки антител становятся более специфичными по отношению к антигену, и аффинность IgG антител возрастает. Этот процесс называют «созреванием» (от maturation — созревание) антител. Высокоаффинные антитела остаются в организме длительное время. За счет этих антител развивается быстрый вторичный иммунный ответ в случае повторного попадания возбудителя в организм.

Уровень авидности пропорционален дозе и природе антигена, а также индивидуальному уровню соматических мутаций. Низкие дозы антигена приводят к более быстрому возрастанию авидности, а высокие дозы — к более медленному. Таким образом, низкоавидные антитела продуцируются в течение первой стадии инфекции, когда содержание антигенов обычно высокое.

С возрастом эффективность селекции специфических антител падает, а следовательно процесс созревания антител замедляется, этим объясняется меньшая устойчивость к инфекциям лиц старше 60-65 лет и неэффективность вакцинации в этом возрасте. Выявление в испытуемой сыворотке антител с индексом авидности ниже 15-50% (у разных производителей и разных возбудителей этот показатель разный и указывается в бланке исследования) указывает на свежую первичную инфекцию. Показатель авидности. равный или превышающий 50%, свидетельствует о наличии в сыворотке высокоавидных антител — маркеров перенесенной в прошлом инфекции или персистирующей инфекции. Показатель авидности антител в интервале 31-49% может свидетельствовать о поздней стадии первичной инфекции или недавно перенесенной инфекции только при условии выявления антител в высокой концентрации. Интерпретацию результатов определения индекса авидности необходимо проводить в соответствии с рекомендациями фирмы — производителя, так как величина ИА для одной и той же стадии заболевания может колебаться в широких пределах.

Если в исследуемой сыворотке крови при наличии или отсутствии IgM обнаруживаются IgG с низкой авидностью, то это свидетельствует о первичной (недавней) инфекции. Наличие же высокоавидных антител IgG говорит о вторичном иммунном ответе в случае попадания возбудителя в организм или обострения (реактивации).

 

КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ НИЗКОАВИДНЫХ АНТИТЕЛ

Применение метода определения авидности антител представляет интерес при диагностике инфекций.                                                                                                                                                         

Краснуха обладает бесспорным тератогенным действием, т.е. приводит к формированию пороков развития эмбриона и плода. У беременных краснуха может протекать тяжело, легко и бессимптомно. Внутриутробное заражение плода возможно при любой форме краснушной инфекции. Распознавание инфекции, особенно в период вспышек, больших затруднений не вызывает.

Однако для точной диагностики необходимо выделение вируса, которое технически не всегда выполнимо. Лабораторная диагностика обычно заключается в определении IgG и IgM антител, в основном у беременных, так как риск рождения неполноценного или мертвого ребенка у инфицированной матери очень высок и обычно рекомендуется прерывание беременности. Однако диагностика, основанная на определении антител, может давать ложноположительные  и  ложноотрицательные  результаты.  Так,  при  повторной  инфекции   у вакцинированных, которая может произойти в случаях низкого иммунного ответа при вакцинации, или может быть вызвана мутантными штаммами вируса, IgM антитела не образуются, возрастание титров IgG антител также наблюдается не всегда. У новорожденных с первичной инфекцией вследствие внутриутробного инфицирования, IgM антитела могут не синтезироваться в силу ряда причин:

— незрелость иммунной системы;

— блокирование вирусного антигена материнскими антителами;

— инфицирование на поздних стадиях беременности;

— иммунная толерантность.                                                                

Если происходит стимуляция клонов лимфоцитов вируса краснухи, может возникать ложноположительный антительный ответ, особенно для антител класса IgM. Было показано, что IgM антитела могут персистировать в течение года или возникать в случаях реинфекции, особенно у иммунодепрессивных пациентов. Кроме того, могут возникать ложноположительные результаты вследствие наличия ревматоидного фактора или подобных соединений, даже в ловушечном варианте теста. Только определение низкоавидных антител может быть диагностическим маркером первичной инфекции вирусом краснухи, что особенно важно при диагностическом обследовании беременных, когда необходимо дифференцировать первичную инфекцию от вторичной или реактивации инфекции.

 

Токсоплазмоз.  Известно, что проявление клинических симптомов при приобретенном токсоплазмозе имеет низкое диагностическое значение для точного определения длительности инфекционного процесса.

Увеличение лимфоузлов может возникать в разное время с момента первичной инфекции, а нередко может сохраняться длительное время или даже возобновляться в более поздний период болезни, независимо от применения специфического противопаразитарного лечения.

До настоящего времени единственными доступными серологическими тестами для определения острой фазы токсоплазмоза являлись определение IgM антител и определение IgG антител в возрастающих титрах в двух или трех образцах сывороток, что, однако, приводит к задержке постановки диагноза. Кроме того, у пациентов с реактивацией хронического токсоплазмоза значительный рост уровня антител IgG отмечается не всегда, особенно это касается детей и подростков с поражением глаз при врожденном токсоплазмозе.

Интерпретация результатов исследований других иммуноглобулинов также вызывает затруднения. Основной недостаток определения IgM антител — длительная персистенция в крови, в связи с чем возникают трудности в установлении окончания острой фазы заболевания. У 40% пациентов IgM антитела выявляются в течение года с момента заражения при использовании ИФА, у 60% — при использовании высокочувствительного метода иммуноадсорбции. Также как IgM, специфические IgA присутствовали в сыворотке периферической крови через 45 месяцев с момента зарегистрированной сероконверсии, в течение 2-летнего периода серологического наблюдения и через 8 месяцев с момента появления признаков лимфоаденопатии. С другой стороны, у определенных категорий пациентов, например у детей, IgM антитела вообще не образуются.

Определение авидности IgG антител является высокоспецифичным и чувствительным методом диагностики острого первичного токсоплазмоза, что особенно важно при обследовании беременных для устранения потенциального риска появления врожденного токсоплазмоза у детей.

Недавно была разработана методика измерения антигенсвязывающей авидности (функциональной аффинности) IgG антител к Toxoplasma gondii, позволяющая разделить низкоаффинные антитела от высокоаффинных, которые указывают на перенесенную в прошлом инфекцию. С помощью этой методики первичная инфекция может быть идентифицирована с использованием единственной порции сыворотки.

 

Инфекции, вызываемые вирусом простого герпеса. Частота инфицирования новорожденных у  женщин   субклинической  формой  простого  герпеса   составляет   3-5%  при хронической инфекции и доходит до 30-50% при заражении во время беременности (первичная инфекция). Инфекции, вызываемые вирусами простого герпеса, цитомегаловирусом относятся к инфекциям с нетипичной динамикой антителообразования (когда наличие IgM не является достоверным и достаточным признаком для дифференциации стадий заболевания).                                                   Определение IgM антител может давать ложноотрицательные результаты, поскольку они могут вообще не образовываться, или присутствовать в количествах, трудных для  определения.

Ложноположительные результаты могут возникать по следующим причинам: длительная персистенция  IgM  антител  или   их  присутствие  может  быть  не  связано с  инфекцией;  IgM

антитела могут определяться при реактивации инфекции или при вторичной инфекции, например, вирусом иммунодефицита человека; различные вирусы могут иметь общие эпитопы (например, вирус простого герпеса и вирус варицелла-зостер), что приводит к возникновению перекрестных реакций. Диагностика активной фазы инфекции по 4-кратному возрастанию титра IgG также может вызывать затруднения, поскольку титр IgG антител может увеличиваться достаточно быстро (в течение 1-2 суток) после проявления симптомов заболевания.

Таким образом, определение серологических маркеров этих инфекциях не может служить специфичным тестом для дифференциации между первичной инфекцией и реактивацией.                                                    Заражение вирусом простого герпеса (ВПГ) ведет к пожизненной персистенции с возможностью реактивации вируса и перекрестного заражения другим серотипом ВПГ. Преобладание хронических и бессимптомных форм течения болезни, а также возможность атипичных проявлений ставит под сомнение диагностику по внешним признакам. Приблизительно 20% больных ВПГ-2 не имеют симптомов вообще, а 60% лиц имеют признаки, которые невозможно диагностировать и которые не принимаются врачом и самими больными за герпес (нетипичные проявления). Обе эти группы имеют риск заразить своих партнеров. Специфические IgM не могут быть использованы в качестве достоверного маркера для диагностики острой и, особенно, первичной инфекции, так как IgM к ВПГ могут образовываться как при первичном инфицировании, так и при реинфекции и реактивации вируса, но в то же время они способны вырабатываться в достаточном для диагностики количестве только у 30% людей.                                  

Единственным способом, позволяющим сразу и достоверно диагностировать первичную инфекцию, является определение индекса авидности специфических антител.

 

Цитомегаловирусная инфекция (ЦМВИ) — самая распространенная внутриутробная инфекция и одна из наиболее частых причин невынашивания беременности. Риск внутриутробного инфицирования и характер поражения плода зависят от наличия антител у матери и срока инфицирования плода. При первичном инфицировании серонегативной беременной риск передачи плоду составляет примерно 50%.

Диагностика первичной ЦМВИ обычно основывается на определении сероконверсии, наличия высокого титра специфичных IgM или четырехкратного возрастания титра специфических IgG. В связи с тем, что момент сероконверсии и возрастание титров IgG диагностировать достаточно трудно, IgM антитела являются наиболее часто используемым маркером для диагностики острой инфекции. Однако у некоторых больных IgM антитела сохраняются длительное время, что приводит к гипердиагностике острой инфекции.

Определение авидности антител IgG рассматривается как наиболее важный серологический маркер, поскольку низко- и высокоавидные антитела IgG доминируют соответственно при недавней или длительно текущей инфекции.                                                                                               Использование теста на авидность IgG при позитивной реакции на IgM антитела помогает подтвердить или исключить наличие первичной ЦМВИ и в ряде случаев помогает избежать необоснованных инвазивных процедур.

Вирусный гепатит С. Лабораторная диагностика гепатита С (ВГС) основана на выявлении специфических маркеров инфицирования (IgM и IgG антитела к ВГС, РНК ВГС). lgM-ответ  в   острой   фазе   гепатита   С не следует классическому пути антителообразования: IgMанти-HCV могут выявляться одновременно и даже позднее, чем анти-ВГС класса IgG. Поэтому обнаружение IgM анти-ВГС не может быть использовано как маркер острой HCV-инфекции. Вместе с тем, длительность циркуляции антикор-lgM (3-5 месяцев) является фактором, прогнозирующим персистентную инфекцию, а их появление при хроническом гепатите С свидетельствует о реактивации вируса, т.е. об обострении процесса. Единственным достоверным фактором подтверждения первичной инфекции ВГС является сероконверсия.

Индекс авидности IgG при первичной ВГС инфекции имеет низкие значения и возрастает с течением времени, что подтверждает целесообразность использования определения авидности IgG антител для дифференциальной диагностики первичной инфекции от хронической или перенесенного гепатита С.

             

     НОВОЕ В ДИАГНОСТИКЕ УРЕАПЛАЗМОЗА,    

МИКОПЛАЗМОЗА, ЦИТОМЕГАЛОВИРУСНОЙ  ИНФЕКЦИИ

Развитие гуморальной защиты у человека при различных инфекциях представлены следующими основными классами иммуноглобулинов: IgM, IgG, IgA.

IgM (ранние иммуноглобулины) вырабатываются при первичном инфицировании или активизации хронической инфекции. Методом ИФА они выявляются с 5 дня от начала заболевания (обострения) по 5-6-ю недели, после чего IgM исчезают из кровотока, так как плазматические клетки переходят на продукцию IgG и IgA.

IgG (поздние, наиболее специфические иммуноглобулины) — главный инструмент иммунной системы по контролю над инфекциями. С помощью ИФА IgG выявляются с 3-4-й недели от начала заболе­вания (обострения) и исчезают из кровотока через несколько месяцев после эрадикации возбудителей. Именно IgG определяют стерильный иммунитет — поствакцинальный или постинфекционный пожиз­ненный.

IgA (секреторные иммуноглобулины) начинают вырабатываться через 4 недели от момента инфи­цирования. 20% от общего пула IgA циркулируют в крови, а 80% находятся в составе секрета слизи­стых оболочек, где и реализуют свою защитную функцию. Диагностическую ценность IgA придает тесная зависимость их продукции от раздражения иммунной системы антигеном возбудителя. Так, через 2 недели после эрадикации инфекта IgA исчезают из кровотока, что является ценным критерием излеченности заболевания.

В лабораторной диагностике важно учитывать, что отдельный серологический тест не может быть использован для постановки диагноза. Определение только IgM недостаточно, т.к. отсутствие антител этого класса еще не говорит об отсутствии заболевания; острой формы заболевания нет, но может быть хроническая. Также необходимо одновременно проводить определения IgA и IgG. Четкое нарастание IgG в парных сыворотках свидетельствует об активном течении инфекций. Уменьшение титра или исчезновение иммуноглобулинов класса А и М подтверждает элиминацию возбудителя.

Стандартом  серологической диагностики уреаплазмоза, микоплазмоза, ЦМВИ является новая диагностическая тест-система для одномоментного выявления индивидуальных антител  класса  G, А, М . Данная тест-система сможет дать клиницистам полную картину заболевания, позволит быстро и точно определить тактику правильности проводимой тера­пии. По динамике уровня специфических антител, определяемых ИФА-методом, можно установить характер и стадию заболевания.

 

Интерпретация результатов, основанных на определении комбинации IgG, IgM, IgA— антител







Уровни антител

Интерпретации результатов

IgG

JgM

 IgA

 

Отрицательный

Отрицательный

Отрицательный

Не показывает инфекцию

Отрицательный или положительный

Положительный

Отрицательный

Означает текущую инфекцию

Положительный

Отрицательный

Отрицательный

Означает перенесенную или текущую инфекцию

Отрицательный или положительный

Отрицательный

Положительный

Означает текущую или хроническую инфекцию


 

 

ЛИСТЕРИОЗ                                           

Внутриутробная инфекция (ВУИ) является одной из важнейших проблем современного акушерства и перинатологии. По данным ряда авторов ВУИ развивается у 27,4 – 36,6 % детей, рожденных живыми, а в структуре причин смертности новорожденных  инфекционная патология занимает 1 – 3 место, обуславливая от 11 до 45% потерь; мертворожденность при этой патологии достигает 14,9 – 16,8%. Возбудителями ВУИ являются бактерии, вирусы, грибы, простейшие и риккетсии. Среди безусловных антенатальных возбудителей определенная роль отведена листериям, как представителям зооантропонозных инфекций.

Пищевой путь проникновения листерий в организм человека является основным, хотя не следует забывать и о других путях: воздушно-пылевом, через конъюнктиву глаза и поврежденные кожные покровы. В последнее время было установлено длительное нахождение листерий в органах и секретах мочеполового тракта. При внутриутробном инфицировании – может быть восходящий, нисходящий и контактный пути заражения. Наибольшую опасность листериозная инфекция представляет для беременных и новорожденных. Она обуславливает выкидыши, мертворождения, развитие пороков плода, а также менингиты, сепсис и пневмонии новорожденных.

При неонатальном листериозе выделяют листериоз с ранним и поздним началом. Листериоз с ранним началом, как результат ВУИ, проявляется в 1-2 сутки после рождения в форме сепсиса, который представляет собой крайне тяжелое и часто фатальное заболевание, летальность достигает 70-80%. Листериоз с поздним началом развивается в среднем через 10-12 дней после рождения и протекает, как правило, в форме менингита, летальность составляет 30-35%.

Диагностика листериоза представляет значительные трудности в связи с многообразием клинических проявлений и сходством с рядом других более часто встречаемых заболеваний (токсоплазмоз, сифилис, герпетическая, цитомегаловирусная, стафилококковая инфекция, иерсиниоз и т.д.) Учитывая коварство листериоза, исключительно важна ранняя диагностика этого заболевания.

Показания к назначению анализа:

  • повторные ангины,
  • воспаление яичников, шейки матки,
  • наличие отягощенного акушерского анамнеза,
  • патологическое течение беременности,
  • патологическое течение родов,
  • гибель новорожденного,
  • дети, имеющие отклонения в росте, развитии, страдающие неврологической патологией.
  •  
  •  
  •  ГИПЕРГОМОЦИСТЕИНЕМИЯ КАК  ЭТИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР РЕПРОДУКТИВНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ ПРИ ТРОМБОФИЛИИ

 

В последние годы появились данные о важной роли гипергомоцистеинемии в патогенезе микроциркуляторных и тромботических осложнений при различных заболеваниях, в том числе и в акушерской практике. Гипергомоцистеинемия рассматривается в настоящее время как фактор повышенного риска целого ряда акушерских осложнений, таких, как привычное невынашивание беременности, бесплодие в результате дефектов имплантации зародыша, гестозы, преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты, антенатальная смерть плода, тромбозы и тромбоэмболии. Наряду с некоторыми другими нарушениями обмена, гипергомоцистеинемия является независимым фактором риска развития, как атеросклероза, так и различных тромбоассоциированных осложнений.

