Диагностическая фармакотерапия: Больница при медицинском факультете ун-та Тоттори

Содержание

Больница при медицинском факультете ун-та Тоттори

Фармакотерапия

Фармакотерапия

  • Это отделение специализируется на всестороннем лечении с помощью лекарственных средств болезней, связанных с образом жизни и вредными привычками. Иными словами, заболеваний, не требующих каких-либо специальных процедур, и в случае, когда диагностика и методика лечения может определяться путем медицинского осмотра. Данное подразделение акцентирует внимание на индивидуальные характеристики лекарственных средств, что позволяет оптимальным образом использовать информацию, связанную с сочетанием эффективности лекарства и его побочных действий. Таким образом ведётся подбор соответствующих лекарств на основании продуманной оценки эффективности препаратов. В частности, в случае, когда мы имеем дело с несколькими хроническими заболеваниями, как например гиперлипидемия, артериальная гипертензия, ожирение, гиперурикемия, хронические заболевания печени и т.д., пациент должен пройти множественную лекарственную терапию. Здесь назначение делается в тесном сотрудничестве со специалистами в различных областях, поэтому пациенты могут свободно обращаться с вопросами относительно лекарственных средств.
  • Отделение Фармакотерапии предоставляет консультационные услуги для пациентов по любым проблемам, связанным с принимаемыми лекарственными средствами, либо по вопросам клинических испытаний новых лекарственных препаратов. Ведутся консультации о сочетании пищевых добавок и продуктов здорового питания, и т.п.
  • В отношении заядлых курильщиков, которые не могут отказаться от курения самостоятельно, в соответствии с «Руководством по проведению стандартных лечебных процедур по отказу от курения», оказывается помощь по профилактике и отказу от курения с помощью лекарственных средств, подлежащих медицинскому страхованию.
  • Применение традиционных травяных лекарственных средств в гастроэнтерологии (пятница). Лечение с использованием трав в случае заболеваний желудочно-кишечного тракта, когда не помогают традиционные методы лечения.

Лаборатория применения амбулаторных диагностических методов в профилактике хронических неинфекционных заболеваний отдела первичной профилактики хронических неинфекционных заболеваний в системе здравоохранения

Монографии и издания

Монография: Горбунов В.М. Суточное мониторирование артериального давления: современные аспекты. М., «Логосфера», 222 с., 2015. (более подробная информация размещена на сайте).

Монография: Горбунов В.М. Использование СМАД для оценки эффективности антигипертензивной терапии (Библиотека BPLab), 48 сс., ДЕКОМ, 2006.

Горбунов В.М., Смирнова М.И., Андреева Г.Ф., Суточное мониторирование артериального давления: современные аспекты // 2015. 240

 

Публикации

Горбунов В.М., Смирнова М.И., Кошеляевская Я.Н., Фурман Н.В., Долотовская П.В., Слепченко Ю.С., Деев А.Д., Белова Е.Н., Бойцов С.А., Изучение сезонной вариабельности артериального давления у больных артериальной гипертонией с оценкой исходов (когортное проспективное исследование в двух городах Российской Федерации) // Профилактическая медицина 2020. 23, 6, 36-42 Импакт фактор: РИНЦ: 0.66 РИНЦ5: 0.746 SJR: 0.162

 

DOI: 10.17116/profmed20202306136

 

 

Горбунов В.М., Федорова Е.Ю., Платонова Е.В., Многообразие современных методов измерения артериального давления и Рекомендации Европейского общества гипертензии 2018 года // Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2020. 16, 1, 126-132 Импакт фактор: РИНЦ: 0.832 РИНЦ5: 0.86 WOS: 0.1 SJR: 0.161

 

DOI: 10.20996/1819-6446-2020-02-10

 

 

Горбунов В.М., Федорова Е.Ю., Платонова Е.В., Хронотерапия артериальной гипертонии: современное состояние проблемы. // Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2017. 13, 5, 706-715 Импакт фактор: РИНЦ: 0.832 РИНЦ5: 0.86 WOS: 0.1 SJR: 0.161

 

DOI: 10.20996/1819-6446-2017-13-5-706-715

 

 

Isaykina O.Yu., Rozanov V.B., Zvolinskaya E.Yu., Pugoeva H.S., Alexandrov A.A., Arterial stiffnes and cardiovascular risk factors in young men (41-44 years). // Рациональная фармакотерапия в кардиологии 2017. 13, 3, 290-300 Импакт фактор: РИНЦ: 0.832 РИНЦ5: 0.86 WOS: 0.1 SJR: 0.161

 

DOI: 10.20996/1819-6446-2017-13-3-290-300

 

 

Платонова Е.В., Деев А.Д., Горбунов В.М., Назарова О.А., Белова О.А., Фурман Н.В., Долотовская П.В., Миронова А.А., Довгалевский П.Я., Лукьянов М.М., Бойцов С.А., Ежегодная противогриппозная вакцинация пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и динамика титров антител к гемагглютинину. Данные трехлетнего наблюдения // Эпидемиология и инфекционные болезни 2020. 25, 2, 88-101 Импакт фактор: РИНЦ: 0.407 РИНЦ5: 0.537

 

DOI: 10.17816/EID41764

 

 

Андреева Г.Ф., Деев А.Д., Горбунов В.М., Сравнительная характеристика нескольких методов оценки артериального давления в утренние часы у больных артериальной гипертензией // Кардиоваскулярная терапия и профилактика 2018. 17, 6, 5-12 Импакт фактор: РИНЦ: 1.203 РИНЦ5: 1.263 SJR: 0.158

 

DOI: 10.15829/1728-8800-2018-6-5-12

Фармакотерапия ревматоидного артрита: новая стратегия, новые мишени | Насонов

1. Smolen JS, Aletaha D, McInnes IB. Rheumatoid arthritis. Lancet. 2016 Oct 22;388(10055):2023-38. doi: 10.1016/S0140-6736(16)30173-8

2. McInnes IB, Schett G. Pathogenetic insights from the treatment of rheumatoid arthritis. Lancet. 2017;389:2328-37. doi: 10.1016/S0140-6736(17)31472-1

3. Catrina AI, Svensson CI, Malmström V, et al. Mechanisms leading from systemic autoimmunity to joint-specific disease in rheumatoid arthritis. Nat Rev Immunol. 2017;13(2):79-86. doi: 10.1038/nrrheum.2016.200

4. Mankia K, Emery P. Preclinical rheumatoid arthritis. Progress toward prevention. Arthritis Rheum. 2016;68:779-88. doi: 10.1002/art.39603

5. Насонов ЕЛ. Проблемы иммунопатологии ревматоидного артрита: эволюция болезни. Научно-практическая ревматология. 2017;55(3):277-94 [Nasonov EL. Problems of rheumatoid arthritis immunopathology: Evolution of the disease. Nauchno- Prakticheskaya Revmatologiya = Rheumatology Science and Practice. 2017;55(3):277-94 (In Russ.)]. doi: 10.14412/1995-4484-2017-277-294

6. Насонов ЕЛ, редактор. Генно-инженерные биологические препараты в лечении ревматоидного артрита. Москва: ИМА- ПРЕСС; 2013 [Nasonov EL, editor. Genno- inzhenernye biologicheskie preparaty v lechenii revmatoidnogo artrita [Genetically engineered biological agents in the treatment of rheumatoid arthritis]. Moscow: IMA- PRESS; 2013].

7. Smolen JS, Aletaha D, Bijsma JWJ, et al. For the T2T Expert Committee. Treating rheumatoid arthritis to target: recommendations of an international task force. Ann Rheum Dis. 2010;69:631- 7. doi: 10.1136/ard.2009.123919

8. Burmester GR, Pope JE. Novel treatment strategies in rheumatoid arthritis. Lancet. 2017;389:2338-48. doi: 10.1016/S0140-6736(17)31491-5

9. Насонов ЕЛ, редактор. Ревматоидный артрит. В кн.: Российские клинические рекомендации. Москва: ГЭОТАР- Медиа; 2017. С. 17-57 [Nasonov EL, editor. Revmatoidnyi artrit. In: Rossiiskie klinicheskie rekomendatsii [Russian Clinical Recommendations]. Moscow: GEOTAR-Media; 2017. P. 17-57].

10. Baker KF, John JD. Novel therapies for immune-mediated inflammatory diseases: What can we learn from their use in rheumatoid arthritis, spondyloarthritis, systemic lupus erythematosus,psoriasis, Crohn’s disease and ulcerative colitis? Ann Rheum Dis. 2017. doi: 10.1136/annrheumdis-2017-211555

11. McInnes IB, Buckley CD, Isaaks JD. Cytokines in rheumatoid arthritis – shaping the immunological landscape. Nat Rev Rheumatol. 2016;12:63-8. doi: 10.1038/nrrheum.2015.171

12. Firestein GS, McInnes IB. Immunopathogenesis of Rheumatoid Arthritis. Immunity. 2017;46(2):183-96. doi: 10.1016/j.immuni.2017.02.006

13. Dekkers JS, Schoones JW, Huizinga TW, et al. Possibilities for preventive treatment in rheumatoid arthritis? Lessons from experimental animal models of arthritis: a systematic literature review and meta-analysis. Ann Rheum Dis. 2017;76(2):458-67. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-209830

14. Lubberts E. The IL-23-IL-17 axis in inflammatory arthritis. Nat Rev Rheumatol. 2015;11(7):415-29. doi: 10.1038/nrrheum.2015.53

15. Monaco C, Nanchahal J, Taylor P, Feldmann M. Anti-TNF therapy: past, present and future. Int Immunol. 2015 Jan;27(1):55-62. doi: 10.1093/intimm/dxu102

16. Kalliolias GD, Ivashkiv LB. TNF biology, pathogenetic mechanisms and emerging therapeutic strategies. Nat Rev Rheumatol. 2016;12:49-62. doi: 10.1038/nrrheum.2015.169

17. Boyman O, Comte D, Spertini F. Adverse reactions to biologic agents and their medical management. Nat Rev Rheumatol. 2014;10:612-27. doi: 10.1038/nrrheuum.2014.123

18. Насонов ЕЛ. Метотрексат при ревматоидном артрите – 2015: новые факты и идеи. Научно-практическая ревматология. 2015;53(4):421-33 [Nasonov EL. Methotrexate in rheumatoid arthritis – 2015: New facts and ideas. Nauchno-Prakticheskaya Revmatologiya = Rheumatology Science and Practice. 2015;53(4):421-33 (In Russ.)]. doi: 10.14412/1995-4484- 2015-421-433

19. Feldman M, Maini RN. Perspectives from masters in rheumatology and autoimminity: can we get closer to a cure for rheumatoid arthritis? Arthritis Rheum. 2015;67:228302291.

20. Насонов ЕЛ. Новые возможности фармакотерапии иммуновоспалительных ревматических заболеваний: фокус на ингибиторы интерлейкина 17. Научно- практическая ревматология. 2017;55(1):68-86 [Nasonov EL. New possibilities of pharmacotherapy for immunoinflammatory rheumatic diseases: A focus on inhibitors of interleukin-17. Nauchno-Prakticheskaya Revmatologiya = Rheumatology Science and Practice. 2017;55(1):68- 86 (In Russ.)]. doi: 10.14412/1995-4484-2017-68-86

21. Taylor PC, Williams RO. Combination cytokine blockade: the way forward in therapy for rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum. 2015;67:14-6. doi: 10.1002/art.38893

22. Kontermann RE, Brinkman U. Bispecific antibodies. Drug Discovery Today. 2015;20:838- 47. doi: 10.1016/j.drudis.2015.02.008

23. Fischer JA, Hueber AJ, Wilson S, et al. Combined inhibition of tumor necrosis factor α and interleukin-17 as a therapeutic opportunity in rheumatoid arthritis: development and characterization of a novel bispecific antibody. Arthritis Rheum. 2015;67:51-62. doi: 10.1002/art.38896

24. Hunter CA, Jones SA. IL-6 as a keystone cytokine in health and disease. Nat Immunol. 2015;15:448-57. doi: 10.1038/ni.3153

25. Liu X, Jones GW, Choy EH, Jones SA. The biology behind interleukin-6 targeted interventions. Curr Opin Rheumatol. 2016;28:152-60. doi: 10.1097/BOR.0000000000000255

26. Rose-Jonh S, Wuntrop K, Calabrese L. The role of IL-6 in host defence against infrctions: immunology and clinical implications. Nat Rev Rheumatol. 2017. doi: 10.1038/nrrheum 2017.83

27. Beringer A, Noack M, Miossec P. IL-17 in chronic inflammation: from discovery to targeting. Trends Molec Med. 2016;22:230-41. doi: 10.1016/j.molmed.2016.01.001

28. Fragoulis GE, Siebert S, McInnes IB. Therapeutic targeting of IL-17 and IL-23 cytokines in immune-mediated disease. Annu Rev Med. 2016:67:337-53. doi: 10.1146/annurev-med-051914-0219444

29. Benedetti G, Miossec P. Interleukin 17 contributes to the chronicity of inflammatory diseases such as rheumatoid arthritis. Eur J Immunol. 2014;44:339-47. doi: 10.1002/eji.201344184

30. Miossec P. Update on interleukin-17: a role in the pathogenesis of inflammatory arthritis and implication for clinical practice. RMD Open. 2017 15;3(1):e000284. doi: 10.1136/rmdopen-2016-000284

31. McInnes IB, Porter D, Siebert S. Choosing new targets for rheumatoid arthritis therapeutics: too interesting to Fail? Arthritis Rheum. 2017;69:1131-4. doi: 10.1002/art.40082

32. Pfeifle R, Rothe T, Ipseiz N, et al. Regulation of autoantibody activity by the IL-23-Th27 axis determines the onset of autoimmune disease. Nat Immunol. 2017;18:104-13. doi: 10.1038/ni.3579

33. Wicks IP, Roberts AW. Targeting GM-CSF in inflammatory diseases. Nat Rev Rheumatol. 2016;12:37-48. doi: 10.1038/nrrheum.2015.161

34. Avci AB, Feist E, Burmester GR. Targeting GM-CSF in rheumatoid arthritis. Clin Exp Rheumatol. 2016;34(4 Suppl 98):39-44.

35. Burmester GR, Weinblatt ME, McInnes IB, et al. Efficacy and safety of mavrilimumab in subjects with rheumatoid arthritis. Ann Rheum. 2013;2(9):1445-2. doi: 10.1136/annrheumdis-2012-202450

36. Huizinga TW, Batalov A, Stoilov R, et al. Phase Ib randomized, double-blind study of namilumab, an anti-granulocyte macrophage colony-stimulating factor monoclonal antibody, in mild-to-moderate rheumatoid arthritis. Arthritis Res Ther. 2017;19(1):53. doi: 10.1186/s13075-017-1267-3

37. Moura RA, Fonseca JE. To B or not to B the conductor of rheumatoid orchestra. Clin Rev Allerg Immunol. 2012 Dec;43(3):281-91. doi: 10.1007/s12016-012-8318-y

38. Leandro M. B cells and rheumatoid factors in autoimmunity. Int J Rheum Dis. 2015;18:379-81. doi: 10.1111/1756-185X.12690

39. Насонов ЕЛ, редактор. Генно-инженерные биологические препараты в лечении ревматоидного артрита. Москва: ИМА- ПРЕСС, 2013. 552 с. [Nasonov EL, editor. Genno- inzhenernye biologicheskie preparaty v lechenii revmatoidnogo artrita [Genetically engineered biological agents in the treatment of rheumatoid arthritis]. Moscow: IMA- PRESS; 2013. 552 p.].

40. Насонов ЕЛ, редактор. Анти-В-клеточная терапия в ревматологии: фокус на ритуксимаб. Москва: ИМА- ПРЕСС; 2012. С. 55-93 [Nasonov EL. editor. Anti-B-kletochnaya terapiya v revmatologii: fokus na rituksimab [Anti-B-cellular therapy in rheumatology: focus on rituksimab]. Moscow: IMA-PRESS; 2012. P. 55-93].

41. Seyfizadeh N, Seyfizadex N, Hasenkamp J, Huerta-Yepez S. A molecular perspective on rituximab: a monoclonal antibody for B cell non Hodgkin lymphoma and other affections. Clin Rev Oncol Hematol. 2016;97:275-90. doi: 10.1016/j.critrevonc.2015.09.001

42. Franks SE, Getahun A, Hogarth PM, Cambier JC. Targeting B cells in treatment of autoimminity. Curr Opin Immunol. 2016;43:39-45. doi: 10.1016/j.coi.2016.09.003

43. Stohl W, Merrill JT, McKay JD, et al. Efficacy and safety of belimumab in patients with rheumatoid arthritis: a phase II, randomized, double-blind, placebo-controlled, dose-ranging Study. J Rheumatol. 2013;40(5):579-89. doi: 10.3899/jrheum.120886

44. Genovese MC, Kinnman N, de La Bourdonnaye G, et al. Atacicept in patients with rheumatoid arthritis and an inadequate response to tumor necrosis factor antagonist therapy: results of a phase II, randomized, placebo-controlled, dose-finding trial. Arthritis Rheum. 2011;63:1793-803. doi: 10.1002/art.30373

45. Van Vollenhoven RF, Wax S, Li Y, Tak PP. Safety and efficacy of atacicept in combination with rituximab for reducing the signs and symptoms of rheumatoid arthritis: a phase II, randomized, doubleblind, placebo-controlled pilot trial. Arthritis Rheum. 2015;67(11):2828-36. doi: 10.1002/art.39262

46. Miyara M, Ito Y, Sakaguchi S. T reg-cell therapies for autoimmune rheumatic diseases. Nat Rev Rheumatol. 2014 Sep;10(9):543-51. doi: 10.1038/nrhheum.2014.105

47. Авдеева АС, Рубцов ЮП, Дыйканов ДT, Насонов ЕЛ. Клинико-патогенетическое значение Foxр3+ регуляторных Т-клеток при ревматоидном артрите. Научно- практическая ревматология. 2016;54(4):442-55 [Avdeeva AS, Rubtsov YuP, Dyikanov DT, Nasonov EL. The clinical and pathogenetic value of Foxp3+ T regulatory cells in rheumatoid arthritis. Nauchno- Prakticheskaya Revmatologiya = Rheumatology Science and Practice. 2016;54(4):442-55 (In Russ.)].

48. Tabares P, Berr S, Rö mer PS, et al. Human regulatory T cells are selectively activated by low-dose application of the CD28 superagonist TGN1412/TAB08. Eur J Immunol. 2014;44(4):1225-36. doi: 10.1002/eji.201343967

49. Suntharalingam G, Perry MR, Ward S, et al. Cytokine storm in a phase 1 trial of the anti-CD28 monoclonal antibody TGN1412. N Engl J Med. 2006;355(10):1018-28. doi: 10.1056/NEJMoa063842

50. Hü nig T. The storm has cleared: lessons from the CD28 superagonist TGN1412 trial. Nat Rev Immunol. 2012;12(5):317-8. doi: 10.1038/nri3192

51. Konig M, Rharbaoui F, Aigner S, et al. Tregalizumab – a monoclonal antibody to target regulatory T cells. Front Immunol. 2016;7:11. doi: 10.3389/fimmu.2016.00011

52. O’Shea JJ, Laurence A, McInnes IB. Back to the future: oral targeted therapy for RA and other autoimmune diseases. Nat Rev Rheumatol. 2013;9:173-82. doi: 10.1038/nrrheum.2013.7

53. Smolen JS, van der Heijde D, Machold KP, et al. Proposal for a new nomenclature of disease-modifying antirheumatic drugs. Ann Rheum Dis. 2014;73:3-4. doi: 10.1136/annrheumdis-2013-204317

54. Schwartz DM, Bonelli M, Gadina M, O’Shea JJ. Type I/II cytokines, JAKs, and new strategies for treating autoimmine diaeases. Nat Rev Rheumatol. 2016;12:25-36. doi: 10.1038/nrrheum.2015.167

55. Насонов Е.Л. Новые подходы к фармакотерапии ревматоидного артрита: тофацитиниб. Научно-практическая ревматология. 2014;52(2):209-21 [Nasonov EL. New approaches to pharmacotherapy of rheumatoid arthritis: tofacitinib. Nauchno- Prakticheskaya Revmatologiya = Rheumatology Science and Practice. 2014;52(2):209-21 (In Russ.)]. doi: 10.14412/1995-4484-2014-209-221

56. Smolen JS, Landewe R, Bijlsma J, et al. EULAR recommendations for the management of rheumatoid arthritis with synthetic and biological disease-modifying antirheumatic drugs: 2016 update. Ann Rheum Dis. 2017;76(6):960-77. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-210715

57. Singh JA, Saag KG, Bridges SL Jr, et al. 2015 American College of Rheumatology guideline for the treatment of rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum. 2016;68:1-26. doi: 10.1002/art.39489

58. Singh JA, Hossain A, Mudano AS, et al. Biologics or tofacitinib for people with rheumatoid arthritis naive to methotrexate: a systematic review and network meta-analysis. Cochrane Database Syst Rev. 2017 May 8;5:CD012657. doi: 10.1002/14651858.CD012657

59. Winthrop KL. The emerging safety profile of JAK inhibitors in rheumatic disease. Nat Rev Rheumatol. 2017;13(4):234-43. doi: 10.1038/nrrheum.2017.23

60. Kuriya B, Cohen MD, Keystone E. Baricitinib in rheumatoid arthritis: evidence-to-date and clinical potential. Ther Adv Musculoskelet Dis. 2017;9(2):37-44. doi: 10.1177/1759720X16687481

61. Westhovens R, Taylor PC, Alten R, et al. Filgotinib (GLPG0634/GS-6034), an oral JAK1 selective inhibitor, is effective in combination with methotrexate (MTX) in patients with active rheumatoid arthritis and insufficient response to MTX: results from a randomised, dose-finding study (DARWIN 1). Ann Rheum Dis. 2016. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-210104

62. Kavanaugh A, Kremer J, Ponce L, et al. Filgotinib (GLPG0634/GS-6034), an oral selective JAK1 inhibitor, is effective as monotherapy in patients with active rheumatoid arthritis: results from a randomised, dose-finding study (DARWIN 2). Ann Rheum Dis. 2016. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-210105

63. Genovese MC, Smolen JS, Weinblatt ME, et al. Efficacy and safety of ABT-494, a selective JAK-1 inhibitor, in a phase IIb study in patients with rheumatoid arthritis and an inadequate response to methotrexate. Arthritis Rheum. 2016;68(12):2857-66. doi: 10.1002/art.39808

64. Kremer JM, Emery P, Camp HS, et al. A phase IIb study of ABT-494, a selective JAK-1 inhibitor, in patients with rheumatoid arthritis and an inadequate response to anti-tumor necrosis factor therapy. Arthritis Rheum. 2016;68(12):2867-77. doi: 10.1002/art.39801

65. Corneth OB, Klein Wolterink RG, Hendriks RW. BTK signaling in B cell differentiation and autoimmunity. Curr Top Microbiol Immunol. 2016;393:67-105. doi: 10.1007/82_2015_478

66. Malemud CJ. The PI3K/Akt/PTEN/mTOR pathway: a fruitful target for inducing cell death in rheumatoid arthritis? Future Med Chem. 2015;7(9):1137-47. doi: 10.4155/fmc

67. Camps M, Ruckle T, Ji H, et al. Blockade of PI3Kgamma suppresses joint inflammation and damage in mouse models of rheumatoid arthritis. Nat Med. 2005;11(9):936-43.

68. Zhao W, Qiu Y, Kong D. Class I phosphatidylinositol 3-kinase inhibitors for cancer therapy. Acta Pharm Sin B. 2017;7(1):27-37. doi: 10.1016/j.apsb.2016.07.006

69. McAllen RM, Cook AD, Khiew HW, et al. The interface between cholinergic pathways and the immune system and its relevance to arthritis. Arthritis Res Ther. 2015;17:87. doi: 10.1186/s13075-015-0597-2

70. Van Maanen MA, Lebre MC, van der Poll T, et al. Stimulation of nicotinic acetylcholine receptors attenuates collagen-induced arthritis in mice. Arthritis Rheum. 2009;60(1):114-22. doi: 10.1002/art.24177

71. Li T, Zuo X, Zhou Y, et al. The vagus nerve and nicotinic receptors involve inhibition of HMGB1 release and early pro-inflammatory cytokines function in collagen-induced arthritis. J Clin Immunol. 2010;30(2):213-20. doi: 10.1007/s10875-009-9346-0

72. Van Maanen MA, Stoof SP, Larosa GJ, et al. Role of the cholinergic nervous system in rheumatoid arthritis: aggravation of arthritis in nicotinic acetylcholine receptor alpha7 subunit gene knockout mice. Ann Rheum Dis. 2010;69(9):1717-23. doi: 10.1136/ard.2009.118554

73. Waldburger JM, Boyle DL, Pavlov VA, et al. Acetylcholine regulation of synoviocyte cytokine expression by the alpha7 nicotinic receptor. Arthritis Rheum. 2008;58(11):3439-49. doi: 10.1002/art.23987

74. Koopman FA, Chavan SS, Miljko S, et al. Vagus nerve stimulation inhibits cytokine production and attenuates disease severity in rheumatoid arthritis. Proc Natl Acad Sci U S A. 2016;113:8284-9. doi: 10.1073/pnas.1605635113

75. Coutant F, Miossec P. Altered dendritic cell functions in autoimmune diseases: distinct and overlapping profiles. Nat Rev Rheumatol. 2016;12(12):703-15. doi: 10.1038/nrrheum.2016.147

76. Park JE, Jang J, Choi JH, et al. DC-based immunotherapy combined with low-dose methotrexate effective in the treatment of advanced CIA in mice. J Immunol Res. 2015;2015:834085. doi: 10.1155/2015/834085

77. Benham H, Nel HJ, Law SC, et al. Citrullinated peptide dendritic cell immunotherapy in HLA risk genotype-positive rheumatoid arthritis patients. Sci Transl Med. 2015;7(290):290ra87. doi: 10.1126/scitranslmed.aaa9301

78. Bell GM, Anderson AE, Diboll J, et al. Autologous tolerogenic dendritic cells for rheumatoid and inflammatory arthritis. Ann Rheum Dis. 2017;76(1):227-34. doi: 10.1136/annrheumdis-2015-208456

79. Van der Helm-van Mil AH, le Cessie S, van Dongen H, et al. A prediction rule for disease outcome in patients with recent-onset undifferentiated arthritis: how to guide individual treatment decisions. Arthritis Rheum. 2007;56:433-40. doi: 10.1002/art.22380

80. Van de Stadt LA, Witte BI, Bos WH, van Schaardenburg D. A prediction rule for the development of arthritis in seropositive arthralgia patients. Ann Rheum Dis. 2013;72:1920- 6. doi: 10.1136/annrheumdis-2012-202127

81. Van Nies JA, Krabben A, Schoones JW, et al. What is the evidence for the presence of a therapeutic window of opportunity in rheumatoid arthritis? A systematic literature review. Ann Rheum Dis. 2014;73:861-70. doi: 10.1136/annrheumdis-2012-203130

82. Van Dongen H, van Aken J, Lard LR, et al. Efficacy of methotrexate treatment in patients with probable rheumatoid arthritis: a double-blind, randomized, placebo-controlled trial. Arthritis Rheum. 2007;56(5):1424-32. doi: 10.1002/art.22525

83. Burgers LE, Allaart CF, Huizinga TWJ, et al. Brief Report: Clinical trials aiming to prevent rheumatoid arthritis cannot detect prevention without adequate risk stratification: A Trial of Methotrexate Versus Placebo in Undifferentiated Arthritis as an Example. Arthritis Rheum. 2017;69(5):926-31. doi: 10.1002/art.40062

84. Gerlag DM, Safy M, Maijer KI, et al. A single infusion of rituximab delays the onset of arthritis in subjects at high risk of developing RA [abstract]. Arthritis Rheum. 2016;68 Suppl 10.

85. Kohler L, Kirchoff T, Jablonka A, et al. Incidence of rheumatoid arthritis onset in patients with arthralgia and anti-citrullinated peptide antibody positivity; pilor study on effectiveness of hydroxychloroquine treatment. Rheumatology (Sunnyvale). 2016;6:2. doi: 10.4172/2161-1149.1000196

86. Gerlag DM, Norris JM, Tak PP. Towards prevention of autoantibody-positive rheumatoid arthritis: from lifestyle modification to preventive treatment. Rheumatology (Oxford). 2016;55(4):607-14. doi: 10.1093/rheumatology/kev347

87. Deane KD, Striebich CC, Holers VM. Editorial: Prevention of Rheumatoid Arthritis: Now Is the Time, but How to Proceed? Arthritis Rheum. 2017;69:873-7. doi: 10.1002/art.40061

88. National Institute of Allergy and Infectious Diseases, sponsor. Strategy for the prevention of onset of clinically-apparent rheumatoid arthritis (StopRA). ClinicalTrials.gov identifier: NCT02603146; 2015.

89. Guy’s and St. Thomas’ NHS Foundation Trust, sponsor. Arthritis prevention in the pre- clinical phase of RA with abatacept. ISRCTN 46017566; 2014.

90. Academic Medical Center, Division of Clinical Immunology and Rheumatology, sponsor. Prevention of clinically manifest rheumatoid arthritis by B cell directed therapy in the earliest phase of the disease (PRAIRI). NTR. 2442;2010.

91. Di Giuseppe D, Crippa A, Orsini N, Wolk A. Fish consumption and risk of rheumatoid arthritis: a dose-response meta-analysis. Arthritis Res Ther. 2014;16:446. doi: 10.1186/s13075-014-0446-8

92. Gan RW, Demoruelle MK, Deane KD, et al. Omega-3 fatty acids are associated with a lower prevalence of autoantibodies in shared epitope-positive subjects at risk for rheumatoid arthritis. Ann Rheum Dis. 2017;76:147-52. doi: 10.1136/annrheumdis-2016-209154

93. Goldberg RJ, Katz J. A meta-analysis of the analgesic effects of omega-3 polyunsaturated fatty acid supplementation for inflammatory joint pain. Pain. 2007;129:210-23. doi: 10.1016/j.pain.2007.01.020

94. Mas E, Croft KD, Zahra P, et al. Resolvins D1, D2, and other mediators of self-limited resolution of inflammation in human blood following n-3 fatty acid supplementation. Clin Chem. 2012;58:1476-84. doi: 10.1373/clinchem.2012.190199

95. Arnardottir HH, Dalli J, Norling LV, et al. Resolvin D3 is dysregulated in arthritis and reduces arthritic inflammation. J Immunol 2016; 197:2362-8. doi: 10.4049/jimmunol.1502268

96. Jeffery LE, Raza K, Hewison M. Vitamin D in rheumatoid arthritis-towards clinical application. Nat Rev Rheumatol. 2016;12(4):201-10. doi: 10.1038/nrrheum.2015.140

97. Song GG, Bae SC, Lee YH. Association between vitamin D intake and the risk of rheumatoid arthritis: a meta-analysis. Clin Rheumatol. 2012;31(12):1733-9. doi: 10.1007/s10067-012-2080-7

98. Di Franco M, Barchetta I, Iannuccelli C, et al. Hypovitaminosis D in recent onset rheumatoid arthritis is predictive of reduced response to treatment and increased disease activity: a 12 month follow-up study. BMC Musculoskeletal Disord. 2015;16:53. doi: 10.1186/s12891-015-0505-6

99. Gardner DH, Jeffery LE, Soskic B, et al. 1,25(OH)2D3 Promotes the efficacy of CD28 costimulation blockade by abatacept. J Immunol. 2015;195(6):2657-65. doi: 10.4049/jimmunol.1500306

Опросники и шкалы для оценки приверженности к лечению — преимущества и недостатки диагностического метода в научных исследованиях и реальной клинической практике | Лукина

1. World Health Organization. Adherence to long-term therapies: evidence for action. WHO Library Cataloguing-in-Publication Data, Geneva, WHO 2003 — 211 р. Available at https://www.who.int/chp/knowledge/publications/adherence_report/en/.

2. Osterberg L, Blaschke T. Adherence to medication. N Engl J Med. 2005;353:487-97. doi:10.1056/NEJMra050100.

3. Nau DP. Proportion of days covered (PDC) as a preferred method of measuring medication adherence. Source: http://ep.yimg.com/ty/cdn/epill/pdcmpr.pdf.

4. Eisenberger U, Wüthrich RP, Bock A, et al. Medication adherence assessment: high accuracy of the new Ingestible Sensor System in kidney transplants. Transplantation. 2013;96(3):245-50. doi:10.1097/TP.0b013e31829b7571.

5. Lam WY, Fresco P. Medication Adherence Measures: An Overview. Biomed Res Int. 2015;2015:217047. doi:10.1155/2015/217047.

6. Nguyen T-M, Caze AL, Cottrell N. What are validated self-report adherence scales really measuring?: a systematic review. Br J Clin Pharmacol. 2014;77(3):427-45. doi:10.1111/bcp.12194.

7. Lavsa SM, Holzworth A, Ansani NT. Selection of a validated scale for measuring medication adherence. J Am Pharm Assoc. 2011;51(1):90-4. doi:10.1331/JAPhA.2011.09154.

8. Morisky DE, Green LW, Levine DM. Concurrent and predictive validity of self-reported measure of medical adherence. Med Care. 1986;24:67-73. doi:10.1097/00005650-198601000-00007.

9. Лукина Ю.В., Марцевич С.Ю., Кутишенко Н.П. Шкала Мориски-Грина: плюсы и минусы универсального теста, работа над ошибками. Рациональная Фармакотерапия в Кардиологии. 2016;12(1):63-5. doi:10.20996/1819-6446-2016-12-1-63-65.

10. Калашникова М.Ф., Бондарева И.Б., Лиходей Н.В. Приверженность лечению при сахарном диабете 2-го типа: определение понятия, современные методы оценки пациентами проводимого лечения. Лечащий врач. 2015;3:27-33.

11. Лукина Ю.В., Гинзбург М.Л., Смирнов В.П. и др. Приверженность лечению, предшествующему госпитализации, у пациентов с острым коронарным синдромом. Клиницист. 2012;2:45-9. doi:10.17650/1818-8338-2012-6-2-41-49

12. Pineiro F, Gil V, Donis M, et al. The validity of 6 indirect methods for assessing drug treatment compliance in arterial hypertension. Aten. Primaria. 1997;19 (7):372-4.

13. Morisky DE, Ang A, Krousel-Wood M, Ward HJ. Predictive validity of a medication adherence measure in an outpatient setting. J Clin Hypertens (Greenwich). 2008;10(5):348-54. doi:10.1111/j.1751-7176.2008.07572.x.

14. Cuevas CI, Penate W. Psychometric properties of the eight-item Morisky Medication Adherence Scale (MMAS-8) in a psychiatric outpatient setting. Int J Clin Health Psychol. 2015;15:121-9. doi:10.1016/j.ijchp.2014.11.003.

15. Sakthong P, Chabunthom R, Charoevisuthiwongs R. Psycho metric properties of the Thai version of the 8-item Morisky Medication Adherence Scale in patients with type 2 diabetes. Ann Pharmacother. 2009;43:950-7. doi:10.1345/aph.1L453.

16. Okello S, Nasasira B, Muiru AN, Muyingo A. Validity and Reliability of a Self-Reported Measure of Antihypertensive Medication Adherence in Uganda. PLoS One. 2016;11(7):e0158499. doi:10.1371/journal.pone.0158499.

17. Moon SJ, Lee WY, Hwang JS. Accuracy of a screening tool for medication adherence: A systematic review and metaanalysis of the Morisky Medication Adherence Scale-8. PLoS One. 2017;12(11):e0187139. doi:10.1371/journal.pone.0187139.

18. Марцевич С.Ю., Лукина Ю.В., Кутишенко Н.П. и др. Оценка приверженности к лечению и факторов, влияющих на нее, у пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца при назначении никорандила. Рациональная Фармакотерапия в Кардиологии. 2017;13(6):776-86. doi:10.20996/1819-6446-2017-13-6-776-786.

19. Марцевич С.Ю., Лукина Ю.В., Кутишенко Н.П. и др. Приверженность к приему новых оральных антикоагулянтов у пациентов с фибрилляцией предсердий в реальной клинической практике (результаты исследования АНТЕЙ). Рациональная Фармакотерапия в Кардиологии. 2019;15(6):864-72. doi:10.20996/1819-6446-2019-15-6-864-872.

20. Arnet I, Metaxas C, Walter PN. The 8-item Morisky Medication Adherence Scale translated in German and validated against objective and subjective polypharmacy adherence measures in cardiovascular patients. J Eval Clin Pract. 2015;21(2):271-7. doi:10.1111/jep.12303.

21. JMIR Publications. What is your policy regarding access to critical research tools and instruments (eg, questionnaires)? 2018. Available at https://jmir.zendesk.com/hc/en-us/articles/360000547811.

22. Park SP, Lee EYJ. How should medical researchers respond to false copyright infringement claims? Sci Ed. 2019;6(2):137-41. doi:10.6087/kcse.174.

23. Moon SJ, Lee WY, Hwang JS, et al. Correction: Accuracy of a screening tool for medication adherence: A systematic review and meta-analysis of the Morisky Medication Adherence Scale-8. PLoS One. 2018;13(4):e0196138. doi:10.1371/journal.pone.0196138.

24. Marcus A. Pay up or retract? Survey creator’s demands for money rile some health researchers. Washington, DC: SciеnceMag.org; 2017. Available at https://www.sciencemag.org/news/2017/09/pay-or-retract-survey-creators-demands-money-rile-somehealth-researchers.

25. Kim MT, Hill MN, Bone LR, Levine DM. Development and testing of the Hill-Bone Compliance to High Blood Pressure Therapy Scale. Prog Cardiovasc Nurs. 2000;15(3):90-6. doi:10.1111/j.1751-7117.2000.tb00211.x.

26. Koschack J, Marx G, Schnakenberg J, et al. Comparison of two self-rating instruments for medication adherence assessment in hypertension revealed insufficient psychometric properties. J Clin Epidemiol. 2010;63(6):299-306. doi:10.1016/j.jclinepi.2009.06.011.

27. Svarstad BL, Chewning BA, Sleath BL, Claesson C. The Brief Medication Questionnaire: a tool for screening patient adherence and barriers to adherence. Patient Educ Couns. 1999;37(2):113- 24. doi:10.1016/s0738-3991(98)00107-4.

28. Rickles NM, Svarstad. Relationships between multiple self-reported nonadherence measures and pharmacy records. Res Social Adm Pharm. 2007;3:363-77. doi:10.1016/j.sapharm.2006.11.001.

29. Warren SR, Raisch DW, Campbell HM, et al. Medication adherence assessment in a clinical trial with centralized follow-up and direct-to-patient drug shipments. Clin Trials. 2013;10(3):441-8. doi:10.1177/1740774511410331.

30. Risser J, Jacobson TA, Kripalani S. Development and psychometric evaluation of the Self-efficacy for Appropriate Medication Use Scale (SEAMS) in low-literacy patients with chronic disease. J Nurs Meas. 2007;15(3):203-19. doi:10.1891/106137407783095757.

31. Thompson K, Kulkarni J, Sergejew AA. Reliability and validity of a new Medication Adherence Rating Scale (MARS) for the psychoses. Schizophr Res. 2000;42:241-7. doi:10.1016/s0920-9964(99)00130-9.

32. Fialko L, Garety PA, Kuipers E, et al. A large-scale validation study of the Medication Adherence Rating Scale (MARS). Schizophr Res. 2008;100:53-9. doi:10.1016/j.schres.2007.10.029.

33. Vernon MK, Revicki DA, Awad AG, et al. Psychometric evaluation of the Medication Satisfaction Questionnaire (MSQ) to assess satisfaction with antipsychotic medication among schizophrenia patients. Schizophr Res. 2010;118:271-8. doi:10.1016/j.schres.2010.01.021.

34. Kripalani S, Risser J, Gatti ME, Jacobson TA. Development and evaluation of the Adherence to Refills and Medications Scale (ARMS) among low-literacy patients with chronic disease. Value Health. 2009;12(1):118-23. doi:10.1111/j.1524-4733.2008.00400.x.

35. Николаев Н.А., Скирденко Ю.П., Жеребилов В.В. Количественная оценка приверженности к лечению в клинической медицине: протокол, процедура, интерпретация. Качественная клиническая практика. 2016;1:50-9.

36. Фофанова Т.В., Агеев Ф.Т., Смирнова М.Д. Отечественный опросник приверженности терапии: апробация и применение в амбулаторной практике. Системные гипертензии. 2014;2:13-6.

Создание тест-систем для персонализированного лечения онкологических заболеваний

Необходима правильная оценка состояния метаболизма ксенобиотиков (в том числе и лекарственных средств) индивидуально у каждого больного, поскольку путь выведения лекарственных средств лежит через систему биотрансформации.

Для целей адекватного выбора и режима дозирования лекарственных средств (совершенствование фармакотерапии) крайне важна диагностика активности изоферментов цитохрома Р450 (CYP450), которые отвечают за более чем 50% зависимого от фазы I метаболизма широко используемых лекарств. Активность различных CYP можно оценивать одновременно путем введения коктейля из выбранных лекарств, которые являются субстратами соответствующих ферментов, с последующим сбором образцов плазмы с целью количественного определения соотношения концентрации в плазме между исходными лекарственными средствами и их метаболитами.

Диагностику активности изоферментов цитохрома Р450 (CYP450) можно провести, используя Combi Cap — капсулы, содержащей микрокапсулы нескольких препаратов, для фенотипирования пациентов, что даст возможность адекватного выбора и режима дозирования лекарств при лечении заболеваний.

Проблемы современной фармакотерапии:

  1. Эффективность современной фармакотерапии, несмотря на доказательную медицину, не превышает 60%;
  2. Рост числа нежелательных лекарственных реакций, в том числе, со смертельным исходом;
  3. При стандартной дозе концентрация некоторых лекарственных средств колеблется у больных в широких пределах.

Задачи проекта:

  • Создание тест-системы CombiCap — капсулы, содержащей микрокапсулы нескольких препаратов, для правильной оценки состояния метаболизма ксенобиотиков (в том числе и лекарственных средств) индивидуально у каждого больного что даст возможность понимать индивидуальную активность ферментов и подбирать персональное лекарство и дозу при лечении онкологических заболеваний;
  • Внедрение такой диагностической системы в медицинскую практику.

Отделение клинической фармакотерапии — фармакология Оренбург.

Заведующий отделом клинической фармакологии –  врач клинический фармаколог Овчинникова Юлия Геннадьевна

Отдел образован в 1999 г. после появления новой специальности – клиническая фармакология. Заведующие отделом – Ковалевская Ольга Петровна, Бурасова Елена Степановна, Иванченко Клара Николаевна.

Отдел осуществляет следующие функции:

— консультативное сопровождение фармакотерапии в ГАУЗ «ООКБ №2»;

— контроль качества проведения фармакотерапии в отделениях:

  • участие в курации больных с диагностированными побочными проявлениями лекарственных средств или резистентностью к проводимой  терапии;
  • выборочная экспертиза историй болезни и листов назначений / оценка взаимодействия лекарств, наличие полипрагмазии, контроль режима дозирования;
  • контроль за соблюдением правил парентерального введения лекарственных средств, хранения лекарственных средств, наличия и соответствия разработанным алгоритмам действия медицинских работников посиндромных наборов для оказания неотложной помощи;
  • проведение разборов сложных случаев и ошибок по назначению лекарственных препаратов, их взаимодействию, режиму дозирования, неблагоприятным побочным реакциям на лекарственную терапию;
  • внедрения стандартизированных МЗ РФ схем лечения в отделениях больницы и поликлиники.

 

— создание, внедрение, совершенствование формулярной системы ГАУЗ «ООКБ №2»;

-мониторинг неблагоприятных побочных действий на лекарственные препараты, в том числе серьезных и непредвиденных реакций на препараты;

— участие в микробиологическом мониторинге;

— организация и проведение фармако – экономического анализа закупок лекарственных препаратов (в том числе АВС – VEN – анализа) в целях рационального использования лекарственных средств;

— анализ рациональности потребления объемов лекарственных препаратов в соответствии с профилем медицинской организации;

-определение ассортимента и объема закупок лекарственных препаратов в соответствии с утвержденными стандартами медицинской помощи и перечнями лекарственных препаратов;

— участие в работе врачебной комиссии при необходимости оценки фармакотерапии;

-организация регулярного информирования врачей по проблемам рационального применения лекарственных препаратов;

— осуществление информационного обеспечения медицинских работников по зарегистрированным  в России лекарственным препаратам

— участие в реализации программ клинической апробации лекарственных средств, контроль за ее проведением и оценка полученных результатов.

Сергей Царенко обобщил опыт фармакотерапии трех тысяч больных COVID-19 » Медвестник

Основа лечения пациентов с новой коронавирусной инфекцией в легкой форме – иммуносупрессоры и противовирусные препараты. В первую очередь следует назначать фавипиравир, рекомендует Царенко со ссылкой на собственный опыт ведения пациентов в реанимации и амбулаторных условиях, а также в процессе удаленных и очных консультаций в других больницах. Клинический разбор доктор опубликовал на своей странице в Facebook.

«Вопреки нашим весенним представлениям, COVID-19 оказался болезнью не угнетенного иммунитета, а перевозбужденного. Иммунитет при COVID-19 повреждает структуры легких, почек, гемостаза. Исходя из этого, задача врача состоит не в том, чтобы «прикрыть» больного от бактерий, которые, как мы думали еще весной, «сядут» на ослабленные вирусом легкие, а как раз наоборот – вызвать дозированное подавление иммунитета. Заслуга нашей больницы в том, что мы поняли это одними из первых», – рассказал Царенко.

По его словам, на основе этих данных сформировалась концепция лечения пациентов. «Мы долго прятались за «спину» антибиотиков и внутривенных иммуноглобулинов, опасаясь бактериальных осложнений иммуносупрессии. Но иммуноглобулины не показали значимого эффекта, да и цена у них оказалась непривлекательная. От назначения антибиотиков всем подряд госпитализированным больным заставила отказаться сама жизнь: они нужны пациентам на ИВЛ, которым их и так не хватает из-за антибиотикорезистентности», – уточнил специалист.

Врачи не должны бояться использовать при КТ второй степени иммуносупрессоры: ингибиторы цитокинов и их рецепторов, а также кортикостероиды и цитостатики, уверен Царенко. Кортикостероиды – более простой вариант, но, к сожалению, у ряда пациентов они вызывают «стирание» клинической симптоматики аналогично жаропонижающим препаратам.

Специалист уточнил диагностический алгоритм действий врача амбулаторного этапа: взять мазок на ПЦР методом ИФА, а не экспресс-тестом, диагностическая ценность которого низка, назначить исследование на С-реактивный белок (СРБ) и клинический (общий) анализ крови. Основная отправная точка для выбора лечебной тактики – выраженность гиперергической (избыточной) реакции иммунитета на инвазию вируса, оценить которую позволяют два простых критерия: динамика температуры тела и величина СРБ. При этом, чтобы оценить динамику температуры тела, ее не нужно «затушевывать» приемом жаропонижающих препаратов.

«У больного нет бактериальной инфекции, пока у него целы защитные барьеры дыхательных путей! Рост СРБ и повышение температуры тела – признаки избыточной активации иммунитета. Чем они выраженнее, тем больше вероятность поражения легких», – пояснил Царенко.

У пациентов с легким течением заболевания он рекомендует в качестве основы лечения иммуносупресоры и противовирусные препараты, в частности фавипиравир – «единственный препарат, который доказанно снижает репликацию вируса». Пациенту в возрасте 30–50 лет показан плаквенил (гидроксихлорохин) или иной противомалярийный препарат как слабый и достаточно безопасный иммуносупрессор. Людям старше 60 лет в амбулаторных условиях плаквенил лучше не назначать из-за возможных побочных эффектов.

У пациентов со среднетяжелым течением COVID-19 возможно проведение терапии дома плаквенилом и фавипиравиром, при тяжелых сопутствующих заболеваниях в ряде случаев принимается решение о госпитализации. Показано применение ингибиторов ИЛ 6.

«С моей точки зрения, остальные применявшиеся с начала эпидемии препараты малоэффективны или избыточно дороги. Признаки эффективности антицитокиновой терапии – нормализация температуры, снижение СРБ до 10 мг/л и менее, отсутствие нарастания дыхательной недостаточности. Если исходный СРБ был более 100 мг/л и (или) имелись признаки дыхательной недостаточности, то нужно повторное и даже неоднократное введение одного или нескольких ингибиторов цитокинов. Кортикостероиды рассматриваются только как дополнение к биологической терапии», – рекомендует Царенко.

Нарастание воспалительных маркеров (СРБ и температура тела) служит поводом не для подбора и замены антибиотиков, а для усиления иммуносупрессивной терапии. Антибактериальные препараты также не назначаются для профилактики инфекции при использовании кортикостероидов и ингибиторов цитокинов, предостерег специалист.

Он добавил, что низкие дозы цитостатиков следует рассматривать как дополнение к биологической терапии при пребывании пациента в реанимационном отделении из-за дыхательной недостаточности и неразрешающейся КТ картине массивного фиброза легких. «Это особая категория пациентов, которая, по моим представлениям, имеет шанс выжить только на цитостатиках. Не надо бояться иммуносупрессивных препаратов. Без них пациенты обречены на «естественное» течение болезни: как правило, ухудшение», – резюмировал Царенко.

Ранее группа профессиональных медицинских ассоциаций распространила в интернете коллективное обращение к врачебному сообществу, в котором просит не назначать антибиотики при COVID-19, особенно при легком течении заболевания и в условиях стационара, где есть возможность лабораторного подтверждения бактериальной инфекции. Главный внештатный специалист микробиолог Минздрава Роман Козлов призвал фармацевтов и провизоров не отпускать эти препараты без рецепта.

Диагностика и фармакотерапия расстройства, связанного с употреблением алкоголя: обзор


Важность:

Ежегодно с потреблением алкоголя в США умирает 88 000 человек. Хотя рутинный скрининг на злоупотребление алкоголем позволяет выявить пациентов с алкогольным расстройством (AUD) и был рекомендован, только 1 из 6 взрослых в США сообщает, что когда-либо их спрашивал медицинский работник об их алкогольном поведении.Расстройство, связанное с употреблением алкоголя, проблемная модель употребления алкоголя, сопровождающаяся клинически значимым нарушением или дистрессом, присутствует у 14% взрослых в США в течение 1 года, хотя только около 8% больных проходят лечение в учреждениях по лечению алкоголизма. .


Наблюдения:

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США одобрило четыре препарата для лечения AUD: дисульфирам, налтрексон (пероральные и инъекционные формы длительного действия) и акампросат.Тем не менее, пациенты с AUD чаще всего получают консультацию. Лекарства прописываются менее чем 9% пациентов, которым они могут помочь, учитывая доказательства того, что они оказывают клинически значимое действие, и их включение в клинические рекомендации в качестве лечения первой линии при умеренной и тяжелой АУД. Налтрексон, который можно вводить один раз в день, снижает вероятность возврата к употреблению алкоголя на 5% и риск пьянства на 10%. Рандомизированные клинические испытания также показывают, что некоторые лекарства, одобренные для других показаний, включая судороги (например, топирамат), эффективны при лечении AUD.В настоящее время нет достаточных доказательств в поддержку использования фармакогенетики для персонализации лечения AUD.


Выводы и актуальность:

Употребление алкоголя связано с высоким уровнем заболеваемости и смертности, а сильное употребление алкоголя является основным фактором риска для AUD. Простые и достоверные методы скрининга могут использоваться для выявления пациентов, злоупотребляющих алкоголем, которые затем могут быть обследованы на наличие AUD.Пациентам, получившим диагноз расстройства, следует дать краткую консультацию и прописать лекарства первой линии (например, налтрексон) или направить на более интенсивное психосоциальное вмешательство.

Сопутствующая диагностика — инструмент для улучшения фармакотерапии — Йоргенсен

Введение

За прошедшие годы несколько публикаций привлекли наше внимание к вариабельности фармакотерапии, которая во многих случаях может иметь значительные масштабы (1-3).Основным фактором этой вариабельности является неоднородность заболеваний, и пациенты со схожими диагнозами очень часто по-разному реагируют на одно и то же фармакологическое вмешательство с большой вариабельностью как по эффективности, так и по результатам безопасности. Несмотря на то, что персонализированная медицина обсуждается более десяти лет, мы по-прежнему видим, что большинство рецептов на лекарства в значительной степени основаны на «пробах и ошибках», а не на достоверных данных по биомаркерам (1,4,5). В случае серьезных хронических заболеваний такой подход может иметь неблагоприятные медицинские последствия для отдельных пациентов.Однако с развитием молекулярной диагностики и, как следствие, более глубоким пониманием механизмов заболевания, ситуация медленно меняется. В течение последних нескольких лет мы стали свидетелями того, как растет число прогностических анализов на биомаркеры, разрабатываемых для руководства использованием целевых противораковых препаратов. Этот тип анализа называется сопутствующей диагностикой и чаще всего разрабатывается параллельно с лекарством с использованием модели совместной разработки лекарств и диагностики (6). Для ряда этих препаратов сопутствующая диагностика заняла центральное место в процессе разработки, и успех этого типа таргетной терапии во многом зависит от эффективности анализов.

На недавнем 4 Объединенном конгрессе Международной федерации клинической химии и лабораторной медицины (EFLM) и Европейского союза медицинских специалистов (UEMS) в Варшаве, Польша, первый автор этой статьи прочитал пленарную лекцию под названием « Клиническое применение сопутствующей диагностики »(7). Настоящая статья в первую очередь основана на этой презентации и суммирует некоторые из последних достижений в быстро развивающейся области сопутствующей диагностики и совместной разработки лекарств и диагностики.


Сопутствующая диагностика в исторической перспективе

Если взглянуть на историю сопутствующей диагностики, мы впервые увидим, что молекулярное тестирование интегрировано в процесс разработки лекарств, в 1970-х годах. Когда селективный модулятор рецептора эстрогена тамоксифен (Nolvadex, AstraZeneca) был разработан для лечения распространенного рака груди, и здесь данные о статусе рецептора эстрогена (ER) коррелировали с результатом лечения. Основываясь на данных фазы II исследования у пациентов с поздней стадией рака груди, опубликованных в 1976 году, исследователи пришли к выводу: « Высокая степень корреляции между ответом и положительным тестом на рецепторы эстрогена предполагает ценность диагностического теста как средства для отобрать пациентов для лечения тамоксифеном ‘(8,9).Несмотря на то, что это исследование было опубликовано 40 лет назад, эти принципы все еще применяются, когда лекарства и диагностика разрабатываются параллельно. Однако в описанном исследовании фазы II проверка статуса ER не проводилась проспективно, и только десять лет спустя модель совместной разработки лекарств и диагностики действительно доказала свою ценность.

В 1980-х годах американский ученый Деннис Дж. Слэмон обнаружил связь между амплификацией гена HER2 и плохим прогнозом рака груди, что привело его к предположению о развитии специфического антагониста HER2 (10).Этим антагонистом стало моноклональное антитело трастузумаб (Герцептин, Roche / Genentech), и когда Genentech разработала этот препарат для лечения метастатического рака молочной железы, они одновременно разработали тест для клинических испытаний. Этот анализ представлял собой иммуногистохимический (ИГХ) анализ для определения сверхэкспрессии опухолевого HER2. Когда Genentech ввела трастузумаб в клиническую разработку, они использовали этот анализ для предварительного отбора пациентов для лечения их препаратом, и фактически они легли в основу дизайна исследования обогащения в том виде, в каком мы его знаем сегодня.Диагностическая компания Dako дополнительно усовершенствовала этот тест IHC, который сегодня известен как HercepTest, а в сентябре 1998 года Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одновременно одобрило лекарство и диагностику (11,12). HercepTest стал первым сопутствующим диагностическим тестом, связанным с использованием конкретного препарата, и то, как Genentech параллельно разработала лекарство и диагностику, послужило источником вдохновения для ряда других фармацевтических и биотехнологических компаний, а также регулирующих органов.В 2005 году, когда FDA США выпустило концептуальный документ о совместной разработке лекарств и диагностики, вдохновение было также очевидным (13).

За последние 10–20 лет все большее количество лекарственно-диагностических комбинаций получили одобрение регулирующих органов. Рисунок 1 дает обзор этой разработки, начиная с разработки тамоксифена для лечения распространенного рака молочной железы в 1970-х годах до недавнего утверждения ингибитора контрольной точки PD-L1 атезолизумаба (Tecentriq, Roche / Genentech).Когда атезолизумаб был одобрен FDA США, одновременно было получено одобрение его дополнительного диагностического анализа [анализ Ventana PD-L1 (SP142)] (14-16).

Рисунок 1 Развитие лекарственной диагностики в онкологии. Обзор избранных разработок лекарственных средств для диагностики от тамоксифена до недавнего одобрения атезолизумаба. Цифра основана на данных, извлеченных из списка одобренных или одобренных FDA США сопутствующих диагностических устройств (14).


Определения сопутствующей диагностики

Спустя годы после утверждения HercepTest этот тип прогностического анализа биомаркеров стал называться фармакодиагностикой, тераностикой или фармакогенетикой.Термин «сопутствующая диагностика» впервые появляется в литературе в статье, опубликованной в журнале « Nature Biotechnology » в 2006 г. (17). Здесь авторы заявили, что этот тип анализа может упростить процесс открытия лекарств, сделать клинические испытания более эффективными и информативными, а также использоваться для индивидуализации терапии. Теперь сопутствующая диагностика — это также термин, который различные регулирующие органы адаптировали для описания прогностического анализа биомаркеров, разработанного параллельно с конкретным лекарством (18,19).

В 2014 г. FDA США выпустило руководство по устройствам для сопутствующей диагностики in vitro, в котором они определили, что такое сопутствующая диагностика (18). Согласно этому определению, сопутствующий диагностический анализ — это диагностическое устройство in vitro, которое предоставляет информацию, необходимую для безопасного и эффективного использования соответствующего терапевтического продукта. Кроме того, FDA США определяет четыре области, в которых может быть необходим сопутствующий диагностический анализ: (I) для выявления пациентов, которым терапевтический продукт с наибольшей вероятностью будет полезен; (II) для выявления пациентов, которые могут иметь повышенный риск серьезных побочных реакций в результате лечения терапевтическим продуктом; (III) для мониторинга реакции на лечение терапевтическим продуктом с целью корректировки лечения (например,g., график, доза, прекращение) для достижения повышенной безопасности или эффективности; и наконец; (IV) для выявления пациентов в популяции, для которой терапевтический продукт был должным образом изучен и признан безопасным и эффективным, то есть информации о безопасности и эффективности терапевтического продукта в любой другой популяции недостаточно. В целом определение FDA США можно резюмировать как прогнозирование исхода (эффективность и безопасность), а также мониторинг терапии. Четвертый пункт, упомянутый в определении, можно рассматривать как своего рода отказ от ответственности, который связан с типом дизайна исследования, наиболее часто используемым при клинической валидации сопутствующих диагностических тестов; обогащающий или целевой дизайн исследования.

До сих пор в Европейском Союзе (ЕС) не было дано официального определения того, что такое сопутствующая диагностика. Однако это скоро изменится с введением в действие нового законодательства о медицинских изделиях для диагностики in vitro (19). Согласно проекту, опубликованному в июне 2016 года, определение сопутствующего диагностического анализа несколько отличается от руководящего документа 2014 года по сопутствующим диагностическим устройствам In Vitro, выпущенного FDA США. В новом регламенте ЕС указывается, что сопутствующая диагностика необходима для определения права пациента на конкретное лечение лекарственным препаратом путем количественного или качественного определения конкретных маркеров, идентифицирующих субъектов с повышенным риском развития нежелательной реакции на конкретный лекарственный препарат. или выявление пациентов в популяции, для которых терапевтический продукт был должным образом изучен и признан безопасным и эффективным.Такие биомаркеры могут присутствовать у здоровых субъектов и / или у пациентов. Кроме того, утверждается, что устройства, используемые для мониторинга лечения лекарственным препаратом, чтобы гарантировать, что концентрация соответствующих веществ в организме человека находится в пределах терапевтического окна, не считаются сопутствующими диагностическими средствами. Особенно последняя часть определения ЕС отличается от определения США, где мониторинг реакции на лечение с помощью медицинского продукта включен в определение сопутствующего диагностического теста.


Совместная разработка лекарств и диагностики

Сопутствующие диагностические тесты чаще всего разрабатываются параллельно с лекарством с использованием модели совместной разработки диагностики лекарств. Успех этой модели зависит от силы гипотезы биомаркера, выведенной на ранних этапах исследования и на доклинических этапах разработки лекарства. Формирование прочной гипотезы требует глубокого молекулярного понимания как биологии болезни, так и механизма действия лекарства (4,7).На основе этой гипотезы разработан прототип теста, который затем тестируется на ранней стадии клинической разработки для оценки прогностического потенциала. Если такой потенциал существует, следующим шагом является аналитическая проверка; однако, прежде чем эта часть может быть завершена, необходимо выбрать клинический предел. Выбор порогового значения может быть очень сложной задачей из-за зачастую ограниченных данных о клинических исходах, доступных на этой ранней стадии разработки.

Насколько важен выбор правильного порогового значения, было продемонстрировано совсем недавно в отношении ингибиторов иммунных контрольных точек PD-1 пембролизумаба (Keytruda, Merck Sharp & Dohme) и ниволумаба (Opdivo, Bristol-Myers Squibb) в отношении первого линейное лечение запущенной стадии немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ) (20-22).Сопутствующая диагностика (PD-L1 IHC 22C3 PharmDx, Dako), связанная с пембролизумабом, имеет пороговое значение, равное 50% экспрессии PD-L1, тогда как это составляет только 5% для анализа (PD-L1 IHC 28-8 pharmDx, Dako). к ниволумабу. На недавнем конгрессе ESMO в Копенгагене были представлены данные для обоих ингибиторов иммунных контрольных точек, и здесь ниволумаб в исследовании CheckMate 026 не смог продемонстрировать превосходство над химиотерапией на основе платины (22). Несмотря на то, что невозможно провести прямое сравнение между двумя лекарственными и диагностическими комбинациями, вероятным объяснением неэффективности ниволумаба является более низкое пороговое значение анализа, которое позволяет лечить этим лекарством более широкую популяцию пациентов.Как показывает этот недавний пример, выбор правильного клинического порога для сопутствующего диагностического анализа может фактически быть вопросом об успехе или неудаче препарата, которым он предназначен. Несмотря на кажущуюся недостаточную чувствительность различных тестов IHC PD-L1, они в некоторой степени смогли предсказать ответ на лечение различными ингибиторами иммунных контрольных точек. Это особенно верно для пациентов с высокими уровнями экспрессии PD-L1 при НМРЛ, уротелиальной карциноме и меланоме (23-25).

После выбора клинического порога аналитическая валидация сопутствующего диагностического теста может быть завершена. Валидация должна продемонстрировать надежность и надежность анализа. Не имеет значения, что была выдвинута сильная гипотеза о биомаркере и что тест прототипа продемонстрировал прогностический потенциал на ранней стадии клинической разработки, если результатам нельзя доверять. После успешного завершения аналитической валидации можно начинать окончательную клиническую валидацию.Здесь сопутствующий диагностический анализ должен продемонстрировать свою способность разделить пациентов на вероятных респондеров или вероятных не отвечающих, а затем также показать, что группа пациентов, которые были охарактеризованы как вероятные респонденты, также были теми, кто получил наибольшую пользу от лечения с помощью Наркотик. Клиническая валидация анализа обычно проводится на поздних клинических этапах, фазе IIb или фазе III, одновременно с демонстрацией безопасности и эффективности препарата. Если будут достигнуты цели в отношении безопасности и эффективности лекарственно-диагностической комбинации, то, скорее всего, будет выдано одновременное разрешение регулирующих органов для обоих.Этот одновременный процесс утверждения имеет смысл в связи с тем, что аналитический и клинически утвержденный сопутствующий диагностический анализ должен быть доступен одновременно с лекарством, чтобы управлять его использованием (7). Рисунок 2 суммирует различные основные этапы разработки сопутствующего диагностического анализа, от открытия биомаркеров до утверждения регулирующими органами.

Рисунок 2 Параллельная разработка лекарств и диагностики.Основные этапы разработки сопутствующего диагностического теста — от открытия биомаркера до утверждения регулирующими органами.

За последние 5–10 лет мы стали свидетелями ряда программ разработки лекарственных средств в онкологии, которые были успешно завершены и в которых сопутствующие диагностические тесты сыграли решающую роль. Одним из таких примеров является разработка ингибитора ALK кризотиниба (Xalkori, Pfizer) для лечения НМРЛ. В данном случае для обнаружения перестройки ALK и, таким образом, обогащения исследуемой популяции только пациентами с положительными биомаркерами был использован одновременно разработанный анализ FISH ALK с разрывом (Vysis ALK Break Apart FISH Probe Kit, Abbott Molecular).Двух открытых нерандомизированных исследований с участием 255 ALK-положительных пациентов было достаточно, чтобы продемонстрировать эффективность кризотиниба и получить одобрение FDA США (26). После утверждения в 2011 году кризотиниба два других ингибитора ALK были впоследствии одобрены для лечения поздней стадии ALK -положительного НМРЛ, и здесь программы клинической разработки были основаны на еще меньшем количестве пациентов. Однако недавнее одобрение кризотиниба для лечения пациентов с НМРЛ с перестройкой ROS1 было еще меньше в отношении количества пациентов.Здесь только 50 пациентов с метастатическим НМРЛ с положительным диагнозом ROS1 , получавших лечение в одном исследовании, были достаточными для демонстрации эффективности и получения одобрения регулирующих органов FDA США (27). Частота объективного ответа в этой группе пациентов была близка к 70% при средней продолжительности ответа более 18 месяцев, что весьма впечатляет для пациентов с метастатическим НМРЛ (28,29). Такие результаты достижимы только в том случае, если есть полное молекулярное понимание патофизиологии и механизма действия препарата, и эти знания «переводятся» в практическую полезную сопутствующую диагностику, которая может выбрать группу пациентов с вероятным ответом. Таблица 1 дает обзор одобренных к настоящему времени ингибиторов ALK и ROS1, а также количество пациентов и клинических исследований, необходимых для демонстрации эффективности отдельных препаратов.

Таблица 1 Количество пациентов и клинических исследований, которые потребовались для демонстрации эффективности одобренных в настоящее время ингибиторов ALK и ROS1
Полная таблица

Частота объективного ответа в диапазоне 60–70%, как описано выше для кризотиниба у пациентов с перестройкой ROS1 , является впечатляющим результатом для пациентов с метастатическим НМРЛ.Однако, глядя на результаты других программ разработки лекарств для онкологии, в которых использовалась модель совместной разработки лекарств и диагностики, это не является выдающимся. В Таблице 2 перечислены некоторые из этих препаратов, которые получили одобрение в течение последних 15 лет для лечения различных запущенных или метастатических показаний к раку. Частота объективных ответов, приведенная в таблице, взята из информации о назначениях, доступной специалистам здравоохранения в США (30). Большинство лекарств, перечисленных в Таблице 2 , не классифицируются как химиотерапевтические, а скорее как целевые лекарственные средства, либо моноклональные антитела, либо небольшие молекулы, преимущественно ингибиторы тирозинкиназы.Если эти препараты разделены в зависимости от того, есть ли у них сопутствующий диагностический анализ, связанный с их использованием или нет, существует четкая тенденция к несколько более высокому уровню ответа для группы лекарств с сопутствующей диагностикой (4). Частота объективных ответов для этой группы колеблется от 41,0% до 80,2%, в то время как для группы лекарств, для которых нет сопутствующего диагностического анализа, связанного с их использованием, это составляет от 6,8% до 45,0%. Результат этого простого исследования, кажется, указывает на то, что интеграция молекулярной диагностики имеет значение для клинического исхода онкологических препаратов.

Таблица 2 Частота объективного ответа для выбранных онкологических препаратов с (верхняя часть) и без (нижняя часть) сопутствующего диагностического теста, связанного с их использованием
Полная таблица


Клиническое применение сопутствующей диагностики

Другой группой низкомолекулярных ингибиторов тирозинкиназы, которые продемонстрировали такую ​​же высокую скорость ответа при НМРЛ, как и ингибиторы ALK, являются ингибиторы EGFR, такие как гефитиниб (Iressa ® , AstraZeneca) и эрлотиниб (Tarceva, Roche / Genentech).Эти соединения активны у пациентов с НМРЛ, несущих активирующую мутацию EGFR ( EGFR M + ), и также здесь частота объективного ответа находится в диапазоне от 60% до 70% (30-32). Как для гефитиниба, так и для эрлотиниба была разработана сопутствующая диагностика на основе платформы ПЦР в реальном времени (15).

Несмотря на убедительные клинические доказательства того, что эффективность ингибиторов EGFR ограничена пациентами с EGFR M + , все еще, по-видимому, отсутствует понимание важности сопутствующего диагностического тестирования.Международный опрос, основанный на ответах 562 онкологов из 10 разных стран, недавно был представлен на Европейской конференции по раку легких в Женеве, Швейцария (33). Это исследование показало, что почти у 25% пациентов с распространенным НМРЛ результат теста EGFR M + был недоступен на момент начала лечения. Наблюдались значительные различия между странами. Для Японии этот показатель составлял всего 11%, а для Франции он достиг 51%. Более того, более половины всех опрошенных онкологов заявили, что на их решение о лечении не повлиял подтип мутации EGFR .Другой опрос, проведенный среди онкологов в США и представленный на заседании ASCO в 2014 г., показал аналогичные результаты (34). Таким образом, несмотря на то, что мы знаем об этих типах тестов в онкологии в течение ряда лет, кажется, что до сих пор не хватает понимания их клинической важности, и результаты этих опросов демонстрируют необходимость дальнейшего обучения тому, насколько критичным является сопутствующее диагностическое тестирование.


Нормативные аспекты

В США сопутствующие средства диагностики классифицируются как продукты для диагностики in vitro (IVD) класса III, которые в соответствии с правилами являются медицинскими устройствами, которые обычно поддерживают или поддерживают жизнь человека, имеют существенное значение для предотвращения ухудшения здоровья человека или потенциальный, необоснованный риск заболевания или травмы (35).Кроме того, продукт IVD класса III обычно требует предварительного утверждения (PMA) для обеспечения высоких стандартов как аналитических, так и клинических характеристик анализов. По сравнению с другими типами IVD-представлений приложение PMA требует наиболее полного уровня документации. Классификация сопутствующих диагностических средств FDA США подчеркивает критическую роль этих анализов в процессе принятия решения о лечении для конкретного пациента.

Нормативной базой для сопутствующей диагностики в ЕС является Директива IVD 98/79 / EC, выпущенная в 1998 г. (36).Однако в этой директиве этот тип анализа не упоминается в определении IVD, и аналогичным образом система классификации вообще не учитывает сопутствующую диагностику, что, конечно, связано с возрастом директивы. В настоящее время любая сопутствующая диагностика, поступающая на рынок ЕС, классифицируется как общая диагностика для диагностики in vitro, что означает устройства с низким уровнем риска. Посредством так называемой процедуры самосертификации производитель выполняет оценку соответствия в соответствии с Директивой IVD, а затем маркирует анализ СЕ.По сравнению с процессом утверждения PMA в США, процедуру самосертификации в ЕС следует рассматривать как совершенно иной путь регулирования, который не принимает во внимание критическую роль сопутствующей диагностики при принятии решения о лечении (7). Однако в ближайшем будущем это будет изменено, поскольку Европейская комиссия предложила новую нормативную базу, которая будет более актуальной с учетом нынешних представлений о безопасности и эффективности этого типа анализа (19).Важным изменением в новом регламенте является то, что сопутствующие диагностические средства больше не будут считаться устройствами с низким уровнем риска, и, соответственно, самосертификация больше не будет возможной. В соответствии с предлагаемым новым правилом сопутствующая диагностика будет классифицироваться как класс C, что означает высокий индивидуальный риск или умеренный риск для здоровья населения, когда ошибочный результат может поставить пациента в неизбежную опасную для жизни ситуацию или оказать серьезное негативное влияние на его состояние. исход (37). Кроме того, требуется также, чтобы независимый нотифицированный орган проводил оценку соответствия и чтобы этот нотифицированный орган проконсультировался с Европейским агентством по лекарственным средствам (EMA) или одним из национальных компетентных органов по медицинскому продукту (19).

Также за пределами США и Европы, особенно в Азии, недавно было принято новое законодательство в отношении сопутствующих диагностических тестов. В Японии внедрена система классификации на основе риска, аналогичная той, что используется в США, при этом сопутствующие диагностические средства классифицируются как продукты класса III (38). Однако в некоторых областях законодательство отличается от законодательства США. Один из них касается одновременного разрешения регулирующих органов на лекарство и диагностику. В японском законодательстве фармацевтические и диагностические компании поощряются к сотрудничеству с самых ранних стадий процесса разработки лекарств, чтобы иметь возможность завершить разработку сопутствующей диагностики до утверждения соответствующего лекарственного средства.Такой подход позволит испытательным лабораториям подготовиться к использованию анализа до ожидаемого утверждения лекарства. Более того, включение пациентов с отрицательными биомаркерами в клинические исследования на ранней стадии сильно подчеркивается в японских правилах.

Согласно «Списку одобренных или одобренных сопутствующих диагностических устройств» FDA США, 18 препаратов имеют сопутствующую диагностику, связанную с их использованием. Помимо этих 18 лекарств, еще 2 лекарства имеют дополнительную диагностику, которую они используют.Когда FDA США недавно одобрило ингибитор контрольной точки PD-L1 ниволумаб и атезолизумаб, они одновременно одобрили PD-L1 IHC 28-8 pharmDx и Ventana PD-L1 (SP142) в качестве дополнительных диагностических средств. Несмотря на то, что FDA США начало использовать термин «дополнительная диагностика», они еще не дали официального определения этому новому классу диагностических тестов. Однако недавно был представлен проект определения, и в этом определении говорится, что дополнительная диагностика — это « Тест, который идентифицирует определяемую биомаркером подгруппу пациентов, которые особенно хорошо реагируют на лекарство и помогают в оценке риска / пользы для отдельных пациентов, но которые не являются предпосылками для приема препарата »(39). В таблице 3 перечислены препараты, одобренные FDA США с сопутствующей или дополнительной диагностикой.

Таблица 3 Лекарства, одобренные либо с сопутствующей, либо с дополнительной диагностикой (15)
Полная таблица


Выводы

Лекарства работают на молекулярном уровне, и это должно быть точкой отсчета, если мы хотим улучшить текущую фармакотерапию.В случае тяжелых хронических заболеваний решение о лечении должно основываться на достоверных данных биомаркеров, а не на методе «проб и ошибок». В лечении рака комбинация лекарств и диагностики уже доказала свою ценность. Сопутствующая диагностика оказалась важным инструментом как в процессе разработки лекарств, так и в лечении отдельных пациентов в клинике. Тем не менее, количество сопутствующих диагностических тестов все еще относительно невелико, но, основываясь на недавнем опросе фармацевтических компаний, кажется, что их количество в ближайшие годы увеличится, особенно в онкологии (40).Широкое использование этого типа анализа приведет к более рациональной и рентабельной фармакотерапии в интересах как отдельного пациента, так и системы здравоохранения в целом.


Благодарности

Публикация поддержана грантом Dx-Rx Institute.


Конфликт интересов: Ян Трёст Йоргенсен работал консультантом в компаниях Dako, Agilent Technologies и Euro Diagnostica, а также читал лекции на встречах, спонсируемых AstraZeneca, Merck Sharp & Dohme и Roche.Марии Херсом нечего заявлять. Все рисунки, включенные в рукопись, являются оригинальными и были разработаны доктором Херсом.


Список литературы

  1. Spear BB, Heath-Chiozzi M, Huff J. Клиническое применение фармакогенетики. Тенденции Mol Med 2001; 7: 201-4. [Crossref] [PubMed]
  2. Jørgensen JT. Приближаемся ли мы к эре постблокбастеров? Фармакодиагностика и рациональная разработка лекарств. Эксперт Рев Мол Диагн 2008; 8: 689-95.[Crossref] [PubMed]
  3. Schork NJ. Персонализированная медицина: время для испытаний с участием одного человека. Природа 2015; 520: 609-11. [Crossref] [PubMed]
  4. Jørgensen JT. Клиническое применение сопутствующей диагностики. Тенденции Mol Med 2015; 21: 405-7. [Crossref] [PubMed]
  5. Карр Д.Ф., Альфиревич А., Пирмохамед М. Фармакогеномика: современное состояние. Гены (Базель) 2014; 5: 430-43. [Crossref] [PubMed]
  6. Olsen D, Jørgensen JT. Сопутствующая диагностика таргетных противоопухолевых препаратов — клинические и нормативные аспекты.Фронт Онкол 2014; 4: 105. [Crossref] [PubMed]
  7. Jørgensen JT. Клиническое применение сопутствующей диагностики. Clin Chem Lab Med 2016; 54 (10): eA254. Тезисы представлены на 4-м совместном конгрессе EFLN — UEMS, 21-24 сентября 2016 г., Варшава, Польша. Доступно онлайн: . [Проверено 6 октября 2016 г.]. Https://www.degruyter.com/downloadpdf/j/cclm.2016.54.issue-10/cclm-2016-0657/cclm-2016-0657.xml
  8. Lerner HJ, Band PR, Israel L, et al. Фаза II исследования тамоксифена: отчет о 74 пациентах с раком груди IV стадии.Реплика лечения рака 1976; 60: 1431-5. [PubMed]
  9. Jørgensen JT. Сопутствующая диагностика в онкологии — текущее состояние и перспективы на будущее. Онкология 2013; 85: 59-68. [Crossref] [PubMed]
  10. Slamon DJ, Clark GM, Wong SG, et al. Рак груди человека: корреляция рецидива и выживаемости с амплификацией онкогена HER-2 / neu. Наука 1987; 235: 177-82. [Crossref] [PubMed]
  11. Slamon DJ, Leyland-Jones B, Shak S и др. Использование химиотерапии и моноклональных антител против HER2 при метастатическом раке молочной железы, который сверхэкспрессирует HER2.N Engl J Med 2001; 344: 783-92. [Crossref] [PubMed]
  12. Jørgensen JT, Winther H. Разработка HercepTest — от стенда к постели больного. В: Jørgensen JT, Winther H. редактор (ы). Молекулярная диагностика — ключевой фактор персонализированной медицины рака. Пан Стэнфорд, 2010: 43-60.
  13. US FDA. Концептуальный документ совместной разработки лекарств и диагностики. Проект. Апрель 2005 г. Доступно в Интернете:. [Доступно 8 октября 2016 г.]. Http://www.fda.gov/downloads/Drugs/ScienceResearch/ResearchAreas/Pharmacogenetics/ucm116689.pdf
  14. US FDA. Список проверенных или одобренных сопутствующих диагностических устройств (инструменты для лабораторных исследований и визуализации). Обновлено: 11 октября 2016 г. Доступно на сайте:. [Проверено 12 октября 2016 г.]. Http://www.fda.gov/MedicalDevices/ProductsandMedicalProcedures/InVitroDiagnostics/ucm301431.htm
  15. US FDA. FDA одобряет новое целевое лечение рака мочевого пузыря. Выпуск новостей FDA. 18 мая 2016 г. Доступно на сайте:. [Проверено 8 октября 2016 г.]. Http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm501762.htm
  16. US FDA. Анализ Ventana PD-L1 (SP142). Премаркетинговое одобрение (PMA). Доступно онлайн: . [Доступ 2 ноября 2016 г.]. Http://www.accessdata.fda.gov/scripts/cdrh/cfdocs/cfpma/pma.cfm? Id = p160006
  17. Пападопулос Н., Кинзлер К.В., Фогельштейн Б. Роль сопутствующей диагностики в разработке и использовании методов лечения рака, нацеленных на мутации. Nat Biotechnol 2006; 24: 985-95. [Crossref] [PubMed]
  18. US FDA. Руководство для сотрудников промышленности и Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.Устройства для диагностики in vitro Companion. 6 августа 2014 г. Доступно на сайте:. [Проверено 8 октября 2016 г.]. Http://www.fda.gov/downloads/MedicalDevices/DeviceRegulationandGuidance/GuidanceDocuments/UCM262327.pdf
  19. Европейская комиссия. (2016) Предложение о постановлении Европейского парламента и Совета по медицинским устройствам для диагностики in vitro. 9365/3/16 REV 3. 15 июня 2016 г. Доступно на сайте:. [Проверено 8 октября 2016 г.]. Http://data.consilium.europa.eu/doc/document/ST-9365-2016-REV-3/en/pdf
  20. Рек М., Родригес-Абреу Д., Робинсон А.Г. и др.LBA8_PR — КЛЮЧ-024: Пембролизумаб (пембро) по сравнению с химиотерапией на основе платины (химиотерапия) в качестве терапии первой линии для распространенного НМРЛ с показателем доли опухоли PD-L1 (TPS) ≥50%. Тезисы представлены на Конгрессе ESMO 2016, 7-11 октября 2016 г., Копенгаген, Дания. Доступно онлайн: . [Проверено 12 октября 2016 г.]. Https://cslide.ctimeetingtech.com/library/esmo/browse/itinerary/5286/2016-10-09#2z94T0v3
  21. Рек М., Родригес-Абреу Д., Робинсон А.Г. и др. Пембролизумаб против химиотерапии при PD-L1-положительном немелкоклеточном раке легкого.N Engl J Med 2016; 375: 1823-33. [Crossref] [PubMed]
  22. Socinski M, Creelan B, Horn L, et al. LBA7_PR — CheckMate 026: исследование фазы 3 ниволумаба по сравнению с выбором исследователя (IC) дуплетной химиотерапии на основе платины (PT-DC) в качестве терапии первой линии для стадии iv / лиганда 1 повторяющейся запрограммированной смерти (PD-L1) — положительный НМРЛ . Тезисы представлены на Конгрессе ESMO 2016, 7-11 октября 2016 г., Копенгаген, Дания. Доступно онлайн: . [Проверено 12 октября 2016 г.]. Https://cslide.ctimeetingtech.com / library / esmo / browse / itinerary / 5286 / 2016-10-09 # 2z94T0v3
  23. Jørgensen JT. Сопутствующие диагностические тесты для ингибиторов контрольной точки PD-1 / PD-L1 при НМРЛ. Эксперт Rev Mol Diagn 2016; 16: 131-3. [Crossref] [PubMed]
  24. Дауд А.И., Волчок Дж. Д., Роберт С. и др. Экспрессия лиганда запрограммированной смерти 1 и ответ на антитело против запрограммированной смерти 1 пембролизумаб при меланоме. Дж. Клин Онкол 2016; 34: 4102-9. [PubMed]
  25. Rosenberg JE, Hoffman-Censits J, Powles T, et al.Атезолизумаб у пациентов с местно-распространенной и метастатической уротелиальной карциномой, у которых наблюдается прогрессирование после лечения химиотерапией на основе платины: одноэтапное многоцентровое исследование фазы 2. Ланцет 2016; 387: 1909-20. [Crossref] [PubMed]
  26. Jørgensen JT. Важность прогностических биомаркеров в разработке лекарств от онкологии. Эксперт Rev Mol Diagn 2016; 16: 807-9. [Crossref] [PubMed]
  27. US FDA. FDA расширяет использование Xalkori для лечения редкой формы распространенного немелкоклеточного рака легкого.Пресс-релиз FDA, 11 марта 2016 г. Доступно на сайте:. [Проверено 21 октября 2016 г.]. Http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm4.htm
  28. США. Информация по назначению капсул Xalkori (кризотиниб) для перорального применения. Редакция 3/2016. Доступно онлайн: . [Проверено 21 октября 2016 г.]. Http://www.accessdata.fda.gov/drugsatfda_docs/label/2016/202570s016lbl.pdf
  29. Shaw A, Ou SH, Bang YJ, et al. Кризотиниб при немелкоклеточном раке легкого с перестройкой ROS1.N Engl J Med 2014; 371: 1963-71. [Crossref] [PubMed]
  30. US FDA. Лекарства @ FDA. Доступно онлайн: . [Проверено 21 октября 2016 г.]. Http://www.accessdata.fda.gov/scripts/cder/drugsatfda/
  31. .

  32. Mok TS, Wu YL, Thongprasert S, et al. Гефитиниб или карбоплатин-паклитаксел при аденокарциноме легких. N Engl J Med 2009; 361: 947-57. [Crossref] [PubMed]
  33. Zhou C, Wu YL, Chen G, et al. Эрлотиниб по сравнению с химиотерапией в качестве лечения первой линии для пациентов с поздним немелкоклеточным раком легкого с положительной мутацией EGFR (OPTIMAL, CTONG-0802): многоцентровое открытое рандомизированное исследование фазы 3.Ланцет Онкол 2011; 12: 735-42. [Crossref] [PubMed]
  34. Спайсер Дж., Тишер Б., Петерс М. Тестирование мутации EGFR и выбор лечения онкологом при распространенном НМРЛ: глобальные тенденции и различия. Анналы онкологии 2015; 26 Приложение 1: i57-i61. [Crossref]
  35. Green MR, Willey J, Buettner A, et al. Молекулярное тестирование перед терапией первой линии у пациентов с неплоскоклеточным немелкоклеточным раком легкого (НМРЛ) стадии IV: опрос медицинских онкологов США. J Clin Oncol 32: 5s, 2014 (добавлено; abstr 8097).
  36. US FDA. Руководство для сотрудников отрасли и FDA. Исследования устройств для диагностики in vitro (IVD) — часто задаваемые вопросы. 25 июня 2010 г. Доступно на сайте:. [Проверено 25 октября 2016 г.]. Http://www.fda.gov/downloads/MedicalDevices/…/ucm071230.pdf
  37. Европейский парламент. Директива 98/79 / EC Европейского парламента и Совета от 27 октября 1998 г. о медицинских изделиях для диагностики in vitro. Доступно онлайн: . [Проверено 25 октября 2016 г.]. Http://eur-lex.europa.eu / LexUriServ / LexUriServ.do? uri = OJ: L: 1998: 331: 0001: 0037: EN: PDF
  38. Пигнатти Ф., Эманн Ф., Хеммингс Р. и др. Разработка противораковых препаратов и развивающаяся нормативно-правовая база для сопутствующей диагностики в Европейском союзе. Clin Cancer Res 2014; 20: 1458-68. [Crossref] [PubMed]
  39. Нагаи С., Урата М., Сато Х. и др. Развивающиеся японские правила сопутствующей диагностики. Nat Biotechnol 2016; 34: 141-4. [Crossref] [PubMed]
  40. Jørgensen JT. Сопутствующая и дополнительная диагностика — клинические и нормативные аспекты.Тенденции рака 2016; 2: 706-12. [Crossref]
  41. Милн С.П., Коэн Дж. П., Чакраварти Р. Обзор рынка: куда идет персонализированная медицина в отрасли? Nat Rev Drug Discov 2015; 14: 812-3. [Crossref] [PubMed]

Цитируйте эту статью как: Jørgensen JT, Hersom M. Сопутствующая диагностика — инструмент для улучшения фармакотерапии. Энн Трансл Мед 2016; 4 (24): 482. DOI: 10.21037 / атм.2016.12.26

Фармакотерапия, связанная с диагностикой: использование будущих возможностей

Роль фармацевтов в сфере здравоохранения стремительно растет, поскольку они становятся еще более важным членом команды здравоохранения и неотъемлемой частью благополучия и безопасности пациентов.Новые законы на уровне штатов позволяют фармацевтам назначать и контролировать лекарственные препараты способами, которые исторически были зарезервированы для врачей; Таким образом, мы находимся на этапе, когда мы можем лучше выразить полный спектр PharmD и клинические знания, полученные с его помощью. Однако мы должны в еще большей степени обеспечить, чтобы то, что мы делаем, было научно обоснованным и основывалось на нашем полном понимании здоровья и болезней.

По мере появления новых технологий растет и потребность в медицине, чтобы стать более индивидуализированной и адаптированной к пациентам.Благодаря обширным знаниям о лекарствах, фармацевты могут практиковать в этой конкретной нише, но только в тех случаях, когда научная литература однозначно поддерживает такую ​​деятельность. Многие фармацевты либо посещали школы до «возраста геномики», либо не имели достаточного образования в этой области. Таким образом, совершенно необходимо обучать себя не только для того, чтобы идти в ногу со временем, но и для того, чтобы способствовать развитию здравоохранения.

Во многих штатах, в том числе в Калифорнии и Колорадо, фармацевты теперь разрешают прописывать противозачаточные средства и средства для прекращения курения, демонстрируя, что наши знания и роль отстаиваются, признаются и расширяются.Вместо того, чтобы записываться на прием к поставщикам первичной медико-санитарной помощи, наши пациенты могут просто посетить нас, чтобы определить, имеют ли они право на получение таких рецептов. Однако эти лекарства не требуют диагностики. Точная медицина соответствует этой уникальной парадигме пациента и позволяет фармацевтам проявлять осторожный оптимизм в отношении интеграции такой практики, если они понимают реальность, стоящую за этой связью.

На сегодняшний день очень мало красных или зеленых лампочек существует в персонализированном здравоохранении, и отдельные элементы должны быть интегрированы медленно и осторожно, чтобы перейти к более персонализированной парадигме здравоохранения.Например, в 2017 году FDA одобрило 2 новых препарата, основанных на определенных генетических особенностях пациентов: ивакафтор Vertex Pharmaceuticals (Kalydeco) получил расширенное одобрение для 23 дополнительных редких мутаций и теперь показан для 33 мутаций, 1 пембролизумаб компании Merck (Keytruda) был одобрен для пациентов, у которых рак имеет специфические генетические особенности. 2 Хотя это может показаться примерами лечения явных генетических мутаций, наука, стоящая за каждым из них, немного нечеткая, и многие текущие схемы оплаты могут помочь или помешать этой области.

Расширение деятельности фармацевтов в области точных лекарств позволяет нам практиковать в полном объеме, исходя из нашей лицензии и степени, и играть более активную роль в улучшении жизни наших пациентов. Однако увеличение нагрузки на уже полную рабочую нагрузку может заставить многих из нас почувствовать, что мы недостаточно подготовлены к задаче и не можем вносить такой эффективный вклад, как хотелось бы. Повышенное давление вокруг коммуникации может стать помехой, поскольку наши системы не имеют тесной связи с лицами, выписывающими рецепты, в нашей команде здравоохранения.Возмещение может быть еще одной проблемой, которую мы должны преодолеть, чтобы получить надлежащую компенсацию за наше время и предоставленные услуги.

Это всего лишь несколько вопросов, которые нам нужно будет проработать и оценить в отношении альтернативных издержек. Перевесят ли плюсы минусы каждого из них? Эти решения будут приниматься на всех уровнях — местном, государственном и национальном, — но в конечном итоге затронут всю фармацевтическую профессию.

Самый главный вопрос на этом этапе: готовы ли мы?

Харун Месдак является кандидатом PharmD в колледже фармации и здравоохранения Кэмпбеллского университета в Буйес-Крик, Северная Каролина, в 2018 году, где он также получает степень магистра в области клинических исследований в рамках школьной программы двойного диплома.

Гэри Кейл, доктор философии, RPh, координатор и национальный содиректор программ Института лидерства и образования в фармацевтике, член совета директоров Gratitude Parade и посол программы Scare Your Soul Challenge. Зарегистрированный фармацевт в течение 27 лет, он получил степень доктора философии в Университете Вайоминга и докторскую степень в области нейрофармакологии в Университете штата Орегон.

Ссылки

  • FDA расширяет утвержденное использование Kalydeco для лечения дополнительных мутаций муковисцидоза [пресс-релиз].Сильвер Спринг, Мэриленд: Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США; 17 мая 2017 г. www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm559212.htm. По состоянию на 29 января 2018 г.
  • FDA одобряет первое лечение рака для любой солидной опухоли с определенной генетической особенностью [пресс-релиз]. Сильвер Спринг, Мэриленд: Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США; 23 мая 2017 г. www.fda.gov/newsevents/newsroom/pressannouncements/ucm560167.htm. По состоянию на 29 января 2018 г.

Биполярное расстройство — Диагностика и лечение

Диагноз

Чтобы определить, есть ли у вас биполярное расстройство, ваше обследование может включать:

  • Физический осмотр. Ваш врач может провести медицинский осмотр и лабораторные анализы, чтобы определить любые медицинские проблемы, которые могут быть причиной ваших симптомов.
  • Психиатрическое обследование. Ваш врач может направить вас к психиатру, который расскажет вам о ваших мыслях, чувствах и образцах поведения. Вы также можете заполнить психологическую самооценку или анкету. С вашего разрешения членов семьи или близких друзей могут попросить предоставить информацию о ваших симптомах.
  • График настроения. Вас могут попросить вести ежедневный учет вашего настроения, режима сна или других факторов, которые могут помочь в диагностике и выборе правильного лечения.
  • Критерии биполярного расстройства. Ваш психиатр может сравнить ваши симптомы с критериями биполярного и родственного расстройства в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM-5), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией.

Диагностика у детей

Хотя диагностика биполярного расстройства у детей и подростков включает те же критерии, которые используются для взрослых, симптомы у детей и подростков часто имеют разные модели и могут не точно соответствовать диагностическим категориям.

Кроме того, у детей с биполярным расстройством часто диагностируются другие психические расстройства, такие как синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) или поведенческие проблемы, что может усложнить диагностику. Рекомендуется направление к детскому психиатру с опытом лечения биполярного расстройства.

Лечение

Лечение лучше всего проводит врач, специализирующийся на диагностике и лечении психических расстройств (психиатр), имеющий опыт лечения биполярных и родственных расстройств.У вас может быть терапевтическая бригада, в которую также входят психолог, социальный работник и психиатрическая медсестра.

Биполярное расстройство — это пожизненное заболевание. Лечение направлено на устранение симптомов. В зависимости от ваших потребностей, лечение может включать:

  • Лекарства. Часто вам нужно сразу же начать принимать лекарства, чтобы сбалансировать свое настроение.
  • Продолжение лечения. Биполярное расстройство требует пожизненного лечения лекарствами, даже в периоды, когда вы чувствуете себя лучше.Люди, которые пропускают поддерживающую терапию, подвергаются высокому риску рецидива симптомов или незначительных изменений настроения, которые могут превратиться в полномасштабную манию или депрессию.
  • Дневные лечебные программы. Ваш врач может порекомендовать дневную программу лечения. Эти программы предоставляют поддержку и консультации, в которых вы нуждаетесь, пока вы контролируете симптомы.
  • Лечение наркозависимости. Если у вас есть проблемы с алкоголем или наркотиками, вам также потребуется лечение от наркозависимости.В противном случае управлять биполярным расстройством может быть очень сложно.
  • Госпитализация. Ваш врач может порекомендовать госпитализацию, если вы ведете себя опасно, чувствуете суицидальные наклонности или отстраняетесь от реальности (психотик). Психиатрическое лечение в больнице может помочь вам сохранить спокойствие и безопасность, а также стабилизировать ваше настроение, независимо от того, есть ли у вас маниакальный или серьезный депрессивный эпизод.

Первичные методы лечения биполярного расстройства включают лекарственные препараты и психологическое консультирование (психотерапию) для контроля симптомов, а также могут включать обучение и группы поддержки.

Лекарства

Для лечения биполярного расстройства используется ряд лекарств. Типы и дозы назначаемых лекарств зависят от ваших конкретных симптомов.

Лекарства могут включать:

  • Стабилизаторы настроения. Обычно вам нужны стабилизирующие настроение лекарства, чтобы контролировать маниакальные или гипоманиакальные эпизоды. Примеры стабилизаторов настроения включают литий (Lithobid), вальпроевую кислоту (Depakene), дивалпроекс натрия (Depakote), карбамазепин (Tegretol, Equetro и другие) и ламотриджин (Lamictal).
  • Нейролептики. Если симптомы депрессии или мании сохраняются, несмотря на лечение другими лекарствами, следует добавить антипсихотический препарат, такой как оланзапин (зипрекса), рисперидон (риспердал), кветиапин (сероквель), арипипразол (абилифай), зипразидон (геодон), латурасидон. ) или азенапин (Saphris). Ваш врач может назначить некоторые из этих лекарств отдельно или вместе со стабилизатором настроения.
  • Антидепрессанты. Ваш врач может добавить антидепрессант, чтобы помочь справиться с депрессией.Поскольку антидепрессант иногда может вызвать маниакальный эпизод, его обычно назначают вместе со стабилизатором настроения или антипсихотическим средством.
  • Антидепрессант-нейролептик. Лекарство Симбиакс сочетает в себе антидепрессант флуоксетин и антипсихотический препарат оланзапин. Он действует как средство от депрессии и стабилизатор настроения.
  • Лекарства от беспокойства. Бензодиазепины могут помочь при тревоге и улучшить сон, но обычно используются на краткосрочной основе.

Поиск подходящего лекарства

Поиск подходящего лекарства или лекарств для вас, вероятно, потребует некоторых методов проб и ошибок. Если один вам не подходит, попробуйте еще несколько.

Этот процесс требует терпения, так как некоторым лекарствам требуются недели или месяцы, чтобы полностью подействовать. Обычно меняют только одно лекарство за раз, чтобы ваш врач мог определить, какие лекарства работают для облегчения ваших симптомов с наименее неприятными побочными эффектами.По мере изменения симптомов может потребоваться корректировка лекарств.

Побочные эффекты

Легкие побочные эффекты часто улучшаются, если вы найдете правильные лекарства и дозы, которые работают для вас, и ваше тело приспосабливается к этим лекарствам. Поговорите со своим врачом или психиатром, если у вас есть неприятные побочные эффекты.

Не меняйте и не прекращайте прием лекарств. Если вы прекратите прием лекарств, у вас может возникнуть синдром отмены, или ваши симптомы могут ухудшиться или вернуться.Вы можете впасть в сильную депрессию, склонить к суициду или впасть в маниакальный или гипоманиакальный эпизод. Если вы считаете, что вам нужно что-то изменить, позвоните своему врачу.

Лекарства и беременность

Некоторые лекарства от биполярного расстройства могут быть связаны с врожденными дефектами и могут передаваться вашему ребенку через грудное молоко. Некоторые лекарства, такие как вальпроевая кислота и дивалпроекс натрия, не следует принимать во время беременности. Кроме того, противозачаточные препараты могут потерять эффективность, если их принимать вместе с некоторыми лекарствами от биполярного расстройства.

По возможности обсудите варианты лечения со своим врачом, прежде чем забеременеть. Если вы принимаете лекарства для лечения биполярного расстройства и подозреваете, что беременны, немедленно обратитесь к врачу.

Психотерапия

Психотерапия является жизненно важной частью лечения биполярного расстройства и может проводиться на индивидуальной, семейной или групповой основе. Могут быть полезны несколько видов терапии. К ним относятся:

  • Межличностная и социальная ритмическая терапия (IPSRT). IPSRT фокусируется на стабилизации дневных ритмов, таких как сон, бодрствование и время приема пищи. Последовательный распорядок дня позволяет лучше управлять настроением. Людям с биполярным расстройством может быть полезно установить режим дня для сна, диеты и физических упражнений.
  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ). Основное внимание уделяется выявлению нездоровых, негативных убеждений и поведения и замене их здоровыми, позитивными. КПТ может помочь определить, что вызывает у вас биполярные приступы.Вы также узнаете эффективные стратегии управления стрессом и преодоления неприятных ситуаций.
  • Психологическое образование. Информация о биполярном расстройстве (психообразование) может помочь вам и вашим близким понять это состояние. Знание того, что происходит, поможет вам получить наилучшую поддержку, выявить проблемы, составить план предотвращения рецидива и продолжить лечение.
  • Терапия, ориентированная на семью. Семейная поддержка и общение могут помочь вам придерживаться вашего плана лечения и помочь вам и вашим близким распознавать предупреждающие признаки перепадов настроения и управлять ими.

Другие варианты лечения

В зависимости от ваших потребностей к вашей терапии депрессии могут быть добавлены другие методы лечения.

Во время электросудорожной терапии (ЭСТ) через мозг пропускают электрический ток, намеренно вызывая кратковременный припадок. Похоже, что ЭСТ вызывает изменения в химии мозга, которые могут обратить вспять симптомы некоторых психических заболеваний. ЭСТ может быть вариантом лечения биполярного расстройства, если вы не поправляетесь с помощью лекарств, не можете принимать антидепрессанты по состоянию здоровья, например, во время беременности, или если у вас высокий риск самоубийства.

Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) изучается как вариант для тех, кто не ответил на антидепрессанты.

Лечение детей и подростков

Лечение детей и подростков обычно выбирается в индивидуальном порядке, в зависимости от симптомов, побочных эффектов лекарств и других факторов. Обычно в курс лечения входит:

  • Лекарства. Детям и подросткам с биполярным расстройством часто назначают те же лекарства, что и взрослым.Исследований безопасности и эффективности лекарств от биполярного расстройства у детей меньше, чем у взрослых, поэтому решения о лечении часто основываются на исследованиях взрослых.
  • Психотерапия. Первоначальная и долгосрочная терапия может помочь предотвратить возвращение симптомов. Психотерапия может помочь детям и подросткам управлять своим распорядком, развивать навыки совладания, решать проблемы с обучением, решать социальные проблемы и укреплять семейные узы и общение. И, при необходимости, он может помочь в лечении проблем со злоупотреблением психоактивными веществами, которые часто встречаются у детей старшего возраста и подростков с биполярным расстройством.
  • Психологическое образование. Психообразование может включать изучение симптомов биполярного расстройства и их отличий от поведения, связанного с возрастом развития вашего ребенка, ситуацией и соответствующим культурным поведением. Понимание биполярного расстройства также может помочь вам поддержать вашего ребенка.
  • Поддержка. Работа с учителями и школьными консультантами, а также поддержка со стороны семьи и друзей могут помочь найти услуги и способствовать успеху.

Дополнительная информация

Показать дополнительную информацию

Клинические испытания

Изучите исследования клиники Mayo Clinic, в которых тестируются новые методы лечения, вмешательства и тесты как средства предотвращения, обнаружения, лечения или контроля этого состояния.

Образ жизни и домашние средства

Возможно, вам придется изменить образ жизни, чтобы остановить циклы поведения, ухудшающие ваше биполярное расстройство.Вот несколько шагов, которые необходимо предпринять:

  • Бросьте пить или употреблять легкие наркотики. Одна из самых больших проблем биполярного расстройства — это негативные последствия рискованного поведения и злоупотребления наркотиками или алкоголем. Обратитесь за помощью, если вам сложно бросить курить самостоятельно.
  • Формируйте здоровые отношения. Окружите себя людьми, которые оказывают положительное влияние. Друзья и члены семьи могут оказать поддержку и помочь вам увидеть предупреждающие признаки смены настроения.
  • Создайте здоровый распорядок дня. Регулярный режим сна, еды и физической активности может помочь сбалансировать ваше настроение. Проконсультируйтесь с врачом перед началом любой программы упражнений. Придерживайтесь здоровой диеты. Если вы принимаете литий, посоветуйтесь со своим врачом о приеме жидкости и соли. Если у вас проблемы со сном, поговорите со своим врачом или психиатром о том, что вы можете сделать.
  • Сначала проверьте, прежде чем принимать другие лекарства. Позвоните врачу, который лечит вас от биполярного расстройства, прежде чем принимать лекарства, прописанные другим врачом, или любые безрецептурные добавки или лекарства.Иногда другие лекарства вызывают приступы депрессии или мании или могут мешать лечению биполярного расстройства, которое вы принимаете.
  • Попробуйте составить график настроения. Запись вашего ежедневного настроения, лечения, сна, активности и ощущений может помочь определить триггеры, эффективные варианты лечения и время, когда лечение необходимо скорректировать.

Альтернативная медицина

Нет большого количества исследований по альтернативной или дополнительной медицине — иногда называемой интегративной медициной — и биполярному расстройству.Большинство исследований посвящено большой депрессии, поэтому неясно, как эти нетрадиционные подходы работают при биполярном расстройстве.

Если вы решите использовать альтернативную медицину или дополнительную медицину в дополнение к лечению, рекомендованному врачом, сначала примите некоторые меры предосторожности:

  • Не прекращайте прием прописанных вам лекарств и не пропускайте сеансы терапии. Альтернативная или дополнительная медицина не заменяет регулярную медицинскую помощь, когда дело доходит до лечения биполярного расстройства.
  • Будьте честны со своими врачами и специалистами в области психического здоровья. Сообщите им, какие альтернативные или дополнительные методы лечения вы используете или хотели бы попробовать.
  • Помните о потенциальных опасностях. Альтернативные и дополнительные продукты не регулируются так же, как отпускаемые по рецепту лекарства. Просто потому, что это естественно, не означает, что это безопасно. Перед использованием альтернативной или дополнительной медицины поговорите со своим врачом о рисках, включая возможные серьезные взаимодействия с лекарствами.

Как справиться и поддержать

Справиться с биполярным расстройством может быть непросто. Вот несколько стратегий, которые могут помочь:

  • Узнайте о биполярном расстройстве. Информация о своем состоянии может дать вам силы и мотивировать придерживаться своего плана лечения и распознавать изменения настроения. Помогите рассказать своей семье и друзьям о том, что вы переживаете.
  • Сосредоточьтесь на своих целях. Чтобы научиться управлять биполярным расстройством, нужно время.Сохраняйте мотивацию, помня о своих целях и напоминая себе, что вы можете работать, чтобы исправить испорченные отношения и другие проблемы, вызванные перепадами настроения.
  • Присоединяйтесь к группе поддержки. Группы поддержки для людей с биполярным расстройством могут помочь вам связаться с другими людьми, которые сталкиваются с аналогичными проблемами, и поделиться опытом.
  • Найдите здоровые магазины. Изучите здоровые способы направления своей энергии, такие как хобби, упражнения и развлекательные мероприятия.
  • Узнайте, как расслабиться и справиться со стрессом. Йога, тай-чи, массаж, медитация или другие техники релаксации могут быть полезны.

Подготовка к приему

Вы можете начать с посещения лечащего врача или психиатра. Если возможно, вы захотите взять с собой на прием члена семьи или друга для поддержки и помощи в запоминании информации.

Что вы можете сделать

Перед приемом составьте список из:

  • Любые симптомы, которые у вас были, , включая те, которые могут показаться не связанными с причиной приема
  • Ключевая личная информация, , включая любые серьезные стрессы или недавние изменения в жизни
  • Все лекарства, витаминов, трав или других добавок, которые вы принимаете, и их дозировки
  • Вопросы, которые следует задать своему врачу

Некоторые вопросы, которые следует задать своему врачу, могут включать:

  • У меня биполярное расстройство?
  • Есть ли другие возможные причины моих симптомов?
  • Какие тесты мне понадобятся?
  • Какие методы лечения доступны? Что вы мне порекомендуете?
  • Какие побочные эффекты возможны при таком лечении?
  • Какие альтернативы основному подходу вы предлагаете?
  • У меня другие проблемы со здоровьем.Как мне вместе лучше всего справиться с этими условиями?
  • Следует ли мне обратиться к психиатру или другому специалисту в области психического здоровья?
  • Есть ли альтернатива лекарству, которое вы прописываете?
  • Могу ли я иметь какие-нибудь брошюры или другие печатные материалы?
  • Какие сайты вы рекомендуете?

Не стесняйтесь задавать другие вопросы во время приема.

Чего ожидать от врача

Ваш врач, скорее всего, задаст вам ряд вопросов.Будьте готовы ответить на них, чтобы зарезервировать время, чтобы обсудить любые моменты, на которых вы хотите сосредоточиться. Ваш врач может спросить:

  • Когда вы или ваши близкие впервые начали замечать ваши симптомы?
  • Как часто меняется ваше настроение?
  • Были ли у вас мысли о самоубийстве, когда вы чувствуете себя подавленным?
  • Ваши симптомы мешают вашей повседневной жизни или отношениям?
  • Есть ли у вас кровные родственники с биполярным расстройством или депрессией?
  • Какие еще у вас психические или физические проблемы со здоровьем?
  • Вы употребляете алкоголь, курите сигареты или употребляете легкие наркотики?
  • Сколько вы спите ночью? Меняется ли это со временем?
  • Бывают ли у вас периоды, когда вы берете на себя риски, на которые обычно не идете, например, небезопасный секс или неразумные, спонтанные финансовые решения?
  • Что может улучшить ваши симптомы?
  • Что может ухудшить ваши симптомы?

Февраль16, 2021

оценка уровня знаний студентов старших курсов медицинских вузов. Сравнение результатов проектов ASSA-I И ASSA-II

Вступление

Бронхиальная астма (БА) — распространенное заболевание, которым страдают до 339 миллионов человек во всем мире. 1 . Люди любого возраста склонны к развитию хронического воспаления дыхательных путей, которое часто может протекать в тяжелой форме с неблагоприятным исходом 2,3 . Согласно исследованию глобального бремени болезней 2016 г. (ГББ 2016) 420 000 человек в мире умирают от астмы — более 1 000 в день.Также в 2016 году астма заняла 23 место среди причин преждевременной смерти в мире. Хотя летальный исход этого заболевания встречается довольно редко, на него приходится менее 1% всех случаев в большинстве стран, это вызывает беспокойство, поскольку в наших силах было избежать такого исхода. Одним из опасных для жизни состояний у пациентов с БА в 30% случаев является развитие артериальной гипертензии (АГ), что, возможно, связано с влиянием патологических процессов на эндотелий капилляров и о котором следует более широко сообщать в литературе 4-11 .

Чтобы избежать развития неблагоприятных исходов или осложнений, необходимо добиться высокого качества оказания медицинской помощи, в первую очередь своевременной диагностики данной патологии, а также добиться понимания тактики ведения пациента в каждом конкретном случае. Цель исследования — провести сравнительный анализ результатов первого и второго этапов проекта ASSA для определения различий в уровнях знаний студентов старших курсов по бакалавриату.

Материал и методы

Проект ASSA (полное название проекта — «Оценка студентов-медиков старших курсов в области бронхиальной астмы», «ASSA» — частичное сокращение) — это многоцентровое фармакоэпидемиологическое исследование, начавшееся в 2014 году и направленное на оценку знаний специалистов в области бронхиальной астмы.Исследование было проведено в соответствии с этическими принципами Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации. Права человека не были нарушены.

Исследование проводилось в форме анкеты; вопросы основывались на основных положениях руководства GINA, на первом этапе — GINA-2014 12 , на втором этапе — GINA-2017 13 . Согласно изменяющимся положениям GINA, в 2017-2019 годах анкета также претерпела несколько изменений, в частности, в отношении определения астмы.

Исходная анкета состояла из 12 вопросов с одним правильным ответом. Респондент получил 1 балл за каждый правильный ответ, 0,5 балла — за неполный ответ (при выборе как правильных, так и неправильных ответов) и 0 баллов за неправильный ответ. Таким образом, при всех правильных ответах максимальная средняя оценка составила 1,0. Средний уровень полноты правильных, частично правильных и неправильных ответов был определен как средний уровень полноты ответов (ARC), который эквивалентен среднему уровню правильных ответов.Оценивались средние баллы каждого респондента, средние баллы по отдельным вопросам и средние баллы по всей анкете. Также были проанализированы образцы ответов на отдельные вопросы; статистически пропуск несистемных вопросов разрешен 14 . В анкете использовался метод анонимности для получения более независимых результатов без влияния фактора возможной оценки на респондентов. Для этого студентам было предложено указать год обучения и / или специальность, указав, первый или второй раз они заполняли анкету 37-39 .

Все студенты обучались по стандартным образовательным программам. Этот метод оценки знаний относителен; он не может полностью отражать общий уровень качества образования в вузах и был специально разработан для проекта ASSA.

Вся информация анкеты была введена в электронную базу данных и обработана с помощью прикладных программ Microsoft Excel и IBM SPSS v26. Статистические данные обрабатывались путем анализа таблиц сопряженности 2×2 с использованием критерия хи-квадрат Пирсона (x2) (при необходимости — с поправкой Йейтса и расчетом точного критерия Фишера).U-критерий Манна – Уитни использовался для сравнения двух популяций (ASSA I -ASSA II). Статистическая значимость различий регистрировалась на двустороннем уровне p <0,05.

Частичные текущие результаты первого этапа проекта ASSA были доложены на Конгрессе Азиатско-Тихоокеанского общества респирологов (2015) и опубликованы в журнале 15 , а результаты этого периода исследования опубликованы в Фарматеке ( 2019) 16 . Частичные текущие результаты второй фазы проекта (ASSA-II) на 2017-2018 годы были представлены на Конгрессе Европейского респираторного общества (Мадрид, 2019) и опубликованы в приложении к Европейскому респираторному журналу и в результатах исследований. в фармакологии 17,18 .Окончательные результаты ASSA-II принимаются к публикации в журнале «Фарматека».

Результаты и обсуждение

Первая фаза проекта — АССА-I — проводилась в 2014–2016 годах среди 521 студента из 7 городов России: Белгорода, Воронежа, Краснодара, Саратова, Челябинска, Владивостока и Самары. Во втором этапе проекта (АССА-II) приняли участие 328 студентов из 6 центров России и Украины: Белгорода, Воронежа, Челябинска, Саратова, Днепра и Уфы.

Средний уровень правильных ответов (ARC) на все вопросы на первом этапе составил 74.0%, на втором этапе — 74,8% (таблица 1). Наблюдается небольшая тенденция к повышению уровня знаний респондентов между этапами исследования, однако она не является статистически значимой (p> 0,05) (рис. 1).

Таблица 1

Сравнительный анализ двух фаз проекта (ASSA I — ASSA II)

Этап обучения Средний уровень правильных ответов Р
Me Q 1 -Q 3
АССА-И 0.74 0,71-0,76 > 0,05
ASSA-II 0,75 0,73-0,77

Рисунок 1
Распределение АРК на двух стадиях проекта

По результатам сравнительного анализа показатель среднего уровня правильных ответов школьников на протяжении пяти лет оставался на прежнем уровне. Значительно повысился уровень знаний старшеклассников по вопросу №11 (базисное лечение БА средней степени тяжести) с 64,5% на первом этапе до 78,7% на втором, по вопросу №7 (уровни контроля БА) — с 67,4% до 73,8% и вопросу №4 (лаборатория и инструментальные маркеры БА) — с 65,6% до 69,9%. Более низкие результаты в динамике наблюдаются по вопросу №1 (определение БА) — 56,8% в 2014-2016 гг. И 46,5% в 2017-2019 гг., По вопросу №2 (триггер приступа астмы) — 87,9% и 81,7%. и вопрос № 3 (ключевой фактор патогенеза астмы) — 70.8% и 67,6% соответственно. Краткое описание обоих этапов показано на рисунке 2.

Рисунок 2
Сравнительный анализ динамики среднего уровня правильных ответов (АРК) студентов за периоды 2014-2016 и 2017-2019 гг.

Первый вопрос анкеты, как на первом, так и на втором этапе проекта, был одним из самых сложных для студентов. От респондентов требовалось выбрать наиболее правильное определение астмы в соответствии с действующими клиническими рекомендациями.Во время изучения этого заболевания и выпуска новых рекомендаций GINA формулировка была немного изменена в соответствии с GINA-2014, БА — это «хроническое воспалительное заболевание с развитием гиперреактивности бронхов, которое проявляется переменной бронхиальной обструкцией, которая обратима с помощью медикаментозной терапии » 12 . В течение последних трех лет, согласно положениям GINA-2017, бронхиальная астма рассматривалась как «гетерогенное заболевание, обычно характеризующееся хроническим воспалением дыхательных путей, наличием респираторных симптомов, таких как хрипы, одышка, стеснение в груди и кашель. которые меняются со временем и по интенсивности » 13 .На двух этапах исследования студенты показали низкий уровень знаний по данному вопросу, ARC не превышал 60%, при этом на первом этапе исследования старшеклассники были более информированы, чем участники второго этапа, который доказывает соотношение АРК — 56,8% (от 12,5 до 66,7% среди разных центров, p <0,01) и 46,5% (от 42,2 до 47,4%, p> 0,05) соответственно.

Второй вопрос анкеты также показал отрицательную динамику в оценке уровня знаний.Студентам предстояло выбрать возможный триггер приступа астмы. На первом этапе исследования большее количество студентов выбрали правильный ответ «все вышеперечисленное» (аллергены в помещении, физические нагрузки, холод, прием нестероидных противовоспалительных средств), чем на втором этапе, ARC 87,9% ( от 75,0% до 100,0%, p <0,01) и 81,7% (от 75,3% до 95,3%, p <0,01) соответственно 13,19,20 .

В течение пяти лет респонденты испытывали затруднения с третьим вопросом анкеты.Студентам предстояло выбрать ключевой фактор патогенеза астмы из предложенных вариантов. Патогенез заболевания основан на гиперреактивности бронхов, вызванной рядами раздражителей, после чего развивается аллергическая реакция анафилактического типа, проявляющаяся высвобождением различных медиаторов воспаления из тучных клеток. Воздействие биологически активных веществ (БАВ), а также простагландинов (GD2) и лейкотриенов (LTC4) вызывает увеличение проницаемости сосудов, отек слизистой оболочки дыхательных путей, спазм гладкой мускулатуры бронхов, усиление бронхиального секрета и инфильтрацию ткань с эозинофилами 13,21-29 .На двух этапах исследования студенты не показали уровень знаний по этому вопросу выше 71,0%.

На этапе ASSA-I показатель ARC составил 70,8% (с 63,1% до 87,5%, p> 0,05), на этапе ASSA-II показатель несколько ниже — 67,6% (с 64,8% до 84,1%, p <0,01 ).

Студенты продемонстрировали положительные изменения по четвертому вопросу анкеты. В 2014-2016 гг. Только 65,6% (с 53,2% до 80,9%, p <0,01) считались основными лабораторными и инструментальными маркерами для диагностики астмы: уменьшение объема форсированного выдоха в течение 1 -й секунды (ОФВ1), повышение уровня IgE и эозинофилия 13,19,21,30 , однако в 2017-2019 годах уровень знаний повысился до 69.9% (с 61,3% до 86,8%, p <0,01).

Следующий вопрос касался основного метода диагностики астмы. Студентам были представлены следующие варианты: рентгенография, бронхография, бронхоскопия и функциональный тест легких (правильный ответ) 13 . Разница между участниками проекта в разные годы составляет всего 2,9%, чуть лучше справились респонденты второго этапа, где ARC составляет 88,5% (с 85,9% до 94,2%, p> 0,05), на первом этапе — ARC чуть меньше — 85.6% (от 70,0 до 94,2%, р <0,01).

Существующая классификация БА в настоящее время актуальна и рекомендована к применению, хотя степень тяжести заболевания не всегда позволяет объективно оценить состояние и прогноз пациента. За пять лет исследования по вопросу о степени тяжести БА по классификации (прерывистая, легкая стойкая, умеренно стойкая и тяжелая стойкая 13,19 ) знания студентов практически не изменились: в 2014-2016 гг. 80.6% (с 54,6% до 95,8%, p <0,01) и в 2017-2019 гг. - 79,6% (с 65,9% до 96,2%, p <0,01).

С 2008 года по настоящее время специалисты международной организации GINA предлагают подходить к тактике лечения бронхиальной астмы с позиции постоянного наблюдения за заболеванием. Руководящими принципами для определения уровня мониторинга являются клинические симптомы, потребность в лекарствах для облегчения симптомов, количество ночных приступов и любое ограничение повседневной активности из-за BA 13,19,21,30,31 .В седьмом вопросе необходимо было указать существующие уровни контроля над заболеванием, такие как контролируемая, частично контролируемая, неконтролируемая бронхиальная астма. В этом вопросе наблюдается положительная динамика уровня знаний студентов, ARC увеличился с 67,4% (с 52,1% до 75,0%, p <0,01) по результатам первого этапа до 73,8% (с 59,6%). до 92,3%, р <0,01) по результатам второго этапа.

В восьмом вопросе требовалось указать правильный вариант самоконтроля астмы в домашних условиях.В 2017-2019 гг. 76,5% (от 66,0% до 90,4%, p <0,01) студентов рассматривали пиковую флоуметрию на основе измерений пиковой скорости выдоха (PEF) 19,21 . В 2014-2016 гг. Показатель был несколько ниже — 74,5% (с 50,0% до 87,2%, р <0,01), но в целом на двух этапах исследования уровень знаний по данному вопросу сохраняется на одном уровне.

Достаточно высокий уровень знаний зафиксирован в девятом вопросе анкеты за пять лет. Это касается выбора определения обострений астмы (синонимы: приступы БА или острая БА).Согласно международным рекомендациям GINA, обострения — это изменения в нормальном состоянии пациента, которые достаточно серьезны, чтобы потребовать смены терапии. При неблагоприятном течении обострения астмы высока вероятность развития астматического статуса — эпизода острой дыхательной недостаточности (опасная для жизни астма; почти смертельная астма). 13,21 . Студенты были правы, выбирая вариант ответа с таким определением обострения астмы. На всех этапах исследования респонденты выполнили эту задачу: на первом этапе ARC — 93.9% (с 89,1% до 100,0%, p> 0,05), у второго немного ниже — 91,1% (с 88,6% до 97,1%, p> 0,05).

Положительный рост уровня знаний у старшеклассников фиксируется при оценке динамики по десятому вопросу. В этом вопросе необходимо было указать препарат, который следует использовать в первую очередь при лечении приступа астмы: 1) механическая вентиляция легких, 2) β2 агонисты короткого действия (правильный ответ) 13,32,33 , 3) ингаляционные глюкокортикоиды. , 4) системные гормоны, 5) аминофиллин, 6) не уверен.Правильный ответ на первом этапе исследования выбрали 78,9% (от 70,8% до 81,0%, p> 0,05) студентов, а на втором этапе — 81,4% (от 75,6% до 96,2%, p <0,01). ).

В последние годы студенты стали более информированными в области лечения бронхиальной астмы, поэтому в одиннадцатом вопросе необходимо было указать правильный вариант базового лечения астмы средней степени тяжести, и произошел значительный положительный скачок уровень знаний. В 2014-2016 годах всего 64.5% (с 40,0% до 86,9%, p <0,01) студентов знали, что комбинация ингаляционный глюкокортикоид + β2-агонист длительного действия является правильной 13,19,34 , однако в 2017-2019 гг. 78,7% (от 69,6 до 90,6%, p <0,05).

Среди неправильных ответов, которые составляют 35,5% на первом этапе проекта и 21,3% на втором, тенденции к разнообразию нет. Из частоты ошибок 39,2% в ASSA-I и 43,4% в ASSA-II — это выбор комбинации аминофиллин + β2-агонист короткого действия; 41.2% и 39,5% соответственно — комбинация М-холинолитик + β2-агонист короткого действия; 15,7% и 10,5% — комбинация ингаляционный глюкокортикоид + эуфиллин. Небольшая часть студентов, а именно 5,9% и 6,6% на этапах ASSA-I и ASSA-II, соответственно, выбрали «Не уверен» и / или покинули поле пустой (рис.3).

Рисунок 3
Сравнение структуры распределения ошибочных ответов студентов на вопрос о выборе препаратов для базового лечения бронхиальной астмы средней степени тяжести

Наблюдалось небольшое повышение осведомленности среди участников на разных этапах исследования, о котором идет речь.12, где студенты должны были определить правильную комбинацию лекарств в одном устройстве доставки. Внедрение в клиническую практику режима «однократный ингалятор», сочетающего фиксированные дозы ингаляционного глюкокортикоида и β2-агониста длительного действия в одном устройстве для доставки, помогло достичь лучшего уровня контроля заболевания, а также снизить риск обострений 13,21,33,35,36 . Положительный прирост ARC по этому вопросу составляет всего 1,2%, на обоих этапах исследования более половины студентов выбрали правильную комбинацию препаратов, на первом — 61.4% (с 41,7% до 77,5%, p <0,01), на втором - 62,6% (с 46,4% до 73,4%, p <0,01).

Ошибочные ответы в ASSA-I и ASSA-II составляют 37,6 и 37,4% соответственно, при этом их распределение между вариантами имеет одинаковую структуру. На двух этапах исследования большинство неправильных ответов было связано с нерациональной комбинацией М-холинолитик + β-адреноблокатор (40,8% в 2014-2016 гг. И 56,0% в 2017-2019 гг.), Следующей по распространенности ошибкой стала комбинация аминофиллин + β2-агонист длительного действия (34.7% и 17,4% соответственно), некоторые из неверных вариантов были указаны для комплекса ингаляционный глюкокортикоид + аминофиллин (17,4% на первом этапе и 16,7% на втором этапе). Также до 10,0% студентов (6,1% в ASSA-I и 9,9% в ASSA-II) на обоих этапах исследования выбрали «Не уверен» и / или оставили поле пустым (Рис.4).

Рисунок 3
Сравнение распределения неправильных ответов студентов на вопрос о выборе правильной комбинации препаратов в одном устройстве доставки для лечения БА

Заключение

Сравнение результатов двух этапов исследования в рамках проекта ASSA показало, что базовые знания респондентов по ключевым вопросам этиологии, патогенеза и диагностики БА выше среднего.За время реализации проекта с 2014 по 2019 год уровень знаний старшеклассников не претерпел существенных динамических изменений в лучшую или худшую сторону, за исключением нескольких вопросов. На протяжении всего исследования вопросы определения БА, триггера приступа астмы, ключевого фактора патогенеза астмы, традиционно для студентов были «сложными». По этим вопросам участники показали отрицательную динамику уровня базовых знаний. Студенты старших курсов стали более информированы о назначении базового лечения БА средней степени тяжести, обозначении уровней контроля БА, определении лабораторных и инструментальных маркеров БА.

Исходя из вышеизложенного, считаем необходимым проведение этого и аналогичных исследований среди действующих и будущих специалистов здравоохранения, прежде всего для оптимизации учебного процесса, выявления недостатков в изучении различных нозологий и их своевременного устранения. Кроме того, проведение фармакоэпидемиологических исследований позволяет отойти от привычной системы организации учебного процесса и акцентировать внимание респондентов на основных аспектах любого заболевания.

использованная литература

1. The Global Asthma Report, 2018. Global Asthma Network доступна на http://www.globalasthmanetwork.org

2. Солдатов В.О., Шмыкова Е.А., Першина М.А., Ксенофонтов А.О., Замицкий Ю.М., Куликов А.Л., Пересыпкина А.А., Довгань А.П., Белоусова Ю.В., 2018. Агонисты имидазолиновых рецепторов: возможные механизмы эндотелиальной защиты . Результаты исследований в фармакологии, 4 (2): 11-18. https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.4,27221

3. Корокина Л.В., Жернакова Н.И., Корокин М.В., Покопейко О.Н., 2018. Принципы фармакологической коррекции легочной артериальной гипертензии. Результаты исследований в фармакологии, 4 (2): 59-76. https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.4.27732

4. Корокин М.В., Покровский М.В., Кочкаров В.И., Гудырев О.С., Корокина Л.В., Покровская Т.Г., Гуреев В.В., 2014. Эндотелиальные и кардиозащитные эффекты тетрагидробиоптерина, L-норвалина, L-аргинина и их препаратов. комбинации путем моделирования индуцированной гипергомо-цистеином эндотелиальной дисфункции.Исследовательский журнал фармацевтических, биологических и химических наук, 5 (6): 1375-1379.

5. Гуманова Н.Г., Артюшкова Е.Б., Метельская В.А., Кочкаров В.И., Покровская Т.Г., Даниленко Л.М., Корнеев М.М., Покровский М.В., Пашин Е.Н., 2007. Влияние антиоксидантов pQ510 и ресвератрола на регуляторная функция эндотелия у крыс с моделированной артериальной гипертензией. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 143 (6), 678-681. DOI: 10.1007 / s10517-007-0212-x

6.Корокин М., Гудырев О., Гуреев В., Корокина Л., Пересыпкина А., Покровская Т., Лазарева Г., Солдатов В., Затолокина М., Покровский М., 2020. Исследования по выяснению эффектов гликозидов фуростанола из клеточной культуры Dioscorea deltoidea на модели эндотелиальной дисфункции у крыс. Молекулы, 25 (1), 169. https://doi.org/10.3390/molecules25010169

7. Черноморцева Е.С., Покровский М.В., Покровская Т.Г., Артюшкова Е.Б., Гуреев В.В., 2009. Экспериментальное исследование кардиозащитного и эндотелиопротекторного действия макролидов и азалидов.Экспериментальная и Клиническая Фармакология, 72 (2), 29-31.

8. Денисук Т.А., Покровский М.В., Филиппова О.В., Должиков А.А., Покровская Т.Г., Корокин М.В., Гудырев О.С., Осипова О.А., 2015. Эндотелио- и кардиопротективные эффекты ингибиторов ГМГ-КоА редуктазы под действием состояние эндотоксин-индуцированной эндотелиальной дисфункции, 6 (5): 1542-1547

9. Денисюк Т.А., Сернов Л.Н., Луценко В.Д., Ширяев О.У., Шапошников А.А., Покровский М.В., Покровская Т.Г., Корокин, М.В., Гудырев, О.С., 2015. Кардиопротекторные эффекты ингибиторов HMG-Co-A редуктазы: роль механизмов прекондиционирования. Исследовательский журнал медицинских наук, 9: 245-248. DOI: 10.36478 / rjmsci.2015.245.248

10. Даниленко Л.М., 2018. Доксорубицин-ассоциированная кардиомиопатия: новые подходы к фармакологической коррекции с использованием производных 3- (2,2,2-триметилгидразиниум) пропионата. Результаты исследований в фармакологии, 4 (1): 81-86. https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.4.25530

11.Самородская Н.А., Полищук Л.В., Елисеева Л.Н. Комплексная оценка системы регуляции артериального давления у больных артериальной гипертонией. Результаты исследований в фармакологии, 5 (3): 1-9. Https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.5.39130

12. Глобальная стратегия управления и профилактики астмы. Пересмотрено в 2014 г. Отчеты GINA доступны на http://www.ginasthma.org

13. Глобальная стратегия управления и профилактики астмы. Пересмотрено в 2017 г. Отчеты GINA доступны на http: // www.ginasthma.org

14. Бонцевич, Р.А., Филиниченко, Т.С., Вовк, Ю.Р., Гаврилова, А.А., Прозорова, Г.Г., Гончарова, Н.Ю., Черенкова, О.В., Компаниец, О.Г., Кириченко, А.А., Эбзеева, Е.Ю., Кетова, Г.Г., Барышева, В.О. , Мироненко, Е.В., Милютина, Е.В., Шагиева, Т.М., Лучинина, Е.В., Галкина, И.П., Невзорова, В.А., Мартыненко, И.М., 2019. Сравнительная оценка базовых знаний врачей и студентов старших курсов медицинских курсов по лечению хронической обструктивной болезни легких. . Результаты исследований в фармакологии, 5 (1): 67-75.https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.5.34072

15. Бонцевич Р., Щуровская К., Покровская Т., Гончарова Н., Феоктистова Ю., Попова Е., Елисеева Е., Лучинина Е., Барышева В., Кетова, Г., Компаниец О., Малкина М., 2015. ОЦЕНКА СТАРШИХ МЕДИЦИНСКИХ СТУДЕНТОВ В ОБЛАСТИ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМЫ (ПРОЕКТ ASSA). ОБНОВЛЕНИЕ 2015. Респирология, 20:19.

16. Бонцевич Р., Михно А., Щуровская К., Гончарова Н., Феоктистов Ю., Попова Е., Лучинина Е., Барышева, В., Малкина, М., Компаниец, О., Батищева, Г., Елисеева, Е., Кетова, Г., Покровская, Т., 2019. Оценка базовых знаний о бронхиальной астме у старшеклассников — окончательные результаты исследования ASSA. Pharmateca, 26 (5): 102-109. https://dx.doi.org/10.18565/pharmateca.2019.5.102-109

17. Бонцевич Р., Михно А., Щуровская К., 2019. Уровень знаний студентов о бронхиальной астме: сравнение результатов ASSA1 и ASSA2. Евро. Респир. J., 54 (63): PA2164. Дой: 10.1183 / 13993003.congress-2019.PA1477

18. Бонцевич Р.А., Михно А.В., Дудченко О.В., 2019. Оценка знаний врачей и медиков по основам астмы: Текущие результаты исследования ASSA-II. Результаты исследований в области фармакологии, 5 (2): 79–88. Doi: 10.3897 / rrpharmocology.5.36621

19. Бронхиальная астма. Клинические рекомендации, 2019. Российское респираторное общество.

20. Ли, С.В., Йон, Д.К., Джеймс, Си-Си, Ли, С., Кох, Х.Й., Шин, Й.Х., О, Дж. У., Хан, М.Ю., Сугихара, Г., 2019. Краткосрочное влияние множества факторов внешней среды на риск обострений астмы: стратифицированный по возрасту анализ временных рядов. J Allergy Clin Immunol, 144 (6): 1542-1550. Doi: 10.1016 / j. jaci.2019.08.037

21. Чучалин А.Г., 2017. Респираторная медицина. Москва: Литтерра

22. Корокин М.В., Солдатов В.О., Титце А.А., Голубев М.В., Белых А.Е., Кубекина М.В., Пученкова О.А., Денисюк Т.А., Гуреев В.В., Покровская Т.Г., Гудырев О.С., Жученко М.А., Затолокина М.А., Покровский М.В., 2019. 11-аминокислотный пептид, имитирующий структуру эритропоэтина α-спирали b, улучшает функцию эндотелия, но стимулирует тромбоз у крыс. Фармация и фармакология, 7 (6): 312-320. https://doi.org/10.19163/2307-9266-2019-7-6-312-320

23. Покровский М.В., Корокин М.В., Кудрявцев К.В., Покровская Т.Г., Гудырев О.С., Гуреев В.В., Корокина Л.В., Поветкин С.В., 2017. Изучение эндотелиальной защитной активности фенол-производных тромбина и аргиназы. 2 ингибитора КУД-259 и КУД-974.Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 163 (4), 436-438. DOI: 10.1007 / s10517-017-3822-y

24. Корокин, М.В., Покровский, М.В., Новиков, О.О., Гудырев, О.С., Гуреев, В.В., Денисюк, Т.А., Корокина, Л.В., Даниленко, Л.М., Рагулина, В.А., Коновалова, Е.А., Белоус, А.С., 2011. А модель гипергомоцистеин-индуцированной эндотелиальной дисфункции у крыс. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины, 152 (2), 213-215. DOI: 10.1007 / s10517-011-1491-9

25. Степенко Ю.В., Солдатов В.О., Затолокина, М.А., Майорова, А.В., Сысуев, Б.Б., Демиденко, А.Н., Ивахно, Е.Н., Сарычева, М.В., Покровский, М.В., 2019. Стимуляция репарации на линейной модели раны у крыс гелем бишофит. Фармация и фармакология, 7 (1): 42-52. https://doi.org/10.19163/2307-9266-2019-7-1-42-52

26. Курганов Н.А., Блинова Е.В., Семелева Е.В., Громова И.А., Блинов Д.С., Новиков А.В., Машкова Ю.Н., Василькина О.В., 2018. Соединения 2-аминоаэтансульфоновой кислоты обладают защитным свойством при реперфузии сердца. травма, повреждение.Результаты исследований в фармакологии, 4 (2): 19-26. https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.4.27435

27. Богус С.К., Галенко-Ярошевский П.А., Суздалев К.Ф., Сукоян Г.В., Абушкевич В.Г., Солдатов В.О., 2018. 2-фенил-1- (3-пирролидин-1-ил-пропил) -1H -индола гидрохлорид (ss-68): антиаритмическое и кардиозащитное действие и его молекулярные механизмы действия (часть II). Результаты исследований в фармакологии, 4 (3): 17-26. Https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.4.30329

28.Хадиева Т.А., Покровская Т.Г., Белоусова Ю.В., 2019. Фармакологическая коррекция эндотелиальной дисфункции с помощью деметионина и таурина. Результаты исследований в фармакологии, 5 (2): 13–21. Https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.5.32730

29. Самородская Н.А., Полищук Л.В., Елисеева Л.Н. Комплексная оценка системы регуляции артериального давления у больных артериальной гипертонией. Результаты исследований в фармакологии, 5 (3): 1-9. Https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.5.39130

30.Ритеш А. и соавт. Рекомендации по диагностике и лечению бронхиальной астмы: Совместные рекомендации ICS / NCCP (I), 2015. Lung India, 32 (Suppl 1): S3 – S42. Doi: 10.4103 / 0970-2113.154517

31. Британское руководство по лечению астмы, май 2008 г. Thorax, 63 (Suppl 4): 1–121. Doi: http://dx.doi.org/10.1136/thx.2008.097741.

32. Fritz, H. et al. Диагностика и лечение астмы — Заявление о рекомендациях GINA 2015, 2016. Wien Klin Wochenschr, 128 (15): 541–554. Дой: 10.1007 / s00508-016-1019-4.

33. Ichinose, M. et al. Японские рекомендации по лечению астмы у взрослых, 2017. Allergol Int, 66 (2): 163-189. Doi: 10.1016 / j.alit.2016.12.005. Epub 11 февраля 2017 г. (26)

34. Батищева Г.А., Жданова О.А., Настаушева Т.Л., Чернов Ю.Н. 2019 Характеристика побочных эффектов кортикостероидной терапии у детей с нефротическим синдромом и методы фармакологической коррекции. Результаты исследований в фармакологии, 5 (1): 37-43. Https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.5,33831

35. Фитцпатрик, А.М., Мур, В.С., 2017. Тяжелые фенотипы астмы — как они должны руководствоваться оценкой и лечением? J Allergy Clin Immunol Pract, 5 (4): 901-908. Doi: 10.1016 / j.jaip.2017.05.015

36. Степаненко И.С., Ямашкин С.А., Коткин А.И., Батаршева А.А., Миронов М.А., 2018. Новая группа соединений на основе 4-, 5-, 6- и 7-аминоиндолов с антимикробной активностью. Результаты исследований в фармакологии, 4 (3): 17-26. https://doi.org/10.3897/rrpharmacology.4,29905

37. Rezapour-Nasrabad R.2020 ГИБКОСТЬ В ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ: НОВЫЙ ПОДХОД К СОЗДАНИЮ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ. Международный журнал психосоциальной реабилитации; 24 (6): 9616-9621

38. Маджумдер П., Бисвас П. и Маджумдер С. (2020). Применение нового подхода TOPSIS для выявления наиболее значимого фактора риска и постоянного мониторинга смерти от COVID-19. Electron J Gen Med. 2020; 17 (6): em234.

39. Musinguzi, G., & Asamoah, B.О. (2020). Ловушка изоляции COVID-19, как нам выбраться ?. Журнал клинических и экспериментальных исследований.

Заметки автора

[email protected]

Фармакотерапия биполярного расстройства

Фарм США . 2007; 32 (11): 26-32.

Биполярное расстройство, также часто
называется маниакальной депрессией, это диагноз дисфункции головного мозга.
характеризуется резкими перепадами настроения и энергии с уменьшением
способность к повседневному функционированию.Считается, что он влияет примерно на 1%
население в целом, показатель распространенности в течение жизни, который кажется постоянным
во многих культурах. Нет существенных различий в риске развития
расстройства были обнаружены на основе расы, этнической принадлежности или пола. Его ключ
особенность включает в себя появление множества различных эпизодов настроения
различные типы с течением времени. Считается хроническим заболеванием с переменным
течение и связано со значительной заболеваемостью и смертностью; Значение
уровень самоубийств составляет около 10%. 1

Диагностика и симптомы

Четыре разных типа настроения
эпизоды, связанные с биполярным расстройством, на основании диагностического и диагностического исследования .
Статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста
().
DSM-IV-TR
), определяются как маниакальные, депрессивные, гипоманиакальные или смешанные. А
маниакальный эпизод, вероятно, наиболее часто ассоциируется с биполярным расстройством.
беспорядок.Формальный диагноз требует наличия повышенного — либо
экспансивный или раздражительный — настроение на срок не менее одной недели, сопровождающееся
минимум три из следующих (четыре, если настроение только раздражительное): надутый
чувство собственного достоинства, снижение потребности во сне, скачкообразные мысли или полет идей,
сжатая речь, отвлекаемость, повышенная психомоторная активность или
повышенное участие в деятельности, которая доставляет удовольствие, но сопряжена с высоким риском
за негативные последствия.Значительное нарушение функционирования или потребность в
также должна присутствовать госпитализация. 1

Критерии для мажоритарной
депрессивный эпизод идентичен тому, который требуется для постановки диагноза
униполярное большое депрессивное расстройство. Должен быть период не менее двух недель.
либо явно подавленного настроения, либо потери интереса или удовольствия
обычная деятельность. Кроме того, другие симптомы могут включать снижение аппетита,
бессонница или гиперсомния, задержка психомоторного развития или возбуждение, чувство
чувство вины или никчемность, снижение энергии, нарушение концентрации внимания и суицидальные наклонности
мысли.Как и в случае с маниакальными эпизодами, серьезные депрессивные эпизоды передают
значительная инвалидность. 1

Другие подтипы эпизодов
также попадают в маниакальный спектр. Смешанный эпизод определяется как период в
по крайней мере, одна неделя, в течение которой возникли как маниакальные, так и большие депрессивные эпизоды
почти каждый день. Гипоманиакальный эпизод похож на манию, но его интенсивность
симптомов не столь серьезны, и нет заметных нарушений в социальной или социальной сфере.
профессиональная деятельность.Другое клиническое явление, которое может возникнуть примерно в
От 10% до 20% случаев биполярного расстройства связано с «быстрой ездой на велосипеде», определяемой как
четыре или более эпизода настроения любого типа в течение одного года. 1

Четыре основных подтипа биполярного расстройства
расстройства определены в DSM-IV-TR . 1 Биполярное расстройство I типа
характеризуется одним или несколькими маниакальными или смешанными эпизодами наряду с серьезными
депрессивные эпизоды. Биполярное расстройство II типа определяется клиническим течением
повторяющиеся эпизоды большой депрессии, сопровождающиеся как минимум одним гипоманиакальным синдромом.
эпизод без какой-либо истории мании или смешанных эпизодов.Циклотимическое расстройство
состоит из хронических колебаний между субсиндромальным депрессивным и гипоманиакальным
эпизоды. Биполярное расстройство, не указанное иначе, используется для обозначения изменения
состояния настроения, которые не соответствуют формальным диагностическим критериям DSM-IV-TR для
любое конкретное биполярное расстройство.

Поскольку большинство пациентов с
биполярное расстройство будет иметь больше депрессивных эпизодов, чем маниакальные,
2
важно получить тщательный продольный анамнез эпизодов.Это поможет определить наличие униполярного большого депрессивного расстройства.
от биполярного расстройства, которое требует некоторых доказательств эпизодов в
маниакальный спектр. Также очень важно полностью охарактеризовать клиническую
представление пациента; то есть, активны ли в настоящее время симптомы и
вызывают дистресс или являются стабильными и в относительной ремиссии. Новые исследования
указывает на то, что знание таких деталей может быть особенно полезно для
клиницисты в управлении биполярным расстройством.

Цели фармакотерапии

Выбор
подходящая фармакотерапия зависит как от истории болезни, так и от ее проявления.
излечимые симптомы. По мере того, как количество вариантов лечения увеличивалось, различные
рекомендации по лечению были разработаны на основе клинических исследований и экспертных
консенсус для облегчения лечения на основе фактических данных. Недавние источники
к ним относятся Техасская реализация алгоритмов лечения (TIMA)
Инициатива, 3 Серия рекомендаций по консенсусу экспертов (ECS), 4
и Американская психиатрическая ассоциация (APA). 5

Конкретные цели препарата
лечение биполярного расстройства будет меняться в зависимости от стадии
болезнь. В острой фазе уменьшение симптомов активных мишеней и общего
стабилизация настроения — в центре внимания. Как только это произойдет, продолжают прием лекарств.
чтобы предотвратить будущие эпизоды настроения и повысить шансы на улучшение
психосоциальное функционирование. Фактический выбор стабилизатора настроения определяется
благодаря знанию установленной эффективности и разумной оценке соотношения риска и пользы
относительно вероятности приверженности и степени побочных эффектов.Пациент
также следует принимать во внимание предпочтения. Важно осознать
эта фармакотерапия сама по себе не обеспечит наилучших результатов лечения.
В идеале вся фармакотерапия сопровождается психотерапией или другими видами лечения.
нефармакологические вмешательства для достижения оптимальных результатов;
это подтверждается значительным объемом литературы. 5 В
кроме того, могут быть клинические проявления биполярного расстройства, которые не
полностью реагируют на один агент, а комбинации стабилизаторов настроения
обычно требуется для достижения ремиссии симптомов.

Острая мания или смешанная
Эпизоды

Есть много вариантов фармакологического лечения.
для лечения острых маниакальных эпизодов. Если представляемый эпизод особенно
тяжелое краткосрочное дополнительное лечение бензодиазепинами может использоваться как
активируется стабилизатор настроения. Как и в случае с антидепрессантами, полное действие
стабилизирующие настроение агенты могут быть реализованы только через несколько недель
непрерывная терапия. Основной терапевтической целью будет ремиссия
симптомы, в том числе быстрый контроль любого возбуждения, агрессии или импульсивности
что может присутствовать.Антипсихотические препараты также эффективно используются для лечения
сопутствующие симптомы мании и психоза. 5

Острая биполярная депрессия

Как с униполярным
большая депрессия, важнейшая цель лечения — ремиссия
наблюдаемые признаки и симптомы, соответствующие эпизоду, с возможным возвращением
к нормальному уровню психосоциального функционирования. 5 Связанный риск
с применением монотерапии антидепрессантами при биполярной депрессии, если
пациент внезапно переходит из депрессивного состояния в маниакальное или гипоманиакальное состояние.Многие врачи уменьшили бы этот риск, используя стабилизатор настроения в качестве
дополнительная терапия. Другие варианты, не предполагающие использования
только антидепрессанты включают литий, ламотриджин, оланзапин-флуоксетин и
кветиапин. 4,5

Поддерживающее лечение

После острых симптомов
утихли, акцент смещается на профилактику рецидива, разрешение
любые остаточные симптомы, уменьшение частоты эпизодов, минимизация суицида
риск и оптимизация общего функционирования. 5 На сегодняшний день имеется
ограниченные эмпирические данные, доступные для информирования клинициста, пытающегося
сделать лучший выбор в отношении долгосрочной фармакотерапии. Однако многие текущие
этой теме было посвящено исследование, и новые данные должны появиться в ближайшее время.

Варианты фармакотерапии для
Биполярное расстройство (
)

Литий

Острая мания или смешанные эпизоды:
Литий имеет долгую историю доказательств, подтверждающих его роль в качестве первой линии
терапия при лечении острой мании.Ранние плацебо-контролируемые исследования
предположил, что общая частота острых симптомов при лечении литием составляет около
78% и что для оптимизации может потребоваться до двух недель непрерывной терапии.
эффективность. 6 Из-за узкого терапевтического индекса лития
мониторинг стабильных концентраций в сыворотке крови является частью общеклинических
на практике с целевым диапазоном от 0,6 до 1,2 мэкв / л.

Острая биполярная депрессия:
Обзор многочисленных исследований показал, что от 60% до 80% пациентов с
биполярное расстройство в депрессивной фазе реагировало на монотерапию литием.
7
В целом, время для разрешения депрессивного эпизода составляет
дольше, чем у маниакального (то есть, по крайней мере, на шесть-восемь недель). Если
клиническая ситуация требует более короткого начала ответа, другие вмешательства
в дополнение к литию (добавление антидепрессанта, психотерапии или второй
стабилизатор настроения). Литий считается одним из
агентов первой линии для этого подтипа эпизода, хотя может потребоваться от шести до восьми
недели непрерывного лечения для контроля или устранения симптомов депрессии.
8

Техническое обслуживание :
Открытые исследования и клинический опыт подтвердили эффективность
лития в снижении частоты, продолжительности и тяжести маниакального и
депрессивные эпизоды, хотя более свежие данные свидетельствуют о большей эффективности
предотвращение мании. 9 Повышена вероятность стойких эффектов
если у пациента в анамнезе хорошее функционирование между эпизодами и положительным
семейный анамнез биполярного расстройства с известной литиевой реакцией.Значительный
снижение смертности может быть достигнуто с помощью длительного приема лития, который был
показано, что он снижает риск самоубийства в 8-10 раз. 10

Вальпроевая кислота

Острая мания
или смешанные серии
:
A
растущее число контролируемых клинических исследований подтвердило использование вальпроевой кислоты.
кислота или ее производные для лечения острой мании, так как дивалпроекс натрия был первым
одобрен для этого использования в 1995 году.Некоторые отчеты предполагают, что вальпроат может
быть более эффективным, чем литий, при определенных подтипах расстройства (например, когда
быстрая езда на велосипеде или смешанные эпизоды). 5,11 Хотя окончательный
Терапевтические сывороточные концентрации вальпроевой кислоты не установлены.
при биполярном расстройстве, на основе плодотворного исследования, 12 большинство клиницистов
будет нацелен на диапазон от 50 до 125 мкг / мл.

Острая биполярная депрессия:
В отличие от
В литературе, подтверждающей использование вальпроата при острой мании, есть
нет аналогичных контролируемых клинических испытаний, изучающих его эффективность в лечении
острая биполярная депрессия.Отсутствие подтверждающих доказательств этого показания.
привело к относительному исключению вальпроата из текущей практики
рекомендации по биполярной депрессии, за исключением комбинации с другим настроением
стабилизаторы и антидепрессанты у резистентных к лечению пациентов. 3

Техническое обслуживание:
В рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании сравнивали эффекты лития,
вальпроат и плацебо для продления времени до повторения любого настроения
эпизод за 52-недельный учебный период. 9 Существенных отличий нет
были обнаружены среди трех лечебных групп, выход, который расходится с
известная поддерживающая эффективность лития, что делает это испытание «неудавшимся исследованием».
Однако было обнаружено, что вальпроат превосходит литий на вторичной основе.
исход мера времени до рецидива мании в исследовании. Другое окончательное
Испытания с использованием вальпроата в долгосрочной терапии отсутствуют.

Карбамазепин

Острая мания или смешанные эпизоды:
Карбамазепин в течение нескольких лет использовался не по назначению для лечения острых заболеваний.
маниакальные эпизоды, но только его формула с расширенным высвобождением в виде шариков была
одобрен для этого показания и для смешанных эпизодов.Исторически он также
использовался в качестве альтернативы для пациентов с быстрой ездой на велосипеде, у которых были обнаружены минимальные
ответы на литий. Его известный профиль гематологических побочных эффектов и предрасположенность
из-за значительного взаимодействия с другими лекарственными средствами сделать его потенциально сложным в использовании. В
результаты клинических испытаний с дизайном разной достоверности, как правило
поддержите использование карбамазепина при острой мании. В некоторых исследованиях это было
продемонстрировал свою эффективность, как вальпроат и литий. 13

Острая биполярная депрессия:
Архивные двойные слепые плацебо-контролируемые исследования с участием пациентов с депрессией
пациенты с диагнозом различных подтипов биполярного расстройства продемонстрировали
хороший или частичный ответ на карбамазепин. 14,15 Более прочный
ответы были обнаружены в другом исследовании, в котором применялась терапия карбамазепином.
с добавлением лития. 16

Техническое обслуживание:
Доказательства использования долгосрочного карбамазепина для профилактики настроения
эпизодов ограничено.Одно шестимесячное открытое исследование с использованием бисера
состав с пролонгированным высвобождением продемонстрировал профилактическую активность у пациентов
с недавно возникшими маниакальными или смешанными эпизодами. 17

Второе поколение или нетипичное
Нейролептики

Острая мания или смешанные эпизоды:
Большая часть недавних исследований лекарственных препаратов при биполярном расстройстве была сосредоточена на
этот класс лекарств, и коллективные результаты нескольких исследований
предполагают, что может иметь место антиманиакальный «классовый эффект».» 18
Рандомизированные, двойные слепые, плацебо-контролируемые исследования или исследования сравнения 19
установили эффективность рисперидона, кветиапина, зипразидона и
арипипразол в лечении острых маниакальных или смешанных эпизодов, с некоторыми
предполагая, что дополнительное использование нейролептиков второго поколения (SGA)
со стабилизаторами настроения могут быть полезны. Полное понимание рисков
связанные с длительным использованием SGA, полностью не изучены. Однако растущий
данные о появлении метаболического синдрома при применении этого класса препаратов побудили
конкретные рекомендации по плановому лабораторному и физическому обследованию
оценка продолжающегося лечения SGA для предотвращения рецидива психиатрического
симптомы. 20,21

Острая биполярная депрессия:
Два SGA, которые связаны с очевидной эффективностью при лечении острого
депрессивные эпизоды — кветиапин и оланзапин. В серии мультицентровых
исследования, 22 Монотерапия кветиапином в дозах 300 и 600 мг / день
было обнаружено, что он превосходит плацебо при депрессивных симптомах у пациентов с
биполярное расстройство.В другом исследовании, сравнивавшем эффекты
оланзапин, флуоксетин и комбинированный продукт оланзапин-флуоксетин в
При лечении симптомов биполярной депрессии монотерапия оланзапином вызвала
ответ, который не был таким надежным, как ответ, связанный с
комбинация. 23

Техническое обслуживание:
Литература, поддерживающая использование SGA для предотвращения рецидива биполярного расстройства.
Симптомы расстройства небольшие, но нарастают.Опубликованные на сегодняшний день исследования сфокусированы
на оланзапин и арипипразол. Оланзапин исследовали на предмет его
эффективность по сравнению с плацебо и препаратами сравнения. Оланзапин оказался
превосходит плацебо 24 и сопоставимо с литием 25 и
divalproex 26 во время рецидива мании или депрессии.
Арипипразол также продемонстрировал эффективность в замедлении времени до рецидива.
по сравнению с плацебо. 27

Другие препараты и их комбинации

Ламотриджин:
Согласно руководящим принципам APA и TIMA 4,5 и контролируемым испытаниям, 28,29
ниша для этого противосудорожного средства в качестве монотерапии при биполярном расстройстве
по всей видимости, как для лечения острых депрессивных эпизодов, так и для поддерживающей терапии.
лечение пациентов, у которых в анамнезе не было частых или недавних эпизодов
мания.Ламотриджин получил специальное одобрение FDA для использования в
задержка времени до повторения эпизодов настроения. Поскольку его влияние на
устранение симптомов маниакального спектра оказалось не таким надежным, как при
при лечении депрессивных состояний ламотриджин часто успешно применяется при
сочетание с другими стабилизаторами настроения для предотвращения рецидива. 30 Как
ламотриджин был связан с серьезными высыпаниями, включая сыпь Стивенса-Джонсона.
синдрома, необходимо тщательное наблюдение за дерматологическими изменениями. 37

Окскарбазепин:
Химический аналог карбамазепина, окскарбазепин имеет положительный, но
ограниченные доказательства его использования при лечении биполярного расстройства. Серии
Двухнедельные испытания на пациентах с острой манией показали, что окскарбазепин неэффективен.
более эффективен, чем плацебо, и аналогичен по эффективности литию или галоперидолу.
31
Более крупное 10-недельное испытание продемонстрировало одинаковую эффективность вальпроата.
и окскарбазепин. 32 В целом по сравнению с литературой по
карбамазепина, существует меньше контролируемых исследований окскарбазепина в
пациенты с биполярным расстройством.

Оланзапин-флуоксетин:
Этот комбинированный продукт имеет то же отличие от кветиапина, что он
из немногих препаратов с показанием FDA для острого лечения депрессивных
эпизоды биполярного расстройства. В двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании
включали параллельное тестирование в группе монотерапии оланзапином, оланзапин-флуоксетин
было обнаружено, что он превосходит как плацебо, так и только оланзапин по эффективности
уменьшение основных симптомов депрессии. 23

Бензодиазепины:
Кратковременное применение бензодиазепинов длительного действия, например клоназепама и
лоразепам — подходит для лечения острой мании, значительной
возбуждение или беспокойство или тяжелая бессонница во время эпизода настроения. Эти агенты
часто используются в качестве дополнительной терапии к стабилизаторам настроения, но обычно
прекращено по мере исчезновения этих острых симптомов. 5,33

Антидепрессанты:
До открытия, что SGA демонстрируют эффективность против биполярного расстройства.
депрессии, трициклические антидепрессанты и СИОЗС использовались для лечения
ослабляющие целевые симптомы, связанные с этим состоянием. Такое использование было
выбор сделан с осторожностью, поскольку монотерапия антидепрессантами была связана
к риску «перехода» в манию у людей с невыявленным биполярным расстройством.
беспорядок.Текущие рекомендации рекомендуют одновременное применение антидепрессантов.
и фармакотерапия стабилизатора настроения, если агенты из этих терапевтических классов
выбраны. 3-5

Третье поколение
Противосудорожные препараты:

Ранее сообщалось о терапевтической эффективности габапентина при лечении острых заболеваний.
мании через открытые испытания противостояли более недавние контролируемые,
двойные слепые исследования, которые не показали разницы между габапентином и
плацебо. 29,34 Отсутствие хорошо спланированных контролируемых испытаний с участием
использование топирамата при лечении острой биполярной мании или депрессии
указывает на то, что его роль еще не определена, хотя открытые испытания
предположил некоторую эффективность в качестве дополнительного лечения с другими стабилизаторами настроения.
35 год

Информация о дозировании для
перечислены наиболее часто используемые лекарства при лечении биполярного расстройства.
в таблице 1 .

Роль фармацевта

Фармацевты играют ключевую роль в
управление лекарственной терапией биполярного расстройства. Помимо обычных
консультирование пациентов об общих побочных эффектах и ​​потенциальных лекарствах
взаимодействия, связанные с назначенными им лекарствами, образование в отношении
характер болезненного состояния и ожидаемые реакции на лекарства могут быть
чрезвычайно полезен для пациентов и их опекунов.Многие из
агенты, используемые в настоящее время для лечения биполярного расстройства, были первоначально одобрены для
другие показания. Пациентам может потребоваться убедить их, что лекарство, которое они
воспринимается как средство, используемое в первую очередь для лечения припадков или психозов, также может быть
соответствует их симптомам настроения. Фармацевты могут направлять пациентов к
ресурсы сообщества; например, Национальный альянс душевнобольных,
ссылки для потребителей на веб-сайте Национального института психического здоровья (NIMH), или
сообщества или группы поддержки в Интернете для людей с биполярным расстройством
беспорядок.Чтобы оптимизировать ответ на лечение, можно воспользоваться другими полезными советами.
включать поддержание регулярного режима сна и повседневной активности, избегая
алкоголь или уличные наркотики, а также расслабление или снятие стресса
техники.

Недавний крупный проект, спонсируемый НИПЗ
исследовательская инициатива по изучению различных вмешательств в более естественные
настройками была Программа систематического улучшения лечения биполярного
Расстройство (STEP-BD). 36 В отличие от контролируемых испытаний, это исследование включало
субъекты с более разнородным спектром симптомов, обычно встречающихся в
клинические учреждения, в которых ведется лечение пациентов с биполярным расстройством.Намерение
была выявлена ​​передовая практика фармакотерапии «реального мира», с
особый интерес к областям, в которых клинические испытания лекарственных средств относительно
отсутствие (например, биполярная депрессия и предотвращение рецидивов). Пока ядро
исследование завершено, весь анализ данных еще не проведен
полностью сообщены или опубликованы. Фармацевты могут получить доступ к обновленной библиографии
исследования на www.stepbd.org/referencelist.html.

Сводка

Достижения в медицине
Управление биполярным расстройством помимо традиционных стабилизаторов настроения включает
использование атипичных нейролептиков второго поколения, ламотриджина и
комбинированная терапия острых маниакальных и смешанных эпизодов.Биполярная депрессия
могут потребоваться специальные методы лечения, которые отличаются от тех, которые используются для
униполярное большое депрессивное расстройство. Оптимизация долгосрочной фармакотерапии с
намерение предотвратить рецидив в настоящее время является важным объектом исследований.
Общее улучшение качества жизни теперь признано критически важным.
терапевтический результат и может включать нефармакологические подходы одновременно
с лекарствами. Поскольку фармацевты знают о биполярном расстройстве и
лекарства, используемые для лечения, они могут служить бесценным ресурсом
в их роли преподавателей и поставщиков фармацевтической помощи.

Ссылки

1. Американский
Психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам
Расстройства, четвертое издание, редакция текста.
Вашингтон, округ Колумбия: американец
Психиатрическая ассоциация; 2000: 345-401.

2. Джадд Л.Л., Акискал Х.С.,
и другие. Долгосрочная естественная история еженедельного симптоматического статуса
биполярное расстройство I. Arch Gen Psychiatry . 2002; 59: 530-537.
3. Suppes T, Dennehy E,
и другие. Техасская реализация алгоритмов приема лекарств: обновление до
алгоритмы лечения биполярного расстройства. Дж. Клиническая психиатрия .
2005; 66: 870-886.

4. Keck PE, Perlis RH,
и другие. Серия рекомендаций экспертов консенсуса: лечение биполярного расстройства.
Постградский медицинский специальный отчет
. 2004: 1-120.

5. Американская психиатрическая больница
Ассоциация. Практические рекомендации по лечению пациентов с биполярным расстройством
расстройство (ревизия). Ам Дж. Психиатрия . 2002; 159 (4 доп.): 1-50.

6. Гудвин Ф.К., Зис А.П.
Литий в лечении мании: сравнение с нейролептиками. Arch Gen
Психиатрия
. 1979; 36: 840-844.

7. Цена LH, Heninger
GR. Литий при лечении расстройств настроения. N Engl J Med .
1994; 331: 591-598.

8. Цорнберг Г.Л., Папа Х.Г.
Мл. Лечение депрессии при биполярном расстройстве: новые направления исследований.
Дж. Клин Психофармакол
.1993; 13: 397-408.

9. Bowden CL, Калабрезе
JR, et al. Рандомизированное плацебо-контролируемое 12-месячное исследование дивалпроекса и
литий в лечении амбулаторных больных с биполярным расстройством I. Arch Gen
Психиатрия
. 2000; 57: 481-489.

10. Goodwin FK.
Обоснование длительного лечения биполярного расстройства и доказательства
длительное лечение литием. Дж. Клиническая психиатрия . 2002; 63 (приложение 10): 5-12.

11. Calabrese JR,
Shelton MD, et al.Текущие исследования биполярного расстройства с быстрым циклом и его
лечение. J Влияет на Disord . 2001; 67: 241-255.

12. Bowden CL, Brugger
AM, et al. Эффективность дивалпроекса по сравнению с литием и плацебо при лечении
мания. JAMA . 1994; 271: 918-924.

13. Эмиллен Г,
Maloteaux JM, et al. Литий по сравнению с вальпроевой кислотой и карбамазепином в
лечение мании: статистический метаанализ. евро
Нейропсихофармакол
.1996; 245-252.

14. Ballenger JC, Post
RM. Карбамазепин при маниакально-депрессивном заболевании: новое лечение. Am J
Психиатрия
. 1980; 137: 782-790.

15. Post RM, Uhde TW,
и другие. Профилактическая эффективность карбамазепина при маниакально-депрессивном заболевании.
Ам Дж. Психиатрия
. 1983; 140: 1602-1604.

16. Крамлингер К.Г., Почта
RM. Добавление лития к карбамазепину: антидепрессивная эффективность при
устойчивая к лечению депрессия. Arch Gen Psychiatry .1989; 46: 794-800.

17. Кеттер Р.А., Калали
AH, et al. 6-месячная многоцентровая открытая оценка бисера,
Монотерапия капсулами карбамазепина пролонгированного действия при биполярном расстройстве
пациенты с маниакальными или смешанными эпизодами. Дж. Клиническая психиатрия .
2004; 65: 668-673.

18. Перлис Р. Х., Велге
JA и др. Атипичные нейролептики в лечении мании: метаанализ
рандомизированных плацебо-контролируемых исследований. Дж. Клиническая психиатрия .2006; 67: 509-516.

19. Scherk H, Pajonk
FG, et al. Антипсихотические средства второго поколения в лечении острого
мания: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований.
Arch Gen Psychiatry
. 2007; 64: 442-455.

20. Американский диабет.
Ассоциация, Американская психиатрическая ассоциация, Американская ассоциация
Клинические эндокринологи, Североамериканская ассоциация по изучению
Ожирение. Разработка консенсуса и конференция по антипсихотическим препаратам и
ожирение и диабет. Уход за диабетом . 2004; 27: 596-601.

21. Мардер С. Р., Эссок
SM, et al. Мониторинг физического здоровья больных шизофренией. Am J
Психиатрия
. 2004; 161: 1334-1349.

22. Calabrese JR, Кек
PE Jr., et al. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование
кветиапин в лечении биполярной депрессии I или II типа. Am J Psychiatry
. 2005; 162: 1351-1360.

23. Тохен М., Виета Э,
и другие. Эффективность оланзапина и комбинации оланзапин-флуоксетин в
лечение биполярной депрессии I. Arch Gen Psychiatry .
2003; 60: 1079-1088.

24. Тохен М., Калабрезе
JR, et al. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование оланзапина в качестве поддерживающей терапии
терапии у пациентов с биполярным расстройством I типа, отвечающих на острое лечение с
оланзапин. Ам Дж. Психиатрия . 2006; 163: 247-256.

25. Тохен М., Грейл В.,
и другие. Оланзапин в сравнении с литием в поддерживающей терапии биполярного расстройства
расстройство: 12-месячное рандомизированное двойное слепое контролируемое клиническое исследование.
Ам Дж. Психиатрия
. 2005; 162: 1281-1290.

26. Тохен М., Кеттер Т.А.,
и другие. Оланзапин в сравнении с дивалпроексом натрия в лечении острой мании
и поддержание ремиссии: 47-недельное исследование. Ам Дж. Психиатрия .
2003; 160: 1263-1271.

27. Кек ЧП младший,
Calabrese JR, et al. Рандомизированный, двойной слепой, плацебо-контролируемый 26-недельный
испытание арипипразола у недавно начавшихся маниакальных пациентов с биполярным расстройством I. Дж
Клиника психиатрии
.2006; 67: 626-637.

28. Калабрезе JR,
Bowden CL, et al. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование ламотриджина
монотерапия в амбулаторных условиях с биполярной депрессией I. J Clin психиатрии
. 1999; 60: 79-88.

29. Фрай М.А., Кеттер Т.А.,
и другие. Плацебо-контролируемое исследование монотерапии ламотриджином и габапентином в
рефрактерные расстройства настроения . Дж. Клин Психофармакол . 2000; 20: 607-614.

30. Калабрезе JR,
Bowden CL, et al.Спектр активности ламотриджина при лечении рефрактерных
биполярное расстройство. Ам Дж. Психиатрия . 1999; 156: 1019-1023.

31. Кек ЧП младший,
МакЭлрой С.Л., Немерофф КЛ. Противосудорожные препараты в лечении биполярного расстройства.
J Neuropsychiatry Clin Neurosci
. 1992; 4: 395-405.

32. Рейнштейн MJ,
Зонненберг Дж. Г. и др. Окскарбазепин по сравнению с дивалпроексом натрия для
продолжение лечения мании. Clin Drug Investigation. 2003; 23: 671-677.
33. Альдерфер Б.С., Аллен
MH. Лечение ажитации при биполярном расстройстве на протяжении всего жизненного цикла. Дж
Клиника психиатрии
. 2003; 64 (приложение 4): 3-9.

34. Pande AC, Crockatt
JG и др. Габапентин при биполярном расстройстве: плацебо-контролируемое исследование
дополнительная терапия. Биполярное расстройство . 2000; 2: 249-255.

35. Yatham LN,
Kusumakar V, et al. Противосудорожные препараты третьего поколения при биполярном расстройстве: а
обзор эффективности и резюме клинических рекомендаций. J Clin
Психиатрия
. 2002; 63: 275-283.

36. Sachs GS, Thase ME,
и другие. Обоснование, дизайн и методы систематического улучшения лечения
Программа по биполярному расстройству (STEP-BD). Биологическая психиатрия . 2003; 53: 1028
1042.

37. DiPiro JT, Talbert
RL et al., Eds. Фармакотерапия: патофизиологический подход . 6-е изд.
Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл; 2005: 1257-1284.

Чтобы прокомментировать эту статью, обращайтесь
редактор @ uspharmacist.com.

Фармакотерапия для взрослых с алкогольным расстройством (AUD) в амбулаторных условиях

В центре внимания данного обзора

Это краткое изложение систематического обзора, посвященного оценке доказательств эффективности, сравнительной эффективности и побочных эффектов лекарств у взрослых с расстройством, связанным с употреблением алкоголя (AUD). Систематический обзор включал 167 статей о 135 подходящих исследованиях, опубликованных с 1 января 1970 г. по 11 октября 2013 г.Это краткое изложение предоставлено для обсуждения вариантов лечения с пациентами и / или лицами, осуществляющими уход, и для помощи в принятии решений с учетом ценностей и предпочтений пациента. Однако обзоры доказательств не должны толковаться как представление клинических рекомендаций или руководств.

Фон

Злоупотребление алкоголем или нездоровое употребление алкоголя включает в себя полный спектр: от употребления алкоголя с превышением рекомендуемых пределов (т.е. рискованное или опасное употребление алкоголя) до австралийских долларов. Злоупотребление алкоголем связано с многочисленными проблемами со здоровьем и социальными проблемами и более чем 85 000 смертей в год в Соединенных Штатах.В прошлом расстройства, связанные с употреблением алкоголя, включали злоупотребление алкоголем и алкогольную зависимость. Однако в пятом издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) эти категории больше не выделяются, и вместо них в DSM-5 указаны AUD. DSM-5 использует 11 критериев для определения AUD (см. Приложение 1), наличие 2 из которых указывает на AUD.

Общие методы лечения AUD включают когнитивно-поведенческую терапию, терапию повышения мотивации, программы из 12 шагов (например,g., Анонимные Алкоголики®) и фармакотерапию. Эти методы лечения часто используются в сочетании друг с другом.

Два пероральных препарата (налтрексон и акампросат) и налтрексон для инъекций длительного действия были одобрены FDA для лечения алкогольной зависимости у пациентов, которые могут воздерживаться от алкоголя. Дисульфирам был одобрен в качестве вспомогательного средства в ведении отдельных пациентов, которые хотят оставаться в состоянии принудительной трезвости, чтобы можно было наилучшим образом применять поддерживающее и психотерапевтическое лечение.Эти лекарства были одобрены до публикации DSM-5, в которой больше нет отдельной категории для алкогольной зависимости. Дополнительные лекарства, которые не были одобрены для лечения алкогольной зависимости или AUD, использовались или изучались для лечения AUD. В рекомендациях Управления здравоохранения ветеранов, Национального института злоупотребления алкоголем и алкоголизмом и Управления служб психического здоровья и наркозависимости рекомендуется регулярно принимать лекарства в сочетании с психологическим вмешательством для людей с алкогольной зависимостью.Однако многие пациенты с AUD не получают лечения, а лекарства от AUD используются недостаточно. Подсчитано, что менее 1 из 10 человек, проходящих лечение от AUD, получают лекарства. Повышение осведомленности и доступ к медикаментозному лечению для AUD может улучшить результаты для здоровья.

Управление прикладных исследований. Результаты Национального исследования употребления наркотиков и здоровья 2013 года: сводка национальных результатов. Раздел 7.3. Лечение употребления алкоголя и необходимость лечения.Публикация HHS № (SMA) 14-4863. Роквилл, Мэриленд: Управление служб психического здоровья и злоупотребления психоактивными веществами; Сентябрь 2014.

Выводы

Имеются доказательства средней силы, что акампросат и налтрексон перорально улучшают результаты потребления алкоголя у пациентов с AUD. Прямые испытания не всегда доказывают превосходство одного лекарства над другим. Доказательства, касающиеся инъекционного налтрексона, в настоящее время ограничены. Данные рандомизированных плацебо-контролируемых исследований не подтверждают эффективность дисульфирама.Дисульфирам можно рекомендовать людям, которые стремятся к воздержанию, но которым акампросат и налтрексон перорально не подходят, или тем, кто предпочитает дисульфирам и осознает его риски. † † В большинстве исследований оценивались лекарственные препараты в сочетании с психосоциальным вмешательством; потенциальные преимущества использования одних лекарств менее изучены.

Доказательств было недостаточно для оценки эффективности лекарств в конкретных подгруппах населения (на основе возраста, этнической принадлежности, статуса курения, сопутствующих заболеваний или генотипа).Доказательств рандомизированных исследований было недостаточно для определения эффективности препаратов AUD для улучшения результатов в отношении здоровья. Эпидемиологические исследования неизменно связывают чрезмерное употребление алкоголя с повышенным риском серьезных проблем со здоровьем и предполагают, что улучшение результатов потребления алкоголя, вероятно, приведет к улучшению показателей здоровья.

Несколько лекарств, не одобренных FDA, были изучены и / или использовались для лечения алкогольных расстройств, включая антидепрессанты, противосудорожные препараты, нейролептики и анксиолитики.Однако данных об эффективности большинства этих препаратов у пациентов с AUD недостаточно. Имеются доказательства умеренной силы в отношении эффективности топирамата (т. Е. Несанкционированного использования под этикеткой FDA) в улучшении некоторых исходов потребления.

Факторы, которые могут определять выбор лекарств, включают частоту приема, график дозирования или другие препятствия для приверженности, потенциальные побочные эффекты, сопутствующие симптомы и доступность лечения.

†† Национальный институт здравоохранения и передового опыта.Расстройства, связанные с употреблением алкоголя: диагностика, оценка и лечение вредного употребления алкоголя и алкогольной зависимости. Директива NICE № CG115. www.nice.org.uk/guidance/cg115/chapter/guidance#interventions-for-alcohol-misuse. Опубликовано в феврале 2011 г. Проверено 8 февраля 2016 г.

Клинический результат

Таблица 1: Сводка результатов и сила доказательств эффективности лекарств, используемых для лечения AUD по сравнению с плацебо
Лекарства Результат N Исследования a N субъектов В находке Размер эффекта (95% ДИ) NNT b ГП
Примечание: исследования, оцениваемые в этом обзоре, обычно включали психосоциальные сопутствующие вмешательства; Размеры эффекта отражают дополнительные преимущества лекарств по сравнению с одновременным психосоциальным вмешательством.
CI = доверительный интервал; N = число; NA = не применимо; NNT = количество, необходимое для лечения; RD = разница рисков; SOE = сила доказательств; WMD = средневзвешенная разница.
a В этот столбец включены только исследования с низким или средним риском систематической ошибки, которые были включены в основной анализ; эти числа не включают исследования с высоким или неясным риском систематической ошибки, которые были включены в анализ чувствительности.
b В столбце NNT, NA указывает, что разница в рисках (95-процентный доверительный интервал) не была статистически значимой, и что NNT не был рассчитан, или что мера эффекта не была той, которая позволяет прямой расчет NNT (e .г., средневзвешенная разница).
c Лекарства, не одобренные FDA для лечения алкогольной зависимости, злоупотребления алкоголем или AUD.
Акампросат по сравнению с плацебо Вернуться к любой выпивке 16 4 847 Уменьшено акампросатом RD: -0,09 (-0,14 до -0,04) 12 [носитель доказательств]
Вернуться к пьянству 7 2,496 Без разницы РД: -0.01 (от -0,04 до 0,03) NA [носитель доказательств]
Процент питьевых дней 13 4 485 Уменьшено акампросатом WMD: -8,8 (от -12,8 до -4,8) NA [носитель доказательств]
Дисульфирам по сравнению с плацебо Вернуться к любой выпивке 2 492 Без разницы RD: -0,04 (-0,11 до 0,03) NA [количество доказательств мало]
Налтрексон 50 мг перорально vs.плацебо Вернуться к любой выпивке 16 2347 Снижается налтрексоном RD: -0,05 (-0,10 до -0,00) 20 [носитель доказательств]
Вернуться к пьянству 19 2 875 Снижается налтрексоном RD: -0,09 (-0,13 до -0,04) 12 [носитель доказательств]
Процент питьевых дней 15 1,992 Снижается налтрексоном WMD: -5.4 (от -7,5 до -3,2) NA [носитель доказательств]
Процент дней тяжелой пьянки 6 521 Снижается налтрексоном WMD: -4,1 (от -7,6 до -0,61) NA [носитель доказательств]
Инъекции налтрексона по сравнению с плацебо Вернуться к любой выпивке 2 939 Без разницы RD: -0,04 (-0,10 до 0,03) NA [количество доказательств мало]
Вернуться к пьянству 2 615 Без разницы РД: -0.01 (от -0,14 до 0,13) NA [количество доказательств мало]
Процент дней тяжелой пьянки 2 926 Снижается налтрексоном WMD: -4,6 (от -8,5 до -0,56) NA [количество доказательств мало]
Топирамат c по сравнению с плацебо Процент питьевых дней 2 521 Восстановлено топираматом WMD: -8,5 (от -15,9 до -1,1) NA [носитель доказательств]
Процент дней тяжелой пьянки 2 521 Восстановлено топираматом WMD: -11.5 (от -18,3 до -4,8) NA [носитель доказательств]
Количество напитков за день 2 521 Восстановлено топираматом WMD: -1,1 (от -1,7 до -0,4) NA [носитель доказательств]
Прочие препараты c Доказательств недостаточно для определения эффективности других лекарств из-за несоответствия, неточности или отсутствия достаточных исследований в литературе (например,g., амитриптилин, арипипразол, атомоксетин, баклофен, буспирон, циталопрам, дезипрамин, флуоксетин, флувоксамин, габапентин, имипрамин, оланзапин, ондансетрон, пароксетин, кветиапин, варениклин, вилоксазин).
Таблица 2: Сравнительная эффективность и сила доказательств для акампросата и налтрексона в качестве лечения для AUD
Лекарства Результат N Исследования a N субъектов В находке ГП
a 95-процентный доверительный интервал не был статистически значимым.
Акампросат в сравнении с налтрексоном Вернуться к любой выпивке 3 800 Незначительно a [носитель доказательств]
Вернуться к пьянству 4 1,141 Незначительно a [носитель доказательств]
Процент питьевых дней 2 720 Незначительно a [количество доказательств мало]

Шкала силы доказательств

Высокий: [высокий уровень доказательств]
Высокая степень уверенности в том, что данные отражают истинный эффект.Маловероятно, что дальнейшие исследования изменят нашу уверенность в оценке эффекта.

Умеренная: [доказательная среда]
Умеренная уверенность в том, что доказательства отражают истинный эффект. Дальнейшие исследования могут изменить нашу уверенность в оценке эффекта и могут изменить оценку.

Низкий: [мало доказательств]
Низкая уверенность в том, что данные отражают истинный эффект. Дальнейшие исследования могут изменить нашу уверенность в оценке эффекта и, вероятно, изменить оценку.

Недостаточно: [доказательства недостаточны]
Доказательства либо отсутствуют, либо не позволяют сделать вывод.

Оуэнс Д.К., Лор К.Н., Аткинс Д. и др. Документ 5 серии AHRQ: оценка силы совокупности доказательств при сравнении медицинских вмешательств — Агентство по исследованиям и качеству здравоохранения и Программа эффективного здравоохранения. J Clin Epidemiol. Май 2010; 63 (5): 513-23. PMID: 19595577.

Таблица 3: Механизм действия лекарств, используемых для лечения AUD, и их побочные эффекты
Лекарства Дозирование для взрослых Механизм действия Общие побочные эффекты Противопоказания
a Корректировка дозы при умеренной почечной недостаточности.
b Этот препарат не был одобрен FDA для лечения алкогольной зависимости, злоупотребления алкоголем или AUD.
c В инструкции по применению топирамата перечислены предупреждения о нескольких серьезных побочных эффектах. К ним относятся предупреждения об острой миопии и вторичной закрытоугольной глаукоме, суицидальном поведении и мышлении, а также токсичности для плода. Клиницистам рекомендуется обращаться к информационному листу о назначении для получения дополнительной информации о побочных эффектах.
ALDh3 = альдегиддегидрогеназа 2
Акампросат Перорально: 666 мг (две таблетки по 333 мг) 3 раза в день Модулирует гиперактивные глутаматергические рецепторы n-метил-d-аспартата
  • Беспокойство
  • Диарея
  • Рвота
Тяжелая почечная недостаточность a
Налтрексон
  • Перорально: от 50 до 100 мг в день
  • Внутримышечно: 380 мг в месяц
  • Антагонист опиоидов, который конкурентно связывается с опиоидными рецепторами и блокирует эффекты эндогенных опиоидов, таких как β-эндорфин
  • Снижает тягу к алкоголю
  • Головокружение
  • Тошнота
  • Рвота
  • Печеночная недостаточность
  • Острый гепатит и меры предосторожности при других заболеваниях печени
Дисульфирам Перорально: от 250 до 500 мг в день
  • Ожидание или переживание неблагоприятной реакции на потребление алкоголя
  • Ингибирует ALDh3, вызывая накопление ацетальдегида во время употребления алкоголя, что, в свою очередь, вызывает различные побочные эффекты, такие как тошнота, головокружение, приливы крови и изменения частоты сердечных сокращений и артериального давления
  • Сонливость
  • Металлический или чесночный привкус во рту
  • Тяжелые заболевания миокарда
  • Психозы
  • Печеночная недостаточность
  • Повышенная чувствительность к производным тиурама
Топирамат b, c Перорально: от 25 до 400 мг в день Блокирует потенциал-зависимые натриевые каналы, увеличивает активность нейротрансмиттера γ-аминобутирата, противодействует определенным подтипам рецептора глутамата и ингибирует фермент карбоангидразу
  • Парестезия
  • Анорексия
  • Головокружение
  • Сонливость
  • Психомоторное замедление
  • Аномальное зрение
  • Лихорадка
Нет

Другие результаты обзора

  • Исследования, включенные в этот обзор, в основном были сосредоточены на результатах, связанных с употреблением алкоголя.Доказательств рандомизированных исследований было недостаточно, чтобы сделать вывод о том, что лечение акампросатом или налтрексоном приводит к улучшению показателей здоровья (например, смертности, качества жизни, функций и несчастных случаев). Однако данные эпидемиологической литературы неизменно связывают чрезмерное употребление алкоголя с повышенным риском серьезных проблем со здоровьем, таких как рак, цирроз печени, хронический панкреатит, ишемическая болезнь сердца, инсульт, депрессия, алкогольный синдром плода и насилие. Такие эпидемиологические данные позволяют предположить, что улучшение результатов потребления алкоголя, вероятно, приведет к улучшению показателей здоровья.
  • Доказательства, касающиеся эффективности лекарств для лечения пациентов с AUD в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, были более ограниченными, поскольку в этих учреждениях было проведено меньше исследований. Этот вывод не следует интерпретировать как означающий, что лекарства не могут использоваться для лечения AUD в учреждениях первичной медико-санитарной помощи, а скорее лишь то, что доказательства относительно пользы и вреда лекарств в этих условиях были ограничены. В некоторых исследованиях, включенных в этот обзор, которые проводились в учреждениях, не относящихся к первичной медико-санитарной помощи, использовалась «модель первичной медико-санитарной помощи» или использовались вмешательства, которые могут быть адаптированы для оказания первичной медико-санитарной помощи.

Пробелы в знаниях и ограниченность доказательной базы

В доказательной базе, рассмотренной для этого отчета, было выявлено несколько пробелов и ограничений:

  • AUD как клиническая организация — это новая терминология, введенная в DSM-5. Используя терминологию DSM-5, большинство участников включенных в обзор исследований, вероятно, имели AUD от умеренной до тяжелой. Таким образом, применимость результатов этого обзора к людям с умеренным AUD не определена.
  • Непосредственных исследований налтрексона для перорального приема и налтрексона для инъекций не обнаружено.
  • Неясно, нужно ли пациентам бросать пить перед началом приема лекарств, чтобы получить от них пользу. В большинстве исследований пациенты воздерживались как минимум за 3 дня до начала приема лекарств. Однако несколько исследований показали улучшение результатов потребления у людей, которые в настоящее время употребляют алкоголь.
  • Психосоциальные сопутствующие вмешательства, использованные во включенных исследованиях, были неоднородными. Поэтому делать выводы о влиянии лекарств при их использовании в сочетании с конкретными психосоциальными вмешательствами не разрешается.
  • Потенциальные преимущества использования одних лекарств (без одновременного психосоциального вмешательства) неизвестны. В исследованиях, как правило, оценивалось использование лекарств наряду с сопутствующими психосоциальными вмешательствами.
  • Лишь в нескольких исследованиях сообщается информация о самоубийствах, суицидальных мыслях или самоповреждающем поведении.
  • Имеется мало данных, позволяющих определить, можно ли применять налтрексон людям с различными заболеваниями печени. Налтрексон перорально в настоящее время противопоказан пациентам с острым гепатитом или печеночной недостаточностью.
  • Причина вариабельности реакции пациентов на лекарства не ясна из включенных исследований.

Что обсуждать с пациентами и / или их опекунами

  • Лекарства, доступные в настоящее время для лечения AUD, и почему конкретное лекарство может быть подходящим для пациента
  • Информация о лекарствах для лечения
  • австралийских долларов

  • Состав лекарств (пероральный или инъекционный)
  • Доза и частота приема лекарств
  • Продолжительность лечения препаратами
  • Важность одновременного психосоциального вмешательства с приемом лекарств
  • Доказательства эффективности и относительной эффективности различных лекарств за
  • австралийских долларов

  • Доказательства, относящиеся к побочным эффектам, связанным с лекарствами, за
  • австралийских долларов

  • Важность соблюдения режима приема лекарств для их работы
  • Важность посещения последующих посещений с вами и другими поставщиками медицинских услуг

Дополнительные ресурсы

Дополнительные ресурсы по AUD для врачей, социальных работников и других медицинских работников предлагаются Национальным институтом злоупотребления алкоголем и алкоголизмом и доступны на сайте www.niaaa.nih.gov/publications/clinical-guides-and-manuals.

Источник

Информация в этом обзоре основана на Jonas DE, Amick HR, Feltner C, Bobashev G, Thomas K, Wines R, Kim MM, Shanahan E, Gass CE, Rowe CJ, Garbutt JC. Фармакотерапия для взрослых с расстройствами, связанными с употреблением алкоголя, в амбулаторных условиях. Сравнительный обзор эффективности № 134 (подготовлен Центром доказательной практики Международного университета Северной Каролины RTI по ​​контракту № 290-2012-00008-I.) Публикация AHRQ №14-EHC029-EF. Роквилл, Мэриленд: Агентство медицинских исследований и качества; Май 2014.

Это резюме было подготовлено Центром клинических решений и коммуникаций им. Джона М. Эйзенберга при Медицинском колледже Бейлора, Хьюстон, Техас. Его написали Гита Ачанта, доктор философии, Томас Костен, доктор медицины, и Майкл Фордис, доктор медицины

.

Приложение

Приложение 1: Критерии, используемые для определения AUD в DSM-5 (2013) **

  1. Алкоголь употребляется в больших количествах или в течение более длительного периода времени, чем предполагалось.
  2. Постоянное желание или безуспешные попытки сократить или контролировать употребление алкоголя.
  3. Много времени уходит на занятия, необходимые для получения алкоголя, употребления алкоголя или восстановления после его воздействия.
  4. Тяга или сильное желание или побуждение к употреблению алкоголя.
  5. Периодическое употребление алкоголя, приводящее к невыполнению основных ролевых обязательств на работе, в школе или дома.
  6. Продолжение употребления алкоголя, несмотря на наличие постоянных или повторяющихся социальных или межличностных проблем, вызванных или усугубляемых воздействием алкоголя.
  7. Важные социальные, профессиональные или развлекательные мероприятия прекращены или сокращены из-за употребления алкоголя.
  8. Периодическое употребление алкоголя в опасных для здоровья ситуациях.
  9. Употребление алкоголя продолжается, несмотря на осведомленность о наличии постоянных или повторяющихся физических или психологических проблем, которые, вероятно, были вызваны или усугублены алкоголем.
  10. Допуск, определяемый одним из следующих:
    1. Потребность в заметно увеличенном количестве алкоголя для достижения интоксикации или желаемого эффекта.
    2. Заметно ослабленный эффект при продолжительном употреблении того же количества алкоголя.
  11. Абстинентный синдром, проявляющийся одним из следующих факторов:
    1. Характерный абстинентный синдром для алкоголя.
    2. Алкоголь (или близкое к нему вещество, такое как бензодиазепин) принимается для облегчения или предотвращения симптомов отмены.

** Наличие хотя бы 2 из 11 перечисленных критериев указывает на AUD. Степень тяжести AUD определяется следующим образом: легкая, = наличие двух-трех симптомов; умеренный = наличие четырех-пяти симптомов; тяжелая = наличие шести или более симптомов.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *