Идиопатическая дистония: Идиопатическая генерализованная дистония Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Содержание

Идиопатическая генерализованная дистония Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

УДК 616.74-009.54: 616.8-009.2: 616.8-009.6-072.7 © 2017 Хакимова А.Р. и соавторы

ИДИОПАТИЧЕСКАЯ ГЕНЕРАЛИЗОВАННАЯ ДИСТОНИЯ

Альбина Раисовна Хакимова12, Карина Борисовна Тиморшина1*, Эдуард Закирзянович Якупов2,3,4, Наталия Анатольевна Попова1

1Городская клиническая больница №7, г. Казань, Россия;

2Казанский государственный медицинский университет, г. Казань, Россия;

Научно-исследовательский медицинский комплекс «Ваше здоровье», г. Казань, Россия;

4Образовательный центр «Ваше здоровье», г. Казань, Россия

Поступила 26.09.2016; принята в печать 24.01.2017.

Реферат DOI: 10.17750/KMJ2017-1044

Идиопатическая генерализованная дистония — группа нейродегенеративных заболеваний, преимущественно характеризующихся дистоническим гиперкинезом (неритмичными медленными насильственными движениями в различных частях тела, которые сопровождаются своеобразным изменением мышечного тонуса и патологическими позами). Пациентка И. 54 лет поступила с разнообразными жалобами. Ведущим синдромом был экстрапирамидный, в связи с чем дифференциальную диагностику проводили с болезнью Паркинсона, мультисистемной атрофией, кортико-базальной дегенерацией и др. Диагноз «Идиопатическая генерализованная дистония в виде гиперкинезов нижних конечностей с дистонической эквинусной установкой левой стопы и экстензией большого пальца, писчего спазма» был выставлен методом исключения. Описанное в статье клиническое наблюдение иллюстрирует многообразие клинических проявлений болезни, имитирующих клиническую картину различных неврологических и психиатрических расстройств, трудности диагностического поиска и важность своевременной диагностики данного заболевания.

Ключевые слова: идиопатическая генерализованная дистония, дифференциальная диагностика.

IDIOPATHIC GENERALIZED DYSTONIA

A.R. Khakimova12, K.B. Timorshina1, E.Z. Yakupov2,3,4, N.A. Popova1

‘City Clinical Hospital №7, Kazan, Russia;

2Kazan State Medical University, Kazan, Russia;

3Scientific Research Medical Complex «Your Health», Kazan, Russia;

4Educational Center «Your Health», Kazan, Russia

Idiopathic generalized dystonia is a group of neurodegenerative diseases primarily charecterized by dystonic hyperkinetic disorder (irregular slow involuntary movements of different body parts accompanied by specific muscle tone changes and pathological poses). A 54-year-old female was admitted with various complaints. The leading syndrome was extrapyramidal due to which the differential diagnosis included Parkinson’s disease, multiple system atrophy, corticobasal degeneration, etc. The diagnosis of idiopathic generalized dystonia, in the form of lower extremity hyperkinesia with dystonic equinus of the left foot and hallux extension and cheirospasm, was made by a method of exclusion. The clinical case described in the article illustrates variety of clinical manifestations of the disease imitating clinical presentation of various neurological and psychiatric disorders, complexity of diagnostic search and importance of timely diagnosis of this disease.

Keywords: idiopathic generalized dystonia, differential diagnosis.

Идиопатическая генерализованная дистония — группа нейродегенеративных заболеваний, преимущественно характеризующихся дистоническим гиперкинезом (неритмичными медленными насильственными движениями в различных частях тела, которые сопровождаются своеобразным изменением мышечного тонуса и патологическими позами) [1, 2]. Описанное в статье клиническое наблюдение иллюстрирует многообразие клинических проявлений болезни, имитирующих клиническую картину различных неврологических и психиатрических расстройств, трудности диагностического поиска и важность своевременной диагностики данного заболевания.

Пациентка И. 54 лет поступила со следующими жалобами:

— насильственное «скрючивание» пальцев и носка правой ноги, возникающее при движении, которое заставляет пациентку остановиться, но не сопровождается болью;

— ощущение интенсивного сведения в икро-

Адрес для переписки: [email protected] 1044

ножной мышце левой ноги с возникновением «болезненного комка», появляющееся во время движения или при физической нагрузке, чаще в вечернее время, продолжающееся не менее 20 мин;

— нарушение ходьбы с возникновением ощущения, что «кто-то подталкивает сзади», из-за чего пациентка периодически падает;

— слабость в правой руке, которую пациентка описывает как ощущение, что «рука будто бы не своя», «рука висит на ниточке», «не слушается», трудно пользоваться ложкой или ручкой;

— нарушение письма: «писать становится больно», «буквы стали маленькими», «буквы к концу строчки практически исчезают»;

— изменение голоса: «стал осиплым, раньше был звонким»;

— боль в поясничной области ноющего характера, без иррадиации, по визуальной аналоговой шкале 5 баллов;

— боль в тазобедренных суставах, усиливающаяся при движениях.

Пациентку 10 лет беспокоят боли в поясничной области ноющего характера (блокады и не-

стероидные противовоспалительные средства болевой синдром не купируют). Приблизительно 7 лет назад появились изменения со стороны ног: стала ходить «будто бы на лыжах» (об этом ей сказала соседка, сама она не замечала). Тогда же пациентке стало казаться, что её «кто-то подталкивает вперёд». Через 2 года подобные ощущения в левой ноге сменились ощущением «сведения» икроножной мышцы, появились насильственные движения в правой нижней конечности: при ходьбе «скручиваются» пальцы и носок. 3 года назад присоединилась слабость в правой руке, которая выражается в том, что при письме в этой руке возникают насильственные движения.

Анамнез жизни. Родилась в срок, вторым ребёнком (есть брат). Со слов пациентки, училась «не на отлично», любимым предметом был русский язык, занималась спортом на уровне любителя: каталась на лыжах, коньках, велосипеде, занималась макраме. Со слов матери, пациентка с четвёртого класса училась в коррекционной школе и закончила восемь классов. После окончания школы работала на заводе, продолжала обучение в вечерней школе. Затем работала в больнице (младшей медицинской сестрой), в детском саду, дворником. На пенсию вышла в 2007 г. (в ответ на вопрос «почему в 45 лет вышла на пенсию» уводит разговор в сторону).

Сопутствующие заболевания. Гипертоническая болезнь II степени, риск 3. Хроническая сердечная недостаточность I, функциональный класс II. Аутоиммунный тиреоидит. Гипотиреоз.

Вредных привычек не имеет. Среди родственников, со слов матери, подобных заболеваний не было.

Данные объективного обследования. Неврологический статус. Незначительное повышение пальпебрального и назопальпебрального рефлексов, повышение мандибулярного рефлекса, лёгкая сглаженность носогубной складки справа.3, равномерно повышены. Наличие патологических рефлексов: Вендеровича, аналога Россолимо с обеих сторон; повышение тонуса по экстрапирамидному типу в руках и ногах справа, симптом «зубчатого колеса» в правой руке.

Обращает на себя внимание походка пациентки: изменяющаяся, шаркающая, с элементами пропульсии, наличие антепульсии, латеропуль-сии, при ходьбе дистония в правой ноге с эквинус-ной установкой стоп и экстензией большого пальца. Неярко выраженная гипомимия. Брадифрения. Микрография, при письме периодическое нарастание тонуса в мышцах указательного пальца, фиксирующих ручку (элементы писчего спазма).

Проведены тесты оценки состояния когнитивных функций: краткая шкала оценки психи-

ческого статуса (MMSE — от англ. Mini-Mental State Examination) — 23 балла, Монреальская шкала оценки когнитивных функций (MOCA — от англ. Montreal Cognitive Assessment) — 23 балла. При проведении более глубоких тестов с целью определения когнитивных функций отклонений выявлено не было (за исключением того, что пациентка не нашла разницы между понятиями «отец сына» и «сын отца»). Госпитальная шкала тревоги и депрессии (HADS — от англ. Hospital Anxiety and Depression Scale) — 14 баллов [3].

Согласно неврологическому осмотру, необходимо выделить экстрапирамидный синдром, который включает повышенный тонус по экстрапирамидному типу, гиперкинез по типу дистонии в ноге и руке справа, гипомимию, шаркающую походку с элементами пропульсии, положительные пробы Фуа-Тевенара и Вестфаля. Жалобы на слабость в конечностях не подтвердились объективными методами исследования при неоднократной проверке.

Обратило внимание снижение когнитивных функций в стандартных тестах, при проведении более тщательных и глубоких тестов отклонений нет. При выяснении анамнеза (учёба в коррекционной школе) уточнён изначально низкий интеллект.

По результатам проведённых инструментальных и лабораторных исследований (общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, коагулограмма, электроэнцефалография, эхокардиография, цветное дуплексное сканирования брахиоцефальных артерий, цветное дуплексное сканирование нижних конечностей, игольчатая электронейромиография) значимой патологии не выявлено. По данным рентгеновской компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии (МРТ) головного мозга: в белом веществе теменных долей определяются единичные мелкие очаги глиоза, незначительный перивентрикулярный глиоз.

Выяснилось, что пациентка за время своего заболевания неоднократно обращалась с жалобами к неврологам. Анализируя предоставленные пациенткой документы, можно выделить закономерность: все осматривающие её врачи находили повышенный тонус по экстрапирамидному типу, выше справа, отмечали нарастание тонуса при повторных движениях (сгибание, разгибание кисти в лучезапястных суставах, проба Дойнико-ва), положительный тест подкладной подушки, элементы писчего спазма, гиперкинез в правой ноге. Однако мышечная сила и походка описывались врачами по-разному: по данным выписок и осмотров от разных дат сила в конечностях расценивалась и как тетрапарез до 3 баллов, и как ге-мипарез справа до 4 баллов, походку оценивали и как шаткую, и с элементами спастичной, и как гемипаретичную.

Дифференциально-диагностический поиск оказался сложным. Ведущим синдромом в клинике заболевания пациентки И. был экстрапирамидный, в связи с чем дифференциальную

Клинические наблюдения

диагностику проводили со следующими заболеваниями.

Болезнь Паркинсона. В пользу болезни Пар-кинсона свидетельствуют наличие гипомимии, чувства неловкости в руке, изменённый мышечный тонус, асимметрия рефлексов, монотонная речь, ходьба медленными шажками, ахейро-кинез, дистимия [2, 4, 5]. Для дебюта болезни Паркинсона характерно наличие жалоб на боли в конечностях и спине, мышечные судороги [2, 4]. Однако в связи с относительно молодым возрастом, отсутствием тремора и характерной походки, наличием дистонии, отсутствием эффекта от препарата наком (леводопа 250 мг + карбидопа 25 мг), наличием строго односторонних проявлений более 3 лет это диагноз был исключён [2, 4].

Мультисистемная атрофия. Наличие экстрапирамидного синдрома в виде гипомимии, брадифрении, монотонной речи, изменённого мышечного тонуса (ригидности), ходьбы медленными шажками, ахейрокинеза, резистентности к препаратам леводопы, дистонии, пирамидных знаков в виде повышения пальпебральных, на-зопальпебрального, мандибулярного, сухожильных рефлексов привело к необходимости дифференциальной диагностики со стрионигральной дегенерацией [стриатонигральный тип муль-тисистемной атрофии (МСА)]. Важные особенности МСА — билатеральное возникновение паркинсонизма и быстрое прогрессирование по-стуральной неустойчивости, характерная походка пациентов в виде значительного затруднения в начале движения, трудности при вставании, преодолении препятствий и поворотах, застывание, что не характерно для нашей пациентки [2-4]. Также отсутствие в течение 7 лет прогрессиро-вания заболевания в виде ухудшения походки и частоты падений, отсутствие выраженной вегетативной дисфункции позволяют усомниться в данном диагнозе [диагностические критерии МСА (Quinn N.P., 1994; Gilman S. et al., 1998)]. По данным компьютерной томографии и МРТ у больных МСА выявляют атрофию мозжечка, ствола мозга, расширение IV желудочка, базаль-ных цистерн, что не подтвердилось у пациентки И. [2, 3].

Болезнь. Гентингтона1 (БГ). Заподозрить дебют данного заболевания позволили предполагаемый когнитивный дефицит, наличие гиперки-незов и экстрапирамидного тонуса [2, 3, 5]. Для данного заболевания, как и для клинической картины пациентки И., характерны сочетание двигательных и нервно-психических расстройств, появление первых симптомов в 30-50 лет, апатия, депрессия, брадифрения [2, 3]. Однако у пациентки нет нарушений зрительно-пространственного восприятия и конструктивного праксиса, хореической (танцующей) походки. Также в пользу отсутствия данного заболевания свидетельствуют методы нейровизуализации: для БГ характер-

ны расширение передних рогов желудочков по данным МРТ головного мозга, депрессия или отсутствие альфа-ритма и преобладание низкоамплитудной активности по данным электроэнцефалографии [2, 3]. БГ — наследственное заболевание с аутосомно-доминантным типом передачи, высокой пенетрантностью патологического гена, генетический дефект локализуется на коротком плече хромосомы 4, характерна экспансия тринуклеотидных повторов [4]. Пациентке И. было проведено генетическое исследование: ЦАГ-повторы в хромосоме 4 в норме.

Кортико-базальная дегенерация (КБД). Заподозрить данное заболевание позволили характерные жалобы пациентки на правую руку. Для КБД характерен феномен «чужой конечности», когда конечность совершает целенаправленное действие независимо от желания пациента (отсутствие контроля над конечностью) [2, 3]. Однако при более детальном осмотре оказалось, что пациентка имеет полный контроль над рукой, а жалобы появляются лишь при письме или работе, требующей участия мелкой моторики. Также в пользу КБД свидетельствовало наличие дис-тонии фокального или сегментарного характера в конечностях, но отсутствие прогрессирования симптоматики на протяжении 7 лет, глазодвигательных нарушений, нарушений чувствительности, апраксических и речевых нарушений поставило данный диагноз под сомнение. В соответствии с критериями постановки диагноза КБД, необходимо наличие трёх из шести признаков, которых не набиралось в клинике заболевания пациентки И. [3].

Исключив данные заболевания из диагностического поиска, мы обратили внимание на дис-тонию. В классификации выделяют первичные и вторичные формы дистонии. Вторичная дис-тония может развиваться в результате детского церебрального паралича, энцефалита, черепно-мозговой травмы, после таламотомии, острого нарушения мозгового кровообращения, артерио-венозной мальформации, при рассеянном склерозе, матаболических расстройствах, в результате приёма препаратов леводопы, нейролептиков, антиконвульсантов, препаратов спорыньи, вследствие интоксикации и др. [1, 2, 4, 6]. Факторов, способствующих развитию вторичной дистонии у нашей пациентки, мы не нашли.

Первичные дистонии подразделяются на классы: «дистония плюс» (дистония с паркинсонизмом, миоклоническая дистония, пароксиз-мальная дистония) и первичная дистония (идио-патическая) [1, 6].

Дистония плюс паркинсонизм — экстрапирамидный синдром, характеризующийся неритмичными вращательными насильственными движениями в различных частях тела, вычурными изменениями мышечного тонуса и формированием патологических поз в сочета-

1 Примечание редакции. Хантингтон (Huntington, George S., 1851-1916), американский врач. В русскоязычной литературе устоялось написание «Гентингтон».

нии с прогрессирующим акинетико-ригидным синдромом. Выделяют две её разновидности: Х-сцепленный синдром дистония-паркинсонизм и дистония-паркинсонизм с острым началом [6]. [2].

Х-сцепленный синдром дистония-паркин-сонизм начинается на втором-четвёртом десятилетии жизни, что отмечено для пациентки И. Он дебютирует с фокальных дистонических ги-перкинезов с постепенным развитием генерализованной формы дистонии. Данное заболевание описано у аборигенов Филиппинских островов, а для постановки диагноза необходимо обнаружение патологического гена (DYT3) в перицентро-мерной области Х-хромосомы [2, 6].

Первичная дистония характеризуется выраженным фенотипическим полиморфизмом, касающимся возраста, течения, клиники и ответа на фармакологические препараты. Чаще всего заболевание начинается с нижней конечности, сначала эти симптомы непостоянны, но постепенно становятся всё более длительными. Существует определённая зависимость между возрастом, в котором данное заболевание проявило себя, и тяжестью его течения: чем позже дистония возникла, тем медленнее её течение [2]. Возможно, данными фактами можно объяснить течение заболевания пациентки И.

Выделяют две формы дистонии.

Ригидная форма — ДОФА-зависимая: мягкое прогрессирование заболевания, постепенное присоединение лёгких паркинсоноподобных симптомов; характерно ухудшение состояния пациента к вечеру; высока эффективность малых доз препаратов леводопы [2, 6]. Находясь в стационаре, пациентка продолжала получать препарат наком (леводопа 250 мг + карбидопа 25 мг), назначенный ранее, в дозе 1 таблетка 2 раза в день, но положительной динамики не было.

Дистонически-гиперкинетическая форма — ДОФА-независимая. Для постановки диагноза необходимо проведение генетического картирования. Основной ген, отвечающий за развитие дистонии, — DYT1 [2, 6].

Дистония стопы у нашей пациентки развивается только во время движения и включает два основных элемента: подошвенное сгибание пальцев и ротацию стопы внутрь. В литературе описано характерное постепенное развитие данного феномена: сначала пациенты испытывают неудобства при ходьбе, прихрамывание, которое обусловлено напряжением мышц стопы, и только со временем спазм становится настолько силь-

ным, что вызывает характерную патологическую установку стопы [2].

Писчий спазм — один из распространённых видов дистонии. Для клинической картины писчего спазма также характерно постепенное развитие. Субъективно пациент ощущает скованность и напряжение в кисти, которые поначалу могут быть не заметны постороннему глазу. По данным литературы, есть несколько наблюдений с медленным течением данной дистонии [2].

Учитывая наличие дистонического гиперкинеза, отсутствие положительной динамики при приеме препаратов леводопы, отсутствие когнитивных нарушений, пациентке был выставлен диагноз: «Идиопатическая генерализованная дистония в виде гиперкинезов нижних конечностей с дистонической эквинусной установкой левой стопы и экстензией большого пальца, писчего спазма».

При разборе данного наблюдения хотелось обратить внимание на сложность осмотра подобных пациентов, трудности дифференциальной диагностики. Диагноз был выставлен методом исключения. Для подтверждения предполагаемого диагноза пациентке необходимо провести генетические исследования.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов по представленной статье.

ЛИТЕРАТУРА

1. Залялова З.А. Современные классификации мышечных дистоний, стратегия лечения. Ж. неврол. и психиатрии. 2013; 113 (3): 85-89. [Zalyalova Z.A. Current classifications of dystonia, treatment strategy. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii. 2013; 113 (3): 85-89. (In Russ.)]

2. Шток В.Н., Иванова-Смоленская И.А., Левин О.С. Экстрапирамидные расстройства: Руководство по диагностике и лечению. М.: МЕДпресс-ин-форм. 2002; 608 с. [Shtok V.N., Ivanova-Smolenskaya I.A., Levin O.S. Ekstrapiramidnye rasstroystva: Rukovodstvo po diagnostike i lecheniyu. (Extrapiramidal disorders: guide to diagnosis and treatment.) Moscow: MEDpress-inform. 2002; 608 p. (In Russ.)]

3. Яхно Н.Н., Захаров В.В., Локшина А.Б. и др. Деменции. М.: МЕДпресс-информ. 2010; 272 с. [Yakhno N.N., Zakharov V.V., Lokshina A.B. et al. Dementsii. (Dementia.) Moscow: MEDpress-inform. 2010; 272 p. (In Russ.)]

4. Левин О.С., Штульман Д.Р. Неврология. Справочник практического врача. М.: МЕДпресс-информ. 2014; 1024 с. [Levin O.S., Shtul’man D.R. Nevrologiya. Spravochnik prakticheskogo vracha. (Neurology. A physician’s practical guide.) Moscow: MEDpress-inform. 2014; 1024 p. (In Russ.)]

5. Никифоров А.С., Гусев Е.И. Частная неврология. Учебное пособие. М.: ГЭОТАР-Медиа. 2008; 768 с. [Nikiforov A.S., Gusev E.I. Chastnaya nevrologiya. Uchebnoe posobie. (Private neurology. Study book.) Moscow: GEOTAR-Media. 2008; 768 p. (In Russ.)]

6. Иллариошкин С.Н., Иванова-Смоленская И.А. Дрожательные гиперкинезы. Руководство. М.: Атмосфера. 2011; 360 с. [Illarioshkin S.N., Ivanova-Smolenskaya I.A. Drozhatel ‘nye giperkinezy. Rukovodstvo. (Tremor hyperkinetic disorders: a Physician’s Guide.) Moscow: Atmosfera. 2011; 360 p. (In Russ.)]

Официальный сайт Научного центра неврологии

Дистония является двигательным расстройством, при котором непроизвольные мышечные сокращения приводят к возникновению повторяющихся движений или патологической позы. Кроме того, дистонии могут сопровождаться дрожанием вовлеченной области, иногда такое дрожание может быть основной или единственной жалобой человека с дистонией.

Наиболее частыми видами дистонии у взрослых являются спастическая кривошея (когда из-за вовлечения мышц шеи возникает постоянный поворот или наклон головы и ее дрожание), блефароспазм (при этом чаще всего беспокоит непроизвольное частое зажмуривание глаз), писчий спазм (когда непроизвольная установка появляется в руке и только при письме).

Однако дистонии также могут вовлекать мышцы ног, туловища, лица. Иногда встречаются более распространенные формы, когда вовлекается сразу несколько частей тела.

Чаще всего во взрослом возрасте дистонии являются идиопатическими, то есть возникают сами по себе и причина их появления до сих пор не установлена. Вместе с тем дистонии также могут быть только одним из симптомов комплексного нейродегенеративного заболевания или возникать вторично, из-за какой-либо причины (например, как побочный эффект лекарственных средств). Кроме того, существуют наследственные формы дистоний, когда заболевание передается из поколения в поколение, и врач может предложить провести ДНК-диагностику.

Из-за такого многообразия форм и причин дистоний очень важно обратиться к грамотному специалисту.

Врачи нашего отделения проведут тщательный опрос и осмотр, что поможет подтвердить или опровергнуть диагноз. Несмотря на то, что диагноз дистонии является клиническим, при нетипичных проявлениях может потребоваться дообследование (МРТ головного мозга, анализы крови на медь и церулоплазмин и др.), чтобы установить причину заболевания.

При локальных формах дистонии ”золотым стандартом” лечения являются регулярные (каждые 3-4 месяца) инъекции ботулотоксина типа А (более подробно про ботулинотерапию). Однако при генерализованных формах или при непереносимости/неэффективности процедуры врач поможет подобрать индивидуальную схему медикаментозной терапии с учетом особенностей вашего организма, сопутствующих заболеваний и в соответствии с формой дистонии.

Больше по данной теме:

5 неврологическое отделение ФГБНУ «Научный центр неврологии»

Лечение идиопатической несемейной дистонии — все способы лечения

Неврологи Москвы — последние отзывы

Достаточно квалифицированный и хороши врач. Все понравилось. Я обязательно запишусь повторно, когда будут готовы анализы. Она меня осмотрела, все рассказала и понятно объяснила как принимать лечение.

Валентина,

01 октября 2021

Очень понравился врач. Приятный в общении и внимательный. Жалобы мои все выслушал построил на них диагноз после осмотра назначил лечение. Моя проблема ушла. Были боли и в два дня нет. Благодарна доктору.

Яна,

01 октября 2021

Сходила на приём к врачу .узнав причину ,но не узнав полностью состояния моего здоровья ,составив план лечения быстро проводил в процедурный кабинет .но при этом не узнав беременна я ,кормлю грудью или же другие причины по которым противопоказан препарат который кололи.после чего на следующий же день у меня самопроизвольно прервалась беременность,на раннем сроке

Сальбина,

14 сентября 2021

Врач чудесный и дал очень развёрнутый ответ и выписал препарат, без лишних и навязанных исследований.

Клиника сомнительная, один администратор на очень много людей (и на оплату, и на приём), невозможность оплатить картой (только перевод), что дико в наше время уже встречать.

Повторюсь, приём врача отличный, а вот по клинике вопросы.

Петр,

29 августа 2021

Все прошло хорошо, мне понравилось. В принципе те проблемы с которыми я обращалась были решены. Общее состояние стало лучше. Доктор дала свои рекомендации. Роза Юрьевна была очень внимательна, вежлива и тактична, чувствовалось желание помочь. Порекомендую доктора знакомым и сама к ней обращусь повторно.

Оксана,

20 августа 2021

Приём меня устроил. Доктора выбрала из-за удобства расположения клиники и времени. Светлана Валентиновна понравилась своим отношением к пациенту, проблеме клиента и разбору вопроса. Я уже записалась повторный прием.

Ольга,

04 августа 2021

Внимательный доктор. Она меня осмотрела, спросила, что беспокоит и выписала рекомендации.

Михаил,

04 апреля 2021

К сожалению вынужден констатировать свое посещение именно данной -низкой оценкой, потому как эффекта от процедуры, данного остеопата никак не сказалось на моем состоянии.
Посещал доктора около чуть больше месяца наз,
процесс был след: запись на прием. Прием состоялся лишь через неделю в виду загруженности по объяс остеопата. Прибыл раньше, пришлось прождать +мин 30 к назначенному времени. Ок. Мой прием длился же мин 40. После различ манипуляций в моем желудке, иглоукалываний и пояснению моментов по субъективной теории, прием был окончен. По уверению доктора все должно было восстановится в течении 2-х недель (искривление ребер, неровный таз, ассиметрия тела) но этого, как понятно из вышестоящ оценки не произошло.
По окончанию 40 мин приема мне была названа сумма в 9к руб! У меня, возможно, как человека не просвещенного в таинства ‘остеопатии’ это конечно же вызвало вопрос реакцию, я, признаться, и готов не был к под сумме за сеанс, учитывая расхождение стоимости консульт и финальной назван сумму, о чем сказал прямо доктору, на что доктор снизил ее до стоимости указанной консультации, за что я вешаю заслуженную доп желтую звезду.
Надеюсь кому-то и пригодится мой опыт. Удачи

На модерации,

13 октября 2021

Мне кажется, что нет профессиональнее врача, чем этот. Сразу же перешли к лечению, которое мне врач изначально подробно описал. По ходу лечения врач сказал, что необходимо внести изменения. Я была ничуть не против, так как ощутила заметный результат в достаточно короткие сроки. Очень довольна полученными результатами. Врача хвалю и рекомендую!

На модерации,

13 октября 2021

Локоть болел до искр из глаз. Благодарна доктору за точную и своевременную постановку диагноза и скорую помощь по купированию боли. Лечила невропатию локтевого нерва, весьма успешно, рекомендую специалиста.

На модерации,

13 октября 2021

Показать 10 отзывов из 15737

Дистония у детей (лекция) | Бобылова

1. Артемьев Д.В. Лечение болезни Паркинсона в молодом возрасте. Неврология, нейропсихиатрия, психосоматика 2010;(3): 6–11. [Artemiyev D.V. Treatment of parkinson’s disease at a young age. Neurology, Neuropsychiatry, Psychosomatics 2010;(3):6–11. (In Russ.)].

2. Белоусова Е.Д. Пароксизмальные дискинезии – актуальная проблема детской неврологии. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2006;51(4):47–52. [Belousova E.D. Paroxysmal dyskinesia as an actual problem of children’s neurology. Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics 2006;51(4):47–52. (In Russ.)].

3. Блейлер Е. Руководство по психиатрии. М.: Изд-во Независимой психиатрической ассоциации, 1993. 573 с. [Bleiler E. Manual in Psychiatry. Moscow: Publishing House of the Independent Psychiatric Association, 1993. 573 p. (In Russ.)].

4. Бобылова М.Ю., Ильина Е.С., Пилия С.В. и др. Пароксизмальные дискинезии: дифференциальный диагноз с эпилепсиями. Лечащий врач 2006;(5):22–7. [Bobylova M.Yu., Ilyina E.S., Piliya S.V. et al. Paroxysmal dyskinesia: differential diagnosis with epilepsies. Lechashchiy Vrach (Attending physician) 2006;(5):22–7. (In Russ.)].

5. Бобылова М.Ю., Козловский А.С., Полюдов С.А. и др. Синдром Сандифера под «маской» кривошеи: клиническое наблюдение. Педиатрия 2009;87(3):144–7. [Bobylova M.Yu., Kozlovskiy A.S., Polyudov S.A. et al. Sandifer syndrome under the “mask” of torticollis: clinical observation. Pediatrics 2009;87(3):144–7. (In Russ.)].

6. Бобылова М.Ю., Михайлова С.В., Гринио Л.П. Дофа-зависимая дистония (болезнь Сегавы). Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2009;109(8):73–6. [Bobylova M.Yu., Mikhailova S.V., Grinio L.P. Dopa-sensitive dystonia (Segawa disease). S.S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatrics 2009;109(8):73–6. (In Russ.)].

7. Залялова З.А. Современные классификации мышечных дистоний, стратегия лечения. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова 2013;113(3):85–9. [Zalyalova Z.A. Modern classifications of muscular dystonia, treatment strategy. S.S. Korsakov Journal of Neurology and Psychiatrics 2013;113(3):85–9. (In Russ.)].

8. Зыков В.П., Айвазян С.О., Бегашева О.И., Зыков Е.В. Дифференциальная диагностика гиперкинезов с эпилептическими приступами у детей. В кн.: Эпилептология в медицине XXI века. Под ред. Е.И. Гусева, А.Б. Гехт. М.: Изд-во ЗАО «Светлица», 2009. С. 145–51. [Zykov V.P., Aivazyan S.O., egasheva O.I., Zykov E.V. Differential diagnostics of hyperkinesia with epileptic seizures of children. In: pileptology in the medicine of the XXI century. E.I. Gusev, A.B. Gecht (eds.). Moscow: Publishing House “Svetlitsa”, 2009. Pp. 145–51. (In Russ.)].

9. Краснов М.Ю., Тимербаева С.Л., Иллариошкин С.Н. Генетика наследственных форм дистонии. Анналы неврологии 2013;(2):55–62. [Krasnov M.Yu., Timerbayeva S.L., Illarioshkin S.N. Genetics of hereditary forms of dystonia. Annals of Neurology 2013;(2):55–62. (In Russ.)].

10. Михайлова С.В., Захарова Е.Ю., Петрухин А.С. Нейрометаболические заболевания у детей и подростков. Диагностика и подходы к лечению. М.: Литтерра, 2011. 241 с. [Mikhailova S.V., Zakharova E.Yu., Petrukhin A.S. Neurometabolic diseases of children and adolescents. Diagnostics and approaches to therapy. Moscow: Litterra, 2011. 241 p. (In Russ.)].

11. Окунева И.В., Бобылова М.Ю., Какаулина В.С., Нестеровский Ю.Е. Доброкачественный пароксизмальный тортиколис младенчества. Русский журнал детской неврологии 2013;8(2):41–6. [Okuneva I.V., Bobylova M.Yu., Kakaulina V.S., Nesterovskiy Yu.E. Benign paroxysmal torticollis of early infancy. Russian Journal of Child Neurology 2013;8(2):41–6. (In Russ.)].

12. Петрухин А.С. Неврология детского возраста. М.: Медицина, 2004. С. 646–8. [Petrukhin A.S. Neurology of childhood. Moscow: Medicine, 2004. Pp. 646–8. (In Russ.)].

13. Руденская Г.Е., Захарова Е.Ю., Бессонова Л.Ю. и др. Синдром Леша Найхана: фенотипическое разнообразие и ДНК-диагностика. Медицинская генетика 2010;(9):41–8. [Rudenskaya G.E., Zakharova E.Yu., Bessonova L.Yu. et al. Lesch–Nyhan syndrome: phenotypic diversity and DNA diagnostics. Medical Genetics 2010;(9):41–8. (In Russ.)].

14. Семенова К.А. Восстановительное лечение детей с перинатальным поражением нервной системы и с детским церебральным параличом. М.: Закон и порядок, 2007. 616 с. [Semyonova K.A. Rehabilitation therapy of children with perinatal lesions of the nervous system and infantile cerebral paralysis. Moscow: Zakon i Poryadok, 2007. 616 p. (In Russ.)].

15. Столбова Е.А. Использование пролонгированной записи электроэнцефалографии в диагностике пароксизмальной дистонии. Вятский медицинский вестник 2012;(2):35–8. [Stolbova E.A. Use of prolonged EEG recording for diagnostics of paroxysmal dystonia. Vyatka Medical Herald 2012;(2):35–8. (In Russ.)].

16. Томский А.А., Шабалов В.А., Декопов А.В. и др. Результаты двусторонней электростимуляции медиального сегмента бледного шара при торсионной дистонии. В кн.: Болезнь Паркинсона и асстройства движений. Под ред. С.Н. Иллариошкина, Н.Н. Яхно. М.: ООО «Диалог», 2008. С. 230–5.

17. [Tomskiy A.A., Shabalov V.A., Dekopov A.V. et al. Results of bilateral electrical stimulation of the medial segment of the globus pallidus with torsion dystonia. In: Parkinson’s disease and movement disorders. S.N. Illarioshkin, N.N. Yakhno (eds.). Moscow: Dialog LLC, 2008. Pp. 230–5. (In Russ.)].

18. Ходжаева Л.Ю., Ходжаева С.Б. Дифференциальная диагностика кривошеи у детей первого года жизни. Травматология и ортопедия России 2011;3(61):68–72.

19. [Khodjayeva L.Yu., Khodjayeva S.B. Differential diagnostics of torticollis of infants. Traumatology and Orthopedics in Russia 2011;3(61):68–72. (In Russ.)].

20. Albanese A., Jankovic J. Hyperkinetic movement disorders: differential diagnosis and treatment. Oxford: Wiley-Blackwell, 2012. 402 p.

21. Alden T.D., Lytle R.A., Park T.S. et al. Intrathecal baclofen withdrawal: a case report and review of the literature. Childs Nerv Syst 2002;18(9–10):522–5.

22. Breakefield X.O., Blood A.J., Li Y. et al. The pathophysiological basis of dystonias. Nat Rev Neurosci 2008;9(3):222–34.

23. Bressman S.B. Dystonia genotypes, phenotypes, and classification. Adv Neurol 2004;(94):101–7.

24. Bourgeois M., Aicardi J., Goutieres F. Alternating hemiplegia of childhood. J Pediatr 1993;122(5 Pt 1):673–9.

25. de Vries B., Stam A.H., Beker F. et al. CACNA1A mutation linking hemiplegic migraine and alternating hemiplegia of childhood. Cephalalgia 2008;28(8):887–91.

26. Fahn S. Concept and classification of dystonia. Adv Neurol 1988;(50):1–8.

27. Fahn S., Marsden C.D., Calne D.B. Classification and investigation of dystonia. In: Marsden C.D., Fahn S. (eds.) Movement Disorders 2. London: Butterworths, 1987. Рр. 332–58.

28. Fernandez-Alvarez E., Aicardi J. Movement disoders in children. ICNA, 2001. Рр. 79–129.

29. Gottlob I., Wizov S.S., Reinecke R.D. Spasmus Nutans. A Long-term Follow-up. Invest Ophthalmol Vis Sci 1995;36(13):2768–71.

30. Guerrini R., Belmonte A., Carrozzo R. Paroxysmal tonic upgaze of childhood withataxia: a benign transient dystonia with autosomal dominant inheritance. Brain Dev 1998;20(2):116–8.

31. Heinzen E.L., Swoboda K.J., Hitomi Y. et al. De novo mutations in ATP1A3 cause alternating hemiplegia of childhood. Nat Genet 2012;44(9):1030–4.

32. Kanavakis E., Xaidara A., Papathanasiou- Klontza D. et al. Alternating hemiplegia of childhood: a syndrome inherited with an autosomal dominant trait. Dev Med Child Neurol 2003;45(12):833–6.

33. Leigh R.J. Zee D.S. The neurology of eye movements. 3rd ed. Oxford University Press, 1999. 646 p.

34. Manji H., Howard R.S., Miller D.H. et al. Status dystonicus: the syndrome and its management. Brain 1998;121(Pt 2):243–52.

35. Mariotti P., Fasano A., Contarino M.F. et al. Management of status dystonicus: our experience and review of the literature. Mov Disord 2007;22(7):963–8.

36. Mikati M.A., Kramer U., Zupanc M.L. et al. Alternating hemiplegia of childhood: clinical manifestations and long-term outcome. Pediatr Neurol 2000;23(2): 134–41.

37. Nickisch A., Massinger C., Ertl-Wagner B., von Voss H. Pedaudiologic findings after severe neonatal hyperbilirubinemia. Eur Arch Otorhinolaryngol 2009;266(2):207–12

38. Opal P., Tintner R., Jankovic J. et al. Intrafamilial phenotypic variability of the DYT1 dystonia: from asymptomatic TOR1A gene carrier status to dystonic storm. Mov Disord 2002;17(25):339–45.

39. Ouvrier R.A., Billson F. Benign paroxysmal tonic upgaze of childhood. J Child Neurol 1988;3(3):177–80.

40. Panagiotakaki E., Gobbi G., Neville B. et al. Evidence of a non-progressive course of alternating hemiplegia of childhood: study of a large cohort of children and adults. Brain 2010;133(Pt 12):3598–610.

41. Silver K., Andermann F. Alternating hemiplegia of childhood: a study of 10 patients and results of flunarizine treatment. Neurology 1993;43(1):36–41.

42. Singer H.S., Mink J.W., Gilbert D.L., Jankovic J. Movement disorders in children. Saunders Elsever, 2010. 288 p.

43. Sweney M.T., Silver K., Gerard-Blanluet M. et al. Alternating hemiplegia of childhood: early characteristics and evolution of a neurodevelopmental syndrome. Pediatrics 2009;123(3):534–41.

44. Zorzi G., Marras C., Nardocci N. et al. Stimulation of the globus pallidus internus for childhood-onset dystonia. Mov Disord 2005;20(9):1194–200.

Идиопатическая семейная дистония. Дистония неуточненная > Архив — Клинические протоколы МЗ РК


 


Тактика лечения



Цели лечения:


1. Подавление гиперкинезов, напряжения в пораженных мышцах туловища, конечностей.


2. Уменьшение торсионно-дистонических двигательных нарушений.


3. Увеличение объема активных движений, походки.


4. Повышение эмоционального тонуса, настроения пациента.



Немедикаментозное лечение:


1. Психотерапия.


2. Соблюдение режима дня: избегать стрессовых ситуаций, умственные перегрузки, длительные занятия на персональном компьютере.


3. Массаж воротниковой зоны.


4. ЛФК — индивидуальные и групповые занятия, коррекция неправильных поз с помощью ортопедических аппаратов и обуви.


5. Физиолечение — озокеритовые аппликации.


6. Фитотерапия — экстракт валерианы, пустырника, пассифлоры, хмеля, мелиссы, мяты.


7. Самоконтроль гиперкинезов.



Медикаментозное лечение


При преобладании в клинической картине мышечной экстрапирамидной ригидности благоприятный эффект в большинстве случаев оказывают препараты L-ДОПА — мадопар, наком, которые назначают в постепенно возрастающих дозах. Оптимальную эффективную дозу подбирают индивидуально для каждого больного. В среднем она составляет для мадопара и накома 25-500 мг/сут. Препараты принимаются длительно, только после еды.

В случае снижения эффективности их действия при длительном лечении, а также при появлении побочных симптомов (вторичные акинезии, гиперкинезы миоклонического и хореического характера, снижение артериального давления, нарушение сердечного ритма), которые требуют снижения дозы препаратов, к лечению следует добавлять другие лекарственные средства, обладающие дофаминергическим действием, агонисты дофамина, ингибиторы МАО, мидонтан. При возникновении гиперкинезов назначают бензодиазепиновые препараты — клоназепам, сибозон.




Если терапия леводопой безуспешна, препаратом выбора является тригексифенидил (циклодол), который обычно эффективен. Как правило, требуются высокие дозы препарата — 30 мг/сут., разделенные на три приема.




При гиперкинетической форме торсионной дистонии, напротив, рекомендуются препараты, подавляющие функцию церебральных дофаминергических систем. Применяют препараты фенотиазинового и бутирофенолового ряда — трифтазин (стелазин), галоперидол, который блокирует дофаминовые рецепторы. Эффект нарастает при сочетании этого лечения с бензодиазепиновыми препаратами.




У части больных с генерализованной торсионной дистонией улучшение дистонических двигательных нарушений отмечено при лечении антихолинергическими препаратами, которые с целью более эффективного снижения экстрапирамидной мышечной ригидности можно назначать в комбинации с препаратами, содержащими L -ДОПА.




Нейропротекторы, препараты улучщающие метаболический процесс в центральной нервной системе: пирацетам (ноотропил, луцетам, фезам), пиридитол (энцефабол), церебролизин, глицин, глиатилин.




Общеукрепляющая терапия: витамины группы В, фолиевая кислота.




Миорелаксанты:


1. Толпиризон гидрохлорид (мидокалм), детям в возрасте от 3 мес. до 6 лет в суточной дозе из расчета 5-10 мг/кг в 2-3 приема; в возрасте 7-14 лет — в суточной дозе 2-4 мг/кг.


2. Тизанидин гидрохлорид, (сирдалуд), миорелаксант центрального действия.


3. Баклофен 30-60 мг/сут.




У ряда больных эффективны бензодиазепины: клоназепам в сочетании с миорелаксантами. Клоназепам добавляется в низких дозах, медленно повышается дозировка в зависимости от переносимости.




Если больной не реагирует на вышеперечисленные лекарственные средства, приступают к попыткам терапии карбамазепином или тетрабеназином.




Эффективным методом лечения локальной дистонии являются инъекции препаратов ботулотоксина (диспорт) в мышцы, вовлеченные в гиперкинез, вызывающие частичный парез этих мышц и тем самым устраняющие дистонию на несколько месяцев, после чего инъекцию приходится повторять. Дозы зависят от количества вовлеченных мышц. Общая доза до 4-6 ед./кг.




Общеукрепляющая терапия: витамины группы В, фолиевая кислота, препараты магния.




Седативная терапия: ноофен, ново-пассит.




В резистентных случаях иногда прибегают к оперативному вмешательству (селективная денервация мышц, стереотактическим операциям).



Профилактические мероприятия: соблюдение режима дня — достаточный сон, отдых, профилактика инфекций, черепно-мозговых травм, умственной перегрузки, длительных занятий на персональном компьютере, просмотр телевизионных программ.



Дальнейшее ведение: создание условий для нормального обучения, успешной социализации ребенка и воспитанию самоконтроля.


 


Основные медикаменты:


1. Актовегин ампулы 2 мл 80 мг


2. Баклофен, таблетки 10 мг, 25 мг


3. Глицин, таблетки 0,1


4. Гопантеновая кислота (пантокальцин), таблетки 0,25


5. Клоназепам, таблетки 2 мг


6. Леводопа, таблетки 250 мг, 500 мг


7. Мадопар (леводопа 100 мг + бенсеразид 25 мг), капсулы


8. Мадопар (леводопа 100 мг + бенсеразид 25 мг), таблетки


9. Наком, таблетки (леводопа 250 мг + карбидопа 25 мг)


10. Толпиризон гидрохлорид (мидокалм), таблетки 50 мг


11. Тригексифенидил (циклодол), таблетки 2 мг


12. Фолиевая кислота, таблетки 0,001


13. Церебролизин, ампулы 1 мл


14. Цианкобаламин, ампулы 1 мл 200 и 500 мкг, толпиризон гидрохлорид (мидокалм), таблетки 50 мг



Дополнительные медикаменты:


1. Аевит в капсулах


2. Ботулотоксин (диспорт), флакон 500 ЕД


3. Винкамин (оксибрал), капсулы 30 мг


4. Галоперидол, таблетки 5 мг, 10 мг и 20 мг


5. Диазепам, ампулы по 2 мл 5%


6. Карбамазепин, таблетки 0,2


7. Клоназепам, таблетки 2 мг


8. Магния лактат+пиридоксина гидрохлорид — магне В6


9. Мидантан


10. Ново-пассит, таблетки покрытые оболочкой, раствор для внутреннего применения


11. Ноофен, таблетки 0,25


12. Пирацетам, таблетки 0,2, 0,4


13. Пиридоксин гидрохлорид — ампулы 1 мл 5%, витамин В6


14. Пиридостигмин (калимин), таблетки 0,06


15. Тиамин бромид, ампулы 1 мл 5%


16. Тизанидин гидрохлорид (сирдалуд), таблетки 2 и 4 мг


17. Хлорпротиксен, таблетки 15 мг и 50 мг



Индикаторы эффективности лечения:


1. Уменьшение торсионно-дистонических двигательных нарушений.


2. Улучшение дистоничных двигательных нарушений.


3. Уменьшение гиперкинезов.


4. Увеличение объема активных движений, походки.


5. Повышение эмоционального тонуса, настроения, работоспособности больного.

Что скрывает так называемый диагноз «вегетативная дистония»? | Екушева Е.В., Войтенков В.Б.

РМЖ «Медицинское обозрение» №9 от 15.11.2018

стр. 46-50

Рубрика:
Болевой синдром

Авторы:

Екушева Е.В.

1, 2
,

Войтенков В.Б.

3, 4
1 Академия постдипломного образования ФГБУ ФНКЦ ФМБА России, Москва, Россия
2 ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», Белгород, Россия
3 ФГБУ ДНКЦИБ ФМБА России, Санкт-Петербург, Россия
4 ФГБУ ФНКЦ ФМБА России, Москва, Россия

Как известно, вегетативная нервная система имеет огромное значение для функционирования всего организма и регуляции его отдельных физиологических процессов. В подавляющем большинстве случаев вегетативные нарушения являются вторичными и наблюдаются при многих неврологических, психических, соматических заболеваниях и психогенных расстройствах. В отечественной клинической практике специалистов разного профиля у детей и взрослых часто и широко применяются диагнозы «вегетативно-сосудистая дистония» или «вегетативная дистония» (ВД), представляющие в большинстве случаев психогенно обусловленные полисистемные нарушения. Эмоционально-аффективные нарушения разной степени выраженности практически облигатно сопровождают вегетативную дисфункцию, лидирующими из них являются тревожные расстройства разной степени выраженности: от достаточно легких форм у пациентов с ВД до крайне тяжелых инвалидизирующих состояний, способных привести к летальному исходу. Лечение пациентов с ВД заключается в комплексном фармакологическом и немедикаментозном подходах. Препаратом, обладающим сочетанным анксиолитическим, стресспротекторным, антиастеническим и другими свойствами, рекомендуемым для лечения невротических и неврозоподобных состояний, стрессорных расстройств с повышенной нервной напряженностью, раздражительностью, тревогой и вегетативными реакциями и используемым в комплексной терапии аффективных нарушений разной степени выраженности, является Тенотен, содержащий аффинно очищенные антитела в релиз-активной форме к мозгоспецифическому белку S-100.

Ключевые слова: вегетативная дистония, психогенные расстройства, тревожные расстройства, Тенотен.

Для цитирования: Екушева Е.В., Войтенков В.Б. Что скрывает так называемый диагноз «вегетативная дистония»? РМЖ. Медицинское обозрение. 2018;2(9):46-50.

E.V. Ekusheva1, V.B. Voitenkov1,2

1 Institution of Advanced Training of Federal Medical and Biological Agency, Moscow 
2 Research and Clinical Center of Infectious Diseases for Children of Federal Medical and Biological Agency, Saint Petersburg

It is known that the autonomic nervous system (ANS) is of great importance for the functioning of the whole organism and the regulation of its individual physiological processes. In the overwhelming majority of cases, autonomic disorders are secondary and occur in many neurological, mental, somatic diseases and psychogenic disorders. In local clinical practice, specialists of different profiles often and widely set diagnoses «angioneurosis» (D) or «autonomic dysfunction», representing in most cases psychogenically caused polysystemic disorders. Emotional-affective disorders of varying severity almost obligately accompany autonomic dysfunction, the leading ones are anxiety disorders of varying severity: from fairly mild forms in patients with AD to extremely severe disabling conditions that can be fatal. Treatment of patients with AD consists of complex pharmacological and non-drug approaches. One of the new generation drugs with combined anxiolytic, nootropic, antiasthenic and other effects recommended for the treatment of mild anxiety disorders or used in the complex therapy of affective disorders of varying severity is Tenoten, containing ultra-low doses of affinity purified antibodies to the brain-specific protein S-100.

Key words: dysautonomia, psychogenic disorders, anxiety disorders, Tenoten. 
For citation: Ekusheva E.V., Voitenkov V.B. What hides the so-called diagnosis of «dysautonomia»? // RMJ. Medical Review. 2018. № 9. P.46 –50.

В статье рассмотрена проблема вегетативного расстройства и сопровождающих его эмоционально-аффективных нарушений.

    Вегетативная нервная система (ВНС) регулирует деятельность внутренних органов и систем: эндо- и экзокринных желез, кровеносных и лимфатических сосудов, гладкой и частично поперечно-полосатой мускулатуры, органов чувств и трофику тканей. Она обеспечивает гомеостаз на тканевом, органном и системном уровнях, отвечает за устойчивость основных физиологических функций организма (кровообращение, дыхание, пищеварение, терморегуляцию, обмен веществ, выделение, размножение и др.) и выполняет адаптационно-трофическую роль [1]. Таким образом, ВНС имеет огромное значение для функционирования всего организма и регуляции его отдельных физиологических процессов. Неудивительно, что вегетативные расстройства характеризуются столь широким диапазоном полисистемных реакций, полиморфизмом клинических проявлений и значительной распространенностью в популяции, в т. ч. у детей. В частности, суправентрикулярная пароксизмальная тахикардия в детском и подростковом возрасте в 50% случаев обусловлена вегетативной дисфункцией на фоне психоэмоциональных нарушений [2].

    Вегетативные расстройства отмечаются при значительном количестве различных заболеваний на протяжении всей жизни человека, являясь существенным фактором патогенеза, либо возникая в ответ на повреждение любых систем и тканей организма [3]. В подавляющем большинстве случаев вегетативные нарушения являются вторичными и наблюдаются при многих неврологических, психических, соматических заболеваниях и психогенных расстройствах (психофизиологических, психосоматических и тревожных нарушениях), лечением которых занимаются врачи разных специальностей: терапевты, кардиологи, гастроэнтерологи, неврологи, психиатры, психотерапевты и другие клиницисты, в качестве самостоятельных заболеваний вегетативные нарушения выступают достаточно редко [3]. Среди нозологических форм выделяются идиопатическая периферическая вегетативная невропатия (G90.0), семейная дизавтономия (синдром Райли — Дея (G90.1)), синдром Горнера (G90.2) и другие расстройства ВНС, редко встречающиеся в практике врача.

    В отечественной клинической практике специалистов разного профиля у детей и взрослых часто и широко применяются диагнозы «вегетативно-сосудистая дистония» или «вегетативная дистония» (ВД), представляющие в большинстве случаев психогенно обусловленные полисистемные нарушения [4]. В мировой научной литературе, включая Международную классификацию болезней 10-го пересмотра, термина «вегетососудистая дистония» или «вегетативная дистония» нет; и в современной англоязычной литературе эти понятия употребляются только отечественными исследователями в дословном переводе, таким образом, пополняя ряды так называемых «российских диагнозов». Эти термины нельзя использовать в качестве нозологической категории в связи с отсутствием четко обозначенных и общепринятых диагностических критериев; их применение допустимо при формулировке синдромального диагноза и дальнейшем уточнении основного заболевания.

    Большинство пациентов с вегетативными нарушениями предъявляют исключительно соматические жалобы, разнообразные по происхождению и динамичные по проявлениям, связанные с разными системами организма и сочетающиеся с широким спектром коморбидных состояний и заболеваний. Это различной локализации и характера головные боли, головокружение, боли в области сердца, живота и многие другие. Пациент с ВД может неоднократно обращать внимание врача на наиболее значимые для него симптомы, возникающие в кардиоваскулярной (сильное сердцебиение, «чувство сердца»), респираторной (ощущение нехватки воздуха, «ком в горле», затруднение дыхания), гастроинтестинальной (тошнота, отрыжка, абдоминальный дискомфорт) или других системах, и игнорировать проявления неблагополучия в других областях организма. Безусловно, под маской расстройства ВНС может скрываться более серьезная соматическая патология, которую необходимо исключить при первичном обращении пациента, например, приступ стенокардии или аритмии. Именно поэтому практическому врачу важно обладать клиническим мышлением и широким кругозором в смежных специальностях, правильно анализировать психовегетативный фон, имеющееся синдромальное окружение и не переоценить значение случайных диагностических находок для определения дальнейшей тактики ведения больного.

   


У пациента с диагнозом ВД часто возникают разнообразные болевые синдромы, ведущими из которых являются боли в голове, шее и поясничной области [5–7]. Как правило, они сопровождаются периодически возникающими дискомфортом и болью в области сердца и внутренних органов, ощущением головокружения, неустойчивости или предобморочными состояниями и другими неспецифическими симптомами, и именно эти проявления являются наиболее значимыми для пациентов, акцентирующих внимание врача на соматических жалобах со стороны кардиоваскулярной, респираторной и гастроинтестинальной или других систем [8, 9].

    Головные боли нередко трактуются клиницистами как проявление ВД. Результаты анкетного опроса врачей в различных регионах России продемонстрировали тот факт, что при консультации пациентов с хронической головной болью по-прежнему активно используются диагнозы, не относящиеся к нозологическим категориям, в частности «вегетососудистая дистония» [10]. Эти данные согласуются с полученными в другом отечественном клинико-эпидемиологическом исследовании [11], обнаружившем, что 70% врачей рассматривают органическую патологию головного мозга как причину для возникновения хронической головной боли, диагностируют у пациентов дисциркуляторную энцефалопатию, остеохондроз шейного отдела позвоночника, вегетососудистую дистонию и т. д. Вместе с тем в 86% случаев у исследуемых больных имеют место первичные формы головной боли, представленные хронической мигренью (51%) и хронической головной болью напряжения (22%) [12].

    Известно, что хронические болевые синдромы часто ассоциированы с высоким уровнем тревоги и депрессивными нарушениями [13, 14], при наличии которых до 92% пациентов предъявляют жалобы на длительно существующие боли различной локализации [15–17]. Тесная взаимосвязь тревоги и хронической боли несомненна. В частности, переживание болевых ощущений вызывает тревогу, при наличии которой еще больше повышается чувствительность к ноцицептивным стимулам, и, как результат, формируется устойчивый болевой синдром с тревожным расстройством и рядом ассоциированных симптомов ВД [18]. У этой категории пациентов отмечаются субъективно худшая переносимость ощущения боли, катастрофизация и выраженное эмоциональное восприятие любых болевых ощущений, они используют дезадаптивные стратегии преодоления боли, что в конечном итоге приводит к обострению имеющихся тревожных нарушений и формированию или усугублению дальнейших патологических реакций [15, 19]. Показано, что наличие различных алгических проявлений в детстве достоверно коррелирует с развитием генерализованного тревожного расстройства в возрасте 19–26 лет [20, 21]. Обсуждаются общие патогенетические механизмы возникновения аффективных нарушений и болевого синдрома, в основе которых — вовлечение одних и тех же структур центральной нервной системы, в частности миндалевидного тела и гипоталамуса [22, 23]. Нередко психопатологические нарушения уходят на второй план, скрываясь за полиморфными алгическими проявлениями, и не попадают в поле зрения клинициста [24, 25], чему также способствует отсутствие активных жалоб со стороны пациентов любого возраста на симптомы психического неблагополучия.

    Эмоционально-аффективные нарушения разной степени выраженности практически облигатно сопровождают вегетативную дисфункцию, лидирующими из них являются тревожные расстройства разной степени выраженности: от достаточно легких форм у пациентов с ВД до крайне тяжелых инвалидизирующих состояний, способных привести к летальному исходу. Они широко распространены в популяции, являясь одной из актуальных медико-социальных проблем, однако не всегда активно предъявляются больными с ВД. В этом случае на первый план выходят иные, не аффективные проявления. При оценке различных возрастных групп с точки зрения их склонности к развитию тревожных реакций необходимо учитывать, что в гериатрической популяции распространенность данных нарушений достигает 52% [26, 27], при этом у пожилых пациентов частота выявления субпороговых форм существенно ниже, чем у лиц других возрастных групп [28]. В педиатрической популяции тревожные расстройства возникают у 10% детей [29], приводя в дальнейшем к развитию различных психопатологических расстройств, в частности депрессии [30, 31].

    Качество жизни у пациентов с субпороговыми тревожными нарушениями сопоставимо с таковым у лиц с развернутым тревожным расстройством и достоверно ниже, чем у здоровых людей [32, 33]. То же самое относится и к лицам с редкими паническими атаками и полностью сформировавшимся паническим расстройством. Таким образом, субпороговые тревожные нарушения существенно снижают качество жизни и дезадаптируют пациентов, а также приводят к социально-экономическим потерям, сравнимым с таковыми при развернутых формах данной патологии [34]. Кроме того, у пациентов с выраженными тревожными расстройствами в 18–32% случаев могут возникать суицидальные мысли [35, 36].

    Более половины пациентов с вегетативной дисфункцией и тревожными нарушениями не получают какого-либо лечения, а адекватная терапия рекомендуется лишь трети больных [37]. Это приводит к прогрессированию аффективных нарушений, развитию депрессивных расстройств и более тяжелому течению ВД. Сформировавшийся у такого пациента тяжелый симптомокомплекс зачастую неправильно оценивается врачами (терапевтами, психиатрами, неврологами, врачами общей практики), рекомендующими малоинформативные в данном случае обследования и малоэффективные и/или ненужные лекарственные средства. Проведение многочисленных исследований, нередко выявляющих незначимые отклонения, трактуется больными как свидетельство серьезных нарушений в организме, а неоднократное безуспешное обращение за медицинской помощью укрепляет их катастрофические представления о серьезности и/или неизлечимости своего заболевания.

    Лечение пациентов с вегетативной дисфункцией


    Лечение пациентов с ВД заключается в комплексном фармакологическом и немедикаментозном подходах. Перечень препаратов, обладающих противотревожным или анксиолитическим действием, чрезвычайно обширен, как и механизмы их действия, реализуемые через различные нейротрансмиттерные системы, поскольку в основе формирования тревожных расстройств лежит нарушение нейромедиаторного баланса в нервной системе, в частности серотонина, норадреналина и гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). Это лекарственные средства из группы бензодиазепиновых и небензодиазепиновых транквилизаторов, β-блокаторов, антиконвульсантов, малых или атипичных нейролептиков и антидепрессантов, а также антигистаминные средства, седативные растительные сборы и препараты, обладающие сочетанным ноотропным и анксиолитическим действием. Следует отметить, что у пациентов с ВД необходимо крайне осторожно применять бензодиазепиновые анксиолитики, как правило, не только купирующие проявление тревоги, но и подавляющее большинство соматических симптомов, поскольку данные средства быстро формируют у этих больных как психическую, так и физическую зависимость, негативные эффекты которой хорошо известны. Препараты данной группы используются только при необходимости для кратковременной терапии не более 1 мес.

    В терапии вегетативной дисфункции, сопровождающейся выраженными тревожными нарушениями, широко используются комбинации лекарственных средств, например, препаратов из группы антидепрессантов и малых нейролептиков. При назначении терапии важно выбрать средство, помогающее купировать и наиболее значимые для пациента симптомы, например, β-блокаторы купируют тахикардию и другие кардиоваскулярные вегетативные расстройства, малые нейролептики достаточно быстро оказывают положительное влияние на бóльшую часть симптомов желудочно-кишечного дискомфорта, антихолинергические средства уменьшают избыточную потливость [4].

    При субпороговых тревожных расстройствах или ситуационно возникающих кратковременных аффективных нарушениях не рекомендована длительная терапия средствами из группы антидепрессантов, нейролептиков и другими препаратами данного фармакологического направления, применяемыми у пациентов с более выраженными тревожными нарушениями. У этой категории больных целесообразно использование растительных седативных сборов или препаратов на их основе, антигистаминных средств (гидроксизина) [4] 

и/или других средств, имеющих существенно меньше нежелательных или побочных эффектов, что позволяет рассматривать их в качестве средств альтернативной и безопасной терапии при субпороговых, мягких и/или ситуационно обусловленных тревожных расстройствах. Важно заметить, что своевременная и правильная коррекция даже не столь выраженных эмоциональных нарушений позволит не только улучшить качество жизни пациента, но и предотвратить в дальнейшем развитие более серьезных аффективных расстройств, оказывающих негативное влияние на течение любого имеющегося заболевания.

    Препаратом, обладающим сочетанным анксиолитическим, стресспротекторным, антиастеническим и другими свойствами, применяемым для лечения невротических и неврозоподобных состояний, стрессорных расстройств с повышенной нервной напряженностью, раздражительностью, тревогой и вегетативными реакциями и используемым в комплексной терапии аффективных нарушений разной степени выраженности, является Тенотен [38], содержащий аффинно очищенные антитела в релиз-активной форме к мозгоспецифическому белку S-100 (Р-А АТ S-100). Белок S-100 играет важную роль в сопряжении синаптических (информационных) и метаболических процессов, регулировании функциональной активности нейрональных систем головного мозга [37], пролиферации и дифференцировки нейронов и глии, что оказывает положительное влияние на нейрогенез и межнейрональное сообщение [39, 40]. Анксиолитическое действие белка S-100 обусловлено его модулирующим влиянием на стрессреализующие системы, нейромедиаторный дисбаланс которых является биологической основой для формирования тревожных расстройств [41, 42].

    Р-А АТ S-100 в препарате Тенотен модифицируют функциональную активность белка S-100, повышают активность стресс-лимитирующих систем, способствуют восстановлению процессов нейрональной пластич-ности [38]. Важно, что Тенотен не вызывает седативного, миорелаксирующего влияний, заторможенности и дневной сонливости, психической и физической зависимости и отличается высокой устойчивостью достигнутого терапевтического эффекта [37]. Спектр побочных эффектов Тенотена ограничивается лишь реакцией повышенной индивидуальной чувствительности к компонентам препарата, при этом до настоящего времени не выявлено случаев несовместимости с другими лекарственными средствами [38]. Все это позволяет применять Тенотен как отдельно, так и в комплексной терапии у взрослых при широком спектре различных патологических состояний, сопровождающихся эмоционально-аффективными нарушениями [43–45].

    Показано, что противотревожное действие Тенотена сопоставимо с таковым у феназепама, при этом превосходит его по переносимости, отсутствию побочных эффектов и синдрома отмены после прекращения приема препарата. Использование Тенотена в комплексной терапии генерализованного тревожного расстройства на протяжении 1 мес. продемонстрировало аналогичное по эффективности с тофизопамом действие [46]. С учетом анксиолитического влияния Тенотена его применение при ВД оправданно и клинически обоснованно. В ряде исследований [45–48] продемонстрированы положительные эффекты применения Тенотена у взрослых в виде уменьшения выраженности разнообразных клинических проявлений ВД и сопутствующих тревожных нарушений, а применение данного препарата в комплексной терапии рассматриваемой патологии увеличивает эффективность терапии эмоционально-аффективных нарушений. Таким образом, Тенотен является препаратом выбора для коррекции полиморфных проявлений у больных с ВД, сопровождающихся тревожными нарушениями, во взрослой практике.

    В большинстве случаев пациентам с длительно существующей вегетативной дисфункцией, тревожными расстройствами и полиморфными соматическими проявлениями наряду с использованием современных препаратов с доказанными клиническими эффектами и приемлемым профилем безопасности необходимо применение нефармакологических методов лечения, например, биологической обратной связи, когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) и других методов психотерапии [49, 50]. Одним из широко используемых методов этого направления при эмоционально-аффективных расстройствах является КПТ [51], эффективность применения которой составляет около 50% [52, 53]. У этой категории больных обоснованно применение «эмоционально-фокусированных» психотерапевтических методик [49]. Вместе с тем использование только психотерапевтического направления в лечении вегетативной дисфункции нечасто приводит к устойчивой ремиссии имеющихся тревожных нарушений [54], что предполагает обязательное применение комплексного психофармакологического воздействия 

у этих пациентов.

Литература

1. Скоромец А.А., Скоромец А.П., Скоромец Т.А. Топическая диагностика заболеваний нервной системы: руководство для врачей. 10-е изд., перераб. и доп. СПб.: Политехника, 2017. 663 с. [Skoromets A.A., Skoromets A.P., Skoromets T.A.Topicheskaya diagnostika zabolevaniy nervnoy sistemy: rukovodstvo dlya vrachey. Saint-Petersburg. Politechnika. 2017. 663 p. (in Russian)].
2. Захарова И.Н., Творогова Т.М., Степурина Л.Л. Вегетативная дистония в практике педиатра // Медицинский совет. 2015. № 14. С. 94–104 [Zaharova I.N., Tvorogova T.M., Stepurina L.L. Vegetativnaya distoniya v praktikepediatra // Medicinskiysovet. 2015. №14. P. 94–104. (in Russian)].
3. Вейн А.М. (ред.). Вегетативные расстройства: Клиника, лечение, диагностика. М.: Медицинское информационное агентство, 2000. 752 с. [Vein A.M. Vegetativniye rasstroistva: klinika, lecheniye, diagnostika. Moscow: Medicinskoye informacionnoe agentstvo. 2000. 752 p. (in Russian)].
4. Воробьева О.В. Вегетативная дисфункция, ассоциированная с тревожными расстройствами // Эффективная фармакотерапия. 2011. Т. 17. С. 46–50 [Vorobieva O.V. Vegetativnayadisfunkciya, associirovannaya s trevozhnimi rasstroistvami // Effektivnaya farmakoterapiya. 2011. Vol. 17. P. 46–50. (in Russian)].
5. Gilkey D.P., Keefe T.J., Peel J.L., Kassab O.M. Risk factors associated with back pain: cross-sectional study of 963 college students // J Manipulative Physiol Ther. 2010. Vol. 33. P. 88–95.
6. Janwantanakul P., Sitthipornvorakul E., Paksaichol A. Risk factors for the onset of nonspecific low back pain in office workers: a systematic review of prospective cohort studies // J Manipulative Physiol Ther. 2012. Vol. 35. P. 568–577.
7. Kindler L.L., Jones K.D., Perrin N., Bennett R.M. Risk factors predicting the development of widespread pain from chronic back or neck pain // Journal of Pain. 2010. Vol. 11. P. 1320–1328.
8. Wessely S., Nimnuan C., Sharpe M. Functional somatic syndromes: one or many? // Lancet. 1999. Vol. 354. P. 936–939.
9. Fink P., Toft T., Hansen M.S., Ornbol E. Symptoms and syndromes of bodily distress: an exploratory study of 978 internal medical, neurological, and primary care patients // Psychosomatic Medicine. 2007. Vol. 69. P. 30–39.
10. Азимова Ю.Э., Сергеев А.В., Осипова В.В., Табеева Г.Р. Диагностика и лечение головных болей в России: результаты анкетного опроса врачей // Российский журнал боли. 2011. № 3-4. С. 12–17 [Azimova Yu.E., Sergeev A.V., Osipova V.V., Tabeeva G.R. Diagnostika I lecheniye golovnih boley v Rossii: rezultati anketnogo oprosa vrachey // Russian Journal of Pain. 2011. № 3-4. P. 12–17 (in Russian)].
11. Тарасова С.Н., Амелин А.В., Скоромец А.А. Распространенность и выявляемость первичных и симптоматических форм хронической ежедневной головной боли // Казанский медицинский журнал. 2008. Т. 89. С. 427–431 [Tarasova S.N., Amelin A.V., Skoromets A.A. Rasprostranennost I viyavlaemost pervichnih I simptomaticheskih form hronicheskoy ezhegodnoy golovnoy boli // Kazanskiy Medicinskiy Zhurnal. 2008. Vol. 89. P. 427–431. (in Russian)].
12. Teismann T.,Lukaschek T., Hiller T.S. Suicidal ideation in primary care patients suffering from panic disorder with or without agoraphobia // BMC Psychiatry. 2018. Vol. 18. P. 305.
13. Lerman S.F., Zvia R., Brill S., Hadar S. Longitudinal associations between depression, anxiety, pain, and pain-related disability in chronic pain patients // Psychosomatic Medicine. 2015. Vol. 77. P. 333–341.
14. Ferro M.A. Major depressive disorder, suicidal behaviour, bipolar disorder, and generalized anxiety disorder among emerging adults with and without chronic health conditions // Epidemiologic Psychiatric Sciences. 2016. Vol. 25. P. 462–474.
15. De Heer E.W., Gerrits M.M.J.G., Beekman A.T.F. The Association of Depression and Anxiety with Pain: A Study from NESDA. // PLoS One. 2014. Vol. 9. e106907.
16. Demyttenaere K., Bruffaerts R., Lee S., Posada-Villa J. Mental disorders among persons with chronic back or neck pain: results from the World Mental Health Surveys // Pain. 2007. Vol. 129. P. 332–342.
17. Gureje O., Von Korff M., Kola L., Demyttenaere K. The relation between multiple pains and mental disorders: results from the World Mental Health Surveys // Pain. 2008. Vol. 135. P. 82–91.
18. Vlaeyen J.W., Linton S.J. Fear-avoidance and its consequences in chronic musculoskeletal pain: a state of the art // Pain. 2000. Vol. 85. P. 317–332.
19. Asmundson G.J., Katz J. Understanding the co-occurrence of anxiety disorders and chronic pain: state-of-the-art // Depressian and Anxiety. 2009. Vol. 26. P. 888–901.
20. Shanahan L., Zucker N., Copeland W.E., Bondy C.L. Childhood somatic complaints predict generalized anxiety and depressive disorders during young adulthood in a community sample // Psychology Medicine. 2015. Vol. 45. P. 1721–1730.
21. Noel M., Groenewald C.B., Beals-Erickson S.E., Gebert J.T. Chronic pain in adolescence and internalizing mental health disorders: A nationally representative study // Pain. 2016. Vol. 157. P. 1333–1338.
22. Means-Christensen A.J., Roy-Byrne P.P., Sherbourne C.D., Craske M.G. Relationships among pain, anxiety, and depression in primary care // Depression and Anxiety. 2008. Vol. 25. P. 593–600.
23. Ayuso Mateos J.L., Bayon Perez C., Santo-Domingo Carrasco J., Olivares D. Atypical chest pain and panic disorder // Psychotherapy and Psychosomatic.1989. Vol. 52. P. 92–95.
24. Ossipov M.H., Dussor G.O., Porreca F. Central modulation of pain // Journal of Clinical Investigations. 2010. Vol.120. P. 3779–3787.
25. Millan M.J. Descending control of pain // Progress in Neurobiology.2002. Vol. 66. P. 355–474.
26. Bryant C., Jackson H., Ames D. The prevalence of anxiety in older adults: methodological issues and a review of the literature // Journal of Affective Disorders. 2008. Vol. 109(3). P. 233–250.
27. Wolitzky-Taylor K.B., Castriotta N., Lenze E.J., Stanley M.A. Anxiety disorders in older adults: a comprehensive review // Depression and Anxiety. 2010. Vol. 27(2). P. 190-211.
28. Diefenbach G.J., Hopko D.R., Feigon S., Stanley M.A. ‘Minor GAD’: characteristics of subsyndromal GAD in older adults // Behavioral Research and Therapy. 2003. Vol.41(4). P. 481-487.
29. Costello E.J., Mustillo S., Erkanli A., Keeler G. Prevalence and development of psychiatric disorders in childhood and adolescence // Archives of General Psychiatry. 2003. Vol.60. P. 837–844. 30. Cole D.A., Peeke L.G., Martin J.M., Truglio R. A longitudinal look at the relation between depression and anxiety in children and adolescents // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1998. Vol.66. P. 451–460.
31. Fearon P., Hotopf M. Relation between headache in childhood and physical and psychiatric symptoms in adulthood: National birth cohort study // British Medical Journal. 2001. Vol.322. P.1145.
32. Wetherell J.L., Thorp S.R., Patterson T.L. Quality of life in geriatric generalized anxiety disorder: a preliminary investigation //Journal of Psychiatric Research. 2004. Vol. 38. P. 305–312.
33. Massion A.O., Warshaw M.G., Keller M.B. Quality of life and psychiatric morbidity in panic disorder and generalized anxiety disorder // American Journal of Psychiatry. 1993. Vol.150. P. 600–607.
34. Wittchen H.U. Generalized anxiety disorder: prevalence, burden, and cost to society // Depression and Anxiety. 2002. Vol.16. P.162–171.
35. Bernal M., Haro J.M., Bernert S., Brugha T. Risk factors for suicidality in Europe: results from the ESEMED study // Journal of Affective Disorders. 2007. Vol.101. P. 27–34.
36. Kanwar A., Prokop L.J., Sim L.A., Feldstein D. The association between anxiety disorders and suicidal beh * avior: a systematic review and meta-analysis // Depression and Anxiety. 2013. Vol.30. P. 917–929.
37. Шавловская О.А. Комплексная терапия тревожных состояний у больных соматического профиля // Consilium medicum. 2017. Т. 19. №2. С. 41–44. [Shavlovskaya O.A. Kompleksnaya terapiya trevozhnih sostoyaniy u bolnih somaticheskogo profilya // Consilium Medicum. 2017. Vol.19(22). P.41–44. (in Russian)].
38. ТенатенТенотен: инструкция по применению. https://www.rlsnet.ru/tn_index_id_33140.htm. [TenatenTenoten: instrukciya po primeneniyu. https://www.rlsnet.ru/tn_index_id_33140.htm. (in Russian)].
39. Buschert J., Hohoff C., Touma C. et al. S100B overexpression increases behavioral and neural plasticity in response to the social environment during adolescence // Journal of Psychiatric Research. 2013. Vol. 47 (11). P. 791–799.
40. Pankratova S., Klingelhofer J., Dmytriyeva O. et al. The S100A4 protein signals through the ErbB4 receptor to promote neuronal survival // Theranostics. 2018. Vol. 1;8(14). Р. 3977–3990.
41. Kardash E.V., Ertuzun I.A., Khakimova G.R. et al. Dose-response effect of antibodies to S100 protein and cannabinoid receptor type 1 in released-active form in the light-dark test in mice // Dose Response.2018. Vol.16(2). Р.1559325818779752.
42. Uher T., Bob P. Cerebrospinal fluid S100B levels reflect symptoms of depression in patients with non-inflammatory neurological disorders // Neuroscience Letters. 2012. Vol. 529 (2). Р. 139–143.
43. Мартюшев-Поклад А.В., Дугина Ю.Л., Сергеева С.А. Тенотен – новая молекулярная мишень и новые возможности в лечении тревожных состояний // Лечащий врач. 2006. № 8. С. 36–37. [Martyushev-Poklad A.V., Dugina Yu.L., Sergeyeva S.A. Tenoten – novaya molekulyarnaya mishen’ i novyye vozmozhnosti v lechenii trevozhnykh sostoyaniy // Lechashchiy vrach. 2006. № 8. S. 36–37. (in Russian)].
44. Воробьева О.В., Репина В.В. Лечение стресс-индуцированных тревожных расстройств в терапевтической практике // Лечащий врач. 2016. № 10. С. 1–5. [Vorob’yeva O.V., Repina V.V. Lecheniye stress-indutsirovannykh trevozhnykh rasstroystv v terapevticheskoy praktike // Lechashchiy vrach. 2016. № 10. S. 1–5. (in Russian)].
45. Шварков С.Б., Ширшова Е.В., Кузьмина В.Ю. Сверхмалые дозы антител к белку S100 в терапии вегетативных расстройств и тревоги у больных с органическими и функциональными заболеваниями ЦНС // Лечащий врач. 2008. № 8. С. 83–85. [Shvarkov S.B., Shirshova Ye.V., Kuz’mina V.Yu. Sverkhmalyye dozy antitel k belku S100 v terapii vegetativnykh rasstroystv i trevogi u bol’nykh s organicheskimi i funktsional’nymi zabolevaniyami TSNS // Lechashchiy vrach. 2008. № 8. S. 83–85. (in Russian)].
46. Амосов М.Л., Салеев Р.А., Зарубина Е.В. Применение препарата Тенотен при лечении эмоциональных расстройств у пациентов с преходящими нарушениями мозгового кровообращения // Российский психиатрический журнал. 2008. Т.3. С.86–89. [Amosov M.L., Saleev R.A., Zarubina E.V. Primeneniye preparata Tenoten pri lechenii emocionalnih rasstroistv u pacientov s prehodtaschimi narusheniyami mozgovogo krovoobrasheniya // Rossiyskiy psihiatricheskiy zhurnal. 2008. T. 3. S. 86–89 (in Russian)].
47. Яковлева Е.В., Хурса Р.В. Опыт применения Тенотена в коррекции вегетативных расстройств у лиц молодого возраста // Рецепт. 2014. Т. 3. № 95. С. 145–153. [Yakovleva Ye.V., Khursa R.V. Opyt primeneniya Tenotena v korrektsii vegetativnykh rasstroystv u lits molodogo vozrasta // Retsept. 2014. T. 3. № 95. S. 145–153 (in Russian)].
48. Дьяконова Е.Н., Макерова В.В. Эффективная терапия вегетососудистой дистонии у пациентов молодого возраста // Лечащий врач. 2016. № 2. С. 1–7 [D’yakonova Ye.N., Makerova V.V. Effektivnaya terapiya vegetososudistoy distonii u patsiyentov molodogo vozrasta // Lechashchiy vrach. 2016. № 2. S. 1–7 (in Russian)].
49. Behar E., Di Marco D.I., Hekler E.B., Mohlman J. Current theoretical models of generalized anxiety disorder (GAD): conceptual review and treatment implications // Journal of Anxiety Disorders. 2009. Vol.23. P. 1011–1023.
50. Hanrahan F., Field AP., Jones F.W., Davey G.C. A meta-analysis of cognitive therapy for worry in generalized anxiety disorder // Clinical Psychology Review. 2013. Vol.33. P. 120–132.
51. Westen D., Morrison K. A multidimensional meta-analysis of treatments for depression, panic, and generalized anxiety disorder: an empirical examination of the status of empirically supported therapies //Journal of Consulting and Clinical Psychology. 2001. Vol.69. P. 875–899.
52. Klatte R., Strauss B., Flückiger C., Rosendahl J. Adverse effects of psychotherapy: protocol for a systematic review and meta-analysis // Systematic Reviews. 2018. Vol. 7. P. 135.


Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Идиопатическая торсионная дистония — Неврология — LiveJournal

Идиопатическая торсионная дистония (ТД) была впервые описана W. Schwalbe в 1908 г. Согласно МКБ-10, различают идиопатические несемейную и семейную дистонию. ТД не является редким заболеванием, она встречается чаще, чем рассеянный склероз, миастения и хорея Гентингтона (Marsden C., Quinn N, 1990). Фенокопии заболевания могут быть обусловлены энцефалитом, перинатальной гипоксией, травмой, ревматизмом, нейродегенеративными заболеваниями, болезнями накопления, истерией.


читайте также пост: Дистония [справочник невролога] (на laesus-de-liro.livejournal.com) [читать]


Клиническая картина представлена дистоническими гиперкинезами, длительными сокращениями мышц, часто вращательного характера, приводящими к патологической установке туловища, шеи, вращению конечностей внутрь с пронацией стоп, кистей, разгибанием пальцев, обычно на фоне повышенного интеллекта. Кроме того, могут встречаться хореиформные, атетозные, гемибаллические гиперкинезы, миоклонии.
 
Другими симптомами заболевания являются тремор, изменение мышечного тонуса по пластическому типу, уменьшение гиперкинезов с помощью корригирующих жестов, исчезновение их во время сна, отсутствие признаков поражения пирамидных нейронов и расстройств чувствительности.
 
Генерализованная форма заболевания обычно начинается в период полового созревания с указанных выше фокальных расстройств (чаще с дистонии стопы, реже с писчего спазма), медленно неуклонно прогрессирует, охватывая все больше мышечных групп, и затем стабилизируется, обычно в молодом возрасте. Фокальная дистония может выступать не только в качестве дебюта генерализованной, но и как самостоятельная форма.
 
Классификация дистоний строится на основе вовлеченных в гиперкинез областей тела, а организация человеческого генома присвоила наследственным дистониям название DYT и номера в порядке их открытия.

Хотя ТД считается болезнью базальных ганглиев, гистологические изменения редко обнаруживали в головном мозге, за исключение казуистических наблюдений. Существует общепринятое мнение, что такие современные средства нейровизуализации, рентгеновская и магнитно-резонасная томография также не дают возможность выявить изменения при идиопатической ТД. Однако при позитронно-эмиссионной томографии часто удается обнаружить метаболические нарушения в базальных ганглиях и моторной коре.

 
При исследовании метаболизма катехоламинов выявляются изменения, коррелирующие с клинической формой заболевания и играющие ключевую роль в генезе нарушений тонуса и двигательной активности. Снижение содержания дофамина ответственно за клиническую картину ригидной формы дистонии, курабельную низкими дозами L-ДОФА. При дистонии грубо нарушен обмен серотонина. При изучении метаболизма ЦНС ПЭТ разными исследователями были обнаружены изменения метаболизма глюкозы. D. Eidelberg и соавторы [48] обнаружили увеличение метаболизма глюкозы в головном мозге больных и асимптоматических носителей гена ТД.
 
Что касается нейрофизиологии, то складывается впечатление о ТД, как о заболевании, больше затрагивающем программы движений, нежели отдельные двигательные акты. Мышцы могут правильно использоваться при одних движениях и изменять свой тонус, мешая произведению других. Например, нормальное подошвенное сгибание стопы при ходьбе назад или беге и затрудненное при ходьбе вперед. Дистония характеризуется нарушением реципрокной иннервации, несмотря на которую, больные обычно могут выполнять многие двигательные задания; у больных с дистонией полностью сохранны идея и моторный план движения, но страдают выбор и/или качество его моторной программы, нарушены физиологические механизмы, ответственные за исполнение моторных программ.
 
Более подробную информацию о торсионной дистонии (этиопатогенез, клиническая картина, принципы диагностики и лечения) Вы можете прочитать на www.medlinks.ru в книге «Пароксизмальные нервно-мышечные синдромы» (автор: В.С. Мякотных).
 

 
перейти к чтению

Дистония

Обзор

Что такое дистония?

Дистония — это двигательное расстройство, вызывающее чрезмерное сокращение мышц. Эти сокращения мышц не находятся под контролем человека (непроизвольные) и приводят к скручивающим движениям, которые заставляют тело принимать ненормальные, иногда болезненные позы.

Дистония может поражать одну или несколько мышц в любой области / нескольких областях тела, включая лицо, челюсть, шею, веки, голосовые связки, руки, кисти, туловище, ноги и ступни.Пораженные участки и тяжесть заболевания варьируются от человека к человеку.

Существуют ли разные типы дистонии?

Дистонию можно разделить на три группы: идиопатическую, генетическую и приобретенную.

Идиопатическая дистония — это дистония, причина которой остается неизвестной. Многие люди с дистонией попадают в эту категорию.

Генетическая дистония — это дистония, вызванная наследованием (передаваемым по наследству от родителя) аномального гена.

Приобретенная дистония (ранее называемая вторичной дистонией) — это дистония, которая развивается в результате других факторов, вызывающих повреждение или дегенерацию мозга.Одним из этих факторов являются другие неврологические состояния, основным симптомом которых является дистония, например:

Приобретенная дистония также развивается по другим причинам, в том числе:

  • Воздействие некоторых лекарств, таких как блокаторы дофаминовых рецепторов (используются для лечения острой и поздней дистонии).
  • Заболевания, состояния и инфекции головного мозга, такие как церебральный паралич, инсульт, энцефалит, опухоль головного мозга, недостаток кислорода в головном мозге, цереброваскулярные заболевания, травмы головного мозга.
  • Токсины (яды), такие как марганец, цианид и 3-нитропропионовая кислота.

Кто болеет дистонией?

Дистонией может заболеть любой — мужчины, женщины и дети всех рас и национальностей. Приблизительно 250 000 человек в США страдают дистонией. Около трети людей с дистонией — дети. Дистония является третьим по распространенности двигательным расстройством после эссенциального тремора и болезни Паркинсона.

Пациенты, у которых симптомы начинаются в возрасте до 21 года, чаще страдают дистонией по всему телу.Дистония обычно начинается в верхней части тела у пациентов, у которых дистония начинается после 21 года.

Симптомы и причины

Что вызывает дистонию?

Для многих пациентов причина дистонии неизвестна. Из известных причин дистония может возникнуть из-за:

  • Наследственность (аномальные гены передаются от родителей).
  • Родовая травма.
  • Инсульт.
  • Лекарства, включая некоторые антипсихотические препараты и лекарства от тошноты.
  • Неврологические заболевания, например болезнь Паркинсона, рассеянный склероз.

Каковы признаки и симптомы дистонии?

Признаки и симптомы дистонии включают:

  • Сокращения мышц, приводящие к согнутым или скрученным движениям и неправильному положению.
  • Боль, возникающая в результате неправильных движений и поз.
  • Мышечные движения и неправильные положения тела, которые повторяются, иногда напоминающие тремор.
  • Мышечные движения, которые могут начаться в одной области тела и со временем распространиться на другие области.
  • Движения мышц и неправильные позы, которые ухудшаются при длительных периодах напряжения, усталости или стресса.
  • Произвольное движение мышц на одной стороне тела, вызывающее симптомы дистонии на противоположной стороне.
  • Почерк становится неряшливым.
  • Судороги стопы.
  • Перетаскивание ноги после ходьбы или бега в течение определенного периода времени.
  • Проблемы с голосом или речью.

Диагностика и тесты

Как диагностируется дистония?

Дистония диагностируется на основании данных семейного анамнеза, истории болезни, физического и неврологического осмотра, а также наблюдения врача (невролога) за вашими симптомами в режиме реального времени.Ваш врач может назначить анализы, в том числе лабораторные, визуализационные исследования и электрические тесты (ЭЭГ или ЭМГ), чтобы исключить другие состояния и заболевания, вызывающие аналогичные симптомы. (Симптомы дистонии можно спутать с мышечными судорогами / контрактурами, сколиозом, тиками, кривошеей, эссенциальным тремором.) Ваш врач может также назначить генетическое тестирование, если в семейном анамнезе имеется дистония.

Ведение и лечение

Как лечится дистония?

Наиболее важным моментом является то, что лечение должно быть адаптировано для каждого человека в зависимости от типа дистонии, ее причины, пораженных мышц и тяжести симптомов.Цель лечения — уменьшить симптомы и облегчить боль. Процедуры могут включать:

  • Инъекция ботулинического токсина. Этот токсин, введенный в пораженную мышцу, временно ослабляет пораженные мышцы и облегчает симптомы. Уколы действуют несколько месяцев.
  • Лекарства. Обычно используются миорелаксанты или препараты для предотвращения мышечных спазмов. Эти лекарства включают карбидопа-леводопа (Rytary®, Sinemet®, Duopa®), тетрабеназин (Xenazine®), тригексифенидил (Artane®), бензтропин (Cogentin®), баклофен (Lioresal®]), диазепам (Valium®) и клоназепам ( Клонопин®).
  • Физическая, трудотерапия и логопедия. Физическая терапия может помочь вам оставаться гибкими, улучшить диапазон движений, укрепить мышцы, облегчить боль и предотвратить сильные сокращения. Трудотерапия может научить вас новым способам решения повседневных задач. Логопеды могут помочь тем, у кого проблемы с глотанием или проблемы с голосом.
  • Хирургия. Глубокая стимуляция головного мозга (DBS) — наиболее распространенное хирургическое лечение. Эта операция включает размещение электродов в области бледного шара головного мозга, которые затем прикрепляются к устройству, подобному кардиостимулятору, имплантированному в верхнюю часть грудной клетки под ключицей.Электрические импульсы нарушают мозговые сигналы, вызывающие симптомы. DBS рекомендуется для определенных типов пациентов с дистонией (чаще всего с генетической и цервикальной дистонией), а также для других, у которых лекарства не помогли уменьшить симптомы или у которых побочные эффекты слишком серьезны, а симптомы вызывают снижение качества жизни. Другие операции на головном мозге, таламотомия и паллидотомия, намеренно и навсегда повреждают небольшой участок ткани мозга, чтобы прервать пути, ответственные за аномальные движения.Другие операции перерезают или удаляют нервы рядом с сокращающимися мышцами.
  • Управление стрессом включает в себя такие техники, как медитация, релаксация, тай-чи, йога и другие. Некоторые пациенты считают эти методы полезными.
  • «Сенсорный трюк». Это простая техника, при которой человек с дистонией осторожно касается пораженного участка тела или участка рядом с ним. Исследователи считают, что прикосновение вызывает временное изменение мышечной активности, что облегчает дистонию.

Профилактика

Можно ли предотвратить дистонию?

Поскольку причина большинства случаев первичной дистонии неизвестна, ее невозможно предотвратить.

Перспективы / Прогноз

Каковы перспективы (прогноз) для людей с дистонией?

Если дистония начинается в детстве, более вероятно, что симптомы распространятся на другие участки тела. Если дистония начинается в зрелом возрасте, обычно поражается одна область. Если он распространяется, он обычно распространяется на прилегающую (соседнюю) область.

Симптомы дистонии и их тяжесть могут меняться день ото дня и от человека к человеку.

Инъекции ботулинического токсина, лекарства и хирургическое вмешательство доказали свою эффективность в лечении дистонии. Выбор варианта лечения зависит от типа дистонии, основной причины, пораженных мышц и тяжести симптомов. Глубокая стимуляция мозга обычно рассматривается только после инъекций, когда лекарства не принесли должного облегчения, а симптомы продолжают влиять на качество жизни.

Жить с

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Дистонии часто описываются по региону, в котором они возникают, или по пораженным мышцам.

По области тела. Фокальная дистония затрагивает только одну область тела, например руку. Сегментарная дистония включает две или более смежных (рядом друг с другом) области, таких как шея и рука. Мультифокальная дистония поражает две или несколько несмежных областей. Hemidystonia затрагивает одну сторону тела. Генерализованная дистония широко распространена, поражая участки по всему телу.

По группе мышц. Очаговая дистония может быть описана пораженными мышцами. Примеры включают следующее: Дистония конечностей поражает руки, ноги, кисти или ступни. Шейная дистония (также называемая спастической кривошеей) поражает мышцы головы и шеи. Дистония гортани поражает голосовые связки. Оромандибулярная дистония поражает мышцы лица, рта и челюсти. Блефароспазм — непроизвольное сокращение век.

Феноменология и лечение идиопатической дистонии туловища у взрослых: ретроспективный обзор | Journal of Clinical Movement Disorders

Мы суммируем клинические особенности и феноменологию ранее опубликованных описаний случаев и серий случаев в таблице 2. Самая крупная такая серия была описана Bhatia et al., Которые описали группу из 18 пациентов с преимущественно осевой дистонией у взрослых. или в позднем подростковом возрасте.Наши результаты аналогичны результатам Бхатии в том, что дистония чаще всего поражала мужчин в пятом десятилетии жизни, а сгибание было наиболее распространенным направлением непроизвольных движений туловища [1]. Другие сообщения об идиопатической туловищной дистонии намного меньше, хотя все ранее опубликованные сообщения подтверждают ее начало в четвертом-шестом десятилетии жизни [1–5]. Также в соответствии с нашими выводами, сгибание туловища было наиболее частым направлением дистонических движений, тогда как разгибание туловища и латеральное сгибание были относительно редкими [1–5].Когда рассматривалось возникновение в покое по сравнению с действием, наши результаты согласуются с предыдущими сообщениями о том, что дистония была спровоцирована или усугублена действием [1, 2]. Также в соответствии с нашими выводами, большинство пациентов использовали сенсорный трюк, чтобы облегчить свою дистонию [1, 2].

Таблица 2 Сравнение ранее опубликованных сообщений об идиопатической стволовой дистонии

Как и в нашей серии случаев, в большинстве предыдущих отчетов было обнаружено, что пациенты с начальной дистонией туловища у взрослых были невосприимчивы к нескольким пероральным препаратам [1–5].В то время как два пациента в нашей серии случаев получили пользу от инъекций ботулинического токсина, немногие предыдущие исследования сообщают о реакции на ботулинический токсин при идиопатической дистонии туловища. Один пациент со сгибательной дистонией туловища действительно наслаждался временным облегчением дистонии верхней части грудной клетки с помощью инъекций ботулотоксина типа А, однако в конечном итоге у него развилось сопротивление, и инъекции перестали быть эффективными [3]. Хотя у некоторых пациентов сообщалось об уменьшении боли, в других публикациях сообщается об отсутствии пользы от ботулотоксина [1, 2, 5].Интересно, что в нашей серии случаев только пациенты со сгибанием туловища показали улучшение после инъекций ботулинического токсина, в то время как у пациентов с разгибанием туловища улучшения не наблюдалось.

Двусторонний GPi DBS, как было ранее показано, улучшает аксиальные симптомы у пациентов с первичной генерализованной дистонией [6] в дополнение к пациентам с туловищной дистонией, возникающей в результате вторичной этиологии [7–10]. Однако существует лишь несколько сообщений о случаях использования DBS при лечении первичной туловищной дистонии.Shaikh et al сообщают о 4 пациентах с аксиальной дистонией с началом у взрослых, которые лечились двусторонним GPi DBS. У всех пациентов наблюдалось существенное функциональное улучшение при дистонии туловища с процентным улучшением по шкале оценки дистонии Берк-Фана-Марсдена (BFMDRS) в диапазоне от 72,4 до 100% [4]. Другой случай аксиальной дистонии, возникшей преимущественно у взрослых, хотя и с более поздним распространением на шею и плечи, продемонстрировал полное улучшение аксиальных симптомов после 12 месяцев лечения с помощью двусторонней стимуляции GPi.У аналогичного пациента с дебютной туловищной дистонией у взрослых наблюдалось значительное улучшение аксиальной дистонии при односторонней стимуляции GPi (моторная оценка BFMDRS снизилась с 33 до 6 через 6 месяцев) [3]. Наш пациент, который лечился двусторонней стимуляцией GPi DBS, показал такой же отличный ответ на стимуляцию GPi через 3 месяца.

Ограничения нашей серии случаев включают тот факт, что генетическое тестирование не было проведено у большинства пациентов. Кроме того, хотя все пациенты отрицали предшествующее воздействие нейролептиков, вполне возможно, что случайный случай был включен непреднамеренно.Учитывая, что это был ретроспективный обзор диаграммы, методы лечения, опробованные для каждого пациента, не были стандартизированы, что усложняло прямые сравнения. Точно так же инъекции ботулинического токсина не были стандартизированы, и разные инъекторы использовали разные методы, вводили разные группы мышц и использовали разные дозы. У нас также нет доступных долгосрочных данных о некоторых пациентах, включая долгосрочный ответ на DBS. Тем не менее мы считаем, что наши пациенты способствуют растущему признанию этого синдрома.

Причины, типы, симптомы и методы лечения

Дистония — это двигательное расстройство, при котором мышцы человека неконтролируемо сокращаются. Сокращение заставляет пораженную часть тела непроизвольно скручиваться, что приводит к повторяющимся движениям или неправильным позам. Дистония может поражать одну мышцу, группу мышц или все тело. Дистония поражает около 1% населения, и женщины более подвержены ей, чем мужчины.

Каковы симптомы дистонии?

Симптомы дистонии могут варьироваться от очень легких до тяжелых.Дистония может поражать разные части тела, и часто симптомы дистонии прогрессируют поэтапно. Некоторые ранние симптомы включают:

  • «волочение ноги»
  • Спазмы стопы
  • Непроизвольное вытягивание шеи
  • Неконтролируемое моргание
  • Проблемы с речью

Стресс или усталость могут вызвать симптомы или усугубить их. . Люди с дистонией часто жалуются на боли и истощение из-за постоянных сокращений мышц.

Если симптомы дистонии возникают в детстве, они обычно сначала появляются на стопе или руке. Но затем они быстро переходят на остальную часть тела. Однако после подросткового возраста скорость прогрессирования имеет тенденцию замедляться.

Когда дистония появляется в раннем взрослом возрасте, она обычно начинается в верхней части тела. Затем происходит медленное прогрессирование симптомов. Дистонии, которые начинаются в раннем взрослом возрасте, остаются очаговыми или сегментарными: они поражают либо одну часть тела, либо две или более соседних частей тела.

Что вызывает дистонию?

В большинстве случаев дистония не имеет конкретной причины. Дистония, похоже, связана с проблемой в базальных ганглиях. Это область мозга, которая отвечает за сокращение мышц. Проблема заключается в том, как нервные клетки общаются.

Приобретенная дистония вызвана повреждением базальных ганглиев. Повреждение может быть результатом:

  • Травмы головного мозга
  • Инсульта
  • Опухоль
  • Кислородной депривации
  • Инфекция
  • Лекарственные реакции
  • Отравление, вызванное свинцом или угарным газом

Идиопатическая или первичная дистония часто передается по наследству от родитель.У некоторых носителей заболевания дистония может никогда не развиться. И симптомы могут сильно различаться среди членов одной семьи.

Существуют ли разные типы дистонии?

Дистонии классифицируются по пораженным частям тела:

  • Общая дистония поражает большую часть или все тело.
  • Очаговая дистония поражает только определенную часть тела.
  • Мультифокальная дистония поражает более чем одну неродственную часть тела.
  • Сегментарная дистония поражает соседние части тела.
  • Гемидистония поражает руку и ногу на одной стороне тела.

Дистонии также можно классифицировать как синдромы в зависимости от их характера:

  • Блефароспазм — это тип дистонии, поражающей глаза. Обычно это начинается с неконтролируемого моргания. Обычно сначала поражается только один глаз. В конце концов, однако, страдают оба глаза. Из-за спазмов веки непроизвольно закрываются. Иногда они даже заставляют их оставаться закрытыми. У человека может быть нормальное зрение.Но это постоянное закрытие век делает человека функционально слепым.
  • Шейная дистония, или кривошея, является наиболее распространенным типом. Дистония шейки матки обычно возникает у людей среднего возраста. Тем не менее, это было зарегистрировано у людей всех возрастов. Дистония шейки матки поражает мышцы шеи, заставляя голову скручиваться и поворачиваться или тянуться назад или вперед.
  • Черепная дистония поражает мышцы головы, лица и шеи.
  • Оромандибулярная дистония вызывает спазмы мышц челюсти, губ и языка.Эта дистония может вызвать проблемы с речью и глотанием.
  • Спастическая дистония поражает мышцы горла, отвечающие за речь.
  • Поздняя дистония вызвана реакцией на лекарство. Симптомы обычно носят временный характер и поддаются лечению с помощью лекарств.
  • Пароксизмальная дистония эпизодическая. Симптомы возникают только во время приступов. В остальное время человек нормальный.
  • Торсионная дистония — очень редкое заболевание. Это влияет на все тело и серьезно выводит из строя человека, у которого оно есть.Симптомы обычно появляются в детстве и ухудшаются с возрастом. Исследователи обнаружили, что торсионная дистония, возможно, передается по наследству и вызвана мутацией в гене DYT1.
  • Писательские судороги — это разновидность дистонии, которая возникает только во время письма. Поражает мышцы кисти и / или предплечья.

Как лечится дистония?

Есть несколько вариантов лечения дистонии. Врач определит курс лечения в зависимости от типа дистонии и ее степени тяжести.

Недавно представленное лекарство — ботулотоксин , также называемый ботоксом или ксеомином. Токсин вводится в пораженную мышцу. Там он блокирует действие химического ацетилхолина, вызывающего мышечные сокращения. Инъекцию нужно повторять примерно каждые три месяца.

Когда из-за дистонии кто-то становится инвалидом, возможна глубокая стимуляция мозга. При глубокой стимуляции мозга электрод имплантируется в определенную область мозга. Затем он подключается к стимулятору с батарейным питанием, имплантированному в грудную клетку.Электрод передает электрические импульсы, создаваемые стимулятором, в область мозга, чтобы уменьшить мышечные сокращения. Врач человека регулирует частоту и интенсивность электрических импульсов.

Лекарства могут помочь уменьшить сообщения о перегрузке, которые вызывают чрезмерное сокращение мышц при дистонии. Используемые наркотики включают:

Другой вариант — сенсорный трюк. С помощью сенсорного трюка стимуляция пораженной или близлежащей части тела может уменьшить мышечные сокращения.Просто прикоснувшись к этой области, люди могут контролировать свои сокращения.

Логопедия, физиотерапия и управление стрессом также могут использоваться для лечения симптомов дистонии.

Дистония — заболевания головного мозга A-Z

В 2016 году мы провели бесплатный онлайн-семинар по дистонии доктора Флоренс Чанг из больницы Вестмид, Новый Южный Уэльс. Подробнее.

Описание

Дистония — это неврологическое двигательное расстройство, при котором мышцы тела непроизвольно сокращаются или спазмируются.Непроизвольные сокращения мышц вызывают скручивания, повторяющиеся и шаблонные движения, а также неправильные позы.

Дистония — это не отдельное заболевание, а синдром — набор симптомов, которые нельзя отнести к одной причине, но имеют общие элементы. Некоторые формы могут поражать определенные участки тела, такие как шея, лицо, челюсть, глаза, конечности или голосовые связки.

Кто пострадал?

Дистония поражает мужчин, женщин и детей любого возраста и происхождения. Он может развиться в детстве и часто приводит к инвалидности у детей.Он может быть генетическим или вызван такими факторами, как физическая травма, прием определенных лекарств или другие неврологические состояния.

Причины

Причины дистонии еще полностью не изучены, но считается, что она может быть вызвана химическим дисбалансом в определенной области мозга, называемой базальными ганглиями, откуда, как полагают, исходят сообщения о начале мышечных сокращений. Базальные ганглии — это структуры в глубине мозга, которые частично отвечают за управление движением.Они регулируют многочисленные сокращения мышц, необходимые для движения тела. Если эта часть мозга каким-либо образом повреждена, при попытке двигаться сокращаются не те мышцы. Или мышцы сокращаются без необходимости, даже когда мы неподвижны, вызывая неконтролируемые подергивания, тремор и сокращения. Эти спазмы известны как дистонические движения.

Некоторые пациенты могли страдать от болезни или травмы, которая повредила базальные ганглии, но в большинстве случаев основная причина состояния неизвестна.Если причину установить невозможно, дистония считается идиопатической. В зависимости от типа дистонии специалист может решить провести анализ крови или сканирование, чтобы попытаться определить причину.

Классификация

Дистония лучше всего классифицируется по пораженным частям тела.

Если поражена только одна часть тела, например глаза, шея, конечность или голос, это называется очаговой дистонией. Если поражена более крупная область, такая как шея и руки, это называется сегментарной дистонией.Если спазмы затрагивают руку и ногу с одной и той же стороны, это называется гемидистонией. Если поражены две или более не связанных между собой части тела, это называется мультифокальной дистонией. Наконец, если он более распространен, используется термин генерализованная дистония.

Почему я раньше не слышал о дистонии?

Только в середине прошлого века дистония была признана физическим (органическим) состоянием, а различные формы были идентифицированы как проявления одного и того же заболевания. Несмотря на это, дистония часто неправильно понимается, неправильно диагностируется и, следовательно, неправильно лечится.Исследования, проведенные в Соединенных Штатах, показывают, что дистония так же распространена, как и рассеянный склероз, в определенных регионах мира, включая некоторые части Австралии. Однако существует мало литературы, которая предоставляет адекватную информацию о дистонии или объясняет ее влияние на людей, живущих с этим заболеванием.

Распространенные формы дистонии

Шейная дистония

Шейная дистония, часто называемая спастической кривошеей, представляет собой особый тип очаговой дистонии, поражающей мышцы шеи.Мышечные спазмы могут быть болезненными и вызывать скручивание шеи в одну сторону (кривошея), вперед (антероколлис) или назад (ретроколлис). Шея может тянуться, поворачиваться или дергаться; его можно упорно удерживать в одном направлении. Для получения дополнительной информации нажмите здесь.

Блефароспазм

Это состояние, при котором происходит спазм мышц век, в результате чего веки внезапно закрываются без предупреждения. Человеку трудно открыть их снова, и, если это серьезно, это может привести к проблемам со зрением, хотя зрение не пострадает.Блефароспазм часто усугубляется солнечным светом. Узнать больше

Оромандибулярная дистония

Оромандибулярная дистония может поражать лицо, язык, небо и челюсть и проявляется ненормальными движениями рта или языка, гримасой или принудительным открытием или закрытием рта.

Дистония рук

Дистония кисти поражает мышцы пальцев, кисти, запястья, а иногда и предплечья или плеча. Обычно он связан с конкретной задачей или связан с профессией человека, и наиболее распространенной формой является писательский спазм.Судорога писателя заставляет пальцы сжиматься, вращаться или принимать неправильную позу, когда пациент пытается писать. Дистония рук также распространена среди музыкантов и машинисток. Симптомы могут различаться в зависимости от выполняемых действий и могут влиять на точность, положение рук, непроизвольное сгибание пальцев и многое другое. Тем не менее, некоторые пациенты страдают только тогда, когда они пытаются выполнить конкретную задачу, и в противном случае использование их руки могло бы быть не нарушено. Это трудно лечить, так как может быть задействовано много мелких мышц кисти и предплечья.Люди могут научиться пользоваться своей недоминантной рукой.

Спастическая дисфония

Спастическая дисфония, иногда известная как дистония гортани, является редким нарушением голоса. Гиперактивное движение мышц гортани (чрезмерное закрытие или раскрытие голосовых связок) происходит во время определенных голосовых действий, таких как речь, но не во время смеха или зевания. Голос может быть напряженным и напряженным, с внезапными прерываниями, вызывающими кратковременную потерю голоса. Дисфонию можно увидеть на фоне других очаговых дистоний, таких как оромандибулярная дистония и блефароспазм.Для получения дополнительной информации нажмите здесь.

Синдром Мейгеса

Синдром Мейгеса, также известный как болезнь Брейгеля, принадлежит фламандскому художнику 16 века, который запечатлел этот синдром на холсте. Мейгес представляет собой комбинацию, в первую очередь, блефароспазма и оромандибулярной дистонии, но может проявляться и дисфонией.

Гемидистония

Гемидистония: поражаются группы мышц одной стороны тела, вызывая потерю равновесия и затруднения при передвижении. Непораженные мышцы подвергаются сильному напряжению.

Генерализованная дистония

Генерализованная дистония — редкая форма дистонии, которая чаще встречается у детей, чем у взрослых. Как правило, это тяжелая форма инвалидности, поражающая участки тела. Генерализованная дистония часто начинается с нижней конечности, а затем распространяется на другие области, такие как шея, конечности и туловище. Люди с генерализованной дистонией часто имеют генетическую основу для своего заболевания.

Другие формы первичной дистонии

Допа-чувствительная дистония (DRD)

Допа-чувствительная дистония (DRD) — это широкий термин, используемый для описания случаев дистонии, которые резко реагируют на низкие дозы лекарства, называемого леводопа.DRD обычно начинается в детстве или подростковом возрасте с прогрессирующего затруднения при ходьбе. Это может быть ошибочно диагностировано как церебральный паралич или паркинсонизм. Несколько генов были связаны с допа-чувствительной дистонией.

Миоклоническая дистония

Миоклоническая дистония (наследственный эссенциальный миоклонус), которую часто ошибочно принимают за эссенциальный тремор, характеризуется быстрыми подергиваниями как таковыми или в сочетании с устойчивыми мышечными сокращениями и позами дистонии. Распределение симптомов миоклонической дистонии отличается от типичной дистонии с ранним началом, поскольку она чаще поражает верхнюю часть тела, тогда как типичная дистония с ранним началом обычно поражает ноги.Идентифицирован ген, связанный с миоклонической дистонией.

Дистония-паркинсонизм с быстрым началом (RDP)

Дистония-паркинсонизм с быстрым началом (РДП) характеризуется внезапным началом замедления движений (паркинсонизм) и симптомами дистонии. Классические особенности RDP включают непроизвольные дистонические спазмы в конечностях, выраженное поражение речевых и глотательных мышц, медлительность движений и нарушение равновесия. Комбинированные симптомы дистонии и паркинсонизма могут развиться внезапно и длиться от нескольких часов до нескольких дней.РДП обычно возникает в подростковом или молодом возрасте (возрастной диапазон от 15 до 45 лет).

Пароксизмальная дистония и дискинезии (ПДД)

Пароксизмальная дистония и дискинезия (ПДД) — это группа расстройств, при которых пациент испытывает относительно короткие эпизоды ненормальных движений и поз с возвращением к нормальной позе между эпизодами. Некоторые формы PDD являются генетическими.

Х-сцепленная дистония-паркинсонизм (любаг)

Х-сцепленная дистония-паркинсонизм (Любаг) — это форма дистонии, встречающаяся почти исключительно у мужчин с филиппинского острова Панай.Члены семьи женского пола являются носителями гена. Х-сцепленная дистония-паркинсонизм обычно начинается очагово, генерализует и может сменяться паркинсонизмом.

Вторичная (симптоматическая) дистония

При этом типе дистонии симптомы возникают из-за повреждения небольших участков головного мозга. Дистония бывает сегментарной, генерализованной или гемидистонией. Повреждение может быть вызвано пониженным содержанием кислорода во время родов или внутриутробно (церебральный паралич), другими травмами головного мозга, небольшими инсультами или опухолями.Вторичная дистония обычно возникает в результате очевидных внешних факторов, таких как воздействие определенных лекарств, травмы, токсины или инфекции. Дистония также может быть вторичной по отношению к другим заболеваниям, поражающим нервную систему, таким как болезнь Вильсона, болезнь Хантингтона и рассеянный склероз.

Дистония, вызванная лекарствами

Острые дистонические реакции

Наркотики часто вызывают двигательные расстройства. Часто у пострадавших возникает острая дистоническая реакция после однократного воздействия препарата.Симптомы обычно недолговечны, и их можно успешно лечить с помощью лекарств. Дистонические реакции на (метоклопрамид дидрохлорид) максолон и (прохлорперазина малеат) стеметил особенно распространены у молодых людей. Острые дистонические реакции часто могут быть драматичными. Иногда они могут быть настолько серьезными, что требуют спасательных мер. Обычно это происходит, когда задействованы мышцы гортани и возникают затруднения с дыханием.

Поздняя дистония и поздняя дискинезия

Поздняя дистония и поздняя дискинезия — это неврологические синдромы, вызванные воздействием определенных лекарств, называемых нейролептиками.Нейролептические препараты используются для лечения определенных двигательных расстройств, психических расстройств и некоторых желудочных заболеваний. Поздние синдромы могут также развиться у некоторых пациентов с болезнью Паркинсона в результате воздействия леводопы. Слово «позднее» означает «поздно» или «с опозданием» и в данном случае относится к появлению симптомов после приема препарата. Дистонические позы и движения могут появиться вскоре после начала нейролептической терапии, но также могут возникать с задержкой на несколько дней или недель. Движения могут варьироваться от коротких рывков до продолжительных мышечных спазмов, часто затрагивающих глаза, рот, горло и шею.

Симптомы дистонии обычно возникают через 2-24 часа после введения первой дозы препарата. Признаки могут сохраняться часами или даже днями, а их интенсивность может быть разной. Воздействие препарата на человека часто связано с возрастом. У детей могут развиваться спазмы туловища и конечностей, а у взрослых — дистонические спазмы лица, шеи и верхних конечностей. Эти спазмы и позы могут возникать внезапно, часто болезненны и могут меняться в своем распределении, затрагивая разные части тела в разное время.Поздние дистонии часто очень трудно поддаются лечению и могут сохраняться длительно.

Травма

Связь между травмой и дистонией еще полностью не изучена. Из опубликованных исследований явствует, что люди, являющиеся носителями гена дистонии, с большей вероятностью могут получить травму как фактор, провоцирующий развитие дистонии.

Токсины

Ряд необычных токсинов способен вызывать повреждение головного мозга, сосредоточенное в области управления моторикой, известной как базальные ганглии.Дистония может быть одной из характерных черт, с которыми сталкиваются люди с подобным воздействием, но «изолированная дистония» у таких пациентов встречается крайне редко. Другими словами, подавляющее большинство людей, подвергшихся воздействию токсинов (например, марганца), имеют дополнительные неврологические проблемы, связанные с дистонией. Возможно, наиболее частой особенностью таких пациентов является наличие состояния, похожего на болезнь Паркинсона.

Факторы окружающей среды

Роль факторов окружающей среды, вызывающих или способствующих дистонии, остается неопределенной.Непонятно, почему у некоторых людей, унаследовавших особый ген, развивается тяжелая форма дистонии, в то время как многие другие, унаследовавшие тот же ген, либо никогда не заболевают, либо демонстрируют только очень легкую форму (это то, что подразумевается под «переменной пенетрантностью» в на языке генетики).

Связанные расстройства

Вторичные дистонии могут сопровождать другие заболевания, приводящие к симптомам дистонии. Болезнь Вильсона и болезнь Халлервордена-Шпатца являются примерами многих заболеваний, которые могут вызывать симптомы дистонии.

Болезнь Вильсона

Болезнь Вильсона (дегенерация печени) — редкое наследственное заболевание, возникающее в результате чрезмерного накопления меди в организме. Обычно медь выводится без каких-либо затруднений, но при болезни Вильсона медь откладывается и накапливается в печени, головном мозге и вокруг глаз. Дистония — заметный клинический признак у некоторых людей с болезнью Вильсона. Болезнь Вильсона требует специального лечения.

Болезнь Халлервордерна-Шпатца

Болезнь Халлервордерна-Шпатца — очень редкое наследственное прогрессирующее заболевание головного мозга, обычно затрагивающее базальные ганглии и часто связанное с тяжелой дистонией и паркинсонизмом.МРТ головного мозга очень помогает в диагностике болезни Халлервордерна-Шпатца, демонстрируя повышенное отложение железа в этих глубоких областях мозга.

Прогноз

Каков мой прогноз?

Если дистония развивается в детстве, особенно если начинается в ногах, то во многих (но не во всех) случаях она распространяется на другие части тела и становится генерализованной. Однако когда он развивается у взрослых, он, как правило, имеет другие характеристики, обычно ограничивается определенной областью (очаговая дистония) и с меньшей вероятностью распространяется на другие части тела.

Будет ли он передан моим детям?

Тот факт, что дистония иногда поражает более одного члена семьи, дает понять, что наследственность может играть важную роль. Большинство случаев первичной, сегментарной и генерализованной дистонии происходит из-за гена, наследуемого по доминантному принципу. Многие случаи допа-зависимой дистонии передаются таким образом. Доминантность означает, что каждый ребенок родителя, несущего аномальный ген, имеет 50/50 шансов унаследовать этот ген.

В настоящее время установлено, что ряд различных генов на разных хромосомах связаны с разными типами дистонии, но исследователи еще не знают точно, как тот или иной ген вызывает дистонию.Ген DYT1 на хромосоме 9, связанный с генерализованной дистонией с ранним началом, был обнаружен только в 1997 году. Одним из преимуществ обнаружения этой единственной мутации при семейной дистонии является то, что в будущем для соответствующих людей будут доступны генетическое консультирование и тестирование. Пациенты должны проконсультироваться с неврологом о рисках для своих родственников, основываясь на деталях каждого отдельного случая.

Как и во всех генетических исследованиях, следующим шагом будет определение функции гена и того, как он вызывает дистонию.

Лечение

Кто лечит дистонию?

Специалист-невролог, который особенно интересуется двигательными расстройствами, — лучший специалист для диагностики, лечения и понимания ваших особых потребностей. Ваш врач обсудит с вами доступное лечение и ответит на многие вопросы, которые могут у вас возникнуть по поводу вашего нового диагноза.

Ваш врач общей практики (GP) сможет направить вас к одному из этих специалистов. Между визитами к специалисту за вами будет наблюдать ваш терапевт, который свяжется со специалистом, если в это время возникнут какие-либо проблемы.Вы можете обнаружить, что, если у вашего терапевта нет других пациентов с вашим типом дистонии, он / она вполне может узнать больше об этом заболевании во время вашего лечения.

Что мне делать, чтобы подготовиться к встрече?

Если вы вели краткий дневник своих симптомов до постановки диагноза, это может оказаться полезным для человека, который вас обследует. Принесите результаты недавних тестов или отсканированные изображения. Рекомендуется составить список вопросов — так вы обязательно ответите на все вопросы, которые волнуют вас во время консультации.Наконец, часто бывает полезно взять с собой друга или родственника, который будет выполнять роль второй пары глаз или ушей. Затем у вас будет кто-то еще, чтобы помочь с деталями консультации, если вам понадобится позже вспомнить важную информацию.

Как врачи диагностируют дистонию?

В настоящее время не существует конкретных лабораторных тестов или изображений, которые надежно подтверждали бы диагноз дистонии. Вместо этого диагноз дистонии в значительной степени зависит от клинической картины, включая описание симптомов пациентом, его медицинское состояние и физический осмотр.Чтобы врач мог диагностировать форму дистонии, он должен уметь распознавать физические признаки и быть знакомыми с симптомами. Могут быть заказаны дополнительные тесты, но во многих случаях они будут нормальными.

Какие методы лечения доступны?

При очаговых дистониях, включая блефароспазм, спастическую кривошею, оромандибулярную дистонию, спазматическую дисфонию и иногда спазмы писателя, инъекции ботулинического токсина для временного ослабления задействованных мышц стали очень эффективным лечением.

Ботулинический токсин обычно наиболее эффективен, если дистония поражает только ограниченную группу мышц. Обычно инъекции необходимо повторять каждые 3 или 4 месяца, хотя это может варьироваться от пациента к пациенту. Инъекции доступны в некоторых клиниках неврологии, офтальмологии и ЛОР.

В настоящее время признается, что некоторые специализированные виды физиотерапии могут помочь — обычно в сочетании с ботулотоксином — особенно для пациентов с кривошеей. Было показано, что логопедия продлевает действие ботулинического токсина за счет уменьшения компенсаторных речевых паттернов (Murry and Woodson, 1995).Были испробованы многие другие виды лечения.

К сожалению, мало доказательств того, что иглоукалывание, гомеопатия или диета приносят хоть какой-то длительный эффект. Однако некоторые пациенты считают, что такое лечение снижает стресс, что, в свою очередь, может уменьшить мышечные спазмы.

Помогают ли лекарства?

Если проблема легкая, лучше избегать медикаментозного лечения. Лекарства необходимо принимать непрерывно в течение длительного времени, и все лекарства могут вызывать нежелательные побочные эффекты. Никакими лекарствами от дистонии пока что не вылечить.

Однако, если ваша дистония вызывает неприемлемую инвалидность, может быть рекомендовано медикаментозное лечение, чтобы попытаться контролировать мышечные спазмы. К сожалению, медикаментозное лечение редко бывает эффективным на 100%, и многие пациенты не получают значительного облегчения. Другая проблема заключается в том, что ни один препарат не подходит для всех пациентов с дистонией. Дети обычно лучше реагируют, но если одно лекарство не работает, вам может потребоваться попробовать несколько разных препаратов, чтобы определить, какое из них лучше всего подходит для вас, предлагая наибольшее облегчение, но вызывая наименьшие побочные эффекты.

Можно ли сделать операцию?

В прошлом хирургические варианты включали выборочную денервацию шейки матки, таламотомию и паллидотомию. Растущее распространение глубокой стимуляции мозга для лечения трудноизлечимых двигательных расстройств привело к появлению паллидальной стимуляции в качестве хирургической терапии выбора для многих пациентов с дистонией. Опубликованные серии исследований подтвердили эффективность стимуляции хронического бледного шара (GPi) в лечении этой группы аномальных непроизвольных двигательных расстройств, однако долгосрочные результаты и характер клинического улучшения еще предстоит установить.*

* Глубокая стимуляция головного мозга при генерализованной дистонии и спастической кривошеи, Ричард Г. Биттар и др., Журнал клинической неврологии, 2004 г., опубликованный компанией Elsevier Ltd. doi: 10.1016 / j.jocn.2004.03.025

Классификации

Классификация по возрасту начала

Возраст начала заболевания, как правило, является лучшим фактором, определяющим вероятность прогрессирования.

  • Раннее начало или детство
  • Начало в подростковом возрасте
  • Ссылки на начало заболевания у взрослых

Классификация по распределению кузова

  • Генерализованная дистония или дистония с ранним началом в детском возрасте поражает все или большую часть тела.
  • Очаговая дистония поражает одну определенную часть тела.
  • Мультифокальная дистония затрагивает две или более не связанных между собой части тела.
  • Сегментарная дистония затрагивает две или более части тела, которые прилегают друг к другу.
  • Гемидистония поражает либо левую, либо правую сторону тела.

Очаговые формы дистонии

  • Блефароспазм
  • Шейная дистония (спазматический тортиколлис)
  • Эмбушюр Дистония
  • Оромандибулярный
  • Спастическая дисфония
  • Судорога писателя

Наследственные формы дистонии

  • Раннее детство
  • Допа-чувствительная дистония
  • Пароксизмальная дистония
  • Х-сцепленная дистония-паркинсонизм
  • Миоклоническая дистония
  • Дистония-паркинсонизм с быстрым началом

Наиболее распространенные формы дистонии

  • Шейная дистония или спазматический тортиколлис
    Поражает мышцы шеи, поворачивая голову в сторону или тянет ее назад или вперед.
  • Спастическая дисфония
    Поражает мышцы, контролирующие голосовые связки, что затрудняет разговор.
  • Оромандибулярная дистония
    Поражает мышцы нижней части лица, заставляя их тянуть или сокращаться. Обычно присутствует блефароспазм.
  • Блефароспазм
    Поражает веки, заставляя их закрыться на секунды или часы.
  • Судорога писателя
    Поражает пальцы и руку и возникает, когда человек пытается писать или выполнять точные функции руки.
  • Общая дистония
    Обычно начинается с конечностей, особенно стопы и руки, поражая большую часть тела.

Справка и поддержка

Дистония может вызывать уныние и депрессию. Внешние симптомы могут стать источником сильного смущения и разочарования для больного. Тот факт, что лекарства не существует, часто усугубляет это страдание. Многие страдают личными проблемами, связанными с изменением имиджа своего тела. Самоуважение часто снижается, поскольку люди теряют уверенность в себе и своей способности действовать как нормальные человеческие существа.Некоторые люди обеспокоены тем, как это отразится на их финансовом положении, их обычном распорядке и основных способах получения удовольствия от жизни. Эти проблемы часто усугубляются тем, что о заболевании известно очень мало.

Как справиться с дистонией

  1. Примите свое состояние
    Поймите, что ваше состояние не может быть полностью вылечено или разрешено с помощью лечения. Понимание вашего состояния и более подробные сведения о нем может быть полезным для принятия того, что с вами происходит.
  2. Используйте позитивный подход
    Признайте, что для того, чтобы двигаться вперед, вы должны развить позитивные отношения со своим телом и симптомами, которые оно вызывает. Вы можете сделать это, изучив позитивные способы справиться со своим заболеванием.
  3. Скорбеть — это нормально
    Поймите, что части вашей жизни, возможно, никогда больше не будут прежними. Смириться с тем, что этот прошлый опыт, возможно, теперь закончился. Найдите новые способы сделать вашу жизнь интересной.
  4. Осознайте свои ограничения
    Не будьте так строги к себе, когда дела идут не так, как вам хотелось бы.Поймите, что, как и у всех людей, у вас тоже есть ограничения. Люди совершают ошибки, и может потребоваться еще несколько ошибок, прежде чем вы разовьете навыки, необходимые для того, чтобы правильно справляться со своим заболеванием и жить как можно лучше.
  5. Совместные механизмы преодоления трудностей
    Если вы разрабатываете новый способ преодоления трудностей, попробуйте поделиться им с другими людьми, находящимися в аналогичном положении. Помогая другому человеку, вы помогаете себе.

Группы поддержки

Группа поддержки Австралийской дистонии
Контактное лицо: Ли Паган
Электронная почта: pagans @ internode.on.net
Facebook: Чтобы присоединиться к группе поддержки Facebook, отправьте электронное письмо указанному выше контакту для получения приглашения.
Веб-сайт: australiandystoniasupportgroup.wordpress.com/

Группа поддержки дистонии в Кэрнсе
Контактное лицо: Сью Бейлисс
Тел .: (07) 4032 4033
Электронная почта: [email protected]

Южно-Австралийская группа дистонии
Контакты: Жаклин
Электронная почта: [email protected]

Блефароспазм Австралия (группа онлайн-поддержки)
www.bebaustralia.org.au

NSW Группа поддержки блефароспазма
Контактное лицо: Стивен Брэдли
Мобильный: 0408 232 338
Электронная почта: [email protected]

Викторианская группа поддержки блефароспазма
Контактное лицо: Элизабет Фостер
Тел .: (03) 9587 2326
Королевская викторианская больница для глаз и ушей
Тел .: (03) 9929 8536
Факс: (03) 9663 7203
Электронная почта: elizabethfoster @ bigpond. com

WA Группа поддержки блефароспазма
Контактное лицо: Лесли Рейнольдс
Электронная почта: lesnev @ bigpond.com

Спастическая дисфония
Контактное лицо: Синтия Тернер
Тел .: (02) 9411 2424
Электронная почта: [email protected]

Австралийская ассоциация спазматических тортиколлисов (ASTA) — Виктория
Контактное лицо: секретарь — январь
Почтовый ящик 133
WESTMEAD NSW 2145
Тел .: (03) 9723 6651
http://astavic.org/
Электронная почта: astavic @ optusnet. com.au

Отделения патологии речи

Отделение патологии речи
Больница Святого Винсента
Victoria Street
DARLINGHURST NSW 2010
Тел .: (02) 8382 3372
Факс: (02) 8382 3687
Отделение патологии речи
Госпиталь Королевы Елизаветы
28 Woodville Road
WOODVILLE SOUTH SA 5011
Тел .: (08) 8222 6723
Отделение патологии речи
Royal Victorian Eye and Ear Hospital

PO Box 139
EAST MELBOURNE VIC 3002
Тел .: (03) 9929 8223
Факс: (03) 9663 7203
Электронная почта: ayorston @ rveeh.vic.gov.au
Отделение патологии речи
Royal Perth Hospital
Wellington Street
PERTH WA 6001
Тел .: (089) 224 2197
Факс: (089) 224 3511
Отделение патологии речи
Госпиталь принцессы Александры
Ipswich Road
WOOLLOONGABBA QLD 4102
Тел .: (07) 3240 2314
Факс: (07) 3240 2900

Международные группы

  • Фонд медицинских исследований дистонии (DMRF), Чикаго, США
  • WE MOVE (Всемирное образование и осведомленность о двигательных расстройствах) Нью-Йорк, США
  • [сведения о дистонии]
  • Care4dystonia, Inc.
  • Фонд исследований доброкачественного эссенциального блефароспазма (BEBRF), Техас, США
  • Национальная ассоциация спастической дисфонии, Чикаго, США
  • Национальная ассоциация спазматических тортиколлисов, Калифорния, США
  • Spasmodic Torticollis / Dystonia Inc (Висконсин, США)
  • Фонд дистонии Бахмана-Штрауса и Паркинсона (Нью-Йорк, США)
  • Допа-чувствительная дистония Центральная
  • EDF Европейская федерация дистонии
  • Osterreichische Dystonie Gesellschaft (Австрия)
  • Belgische Zelfhulpgroep Voor Dystoniepatienten (Бельгия)
  • Hrvatska Grupa Za Istrazivanje Distonije (Хорватия)
  • Электронная почта: mrelja @ mef.
  • часов

  • Dansk Dystoniforening (Дания)
  • Suomen Dystonia-Yhdistys (Финляндия)
  • Association des Malades Atteints de Dystonie (AMADYS) (Франция)
  • Французская лига против дистонии (LFCD) (Франция)
  • Deutsche Dystonie Gesellschaft e.V. (Германия)
  • Дистония Ирландия
  • Associazione Italiana per la Ricerca sulla Distonia (ARD) (Италия)
  • Nederlanse Vereniging van Dystoniepatienten (Нидерланды)
  • Norsk Dystoniforening (Норвегия)
  • Associacao Portuguesa de Distonia (Португалия)
  • Электронная почта: gouveiacarvalho @ clix.pt
  • Asociacion de Lucha contra la Distonia en Espana (ALDE) (Испания)
  • Asociacion de Lluita contra la Distonia a Catalunya (ALDEC) (Испания)
  • Svensk Dystoni Forening (Швеция)
  • Schweizerische Dystonie-Gesellschaft (SDG) (Швейцария)
  • Швейцарская ассоциация по борьбе с дистонией (ASD) (Швейцария)
  • Associazione Svizzera contro la Distonia (ASD) (Швейцария)
  • Общество дистонии (TDS) (Великобритания)
  • Действия по борьбе с дистонией, диагностике, образованию и исследованиям (ADDER) (Соединенное Королевство)

Группы поддержки онлайн

Национальная ассоциация спастической дисфонии

Блефароспазм Австралия

В том числе:

Информация для родителей детей с дистонией

«Ride It Out» Электронная почта для молодых людей Клуб приятелей по переписке

Стенограммы симпозиумов по дистонии

Доски объявлений, чаты и форумы

Доски объявлений о дистонии, спастической дисфонии, блефароспазме и музыкантах с дистонией

Доска объявлений блефароспазма

МЫ ПЕРЕМЕЩАЕМ чат-комнаты для Дистонии, Эссенциального Тремора, Музыкантов с Дистонией, От родителей к родителям, Спастической дисфонии, Поздней дискинезии

Форум сообщества Spasmodic Torticollis

Дополнительная литература

Щелкните здесь, чтобы увидеть последние австралийские исследования по дистонии.

Очерки исследователей

  • Диагностика идиопатической дистонии: должно ли это длиться так долго? Энн Т. Пауэлл, Джон В. Бидуэлл и Аннет С. Уокер, Обзор здоровья Австралии, том 18, № 3, 1995 г.
  • Спазматический тортиколлис: точка зрения пациента Статья, представленная Энн Пауэлл, доцентом, UWS Nepean. 30 марта 1995 г.
  • Что не так с вашим голосом ?: История спастической дисфонии в Австралии Дон Эдгар, доктор философии
  • Что мы до сих пор не знаем о спастической дисфонии Кристи Л. Ладлоу, доктор философии, NSDA, Ежеквартальный отчет, том 3.№ 3 Лето 1994 г.
  • Speechless — Living with Spasmodic Dysphonia , опубликовано Национальной ассоциацией спастической дисфонии в сотрудничестве с Dot Sowerby, Jean Newcomer и Betty Schonauer
  • Спастическая дисфония: мифы и факты Фрэнсис Дж. Фриман, доктор философии, Майкл П. Каннито, М.С., Тереза ​​Финицо-Хибер, доктор философии, Эллиот Росс, доктор медицины 1990 г.
  • Когда Ботокс не работает Роберт Бастиан, доктор медицины, профессор отоларингологии / хирургии головы и шеи, Университет Лойолы, Информационный бюллетень NSDA Чикаго, январь 2001 г.
  • Продолжительный опыт инъекций ботулинического токсина для лечения блефароспазма и цервикальной дистонии Джозеф Янкович, доктор медицины и Кеннет С. Шварц, PA НЕВРОЛОГИЯ 1993: 43: 834-836
  • Острые и хронические эффекты ботулотоксина при лечении блефароспазма (Обновлено в августе 1999 г.) Джонатон Дж.Даттон, доктор медицины, глазной центр Университета Дьюка, Дарем, Северная Каролина.
  • «Спасибо, что спросили»: справочная книга для справки Валери Ф. Левитан, доктор философии, опубликованная Фондом медицинских исследований дистонии, 1998 г.
  • Сохраняя надежду: Руководство для родителей по жизни с дистонией 2-е издание Карен К. Росс, доктор философии, опубликовано Фондом медицинских исследований дистонии, 1996 г.
  • Болезнь, которая искажает Юджина Смита, опубликовано Peanut Butter Pub, 1997, ISBN: 0897166213
  • Я двигаюсь два: Поэтическое путешествие с дистонией Бека Серданс, опубликовано Xlibris Corporation, 2000 ISBN: 0738828459
  • Surviving Dystonia , автор: Кармин Л. Петранджело, опубликованный Кармине Л. Петранджело, 2002 г., ISBN: 0972371109

Подробнее в Виртуальном медицинском центре

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Предоставленная информация предназначена для поддержки, а не замены отношений, существующих между пациентом / посетителем объекта и его / ее существующими специалистами в области здравоохранения.

Идиопатическая торсионная дистония: присвоение гена хромосоме 18p в немецкой семье с началом во взрослом возрасте, аутосомно-доминантным наследованием и чисто очаговым распределением | Молекулярная генетика человека

Аннотация

Идиопатическая торсионная дистония (ITD) — это группа двигательных расстройств, которые обычно наследуются по аутосомно-доминантному типу с пониженной пенетрантностью. Большинство пациентов с ITD поступают с очаговой дистонией в зрелом возрасте.Однако до сих пор эта распространенная субформа оставалась хромосомно неотмеченной. Напротив, редкая ранняя, более генерализованная форма ITD была картирована на хромосоме 9q34. Наше исследование сцепления в большой родословной с семью определенно пораженными, шестью, возможно, затронутыми и 16 фенотипически незатронутыми членами семьи присваивает ген ITD для общей фокальной формы с максимальным баллом lod 3,17 теломерной области D18S1153 на хромосоме 18p.

Введение

Идиопатическая торсионная дистония (ITD) — это клинически и генетически гетерогенная группа двигательных расстройств, характеризующихся устойчивыми дистоническими мышечными сокращениями, вызывающими непроизвольные скручивающие движения и / или позы, причинами которых являются поражения головного мозга (особенно базальных ганглиев), лекарственные препараты или другие неврологические нарушений не обнаружено (1).Различные клинические подтипы классифицируются по распределению симптомов, приводящих к фокальной, сегментарной, многоочаговой или генерализованной дистонии. Кроме того, ITD подразделяется на дистонию с ранним началом, обычно с появлением симптомов в конечностях и тенденцией к генерализации, и дистонию с началом у взрослых, которая обычно остается очаговой и локализуется в верхней части тела. Варианты ITD определяются дополнительными характеристиками, такими как миоклонические события, пароксизмальное возникновение или реактивность DOPA (2).

Этиология ITD неизвестна. Для некоторых вариантов ITD была достигнута локализация или идентификация основных генов: например, аутосомно-доминантная DOPA-чувствительная дистония (DRD) была связана с 14q (3) и возникает из-за различных точечных мутаций гена циклогидролазы I GTP. (4). Аутосомно-рецессивная форма ДОФА-чувствительной дистонии возникает из-за точечных мутаций гена тирозингидроксилазы (5). О локусе гена для подтипа пароксизмальной дистонии / хореоатетоза на хромосоме 1р сообщили Auburger et al. (6). До сих пор не было достигнуто определения сцепления для пароксизмальной кинезиогенной дистонии и миоклонической дистонии, вызванной алкоголем, хотя сообщалось о некоторых семьях, в которых эти расстройства демонстрировали явно аутосомно-доминантное наследование (7,8).

Единственный известный ген для классического ITD, DYT1 , локализован на 9q34 (9,10), и этот признак наследуется по аутосомно-доминантному типу с пониженной пенетрантностью. Он ответственен за раннее начало генерализованной дистонии у евреев-ашкенази и, по-видимому, был вовлечен в более раннее начало дистонии в нескольких нееврейских семьях (11).Однако за пределами еврейского населения эта форма ITD имеет распространенность всего 3,4 на 100 000 (12).

Наиболее распространенная форма ITD с началом и очаговым распространением у взрослых, по оценкам, имеет в 10 раз более высокую распространенность — 30 на 100 000 (12), и несколько семей были идентифицированы с очевидным аутосомно-доминантным наследованием (13-17). Однако определение хромосомного сцепления пока не может быть достигнуто, возможно, из-за низкой пенетрантности или дальнейшей гетерогенности локуса.

В этом исследовании мы исследовали большую семью немецкого происхождения с семью определенно пораженными и шестью, возможно, затронутыми членами плюс тремя облигатными носителями, и продемонстрировали значительную связь с хромосомой 18p.

Результаты

Клиническое исследование

Семья была выбрана из-за высокой плотности людей с дистонией, и по этому мотиву трое неврологов согласились клинически обследовать в общей сложности 31 члена семьи в возрасте старше 20 лет. Расследование выявило семь заведомо затронутых и шесть, возможно, затронутых лиц и трех умерших лиц, являющихся обязательными передающими, включая основателя этой семьи.Аутосомно-доминантное наследование предполагалось на основе пораженных людей в последовательных поколениях, а также на основе примерно равного распределения по полу и двух случаев передачи от мужчины к мужчине с участием облигатного носителя гена II.1. Шесть из семи пациентов с выраженной дистонией страдают кривошеей, оставшийся один — типичной спазматической дисфонией, отвечающей на терапию ботулотоксином. Двое из этих пациентов с кривошеей имеют небольшие дополнительные симптомы дистонии: один страдает болезнью Мейдж, другой — судорогой писателя-дистоника.Пятеро из шести пациентов с возможной дистонией страдают менее очевидными формами кривошеи (например, гипертрофированные мышцы и / или более высокое положение плеча на пораженной стороне, но только минимальное вращение головы), шестой пациент (III.11) только постуральный тремор рук. Постуральный тремор рук также наблюдался у трех определенно и трех, возможно, пострадавших лиц. Симптомы дистонии оставались очаговыми во всех случаях в среднем на протяжении 9 лет болезни. Возраст начала заболевания варьировался от 28 до 70 лет, в среднем 58 лет в поколении II, 37 лет в поколении III и 43 года в целом, но было трудно точно установить в старшем поколении из-за отсутствия самоанализа.

Анализ сцепления и гаплотипов

Поиск сцепления по всему геному был выполнен с помощью технологии мультиплексирования Généthon (18) с использованием 206 микросателлитов, из которых 118 были информативными в этом семействе. Связывание с локусом DYT1 на 9q34 может быть исключено тремя высокоинформативными микросателлитами, D9S290, D9S179 и D9S164 , генерируя перекрывающиеся области исключения 10, 2 и 10 сантиМорганов (сМ), соответственно. Только один маркер с показателем lod> 2.0 был обнаружен при поиске генома ( D18S62 ). Как следствие, 34 микросателлита на коротком плече и перицентромерной области хромосомы 18 были проанализированы с помощью анализа двухточечного сцепления. Порядок и расстояние до маркеров были взяты из последней региональной карты связей Généthon. Четыре микросателлита ( D18S853, S976, S967, S843 ) были включены на основе карт минимизации рекомбинации, усредненной по полу, CHLC. D18S818 — микросателлит из Института Уайтхеда, локализованный примерно на теломере хромосомы 18p.Рассматривая гаплотип D18S967 / S62 / S471 / S458 / S452 как один высокоинформативный локус, двухточечный анализ сцепления не выявил события рекомбинации со статусом поражения и достиг пика при θ = 0,0 с максимальной оценкой lod Z max = 3,17 . Наивысшая оценка lod отдельного маркера составила Z max = 2,68 для D18S452 при θ = 0,0. Гаплотип предполагаемого заболевания был общим для всех определенно затронутых членов семьи плюс всех облигатных носителей гена и среди пяти из шести, возможно, затронутых членов семьи.Более того, восемь из 16 фенотипически незатронутых членов семьи с 50% -ным риском несли гаплотип частичного заболевания в пределах области-кандидата ( D18S1153 −18pter). Три события кроссинговера у определенно пораженных индивидуумов (III.2, III.21, III.23) привели к вероятному отнесению теломерного гена ITD к D18S843 и теломерного к D18S1153 , соответственно. К сожалению, никакое событие рекомбинации в определенно затронутом члене не определяло теломерный конец области кандидата, хотя событие кроссинговера у возможно затронутого индивидуума III.10 предположил, что этот ген ITD лежит центромерным по отношению к D18S52 .

Изменение фенотипического определения индивидуума III.11 (только с постуральным тремором рук) на «не затронутый» привело к двухбалльной шкале lod по основному гаплотипу болезни, равной 2,82, изменению на «неизвестно» в балльной оценке lod, равной 2,82. 2.97. Распространение гаплотипов на теломер 18q с использованием дополнительных шести микросателлитов (D18S56, S57, S72, S64, S61, S70) привело к снижению баллов lod и косегрегации гаплотипов (доступны сведения о двух баллах. по требованию).

Обсуждение

Мы сообщаем о первом назначении сцепления гена ITD с общим чисто очаговым проявлением и представлением во взрослом состоянии. Результат основан на значимости полученного показателя lod, равном 3,17, и на том факте, что все семь определенно затронутых людей и все три облигатных передатчика имеют один и тот же гаплотип хромосомы 18p. Присутствие в этой родословной одного, возможно, затронутого индивидуума, который не имеет гаплотипа предполагаемого заболевания, подчеркивает трудности с однозначным диагнозом этого клинического объекта.С другой стороны, наличие восьми членов семьи с гаплотипом заболевания ( D18S1153 −18pter), несмотря на отсутствие клинических проявлений, подчеркивает пониженную степень пенетрантности, как это наблюдалось ранее при раннем начале генерализованной формы ITD на хромосоме. 9q34 и при ДОФА-чувствительной дистонии (19). Обе диагностические трудности объясняют, почему локусы гена ITD до сих пор не были картированы исследованиями сцепления. Результаты анализа гаплотипов в этом семействе локализовали этот ген фокальной идиопатической дистонии в области ∼30 см между D18S1153 и теломером 18p, возможно, в пределах 16 см между D18S843 и D18S52 .

Связь между нашим кандидатным регионом на хромосоме 18 и синдромами дистонии ранее сообщалась в двух случаях: недавно сообщалось о пациенте с делецией хромосомы 18p, у которого был дистонический синдром и дополнительные визуальные и пирамидные признаки (20). Также на 18 хромосоме локализован ген аутосомно-рецессивного ювенильного дистонического липидоза (M. Niemann-Pick тип C) (21). В настоящее время нельзя исключать совпадение обоих регионов-кандидатов. Биохимическим фоном этого синдрома является нарушение этерификации холестерина (22).

В пределах нашей области-кандидата ITD были картированы два гена, которые участвуют в неврологических функциях или структурах: ламинин — неколлагеновая макромолекула, часть базальных мембран и состоит из трех субъединиц полипептидов A, B1 и B2. Было обнаружено, что рост нейритов зависит от доступности углеводных остатков этого гликопротеина для нейронов (23). Ген ламининовой цепи А ( LAMA1 ) соответствует 18p11.31 (24). С другой стороны, ADCYAP1 представляет собой человеческий ген, кодирующий нейропептид (полипептид, активирующий аденилатциклазу гипофиза), который заметно стимулирует аденилатциклазу в культурах клеток передней доли гипофиза крыс и который был локализован в 18p11 посредством хромосомной гибридизации in situ (25).

Остается показать, можно ли идентифицировать этот ген ITD с помощью улучшенной сублокализации. Дальнейшее сужение области-кандидата ITD на хромосоме 18p может быть достигнуто с помощью анализа неравновесия по сцеплению в ядерных семьях из того же географического региона, хотя существование эффектов основателя до сих пор остается спекулятивным. Такой анализ также прояснит, в какой степени другие локусы генов ответственны за клиническую изменчивость ITD.

Материалы и методы

Пациенты

Все члены семьи были тщательно обследованы тремя неврологами в разное время.Лица считались определенно пораженными только тогда, когда все исследователи независимо друг от друга установили диагноз ITD. Возможное поражение было диагностировано, когда только один или два исследователя отметили симптомы ITD, обычно отражающие более легкое поражение. Пациент III.6 был госпитализирован на неврологическое отделение Университета Дюссельдорфа и обследован с помощью физикального обследования, ЧМТ, электроэнцефалографии, гемограммы, включая мазок крови для исключения акантоцитоза и метаболизма меди.Обширный отчет о клиническом исследовании и индивидуальных симптомах у каждого пораженного члена был представлен независимо (Leube et al. , в стадии подготовки). Образцы крови были взяты у 60 членов семьи, 45 из которых были старше 20 лет.

Рисунок 1

Немецкая родословная с чисто очаговой ITD у взрослых у семи определенно пораженных лиц, трех облигатных носителей гена и шести, возможно, пораженных особей. Ради анонимности не всегда указывался секс.Определенная дистония обозначается черными символами, возможная дистония в III поколении — символами с полосами. Четыре человека в поколении IV были типированы для построения гаплотипа и имеют неизвестный статус привязанности в возрасте <20 лет. При аутосомно-доминантном наследовании индивиды I.2, II1 и II.3 являются облигатными передатчиками. Показаны индивидуальные гаплотипы, слева написаны отцовские аллели. Обозначение 00 указывает на то, что маркер не использовался или плохо работал у этого человека.Расстояние в сМ между маркерами показано справа. Гаплотип наследственного заболевания и его различные части у потомков обозначены полосами. Восемь здоровых людей из группы риска и один человек с неизвестным статусом поражения содержали части гаплотипа заболевания. Реконструированные гаплотипы обозначены пунктирными рамками.

Рисунок 1

Немецкая родословная с чисто очаговой ITD у взрослых семи определенно пораженных лиц, трех облигатных носителей гена и шести, возможно, пораженных особей.Ради анонимности не всегда указывался секс. Определенная дистония обозначается черными символами, возможная дистония в III поколении — символами с полосами. Четыре человека в поколении IV были типированы для построения гаплотипа и имеют неизвестный статус привязанности в возрасте <20 лет. При аутосомно-доминантном наследовании индивиды I.2, II1 и II.3 являются облигатными передатчиками. Показаны индивидуальные гаплотипы, слева написаны отцовские аллели. Обозначение 00 указывает на то, что маркер не использовался или плохо работал у этого человека.Расстояние в сМ между маркерами показано справа. Гаплотип наследственного заболевания и его различные части у потомков обозначены полосами. Восемь здоровых людей из группы риска и один человек с неизвестным статусом поражения содержали части гаплотипа заболевания. Реконструированные гаплотипы обозначены пунктирными рамками.

Анализ ДНК

ДНК

экстрагировали с использованием стандартных протоколов, включающих процедуру Scot-Lab II ·, а затем хранили при + 4 ° C.Микросателлитное генотипирование выполняли по протоколу Généthon (18) или, альтернативно, следующим образом: ПЦР выполняли в общем объеме 5 мкл с использованием 40 нг геномной ДНК, 10 пмоль каждого праймера, 200 мкМ dGTP, dCTP, dTTP, 2,5 мкМ АТФ и 0,50 мкКи [α- 35 S] dATP, 10 мМ Трис, 1,5 мМ MgCl 2 , 50 мМ KCl, 0,01% желатина и 0,1 ед. Super-Taq (Stehelin). Было выполнено тридцать пять циклов ПЦР по 1 мин при 94 ° C, 55 ° C и 72 ° C. Разделение амплифицированных фрагментов происходило на 6,5% денатурирующем полиакриламидном геле в камерах 30 × 40 см (S2, BRL) в течение 3–4 ч при 70 Вт.Гели фиксировали в 5% этаноле, 5% уксусной кислоте в течение 30 мин, сушили и затем экспонировали на пленках Kodak Biomax в течение одной ночи.

Анализ связей

Все члены семьи, образцы крови которых были доступны, были включены в полногеномное микросателлитное генотипирование, чтобы позволить конструирование гаплотипов и реконструкцию гаплотипов умерших носителей генов с максимальной достоверностью. Четыре представителя поколения IV были включены в анализ сцепления для построения гаплотипа, хотя статус поражения был неизвестен из-за возраста <20 лет.

Гаплотипы были установлены в предположении минимальной рекомбинации. Анализ сцепления был проведен с использованием опции MLINK в программном пакете LINKAGE (26), предполагая равную скорость рекомбинации между мужчинами и женщинами, аутосомно-доминантное наследование, частоту генов 3:10 000 и неполную пенетрантность, как предполагали предыдущие исследования очаговой дистонии (14–16,27). Считалось, что частота аллелей каждого микросателлита одинакова. Облигатные носители генов I.2, II.1 и II.3 были внесены в список как определенно затронутые со значением ответственности / пенетрантности, равным 1. Второй класс ответственности был создан для лиц, которые могли быть затронуты, с диагностической достоверностью 0,8 согласно Отту (28). Фенотипически незатронутые потомки основателя семейства были определены как неизвестные при полногеномном поиске, чтобы быть консервативными в исключении хромосомных участков. Напротив, при оценке хромосомы 18р фенотипически незатронутые потомки из группы риска были определены третьим классом ответственности со значением пенетрантности 0.45 и степень фенокопии 0,001. На эту оценку пенетрантности, с одной стороны, повлияло наблюдение за пятью определенно пораженными индивидуумами среди 27 человек с 50% риском в поколении III, что свидетельствует об относительно низком значении пенетрантности, наблюдаемом в ранее опубликованных родословных (19,27,29) с бессистемными клиническими данными. установление. На нашу оценку пенетрантности, с другой стороны, повлиял тот факт, что наш подход к установлению был сосредоточен на уникальной возможности нескольких пациентов с очаговой дистонией, присутствующих в большой совместной родословной, и проводился посредством систематической множественной оценки каждого члена семьи, и этого молекулярного гаплотипа. были доступны данные, в результате чего были обнаружены некоторые признаки очаговой дистонии у 13 человек из 21 живого носителя гаплотипа ( D18S1153 −18pter).Демонстрация очень положительного показателя lod для маркеров хромосомы 18p привела к клинической переоценке семьи и определению индивидуума III.11 как возможно затронутого из-за возникновения двустороннего постурального тремора рук. Ограниченная информативность в основной области-кандидате между событиями фланкирующего кроссинговера была преодолена путем конструирования основного гаплотипа D18S967 / S62 / S471 / S458 / S452 и его понижающего кодирования в систему из девяти аллелей, как показано на рисунке 1. Специфический гаплотип болезни 1 был установлен при частоте популяционного аллеля 0.01, и все другие аллели, представляющие кумулятивные гаплотипы, были установлены с равными частотами. Этот основной гаплотип рассматривался как один локус в двухточечном анализе сцепления с наследованием болезни.

Благодарности

Благодарим всех членов семьи за сотрудничество. Мы благодарим М. Кнаппа из Института медицинской статистики Боннского университета за советы по статистике. Это исследование было поддержано BMBF (грант 01 KL 9001 / 1V) и BMFZ Düsseldorf.Б. Лейбе является членом DFG (Ge 822 / 1–1).

Список литературы

1.

Понятие и классификация дистонии

,

Adv. Neurol.

,

1988

, т.

50

(стр.

1

8

) 2,,.

Аутосомно-доминантные дистонии

,

Brain Pathol.

,

1992

, т.

2

(стр.

297

308

) 3,,,,,,,.

Картирование сцепления допа-чувствительной дистонии (DRD) с хромосомой 14q

,

Nature Genet.

,

1993

, т.

5

(стр.

386

391

) 4,,,,,,,,,,.

Наследственная прогрессирующая дистония с выраженными суточными колебаниями, вызванная мутациями в гене циклогидролазы I GTP.

,

Nature Genet.

,

1994

, т.

8

(стр.

236

242

) 5,,,,.

Рецессивно наследуемая L-ДОФА-чувствительная дистония, вызванная точечной мутацией (Q381K) в гене тирозингидроксилазы

,

Hum.Мол. Genet.

,

1995

, т.

4

(стр.

1209

1212

) 6,,,,,,,,,,.

Ген аутосомно-доминантного пароксизмального хореоатетоза / спастичности (CSE) сопоставляется с кластером генов калиевого канала на хромосоме 1p, вероятно, в пределах 2 сМ между D1S443 и D1S197

,

Genomics

,

1996

, vol.

31

(стр.

90

94

) 7,.

Доминирующая наследственная миоклоническая дистония с резкой реакцией на алкоголь

,

Неврология

,

1984

, т.

34

(стр.

236

236

) 8.

Пароксизмальный кинезиогенный хореоатетоз

,

Неврология

,

1967

, т.

17

(стр.

680

690

) 9,,,,,,,,,,,,,.

Человеческий ген торсионной дистонии расположен на хромосоме 9q32-q34

,

Neuron

,

1989

, vol.

2

(стр.

1427

1434

) 10,,,,,,,,,,,.

Ген дистонии у еврейского населения ашкенази расположен на хромосоме 9q32–34

,

Ann.Neurol.

,

1990

, т.

27

(стр.

114

120

) 11,,,,,,,,,,,,,,.

Ген DYT1 на 9q34 отвечает за большинство случаев ранней идиопатической торсионной дистонии конечностей у неевреев

,

Am. J. Hum. Genet.

,

1994

, т.

55

(стр.

468

475

) 12,,,,.

Эпидемиология дистонии в Рочестере, Миннесота

,

Adv. Neurol.

,

1988

, т.

50

(стр.

361

365

) 13,.

Семейная цервикальная дистония с началом у взрослых: отчет о семье, включающей монозиготных близнецов.

,

Движение.

,

1993

, т.

8

(стр.

489

494

) 14,,,.

Генетическое исследование идиопатической очаговой дистонии

,

Ann. Neurol.

,

1991

, т.

29

(стр.

320

324

) 15,,.

Генетическое исследование идиопатических очаговых дистоний

,

J.Neurol.

,

1995

, т.

242

(стр.

508

511

) 16,,,,.

Генетический вклад в идиопатический блефароспазм у взрослых и краниально-шейную дистонию

,

Eur. Neurol.

,

1993

, т.

33

(стр.

345

350

) 17,.

Блефароспазм и краниально-шейная дистония (синдром Мейджа): семейное происхождение

,

Adv. Neurol.

,

1988

, т.

49

(стр.

117

123

) 18 и др. ,

Методы молекулярной генетики

,

1993

, т.

1

Academic Press

(стр.

211

222

) 19,,.

ДОПА-чувствительная дистония: долгосрочный ответ на лечение и прогноз

,

Неврология

,

1991

, vol.

41

(стр.

174

181

) 20,,,,.

18p-синдром с двусторонними признаками пирамидного тракта, дистонией нижних конечностей и концентрическими дефектами поля зрения

,

Clin.Neurol.

,

1994

, т.

34

(стр.

474

478

) 21,,,,,,,,,,.

Связь болезни Ниманна-Пика типа C с хромосомой 18 человека

,

Proc. Natl Acad. Sci. США

,

1993

, т.

90

(стр.

2002

2004

) 22,,,,,,.

Нарушение этерификации холестерина у пациентов с болезнью Ниманна-Пика (тип C)

,

Proc. Natl Acad. Sci. США

,

1985

, т.

82

(стр.

8247

8251

) 23,,.

Биологическая роль углеводных фрагментов ламинина

,

J. Biol. Chem.

,

1990

, т.

265

(стр.

12553

12562

) 24,,,,,.

Ген цепи ламинина А человека (LAMA): хромосомное картирование по локусу 18q11.3

,

Genomics

,

1989

, vol.

5

(стр.

932

935

) 25,,,,,,,,,.

Структура гена полипептида, активирующего аденилатциклазу гипофиза человека (PACAP)

,

Biochim. Биофиз. Acta

,

1992

, т.

1129

(стр.

199

206

) 26,,,.

Стратегии анализа мультилокусных связей у людей

,

Proc. Natl Acad. Sci. США

,

1984

, т.

81

(стр.

3443

3446

) 27,,,,,,,.

Идиопатическая дистония у евреев-ашкенази: доказательства аутосомно-доминантного наследования

,

Ann.Neurol.

,

1989

, т.

26

(стр.

612

620

) 28. ,

Анализ генетической связи человека

,

1991

2-е изд.

Балтимор

Johns Hopkins University Press

(стр.

232

235

) 29,,.

Генетическое исследование идиопатической торсионной дистонии в Соединенном Королевстве

,

Brain

,

1990

, vol.

113

(стр.

379

395

)

Заметки автора

© 1996 Oxford University Press

границ | Мультимодальная количественная МРТ не выявляет доказательств патологии тканей при идиопатической шейной дистонии

Введение

Идиопатические очаговые дистонии — это двигательные расстройства неизвестной причины, определяемые наличием устойчивых или прерывистых мышечных сокращений, вызывающих аномальные, часто повторяющиеся движения, позы или и то, и другое, которые влияют на одну область тела (1).Наиболее частые формы включают шейную дистонию, блефароспазм, писчий спазм, спастическую дисфонию, оромандибулярную дистонию и синдром Мейге (1, 2). Клинические проявления аналогичны приобретенным формам очаговой дистонии, которые могут быть вызваны единичным или множественными макроскопическими поражениями сосудистого, травматического, токсического, инфекционного или неопластического происхождения (1) в скорлупе, хвостатом ядре, бледном шаре (3). ) или заднебоковой таламус (4).

Хотя при симптоматических формах дистонии церебральная патология присутствует по определению, еще не ясно, вызвано ли развитие идиопатической дистонии микроструктурными церебральными изменениями, поскольку большинство гистопатологических исследований либо не выявили явной патологии, либо еще не были воспроизведены (2). .Ни одно из предыдущих гистопатологических исследований не обнаружило каких-либо аномалий в базальных ганглиях (5–9).

Хотя гистопатологические исследования имеют решающее значение для понимания клеточного механизма, ведущего к проявлению дистонии, они обычно ограничиваются относительно небольшим размером образца и / или анализом фракции ткани головного мозга из-за методологических ограничений. Неинвазивные методы визуализации, особенно магнитно-резонансная томография (МРТ), не разделяют этого ограничения. Однако предыдущие визуализационные исследования при идиопатической дистонии пока не смогли дать окончательного ответа относительно наличия и локализации морфологических аномалий (10, 11).Например, увеличенный объем серого вещества (ГМ) наблюдался в полосатом теле и коре головного мозга у некоторых групп пациентов (12, 13), тогда как в других исследованиях сообщалось о широкомасштабном уменьшении объема ГМ (14–16). Важно отметить, что большинство предыдущих исследований основано на традиционных методах МРТ, показывающих контрасты смешанных сигналов, которые не могут быть легко связаны с основными изменениями микроструктуры ткани. Несоответствия между исследованиями могут возникать из-за аппаратных факторов, которые влияют на традиционные методы МРТ (10, 17).Четко определенные физические параметры, на которые не влияет смещение, зависящее от оборудования, включая T 1 , T 2 и время релаксации T2 *, а также плотность протонов (PD), можно получить с помощью количественной МРТ (qMRI) (18). Эти параметры qMRI могут быть более напрямую связаны с определенными микроструктурными свойствами ткани, что делает их многообещающими кандидатами для исследований пациентов с неврологическими расстройствами в целом.

Фактически, в большинстве предыдущих исследований кМРТ при идиопатической дистонии использовалась визуализация тензора диффузии (DTI) для исследования изменений микроструктуры ткани посредством измерения параметров, связанных с диффузией молекул воды в ткани (19–23).В этих исследованиях сообщалось о диффузных изменениях в различных областях мозга, таких как базальные ганглии, мозжечок, моторная кора и тракты белого вещества. Однако результаты очень разнородны, а также частично противоречат друг другу в разных исследованиях (24, 25).

До сих пор только два предыдущих исследования использовали МРТ-релаксометрию для оценки состава ткани головного мозга при идиопатической фокальной дистонии, в обоих изучались пациенты с идиопатической цервикальной дистонией. В первом исследовании сообщалось об увеличении времени релаксации T 2 в скорлупе и бледном шаре, что было связано с потерей очаговых клеток и последующим глиозом, что привело к увеличению содержания воды (26).Напротив, более недавнее исследование продемонстрировало снижение значений Т2 * в бледном шаре, что свидетельствует о повышенном содержании железа, связанном с заболеванием (27). T 2 и T2 *, вероятно, отражают микроструктурные свойства, такие как содержание железа и миелина, которые одинаково влияют на время релаксации T 2 и T2 * (28–30). Таким образом, интерпретация результатов предыдущих исследований qMRI, показывающих увеличение T 2 в одном исследовании и уменьшение T2 * в другом исследовании при идиопатической фокальной дистонии, является сложной задачей (26, 27).Насколько нам известно, дальнейших исследований с использованием МР-релаксометрии при идиопатических дистониях не проводилось. Следовательно, до сих пор остается неизвестным, влияют ли также на другие параметры qMRI, такие как время релаксации T 1 или PD.

Для решения этих проблем мы использовали мультимодальный протокол qMRI, использующий T 1 , T 2 , T2 * и PD-картирование для одновременной оценки нескольких тканевых характеристик, которые потенциально могут быть затронуты у пациентов с идиопатической цервикальной дистонией.Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы выяснить, различаются ли одно или несколько времен релаксации ткани мозга T 1 , T 2 , T2 * или PD у пациентов с идиопатической цервикальной дистонией и у здоровых субъектов. С этой целью групповые сравнения карт параметров qMRI были выполнены с использованием методов для всего мозга воксельного статистического анализа и, дополнительно, с использованием подхода на основе области интереса (ROI). Что касается последнего, то среднее время релаксации T 1 , T 2 и T2 * и PD были получены из соответствующих карт параметров для нескольких подкорковых и мозжечковых областей интереса, которые, как считается, в первую очередь участвуют в патофизиологии болезнь (2, 10).

Материалы и методы

Участников

Изначально для этого исследования были набраны двадцать пациентов с идиопатической цервикальной дистонией. Наборы данных от трех пациентов были отброшены из-за артефактов движения, поэтому анализ включал 17 пациентов (девять женщин). Все пациенты получали ботулинический токсин А в рамках регулярного лечения. Степень инвалидности оценивалась по шкале Цуй (31). Кроме того, в исследовании приняли участие 29 здоровых людей того же возраста и пола (15 женщин).Было получено одобрение институционального комитета по этике (Ethik-Kommission des Fachbereichs Medizin der Goethe-Universität Frankfurt am Main, Германия), и все участники дали свое письменное информированное согласие перед тем, как принять участие в исследовании.

Получение МРТ было выполнено на сканере всего тела 3 Тесла (MR-сканер Magnetom TRIO, Siemens Medical Solutions, Эрланген, Германия), оснащенном 8-канальной фазированной антенной головкой для приема сигнала и катушкой для тела для радиочастоты. (RF) передача.

Следующие меры были приняты для уменьшения артефактов движения: Сканирование проводилось через ~ 2 недели после последнего лечения ботулотоксином, когда удовлетворительный эффект лечения уже присутствовал у большинства пациентов. Ни у одного из обследованных пациентов не было сильного тремора головы. Кроме того, голова была удобно закреплена в катушке для уменьшения движений.

Сбор данных

Карты

T 1 , T 2 , T2 * и PD — это результаты определенных процедур, которые измеряют фактические параметры ткани для каждого отдельного воксела (например, используют экспоненциальную аппроксимацию для отображения T 2 ) и применяют поправки для оборудования такие эффекты, как неоднородности поля передачи, смещение приемника и неоднородности B 0 .В отличие от обычных изображений T 1 / T 2 ( * ) / PD-взвешенных изображений, соответствующие карты qMRI представляют «чистые» контрасты T 1 / T 2 (*) / PD. Значение каждого отдельного вокселя в картах параметров представляет собой физическую величину, которую можно использовать для статистического тестирования.

T 1 и картирование PD были основаны на методе переменного угла переворота (VFA) (32). Для этого метода требуются два набора данных испорченного градиентного эха (GE), полученных при разных углах возбуждения α 1 и α 2 , причем меньший угол дает более сильное взвешивание PD, а больший угол — более сильное взвешивание T 1 .Параметры регистрации: продолжительность сканирования: 9:48 мин, TE / TR / α 1 / α 2 = 6,7 мс / 16,4 мс / 4 ° / 24 °, полоса пропускания (BW) = 222 Гц / пиксель, поле- обзора (FoV) = 256 × 224 × 160 мм 3 , разрешение = 1 × 1 × 1 мм 3 . Специальная схема считывания использовалась для увеличения отношения сигнал / шум (33), получая два градиентных эхо-сигнала с разной степенью фазового кодирования после каждого импульса возбуждения.

Отображение неоднородностей передаваемого радиочастотного (РЧ) поля (B 1 ) выполнялось, как описано ранее (34).Метод основан на сборе двух наборов данных GE, одному из которых предшествует РЧ-импульс (номинальный угол: 45 °), который вызывает зависящее от B 1 уменьшение продольной намагниченности и, следовательно, интенсивности сигнала. Параметры были следующими: продолжительность сканирования: 0:53 мин, TE / TR / α = 5 мс / 11 мс / 11 °, BW = 260 Гц / пиксель. Поле зрения как указано выше, разрешение: 4 × 4 × 4 мм 3 .

Кроме того, были зарегистрированы два набора данных GE с разными TE. Это требовалось для коррекции остаточных потерь сигнала, вызванных релаксацией T2 *.Параметры были следующими: продолжительность сканирования: 5 мин, TE 1 / TE 2 / TR / α = 4,3 мс / 11 мс / 1336 мс / 50 °, BW = 292 Гц / пиксель. Поле зрения как указано выше, разрешение = 2 × 2 × 2 мм3.

Для карт T2 * и B 0 было получено восемь наборов данных GE с несколькими эхо-сигналами с экспортом данных модуля и фазы: Продолжительность сканирования: 5:46 мин, TE 1-8 = [10, 16, 22, 28 , 34, 40, 46, 52] мс, TR / α = 2400 мс / 30 °, BW = 299 Гц / пиксель, 40 срезов, толщина среза 2 мм с зазором между срезами 1 мм, поле зрения: 240 × 180 мм 2 , разрешение = 1.25 × 1,25 мм 2 . Последовательность была повторена с разрешением 50% и 25% для коррекции артефактов движения, как описано в литературе (35) (продолжительность сканирования: 3:07 и 1:41 мин).

T 2 Отображение было основано на получении четырех наборов данных быстрого спинового эхо с разным TE: продолжительность сканирования: 8:08 мин, TE = [17, 86, 103, 120] мс, TR = 8 с, BW = 100 Гц / пиксель, поле зрения: 240 × 180 мм 2 , размер матрицы: 192 × 144, 40 осевых срезов толщиной 2 мм, межсрезовый зазор 1 мм, пространственное разрешение: 1.25 × 1,25 мм 2 , турбо фактор: 11, угол перефокусировки: 180 °.

Анализ данных

Анализ данных был реализован с помощью специально написанных сценариев Perl, Bash и MATLAB, применяющих функции из FSL 5.0.7 (FMRIB, Оксфорд, Великобритания) (36), FreeSurfer 6.0.1 (Центр биомедицинской визуализации Атинулы А. Мартиноса, Бостон, США). Массачусетс, США) (37) и MATLAB (MathWorks, Натик, Массачусетс, США).

Расчет T

1 , T 2 , T2 * и карты параметров PD

Для картирования T 1 использовался метод VFA (32).Данные были скорректированы на неоднородности B 0 и B 1 , а также на эффект недостаточного ухудшения поперечной намагниченности, как описано ранее (38). Предварительно карты B 0 были рассчитаны из соответствующих наборов данных фазы GE, которые были получены в разных TE с использованием FSL PRELUDE и FUGUE. B 1 получали согласно способу, описанному Volz et al. (34).

Карты времен релаксации T 2 и T2 * были рассчитаны путем экспоненциальной аппроксимации TE-зависимости уровней сигналов в соответствующих наборах данных.Коррекция артефактов движения была включена в отображение T2 *, как описано Nöth et al. (35). Кроме того, карты T2 * были скорректированы с учетом макроскопических искажений B 0 в соответствии с предыдущей публикацией (39). Карты T 2 были скорректированы с учетом эффектов стимулированных и вторичных эхо-сигналов, возникающих в наборах данных быстрого спинового эхо, с использованием метода, описанного ранее (40).

Картирование

PD было выполнено, как описано Volz et al. (41). Впоследствии взвешенные по PD GE-данные были скорректированы на неоднородности B 1 и на эффекты T 1 и T2 *.Кроме того, корректировка неоднородностей профиля чувствительности приемной катушки была выполнена с помощью коррекции поля смещения (41).

С целью последующей нормализации и сегментации ткани, наборы данных быстрого градиентного эха (MP-RAGE), подготовленные с помощью синтетической намагниченности, со смешанным взвешиванием T 1 / PD были получены из карт T 1 , как описано в литературе ( 42, 43), вычисляя карты псевдо-частичных разрядов по значениям T 1 (44). Были приняты следующие параметры сбора данных: TR = 1900 мс, TI = 900 мс, FoV = 256 × 224 × 160 мм 3 , разрешение: 1 × 1 × 1 мм3, α = 9 °, разнос эхо = 8.1 мс, 192 шага фазового кодирования внутри внутреннего цикла с симметричным охватом k -пространства.

Статистический анализ всего мозга

Для статистических сравнений по вокселям всего мозга данные были нормализованы в пространстве Монреальского неврологического института (MNI) 152 в соответствии со следующими этапами: карты T 2 и T2 * сначала были сопоставлены с синтетическими данными MP-RAGE с помощью FSL FLIRT. Обратите внимание, что карты T 1 и PD уже находятся в том же пространстве, что и синтетические анатомии.Синтетические данные MP-RAGE были нормализованы в MNI-пространстве с использованием FSL FNIRT после инициализации с помощью FSL FLIRT. Полученные в результате матрицы совместной регистрации затем использовались для (ко) нормализации карт параметров qMRI.

Для каждой карты параметров qMRI (T 1 , T 2 , T2 * и PD) были выполнены воксельные статистические сравнения между группами с «рандомизацией» FSL с использованием непарных тестов t- и кластера без порогов. улучшение для коррекции множественных сравнений. Воксели с нулевым значением в любом наборе данных были исключены из анализа.

Статистика на основе рентабельности инвестиций

Для статистики параметров qMRI на основе ROI сегментация тканей синтетических наборов данных MP-RAGE (43) была выполнена с потоком «recon-all», реализованным в наборе инструментов FreeSurfer. Маски скорлупы, паллидума, таламуса и хвостатого ядра были извлечены из результатов FreeSurfer для правого и левого полушария. Поскольку движения головы представлены с двух сторон в базальных ганглиях и моторной коре (45), маски обоих полушарий были объединены.Кроме того, были извлечены маски WM / коры мозжечка с биополушарным покрытием. Чтобы избежать частичного увеличения объема спинномозговой жидкости (CSF), воксели со значениями T 1 выше 2000 мс были удалены из всех масок. Для анализа T 2 и T2 * на основе ROI маски были дополнительно зарегистрированы в карты T 2 и T2 * с использованием перевернутых матриц сопоставления из предыдущей регистрации между картами T 2 / T2 * и синтетической MP. -RAGE данные. Чтобы уменьшить эффекты частичного увеличения объема, связанные с этой регистрацией, воксели со значениями T 2 выше эмпирически определенного порога в 200 мс и воксели со значениями T2 *, превышающими 100 мс, были удалены из соответствующих масок для каждого участника.

Кроме того, с помощью инструмента сегментации FSL FAST была создана церебральная маска WM. Все воксели, перекрывающиеся подкорковыми масками или масками мозжечка, были удалены. Чтобы уменьшить частичное увеличение объема, маска WM была подвергнута дальнейшей эрозии ядром 3 × 3 × 3 мм3.

Усредненные значения T 1 , T 2 , T2 * и PD были получены из соответствующих карт параметров для каждой биополушарной рентабельности инвестиций, а статистические сравнения между группами были выполнены с использованием непараметрического тестирования (Mann – Whitney – U, SPSS Statistics , Версия 22.0,0). Данные qMRI из подкорковых областей интереса были дополнительно проанализированы отдельно для каждого полушария. Кроме того, между группами сравнивали объемы глубоких GM и областей мозжечка, измеренные с помощью FreeSurfer.

Результаты

Группа пациентов с цервикальной дистонией и здоровые контрольные субъекты не различались по возрасту (дистония: 51,0 ± 8,9 года, контрольная группа: 50,5 ± 10,4 года; непарный тест t- : p = 0,86). Средний балл по Цуй составил 5.2 ± 2,7 (диапазон 1–10).

областей интереса, используемых для извлечения значений qMRI, представлены на рисунке 1 для репрезентативного объекта в стандартном пространстве MNI 152 ( z = 8). На рисунке 2 показаны количественные карты T 1 , T 2 , T2 * и PD того же объекта, представленные на рисунке 1.

Рисунок 1 . Области интереса, используемые для оценки данных qMRI, продемонстрированные для репрезентативного субъекта в стандартном пространстве MNI 152 ( z = 8). Синий: паллидум; красный: скорлупа; зеленый: хвостатое ядро; фиолетовый: белое вещество; желтый: таламус.

Рисунок 2 . Количественные карты T 1 , T 2 , T2 * и плотности протонов, показанные для того же объекта, представлены на рисунке 1 ( z = 8).

Воксельный анализ всего мозга не выявил каких-либо существенных различий между пациентами с идиопатической цервикальной дистонией и здоровыми субъектами по любому параметру qMRI (T 1 , T 2 , T2 * или PD).

Результаты

qMRI для двусторонних областей интереса показаны на рисунке 3 в виде прямоугольных диаграмм (медиана, верхний и нижний квартили и 90% доверительный интервал) для обеих групп.Ни по одному из параметров кМРТ не наблюдалось значимых групповых различий (T 1 : p ≥ 0,16, T 2 : p ≥ 0,32; T2 *: p ≥ 0,11; PD: p ≥ 0,31). Оценка подкорковых ROI для каждого полушария в отдельности также дала только отрицательные результаты (дополнительная таблица 1). Не было различий между группами в отношении глубоких ГМ или объемов мозжечка (дополнительная таблица 2).

Рисунок 3 . Анализ области интересов T 1 , T 2 и T2 * времен релаксации и плотности протонов.Значения qMRI были усреднены по двусторонним областям интереса и представлены в виде прямоугольных диаграмм (медиана, верхний и нижний квартили и 90% доверительный интервал) для пациентов с идиопатической цервикальной дистонией (DT) и здоровых контрольных субъектов (HC). P -значения для межгрупповых сравнений вставлены в диаграмму под соответствующими коробчатыми диаграммами. Ncl., Ядро; cerebel., мозжечок.

Обсуждение

Используя мультимодальную количественную МРТ, мы не наблюдали значимых групповых различий в отношении церебральных T 1 , T 2 , времени релаксации T2 * и PD между пациентами с идиопатической цервикальной дистонией и здоровыми контрольными субъектами.

Предыдущие традиционные МРТ-исследования продемонстрировали незначительные различия в объеме нескольких структур головного мозга у пациентов с идиопатической дистонией. Однако между этими исследованиями нет согласия (10): наблюдалось увеличение (12, 13) и уменьшение объема GM в различных областях мозга (14-16) или даже их комбинация (46-48). Расхождения между этими визуализационными исследованиями, по-видимому, предполагают, что объемные изменения при идиопатической дистонии — если они вообще присутствуют — довольно малы и, следовательно, их трудно обнаружить в небольших когортах.Однако некоторые расхождения также можно объяснить тем фактом, что традиционные методы МРТ основаны на контрастах смешанных сигналов (10) и, таким образом, зависят от аппаратных факторов и артефактов.

В отличие от традиционной МРТ, методы qMRI обеспечивают параметры ткани, на которые не влияют аппаратные эффекты. Таким образом, в qMRI может быть установлена ​​более прямая связь между параметрами визуализации, такими как PD, T 1 , T 2 и T2 *, и лежащими в основе микроструктурными изменениями.PD в основном отражает содержание воды в тканях (49). Время продольной релаксации T 1 также предоставляет информацию о содержании воды (50, 51), но дополнительно связано с содержанием железа (51), степенью миелинизации (52), а также степенью глиоза и повреждения аксонов (53 ). T 2 в первую очередь считается маркером содержания миелина, но на него также влияет соотношение железа и воды (54). Т2 * дает наиболее прямую информацию о содержании железа в тканях (55).

Несмотря на использование количественных параметров, наши результаты отличаются от результатов двух предыдущих исследований qMRI с использованием карт T 2 и T2 * для исследования пациентов с цервикальной дистонией. В то время как исследование Schneider et al. (26) сообщили о продлении времени релаксации T 2 в скорлупе и бледном шаре, в другом исследовании наблюдалось снижение значений T2 * в бледном шаре (27). Предполагалось, что увеличение времени релаксации T 2 в ядрах базальных ганглиев связано с потерей клеток и глиозом, а снижение T2 * было интерпретировано как результат увеличенного отложения железа, превышающего естественное увеличение железа, связанное со старением.Поскольку количество включенных пациентов было схожим в нашем исследовании (17 пациентов) по сравнению с двумя предыдущими исследованиями [17 пациентов в (26) и 12 пациентов в (27)], существует несколько возможных причин, по которым предыдущие результаты не могли быть подтверждены в этом исследовании. исследования, такие как различия в характеристиках пациентов, следует учитывать. Однако субъекты, включенные во все три исследования, были примерно одинакового среднего возраста, то есть 45,4 (27), 49,7 (26) и 51,0 года (настоящее исследование). Средняя продолжительность заболевания в нашем исследовании составила 11 лет.2 года, тогда как в предыдущих исследованиях он составлял 8,2 (27) и 6,4 года (26). Таким образом, исследуемые популяции были достаточно похожи, чтобы не рассматривать демографические различия как значимый фактор, объясняющий различные выводы исследования.

Можно выделить несколько методологических различий, которые могут объяснить противоречивые результаты. Например, вклад эффектов частичного объема может варьироваться в разных исследованиях. Это может особенно повлиять на исследования, использующие методы сбора данных с относительно более низким пространственным разрешением, например.g., исследование Schneider et al. (26) оценивают изображения с толщиной среза 5 мм и промежутками 7,5 мм между срезами. Дальнейшие систематические различия могут возникнуть из-за метода выбора ROI. ROI были выбраны вручную в одном из предыдущих исследований (26), в то время как подход автоматизированной сегментации использовался Aschermann et al. (27) и в нашем исследовании. Однако даже инструменты автоматической сегментации, такие как FIRST в FSL (56) или FreeSurfer (57), могут давать разные результаты, поскольку они используют разные алгоритмы и независимые наборы обучающих данных.Осознавая ограничения методов сегментации, в настоящем исследовании были предприняты усилия для минимизации эффектов частичного объема, как описано в разделе «Материалы и методы». Взятые вместе, используя мультимодальные методы qMRI с высоким пространственным разрешением и прилагая усилия для уменьшения эффектов частичного объема, никаких изменений в параметрах qMRI не наблюдалось в настоящем исследовании.

Отсутствие значимых групповых различий в параметрах кМРТ, наблюдаемых в этом исследовании, вместе с неоднородными результатами предыдущих традиционных (10), DTI (19–23) и релаксометрических исследований (26, 27), а также высокая вариабельность гистологических результатов. (2, 5–9) поднимает вопрос о том, имеют ли идиопатические очаговые дистонии какое-либо общее место для микроскопической патологии.Фактически, ранее было высказано предположение, что идиопатические очаговые дистонии можно рассматривать как чисто функциональное расстройство (10, 11, 24, 58, 59). При функциональной МРТ наблюдались общесетевые различия в активации мозга, которые исчезают при успешном симптоматическом лечении (60–62).

Предыдущее гистопатологическое исследование выявило пониженную плотность клеток Пуркинье при цервикальной дистонии (9), предполагая, что мозжечок может быть областью-кандидатом, демонстрирующей общие гистопатологические изменения, в то время как примененные методы qMRI не выявили мозжечковых изменений в представленном исследовании.Будущие комбинированные гистологические исследования и МРТ могут помочь объяснить это несоответствие и более тщательно изучить взаимосвязь между гистологическими данными и параметрами qMRI.

Ограничением данного исследования является относительно небольшой размер выборки, особенно в контексте отрицательного результата. Тем не менее, в анализ были включены 17 пациентов с очаговой цервикальной дистонией, и это число находится в диапазоне предыдущих исследований qMRI в этой области. Согласно стандартному расчету мощности, размера выборки 17 достаточно, чтобы обнаружить влияние размера стандартного отклонения выборки со степенью 0.83 (при двустороннем тесте t- ). Это делает маловероятным наличие более значительного изменения параметра. В этом контексте также стоит учитывать собственные пределы точности метода, которые сами по себе препятствуют обнаружению меньших изменений параметров (то есть тех, которые лежат ниже стандартного отклонения). Например, вариабельность сканирования-повторного сканирования ~ 3% наблюдалась для измерений T 1 в Nöth et al. (42), а для измерений T 2 и T2 * можно предположить еще большую изменчивость (63, 64).Тем не менее, будущие исследования наверняка выиграют от более крупных размеров выборки и корреляции МРТ с гистологическими данными, чтобы прояснить некоторые несоответствия между существующими исследованиями.

В заключение, оценка пациентов с идиопатической цервикальной дистонией с помощью современной мультимодальной кМРТ и методов сегментации не выявила каких-либо изменений в составе ткани. Результаты, по-видимому, подтверждают мнение о том, что идиопатическая цервикальная дистония может быть в первую очередь функциональным сетевым заболеванием, хотя в настоящее время нельзя исключать наличие тканевых изменений, которые лежат ниже точности метода.

Доступность данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой рукописи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю по обоснованному запросу.

Заявление об этике

Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями местного комитета по этике (Ethik-Kommission des Fachbereichs Medizin der Goethe-Universität Frankfurt am Main, Германия) с письменного информированного согласия всех субъектов.Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен местным этическим комитетом.

Авторские взносы

R-MG, PH, AS, RD и SB внесли свой вклад в концепцию и дизайн исследования. R-MG, FP, RD и SB организовали исследование. R-MG, FP, AvW и MM выполнили исследование и получили данные. R-MG и SB разработали статистический анализ. R-MG и FP провели статистический анализ. R-MG, PH, AvW, MM, AS и SB рассмотрели статистический анализ.RD получил карты параметров из исходных данных. R-MG, FP, PH и SB написали первый черновик и разделы рукописи. Все авторы внесли свой вклад в доработку рукописи, прочитали и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была поддержана землей Гессен грантом LOEWE консорциуму CePTER (http://www.uni-frankfurt.de/67689811) и программой ученых-клиницистов в университете Гете. PH была поддержана Министерством здравоохранения Чешской Республики (гранты DRO FNOl, 0098892 и NV16-30210A).Спонсоры не влияли на дизайн исследования или сбор, анализ или интерпретацию данных.

Заявление о конфликте интересов

RD получил компенсацию в качестве консультанта по закупке МРТ сканера от Wellcome Trust Center for Neuroimaging, UCL, Лондон, Великобритания.

Остальные авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https: // www.frontiersin.org/articles/10.3389/fneur.2019.00914/full#supplementary-material

Список литературы

1. Альбанезе А., Бхатиа К., Брессман С.Б., Делонг М.Р., Фан С., Фунг В.С. и др. Феноменология и классификация дистонии: обновленный консенсус. Mov Disord. (2013) 28: 863–73. DOI: 10.1002 / mds.25475

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Балинт Б., Менкаччи Н. Э., Валенте Е. М., Пизани А., Ротвелл Дж., Янкович Дж. И др. Дистония. Nat Rev Dis Primers. (2018) 4:25. DOI: 10.1038 / s41572-018-0023-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Бхатия К.П., Марсден CD. Поведенческие и двигательные последствия очаговых поражений базальных ганглиев у человека. Мозг. (1994) 117 (Pt 4): 859–76.

PubMed Аннотация | Google Scholar

4. Marsden CD, Obeso JA, Zarranz JJ, Lang AE. Анатомические основы симптоматической гемидистонии. Мозг. (1985) 108 (Pt 2): 463–83.

PubMed Аннотация | Google Scholar

7.Цвейг Р.М., Хедрин Дж.С., Янкель В.Р., Казанова М.Ф., Уайтхаус П.Дж., Прайс DL. Патология в отделах ствола мозга людей с первичной дистонией. Неврология. (1988) 38: 702–6.

PubMed Аннотация | Google Scholar

8. Яконо Д., Герачи-Эрк М., Пенг Х., Рабин М.Л., Курлан Р. Уменьшение количества пигментированных нейронов в черной субстанции пациентов с дистонией? результаты обширного невропатологического, иммуногистохимического и количественного анализов. Tremor Other Hyperkinet Mov (NY). (2015) 5: tre-5-301. DOI: 10.7916 / D8T72G9G

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Lehéricy S, Tijssen MA, Vidailhet M, Kaji R, Meunier S. Анатомические основы дистонии: современный взгляд с использованием нейровизуализации. Mov Disord. (2013) 28: 944–57. DOI: 10.1002 / mds.25527

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Драганский Б., Шнайдер С.А., Фиорио М., Клеппель С., Гамбарин М., Тинацци М. и др. Генотип-фенотипические взаимодействия при первичных дистониях выявляются по дифференциальным изменениям в структуре мозга. Neuroimage. (2009) 47: 1141–7. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.03.057

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

13. Эггер К., Мюллер Дж., Шок М., Бреннейс К., Риннерталер М., Сеппи К. и др. Морфометрия на основе вокселей выявляет специфические изменения серого вещества при первичной дистонии. Mov Disord. (2007) 22: 1538–42. DOI: 10.1002 / mds.21619

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14. Пантано П., Тотаро П., Фаббрини Дж., Раз Э., Контесса Г.М., Тона Ф. и др.Поперечное и продольное исследование морфометрии на основе вокселей с МРТ у пациентов с первичной цервикальной дистонией. AJNR Am J Neuroradiol. (2011) 32: 81–4. DOI: 10.3174 / ajnr.A2242

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Piccinin CC, Piovesana LG, Santos MC, Guimarães RP, De Campos BM, Rezende TJ, et al. Диффузное уменьшение серого вещества у пациентов с идиопатической краниоцервикальной дистонией: морфометрическое исследование на основе вокселей. Front Neurol. (2015) 5: 283. DOI: 10.3389 / fneur.2014.00283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Vilany L, de Rezende TJR, Piovesana LG, Campos LS, de Azevedo PC, Torres FR, et al. Исследовательская структурная оценка краниоцервикальной дистонии: глобальный и дифференциальный анализ. PLoS ONE. (2017) 12: e0182735. DOI: 10.1371 / journal.pone.0182735

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Черчиньяни М., Доуэлл Н.Г., Тофтс П.(ред.). Количественная МРТ головного мозга: принципы физических измерений . Бока-Ратон, Флорида: CRC Press; Группа Тейлор и Фрэнсис (2018).

Google Scholar

19. Colosimo C, Pantano P, Calistri V, Totaro P, Fabbrini G, Berardelli A. Визуализация тензора диффузии при первичной цервикальной дистонии. J Neurol Neurosurg Psychiatry. (2005) 76: 1591–3. DOI: 10.1136 / jnnp.2004.056614

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20.Bonilha L, de Vries PM, Vincent DJ, Rorden C, Morgan PS, Hurd MW и др. Структурные аномалии белого вещества у пациентов с идиопатической дистонией. Mov Disord. (2007) 22: 1110–6. DOI: 10.1002 / mds.21295

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Фаббрини Г., Пантано П., Тотаро П., Калистри В., Колозимо С., Кармеллини М. и др. Диффузионная тензорная визуализация у пациентов с первичной цервикальной дистонией и у пациентов с блефароспазмом. Eur J Neurol. (2008) 15: 185–9. DOI: 10.1111 / j.1468-1331.2007.02034.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Delmaire C, Vidailhet M, Wassermann D, Descoteaux M, Valabregue R, Bourdain F и др. Нарушения диффузии в первичных сенсомоторных путях при писательской судороге. Arch Neurol. (2009) 66: 502–8. DOI: 10.1001 / archneurol.2009.8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23. Berman BD, Honce JM, Shelton E, Sillau SH, Nagae LM.Фенотипы изолированной очаговой дистонии связаны с различными паттернами измененной микроструктуры. Neuroimage Clin. (2018) 19: 805–12. DOI: 10.1016 / j.nicl.2018.06.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Зоонс Э., Буидж Дж., Недервен А.Дж., Дейк Дж. М., Тейссен М.А. Структурная, функциональная и молекулярная визуализация мозга при первичной фокальной дистонии — обзор. Neuroimage. (2011) 56: 1011–20. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.02.045

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26.Schneider S, Feifel E, Ott D, Schumacher M, Lücking CH, Deuschl G. Длительное время T2 МРТ лентиформного ядра при идиопатической спазматической кривошеи. Неврология. (1994) 44: 846–50.

PubMed Аннотация | Google Scholar

27. Ашерманн З., Перлаки Дж., Орси Дж., Надь С.А., Хорват А., Боун Б и др. Количественная оценка железа в головном мозге с помощью релаксометрии R2 * у пациентов с цервикальной дистонией. Mov Disord. (2015) 30: 1422–6. DOI: 10.1002 / mds.26306

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28.Haacke EM, Cheng NY, House MJ, Liu Q, Neelavalli J, Ogg RJ и др. Визуализация запасов железа в головном мозге с помощью магнитно-резонансной томографии. Магнитно-резонансная томография. (2005) 23: 1–25. DOI: 10.1016 / j.mri.2004.10.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29. Моттерсхед Дж. П., Шмирер К., Клеменс М., Торнтон Дж. С., Скаравилли Ф., Баркер Дж. Дж. И др. МРТ высокого поля коррелирует между содержанием миелина и плотностью аксонов при рассеянном склерозе — посмертное исследование спинного мозга. J Neurol. (2003) 250: 1293–301. DOI: 10.1007 / s00415-003-0192-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Яо Б., Хаметнер С., ван Гельдерен П., Меркл Х., Чен С., Лассманн Х. и др. Магнитно-резонансная томография 7 Тесла для выявления корковой патологии при рассеянном склерозе. PLoS ONE. (2014) 9: e108863. DOI: 10.1371 / journal.pone.0108863

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Цуй Дж. К., Айзен А., Штёссл А. Дж., Калне С., Калне ДБ.Двойное слепое исследование ботулинического токсина при спастической кривошеи. Ланцет. (1986) 2: 245–7.

PubMed Аннотация | Google Scholar

32. Венкатесан Р., Линь В., Хааке Э.М. Точное определение спиновой плотности и T1 при наличии неоднородностей ВЧ-поля и неправильной калибровки угла поворота. Magn Reson Med. (1998) 40: 592–602. DOI: 10.1002 / mrm.1

0412

CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Volz S, Nöth U, Rotarska-Jagiela A, Deichmann R.Быстрый метод B1-отображения для коррекции и нормализации карт коэффициента передачи намагниченности на 3 T. Neuroimage. (2010) 49: 3015–26. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2009.11.054

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Nöth U, Volz S, Hattingen E, Deichmann R. Улучшенный метод ретроспективной коррекции движения в количественном картировании T2 * . Neuroimage. (2014) 92: 106–19. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2014.01.050

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36.Смит С.М., Дженкинсон М., Вулрич М.В., Бекманн С.Ф., Беренс Т.Э., Йохансен-Берг Х. и др. Достижения в области функционального и структурного анализа МРТ изображений и реализации в качестве FSL. Neuroimage. (2004) 23 (Дополнение 1): S208–19. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2004.07.051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

37. Fischl B, Sereno MI, Dale AM. Анализ кортикальной поверхности. II: раздувание, выравнивание и поверхностная система координат. Neuroimage. (1999) 9: 195–207.DOI: 10.1006 / nimg.1998.0396

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

38. Baudrexel S, Nöth U, Schüre JR, Deichmann R. Отображение T1 с использованием метода переменного угла поворота: простая коррекция недостаточного искажения поперечной намагниченности. Magn Reson Med. (2018) 79: 3082–92. DOI: 10.1002 / mrm.26979

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

39. Baudrexel S, Volz S, Preibisch C, Klein JC, Steinmetz H, Hilker R, et al.Быстрое отображение T2 * за одно сканирование с использованием экспоненциальных импульсов возбуждения и коррекции на основе изображения для линейных фоновых градиентов. Magn Reson Med. (2009) 62: 263–8. DOI: 10.1002 / mrm.21971

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

40. Nöth U, Shrestha M, Schure JR, Deichmann R. Количественное картирование in vivo T2 с использованием методов быстрого спинового эхо — процедура линейной коррекции. Neuroimage. (2017) 157: 476–85. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2017.06.017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

42. Nöth U, Hattingen E, Bähr O, Tichy J, Deichmann R. Улучшенная видимость опухолей головного мозга в синтетических анатомиях MP-RAGE с чистым взвешиванием T1. ЯМР Биомед. (2015) 28: 818–30. DOI: 10.1002 / nbm.3324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Грасиен Р.М., ван Вейнен А., Майворм М., Петров Ф., Меркель Н., Пол Э. и др. Улучшенные синтетические T1-взвешенные изображения для сегментации мозговой ткани при неврологических заболеваниях. Магнитно-резонансная томография. (2019) 61: 158–66. DOI: 10.1016 / j.mri.2019.05.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

44. Volz S, Nöth U, Jurcoane A, Ziemann U, Hattingen E, Deichmann R. Количественное отображение плотности протонов: корректировка смещения чувствительности приемника с помощью псевдопротонных плотностей. Neuroimage. (2012) 63: 540–52. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2012.06.076

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

45.Prudente CN, Stilla R, Buetefisch CM, Singh S, Hess EJ, Hu X и ​​др. Нейронные субстраты для движений головы у людей: исследование функциональной магнитно-резонансной томографии. J Neurosci. (2015) 35: 9163–72. DOI: 10.1523 / JNEUROSCI.0851-15.2015

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46. Оберманн М., Ялдизли О., Де Грейфф А., Лахенмайер М.Л., Буль А.Р., Тумчак Ф. и др. Морфометрические изменения сенсомоторных структур при очаговой дистонии. Mov Disord. (2007) 22: 1117–23.DOI: 10.1002 / mds.21495

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Zheng Z, Pan P, Wang W, Shang H. Нейронная сеть первичной очаговой дистонии с помощью метаанализа оценки анатомического правдоподобия аномалий серого вещества. J Neurol Sci. (2012) 316: 51–55. DOI: 10.1016 / j.jns.2012.01.032

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

48. Прелл Т., Пешель Т., Келер Б., Бокемейер М.Х., Денглер Р., Гюнтер А. и др.Структурные аномалии головного мозга при шейной дистонии. BMC Neurosci. (2013) 14: 123. DOI: 10.1186 / 1471-2202-14-123

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Фило С, Мезер А.А. PD: Протонная плотность тканевой воды. В: Cercignani M, Dowell NG, Tofts P, редакторы. Количественная МРТ головного мозга: принципы физических измерений . Бока-Ратон, Флорида: CRC Press; Группа Тейлор и Фрэнсис (2018). п. 55–71.

Google Scholar

50.Фатурос П.П., Мармару А., Крафт К.А., Инао С., Шварц Ф.П. In vivo Определение воды в головном мозге с помощью измерений T1: влияние общего содержания воды, фракции гидратации и напряженности поля. Magn Reson Med. (1991) 17: 402–13.

PubMed Аннотация | Google Scholar

51. Гельман Н., Юинг Дж. Р., Горелл Дж. М., Спиклер Е. М., Соломон Э. Г.. Межрегиональные вариации скорости продольной релаксации в мозге человека при 3,0 Тл: отношение к расчетному содержанию железа и воды. Magn Reson Med. (2001) 45: 71–9. DOI: 10.1002 / 1522-2594 (200101) 45: 1 <71 :: aid-mrm1011> 3.0.co; 2-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Lutti A, Dick F, Sereno MI, Weiskopf N. Использование количественного картирования R1 с высоким разрешением в качестве индекса корковой миелинизации. Neuroimage. (2014) 93 (Pt 2): 176–88. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2013.06.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Brex PA, Parker GJ, Leary SM, Molyneux PD, Barker GJ, Davie CA и др.Неоднородность поражения при рассеянном склерозе: исследование взаимосвязи между внешними проявлениями на изображениях, взвешенных по Т1, временем релаксации Т1 и концентрацией метаболитов. J Neurol Neurosurg Psychiatry. (2000) 68: 627–32. DOI: 10.1136 / jnnp.68.5.627

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Лауле С., Вавасур И.М., Мур Г.Р., Огер Дж., Ли Д.К., Пати Д.В. и др. Содержание воды и водная фракция миелина при рассеянном склерозе. Исследование релаксации Т2. J Neurol. (2004) 251: 284–93. DOI: 10.1007 / s00415-004-0306-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Гельман Н., Горелл Дж. М., Баркер П. Б., Сэвидж Р. М., Спиклер Е. М., Виндхэм Дж. П. и др. МРТ головного мозга человека при 3,0 Тл: предварительный отчет о скоростях поперечной релаксации и соотношении с предполагаемым содержанием железа. Радиология. (1999) 210: 759–67. DOI: 10.1148 / радиология.210.3.r99fe41759

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56.Патенауд Б., Смит С. М., Кеннеди Д. Н., Дженкинсон М. Байесовская модель формы и внешнего вида для подкорковой сегментации мозга. Neuroimage. (2011) 56: 907–22. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2011.02.046

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

57. Фишл Б., Салат Д.Х., Буса Е., Альберт М., Дитерих М., Хазельгроув С. и др. Сегментация всего мозга: автоматическая маркировка нейроанатомических структур человеческого мозга. Нейрон. (2002) 33: 341–55.DOI: 10.1016 / S0896-6273 (02) 00569-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58. Баттистелла Г., Терминасаб П., Рамдхани Р.А., Фуэртингер С., Симонян К. Изолированная фокальная дистония как нарушение крупномасштабных функциональных сетей. Cereb Cortex. (2017) 27: 1203–15. DOI: 10.1093 / cercor / bhv313

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Niethammer M, Carbon M, Argyelan M, Eidelberg D. Наследственная дистония как нарушение нервной системы: данные нейровизуализации. Neurobiol Dis. (2011) 42: 202–9. DOI: 10.1016 / j.nbd.2010.10.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

60. Jochim A, Li Y, Gora-Stahlberg G, Mantel T., Berndt M, Castrop F, et al. Нарушение функциональной связи при блефароспазме / орофациальной дистонии. Brain Behav. (2018) 8: e00894. DOI: 10.1002 / brb3.894

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61. Nevrlý M, Hluštík P, Hok P, Otruba P, Tüdös Z, Kanovský P.Изменения активации сенсомоторной сети после инъекций ботулинического токсина типа А у пациентов с цервикальной дистонией: функциональное МРТ-исследование. Exp Brain Res. (2018) 236: 2627–37. DOI: 10.1007 / s00221-018-5322-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Симонян К., Фрухт С.Дж., Блитцер А., Сичани А.Х., Румбах А.Ф. Новый терапевтический агент, оксибат натрия, улучшает симптомы дистонии за счет снижения сетевой активности. Научный доклад (2018) 8: 16111.DOI: 10.1038 / s41598-018-34553-x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

63. Ландман Б.А., Хуанг А.Дж., Гиффорд А., Викрам Д.С., Лим И.А., Фаррелл Дж. А. и др. Воспроизводимость многопараметрической нейровизуализации: исследование ресурсов 3-T. Neuroimage. (2011) 54: 2854–66. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2010.11.047

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Wyss M, Duerst Y, Nanz D, Kasper L, Wilm BJ, Dietrich BE, et al. Управление полем обратной связи повышает точность количественного определения T2 * при 7 Тл. ЯМР Биомед. (2017) 30: e3753. DOI: 10.1002 / nbm.3753

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симптомы, Диагностика и лечение> Информационные бюллетени> Йельская медицина

Если вы не занимаетесь деятельностью, требующей осознанного движения — например, физиотерапией или изучением нового танцевального движения, — вы, вероятно, не тратите много времени на размышления о том, как контролировать себя. мышцы. Это потому, что ваш мозг и нервная система слаженно работают вместе, но, хотя это необычно, иногда возникают проблемы.Дистония — это неврологическое двигательное расстройство, которое приводит к нежелательным мышечным сокращениям или спазмам. Непроизвольные скручивания, повторяющиеся движения или неправильные позы, связанные с дистонией, могут повлиять на любого человека в любом возрасте. Движения могут быть медленными или быстрыми, от легких до изнурительных и происходить предсказуемо или случайно. По данным Национальной организации по редким заболеваниям, около 300000 человек в Северной Америке страдают дистонией.

Дистония — многогранное комплексное заболевание.Различные подтипы поражают участки тела, и их симптомы могут значительно отличаться от человека к человеку. На ранних стадиях и в более легких формах дистония может вызывать раздражение. Например, дистония, поражающая только голосовые связки, может означать, что человеку нужно прилагать дополнительные усилия, чтобы говорить. Но другие формы дистонии могут мешать человеку ходить или есть и являются достаточно серьезными, чтобы потребовать хирургического вмешательства.

Причина этого состояния усложняется исследователями.Дистония может развиваться по-разному, от генетических мутаций до побочного действия лекарств. Это может быть симптом другого заболевания, например, болезни Хантингтона или Паркинсона. Во многих случаях дистония возникает по неизвестным причинам.

Хотя заболевание неизлечимо, с некоторыми его формами можно хорошо справиться с помощью индивидуальных планов лечения, которые могут включать в себя лекарства, инъекции ботулинического токсина или операцию по глубокой стимуляции мозга (DBS).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.