Гомоцистеин представляет собой серосодержащую аминокислоту, синтезируемую в организме из незаменимой аминокислоты метионина путем реакции трансметилирования – при этом метионин сначала переходит в «активный» метионин. Далее метильная группа от метионина передается соединению, которое подвергается метилированию с образованием S-аденозилгомоцистеина. Образующийся далее гомоцистеин способен конвертироваться обратно в метионин — по пути реметилирования, либо по пути транссульфурирования в цистеин.

Гомоцистеин не является структурным элементом белков, а потому не поступает в организм с пищей. Единственный его источник — метионин. Пути метаболизма гомоцистеина требуют участия витаминов (фолатов, витаминов В6 и В12, флавинадениндинуклеотидов) в качестве кофакторов или субстратов ферментов. Для превращения избытка гомоцистеина в метионин нужны высокие концентрации активной формы  фолиевой  кислоты —  5-метилтетрагидрофолата.  Основным  ферментом, обеспечивающим превращение фолиевой кислоты в ее активную форму, является 5,10 метилентетрагидрофолат-редуктаза. Для превращения гомоцистеина в цистеин путем реакции транссульфурирования необходим фермент цистатионин-синтетаза (СВS). Кофактором СВS служит пиридоксальфосфат (витамин В6).

 

Внутриклеточный обмен гомоцистеина.

При невозможности полноценного реметилирования гомоцистеина или его превращения в цистеин, развивается состояние гипергомоцистеинемии.

Гипергомоцистеинемия сама по себе является мультифакториальным процессом, с вовлечением генетических и негенетических аспектов метаболизма гомоцистеина. Нормальное содержание гомоцистеина в плазме крови составляет 5-12 мкмоль/л. Легкой степенью гипергомоцистеинемии считается 15-30 мкмоль/л, средней степенью — 31-100 мкмоль/л. а тяжелой более 100 мкмоль/л.

В течение жизни концентрация гомоцистеина в крови постепенно повышается. До периода полового созревания уровни гомоцистеина у мальчиков и девочек примерно одинаковы (около 5 мкмоль/л). В период полового созревание уровень гомоцистеина повышается до 6-7 мкмоль/л, у мальчиков это повышение более выражено, чем у девочек. У взрослых уровень гомоцистеина колеблется в районе 10-11 мкмоль/мл, у мужчин этот показатель обычно выше, чем у женщин. С возрастом уровень гомоцистеина постепенно возрастает, причем у женщин скорость этого нарастание выше, чем у мужчин. Постепенное нарастание уровня гомоцистеина с возрастом объясняют снижением функции почек, а более высокие уровни гомоцистеина у мужчин — большей мышечной массой.

Уровень гомоцистеина в крови может повышаться по многим причинам. Одним из факторов является повышенное поступление метионина с пищей. Поэтому во время беременности дополнительное назначение метионина в таблетках, до сих пор практикуемое некоторыми врачами, следует проводить с осторожностью и под контролем уровня гомоцистеина. Самыми частыми причинами повышения уровня гомоцистеина являются витаминодефицитные состояния. Особенно чувствителен организм к недостатку фолиевой кислоты  и  витаминов  В6, В12  и  В1.  Повышенную склонность к гипергомоцистеинемиии имеют курящие. Потребление больших количеств кофе является одним из самых мощных факторов, способствующих повышению уровня гомоцистеина в крови. У лиц, выпивающих более 6 чашек кофе в день, уровень гомоцистеина на 2-3 мкмоль/л выше, чем у не пьющих кофе. Предполагается, что негативное действие кофеина на уровень гомоцистеина связано с изменением функции почек, а с другой стороны, через взаимодействие с витамином В6 (снижая его уровень). Уровень гомоцистеина часто повышается при сидячем образе жизни. Умеренные физические нагрузки способствуют снижению уровня гомоцистеина при гипергомоцистеинемии. Потребление небольших количеств алкоголя может снижать уровень гомоцистеина, а большие количества спиртного способствуют росту гомоцистеина в крови (ингибиция метионин-синтетазы ацетальдегидом, снижение уровня фолатов, витамина В12 и/или В6).

На уровень гомоцистеина влияет прием целого ряда лекарств. Механизм их действия может быть связан с влиянием на действие витаминов, на продукцию гомоцистеина, на функцию почек, и на уровень гормонов. Особенное значение имеют метотрексат (антагонист фолиевой кислоты, часто применяется для лечения псориаза), противосудорожные препараты (фенитоин и др., опустошают запасы фолиевой кислоты в печени), закись азота (препарат, использующийся при наркозе и при обезболивании родов, инактивирует витамин В12), метформин (препарат, использующийся для лечения сахарного диабета и синдрома поликистозных яичников) и антагонисты Н2-рецепторов (влияют на всасывание витамина В12), эуфиллин (подавляет активность витамина В6, часто применяется в акушерских стационарах для лечения гестозов). На уровень гомоцистеина может неблагоприятно влиять прием гормональных контрацептивов, но это бывает не всегда. Еще одним фактором, способствующим повышению уровня гомоцистеина, являются некоторые сопутствующие  заболевания.  Самыми  важными  из  них являются витаминодефицитные состояния и почечная недостаточность. Заболевания щитовидной железы, сахарный диабет, псориаз и лейкозы могут способствовать значительному росту уровня гомоцистеина в крови. Одной из главных причин витаминодефицитных состояний, приводящих к гипергомоцистеинемии,    являются   заболевания   желудочно-кишечного    тракта, сопровождающиеся нарушением всасывания витаминов (синдром мальабсорбции). Это объясняет более высокую частоту сосудистых осложнений при наличии хронических заболеваний ЖКТ, а также то, что при В12-витаминодефиците частой причиной смерти служит не анемия, а инсульты и инфаркты.

 

Участие гомоцистеина в запуске тромбозов

При функциональной недостаточности фермента или снижении количества витамина В12 гомоцистеин еще не элиминируется за пределы клетки, а подвергается воздействию фермента СВS при каталитическом участии витамина В6 и через промежуточный продукт цистатионин необратимо трансформируется в цистеин. Если обе реакции не протекают внутри клетки, то гомоцистеин элиминируется в межклеточное пространство и кровоток. Это своеобразная защитная реакция от токсического влияния гомоцистеина на клетку. Повышенный уровень гомоцистеина вызывает повреждение сосудистой ткани, нарушая коагулянтный баланс. При этом гомоцистеин может оказывать как непосредственное цитотоксическое влияние на эндотелий, так и повреждать его посредством других молекул. Одновременно усиливается потребление оксида азота, который используется для нейтрализации   гомоцистеина.    Неутилизироваиный    гомоцистеин   подвергается аутоокислению с образованием Н2О2, супероксидных и гидроксильных радикалов, повреждающих эндотелий. Кроме того, под влиянием гомоцистеина происходит чрезмерная пролиферация гладкомышечных клеток сосудистой системы.

Повышенный уровень гомоцистеина вызывает активацию и гиперагрегацию тромбоцитов. Характерным является повышение уровня агониста агрегации тромбоцитов и вазоконстриктора тромбоксана А2.

Гомоцистеин сам по себе обладает прокоагулянтный свойствами, вызывая активацию XII фактора, V фактора и тканевого фактора. Другими возможными механизмами является снижение активности антитромбина III и эндогенного гепарина, как в циркуляции, так и на эндотелии, а также уменьшение содержания на поверхности внутренней выстилки сосуда тромбомодулина.

Учитывая особенности физиологической адаптации системы гемостаза к беременности, абсолютное большинство генетических и приобретенных форм тромбофилии клинически проявляются именно в течение гестационного процесса, и как оказалось, не только в форме тромбозов, но и в форме типичных акушерских осложнений. Процесс имплантации, инвазии трофобласта и дальнейшее функционирование плаценты представляется многоступенчатым процессом   эндотелиально-гемостазиологических   взаимодействий   со   сложной  регуляцией, который объективно нарушается при тромботической тенденции и в случае генетических дефектов свертывания. И проявляться эти нарушения могут на всех сроках беременности, начиная с момента зачатия. Микротромбообразование и нарушения микроциркуляции при гипергомоцистеинемии приводят к целому ряду акушерских осложнений. Нарушение плацентарной функции при этом возникает в результате микротромбозов в межворсинчатом пространстве и сосудах плаценты и сопутствующего тромбофилии дисбаланса между тромбоксаном А2 и простациклином, приводящим к спазму спиральных артерий и резкому повышению резистентности сосудистого русла матки.

Нарушение плацентации и фетоплацентарного кровообращения (изменение качества спиральных артерий и нарушение процесса инвазии их в трофобласт) могут быть причиной репродуктивной недостаточности на ранних сроках: невынашивания беременности и бесплодия в результате дефектов имплантации зародыша. На более поздних стадиях беременности  гипергомоцистеинемия  является  причиной  развития  хронической фетоплацентарной недостаточности и хронической внутриутробной гипоксии плода. Это приводит к рождению детей с низкой массой тела и снижению функциональных резервов всех жизнеобеспечивающих систем новорожденного и развития целого ряда осложнений периода новорожденности.

Гипергомоцистеинемия может быть одной из причин развития генерализованной микроангиопатии во второй половине беременности, проявляющейся в виде позднего токсикоза (гестоза): нефропатии, преэкламсии и экламсии. Для гипергомоцистеинемии характерно развитие тяжелых, часто неуправляемых состояний, которые могут приводить к досрочному прерыванию  беременности  по  медицинским  показаниям.  Рождение  незрелого недоношенного ребенка в таких случаях сопровождается высокой детской летальностью и большим процентом неонатальных осложнений.

Гомоцистеин свободно переходит через плаценту и может оказывать тератогенное и фетотоксическое действие. Было доказано, что гипергомоцистеинемия является одной из причин анэнцефалии и незаращения костномозгового канала. Анэнцефалия приводит к стопроцентной летальности, а «spina bifida» — к развитию серьезных неврологических проблем у ребенка, включая моторный паралич, пожизненную инвалидность и преждевременную смерть. Нельзя исключить прямое токсическое действие избыточного уровня гомоцистеина на нервную систему плода. Часто   наблюдается   сочетание   наследственных   или   приобретенных   форм гипергомоцистеинемии с повышением уровня антител к фосфолипидам (кардиолипину). В этом случае образование таких антител может рассматриваться как вторичная аутоиммунная реакция. В части случаев образование антител к фосфолипидам (кардиолипину) не связано с гипергомоцистеинемией   (заболевания  соединительной  ткани,  прием   некоторых лекарственных  средств,  вирусная  и  бактериальная  инфекция,  злокачественные новообразования). Показана роль гомоцистеина в нарушении репродуктивной функции у женщин, а также влияние гипергомоцистеинемии сочетанной с повышением уровня антител к фосфолипидам (кардиолипину), на увеличение риска проявления плацентарной недостаточности по сравнению с воздействием собственно гипергомоцистеинемии или антифосфолипидного синдрома. Это говорит о возможном потенцировании патологического воздействия гомоцистеина и антител к кардиолипину. Таким образом, гипергомоцистеинемия является самостоятельным многофакторным состоянием риска развития осложнений беременности с элементами каскадного самоусиления. Учитывая серьезность возможных последствий гипергомоцистеинемии, рекомендуется проверять уровень гомоцистеина всем женщинам, готовящимся к беременности. В обязательном порядке следует проверять уровень гомоцистеина у пациенток с бывшими ранее акушерскими осложнениями и у женщин, у родственников которых были инсульты, инфаркты и тромбозы в возрасте до 45-50 лет. Традиционные методики ведения тромбофилических состояний при беременности (в том числе и снижение уровней гомоцистеина) значительно улучшают прогноз беременности у женщин с факторами риска невынашивания беременности. Наши исследования показывают, что своевременная коррекция гипергомоцистеинемии позволяет резко снизить агрессию организма беременной женщины по отношению к плацентарной функции и в ряде случаев полностью устранить тромбофилическое состояние. Профилактическое назначение дополнительных доз фолиевой кислоты и витаминов группы В позволяет повысить порог активации системы гемостаза и снизить риск нарушения плацентарной функции. Это показывает, что необходимость и качество исследования гомоцистеинового профиля больных с клиникой сосудистой патологии является реальным шансом диагностического, лечебного и прогностического успеха в борьбе с акушерскими осложнениями, а также с большинством сосудистых патологий.

 

    ПРЕНАТАЛЬНЫЙ БИОХИМИЧЕСКИЙ СКРИНИНГ

РИСКА СИНДРОМА ДАУНА (ТРИСОМИЯ 21)

Второй триместр (15-18 неделя)

К биохимическим маркёрам пренататьного скрининга относят:

АФП (альфа-фетопротеин) — основной компонент фатальной сыворотки на ранних стадиях: беременности. Структурно схожий с альбумином белок (молекулярная масса около 70000 Да) вырабатывается желточным мешком и печенью плода. Белок экскретируется в амниотическую жидкость с мочой плода, проникает в кровь матери через плаценту и всасывается через плодные оболочки.

АФП выявляется в крови матери, начиная с 5—6 недель. Открытые дефекты заращения невральной трубки (ДНТ) ведут к излитию фетальной жидкости в амниотическую полость, вследствие чего резко возрастает концентрация АФП в крови матери. Поэтому повышение уровня АФП в материнской сыворотке во 2-м триместре беременности с высокой степенью вероятности указывает на наличие ДНТ у плода. Существенные повышения уровня АФП в крови матери наблюдаются также при других патологических состояниях плода (гастрошизис, аномалии почек), угрозе прерывания беременности и пр. В то же время в 30% случаев хромосомных нарушений у плода (синдромы Дауна и Эдвардса) уровень АФП в диагностические сроки (15—20-я недели беременности) оказывается сниженным.

РАРPA (ассоциированный с беременностью белок А) — является тяжёлым гликопротеином, производным плаценты. На  протяжении беременности он продуцируется в высоких концентрациях трофобластами и поступает в материнскую кровь. Уровни РАРР-А в материнской сыворотке возрастают после 7-й недели беременности. Его диагностическая  ценность наиболее высока именно в первом триместре беременности.

_ХГЧ (хорионический гонадотропин) — гликопротеин с молекулярной массой около 46000 Да, состоящий из двух субъединиц — альфа и бета. Белок секретируется клетками трофобласта. ХГЧ определяется сыворотке крови женщины, начиная с 10-12 дня после оплодотворения, то есть на 3—5 день после имплантации. Его концентрация быстро нарастает и достигает максимума к 8—10 неделям беременности. Уровень ХГЧ в крови беременной при синдроме Дауна у плода обычно повышается, а при синдроме Эдвардса – снижается.

НЭ (неконъюгированный (свободный) эстриол) — продуцируется фетоплацентарным комплексом. Дегидроэпиандростерон (ДГЭАС) превращается в альфа-гидрокси-ДГЭАС в печени плода и затем в эстриол в плаценте. Эстриол проникает в материнский кровоток, где можно определить его концентрацию. По концентрации НЭ в сыворотке крови беременной можно судить о состоянии плода. В норме уровень НЭ нарастает на протяжении всей беременности.

Сдавайте анализы постоянно в одной и той же лаборатории – и вашему врачу будут примерно известны Ваши личные показатели нормы и любое отклонение от нормы будет сразу им замечено.

Антитела к кардиолипину, IgG (Cardiolipin IgG) — показания к выполнению, оборудование, заболевания

Парсункова Кермен Анатольевна

Заведующая лабораторией Оптимум,

Анализ на антитела к кардиолипину, IgG

Антитела к кардиолипину, как правило, являются проявлением такого заболевания как антифосфолипидный синдром. Эта патология характеризуется необъяснимыми тромбозами, невынашиванием плода (утрата плода происходит во 2 или 3 триместре), тромбоцитопенией. Анализ на антитела к кардиолипину позволяет определить наличие этого синдрома у человека.

Особенности патологии

Все аутоиммунные заболевания характеризуются поражением клеток и органов защитными силами организма. Другими словами, при таких патологиях иммунная система организма начинает работать против самого организма. Такая реакция может быть обусловлена множеством факторов.

Как правило, аутоиммунные заболевания передаются генетическим путем. Патологией чаще страдают женщины.

Антифосфолипидный синдром может проявляться как у пожилых людей, так и людей младше 50 лет. При этом, анализ для подтверждения этого диагноза может быть назначен не всем больным. Это зависит от наличия или отсутствия определенных симптомов.

Особенности анализа на АКЛ

Тест на АКЛ (антитела к кардиолипину) нецелесообразно проводить пожилым людям, у которых прослеживаются признаки тромбозов. При этом, подозрения на наличие этого заболевания у молодых пациентов требует подтверждения наличия или отсутствия этой патологии. Тромбоз с необычной локализацией также может потребовать проведения исследования. Наличие АКЛ не является единственной причиной возникновения венозных или артериальных тромбозов. Именно поэтому, такое исследование может быть назначено только при наличии аутоиммунного фактора.

Тест на АКЛ имеет высокую специфичность, но при наличии у пациента эпилепсии, специфического герпеса, ВИЧ и ревматоидных заболеваний исследование может показать положительный результат. При повторном проведении теста результат в таких случаях будет отрицательным. Если после проведения анализа через 6-12 недель показатель останется положительным — это свидетельствует о наличии у пациента антифосфолипидного синдрома. Повторное проведение исследования может понадобиться в тех случаях, когда заболевание уже было выявлено.

Для исследования используется венозная кровь пациента. За 30 минут до исследования запрещается курить. Анализ необходимо сдавать утром натощак. Результаты анализа показывают количество АКЛ в крови.

Анализ на аутоантитела (аутоиммунные антитела), антитела к фосфолипидам

Артикул: 00520

Стоимость анализа

в лаборатории:

Обычный

12 950руб

стоимость указана без учета стоимости забора биологического материала

Добавить в корзину


Расширенный блок показателей для выявления причин невынашивания беременности, рисков неудач ЭКО, при бесплодии неясного генеза, а также при плацентарной недостаточности, преэклампсии и тромбозах во время беременности. Блок разработан специалистами Центра иммунологии и репродукции.


В блок входит ряд аутоантител, которые могут нарушать течение беременности на различных сроках: антифосфолипидные антитела, системные антитела к ДНК и антитела к щитовидной железе.

Готовность результатов анализа

Обычные*: 1-5 р.д.

Дата сдачи анализа:
Дата готовности:

*не считая дня сдачи.

Забор биоматериала

Методы выполнения и тесты

Иммуноанализ. Количественное определение. Антитела к кардиолипину IgG и IgM, антитела к нативной и денатурированной ДНК, антитела к ТПО, антитела к ТГ, антитела к бета-2-ГП-1 IgG и IgM, антитела к аннексину V IgG и IgM, антитела к протромбину IgG, IgM) — количественное определение, определение суммарного количества антител к кардиолипину, фосфатидилсерину, фосфатидилинозитолу, фосфатидиловой кислоте и бета-2-гликопротеину I — IgG/IgM, Антитела к фосфатидилэтаноламину IgG

Файлы

Скачать образец результата анализа

В этот блок анализов входят:

Для чего это нужно


Аутоантитела – это патологический ответ иммунной системы человека на компоненты собственных тканей организма. Они могут проявляться в выработке антител к фосфолипидам, фрагментам ДНК, факторам щитовидной железы и др.


В акушерской практике подобные нарушения рассматриваются в рамках антифосфолипидного синдрома, аутоиммунного тиреоидита, а также системных аутоиммунных заболеваний.


В норме их содержание в крови поддерживается в определенных концентрациях. Изменение этих уровней вызывает повышение свертывающей способности крови (приобретенная тромбофилия), развитие микротромбозов в сосудах плаценты, нарушение имплантации, плацентарную недостаточность, синдром внутриутробной задержки развития плода, преэклампсию. 


В нашей лаборатории Вы можете пройти обследование на аутоантитела по трём направлениям:



Значение анализов


Блок аутоантител рекомендуется для диагностики аутоиммунных проблем, в т.ч. влияющих на репродуктивную функцию. Этот блок позволяет выявить проблемы с щитовидной железой, антифосфолипидный синдром (ссылка на отдельную статью), системные антитела к ДНК. Такой блок сдается однократно при выявлении причин невынашивания беременности, неудачных попыток ЭКО, тяжелых осложнений беременности.


Блок аутоантител включает:

  • антитела к тиреоидной пероксидазе (антитела к ТПО)
  • антитела к тиреоглобулину (антитела к ТГ)
  • антитела к кардиолипину IgG
  • антитела к кардиолипину IgM
  • антитела к денатурированной ДНК
  • антитела к нативной ДНК (двунитевой, двуспиральной ДНК, АНТИ-ДНК, anti-dsDNA, Antibodies to DNA)
  • антитела к бета2-гликопротеину IgG
  • антитела к бета2-гликопротеину IgM
  • определение суммарного количества антител к кардиолипину, фосфатидилсерину, фосфатидилинозитолу, фосфатидиловой кислоте β2-гликопротеину I – IgG
  • определение суммарного количества антител к кардиолипину, фосфатидилсерину, фосфатидилинозитолу, фосфатидиловой кислоте β2-гликопротеину I – IgM
  • антител к аннексину V IgG
  • антитела к аннексину V IgM
  • антитела к протромбину IgG
  • антитела к протромбину IgM

Условия сдачи анализа

Не ранее, чем через 3-4 часа после последнего приема пищи (не употреблять жирное).

Также спрашивают:

С этим анализом сдают:

Как сдать анализы в Лабораториях ЦИР?

Для экономии времени оформите заказ на анализ в Интернет-магазине! Оплачивая заказ онлайн, Вы получаете скидку 10% на весь оформленный заказ!

У Вас есть вопросы? Напишите нам или позвоните +7 (495) 514-00-11. По анализам Вы можете задать вопрос на нашем форуме и обратиться на консультацию к специалисту.

Анализ АТ к β-2 гликопротеину i (igg, iga, igm) – сдать по цене 1300 руб. в Москве

Стоимость забора биоматериала

Настоящим уведомляем Вас о том, что с 01 марта 2016 года Лаборатория «Литех» изменяет порядок и стоимость забора биоматериала.

Прейскурант




Наименование услуги Стоимость в рублях*
1 Забор крови из вены, вне зависимости от количества пробирок 170
2 Взятие мазков, вне зависимости от количества стёкол 300

*Цены у Партнеров могут отличаться.

Анализ мочи и кала принимается в специальных контейнерах, бесплатно получить которые можно в медицинских офисах «Литех» или приобрести в аптеке.

Внимание! Скидки и специальные предложения не распространяются на забор биологического материала и генетические исследования


АТ к Бета 2 гликопротеину определяются в сыворотке крови.  Забор крови осуществляется специалистами лаборатории Литех. Исследование используется в диагностике аутоиммунных и системных заболеваний.

Обнаружение в сыворотке антител к Бета 2 гликопротеину указывает на вероятность развития антифосфолипидного синдрома (АФС). Для повышения специфичности диагностики АФС совместно с определением АТ к гликопротеину назначается анализ на антитела к кардиолипину.

Что показывает количество АТ к Бета 2 гликопротеину?

Концентрация  АТ к Бета 2 гликопротеину оказывает влияние на формирование тромбофилического состояния, артериального и венозного тромбоза.

Сдать анализ крови можно в любое удобное время в соответствии с режимом работы лаборатории. Кроме 8-часового перерыва в еде, необходимо соблюсти и другие меры. За несколько дней до сдачи биоматериала следует отказаться от приема алкоголя, высоких физических нагрузок, за несколько часов — от курения. Эти простые меры помогут обеспечить высокую достоверность диагностики.

Исследование занимает несколько дней. На основе полученных данных врач сможет установить диагноз и назначить соответствующее лечение. Для прохождения дополнительного обследования Вы также можете обратиться в нашу лабораторию.

Анализы сдаются натощак, с момента последнего приема пищи должно пройти не менее 8 часов.

Повышение уровня антител характерно для людей, страдающих системной красной волчанкой. В акушерской практике увеличение их концентрации характерно для:

  • невынашивания беременности,
  • синдрома задержки развития плода,
  • внутриутробной гибелью плода.

161950: Антикардиолипиновые антитела (АСА), IgA, IgG, IgM, количественные

1. Wilson WA, Gharavi AE, Koike T, et al. Заявление о международном консенсусе по предварительным критериям классификации определенного антифосфолипидного синдрома: отчет международного семинара. Arthritis Rheum. 1999; 42 (7): 1309-1311. 10403256

3. Бик Р.Л. Синдромы антифосфолипидных тромбозов. Clin Appl Thromb Hemost. 2001; 7 (4): 241-258. 11697705

4. Каррерас LO, Forastiero RR, Martinuzzo ME.Каковы лучшие биологические маркеры антифосфолипидного синдрома? J Аутоиммунный. 2000; 15 (2): 163-172. 10968904

5. Reddel SW, Krilis SA. Тестирование и клиническое значение антикардиолипиновых антител. Clin Diagn Lab Immunol. 1999; 6 (6): 775-782. 10548562

6. Лопес Л. Р., Сантос М. Е., Эспиноза Л. Р.. Клиническое значение иммуноглобулина А по сравнению с иммуноглобулинами G и антикардиолипиновыми антителами M у пациентов с системной красной волчанкой. Связь с тромбозом, тромбоцитопенией и повторным абортом. Am J Clin Pathol. 1992; 98 (4): 449-454. 1415024

7. Вила П., Эрнандес М.С., Лопес-Фернандес М.Ф. и др. Распространенность, наблюдение и клиническое значение антикардиолипиновых антител у здоровых субъектов. Thromb Haemost. 1994; 72 (2): 209-213. 7831653

8. Солонинка С.А., Ласкин С.А., Уизер Дж. И др. Клиническая применимость и специфичность антикардиолипиновых антител. J Rheumatol. 1991; 18 (12): 1849-1855. 1795324

9. Levine JS, Branch DW, Rauch J.Антифосфолипидный синдром. N Engl J Med. 2002; 346 (10): 752-763. 11882732

10. Харрис Э. Н., Пиеранджели С. С., Гарави А. Е.. Диагностика антифосфолипидного синдрома: предложение по использованию лабораторных тестов. Волчанка. 1998; 7 (Приложение 2): S144-S148. 9814693

11. Брандт Дж. Т., Триплетт Д. А., Алвинг Б., Шаррер И. Критерии диагностики волчаночных антикоагулянтов: обновление. От имени Подкомитета по волчаночным антикоагулянтам / антифосфолипидным антителам Комитета по науке и стандартизации ISTH. Thromb Haemost. 1995 Oct; 74 (4): 1185-1190. 8560433

12. Дженсон Р. Синдром антифосфолипидных антител. Clin Hemost Rev., ноябрь 2001 г .; 15 (11).

Часто задаваемые вопросы об антифосфолипидном синдроме

The SLE Workshop — это бесплатная группа поддержки и обучения, проводимая ежемесячно для людей с волчанкой и их семей / друзей. Презентация HSS, на основе которой был адаптирован этот контент, была первоначально проведена 2 июня 2004 года.Он периодически обновляется автором.

Что такое антифосфолипидный синдром?

Синдром — это совокупность событий или симптомов, составляющих определенное заболевание. Антифосфолипидный синдром (APS), также известный как антифосфолипидные антитела, антикардиолипиновые антитела, волчаночный антикоагулянт и синдром Хьюза, включает следующие симптомы:

  1. Повторяющееся свертывание крови в венах — например, тромбоз глубоких вен (ТГВ) в руке или ноге или тромбоэмбол легочной артерии (сгусток крови в легком) — или артериях (инсульт, сердечный приступ)
  2. Повторяющееся прерывание беременности (выкидыш), обычно в середине или конце беременности, а не на ранних сроках
  3. Сильно положительный тест на антитела.Слабоположительный тест часто встречается у нормальных людей, и этого недостаточно для диагностики этого синдрома

Вышеуказанные симптомы характерны именно для APS. Однако есть много других симптомов, которые могут испытывать люди с APS, в том числе:

  1. Изменения кожи
  2. Низкое количество тромбоцитов (недостаточное количество тромбоцитов в крови)
  3. Некоторые формы болезней сердца, почек и головного мозга

Что такое фосфолипид?

Фосфолипид — это тип жира («липид» означает жир), который содержит фосфат.Фосфолипиды образуют внешний слой всех клеток: клеток человека, бактерий и вирусов. Кардиолипин — это разновидность фосфолипидов. «Кардио» часть этого слова происходит от теста на фосфолипидный сифилис, в котором использовалось химическое вещество, полученное из коровьего сердца. (Как будет показано ниже, клинические тесты на сифилис сыграли ключевую роль в открытии антифосфолипидных антител.) Другой фосфолипид, который иногда используется в тестировании, — это фосфатидилсерин.

Что такое антифосфолипидные антитела (aPL) и как они измеряются?

Общий термин антифосфолипидное антитело (aPL) описывает любое из трех антител, измеряемых при диагностике или лечении APS.

  1. Волчаночный антикоагулянт (LAC) — Тест LAC измеряет влияние антитела на время, необходимое для свертывания крови. Если кровь пациента содержит антифосфолипидные антитела (aPL), они будут связываться с фосфолипидами в пробирке, и кровь не будет свертываться. Хотя положительный тест называется «антикоагулянтом от волчанки», название происходит от его запутанной истории. Это не означает, что у пациента волчанка, и это не означает, что кровь не свертывается. Фактически, в организме, в отличие от пробирки, он слишком легко свертывается.
  2. Антикардиолипиновые (aCL) антитела являются наиболее часто измеряемыми антифосфолипидными антителами.
  3. Anti-Beta-2-гликопротеин-I (aβ2GPI) измеряет антитело к конкретному белку (бета-2-гликопротеин-I), который необходим для связывания aCL с кардиолипином.

Каждый из антикардиолипина и aβ2GPI имеет три подтипа: IgG, IgM и IgA. Все это разные типы иммуноглобулиновых антител, которые обычно вырабатываются у людей.

Когда инфекция (например, сифилис) является причиной положительного результата теста на aPL, aPL является частью реакции организма на попытку убить инфекционный микроб.Некоторые инфекции, а также волчанка раздражают определенные типы клеток крови и клеток кровеносных сосудов. В результате белок b2GP1, который обычно плавает в кровотоке, распознает, что раздраженные клетки являются ненормальными, и «вызывает» антифосфолипидные антитела, которые запускают реакцию, приводящую к образованию тромбов.

С точки зрения пациента, все эти меры эквивалентны: все они проверяют на наличие антифосфолипидных антител. С точки зрения прогнозирования результатов для здоровья и развития APS, тест LAC более эффективен, чем тесты aCL или aβ2GPI.Среди тестов на антитела к aCL или aβ2GPI подтип IgG более эффективен, чем IgM, который более эффективен, чем IgA. Для каждого из этих тестов на антитела строго положительный тест предполагает худший исход для пациента, чем слабо положительный тест.

Как был обнаружен АПЛ?

В начале 1900-х годов, когда стал доступен анализ крови на сифилис, врачи признали, что у некоторых людей были ложноположительные результаты тестов на сифилис, что означало, что они дали положительный результат, даже если на самом деле у них не было болезни.В то время это считалось медицинским курьезом. Это не было признано имеющим клиническое значение. Но в 1940-х и 1950-х годах практикующие врачи пришли к выводу, что ложноположительные результаты теста на сифилис чаще всего встречаются у пациентов с системной красной волчанкой (обычно называемой просто волчанкой или СКВ). Сегодня ложноположительный результат теста на сифилис — ключ к возможному диагнозу волчанки. Однако он не ставит ни окончательного диагноза волчанки, ни сам по себе не указывает на диагноз APS.

В 1950-х и 1960-х годах стало понятно, что ложноположительный результат теста на сифилис был связан с LAC и его нарушениями свертывания крови. В 1983 году три исследователя волчанки в Лондоне, связанные с HSS, — Грэм Хьюз, Аззудин Гарави и Э. Найджел Харрис — разработали гораздо более простой тест (теперь называемый aCL ELISA), чтобы заменить громоздкий тест на LAC. Они проверили своих пациентов с СКВ и обнаружили, что aCL возникала у пациентов со спонтанными тромбами и с потерей беременности.Они поделились результатами теста с другими исследователями, включая врачей по УСЗ, и к 1985 году мы и другие подтвердили их выводы.

До 1989 года врачи считали АФС разновидностью волчанки. Однако к тому времени достаточно зарегистрированных случаев APS у людей без волчанки заставили британских, австралийских, итальянских и голландских исследователей утверждать, что APS следует рассматривать как отдельное заболевание. Они также утверждали, что название «первичный антифосфолипидный синдром» (PAPS) следует использовать для описания APS у пациентов без волчанки, а «вторичный антифосфолипидный синдром (sAPS) — использовать для описания APS у пациентов с волчанкой».В 1990 году был открыт бета-2-гликопротеин-I (aβ2GPI), важность которого была рассмотрена выше.

Кто получает APS?

Есть различия между больными СКВ и АФС. В то время как 90% людей, у которых развивается СКВ, составляют женщины с АФС, если считать только людей, у которых развиваются тромбы, и не учитывать женщин, у которых есть проблемы с беременностью, около 50% людей с АФС — женщины. Но если подсчитать людей, у которых развиваются тромбы, а также те, у кого есть проблемы с беременностью, около 70% пациентов с АФС — женщины.СКВ чаще всего встречается у людей африканского происхождения, на втором месте по частоте у азиатов и латиноамериканцев, а реже всего — у людей европейского происхождения. Напротив, APS чаще встречается у лиц европейского и азиатского происхождения, чем у лиц африканского происхождения. Около трети пациентов с волчанкой имеют АФЛ.

Что будет, если у вас есть АПЛ?

Основной симптом — тромбы. Антитела могут находиться в кровотоке в течение многих лет, прежде чем что-либо произойдет, и некоторые люди с этими антителами здоровы всю свою жизнь.Что вызывает свертывание крови? Одна из теорий состоит в том, что само антитело раздражает клетки внутри кровеносных сосудов. Другая теория состоит в том, что инфекция раздражает клетки и привлекает антитела. Независимо от того, какая теория верна, в результате образуется сгусток.

Антитело распространяется в семьях и часто обнаруживается в семьях пациентов с СКВ или PAPS. Другими словами, если в семье присутствует СКВ или PAPS, вероятность наличия aPL у кровного родственника увеличивается.У женщин антитела вырабатываются чаще, чем у мужчин, но неизвестно почему. Также неизвестно, что в первую очередь вызывает появление антител. Две разные теории объясняют, почему у людей вырабатываются антифосфолипидные антитела. Во-первых, инфекция заставляет людей вырабатывать антитела, но ничего не происходит, пока что-то еще, например травма или другая инфекция, не вызовет болезнь. Вторая теория утверждает, что антифосфолипидные антитела обычно присутствуют в организме в небольших количествах и используются для удаления старых и умирающих клеток.Люди с APS могут вырабатывать слишком много антител или аномальные антитела. Или, в некоторых случаях, может оказаться, что b2GP1, который связывает aPL с целевыми раздраженными клетками, является ненормальным. У некоторых пациентов с APS может оказаться, что причиной проблемы являются раздраженные клетки, и антитела к aPL пытаются (безуспешно) исправить ситуацию.

Хотя свертывание крови является основным риском для здоровья APS, у беременных женщин антитела повреждают плаценту, вызывая голод у плода, прекращая кровоснабжение, которое питает его.Антикоагулирующие препараты, такие как гепарин и аспирин, защищают кровоснабжение, давая плоду от 80% до 90% шансов на выживание. Это заметно лучше, чем 20% выживаемость в 1980-х годах, до того, как APS был известен медицинской науке.

Даже при более высоких показателях выживаемости плода и лечении гепарином беременность у людей с АФС не всегда протекает нормально. Хотя нормальная беременность длится 40 недель (рождаются дети весом более 6 фунтов), при APS регулярно происходят преждевременные роды (от 30 до 35 недель, когда дети весят от 3 до 5 фунтов).Однако после рождения младенцы чувствуют себя прекрасно.

Мышиные модели можно использовать для изучения антител. Новые исследования на мышах показывают, что различные формы лечения, ориентированные на систему комплемента (часть иммунной системы, которая усиливает свои способности в определенных условиях) и другие процессы, а не на свертывание крови, могут быть более эффективными. Ревматолог из HSS доктор Джейн Сэлмон является лидером в этой работе.

Варфарин (кумадин) предотвращает образование тромбов. Это лекарство обычно используется для людей с инсультом и сердечным приступом.Могут помочь аспирин и гидроксихлорохин (Плаквенил). Новые пероральные антикоагулянты ривароксабан [Ксарелто] и апиксабан [Эликвис] не действуют, и их нельзя использовать. В серьезных случаях помогает экспериментальная терапия — внутривенное введение иммуноглобулина.

Редкое осложнение APS, называемое катастрофическим APS (CAPS), заключается в очень быстром свертывании крови по всему телу. Это опасно для жизни и требует немедленного лечения в стационаре. В этой статье описывается эта болезнь и способы ее лечения.

Часто задаваемые вопросы об антифосфолипидном синдроме

В. Переходит ли антифосфолипидный синдром в волчанку (СКВ)?

В. Вызывает ли антифосфолипидный синдром затвердение артерий?

Раньше так думали врачи, но теперь совершенно ясно, что нет никакой корреляции между АФС и затвердением артерий.

В. Вызывает ли антифосфолипидный синдром заболевание сердечного клапана?

У небольшого числа пациентов ответ утвердительный.У некоторых пациентов с СКВ без АФС также развивается поражение сердечного клапана, но, по-видимому, оно чаще встречается у пациентов с АФС. Непонятно, почему это происходит.

В. Вызван ли антифосфолипидный синдром инфекцией?

Ученые занимаются этим. До сих пор исследователям удавалось вырабатывать антитела при определенных инфекциях только у мышей.

В. Какая связь между волчанкой и антифосфолипидным синдромом?

Около 30% пациентов с волчанкой имеют положительный результат теста на антифосфолипидные антитела.Неизвестно почему. Около половины пациентов с АФС страдают СКВ.

В. Почему люди с первичным антифосфолипидным синдромом (PAPS) также не болеют волчанкой?

Неизвестно почему.

Заключение

Существуют хорошие методы лечения антифосфолипидного синдрома, но необходимы более эффективные. Врачи могут предотвратить образование тромбов у людей из группы риска, но мы хотели бы сделать это гораздо безопаснее и эффективнее, чем мы можем сейчас. Кроме того, мы можем спасти большинство беременностей, но многие из них преждевременные.Исследователи продолжают изучать новые и оригинальные методы лечения этого заболевания.

Обновлено: 6.08.2019

Авторы

Михаил Д. Локшин, MD

Лечащий ревматолог, Госпиталь специальной хирургии
Директор, Центр Барбары Волкер для женщин и ревматических заболеваний

Характеристика эстроген-индуцированных аутоантител к кардиолипину у неаутоиммунных мышей

Антитела к кардиолипину у людей связаны с множеством аутоиммунных заболеваний, включая антифосфолипидный синдром, системную красную волчанку и синдром Шегрена.Эти антитела также были продемонстрированы на аутоиммунных мышах MRL-Mp-lpr / lpr (MRL / lpr), BXSB-Mp — (+ yaa) (BXSB) и (NZW x BXSB) F1. В предыдущей работе мы показали, что гонадэктомированные или интактные самцы и самки неаутоиммунных мышей C57BL / 6 после лечения эстрогеном экспрессируют аутоантитела к кардиолипину. В этом исследовании мы расширяем эти результаты и показываем, что экспрессия этих антител сохраняется в течение месяцев даже после прекращения воздействия экзогенного эстрогена. Эти антитела относятся к изотипам IgM и IgG, но не относятся к IgA, и преобладающим субизотипом IgG является IgG2b.Эстроген-индуцированные антитела к кардиолипину лишь минимально перекрестно реагируют с ДНК, актином или овальбумином. Было показано, что связывание антител с кардиолипином от аутоиммунных пациентов-людей в целом зависит от присутствия кофактора, бета2-гликопротеина I. Мы обнаружили, что у мышей C57BL / 6, получавших эстроген, а также у MRL / 6, склонных к СКВ. У мышей lpr и BXSB связывание антикардиолипиновых антител с кардиолипином не усиливалось, а скорее снижалось в присутствии человеческого бета2-гликопротеина I.Кроме того, добавление экзогенного человеческого бета2-гликопротеина I к очищенным фракциям иммуноглобулина, содержащим антитела против кардиолипина, скорее снижает, чем усиливает связывание с кардиолипином. В совокупности эти данные показывают, что стойкие определяемые уровни аутоантител IgG и IgM, специфичных к кардиолипину, могут быть индуцированы у нормальных мышей только обработкой эстрогеном (то есть без введения аутоантигенов). Кроме того, мы характеризуем эти антитела в отношении их кинетики, перекрестной реактивности, распределения изотипов и требований к кофактору (бета2-гликопротеин I).

достижений в исследованиях антикардиолипиновых антител

Антикардиолипиновые антитела (АСА) являются разновидностью аутоантител и являются одним из антифосфолипидных антител (АФА). Фосфолипиды с отрицательным зарядом на тромбоцитах и ​​мембранах эндотелиальных клеток являются антигенами-мишенями ACA. ACA часто встречается при системной красной волчанке и других аутоиммунных заболеваниях и тесно связан с тромбозом, тромбоцитопенией и самопроизвольным абортом.В 1983 году Харрис разработал метод обнаружения АСА, и исследования этого антитела привлекли внимание всего мира и быстро развивались. Для этого обзора мы просмотрели статьи, которые охватывают большинство исследований, связанных с ACA, за последние 25 лет и извлекли важные идеи и выводы в этой области.

1. Введение

Первое антифосфолипидное антитело (aPL) было обнаружено у пациентов с сифилисом в 1906 году, а связанные с ним антигены были идентифицированы как фосфолипиды. APL, включая антикардиолипиновые антитела (ACA), анти-бета2-гликопротеин I ( β 2 GPI) и волчаночный антикоагулянт (LA), представляют собой гетерогенную группу аутоантител, реагирующих против фосфолипидов, фосфолипид-белковых комплексов и фосфолипид-связывающих белки [1].В 1941 году из сердца коровы был выделен кардиофосфолипид, который имеет самую высокую концентрацию в миокарде и скелетных мышцах млекопитающих. Каждая молекула сердечного фосфолипида содержит четыре ненасыщенных жирных кислоты, которые легко окисляются или полимеризуются. Исследование показало, что ACA обладает перекрестной реактивностью с большинством отрицательно заряженных фосфолипидов. АСА может сочетаться с отрицательно заряженными фосфодиэфирами в молекулах сердечных фосфолипидов, а жирные кислоты в молекулах фосфолипидов являются важными компонентами их антигенности.

2. Краткое описание антикардиолипинового антитела

АСА — это группа гетерогенных антител, которые подразделяются на IgG, IgA и IgM. ACA можно комбинировать с сердечным фосфатидом, фосфатидилсерином или фосфатидилинозитолом. Антиген-мишень ACA остается спорным. Это могут быть фосфолипиды в сердце; фосфолипид-связывающие белки в плазме, такие как β 2 GPI; или белковые и фосфолипидные соединения. Антигеном-мишенью также могут быть фосфолипиды, которые подвергаются изменению конформации после образования комплекса, или новые антигенные детерминанты на β 2 GPI [2].ACA может быть обнаружен при многих заболеваниях, включая аутоиммунное заболевание, повторный аборт, цереброваскулярное заболевание и инфекционное заболевание. Связь между ACA и его клиническим проявлением делится на две категории. ACA при аутоиммунном заболевании и антифосфолипидном синдроме (APS) находится в пределах аутоиммунного диапазона, а его антиген-мишень представляет собой фосфолипид-связывающий белок, который может вызывать нарушение свертывания крови; сифилис и другие инфекционные заболевания содержат неиммунный ACA, антигеном-мишенью которого является кардиофосфат, и он не зависит от белков плазмы, таких как β 2 GPI.

3. Клинический лабораторный анализ

В 1983 году Harris et al. впервые разработал тест ACA с использованием кардиолипина в качестве антигена, смеси желатин / фосфатно-солевого буфера (PBS) для разбавления образцов сыворотки пациентов и радиоактивно меченных IgG или IgM человека для обнаружения связанного ACA с помощью радиоиммуноанализа. В течение следующих нескольких лет метод тестирования развился так, что сыворотка эмбриона коровы или сыворотка взрослого крупного рогатого скота заменили желатин / PBS в качестве разбавителя образца для обеспечения достаточного β 2 GPI для действительного теста, меченных ферментом антител против человеческого IgG или IgM. заменили радиоактивно меченные антитела против человеческого IgG или IgM, и был разработан иммуноферментный анализ ACA (ELISA) [3].ACA от пациентов с APS требует β 2 GPI в ​​качестве кофактора для связывания кардиолипина [4]. Таким образом, анализы ACA могут косвенно зависеть от функции и структуры β 2 GPI.

Многие ученые работали над улучшением и стандартизацией методов обнаружения ELISA. Было продемонстрировано, что как несоответствия, так и отсутствие межлабораторного согласия в основном связаны с тем, как лаборатории проводят испытание, как калибруется тест и как рассчитываются результаты.Когда лаборатории используют стандартный набор ELISA и производят единообразные вычисления, согласие между лабораториями значительно улучшается [5]. На 8 -м Международном симпозиуме по антифосфолипидным антителам эксперты отметили, что рутинное использование набора ELISA было первым выбором для диагностики APS. Однако стандартизированной методологии ELISA нет, а внутрилабораторная и межлабораторная вариабельность остается на высоком уровне.

Недавно было доказано, что новые методы полезны для обнаружения ACA.Линейные иммуноанализы, использующие новую гидрофобную твердую фазу для обнаружения ACA, кажутся интригующей альтернативой [6, 7]. Хемилюминесцентный иммуноанализ (CLIA) доступен для обнаружения ACA с 2010 года. Полностью автоматизированный CLIA может использовать парамагнитные частицы, покрытые кардиолипином или человеческим β 2 GPI, для захвата антител из образцов сыворотки и последующего обнаружения ACA. Meneghel et al. показали, что CLIA имеет значительно более низкую сравнительную чувствительность для IgM ACA, но значительно более высокую сравнительную специфичность для IgM ACA по сравнению с домашним ELISA [8].Иммуноферментный анализ флуоресценции, который измеряет флуоресценцию реакционной смеси после остановки реакции, сравнивали с самодельным ELISA. Mattia et al. обнаружили, что чувствительность этих двух методов была схожей, за исключением IgM ACA [9]. В совокупности следует разработать полностью автоматизированные системы анализа ACA для стандартизации тестирования ACA в результате значительных вариаций внутри и внутри анализа.

4. Клиническая значимость лабораторного обнаружения ВСА
4.1. Аутоиммунное заболевание
4.1.1. Системная красная волчанка

Системная красная волчанка (СКВ) — это хроническое мультисистемное аутоиммунное воспалительное заболевание, которое в первую очередь поражает женщин в пременопаузе [10]. В 2012 году группа международных сотрудничающих клиник системной волчанки предложила новые критерии классификации, которые включают клиническое и серологическое содержание для диагностики и классификации СКВ, а ВСА является одним из шести серологических критериев [11]. Hobbs et al. провели одноцентровое ретроспективное начальное когортное исследование для оценки клинико-патологических особенностей, включая ACA, у педиатрических пациентов с впервые возникшим нефритом с СКВ.Они обнаружили, что 90% (19/21) пациентов были положительными на АСА [12]. В другом исследовании, включавшем 390 пациентов с СКВ, 47% имели повышенный уровень АКА. Пациенты с СКВ имели пролонгированное активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ), тромбоцитопению и положительные результаты теста Кумбса, но у них не было АФС. Длительное АЧТВ тесно связано с венозным или артериальным тромбозом [13]. Исследование показало, что активация тромбоцитов не вызывалась только ACA + LA (волчаночный антикоагулянт) + плазмой, но значительно усиливалась ACA + LA + плазмой в сочетании с аденозиндифосфатом (ADP) в низкой концентрации, которая оказывала лишь умеренное влияние на активацию тромбоцитов. .Напротив, ни один из образцов плазмы ACA + LA-, ACA-LA + или ACA-LA- не был способен усиливать активацию тромбоцитов даже в присутствии стимуляции ADP, что указывает на то, что ACA и LA могут взаимодействовать, способствуя активации тромбоцитов и могут быть участвует в патогенезе артериального тромбоза и тромбоцитопении у пациентов с СКВ [14]. Alharbi et al. оценили различия между синдромом перекрытия системного склероза и системной красной волчанки (SSc-SLE) и SLE и обнаружили, что уровень ACA был повышен у пациентов с SSc-SLE [15].

4.1.2. APS

APS — это аутоиммунное заболевание, которое клинически характеризуется рецидивирующими венозными и / или артериальными тромбоэмболическими осложнениями или заболеваемостью во время беременности и связано с aPLs [16–18]. Пациенты должны иметь как клинические, так и лабораторные критерии, чтобы диагностировать APS, а для диагностики APS необходимо наличие хотя бы одного из трех aPLs [19]. Сосудистый тромбоз определяется как один или несколько клинических эпизодов тромбоза артерий, вен или мелких сосудов, затрагивающих любой орган, и подтверждается соответствующими изображениями и / или гистопатологическими анализами [19].Критерии клинической классификации заболеваемости во время беременности следующие: (1) одна или несколько необъяснимых смертей морфологически здорового плода на 10 неделе беременности или позднее с нормальной морфологией плода; (2) одно или несколько преждевременных родов морфологически здорового новорожденного на 10 неделе беременности или ранее из-за эклампсии, тяжелой преэклампсии или плацентарной недостаточности; и (3) три или более необъяснимых последовательных самопроизвольных аборта до 10 недели беременности с анатомическими или гормональными аномалиями матери, при которых были исключены материнские или отцовские хромосомные аномалии.Обновленная схема классификации Сиднея рекомендует (1) обнаружение волчаночного антикоагулянта в соответствии с руководящими принципами, опубликованными Международным обществом по тромбозу и гемостазу; (2) АСА (IgG или IgM), превышающая 40 антифосфолипидных единиц IgG или IgM; или (3) анти- β 2 GPI-антитела (IgG или IgM) на уровнях, превышающих 99 процентиль, измеренный с помощью ELISA [20]. Сообщалось, что ACA является положительным у 84-90% пациентов с APS и у 25% пациентов с APS (без LA) [21].Важность тестирования ACA в диагностике APS была поставлена ​​под сомнение в 2002 году; однако Nash et al. продемонстрировали, что исключение тестирования ACA из клинического исследования APS может привести к невозможности диагностики синдрома у значительной части пациентов. В их отчете с использованием 123 пациентов с персистирующими aPL, более четверти когорты исследований пациентов были положительными на ACA и отрицательными на LA и анти- β 2 GPI [22]. Таким образом, нельзя игнорировать важность ACA в диагностике APS.

4.1.3. Ревматоидный артрит

Ревматоидный артрит (РА) — заболевание соединительной ткани, поражающее органы всего тела. Наиболее заметным проявлением является воспаление суставов, часто наблюдается поражение кожи. Серологически ревматоидный артрит может показывать ревматоидный фактор (RF) и / или другие аутоантитела. Wolf et al. собрали образцы у 173 последовательных пациентов с ревматоидным артритом и проанализировали лабораторные результаты и клинические проявления. Аномально повышенные уровни IgG и / или IgM ACA были обнаружены с помощью ELISA в сыворотках 55 (32%) пациентов.Они также обнаружили, что из 36 пациентов с ревматоидными узелками у 17 были положительные уровни ACA (чувствительность 47%), что указывает на статистически значимую связь [23]. Напротив, Bobbio-Pallavicini et al. исследовали влияние длительного лечения инфликсимабом на различные аутоантитела у пациентов с РА. Результаты показали увеличение титра АСА без каких-либо связанных клинических проявлений [24]. Сериоло и др. предположили, что связь между положительностью АСА и снижением уровня свободного протеина S у пациентов с РА может представлять собой один из факторов риска тромботических событий [25].

4.1.4. Иммунная тромбоцитопеническая пурпура

Иммунная тромбоцитопеническая пурпура (ИТП) — это приобретенное заболевание, характеризующееся изолированной тромбоцитопенией, вызванной опосредованной аутоантителами периферической деструкцией тромбоцитов и отсутствием какой-либо очевидной инициирующей и / или основной причины тромбоцитопении. Despujol et al. собрали данные от 215 пациентов с ИТП и обнаружили, что 54 (25%) пациентов имели ACA, в том числе 42 (20%), которые были положительными по IgG-ACA [26].

Распространенность тромбоцитопении как проявления первичного АФС составляет от 20 до 46%.Хотя данные свидетельствуют о том, что ACA может связывать активированные мембраны тромбоцитов и вызывать разрушение тромбоцитов, патогенез тромбоцитопении, связанной с ACA, остается неясным. Карлос и др. выявили IgG и IgM aPL с помощью ELISA у 21 пациента с ИТП и у 33 пациентов с APS. Результаты показали, что частоты антител IgG в ИТП были ACA (47,6%)> анти- β 2 GPI (19%). В APS, наоборот, анти- β 2 GPI был наиболее частым (73%) [27].

4.2. Тромбоз

ACA — один из индикаторов тромбоза. Naess et al. предположили, что повышенные уровни ACA не были фактором риска последующего венозного тромбоза в общей популяции, с помощью большого популяционного исследования вложенных случаев, включающего 508 случаев венозного тромбоза и 1464 подобранных контрольных субъекта из общего числа 66 140 участников. Повышенные уровни ACA все еще были связаны с двукратным увеличением риска венозного тромбоза при наличии аутоиммунного заболевания (в основном системной красной волчанки) [28].Годой и др. обнаружили, что уровни ACA в сыворотке 34 пациентов, страдающих тромбозом глубоких вен, были выше нормального референсного диапазона. Однако из 6 пациентов с рецидивирующим тромбозом 4 дали положительный результат. Таким образом, пациенты с тромбозом глубоких вен, положительные на АСА, имели более высокий риск повторного тромбоза [29].

ACA привлекает моноциты в стенку сосуда и индуцирует их адгезию к эндотелиальным клеткам, которая опосредуется молекулами адгезии, такими как молекула межклеточной адгезии-1, молекула адгезии сосудистых клеток-1 и Е-селектин [30].Исследование подтвердило, что ACA, полученный от мышей (NZW × BXSB), модель антифосфолипидного синдрома с инфарктом миокарда, может перекрестно реагировать с окисленным липопротеином низкой плотности, который, как полагают, вызывает превращение макрофагов в пенистые клетки, а в некоторых случаях случаев, чтобы вызвать повреждение эндотелиальных клеток [31]. Другое исследование показало, что IgG ACA способен увеличивать экспрессию хемотаксического белка-1 моноцитов (MCP-1) как на уровне белка, так и на уровне мРНК, а сверхэкспрессия MCP-1 связана с несколькими патологическими состояниями, включая атеросклероз, тромбоз. и воспалительные заболевания [32].Alves et al. показали, что АСА индуцирует выработку оксида азота резко за счет увеличения экспрессии индуцибельной синтазы оксида азота в моделях ex vivo и in vivo , что может приводить к ингибированию с обратной связью оксида азота, полученного из эндотелия, и повышать риск тромбоза [33] . Возможные механизмы, вызывающие тромбоз ACA, следующие: (1) ACA реагирует с мембранными фосфолипидами тромбоцитов или эндотелиальных клеток сосудов, тем самым подавляя синтез простациклина в эндотелиальных клетках сосудов (PGI 2 ).Таким образом, факторы, способствующие тромбозу, увеличиваются [34]. (2) После того, как ACA повреждает эндотелиальные клетки сосудов, высвобождение активатора плазминогена снижается, тем самым увеличивая тенденцию к тромбозам [35]. (3) ACA-IgG также может вызывать прямое иммунное повреждение эндотелиальных клеток, вызывая адгезию тромбоцитов, агрегацию и активацию фактора XII [36]. (4) ACA может ингибировать регуляцию тромбина, снижать активацию протеина C и повышать активность свертывания крови in vivo , тем самым способствуя тромбозу.

4.3. Рекуррентный аборт

Рекуррентный аборт относится к последовательным самопроизвольным абортам у женщин. Исследование, направленное на оценку распространенности высокого уровня ACA у женщин, в анамнезе которых было как минимум два выкидыша, показало, что высокие уровни ACA были выявлены у 55,77% людей. Систематический обзор и метаанализ продемонстрировали положительную связь между антифосфолипидными антителами и / или APS у пациентов с повторным абортом [37]. В исследовании было проанализировано 85 антенатальных пациенток с рецидивирующей потерей плода (случаи) и такое же количество антенатальных пациенток без рецидивирующей потери плода (контроль), соответствующих возрасту.Был сделан вывод о том, что распространенность APL среди антенатальных пациенток с повторным абортом была как минимум в 3 раза выше, чем у обычных дородовых клиентов [38]. Предыдущие исследования показали, что тройная положительность aPL (ACA, анти- β 2 GPI и LA) связана с осложнениями беременности у носителей aPL [39, 40]. Приведенные выше экспериментальные данные подтвердили положительную корреляцию между ACA и повторным абортом, особенно в отношении позднего повторного аборта. Следовательно, ACA можно использовать в качестве одного из индикаторов для прогнозирования аборта у женщин из группы высокого риска.

Возможный механизм ACA, приводящий к повторному аборту, включает следующие аспекты: (1) ACA препятствует кальций-зависимому фосфолипид-связывающему белку V, который влияет на кровоток между ворсинками [41]. (2) Комбинация ACA и фосфатида эндотелия сосудов может повредить эндотелий сосудов и вызвать локальное образование тромбов, что приведет к недостаточному кровоснабжению децидуальной оболочки и плаценты, поражениям сосудов, эмболии плаценты и инфаркту.(3) ACA реагирует с тромбоцитами или фосфолипидами мембран эндотелиальных клеток сосудов, вызывая сокращение местных кровеносных сосудов, агрегацию тромбоцитов и уменьшение объема плаценты, что в конечном итоге приводит к патологической беременности [42]. (4) Уровень общего комплемента в сыворотке снизился у пациентов с APS, а циркулирующий иммунный комплекс увеличился. Наблюдается чрезмерная активация комплемента, что приводит к аборту плода и ограниченному развитию эмбриона [43]. (5) Кроме того, ACA может вызывать плацентарный васкулит, который приводит к недостаточному снабжению плода кислородом и питанию, вызывая дистресс и смерть плода.

4.4. Цереброваскулярное заболевание

ACA связано с цереброваскулярным заболеванием. Эпидемиологические исследования пациентов с острой негеморрагической церебральной апоплексией показали, что ACA был значительно повышен у пациентов с острым инфарктом головного мозга и повышался перед началом. ACA может быть вовлечен в процесс инфаркта мозга. Исследования показали, что уровень ACA у пациентов с мультифокальным инфарктом головного мозга значительно выше, чем у пациентов с единичным инфарктом головного мозга [44].Пациенты с инфарктом головного мозга, положительные на АСА, имели значительно повышенный риск второго инфаркта мозга. Следовательно, ACA может служить эталонным индексом для клинического лечения [45].

Взаимосвязь между ACA и факторами риска цереброваскулярных заболеваний обычно рассматривается следующим образом: (1) Возраст: в последние годы считается, что ACA имеет более высокий процент положительных результатов у молодых пациентов с инфарктом головного мозга [46]. Поэтому у людей среднего и молодого возраста при необъяснимой апоплексии мозга, транзиторной ишемической атаке, тромбозе глубоких вен и т. Д., его можно дополнительно изучить, проанализировав ACA. Исследование ACA-положительных пациентов с инфарктом головного мозга показало, что пациентов было больше, чем мужчин. Позитивные пациенты чаще страдали сердечными заболеваниями, заболеваниями крови и неврологическими осложнениями. Помимо других факторов риска, частота рецидивов у пациентов женского пола была выше, чем у пациентов мужского пола [47]. (2) Диабет: у пациентов с диабетом наблюдается нарушение метаболизма глюкозы и липидного обмена, которое может производить большое количество свободных радикалов кислорода, что вызывает повреждение эндотелиальных клеток сосудов, так что функция тромбоцитов гиперактивна, производя большое количество ACA.АСА, в свою очередь, влияет на синтез PGI2 эндотелиальными клетками сосудов, вмешиваясь в регулирующий тромб элемент, активатор фермента фибринолиза, а также на активность системы протеина C и ингибируя активность тромбина III. Кроме того, ACA также способствует активации функции тромбоцитов и микрососудистых заболеваний, тем самым вызывая тромбоз в организме. (3) Высокое кровяное давление: гипертония сама по себе может привести к повреждению эндотелиальных клеток сосудов. ACA может реагировать с мембранными фосфолипидами в мембране эндотелиальных клеток артериальной стенки, и повреждение эндотелиальных клеток приводит к экспозиции мембранных фосфолипидов, вызывая продукцию ACA.С другой стороны, ACA усугубляет повреждение эндотелия, образуя порочный круг. (4) Курение: ACA у курильщиков значительно выше, чем у некурящих, и его механизм может быть следующим: курение может сделать ЛПНП восприимчивыми к окислению, что приводит к увеличению окислительных продуктов в организме. Кроме того, может быть снижен синтез и активность супероксиддисмутазы и глутатионпероксидазы. Свободные радикалы кислорода значительно увеличиваются, вызывая повреждение эндотелиальных клеток сосудов, вызывающее выработку ACA [48].(5) Гиперлипидемия: комбинация ACA и составного продукта β 2 GPI и фосфолипида снижает удаление триглицеридов, что приводит к гипертриглицеридемии [49]. В то же время, из-за увеличения жировых отложений, организм будет производить большое количество свободных радикалов оксидов и продуктов окисления, а также будет способствовать образованию тромбов на стенках, что приводит к возникновению цереброваскулярных нарушений и инфаркта головного мозга.

4.5. Инфекционные заболевания и другие симптомы

С тех пор, как была впервые описана связь между aPL и сифилисом, было показано, что многие другие вирусные, бактериальные и паразитарные инфекции индуцируют антифосфолипидные антитела, особенно ACA.Обзор литературы показывает, что, хотя ACA часто встречается при вирусных инфекциях, особенно при ВИЧ (49,75%), HBV (24%) и HCV (20%), он не коррелирует с риском тромбоза или гематологическими проявлениями. Что касается бактериальных инфекций, ACA часто присутствует при лепре (42,7%) [50].

Возможный механизм инфекционных заболеваний, вызывающих ACA, все еще не очень ясен, но молекулярная мимикрия изучена. Бартон продемонстрировал, что два наиболее широко реактивных человеческих моноклональных антитела gp41 оболочки ВИЧ-1, 2F5 и 4E10, являются полиспецифическими аутоантителами, реагирующими с фосфолипидным кардиолипином.ACA может быть индуцирован аутоантиген-мимикрией консервативных проксимальных к мембране эпитопов вируса [51]. Предыдущее исследование показало, что иммунологическая перекрестная реактивация между аутоантигенами и вирусами, молекулярная мимикрия и иммуномодуляция вирусными белками могут объяснять как перекрестную реактивность с аутоантигенами, так и аномальные функции Т- и В-клеток при аутоиммунных расстройствах [52].

Несколько статей изучали ВСА при других заболеваниях, включая эпилепсию, преэклампсию, хорею, синдром Бадда-Киари и хронический панкреатит (особенно при аутоиммунном панкреатите).В начале этих заболеваний может быть аутоиммунный патогенез, особенно через ACA [53–57].

5. Заключение

Мы считаем, что с постоянным совершенствованием медицины и быстрым развитием науки и технологий метод обнаружения ACA будет более стандартизирован. Учитывая, что фосфолипиды с отрицательным зарядом являются основными составляющими клеточной мембраны и широко распространены по всему телу, ACA может играть роль на некоторых этапах патогенеза нескольких заболеваний.Эти комплексы антитело / антитело, представленные ACA, в основном участвуют в сложных системных заболеваниях, затрагивающих несколько органов (СКВ, тромботические заболевания, сердечно-сосудистые заболевания и т. Д.). Из-за этого его молекулярный механизм изучен недостаточно. Мы надеемся, что благодаря будущим исследованиям мы сможем найти посредника (например, эффекторные клетки), чтобы органически связать «ось орган-антитело» и исследовать связанные с ACA заболевания с новой точки зрения. В результате изучение природы ACA, его антигена-мишени и метода лабораторного тестирования ACA поможет продвинуть вперед современную точную медицину.

Конфликт интересов

Авторы сообщают об отсутствии финансового или коммерческого конфликта интересов в этой работе.

Благодарности

Эта работа была поддержана «Проектом шести лучших талантов» провинции Цзянсу (№ WSW-004), Национальным фондом естественных наук Китая (№ 81671836) и Ключевой лабораторией лабораторной медицины г. Провинция Цзянсу в Китае (№ ZDXKB2016005).

Протокол определения антикардиолипиновых антител с помощью ELISA

  • 1

    Harris, E.Н. Синдром черного лебедя. руб. J. Rheumatol. 26 , 324–326 (1987).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 2

    Wilson, W.A. et al. Заявление о международном консенсусе по предварительной классификации определенного антифосфолипидного синдрома. Arthritis Rheum. 42 , 1309–1311 (1999).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 3

    Миякис, С.и другие. Заявление о международном консенсусе по обновлению критериев классификации определенного антифосфолипидного синдрома (APS). J. Thromb. Гемост. 4 , 295–306 (2006).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 4

    Локшин М.Д., Саммаритано Л.Р. И Шварцман С. Подтверждение критериев Саппоро для антифосфолипидного синдрома. Arthritis Rheum. 43 , 440–443 (2000).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 5

    Harris, E.N. и другие. Антикардиолипиновые антитела: обнаружение радиоиммуноанализом и связь с тромбозом. Ланцет 2 , 1211–1214 (1983).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 6

    Гарави, А.Е., Харрис, Е.Н., Ашерсон, Р.А. И Хьюз, Г. Распределение изотипов антикардиолипиновых антител и специфичность фосфолипидов. Ann. Реум. Дис. 46 , 1–6 (1987).

    Артикул
    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 7

    Harris, E.N., Gharavi, A.E., Patel, S. & Hughes, G.R. Оценка теста на антикардиолипиновые антитела: отчет о международном семинаре, проведенном 4 апреля 1986 г. Clin. Exp. Иммунол. 68 , 215–222 (1987).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 8

    Харрис, Э.N. Второй международный семинар по стандартизации антикардиолипина: группа Kingston Anticardiolipin Antibody Study (KAPS). Am. J. Clin. Патол. 101 , 616–624 (1990).

    Артикул

    Google ученый

  • 9

    Пиеранджели, С.С., Стюарт, М., Сильва, Л.К. И Харрис, Э. Отчет антикардиолипинового семинара во время VII Международного симпозиума по антифосфолипидным антителам. J. Rheumatol. 25 , 156–162 (1998).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 10

    Reber, G. et al. Многоцентровая оценка девяти коммерческих наборов для количественного определения антикардиолипиновых антител. Тромб. Гемост. 73 , 444–452 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 11

    Harris, E.N., Pierangeli, S. & Birch, D. Отчет о влажном антикардиолипиновом семинаре: V международный симпозиум по антифосфолипидным антителам. Am. J. Clin. Патол. 101 , 616–624 (1994).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 12

    De Moerloose, P., Reber, G. & Vogel, J.J. Определение антикардиолипиновых антител: сравнение трех анализов ELISA. Clin. Exp. Ревматол. 8 , 575–577 (1990).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 13

    Ребер, Г.и другие. Многоцентровая оценка девяти коммерческих наборов для количественного определения антикардиолипиновых антител. Тромб. Гемост. 73 , 444–452 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 14

    Вонг, Р., Уилсон, Р., Поллок, В., Стил, Р. и Гиллис, Д. Практика тестирования и отчетности на антикардиолипиновые антитела среди лабораторий, участвующих в большой внешней программе обеспечения качества. Патология 36 , 174–181 (2004).

    Артикул
    PubMed

    Google ученый

  • 15

    Tincani, A. et al. Анализ антикардиолипиновых антител: методологический анализ для лучшего консенсуса при рутинных определениях — совместный проект Европейского антифосфолипидного форума. Тромб. Гемост. 86 , 575–583 (2001).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 16

    Харрис, Э.N. & Pierangeli, S.S. Возвращаясь к антикардиолипиновому тесту и его стандартизации. Волчанка 11 , 269–275 (2002).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 17

    Wong, R.C. Австралазийская рабочая группа ACL. Консенсусные рекомендации по тестированию антикардиолипиновых антител. Тромб. Res. 114 , 559–571 (2004).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 18

    Триплетт, Д.А. Антифосфолипидные антитела. Arch. Патол. Лаборатория. Med. 126 , 1424–1429 (2002).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 19

    Favaloro, E.J. И Сильвестрини, Р. Оценка полезности анализов антикардиолипиновых антител: осторожный подход предполагает большое разнообразие и ограниченный консенсус в многолабораторных испытаниях. Am. J. Clin. Патол. 118 , 548–557 (2002).

    Артикул
    PubMed

    Google ученый

  • 20

    Миротворец, А.Х., Сильвер Р.К., МакГрегор С.Н. И Socol, M.L. Межлабораторные вариации в тестировании антифосфолипидных антител. Am. J. Obstet. Гинеколь. 144 , 1780–1787 (1992).

    Артикул

    Google ученый

  • 21

    Favaloro, E.J. И Сильвестрини, Р. Оценка полезности анализов на антитела к кардиолипину: осторожный подход предполагает большое разнообразие и ограниченный консенсус в многолабораторных испытаниях. Am.J. Clin. Патол. 118 , 548–557 (2002).

    Артикул
    PubMed

    Google ученый

  • 22

    Harris, E.N. Аннотация: антифосфолипидные антитела. руб. J. Haematol. 74 , 1–9 (1990).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 23

    Harris, E.N. и другие. Тромбоз, рецидивирующая потеря плода и тромбоцитопения: прогностическая ценность антикардиолипинового теста. Arch. Междунар. Med. 146 , 2153–2156 (1986).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 24

    Escalante, A., Brey, R.L., Mitchel, B.D. И Дрейнер, У. Точность антикардиолипиновых антител при выявлении тромбоза в анамнезе у пациентов с системной красной волчанкой. Am. J. Med. 98 , 559–565 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 25

    Левин, С.R. et al. Титр антикардиолипиновых антител IgG> 40 GPL и риск последующих тромбоокклюзионных событий и смерти. Инсульт 28 , 1660–1665 (1997).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 26

    Серебро, R.M. и другие. Антикардиолипиновые антитела: клинические последствия «низких титров». Акушерство. Гинеколь. 87 , 494–500 (1996).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 27

    Галли, М., Лучиани, Д., Бертолини, Дж. И Барбуи, Т. Антикоагулянты, связанные с волчанкой, являются более сильными факторами риска тромбоза, чем антикардиолипиновые антитела при антифосфолипидном синдроме: систематический обзор литературы. Кровь 101 , 1827–1832 (2003).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 28

    Nash, M.J. et al. Антикардиолипиновый анализ необходим для чувствительного скрининга на антифосфолипидные антитела. J. Thromb. Гемост. 2 , 1077–1081 (2004).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 29

    Каплан В. и др. Практический опыт применения антифосфолипидных антител (APL): насколько полезен тест на анти-β2-гликопротеин (β2GPI)? Arthritis Rheum. 50 , S67 (2004).

    Google ученый

  • 30

    Pierangeli, S.S., Гарави, доктор медицины и Харрис, Э. Тестирование на антифосфолипидные антитела: проблемы и решения. Clin. Акушерство. Гинеколь. 44 , 48–57 (2001).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 31

    Kutteh, W.H. И Франклин, Р.Д.Оценка различий в анализах антифосфолипидных антител (АРА): сравнение результатов из 10 центров. Am. J. Obstet. Гинеколь. 191 , 440–448 (2004).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 32

    Galli, M. et al. Антикардиолипиновые (АСА) антитела, направленные не на кардиолипин, а на кофактор белков плазмы. Ланцет 335 , 1544–1547 (1990).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 33

    Мацуура, Э., Игараши, Ю. и Фудзимото, М. Антикардиолипиновые антитела, направленные не на кардиолипин, а на кофактор белков плазмы. Ланцет 336 , 1547 (1990).

    Артикул

    Google ученый

  • 34

    McNeil, H.P., Simpson, R.H., Chesterman, C.N. & Krilis, S. Антифосфолипидные антитела направлены против сложного антигена, который включает липид-связывающий ингибитор свертывания крови: β2-гликопротеин I (аполипопротеин H). Proc. Natl. Акад. Sci. США 87 , 4120–4124 (1990).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 35

    Мацуура, Э., Игараси, Ю., Ясуда, Ю., Триплет, Д.А. & Koike, T. Антикардиолипиновые антитела распознают структуру β2-гликопротеина I, измененную при взаимодействии с поверхностью твердой фазы, модифицированной кислородом. J. Exp. Med. 179 , 457–462 (1994).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 36

    Руби, Р.А.С., Айзенберг, Р.А., Харпер, М.Ф. & Winfield, J.B. Антикардиолипиновые аутоантитела распознают β2-гликопротеин I в отсутствие фосфолипида.Важность плотности Ag и двухвалентного связывания. J. Immunol. 15 , 954–960 (1995).

    Google ученый

  • 37

    Harris, E.N. и другие. Перекрестная реактивность антифосфолипидных антител. J. Clin. Лаборатория. Иммунол. 16 , 1–6 (1985).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 38

    Oosting, J.D. et al. Антифосфолипидные антитела, направленные против комбинации фосфолипидов с протромбином, протеином C или протеином S: объяснение их патогенного механизма? Кровь 81 , 2618–2625 (1993).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 39

    Bevers, E., Galli, M., Barbui, T., Comfurius, P. & Zwaal, RD Люпиновые антикоагулянты IgG (LA) направлены не только на фосфолипиды, но и на комплекс липид-связанных человеческих протромбин. Тромб. Гемост. 66 , 629–632 (1991).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 40

    Цуми, А.Т., Аменгуал, О., Ясуда, С. и Койке, Т. Антипротромбиновые антитела — стоит ли их анализировать? Тромб. Res. 114 , L533 (2004).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 41

    Cheng, H.M. И Хайрулла, Н. Индукция антифосфолипидных аутоантител при цитомегаловирусной инфекции. Clin. Заразить. Дис. 25 , 1493–1494 (1997).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 42

    Адебахо, А.О., Чарльз П., Майни Р. И Hazleman, B.L. Аутоантитела при малярии, туберкулезе и гепатите у населения Западной Африки. Clin. Exp. Иммунол. 92 , 73–76 (1993).

    Артикул
    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 43

    Gratacos, E. et al. Распространенность и клиническое значение антикардиолипиновых антител при беременности, осложненной парвовирусной инфекцией B19. Prenat.Диаг. 15 , 1109–1113 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 44

    Santiago, M. et al. Анти-β2-гликопротеин I и антикардиолипиновые антитела при лептоспирозе, сифилисе и кала-азаре. Clin. Exp. Ревматол. 19 , 425–430 (2001).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 45

    Leroy, V. et al. Распространенность и значение антикардиолипина, анти-β2-гликопротеина I и анти-протромбиновых антител при хроническом гепатите. руб. J. Haematol. 101 , 468–474 (1998).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 46

    Constans, J. et al. Аутоантитела, направленные против фосфолипидов или человеческого β2-гликопротеина I у ВИЧ-серопозитивных пациентов: связь с активацией эндотелия и антителами к антималоновому диальдегиду. евро. J. Clin. Инвестировать. 28 , 115–122 (1998).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 47

    Хойник, М.и другие. Антикардиолипиновые антитела при инфекциях неоднородны в зависимости от β2-гликопротеина I: анализ антикардиолипиновых антител при лепре. Волчанка 3 , 515–521 (1994).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 48

    Лойзу, С., Казабон, Дж. К., Уолпорт, М.Дж., Тейт, Д. и Со, А.К. Сходство специфичности и кофакторной зависимости сывороточных антифосфолипидных антител от пациентов с инфекцией парвовируса человека B19 и от пациентов с системной красной волчанкой. Arthritis Rheum. 40 , 103–108 (1997).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 49

    Wilson, W.A. et al. Антифосфолипидные антитела IgA при тропическом спастическом парапарезе, ассоциированном с HTLV-1. Волчанка 4 , 138–141 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 50

    Сантьяго, М. Б., Коссемелли, В., Тума, М.Ф. И Oliviera, R.M. Антикардиолипиновые антитела при инфекционных заболеваниях. Clin. Ревматол. 8 , 23–28 (1989).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 51

    Фиалло П., Нунзи Э. и Кардо П. П. β2-гликопротеин I-зависимые антикардиолипиновые антитела как фактор риска реакций у пациентов с пограничной лепрой. Внутр. J. Lepr. Другой Mycobact. Дис. 66 , 387–388 (1998).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 52

    Durupt, S., Rosselli, S., Manchon, J. & Lopez, M. Наличие антифосфолипидных антител при болезни легионеров. Presse Med. 25 , 1649 (1996).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 53

    Gálvez, J., Martin, I., Medino, D. & Pujol, E. Тромбофлебит у пациента с острой лихорадкой Ку и антикардиолипиновыми антителами. Med. Clin. (Barc) 108 , 396–397 (1997).

    Google ученый

  • 54

    Mouritsen, S., Høier-Madson, M., Wiik, A., Orum, O. & Strandberg Pedersen, N. Специфичность антител к кардиолипину у пациентов с сифилисом и у пациентов с системной красной волчанкой. Clin. Exp. Иммунол. 76 , 178–183 (1989).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 55

    Харрис, Э.Н., Гарави А.Е., Уэсли Г.Д. и Хьюз Г. Использование иммуноферментного анализа и исследований ингибирования, чтобы отличить антитела к кардиолипину от пациентов с сифилисом или аутоиммунными заболеваниями. J. Infect. Дис. 157 , 23–31 (1988).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 56

    Intrator, L., Oksenhendler, E. & Desforges, L. Антикардиолипиновые антитела у ВИЧ-инфицированных пациентов с аутоиммунной тромбоцитопенией пурпурой или без нее. руб. J. Haematol. 67 , 269–270 (1988).

    Артикул

    Google ученый

  • 57

    Canoso, R.T., Zon, L.I. И Groopman, J.E. Антикардиолипиновые антитела, ассоциированные с инфекцией HTLV-III. руб. J. Haematol. 65 , 495–498 (1987).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 58

    Loizou, S. et al. Измерение антикардиолипиновых антител и биологических ложноположительных серологических тестов на сифилис у пациентов с системной красной волчанкой. Clin. Exp. Иммунол. 56 , 193–199 (1994).

    Google ученый

  • 59

    Rote, N..S., Dostal-Johnson, D. & Branch, D.W. Антифосфолипидные антитела и повторная потеря беременности: корреляция между активированным частичным тромбопластином и антителами против фосфатидилсерина и кардиолипина. Am. J. Obstet. Гинеколь. 163 , 575–584 (1990).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 60

    Харрис, Э.N. & Pierangeli, S.S. Более специфический анализ ELISA для обнаружения антифосфолипидов. Clin. Иммунол. Новости 15 , 26–28 (1995).

    Артикул

    Google ученый

  • 61

    Меркель, П.А., Чанг, Ю., Пиеранджели, С.С., Харрис, Е.Н. И Полиссон Р.П. Сравнение стандартного теста на антикардиолипиновые антитела и нового теста на фосфолипиды у пациентов с различными заболеваниями соединительной ткани. J. Rheumatol. 26 , 591–596 (1999).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 62

    Nencini, P. et al. Волчаночный антикоагулянт и антикардиолипиновые антитела у молодых людей с церебральной ишемией. Инсульт 23 , 189–193 (1992).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 63

    Филдс, Р., Тауббе, Х., Сирлз, Р. и Банкхерст, А.Распространенность антикардиолипиновых антител у здорового пожилого населения и его связь с антинуклеарными антителами. J. Rheumatol. 16 , 623–625 (1989).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 64

    Антифосфолипидные антитела в группе исследования инсульта. Клинические, радиологические и патологические аспекты цереброваскулярного заболевания, связанного с антифосфолипидными антителами. Ход 4 (12 доп.), I120 – I123 (1993).

  • 65

    Schved, J.F., Dupuy-Fons, C., Biron, C., Quére, I. & Janbon, C. Проспективное эпидемиологическое исследование возникновения антифосфолипидных антител: исследование Montpellier Antiphospholipid (MAP). Гемостаз 24 , 175–182 (1994).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 66

    Ginsburg, K. et al. Антикардиолипиновые антитела и риск ишемического инсульта и венозного тромбоза. Ann. Междунар. Med. 117 , 997–1002 (1992).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 67

    Kearon, C. et al. Сравнение трех месяцев антикоагуляции с расширенной антикоагулянтной терапией при первом эпизоде ​​идиопатической венозной тромбоэмболии. N. Engl. J. Med. 340 , 901–907 (1999).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 68

    Шульман, С., Свенунгссон, Э. и Гранквист, С. Продолжительность группы исследования антикоагуляции. Антикардиолипиновые антитела позволяют прогнозировать раннее возникновение тромбоэмболии и смерть у пациентов с венозной тромбоэмболией после антикоагулянтной терапии. Am. J. Med. 104 , 332–338 (1998).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 69

    Wahl, D.G. и другие. Мета-анализ риска венозного тромбоза у лиц с антифосфолипидными антителами без основного аутоиммунного заболевания или предшествующего тромбоза. Волчанка 7 , 15–22 (1998).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 70

    Cervera, R. et al. Заболеваемость и смертность при системной красной волчанке в течение 5 лет. Многоцентровое проспективное исследование 1000 пациентов. Медицина (Балтимор) 78 , 167–175 (1999).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 71

    Валь, Д.G. et al. Риск венозного тромбоза, связанный с антифосфолипидными антителами, при системной красной волчанке — метаанализ. Волчанка 6 , 467–473 (1997).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 72

    Levine, S.R. и другие. Антифосфолипидные антитела и последующие тромбоокклюзионные события у пациентов с ишемическим инсультом. JAMA 291 , 576–584 (2004).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 73

    Харрис, Э.Н. и Спиннато, Дж. Следует ли проводить антикардиолипиновые тесты у здоровых беременных женщин? Am. J. Obstet. Гинеколь. 165 , 1272–1277 (1991).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 74

    Budd, R. et al. Переоценка нормального порогового значения для тестов антикардиолипина IgM. J. Thromb. Гемост. 4 , 2210–2214 (2006).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 75

    Йетман, Д.Л. и Куттех, W.H. Панели антифосфолипидных антител и повторная потеря беременности: преобладание антикардиолипиновых антител по сравнению с другими антифосфолипидными антителами. Fertil. Стерил. 66 , 540–546 (1996).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 76

    Franklin, R.D. & Kutteh, W.H. Антифосфолипидные антитела (APA) и повторяющаяся потеря беременности: лечение уникальной популяции с положительным APA. Hum. Репродукция. 17 , 2981–2985 (2002).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 77

    Суги, Т. и Макинтайр, Дж. А. Некоторые аутоантитела к фосфатидилэтаноламину (aPE) распознают фактор XI и прекалликреин независимо или в дополнение к кининогенам. J. Autoimmun. 17 , 207–214 (2001).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 78

    Cabiedes, J.и другие. Характеристика полиреактивных природных аутоантител против фосфатидилхолина от нормальных людей. J. Autoimmun. 18 , 181–190 (2002).

    Артикул
    PubMed

    Google ученый

  • 79

    Balestrieri, G. et al. Антитела против β2-гликопротеина I: маркер антифосфолипидного синдрома? Волчанка 4 , 122–130 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 80

    Арвье, Дж., Pouzol, P., Roussel, B., Jacob, M.C. И Коломб М. Волчанко-подобные антикоагулянтные свойства мышиных моноклональных антител к β2-гликопротеину I. Br. J. Haematol. 81 , 568–573 (1992).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 81

    Виард, Дж. П., Армура, З. и Бах, Дж. Ф. Ассоциация анти-β2 гликопротеина I с волчаночным антикоагулянтом и тромбозом при СКВ. Am. J. Med. 93 , 181–186 (1992).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 82

    Cabiedes, J., Cabral, A. & Alarcon-Segovia, D. Клинические проявления антифосфолипидного синдрома у пациентов с системной красной волчанкой сильнее связаны с анти-β2 гликопротеином I, чем с антифосфолипидными антителами. J. Rheumatol. 22 , 1899–1906 (1995).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 83

    Катано, К.и другие. Зависимые от β2гликопротеина I антикардиолипиновые антитела как предиктор неблагоприятных исходов беременности у здоровых беременных. Hum. Репродукция. 11 , 509–512 (1996).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 84

    Martinuzzo, M.E., Forastiero, R.R. & Carreras, L.O. Антитела против β2-гликопротеина: обнаружение и связь с тромбозом. руб. J. Haematol. 89 , 397–402 (1995).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 85

    Огасава, М., Аоки, К., Мацуура, Э., Саса, Х. и Ягами, Ю. Антитела против β2-гликопротеина I и волчаночный антикоагулянт у пациенток с повторной потерей беременности: распространенность и клиническое значение. Волчанка 5 , 587–592 (1996).

    Артикул

    Google ученый

  • 86

    Цусуму, А.и другие. Антитела к β2-гликопротеину I и клинические проявления у пациентов с системной красной волчанкой. Arthritis Rheum. 39 , 1466–1474 (1996).

    Артикул

    Google ученый

  • 87

    Chamley, L.W. Антифосфолипидные антитела или нет? Роль β2-гликопротеина I в опосредованной аутоантителами потере беременности. J. Reprod. Иммунол. 36 , 123–142 (1997).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 88

    Ребер, Г., Tincani, A., Sanmarco, M., deMoerloose, P. & Boffa, M.C. Предложения по измерению антител против β2-гликопротеина I. Группа стандартизации Европейского форума по антифосфолипидным антителам. J. Thromb. Гемост. 2 , 1860–1862 (2004).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 89

    Мацууда, Дж., Сайто, Н., Гохчи, К., Гото, М. и Тускамото, М. Антитело против аннексина V у пациентов с системной красной волчанкой, принимающих волчаночные антикоагулянты и / или антикардиолипиновые антитела. Am. J. Hematol. 47 , 56–58 (1994).

    Артикул

    Google ученый

  • 90

    Reber, G. et al. Межлабораторная изменчивость измерения анти-β2 гликопротеина I. Совместное исследование в рамках Европейского форума по стандартизации антифосфолипидных антител. Тромб. Гемост. 88 , 66–73 (2002).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 91

    Пиеранджели, С.S. et al. Оценка нескольких тестов ELISA, используемых для диагностики антифосфолипидного синдрома в большой когорте образцов пациентов. Arthritis Rheum. 54 , S553 (2006).

    Google ученый

  • 92

    NCCLS. Сбор, транспортировка и обработка образцов крови для тестирования коагуляции и общего выполнения тестов на коагуляцию; Утвержденное руководство — третье издание. Документ NCCLS h31-A3 (NCCLS, Уэйн, Пенсильвания, 1998).

  • 93

    Брей, Р.Л., Кот, С.А., МакГлассон, Д.Л., Триплетт, Д.А. И Барна, Л. Влияние циклов замораживания-оттаивания на иммунореактивность антикардиолипиновых антител. Am. J. Clin. Патол. 102 , 586–588 (1994).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 94

    Hasselaar, P. et al. Тепловая обработка сыворотки или плазмы приводит к ложноположительным результатам антифосфолипидного ELISA. Дж.Ревматол. 17 , 186–191 (1990).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 95

    Agopian, M.S., Boctor, F.N. И Питер, Дж. Б. Ложноположительные результаты теста на антикардиолипиновые антитела IgM из-за ревматоидного фактора IgM. Arthritis Rheum. 31 , 1212–1213 (1988).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 96

    Спадаро, А.и другие. Класс-специфические ревматоидные факторы и антифосфолипидный синдром при системной красной волчанке. J. Rheumatol. 15 , 74–79 (1988).

    Google ученый

  • 97

    Cabral, A.R., Cabiedes, J. & Alarcon-Segovia, D. Tween 20 отделяет кардиолипин от планшетов для ELISA и делает антикардиолипиновые антитела необнаруживаемыми независимо от присутствия β2-гликопротеина I. J. Immunol. Методы 175 , 107–114 (1994).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 98

    Саммаритано, Л.Р., Локшин, М.Д., Гарави, А.Е. Антифосфолипидные антитела различаются по потребности в кофакторе. Волчанка 1 , 83–90 (1992).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 99

    Chamley, L.W., Pattison, N..S. И Маккей, Э. Аномальные результаты по антителам к кардиолипину могут быть связаны с вариабельностью кофакторов. Am. J. Hematol. 37 , 289 (1991).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 100

    Pierangeli, S.S. & Harris, E.N. Клинические лабораторные исследования антифосфолипидного синдрома. Clin. Чим. Acta 357 , 17–33 (2005).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 101

    Pierangeli, S.S., Гарави, A.E. & Harris, E.N. Тестирование на антифосфолипидные антитела: проблемы и решения. Clin. Акушерство. Гинеколь. 44 , 48–57 (2001).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 102

    Ichikawa, K. et al. Химерное антитело с константной областью γ1 человека в качестве предполагаемого стандарта для анализов, выявляющих антитела IgG к β2гликопротеину I. Arthritis Rheum. 42 , 2461–2470 (1999).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 103

    Schlame, M., Haller, I., Sammaritano, L.R. И Бланк, Т. Влияние окисления кардиолипина на твердофазный иммуноанализ на антифосфолипидные антитела. Тромб. Гемост. 86 , 1475–1482 (2001).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 104

    Horkko, S. et al.Антифосфолипидные антитела направлены против эпитопов окисленных фосфолипидов. J. Clin. Инвестировать. 98 , 815–825 (1996).

    Артикул
    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 105

    Локшин, М.Д., Вамар, Т., Леви, Р.А. И Бест, М. Связывание IgG, но не IgM антифосфолипидных антител зависит от температуры. J. Clin. Иммунол. 8 , 188–192 (1988).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 106

    Пиеранджели, С., Гринберг, Р., Харрис, Э. Определение калибровочного уравнения, обеспечивающего наилучшую точность и точность антикардиолипинового анализа. Arthritis Rheum. 32 , S123 (1989).

    Google ученый

  • 107

    Branch, D.W., Silver, R.M., Pierangeli, S.S., Van Leeuwen, I. & Harris, E.N. Антифосфолипидные антитела у женщин с повторным невынашиванием беременности, контроля фертильности и антифосфолипидного синдрома. Акушерство. Гинеколь. 89 , 549–555 (1997).

    Артикул
    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • Антифосфолипидные антитела и инфекции | Annals of the Rheumatic Diseases

    Обнаружение антифосфолипидных антител (aPL), а именно, волчаночного антикоагулянта (LA) или антикардиолипиновых антител (aCL), представляет значительный интерес из-за их важности в патогенезе свертывания крови при антифосфолипидном синдроме (APS). ), состояние, присутствующее не только при аутоиммунных заболеваниях, в частности при системной красной волчанке (СКВ), но и у пациентов, у которых не проявляются явные симптомы аутоиммунного нарушения (первичный АФС), где акцент делается в первую очередь на сосудистых событиях. 1, 2

    Первоначально aPL были обнаружены в сыворотке человека Вассерманом 3 почти 100 лет назад, когда его тест на фиксацию комплемента впервые был использован для диагностики сифилиса и лабораторный тест венерических заболеваний (VDRL) был описано. 4 Фосфолипид, называемый кардиолипином, был основным тканевым экстрактом, использованным в этих тестах. Впоследствии было обнаружено, что VDRL не является специфичным для сифилиса, но aCL также обнаруживаются при аутоиммунных заболеваниях, таких как сама СКВ.В 1983 г. в больнице Хаммерсмит кардиолипин был впервые использован в качестве антигена в твердофазных aPL-специфических анализах Harris et al. , 5 , и появился термин APS. 6

    ПАТОГЕННАЯ ГИПОТЕЗА

    Таким образом, сифилис был первой инфекцией, связанной с aPL. С 1983 года было обнаружено, что многие другие инфекции связаны с положительностью aPL, хотя патогенная роль этих антител обычно не была очевидна, за исключением нескольких единичных случаев.В 1990 году было обнаружено, что связывание aPL с фосфолипидом усиливается в аутоиммунных условиях с помощью «кофактора», известного как β 2 гликопротеин I (β 2 GPI) — гликопротеин с антикоагулянтными свойствами, тогда как нетромбогенный aPL не требовал этого кофактора для усиления связывания.

    Два типа aPL были названы «аутоиммунным» и «инфекционным» типами. 7– 10 Однако впоследствии было обнаружено, что это различие не является абсолютным.Недавнее исследование 11 показало, что только 1/35 лепроматозных пациентов имели активность против β 2 GPI, и авторы постулировали, что aPL, связанные с инфекцией, не обладают активностью против β 2 GPI и не связаны с тромботической активностью. осложнения. Однако другие исследователи, исследующие то же состояние, обнаружили повышенные уровни анти-β 2 GPI-антител у значительной части их пациентов с лепрой. 12 Действительно, это наблюдение было подтверждено другими исследователями, которые обнаружили, что эти β 2 GPI-зависимые aCL у пациентов с лепрой были связаны с тромбозом. 13 Сходные характеристики связывания aCL затем были обнаружены при инфекции парвовирусом B19. 14

    Это привело к гипотезе о том, что, возможно, инфекции могут быть «спусковым крючком» для индукции патогенных aPL у некоторых предрасположенных субъектов. GPI β 2 , индуцированный инфекциями, может связываться с «собственным» aPL, образуя таким образом иммуногенный комплекс, против которого затем продуцируются aPL. 15 Что составляет эту предрасположенность, в настоящее время неизвестно, но очевидно, что генетические факторы могут иметь значительную роль.Таким образом, антитела, продуцируемые инфекционными «триггерами», являются гетерогенными по своей зависимости от β 2 GPI, и меньшинство может напоминать антитела «аутоиммунного» типа.

    Вирусы и микробные агенты могут вызывать аутоиммунное заболевание с помощью нескольких различных механизмов. Механизм, который касается продукции aPL и действительно APS, известен как «молекулярная мимикрия». 16– 18 Гексапептид TLRVYK был недавно идентифицирован Blank et al . 19 Этот гексапептид специфически распознается патогенным моноклональным антителом против β 2 GPI.Бланк и его коллеги оценили патогенный потенциал микробных патогенов, несущих последовательности, связанные с этим гексапептидом, у мышей путем внутривенного вливания IgG, специфичного к пептиду наивных мышей.

    «Сифилис был первой инфекцией, связанной с aPL»

    Высокие титры антипептидных анти-β 2 GPI-антител наблюдались у мышей, иммунизированных Haemophilus influenzae, Neisseria gonorrhea и столбнячным токсоидом.Наблюдались значительная тромбоцитопения, продленное активированное частичное тромбопластиновое время и повышенная потеря плода. Таким образом, очевидно, что экспериментальный APS может быть вызван иммунизацией определенными микробными патогенами, которые имеют гомологию эпитопа с молекулой β 2 GPI.

    Zhang и др. недавно идентифицировали белок Sbi Staphylococcus aureus , который также связывает β 2 GPI и служит молекулой-мишенью для связывания IgG. 20 Gharavi и др. также показали, что синтетические пептиды, которые имеют структурное сходство с предполагаемой областью связывания фосфолипидов молекулы β 2 GPI и которые имеют высокую гомологию с цитомегаловирусом (CMV), могут индуцировать aPL у мышей NIH / Swiss. . 21 Однако никаких особенностей APS не обнаружено. Патогенный эффект этих aPL был позже определен и опубликован. 22 Эпитоп в этом исследовании был локализован в пятом домене молекулы β 2 GPI, в отличие от работы Blank et al. , 19 , где было обнаружено, что целевой эпитоп находится против третьего домена. Изученная молекула-мишень также имитировалась несколькими микробными патогенами и, следовательно, вероятно, ответственна за образование патогенных анти-β 2 GPI-антител.

    ИНФЕКЦИИ И АНТИФОСФОЛИПИДНЫЕ АНТИТЕЛЫ

    Большое количество инфекций сопровождается увеличением APL (таблица 1). Хотя есть склонность к изотипу IgM, также может быть обнаружено увеличение IgG. Некоторые из этих инфекций будут рассмотрены более подробно.

    Стол 1

    Инфекции, в которых обнаружены aPL

    Вирусные инфекции

    Вирус гепатита С (HCV)

    Сыворотки пациентов с хронической инфекцией ВГС были исследованы Ordi-Ros et al , 23 Prieto et al , 24 и Sthoeger et al . 25 Повышенные уровни aCL были обнаружены Ordi-Ros et al. 23 у 3,3%, и все они были независимыми от β 2 GPI. Более высокие частоты (22%) были обнаружены Prieto et al , и эти авторы связали наличие тромбоцитопении, портальной гипертензии и предыдущих тромботических событий с повышенными титрами aCL. 24 Sthoeger et al обнаружили повышенные уровни aCL у 44% пациентов, но опять же не было очевидной связи с какими-либо клиническими проявлениями, связанными с APS. 25 Далекос и др. обнаружили, что 37,3% его пациентов с ВГС в северной Греции имели положительную реакцию на aCL. 26 В группе пациентов с СКВ и АФС не было обнаружено признаков инфекции ВГС. Caccoub и др. в 2000 г., изучая 321 пациента, обнаружили положительную реакцию на aCL у 27% их пациентов с хронической инфекцией HCV. 27 Muñoz-Rodríguez et al. изучали инфекцию HCV у 88 пациентов с APS и обнаружили только двух с антителами к HCV.Они пришли к выводу, что инфекция ВГС не участвует в патогенезе синдрома. 28

    Однако сообщалось о нескольких пациентах с HCV и тромбозом. Задокументирован один пациент с талассемией и инфекцией ВГС, у которого развился тромбоз. 29 Baid и др. , изучая aCL и тромбоз почечного аллотрансплантата у 18 пациентов с положительной реакцией на ВГС до трансплантации, обнаружили, что почечная тромботическая микроангиопатия с положительной aCL развивалась у пяти, по сравнению только с одним из 13 пациентов без микроангиопатии. 30 Malnick и др. также сообщили о случае 54-летнего мужчины с хронической инфекцией HCV и высоким уровнем aCL, у которого развился лакунарный инфаркт головного мозга. 31

    Таким образом, представляется, что, хотя латентная инфекция ВГС обычно не выявляется у пациентов с APS, низкие уровни aCL могут быть обнаружены у пациентов с инфекцией ВГС и, в меньшей степени, могут сопровождаться тромботическими осложнениями.

    Вирус Эпштейна-Барра (EBV)

    Об одном случае 25-летней женщины, у которой был тромбоз глубоких вен и тромбоэмболия легочной артерии в сочетании с вирусной инфекцией, положительной по отношению к EBV, было сообщено Yamazaki et al. . 32 У нее были положительные LA и aCL, и титр антител вернулся к норме через шесть месяцев.

    Вирус ветряной оспы

    У взрослого пациента, у которого была тромбоэмболия легочной артерии во время инфекции ветряной оспы, сопровождавшейся временным повышением уровней aCL и β 2 GPI был зарегистрирован в 2000 г., 33 и Uhtman et al зарегистрировали 16-летнего подростка, который через неделю после заражения ветряной оспой развился подвздошно-бедренный тромбоз. 34 IgM aCL были повышены и сохранялись в течение шести недель после болезни. Manco-Johnson и др. , изучающие семерых детей с ветряной оспой, сообщили о связи с тромбозом у четырех, у которых была обнаружена АФЛ. 35 Peyton et al задокументировали двух мужчин, у которых развились тромбозы глубоких бедренных и большеберцовых артерий с дефицитом свободного протеина S. 36 У одного были положительные IgG и IgM aCL, а у второго — положительный LA. Barcat и др. сообщили о случае ветряной оспы, осложненной тромбозом глубоких вен с временным повышением aCL и LA. 37

    Т-лимфотрофный вирус человека (HTLV) -1

    Faghiri et al. изучили 50 пациентов с HTLV-1-ассоциированной миелопатией и тропическим спастическим парапарезом и обнаружили, что aCL, но не анти-β 2 GPI-антитела были связаны с инфекцией HTLV-1. 38

    Парвовирус B19

    Loizou et al. измерили разнообразие aPL в сыворотке 12 пациентов с парвовирусной инфекцией B19. 14 Было обнаружено, что aCL является β 2 GPI-зависимым, как и при СКВ, в отличие от антител от пациентов с другими исследованными вирусными инфекциями

    Цитомегаловирус (CMV)

    Labarca et al. описали пациента, у которого развился тромбоз брыжейки и бедренно-подколенной кости во время цитомегаловирусной инфекции. 39 Uthman et al также описали пациента с APS и CMV-инфекцией. 40

    Оппортунистические инфекции цитомегаловирусом (CMV) у пациентов с инфекцией вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) были зарегистрированы в нескольких случаях, связанных с тромбозом 41 и будут обсуждаться в разделе, посвященном ВИЧ.CMV был продемонстрирован локально в пораженных тканях (инфаркты пальцев), а также в крови Smith et al . 42 Это характерно не только для ВИЧ-инфицированных субъектов, поскольку инфекция ЦМВ также была связана с тромбозом после трансплантации печени. 43

    ВИЧ

    LA были впервые описаны Bloom et al. в 1986 году у 44% пациентов с синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД) и у 43% бессимптомных ВИЧ-положительных субъектов (у которых они могут быть временными). 44 В 1987 году Canoso и др. сообщили о положительности aCL при инфекции HTLV-3. 45 В 1991 г. сообщалось о связи aCL с ВИЧ-инфекцией у мужчин-гомосексуалистов, 46 , и с тех пор несколько исследований подтвердили эти исходные данные. Coll и др. протестировали 84 пациента, инфицированных ВИЧ в 1992 г., и обнаружили, что 59,5% пациентов были положительными по IgG aCL. 47 Ни у кого не было тромбоэмболических явлений. Существенных различий по полу пациентов, факторам риска и стадии заболевания не обнаружено.Они заявили, что aCL, по-видимому, не является прогностическим маркером у ВИЧ-инфицированных субъектов, но указывает на нарушение гуморального иммунитета, обнаруженное у этих пациентов. Falco et al. в 1993 году исследовали 39 ВИЧ-положительных и 20 aCL SLE сывороток и обнаружили, что в сыворотках ВИЧ сниженное связывание было очевидным, если был добавлен кофактор (β 2 GPI). 48 Напротив, в сыворотках с СКВ добавление кофактора улучшало связывание. Эти авторы пришли к выводу, что aCL при ВИЧ-инфекции, по-видимому, имеет иную специфичность, чем при СКВ.Weiss и др. в 1995 г. обнаружили aCL у 47% ВИЧ-положительных субъектов, 49 и другие авторы также подтвердили эту связь. 50– 53

    Обнаружение антител к протромбину и β 2 GPI значительно меньше у пациентов с ВИЧ согласно Guerin et al. , которые обнаружили положительность LA у 72% и положительность aCL у 67% своих пациентов. 54 Предыдущая статья тех же авторов продемонстрировала значительное повышение уровня антител к β 2 GPI у пациентов с определенным APS, но только у 10% людей с ВИЧ-инфекцией.У их пациентов с ВИЧ было обнаружено значительно меньше антител к протромбину, но недавняя работа Asherson et al. продемонстрировала высокую частоту антител к протромбину в группе из 100 ВИЧ-положительных чернокожих пациентов в Южной Африке. 55 Антигеном, использованным в иммуноферментном анализе (ELISA), проведенном у этих пациентов, был только протромбин, а не протромбин в сочетании с кардиолипином. Результаты для β 2 GPI были впоследствии подтверждены Petrovas и др. , которые исследовали специфичность, авидность и реактивность фосфолипидов с β 2 GPI у 44 пациентов с ВИЧ-инфекцией по сравнению с шестью пациентами с СКВ со вторичным APS. 30 пациентов с СКВ без APS и 11 пациентов с первичным APS. 51 Распространенность aCL, антифосфатидилсерина, антифосфатидилинозитола и антифосфатидилхолина (36%, 56%, 34% и 43% соответственно) была аналогична таковой у пациентов с СКВ / APS и пациентов с первичным APS. Распространенность этих антител была значительно выше, чем у пациентов с СКВ и без АФС. Однако анти-β 2 GPI-антитела были обнаружены только у 5% ВИЧ-1-инфицированных пациентов в этой серии. Значительное снижение связывания aPL после лечения мочевиной и NaCl наблюдалось в сыворотках ВИЧ-инфицированных пациентов по сравнению с пациентами с APS, что указывает на то, что aPL от пациентов с ВИЧ имеют низкую устойчивость к диссоциирующим агентам и низкую авидность антигена.Gonzales и др. также не смогли обнаружить анти-β 2 GPI в ​​образцах сыворотки своих пациентов с ВИЧ, несмотря на присутствие высоких концентраций aCL. 52

    Silvestris et al. в 1996 г. изучали антитела к фосфатидилсерину у пациентов с ВИЧ среди группы фосфолипидных антигенов. 53 Они обнаружили, что апоптоз Т-клеток in vitro был увеличен у пациентов с высоким уровнем сывороточных антител IgG к фосфатидилсерину.Вместе с другими исследованиями они пришли к выводу, что, поскольку фосфатидилсерин экстериоризируется апоптозными лимфоцитами, его персистентность может взаимодействовать с макрофагами в удалении мертвых клеток с помощью усиленного антителозависимого клеточного механизма цитотоксичности, и они предположили, что это может объяснить отсутствие тромбофилии у ВИЧ. положительные пациенты с увеличением aPL.

    Имеется много сообщений о тромбозах у пациентов с ВИЧ / СПИДом, в том числе периферическая вена, 56, 57 тромбоэмболия легочной артерии, 56 вена сетчатки, 58– 61 церебральная вена, 62 портал окклюзии вены 63 и брыжеечной 64, 65 .О возникновении артериальной и венозной тромбоэмболической болезни у одного пациента сообщили Bosson et al . 66

    Стало ясно, что при ВИЧ-инфекции могут быть обнаружены оба типа aCL (патогенные или зависимые от β 2 GPI), а также непатогенные (не зависимые от β 2 GPI) антитела и что существует разнообразие не только изотипов, но и aPL, включая антифосфатидилсериновые антитела. Кроме того, у ВИЧ-инфицированных пациентов наблюдается низкая частота антител, направленных к β 2 GPI.Поэтому неудивительно, что APS и его проявления необычны для ВИЧ. Конечно, тромботические и другие проявления встречаются гораздо чаще, чем при других вирусных инфекциях, что снова указывает на серьезное иммунологическое нарушение при ВИЧ в отличие от других вирусных состояний. Однако сообщалось, что двойная инфекция ВИЧ и ЦМВ связана с APS у ряда пациентов. 41, 42, 67, 68

    О наличии aCL и инсульта у ВИЧ-положительного пациента сообщили Тирумалаи и Киршнер в 1994 г. 69 и Килинг и др. , 70 Тромбоз глубоких вен конечностей по Orbea-Rios и др. , 71 и некроз кожи по Soweid et al . 72 О некрозе кожи также недавно сообщили Leder et al у пациента мужского пола с ВИЧ, у которого был инфаркт яичка, потребовавший орхидэктомии. 73 Cailleux et al сообщили о 42-летней женщине, у которой 12 лет была ВИЧ-инфекция и у которой развилась гангрена обеих передних ног. 74 Биопсия кожи выявила интракапиллярные тромбы и тяжелый некроз гиподермы без каких-либо признаков васкулита. Уровни aCL IgG были повышены.

    Каппелл и др. в 1993 г. сообщили о 33-летней женщине, больной СПИДом, которая перенесла нарушение мозгового кровообращения и у которой развился инфаркт селезенки. 75 Недавняя статья также привлекла внимание к осложнениям, связанным с APL, и APS при ВИЧ-инфекции. Turhal и др. сообщили о четырех случаях. 76 Первый развившийся острый ретикулярный ливедо; второй вероятный аваскулярный некроз головки бедренной кости, связанный с очевидным снижением кровотока; третий — тромбоз нижней полой вены и тромбоэмболия легочной артерии; и четвертый, крупная тромбоэмболия легочной артерии. Фактически, ранее был зарегистрирован аваскулярный некроз кости при ВИЧ-инфекции.Три случая аваскулярного некроза кости, связанного с aPL, были задокументированы в 1993 г. Belmonte et al . 77 У этих пациентов не было других факторов риска, кроме наличия aPL. Однако несколько других последующих обзоров ассоциации не смогли выявить aPL как фактор риска этого состояния. 78– 82 Вероятно, что гиперлипидемия (связанная с антиретровирусным лечением), употребление кортикостероидов и злоупотребление алкоголем представляют собой некоторые из факторов риска в патогенезе состояния, при этом aCL присутствует только в меньшинстве.

    Легочная гипертензия (PHT), наблюдаемая при APS, также может быть осложнением, связанным с APL. Заболеваемость ПГТ, ассоциированной с ВИЧ, оценивается в 1/200, что намного выше, чем 1/200 000 в общей популяции. 83 Распространенными причинами ПГТ у ВИЧ-инфицированных пациентов являются легочные инфекции, венозная тромбоэмболия и дисфункция левого желудочка. 84 Однако о первичной PHT сообщалось у некоторых пациентов, у которых в анамнезе не было тромбоэмболических заболеваний, внутривенного употребления наркотиков или легочных инфекций.Его патогенез остается плохо изученным, и было высказано предположение, что ВИЧ вызывает повреждение эндотелиальных клеток и связанное с медиатором вазоконстрикцию через стимуляцию gp 120 оболочки, включая прямое высвобождение и эффекты эндотелина-1, наиболее сильного вазоконстриктора, интерлейкина 6 и опухоли. фактор некроза α на самих легочных артериях. Частота aCL повышается у пациентов с первичной PHT, но частота увеличения aCL при PHT, связанной с ВИЧ, не определена.

    Тромботическая тромбоцитопеническая пурпура (ТТП) — хорошо описанное осложнение ВИЧ-инфекции, часто возникающее на ранней бессимптомной фазе ВИЧ-инфекции, а также при клиническом СПИДе. Клинический спектр варьирует от бессимптомной тромбоцитопении легкой степени с легкой почечной недостаточностью до тяжелого заболевания с серьезными неврологическими проявлениями и почечной недостаточностью. 85– 88 Действительно, присутствие ингибитора протеазы, расщепляющего фактор фон Виллебранда, который может участвовать в патогенезе ТТП, было продемонстрировано в плазме пациента со СПИДом и ТТП. 89 Тромботическая микроангиопатия, включающая микроангиопатическую гемолитическую анемию, тромбоцитопению и почечную недостаточность, также является одним из почечных осложнений, которые могут развиваться у ВИЧ-инфицированных пациентов, 90 , как и при инфекции ВГС. 30 Этот тип сосудистого поражения (чаще встречается у пациентов с ВИЧ, чем у нормальной популяции) может быть одним из первых проявлений ВИЧ-инфекции и быть тяжелым. 91 ТТП нечасто ассоциируется с АФС, но тромботическая микроангиопатия относительно часто встречается у пациентов с АФС.

    Первостепенное значение имеет то, что составляет патогенность различных типов aPL и почему тромбоз наблюдается только у отдельных пациентов с СКВ и очень редко с инфекциями. Недавняя работа Sheng и др. , которые измерили влияние тестируемых антител или образцов плазмы на образование тромбина in vitro, 92 , надеюсь, будет расширена в будущем и может предоставить некоторую четкую информацию об этой проблеме. Плазма и аффинно очищенные антитела от пациентов с APS ингибировали образование тромбина значительно больше, чем от пациентов с APL от других причин, а образцы от пациентов с APS показали ингибирование тромбина в присутствии анти-β 2 GPI или антипротромбиновых антител.

    Таким образом, можно сказать, что патогенез тромботических осложнений у ВИЧ-инфицированных пациентов и пациентов со СПИДом многофакторен, причем aPL играет роль только у отдельных пациентов. Хотя отчеты о нескольких исследованиях были опубликованы в различных центрах, в настоящее время сообщений о тромботических осложнениях, сопровождающихся положительностью АФЛ, немного. Нарушения липидов, вызванные антиретровирусной терапией, и сопутствующие им сосудистые осложнения, несомненно, превзойдут гематологические и иммунологические нарушения, рассматриваемые у этих пациентов как причина этих осложнений.Открытие новых классов антиретровирусных соединений (например, ингибиторов слияния, ингибиторов интегразы) может в будущем сократить использование ингибиторов протеаз с их очень серьезными сосудистыми осложнениями.

    Бактериальные инфекции

    Многие бактериальные инфекции демонстрируют АФЛ. Однако такое увеличение aPL обычно не связано с тромботическими событиями. Интересно, однако, что, хотя зависимость от β 2 GPI в ​​этой группе обычно отрицательная, у пациентов с лепрой aCL может быть зависимой от β 2 GPI, как это обнаруживается при аутоиммунных заболеваниях, особенно у пациентов с мультибациллярным заболеванием. вид проказы. 93 Феномен Люцио — редкое проявление лепры, при котором гистопатологические данные связаны с микрососудистыми тромбозами при отсутствии воспалительной инфильтрации стенок сосудов. Levy и др. продемонстрировали, что этот тип лепры был связан с зависимостью aCL от β 2 GPI. 94

    Зарегистрирован один пациент, молодой взрослый, у которого в детстве развился АФС после легочной инфекции, вызванной M pneumoniae . 95 Стрептококковые инфекции также могут быть связаны с увеличением aCL, но существуют некоторые разногласия по поводу ревматической болезни сердца: некоторые исследователи сообщают о повышенных титрах, а другие не подтверждают эти результаты. Ку-лихорадка, вызываемая Coxiella burnetii , связана с высокой частотой положительности aCL, и когда пациенты обращаются только с лихорадкой, оценка этих антител может помочь в диагностике.

    % PDF-1.4
    %
    1 0 объект
    > поток

    конечный поток
    эндобдж
    2 0 obj
    > поток
    х +

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *