Нозокомиальная инфекция это что: Нозокомиальная инфекция в отделениях интенсивной терапии uMEDp

Содержание

Нозокомиальные инфекции — это… Что такое Нозокомиальные инфекции?

Нозокомиальные инфекции
Нозокомиальные инфекции

(Источник: «Словарь терминов микробиологии»)

.

  • Ногтей микрофлора.
  • Нозология

Смотреть что такое «Нозокомиальные инфекции» в других словарях:

  • нозокомиальные инфекции — См. Ятрогенные инфекции (Источник: «Словарь терминов микробиологии») …   Словарь микробиологии

  • инфекции нозокомиальные — (лат. nosocomialis больничный) см. Инфекции внутрибольничные …   Большой медицинский словарь

  • ВНУТРИБОЛЬНИЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ — (син: нозокомиальные инфекции) – инфекционные болезни и раневые инфекции, присоединившиеся в стационаре к основному заболеванию, а также заболевания медработников, возникшие в связи с лечением и уходом за инфекционными больными. Источником… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Ятрогенные инфекции — (внутрибольничные инфекции, госпитальные инфекции, нозокомиальные инфекции) любые инфекц. и паразитарные заболевания пациентов и мед работников, заражение к рыми происходит в процессе оказания мед. помощи в больничных стационарах, амбулаторно… …   Словарь микробиологии

  • Внутрибольничные инфекции — Внутрибольничные инфекции …   Википедия

  • Метициллин-резистентный золотистый стафилококк — Полифилетическая группа бактерий …   Википедия

  • Вицеф — Действующее вещество ›› Цефтазидим* (Ceftazidime*) Латинское название Vicef АТХ: ›› J01DD02 Цефтазидим Фармакологическая группа: Цефалоспорины Нозологическая классификация (МКБ 10) ›› A09 Диарея и гастроэнтерит предположительно инфекционного… …   Словарь медицинских препаратов

  • Внутрибольни́чные инфе́кции — (синоним нозокомиальные инфекции) инфекционные болезни, связанные с пребыванием, лечением, обследованием и обращением за медицинской помощью в лечебно профилактическое учреждение. Присоединяясь к основному заболеванию, В. и. ухудшает течение и… …   Медицинская энциклопедия

  • Цефоперабол — Действующее вещество ›› Цефоперазон* (Cefoperazone*) Латинское название Cefoperabol АТХ: ›› J01DD12 Цефоперазон Фармакологическая группа: Цефалоспорины Нозологическая классификация (МКБ 10) ›› A04.9 Бактериальная кишечная инфекция неуточненная… …   Словарь медицинских препаратов

  • Санитайзер — антибактериальный гель, используется для дезинфекции рук, а также для дезинфекции поверхностей. Содержание 1 Санитайзер 2 Действие санитайзера …   Википедия

Нозокомиальные инфекции в отделении реанимации и интенсивной терапии хирургической клиники многопрофильной больницы и рационализация мер по их профилактике

004618576

На правах рукописи

БОГУШЕВИЧ ЮЛИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

НОЗОКОМИАЛЬНЫЕ ИНФЕКЦИИ В ОТДЕЛЕНИИ РЕАНИМАЦИИ И ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ ХИРУРГИЧЕСКОЙ КЛИНИКИ МНОГОПРОФИЛЬНОЙ БОЛЬНИЦЫ И РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ МЕР ПО ИХ ПРОФИЛАКТИКЕ

14.02.02. — эпидемиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

Пермь-2010

1 С ДЕК 2010

004618576

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Уральская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», г. Екатеринбург

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук, профессор доктор медицинских наук

Голубкова Алла Александровна

Исаева Наталья Викторовна Семериков Вадислав Васильевич

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

Защита состоится «23» декабря 2010 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 208.067.04 при ГОУ ВПО ПГМА им.ак. Е.А. Вагнера Росздрава (614000, г.Пермь, ул. Петропавловская, 26).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО ПГМА им.ак. Е.А. Вагнера Росздрава (614000, г. Пермь, ул. Петропавловская, 26) и на сайте www.psma.ru с авторефератом. Автореферат разослан « ЯР » ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Доктор медицинских наук, профессор

Сандакова Елена Анатольевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Нозокомиальные (внутрибольничные) инфекции — одна из острейших проблем здравоохранения. По различным оценкам они поражают 5,0-10,0% пациентов стационаров и занимают десятое место в ряду причин смертности населения (White М.С., 1993; Weinstein R.A., 2004г.). Пациенты с нозокомиальными инфекциями находятся в больнице в 2,5 раза дольше, чем пациенты без признаков инфекции, а риск летального исхода у них в 7 раз выше, по сравнению с подобными им по возрасту, полу, основной, сопутствующей патологии и тяжести больными (В.Г. Акимкин, 2003г.).

В структуре всех гнойно-септических инфекций до 85,0% составляют инфекции у пациентов с хирургическими вмешательствами (Е.Б. Брусина, 2004г., Б.Р. Гельфанд, 2006г.). По данным Н.Н.Филатова, М.Г.Аверьянова и В.Т.Соколовского (2008г.) частота нозокомиальных инфекций у больных после хирургических вмешательств составляет от 7,1% до 27,8% и зависит от объема хирургического пособия, степени инвазии и агрессии лечебно-диагностического процесса, характера основной, сопутствующей патологии и ряда других причин. При этом наиболее высокие риски для присоединения нозокомиальной инфекции имеют место в отделении реанимации и интенсивной терапии (Е.Б. Брусина, 2006 г., В.А. Руднов, 2006г., О.В. Ковалишина, 2008г.).

Одним из наиболее сложных и недостаточно изученных разделов госпитальной эпидемиологии являются гнойно-воспалительные заболевания в абдоминальной хирургии. По данным Б.Р. Гельфанда и соавт. (2006г.) количество таких пациентов с годами увеличивается, а летальность не имеет тенденции к снижению. Широкий спектр инфекционных процессов, развивающихся при воздействии микроорганизмов, колонизирующих желудочно-кишечный траюг, создает объективные трудности в трактовке этиологии возникающих гнойно-воспалительных заболеваний не только в месте оперативного вмешательства, но и в сопутствующих, или вновь возникающих, очагах инфекции. Несмотря на это проспективных эпидемиологических исследований по данному профилю отделений не проводилось.

По данным отделениям отсутствуют и объективные критерии оценки значения cross-контаминации в передаче инфекции, в том числе госпитальных штаммов, через руки персонала. Нет работ по определению качества и эффективности общепринятой в ЛПУ технологии антисептической обработки рук. В соответствии с вышеизложенным в качестве научного направления были определены заболеваемость нозокомиальными инфекциями в ОРИТ клиники абдоминальной хирургии и поиск эффективных профилактических мероприятий, в том числе по оптимизации технологии антисептики рук медицинского персонала.

Цель исследования — рационализация мероприятий по профилактике нозокомиальных инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии многопрофильной больницы.

Задачи исследования

1. Провести эпидемиологический анализ заболеваемости нозокомиальными инфекциями в лечебно-профилактических учреждениях Свердловской области и г. Екатеринбурга за 2000-2009 гг.

2. Дать сравнительную оценку гнойно-септической заболеваемости в отделении реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии по данным официальной регистрации и результатам проспективного эпидемиологического наблюдения с использованием стандартного определения случая (CDC).

3. Изучить характер микробного пейзажа возбудителей из патологических очагов у пациентов, рук медицинского персонала и объектов внешней среды отделения реанимации и интенсивной терапии за период с 2006 по 2009 гг.

4. Выявить факторы, приводящие к контаминации различных эпитопов пациента микрофлорой, циркулирующей в отделении реанимации и интенсивной терапии.

5. Усовершенствовать систему профилактики внутрибольничных гнойно-септических инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии за счет корректировки мероприятий, определяющих эффективность и качество антисептики рук.

Научная новизна

1. Впервые на территории Свердловской области, с высокотехнологичной системой оказания медицинской помощи, проведен углубленный анализ заболеваемости внутрибольничной хирургической инфекцией, определены ее структура и этиология. Дана оценка существующей системы эпиднадзора за нозокомиальными инфекциями в хирургии, в части диагностического и микробиологического мониторинга.

2. Получены новые данные по эпидемиологической характеристике нозокомиальных инфекций у пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии, периодах их колонизации и роли госпитальных штаммов микроорганизмов в этиологии гнойно-септических осложнений. Представлены расчеты экономических затрат отделения на лечение пациентов с нозокомиальными гнойно-септическими инфекциями.

3. Впервые дана оценка эффективности и качества гигиенической антисептики рук медицинского персонала, определены причины высокой контаминации и разработаны рекомендации по ее оптимизации. Инновационные технологии гигиены и антисептики рук медицинского персонала одна из составляющих в системе антиинфекционной защиты пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии.

Практическая значимость

1. Углубленный эпидемиологический анализ заболеваемости нозокомиальными инфекциями пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии позволил установить время и факторы риска инфицирования, что необходимо для корректировки профилактических и противоэпидемических мероприятий.

2. Внедрение системы контроля за контаминацией микрофлорой, циркулирующей в ОРИТ объектов окружающей среды, рук и одежды персонала, позволило установить степень участия сговв-контаминации в передаче инфекции и определить ключевые направления профилактики.

3. Инновационные решения в технологии гигиены и антисептики рук медицинского персонала позволяют повысить качество и эффективность их

обработки и обеспечивают кратное снижение внутрибольничной заболеваемости гнойно-септическими инфекциями пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии.

Положения, выносимые на защиту

1. Регистрируемая внутрибольничная заболеваемость и основные ее проявления у пациентов клиники абдоминальной хирургии не соответствуют результатам эпидемиологической диагностики, проведенной по материала проспективного эпидемиологического наблюдения с использованием стандарта определения случая. Существующая система эпиднадзора требует совершенствования в части информационной и диагностической подсистем.

2. Гнойно-септические инфекции в клинике абдоминальной хирургии характеризуются полиэтиологичностью, наличием нескольких одномоментно или последовательно возникающих очагов, интенсивной контаминацией микроорганизмами с признаками госпитального штамма, что требует постоянной корректировки эмпирической эскалационной и деэскалационной терапии, увеличивая на 30,0% затраты отделения на лечение.

3. Исходная степень микробной контаминации рук медицинского персонала и применяемые технологии гигиенической антисептики нуждаются в оптимизации в части объема применяемого средства и алгоритма его нанесения на руки при антисептической обработке.

4. Гигиена и антисептика рук персонала и качество средств дезинфекции, применяемых для текущих и генеральных уборок в отделении реанимации и интенсивной терапии имеют немаловажное значение при внутрибольничном инфицировании пациентов. Комплекс санитарно-гигиенических мероприятий и оптимизация технологии антисептической обработки рук персонала позволяют уменьшить риск распространения инфекции и снизить гнойно-септическую заболеваемость пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии в 2,3 раза.

Внедренне результатов исследования

Усовершенствованная система профилактики нозокомиальных инфекций у пациентов ОРИТ хирургической клиники внедрена в работу нескольких крупных

многопрофильных больниц г. Екатеринбурга. Она предусматривает многоуровневый контроль состояния внешней среды ОРИТ, с использованием микробиологических исследований на сопоставимые фенотипы микроорганизмов с эпидемиологически значимых объектов и от пациентов, что позволяет объективно оценивать риски сговв-контаминации в распространении внутрибольничных штаммов возбудителей.

Инновационные подходы к гигиене и антисептике рук медицинского персонала и оптимизация технологии гигиенической антисептики позволили в двух многопрофильных клинических больницах более чем в два раза снизить заболеваемость гнойно-септическими инфекциями.

Материалы диссертации использованы при разработке:

— Методического пособия «Медицинские перчатки: выбор и использование» ИА «Профилактика. Ру», 2009 г.

— Методических рекомендаций «Гигиена и антисептика рук в медицинском учреждении» Екатеринбург, 2010 г.

Основные положения, изложенные в диссертации, внедрены в учебный процесс кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО УГМА Росздрава на додипломном уровне (лекции, практические занятия) и последипломном уровне (интернатура по эпидемиологии, циклы специализации, общего и тематического усовершенствования врачей).

Апробация работы

Диссертационная работа апробирована 08.10.2010 г. на межкафедральном собрании кафедр микробиологии, эпидемиологии, хирургических болезней стоматологического факультета, инфекционных болезней ГОУ ВПО УГМА Росздрава.

Основные результаты диссертации представлены и обсуждены в 17 докладах на конференциях:

— Региональная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы профилактической медицины (образование, наука, практика)», Екатеринбург, 2008 г.;

— Окружная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы вирусных инфекций», Екатеринбург, 2008 г.;

— 64-я Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых и студентов, с международным участием, Екатеринбург, 2009 г.;

-Окружная научно-практическая конференция: Развитие специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи в многопрофильной больнице, ХМАО, 2009 г.;

— III Всероссийский съезд средних медицинских работников, Екатеринбург, 2009 г.;

— Российская научно-практическая конференция, посвященная 85-летию кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии Сибирского государственного медицинского университета, Томск, 2009 г.;

— VII научно-практическая конференция: Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений, Москва, 2009 г.;

— Конференция в ГКБ № 14 «Внутрибольничные инфекции в ОРИТ хирургической службы», Екатеринбург, 2009 г.;

— X Международный Медицинский форум «Профилактика заболеваний -основа качества медицинской помощи и благополучия человека», Н. Новгород,

2009 г.;

— VIII научно-практическая конференция: Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений, Москва,

2010 г.;

— Конференция в ГКБ № 14 «Внутрибольничные инфекции в ОРИТ хирургической службы», Екатеринбург, 2010 г.;

— 65-я Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых, Екатеринбург, 2010 г.;

— Четвертая окружная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы вирусных инфекций», посвященная 90-летию ФГУН «Екатеринбургский НИИ вирусных инфекций Роспотребнадзора, Екатеринбург, 2010 г.;

— XII международный конгресс МАКМАХ / ЕБСМГО, Москва, 2010 г.;

— II Уральский конгресс по формированию здорового образа жизни, Екатеринбург, 2010 г.

— Научно-практическая конференция «Инновационные технологии в системе инфекционного контроля в ЛПУ», Екатеринбург, 2010 г.

Публикации

По материалам диссертации опубликовано 35 научных работ, в том числе 4 в изданиях рекомендованных ВАК.

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 120 страницах машинописного текста, состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов, 2 глав собственных исследований. Заключения, выводов, практических рекомендаций, указателя литературы. Список литературы включает 160 источников (81 отечественных и 79 зарубежных авторов). Работа иллюстрирована 13 таблицами и 13 рисунками.

Личный вклад автора

Соискателем проведены научно-информационный поиск, анализ и обобщение данных специальной литературы и сформулированы цель, задачи, основные направления исследований, разработана анкета оценки знаний медицинских работников по гигиене и антисептике рук. Автором лично проведены эпидемиологический анализ внутрибольничной заболеваемости хирургических больных в ЛПУ Свердловской области за 2001 — 2009 гг., анализ заболеваемости гнойно-септическими инфекциями пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии крупной многопрофильной больницы г. Екатеринбурга, проведены расчеты финансовых затрат отделения на лечение пациентов в случаях присоединения внутрибольничной инфекции. Были систематизированы и проанализированы результаты бакобследования пациентов с нозокомиальными инфекциями, данные санитарно-бактериологических исследований ООС отделения. Автором проведена оценка результатов опроса медицинских работников, исследовано качество гигиенической антисептики рук медперсонала отделения с последующей ее оптимизацией.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы

Исследование проведено в Екатеринбурге в период с 2006 по 2009 г.г. на базе городской многопрофильной больницы и ГОУ ВПО «Уральская государственная медицинская академия» Росздрава.

Работа выполнена с использованием эпидемиологических (описательно-оценочные, аналитические) и статистических методов исследования. Эпидемиологический анализ заболеваемости нозокомиальными инфекциями (НИ) послеоперационных пациентов проведен с оценкой многолетней ее динамики, определением возрастной структуры заболевших, клинической и этиологической характеристики НИ по общепринятым методикам.

С целью активного выявления пациентов с нозокомиальными инфекциями за 2006-2008 гг. были проанализированы 783 истории болезни пациентов с острыми хирургическими заболеваниями органов брюшной полости, которые после оперативного вмешательства находились в отделении реанимации и интенсивной терапии более 2-х суток. С учетом профиля госпитализируемых, при проспективном эпидемиологическом наблюдении мы использовали эпидемиологические стандарты случая, разработанные специалистами Центра контроля инфекций (CDC) в 1998 г. Анализ заболеваемости нозокомиальными инфекциями пациентов ОРИТ клиники абдоминальной хирургии проводили путем группировки значений факторного и результативного признаков с построением таблиц.

Для оценки знаний медицинского персонала по антисептической обработке рук по разработанной нами анкете были опрошены 63 врача и 68 медсестер. Для изучения качества гигиенической антисептики рук медперсонала с помощью аппарата Sharing Xpertise фирмы B/Braun проведено экспресс-тестирование у 89 врачей и среднего медицинского персонала. Параллельно с экспресс-тестированием бактериологическим методом исследовали микрофлору кожи рук (418 проб) и слизистых оболочек носа и зева медработников (49 проб), смывы с объектов внешней среды отделения (1170 проб) и спецодежды персонала (56 проб).

В 2008-2009 гг. на соответствие концентрации действующих веществ в рабочих растворах дезинфицирующих средств, применяемых в ОРИТ, были исследованы: хлорсодержащие препараты (46 проб), средства содержащие перекись водорода (34 пробы) и четвертично-аммониевые соединения (39 проб).

Для анализа полученных данных использовали общепринятые статистические приемы, с определением средне- арифметической (М), стандартной ошибки (ш) и среднего стандартного отклонения (§). Оценку статистической достоверности различий проводили при помощи компьютерной программы Statistica (версия 6,0) с использованием теста t-распределения Стьюдента. Сравнение долей (пропорций) в двух соотносящихся группах оценивали при помощи непараметрического критерия х2 Мак-Немара. Различия считали достоверными при р<0,05 (С. Гланц, 1998).

Графическая обработка материалов и подготовка к печати проведены с помощью текстового редактора Microsoft Word 2003.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Нозокомиальные инфекции у пациентов после хирургических вмешательстве ЛГГУ Свердловской области за 2001-2009 г.г.

Начиная с 2001 года в Свердловской области было официально зарегистрировано 2 982 случая внутрибольничных инфекций у хирургических больных, их доля в общей структуре нозокомиальных инфекций (НИ) составляла 46,3%. В динамике по годам количество учитываемых случаев постоянно возрастало со среднегодовым темпом прироста в 26,5%. В 2009 г., по сравнению с 2001 г., количество НИ увеличилось в шесть раз и составило 2,57 на 1000 пациентов после хирургических вмешательств (t=2,3).

Каждый третий случай (39,7±0,14%) среди зарегистрированных нозокомиальных инфекций приходился на инфекции области хирургических вмешательств (ИОХВ). В 2001 и 2002 гг. их доля была еще выше и составляла 69,3±0,54% и 64,9±0,52% соответственно. В последующие годы (2006-2009 гг.) ИОХВ в структуре НИ потеряли лидирующие позиции (32,8±0,36%), уступая их инфекциям нижних дыхательных путей: вентиляторассоциированной пневмонии (ВАП) и трахеобронхиту (t=2,7). Такие изменения в структуре регистрируемых

внутрибольничных инфекций (ВБИ) были обусловлены началом регистрации у пациентов отделений реанимации и интенсивной терапии инфекций, возникающих после искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Показатель распространенности ВАП на 1000 дней ИВЛ в разные годы варьировал от 9,8+3,38%о до 14,4+3,2%о (1=2,1), что соответствовало данным других авторов, занимающихся этой проблемой (А. В. Руднов, Б.Р. Гельфанд). Однако в анализируемых отчетных формах не было разделения гнойно-септических инфекций по профилям оказываемой пациентам хирургической помощи.

В микробном пейзаже пациентов с ГСИ на протяжении всего периода исследований, преобладала грамположительная флора (стафилококки, энтерококки, стрептококки). Однако, начиная с 2005 года, доля грамположительных микроорганизмов начала снижаться (с 69,35% до 52,19%), уступая место условно-патогенным возбудителям, относящимся к грамотрицательной флоре, а начиная с 2006 г. лидирующие позиции принадлежали таким микроорганизмам как синегнойная палочка и ацинетобактер.

Заболеваемость нозокомнальными инфекциями пациентов ОРИТ клиники абдоминальной хирургии.

При анализе 783 историй болезни пациентов клинические проявления гнойно-септической инфекции имели 187, инцидентность составила 234,9+15,2%о и не соответствовала данным официальной регистрации (24,4+2,18%о). Поводом для госпитализации в клинику для них была острая хирургическая патология органов брюшной полости. Так у 50,8+4,19% был диагностирован острый панкреатит с панкреанекрозом, у 36,1+3,98% — язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, осложнившаяся перфорацией стенки органа и др.

По времени возникновения очага гнойной инфекции у 5,844),73% имел место ранний дебют инфекции, а именно на 3-4 сутки госпитализации в ОРИТ, что было обусловлено колонизацией патологических локусов микрофлорой самого пациента, интенсивным размножением ее и, как следствие, формированием очага гнойной инфекции (табл. 1). В этот период из патологических локусов

выделялись некоторые представители семейства энтеробактерий и кокковая флора.

Таблица 1

Время начала выделения микрофлоры из патологических очагов и _сроки возникновения нозокомиальных инфекций_

Сутки %+т

Начало выделения микрофлоры Смена микрофлоры Появление клиники НИ

3-4 33,1+3,21 — 5,8+0,73

5-6 23,7+2,64 7,9+1,01 18,7+2,35

7-8 29,3+2,97 49,7+4,19 42,7+4,01

9-10 10,1+1,38 26,4+2,83 20,4+2,52

11-12 3,8+0,78 — 8,1+1,19

13-14 — 16,0+2,01 4,3+0,06

К началу второй недели пребывания в ОРИТ у каждого четвертого пациента (26,4+2,83%) как с ВАП, так и с ИОХВ выделяли таких представителей условно-патогенной флоры как Pseudomonas aeruginosa, Serratia marcescens и Stenotrofomonas maltophilia, с измененными биохимическими характеристиками, резистентностью к применяемым в отделении антибиотикам и высокой степенью контаминации различных эпитопов пациента.

При анализе структуры нозокомиальных инфекций было установлено, что основную долю (64,9%), составляли инфекции нижних дыхательных путей: пневмония и трахеобронхит — 38,5+3,27% и 26,4+2,96% соответственно. У 29,3+2,97% имело место нагноение в области оперативного вмешательства и у 5,8+0,73% клинические проявления генерализованной инфекции (сепсис).

В структуре микробного пейзажа у пациентов с пневмонией преобладала грамотрицательная флора, представителями которой были P. aeruginosa — у 28,2+2,98% , Acinetobacter spp. — у 20,2+2,52%, Klebsiella spp. и Enterobacter spp. У 9,7+1,2% и 4,7+0,06% соответственно, что не исключало варианта cross-контаминации микроорганизмами, активно циркулирующими в отделении, через руки медицинского персонала во время санации трахеи. Выделенные микроорганизмы имели признаки, позволяющие отнести их к госпитальным штаммам: высокая степень колонизации, резистентность к антибиотикам,

биохимические характеристики (продукция BLRS и MRS), интенсивная контаминация объектов внешней среды в отделении.

При инфекциях области оперативного вмешательства микробный пейзаж был достаточно разнообразным и характеризовался широким спектром грамположительных и грамотрицательных бактерий, что на начальном этапе вызывало затруднение в определении путей инфицирования пациентов. При «поздних» ГСИ в микробном пейзаже преобладали микроорганизмы активно циркулировавшие во внешней среде отделения.

У пациентов с внутрибольничным сепсисом, в отличие от локализованных форм нозокомиальных инфекций, доминировала грамположительная флора (70,0+7,31%), практически в половине случаев представленная коагулазоотрицательными стафилококками (КОС), резистентными к метициллину.

При изучении резистентности к антибиотикам микрофлоры, выделенной из очагов инфекции, было установлено, что к концу первой недели пребывания пациентов в ОРИТ каждый пятый микроорганизм был резистентен к антибактериальным препаратам, применяемым в отделении. Резистентность возбудителей зависела от локализации очага инфекции и вида возбудителя. Так у пациентов с пневмонией, ведущим возбудителем которой была Р. aeruginosa, резистентность которой к препаратам, применяемым для эскалационной терапии, а именно карбапенемам (Имипенем, Меропенем), формировалась более чем в половине случаев (58,2+4,32%), а у пациентов с ИОХВ — в 85,1+7,54%. К препаратам для деэскалационной терапии у 4,3+0,06% пациентов с инфекциями области оперативного вмешательства к концу второй недели пребывания в отделении выделяли мульти- и панрезистентные штаммы Р. aeruginosa.

Учитывая то, что вся лечебная работа ЛПУ строится по медико-экономическим стандартам (МЭС), в которых не предусмотрено корректировки финансирования с учетом возможного наслоения на основное заболевание нозокомиальной инфекции, лечебное учреждение несет большие потери от каждого случая возникающей НИ. Так в 2008 г. затраты на антибактериальные препараты составили 24,8 % от всей суммы финансирования отделения. Наши

расчеты показали, что финансовые затраты на антибиотики, в случае возникновения ГСИ, увеличивались на 27,0% по сравнению с теми, что были предусмотрены МЭС. В итоге экономический ущерб, связанный с перерасходом денежных средств на лечение пациентов с нозокомиальными инфекциями, компенсировали за счет других статей расходов.

Роль cross-контаминации в возникновении нозокомиальных инфекций.

В процессе обсследования объектов внешней среды отделения на санитарно-показательные микроорганизмы и на сопоставимые фенотипы в 64,17±5,38% проб были выделены представители условно-патогенной микрофлоры, преимущественно семейства энтеробактерий и водные сапрофиты (синегнойная палочка).

При детальном изучении микрофлоры из патологических локусов пациентов, объектов внешней среды рук и одежды персонала ОРИТ, была установлена ее полная идентичность (р< 0,05). Так с предметов ухода за пациентами, а именно, стакана для питья, маски аппарата ИВЛ, банки отсоса мокроты выделялись такие условно-патогенные микроорганизмы, как S. aureus, Klebsiella рп., грамположительные споровые палочки. С «барашков» кранов и раковины для мытья рук персонала в 12,50±1,24% проб высевались Acinetobacter spp., в 20,00±2,09% — Klebsiella рп., в 37,50±3,56% — Р. aeruginosa, что обусловливало повторную контаминацию рук персонала после гигиенических процедур.

С поверхностей аппаратов искусственной вентиляции легких и предметов обстановки в реанимационных палатах в 26,32±2,27% проб были обнаружены Klebsiella рп., в 25,00±2,22% — Р. aeruginosa, в 18,75±1,99% — Acinetobacter spp., в смывах с поручней кроватей S. aureus — в 40,63±3,96%, Enterococcus spp. — в 25,00±2,22% и Acinetobacter spp. в 3,13±0,42% (табл. 2). В 89,58±7,24% смывах с рабочей одежды сотрудников ОРИТ также высевали разнообразные условно-патогенные микроорганизмы: Klebsiella рп., S. aureus, Р. aeruginosa, Acinetobacter spp. и Enterococcus spp.

Все это свидетельствовало о значительной контаминации условно-патогенными микроорганизмами объектов внешней среды, с которыми наиболее часто соприкасались руки медицинских работников.

При определении концентрации действующих веществ (ДВ) в готовых растворах дезинфицирующих средств, более чем в половине проб хлорсодержащих препаратов (60,9±4,98%), в каждой третьей пробе на основе перекиси водорода (32,4±3,02%) и каждой четвертой пробе ЧАСов (23,1 ±2,87%) концентрация ДВ не соответствовала заявленной (таблица 3). Следовательно, в половине случаев текущие и генеральные уборки в отделении проводили растворами дезинфектантов заниженной концентрации, что на наш взгляд неизбежно способствовало формированию резистентных к дезинфицирующим средствам микроорганизмов.

Таблица 3

Доля проб дезинфицирующих средств, не соответствовавших заявленной

концентрации

Группа дезинфицирующих средств Всего проб в т.ч. не соответствующих по концентрации действующего вещества

абс. % от общего абс. %

Хлорсодержащие 46 38,7±3,33 28 60,9±4,98

Перекисьсодержащне 34 28,6±2,96 11 32,4±3,02

Четвертично-аммониевые соединения 39 32,7±3,02 9 23,1±2,87

Итого 119 100,0 48 40,3±3,48

Таким образом, практически, со всех объектов отделения выделяли представителей условно-патогенной флоры, аналогичных по ряду биохимических характеристик микрофлоре из очагов гнойной инфекции.

Однако для егозе-контаминации был необходим фактор, позволяющий переместить микроорганизмы с объектов внешней среды в биотопы пациента, и таким фактором могли стать руки медицинского персонала.

На следующем этапе мы провели изучение степени обсемененности кожи рук медработников до антисептической обработки. Было установлено, что исходная контаминация рук персонала была достаточно высокой и достигала 70,0% (рис. 1).

Таблица 2

Результаты бактериологического исследования смывов с объектов внешней среды отделения реанимации и интенсивной

терапии

Объекты внешней среды Всего Из них неудовлетворите льные результаты в том числе

Клебсиелла Золотистый стафилокок к Ацинетобакт ер Синегнойна я палочка Энтеробакте Р

абс % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %

Предметы ухода за пациентами 59 31,55 ±3,11 27 45,76± 4,02 7 25,93 ±2,23 11 18,64 ±1,99 4 6,78± 0,93 3 5,08± 0,87 2 3,39± 0,42

Краны и раковины для мытья рук персонала 16 8,56 ± 1,01 10 62,50± 5,31 2 20,00 ±2,09 0 0,00 2 12,50± 1,24 6 37,50 ±3,56 0 0,00

Поверхность аппаратов ИВЛ 32 17,11 ± 1,96 19 59,3 8± 5,01 5 26,32 ±2,27 0 0,00 6 18,75± 1,99 8 25,00 ±2,22 0 0,00

Поручни кровати 32 17,11 ± 1,96 21 65,63± 5,31 0 0,00 13 40,63 ±3,96 1 3,13± 0,42 0 0,00 8 25,00 ±2,22

Спецодежда медперсонала 48 25,67 ± 2,23 43 89,58± 7,24 3 6,98± 0,93 4 8,33± 1,01 14 29,17± 2,56 11 22,92 ±3,28 11 22,92 ±3,28

итого 187 100,0 0 120 64,17± 5,38 17 14,17 ±1,83 17 9,09± 1,23 27 14,44± 1,56 28 14,97 ±1,56 21 11,23 ±1,19

В основном (74,0%) с рук выделяли грамположительную флору, более чем в половине случаев (65,9%) представленную споровыми формами бактерий и в трети случаев (34,1%) стафилококками. У каждого десятого, наряду с кокковой флорой, с рук высевали грамотрицательные микроорганизмы, основными представителями которых был Acinetobacter spp. и Р.aeruginosa (61,5%). После антисептической обработки обсемененность кожи рук снижалась в 10 раз, однако у части сотрудников, по-прежнему, продолжали выделяться условно-патогенные микроорганизмы. Наиболее неудовлетворительное качество антисептической обработки рук имело место у сотрудников отделения реанимации, треть из которых (34,6%) с кожи рук выделяли условно-патогенную микрофлору.

реаниматологи м/с ОРИГ

|р до антисептической обработки ЕЭ после антисептической обработки |

Рис. I. Степень обсемененности кожи рук медицинского персонала

Таким образом, после гигиенической антисептики на коже рук оставались представители условно-патогенной флоры идентичные тем, которые выделяли при обследовании эпитопов пациентов ОРИТ с клиническими проявлениями гнойно-септических инфекций и объектах окружающей среды.

Оценка знаний медицинского персонала по гигиенической антисептике рук.

При ответах на вопросы, предложенной нами анкеты по гигиенической обработке рук, большинство медработников (87,5±4,53%) опирались на знания, полученные еще в студенческие годы, хотя для 85,0±4,5% из них в качестве

дополнительных источников информации были пример коллег по работе и методическая литература.

Немаловажной составляющей эффективной антисептики считается состояние кожи рук. На эти вопросы треть сотрудников отмечали проблемы с кожей рук в виде сухости кожи, наличия заусенец или ломкости ногтей. Такие проблемы преимущественно имели стажированные специалисты, что могло быть следствием как нарушения технологии обработки рук, применения некачественных антисептиков, так и неиспользования средств для ухода за руками.

О толерантном отношении сотрудников к состоянию кожи рук свидетельствовали ответы на ряд вопросов анкеты. Так из 47,9±2,08% врачей, имеющих садовый участок, 39,1± 1,97% участвовали в сельскохозяйственных работах, из 47,9±2,08% имеющих личный автотранспорт — 26,7±1,38% сами его ремонтировали. При этом наибольшее безразличие к состоянию кожи рук демонстрировали молодые, со стажем работы до 5 лет и стажированные, со стажем работы более 15 лет, сотрудники.

Оценка качества гигиенической антисептики рук методом экспресс-тестирования с использованием аппарата Sharing Xpertise.

На первом этапе исследования мы провели оценку традиционно применяемой технологии обработки рук которая предусматривала 6 последовательных движений, начиная с ладонных поверхностей кистей рук и заканчивая обработкой кончиков пальцев и подногтевого пространства.

При оценке качества гигиенической антисептики рук, проводимой по традиционной технологии, у 84,27±6,93% медицинских работников на коже рук было обнаружено от одного до одиннадцати необработанных участков. Наиболее неудовлетворительные результаты были получены у медицинских работников, имевших «проблемную» кожу (х2=15,41) (табл. 4). Из их числа 93,0±7,14% имели интактные участки, против 76,1±5,52% у сотрудников со здоровой кожей (t = 2). Чаще других это были тыльная поверхность кистей рук (58,43±4,48%), боковая поверхность первого пальца (59,55±4,49%), подушечки пальцев (66,29±4,53%),

околоногтевые валики (75,28±5,51%) и подногтевое пространство (80,90±6,03%) На наш взгляд, это могло быть обусловлено недостаточным объемом средства (3,0 мл.) и быстрым его испарением с поверхности кожи (55±10 сек.), что приводило к недостаточной проработке «наиболее загрязненных и сложнообрабатываемых» участков кожи рук, какими считаются подушечки пальцев, подногтевое пространство, ногтевые валики и выемка первого пальца.

Опираясь на полученные результаты, мы приняли решение об увеличении объема антисептика на одну обработку до 5,0 мл., при сохранении той же последовательности нанесения средства. При применении большего объема средства увеличилось и время его испарения до одной минуты тридцати секунд, что положительно отразилось на качестве обработки и позволило снизить количество необработанных участков в два раза.

Качество антисептики зависело от площади обрабатываемой поверхности, которую измеряли по размерам перчаток. Чем больше была поверхность руки, тем менее качественной обработка (1=2). Так у медработников, использующих перчатки 6,5 и 7-го размеров, необработанные участки были у 15,2±2,04%, а у лиц с размерами перчаток 7,5 и 8,5 — у 30,6±3,24%.

На качество обработки рук влияли и интенсивность роста пушковых волос. При интенсивной и средней степени роста волос при нанесении 3,0 мл. антисептика тыльная поверхность кистей оставалась практически интактной. Увеличение объема средства до 5,0 мл., у лиц с интенсивным ростом пушковых волос, не влияло на качество обработки, тогда как у лиц с умеренным ростом удавалось уменьшить количество неудовлетворительных результатов с 82,4±6,96% до 17,6±1,13%.

Качество обработки рук зависело от присутствия на них ювелирных украшений. У каждого второго медработника (42,2±3,87%) участок кожи под кольцом оставался непроработанным.

Качество гигиенической антисептики рук, проводимой по традиционной технологии

Таблица 4

Состояние кожи рук медработника

Здоровая кожа Наличие проблем с кожей рук

в т.ч. по стажу работы

Необработанные участки до 5 лет 5-10 лет более 10 лет до 5 лет 5-10 лет более 10 лет итого

рук абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. %

Всего обработано рук 16 17,98± 2,25 17 19,10± 2,48 13 14,61± 2,01 5 5,б2± 0,96 20 22,47± 2,88 18 20,22± 2,59 89 100,00

Полностью обработанные руки 5 5,62± 0,96 3 3,3 7± 0,33 3 3,37± 0,33 0 0,00 2 2,25± 0,17 1 1,12± 0,08 14 15,73± 2,04

Необработанные руки 11 12,36± 1,99 14 15,73± 2,04 10 11,24± 1,81 5 5,б2± 0,96 18 20,22± 2,59 17 19,10± 2,48 75 84,27± 6,93

в т.ч.

тыльная поверхность кисти 5 5,62± 0,96 9 10,11± 1,74 6 6,74± 1,01 5 5,62± 0,96 12 13,48± 2,02 15 1б,85± 2,23 52 58,43± 4,48

боковая поверхность 1 пальца 8 8,99± 1,47 11 12,36± 1,99 6 6,74± 1,01 4 4,49± 0,87 11 12,36± 1,99 13 14,61± 2,03 53 59,55± 4,49

подушечки пальцев 8 8,99± 1,47 11 12,36± 1,99 5 5,62± 0,96 5 5,62± 0,96 17 19,10± 2,48 13 14,61± 2,03 59 66,29± 4,53

околоногтевые валики 9 10,11± 1,74 12 13,48± 2,02 8 8,99± 1,47 5 5,62± 0,96 17 19,10± 2,48 16 17,98± 2,25 67 75,28± 5,51

подногтевое пространство 10 11,24± 1,81 14 15,73± 2,04 10 11,24± 1,81 5 5,62± 0,96 18 20,22± 2,59 15 16,85± 2,23 72 80,90± 6,03

межпальцевое пространство 5 5,62± 0,96 8 8,99± 1,47 4 4,49± 0,87 2 2,25± 0,17 15 16,85± 2,23 15 16,85± 2,23 49 55,06± 4,21

В ходе исследования было установлено, что при традиционной технологии у значительной части испытуемых оставались непроработанными наиболее загрязненные и сложнопромываемые участки, такие как подногтевое пространство, подушечки пальцев и околоногтевые валики, поэтому мы приняли решение изменить последовательность нанесения антисептика. В антисептик, наносимый на ладонную поверхность кисти, в первую очередь погружали кончики пальцев, после чего переходили к следующим этапам, предусмотренным прежней технологией. При такой последовательности нанесения антисептика количество непроработанных участков, даже при использовании 3,0 мл. средства, удавалось уменьшить в 2,3 раза, а при использовании 5,0 мл. только в единичных случаях (у лиц с высокой степенью роста пушковых волос) обнаруживались интактные участки кожи рук.

В 2009 г. дополнительно к инновационной технологии гигиенической антисептики были проведены ряд организационных мероприятий, а именно: контроль качества приготовления рабочих растворов дезсредств, внедрение системы контроля знаний медперсонала по антисептике кожи рук с применением современных технических средств и технологий, упорядочена смена спецодежды.

В результате проведенных нами мероприятий, показатель внутрибольничной заболеваемости в отделении реанимации и интенсивной терапии в период с 2007 по 2009 гг. снизился в два раза и составил 101,0+10,53%о в 2009 г. против 110,0±11,7896» в 2008 г. и 234,9±15,2%о в 2007 г.

Количество неудовлетворительных смывов с объектов внешней среды отделения снизилось в 3,6 раза, а с рук медперсонала условно-патогенная флора не выделялась. Полученные результаты позволяют рекомендовать инновационную технологию гигиенической антисептики к внедрению в повседневную работу медицинского персонала с целью эффективной профилактики сговв-контаминации. На данную технологию подана заявка на изобретение и получена справка на приоритет.

Выводы

1. Показатель заболеваемости нозокомиальными инфекциями в хирургических стационарах Свердловской области по данным официальной регистрации составил 2,56 на 1 ООО прооперированных больных. Наибольшая доля учтенных нозокомиальных инфекций приходилась на лечебно-профилактические учреждения Екатеринбурга (73,3%). Структура регистрируемых внутрибольничных инфекций была достаточно однотипной, в результате первые позиции на протяжении 2001-2009 гг. занимали инфекции области хирургического вмешательства, хотя в последние годы отмечена тенденция к увеличению доли инфекций нижних дыхательных путей. Практически отсутствовали инфекции мочевыделительных путей.

2. Заболеваемость нозокомиальными инфекциями в отделении реанимации и интенсивной терапии клиники абдоминальной хирургии по результатам проспективного эпидемиологического наблюдения, с использованием стандарта случая, в 9,6 раз превысила официально зарегистрированную и составила 234,9+15,2%о. В ее структуре преобладали гнойно-септические инфекции связанные с искусственной вентиляцией легких (пневмония, трахеобронхит) и инфекции области оперативного вмешательства.

3. Характер микробного «пейзажа» определяли локализация патологического процесса и продолжительность пребывания в ОРИТ. При ИОХВ в раннем послеоперационном периоде выделялись микроорганизмы семейства энтеробактерий и грамположительную флору. Ко второй неделе пребывания в ОРИТ имела место смена возбудителей на грамотрицательные микроорганизмы, с измененными биохимическими характеристиками. При ВАП, начиная с 4-5 дня из ТБД высевали грамотрицательную флору с признаками поли-и панрезистентности к антибиотикам назначаемым для эмпирической эскалационной и деэскалационной терапии. При сепсисе в 70,0±7,31% случаев выделялись КОС.

4. Высокая степень контаминации объектов внешней среды отделения и выявление идентичных фенотипов микроорганизмов из очагов гнойной

инфекции у пациентов, оборудования и рук персонала подтверждает значимость санитарно-гигиенических, в том числе дезинфекционных мероприятий в распространении нозокомиальных инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии и сговз-контаминации микрофлоры отделения через руки персонала.

5. Существующая технология гигиенической антисептики рук должна быть оптимизирована в части последовательности нанесения антисептика, его объема на 1 обработку, скорректирована с учетом продолжительности обработки, площади обрабатываемой поверхности, интенсивности роста пушковых волос и наличия проблем дерматологического характера.

Список работ, опубликованных по теме диссертации

1. Богушевич Ю.А. Пневмонии в ОРИТ. Вопросы эпидемиологии, диагностики и профилактики /A.A. Голубкова, Э.В. Лайман, Ю.А. Богушевич// Материалы международного конгресса: Стратегия и тактика борьбы с ВБИ на современном этапе. — Москва. — 2006. — С.58-59.

2. Богушевич Ю.А. Вентиляторассоциированные пневмонии. Принципы мониторирования и профилактика / A.A. Голубкова, Э.В. Лайман, Ю.А.Богушевич// Уральский медицинский журнал (Спец. выпуск). — 2006. — №2. — С. 87-89.

3. Богушевич Ю.А. Диагностика вентиляторассоциированных пневмоний в ОРИТ больницы / A.A. Голубкова, Э.В. Лайман, Ю.А.Богушевич// Материалы IX съезда Всероссийского научно-практического общества эпидемиологов, микробиологов и паразитологов.-2007. Том №2.- С.22

4. Богушевич ЮА. Мониторинг вентиляторассоциированных пневмоний в отделении реанимации и интенсивной терапии хирургического отделения многопрофильной больницы. /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, А.Э. Пиотнек // Актуальные аспекты вирусных инфекций в современный период. — Екатеринбург. — 2008. — С. 259-264

5. Богушевич Ю.А. Эпидемиологический надзор и контроль за внутрибольничньши инфекциями в ОРИТ многопрофильной больницы. / A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, А.Э. Пиотнек, Е.В. Хохлова// Материалы научно-практической конференции: Теоретические основы эпидемиологии. Вестник российской военно-медицинской академии. Приложение. Часть 1.-2008 -№2(22). — С. 499-500.

6. Богушевич Ю.А. Инфекционный контроль за нозокомиальными инфекциями в ОРИТ хирургической клиники /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Материалы 63-й Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых. — Екатеринбург,- 2008,- С. 223-225

7. Богушевич Ю.А. Мониторинг нозокомиальных инфекций связанных с длительной искусственной вентиляцией легких в ОРИТ многопрофильной больницы / A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, А.Э. Пиотнек, С. М. Розанова // Вестник УГМА.-2008.-Выпуск № 16.-С.51-53.

8. Богушевич Ю.А. Эпидемиологическая и нозологическая структура госпитальных инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии хирургической клиники / A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Уральский медицинский журнал. — Екатеринбург. — 2008. — № 8 (48)-С. 157-159.

9. Богушевич Ю.А. Структура и этиология гнойно-септических инфекций у послеоперационных пациентов отделения реанимации и интенсивной терапии многопрофильной больницы /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Материалы 64-й всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов с международным участием. — Екатеринбург. — 2009. — С. 210-212.

10. Богушевич Ю.А. Факторы, влияющие на развитие внутрибольничных инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии хирургической клиники /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Материалы 64-й всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и студентов с международным участием. — Екатеринбург. — 2009. — С. 208 — 210

11. Богушевич Ю.А. Гнойно — септические инфекции в отделении реанимации и интенсивной терапии хирургической клиники /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Медицинский альманах. -2009г. -№2 (7). — С. 69-71. (рецензируемый ВАК)

12. Богушевич Ю.А. Определение и оценка персональных экспозиций медработников к антисептике рук /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Т.С. Девятовская, Е.И. Сисин// Материалы Окружной научно- практической конференции: Развитие специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи в многопрофильной больнице.-2009.-С.140- 143.

13. Богушевич Ю.А. Система антиинфекционной защиты при гнойно — септических инфекциях у пациентов в клинике абдоминальной хирургии /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Материалы Окружной научно — практической конференции: Развитие

специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи в многопрофильной больнице. — 2009. — С. 150-152.

14. Богушевич Ю.А. Внутрибольничные инфекции в ОРИТ (пути распространения и система антиинфекционной защиты) /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Стерилизация и госпитальные инфекции. — 2009. — 2(12). — С. 7-10.

15. Богушевич Ю.А. Гигиена и антисептика рук в медицинском учреждении / A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Е.И. Сисии, Т.С. Девятовская и др. // Методические рекомендации. -Екатеринбург. — 2010. — С. 30.

16. Богушевич Ю.А. Рационализация мероприятий по профилактике внутрибольничных гнойно-септических инфекций в ОРИТ /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Вестник уральской медицинской академической науки. — Екатеринбург. — 2009. — № 4(27). — С. 116-118. (рецензируемый ВАК)

17. М.Б. Бершавская. Медицинские перчатки. Выбор и использование. /A.A. Голубкова, Сисин Е.И., Богушевич Ю.А. и др.// Методическое пособие. Рабочая папка главной (старшей) медицинской сестры. Информационный продукт. — И.А. Профилактика. Ру. — 2009. — 112 с.

18. Богушевич Ю.А. Гигиеническая антисептика рук медперсонала — новый взгляд на старую проблему. /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Девятовская, Е.И. Сисин// Материалы III Всероссийского съезда средних медицинских работников. — Екатеринбург. — 2009. — Часть 3. -С. 57-59.

19. Богушевич Ю.А. Антисептика рук. Новый подход к старой проблеме / A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Т.С. Девятовская, Е.И. Сисин// Труды конференции: Проблемы современной эпидемиологии. Перспективные средства и методы лабораторной диагностики и профилактики актуальных инфекций. — СПб. — 2009. — С. 302-303.

20. Богушевич Ю.А. Руки медперсонала как фактор нозокомиального инфицирования пациентов (новый подход к старой проблеме) /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич. Е.И. Сисин// Международная научная школа для молодежи. Инновационные технологии в здравоохранении: молекулярная медицина, клеточная терапия, трансплантология, реаниматология, нанотехнологии. — Екатеринбург. — 2009. — С. 25-27.

21. Богушевич Ю.А. Внутрибольничные инфекции в ОРИТ хирургической клиники и факторы, влияющие на их распространение /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Е.В. Хохлова// Материалы Российской научно-практической конференции, посвященной 85-летпю кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии Сибирского государственного медицинского университета. — Томск. — 2009. — С. 31-33.

22. Богушевич Ю.А. Эпидемиологическая структура госпитальных инфекций в отделениях реанимации и интенсивной терапии хирургической клиники/ Ю.А. Богушевич, A.A. Голубкова, Е.В. Хохлова, А.Э. Пионтек// Ежемесячный информационный бюллетень «Здоровье населения и среда обитания». — № 12 (201). — 2009. -С. 32-35. (рецензируемый ВАК)

23. Богушевич. Ю.А. Перспективные дезинфектологические технологии профилактики госпитальной инфекции в отделении реанимации и интенсивной терапии /A.A. Голубкова, Е.И. Сисин, Ю.А. Богушевич, A.A. Бастрыков// материалы Всероссийской научно-практической конференции «Состояние и перспективы совершенствования научного и практического обеспечения дезинфекционной деятельности в Российской Федерации». — М. — 2010. — С.24-26.

24. Богушевич Ю.А. Руки как фактор cross-контаминации при нозокомиальных инфекциях в ОРИТ /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Стерилизация и госпитальные инфекции. — М. — 2009.-№13(3).-С. 29-32.

25. Богушевич Ю.А. Гигиена рук персонала и значение cross-контаминации в эпидемическом процессе ВБИ /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Т.С. Девятовская, Е.И. Сисин, Т.Н. Терновая, О.И. Матвеева// VIII научно-практическая конференция: Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений. — М. — 2010. — С. 29-30.

26. Богушевич Ю.А. Рационализация мероприятий по профилактике внутрибольничных гнойно-септических инфекций в ОРИТ клиники абдоминальной хирургии /A.A. Голубкова,

Ю.А. Богушевич// VIII научно-практическая конференция: Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений. — М. -2010. — С. 30-32.

27. Сисия Е.И. Пути совершенствования информационной подсистемы в системе эпидемиологического надзора за внутрибольничными инфекциями в ОРИТ многопрофильного стационара /Е.И. Сисин, A.A. Голубкова, Ю.А., Т.С. Девятовская, Ю.А. Богушевич, Э.М. Орловская// VIII научно-практическая конференция: Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений. — М. — 2010. — С. 35-36.

28. Сисин Е.И. Применение новых дезинфектологических технологий в профилактике нозокомиальных инфекций в ОРИТ /Е.И. Сисин, A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// VIII научно-практическая конференция: Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений. -М. -2010. — С. 36-37

29. Богушевич Ю.А. Антисептика рук. Технология «горного озера»./А.А. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Е.И. Сисин, Т.С. Девятовская// Материалы всероссийской научно-практической конференции «Состояние и перспективы совершенствования научного и практического обеспечения дезинфекционной деятельности в Российской Федерации». — Москва. — 2010. -С. 17-18.

30. Богушевич Ю.А. Гигиена рук медперсонала и значение cross-контаминации в эпидролцессе в ОРИТ хирургической клиники /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// Материалы научно-практической конференции «Профилактика внутрибольничиых инфекций в условиях современного стационара». -Екатеринбург. -2010. -С. 7-10.

31. Богушевич Ю.А. Гнойно-септические инфекции у пациентов в клинике абдоминальной хирургии и мероприятия по их профилактике /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич// XII международный конгресс МАКМАХ / ESCMID. — М. — 2010. — Том 12, № 2. — С. 22.

32. Сисин Е.И. Современные дезинфектологические технологии в профилактике вентиляторассоциированных пневмоний / Е.И. Сисин, A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Э.М. Орловская// XII международный конгресс МАКМАХ / ESCMID.- М. -2010.Том 12, №2. -С. 23.

33. Богушевич Ю.А. Инновационные подходы к антисептической обработке рук медицинского персонала /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Т.С. Девятовская, Е.И. Сисин// Главная медицинская сестра. — М. — 2010. — № 4. — С. 50-55.

34. Богушевич Ю.А. Инновационные подходы к гигиене рук медицинского персонала /A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Т.С. Девятовская, Е.И. Сисин// Материалы II Уральского конгресса по формированию здорового образа жизни. -Екатеринбург. -2010. — С. 33-34.

35. Богушевич Ю.А. Гигиеническая антисептика рук как одно из условий профилактики кросс-контаминации нозокомиальных инфекций в ОРИТ / A.A. Голубкова, Ю.А. Богушевич, Е.И. Сисин, Т.С. Девятовская, H.A. Невская// Журнал инфекционной патологии. — Иркутск. — 2010. Том 17. № 3. — С. 46-47. (рецензируемый ВАК)

«После пандемии устойчивых к антибиотикам бактерий станет в 3–4 раза больше» | Статьи

Применение антибиотиков во время пандемии достигло катастрофических масштабов: их назначают в 90% случаев, хотя реально эти препараты нужны лишь 10% пациентов, у которых развиваются бактериальные осложнения. Об этом, а также о том, как излишние медикаментозные назначения повлияли на смертность от COVID-19 и почему к 2050 году мир может столкнуться с 10 млн погибших в год от неизлечимых инфекций, «Известия» поговорили с профессором кафедры госпитальной терапии Сеченовского университета, президентом Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов России (межрегиональной общественной организации, созданной для координации усилий по рациональному использованию антибиотиков) Сергеем Яковлевым.

Сергей Владимирович, сейчас много говорят о том, что в начале пандемии медики поддались всеобщей панике и лечили пациентов избыточным количеством медикаментов. Так ли это?

— Давайте откровенно, инфекция абсолютно новая. Естественно, на первых порах врачи хватались за любую доступную информацию об эффективности каких-то лекарств, которые могли бы потенциально помочь. Сведения приходили в основном из Китая. Там были проведены какие-то начальные исследования на очень небольшом количестве пациентов. И естественно, доверять им в полной мере было очень сложно. Поэтому врачи больше лечили интуитивно.

Затем на время был забыт главный принцип в медицине — не навреди. В больницах стали назначать опасные препараты и комбинации лекарств с тяжелыми побочными действиями. Поэтому ятрогенный фактор (ухудшение физического состояния человека, ненамеренно спровоцированное медицинским работником. — «Известия») в итоге повлиял на смертность.

А есть какие-то конкретные цифры, подтверждающие этот факт?

— Есть два косвенных доказательства. Первое. Если мы посмотрим на ситуацию в европейских странах в апреле-мае, то одна из самых благополучных стран по летальности — Германия. В их рекомендациях, подготовленных для врачей в апреле этого года, написано, что необходимы только антикоагулянты, а эффективность остальных средств не доказана. Их допустимо назначать только в рамках научных исследований под строгим контролем. Говорили: не доказано, не применяй, не навреди.

Второе. Посмотрите на данные ВОЗ по количеству умерших и заболевших в Европе. В Испании, Италии, Франции сначала был пик в апреле-мае, потом спад до минимума. А теперь снова идет подъем заболеваемости, мы видим второй пик. Однако по летальности его нет. То есть, люди болеют, но не умирают в таком большом количестве. Почему? Врачи перестали делать глупости. Уже не используют хлорохин, гидроксихлорохин вместе с азитромицином. Не применяют комбинацию лопинавир + ритонавир и другие тяжелые неэффективные против коронавируса препараты с массой побочных действий. И не назначают антибиотики при вирусной пневмонии, что крайне важно.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Если говорить конкретно про антимикробные препараты, насколько возросло их потребление в период пандемии?

Уже появились первые американские работы, согласно которым от 70% до 90% пациентов, у которых диагностирована новая коронавирусная инфекция, их получали. Причем изначально их выписывали чуть ли не с первых дней болезни, иногда по три-четыре препарата сразу. В 90% случаев назначение антибиотиков при коронавирусе неоправданно. Да, при новой инфекции могут быть бактериальные осложнения. Но только в 10–15% случаев, не более того. К тому же антибиотики не могут, если их назначить с первых дней лечения, предотвратить развитие таких осложнений. Зато способствуют формированию устойчивости микробов, из-за чего бактериальная суперинфекция, если она в последующем присоединится, не будет поддаваться лечению. Поэтому сейчас от неоправданного использования антибиотиков отказываются во всем мире.

— Насколько мне известно, в России рекомендации Минздрава по лечению коронавирусной инфекции пока не изменены: туда включены и антибиотики, и гидроксихлорохин, от которого отказались в других странах. Почему так происходит?

— Да, официальные рекомендации Минздрава не скорректированы. Я не знаю, почему так происходит, не могу этого понять. Но знаю, что мои коллеги в ковидных стационарах уже отказываются от препаратов, эффективность которых отсутствует или сомнительная, а сильные побочные эффекты, такие как влияние на сердце, печень и почки, вполне реальны. Антибиотики еще используют, но стараются применять меньше: не три-четыре, а один, и не с первого дня.

Буквально несколько дней назад руководители нескольких общественных организаций, которые имеют отношение к антибиотикам и коронавирусу, например, наш Альянс клинических химиотерапевтов и микробиологов России, Межрегиональная ассоциация специалистов респираторной медицины, Педиатрическое респираторное общество и другие выступили с официальным обращением к врачам с призывом осознать проблему и не применять антибиотики бездумно. В этом документе прописано, в каких исключительных случаях и каких дозировках их стоит назначать. Но это именно призыв к медикам, не к министерствам, ведь лечат они, а не чиновники.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Если говорить об устойчивых инфекциях, приближает ли пандемия те времена, когда на часть микробов вообще перестанут действовать антибиотики?

— Это давно обсуждаемая проблема, но в последние 10 лет она стоит на пороге. Уже сейчас есть микробы, устойчивые абсолютно ко всем антибиотикам. Они обитают в стационарах, и, соответственно, у ряда пациентов возникают внутрибольничные инфекции, которые нечем лечить. Надо понимать, что раз эти микроорганизмы появились, то больше они уже никуда не денутся и их будет всё больше и больше.

По некоторым данным, после пандемии устойчивых к антибиотикам бактерий станет в три-четыре раза больше, кто-то говорит, что их число возрастет на 50%. Это еще предстоит подсчитать и проанализировать. Я боюсь, что бесконтрольное применение антибиотиков и антисептиков в этот период аукнется нам уже в ближайшее время значимым приростом устойчивости, но точные цифры появятся позже.

— Как устойчивость к антибиотикам влияет на смертность пациентов в стационарах?

— Можно привести такой пример: представьте, что из 100 заболевших COVID-19 5–10% болеют тяжело, а 5–15% от этого числа тяжелых больных умирают. Общая летальность составляет где-то 2–2,5% от количества заболевших. Это много. Однако если в реанимации возникает внутрибольничная инфекция, которая вызвана полирезистентным микробом (устойчивым к антибиотикам. — «Известия»), умирает 20–30% больных, иногда даже больше.

Я уверен, что в скором времени мы поборем коронавирус, ведь даже пандемии чумы в средние века уходили без всякого лечения и санитарных мероприятий. Но с чем мы останемся? Возникнет всплеск резистентности, и мы будем терять людей не из-за того, что не хотим их лечить, а просто потому, что у нас не будет такой возможности при отсутствии эффективных антибиотиков. А других средств борьбы с тяжелыми инфекциями пока не придумали.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— А как вообще ведется подсчет супербактерий?

— Есть много организаций и в мире, и в России, которые, отслеживают этот процесс. Любая больница, где есть микробиологическая лаборатория, может это подсчитать. За год делается отчет, что столько-то выявлено, допустим, синегнойной палочки. И в каком проценте случаев эта синегнойная палочка была устойчива к антибиотикам. Например, 100 палочек, из которых 30 устойчивы. Значит, 30% — уровень резистентности. По России этот процесс суммируется редко, так как страна слишком большая. Но периодически собирают локальные данные.

Есть ли данные, за сколько времени вообще формируется одна такая устойчивая бактерия?

— Мутации в бактериях, которые приводят к появлению генов, определяющих устойчивость к антибиотикам, происходят постоянно. На наше счастье, большинство мутировавших микробов вскоре отмирают, так как с приобретением устойчивости они теряют в других качествах. Например, способности выживать в окружающей среде, и таким образом проигрывают обычным, чувствительным микробам в стратегической борьбе за пищу и «место под солнцем». Другое дело, что если мы применяем антибиотики с любой целью, не только для лечения больного, но и при выращивании птицы и рыбы в качестве промоутеров роста, то отмирают прежде всего чувствительные микробы, а устойчивые выживают и начинают доминировать.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— И есть ли данные, сколько видов таких бактерий появилось в последнее время в России?

— Устойчивые к антибиотикам бактерии могут появляться неожиданно и распространяться с разной скоростью, которую сложно, если вообще возможно, прогнозировать. Например, устойчивые к ванкомицину энтерококки появились в нашей стране в середине 1990-х годов, но их доля остается невысокой и в настоящее время (5–7%). С другой стороны, устойчивые к карбапенемам (антибиотики резерва для лечения сепсиса. — «Известия») клебсиелла и ацинетобактер появились в России совсем недавно, около 10 лет назад, но быстро стали распространяться по стране. Уже в этом году более половины указанных микробов в отделениях реанимации (55% и 90% соответственно) стали резистентны не только к карбапенемам, но и к большинству других антибиотиков.

— А можно ли спрогнозировать всплески конкретных болезней, которые спровоцируют эти микробы?

— Инфекция может локализоваться в любых органах. Если она в легких, это называется пневмония. Если в почках, то это пиелонефрит. Если в брюшной полости — это перитонит. А если в крови, то сепсис. А микробы — они примерно одни и те же. Классически это кишечная и синегнойная палочки, клебсиелла, стафилококк, энтерококк и ряд других. Однако им не важно, где вызывать инфекцию. Допустим, человек поступил в больницу после аварии. У него перелом кости и травма брюшной полости. В реанимации начинают интенсивное лечение. И тут может возникнуть и пневмония, и инфекция почек, и перитонит. Любые осложнения, в зависимости от проблем в организме конкретного пациента. Другими словами, речь идет об обычных инфекциях, вызванных необычными, резистентными к антибиотикам, микробами.

Фото: ТАСС/URA.RU/Анна Майорова

— То есть, если микробы нечувствительны к антибиотикам, такого человека будет уже не спасти?

— Сейчас такие ситуации вполне реальны. Посмотрите данные ВОЗ. В мире каждый год 700 тыс. человек умирает от инфекций, которые вызваны устойчивыми микробами. Если взять данные по странам Евросоюза, то это 33 тыс. человек в год. А есть модельные исследования, которые показывают, что, если дальше так будет продолжаться и мы ничего не будем с этим делать, то к 2050 году ежегодно от инфекций, вызванных устойчивыми микробами, будет умирать 10 млн человек в мире. А это уже глобальная катастрофа.

— И что же делать в такой ситуации?

Во-первых, сокращать потребление антибиотиков. Причем это касается не только медицины, но и агропромышленного сектора — животноводства, птицеводства и так далее. Во-вторых, элементарно соблюдать правила гигиены. Многие инфекции возникают от грязных рук, и это было известно задолго до пандемии. Ну и самое важное: разработка новых антибиотиков. Это уже вопрос национальной безопасности. Поэтому стимулировать разработку новых антимикробных препаратов, как и формировать правила их разумного использования, нужно на государственном уровне.

Нозокомиальные инфекции — что это? Отвечаем на вопрос. Что способствует распространению нозокомиальной инфекции?

Каким бы идеальным ни было лечебное учреждение, как бы там хорошо ни соблюдали санитарные нормы, все равно есть риск получить заражение – нозокомиальную инфекцию. Это достаточно неприятное событие в жизни человека и может нести в себе негативные последствия, поэтому важно вовремя его диагностировать и начать терапию. А для начала – узнать побольше об этой инфекции, чтобы вовремя распознать ее и провести профилактику.

Что представляет собой заболевание?

Нозокомиальную инфекцию иначе называют внутрибольничной. Это клинически выраженная патология микробного происхождения, которая поражает человека во время его госпитализации или посещении лечебного заведения с целью пройти терапию.

Внутрибольничная инфекция считается таковой, если симптоматика болезни проявляется спустя двое суток после поступления пациента в стационар. Некоторые виды патологий могут развиваться и после возвращения пациента из больницы домой.

Факторы распространения

Главная причина возникновения нозокомиальной инфекции – это неблагоприятные условия, созданные в медучреждении. Вероятность заразиться возрастает, если:

  • Отделения или целые больницы не отвечают санитарным нормам.
  • Носители стафилококка не получают адекватного лечения.
  • Количество контактов персонала и пациента возросло.
  • В лабораториях имеется оснащение недостаточного уровня.
  • Пациенту назначена масштабная антибиотикотерапия.
  • У микробов возрастает устойчивость к антибактериальным средствам.
  • Ослабевает иммунитет из-за осложнений после хирургического вмешательства.

Пути передачи

Сегодня медики выделяют несколько путей передачи нозокомиальной инфекции – это:

  • воздушно-капельный;
  • бытовой;
  • контактно-инструментальный;
  • послеоперационный и постинъекционный;
  • инфекции, проявляющиеся после травмирования.

Важность проблемы состоит в том, что пути передачи внутрибольничной инфекции отличаются разнообразием, поэтому найти причины достаточно сложно.

Классификация

Если рассматривать их по длительности течения, то условно заболевания можно разделить на три основные группы:

  • острые;
  • подострые;
  • хронические.

По клиническим проявлениям они бывают легкими, средней тяжести и тяжелыми. От степени распространения инфекции различают две формы: генерализованные и локализованные.

В первом случае заражение проявляется бактериемией, септицемией и бактериальным шоком. Что касается локальных форм, то выделить можно такие типы инфицирования:

  • Поражение кожных покровов, клетчатки слизистых и подкожной, к которым относят абсцессы, флегмоны, рожу, мастит, парапроктит, грибок кожи и другие.
  • Заболевания полости рта и ЛОР-органов: стоматит, ангина, фарингит, отит, синусит и прочие.
  • Проникновение патогенных микроорганизмов в легкие и бронхи, что вызывает развитие пневмонии, бронхита.
  • Поражение желудочно-кишечного тракта.
  • Конъюнктивиты и другие инфекционные заболевания глаз.
  • Инфекции мочеполовой сферы.
  • Поражение нервной и сердечно-сосудистой системы.
  • Инфицирование мягких и костных тканей.

Большая часть из всех существующих видов нозокомиальных инфекций – это гнойно-септические болезни, около 12% пациенты заражаются инфекциями кишечника.

Кто входит в группу риска?

Чаще всего подвержены инфицированию такие категории пациентов:

  • мигрирующее население или лица без определенного места жительства;
  • люди с длительно прогрессирующими хроническими инфекциями;
  • пациенты, кому была назначена терапия, подавляющая иммунитет, в том числе иммунодепрессанты;
  • больные после операции с последующей кровезаместительной терапией, гемодиализом, инфузионным лечением;
  • роженицы и новорожденные, особенно те, кто был рожден раньше срока или позднее;
  • новорожденные с травмой во время родом или врожденными пороками;
  • медицинский персонал ЛПУ.

Что способствует распространению нозокомиальной инфекции?

Возбудители могут циркулировать между различными источниками. Например, одной из распространенных цепочек является «пациент-медработник-пациент». Таким образом, в любом из лечебных учреждений может вспыхнуть эпидемия внутрибольничных инфекций.

Краткий перечень того, что способствует распространению внутрибольничных нозокомиальных инфекций:

  • грамположительные микроорганизмы: энтерококки или стафилококки;
  • грамотрицательные микробы: кишечная палочка, аэробные микроорганизмы;
  • псевдомонады;
  • грибы;
  • вирусы;
  • палочка Коха и сальмонелла.

В большинстве случаев, а это по статистике около 90%, внутрибольничную инфекцию вызывают бактерии. Этому способствует устойчивость микроорганизмов к внешнему воздействию, многие из них не гибнут даже во время кипячения или дезинфекции.

Заболевания мочевыводящих путей

Бактериальные осложнения выделительной системы лидируют в структуре нозокомиальных инфекций. Мочевыводящие пути в большинстве случаев поражаются при катетеризации мочевого пузыря, и только малая доля выпадает на другие манипуляции на органах мочеполовой системы. Чаще всего такие заболевания приводят к продлению лечения. Пациенту приходится дольше находиться в медучреждении.Проблема инфекций мочевыводящих путей в последнее время активно изучается, также остаются невыясненными особенности эпидемического процесса у пациентов разного профиля. Именно поэтому важно провести ряд исследований:

  • изучить интенсивность проявлений инфекции мочевыводящих путей в стационаре;
  • выявить все факторы риска развития заболевания;
  • установить пути и факторы передачи возбудителя;
  • разработать систему профилактики;
  • по возможности принять меры по предотвращению заражения мочевыводящих путей в больнице.

В родильных домах

Инфицирование новорожденных имеет свои особенности, поэтому актуальность нозокомиальных инфекций в акушерстве и неонатологии не снижается. Младенцы, особенно те, которые родились ранее назначенного срока, обладают низкой иммунологической резистентностью. Данное обстоятельство, как и другие факторы риска, обуславливают высокую степень риска получения внутрибольничной инфекции во время пребывания в стационаре.

Существует несколько основных причин развития нозокомиальной инфекции у только что родившихся малышей:

  • малый гестационный возраст, особенно у детей, рожденных до 32 недели;
  • морфофункциональная незрелость и наличие перинатальной патологии;
  • продолжительное нахождение в лечебном учреждении;
  • использование нестерильного медицинского оборудования и инструментов;
  • сложное медикаментозное воздействие;
  • врожденные патологии;
  • расстройства энтерального питания;
  • хирургическое вмешательство
  • желтушка у новорожденных.

Чтобы снизить процент заражения нозокомиальными инфекциями, возникающими в родильных домах, нужно как можно чаще осуществлять профилактические мероприятия. В первую очередь, допускать к работе только проверенный персонал и использовать исключительно обработанный и стерильный инструмент. Только так можно снизить процент заражения новорожденных во время пребывания в больнице после рождения.

Диагностические меры

Актуальность нозокомиальной инфекции велика. Чтобы определить тип возбудителя, врачу следует обратить внимание на особенности симптоматики, провести осмотр и направить больного на прохождение диагностики. При заборе крови может быть выявлена бактериемия (патогенные микроорганизмы) в кровеносном русле или септицемия – генерализация инфекции, после чего для определения типа возбудителя следует сдать анализ для бакпосева. Поэтому кровь для исследования берут во всех случаях больничной лихорадки, кроме:

  • первичного эпизод лихорадки после операции;
  • ситуации, если доктор уверен, что это проявления лекарственной лихорадки;
  • клинических проявления тромбоза глубоких вен.

Количество серий забора крови зависит от предполагаемой вероятности обнаружения бактериемии. После курса лечения антибиотиками снова рекомендуют провести манипуляцию и осуществляют ее в течение двух суток. Брать кровь для бактериологического исследования нельзя через постоянный катетер. На руках медперсонала должны присутствовать перчатки.

Норма – это когда патогенных микроорганизмов в крови не обнаружено. Стойкая или рецидивирующая бактериемия – это признак наличия серьезного инфицирования.

Профилактика

Актуальность нозокомиальной инфекции заставляет искать эффективные методы решения проблемы. Самым действенным и надежным считается профилактика, которая, как известно, лучше терапии современными антибиотиками, к которым бактерии еще не успели выработать резистентность.

О том, насколько серьезными осложнениями может обернуться инфицирование больного в лечебном учреждении, известно уже давно. Еще в советские времена, в 70-х годах прошлого столетия, был издан, который не утратил своей силы и по сей день, а потому регламентирует профилактику внутрибольничной инфекции.

Именно поэтому важно своевременно принять предупредительные меры, которые подразумевают:

  • выявление носителей внутрибольничной инфекции;
  • изолирование больных с явными признаками инфекционного заболевания с момента поступления в учреждение;
  • строгое соблюдение санэпидрежима;
  • применение в больнице вытяжек с антибактериальными фильтрами;
  • тщательная обработка инструмента, оборудования и всех поверхностей любым из веществ для обеззараживания;
  • рациональное использование антибиотиков.

Антибактериальное лечение

Узнав, что это такое – нозокомиальные инфекции, следует уделить пару слов особенностям лечения такого заболевания. В преимущественном числе случаев применяют эмпирическую или этиотропную методики. Выбрать подходящие препараты достаточно сложно, ведь все зависит от структуры антибиотикорезистентности в определенном медучреждении, а также от наличия сопутствующих недугов у пациента, моно- и полимикробной этиологии инфекции и ее локализации.

Главным принципом эмпирического лечения является подбор лекарственных препаратов, которые проявляют активность в отношении большинства видов возбудителей. Именно поэтому рекомендуется прибегать к комбинированной терапии и использованию лекарства широкого спектра действия.

Так для лечения внутрибольничных инфекций рекомендованы такие препараты:

  • фторхинолоны «Левофлоксацин» или «Ципрофлоксацин»;
  • комбинации β-лактамов с ингибиторами бета-лактамаз;
  • лекарства с антисинегнойной активностью, к таковым можно отнести карбапенемы, цефалоспорины 3-4 поколения и другие.

Этиотропная терапия зависит от фенотипа антибиотикорезистентности возбудителей и ряда других факторов.

Подбирать тип лечения к каждому отдельному случаю должен лечащий врач после того, как будут взяты все анализы и выявлен возбудитель инфекции. Постоянный контроль позволит в короткие сроки избавиться от заболевания без последствий для пациента.

После выписки из больницы пациент должен еще в течение нескольких дней наблюдать за своим состоянием и повторно сдать анализы, чтобы быть уверенным, что лечение дало хорошие результаты, и болезнь снова не вернется.

Инфекции мочевыводящих путей. Часть вторая. Осложненные

Мы уже поговорили о внебольничных инфекциях мочевыводящих путей, сегодня пришла очередь поговорить о нозокомиальных и так называемых осложненных (хотя нозокомиальные являются их частным случаем). Конечно, лечение всех этих состояний находится в ведении профильных специалистов (коим эта статья, скорее всего, неактуальна), но, увы, не в каждой больнице они есть, да и предварительный диагноз ставить все равно нужно нам. Актуальность темы также вызвана и тем, что сейчас лето, и оно на редкость жаркое на европейской территории нашей страны, а потому все это безобразие попало в максимально комфортные для себя условия, когда тепло, темно и сыро.

Для начала определимся в терминологии, чтобы в дальнейшем не запутаться.

Вспомним, что внебольничные инфекции мы разобрали тут. Они, как мы помним, относятся к довольно быстро, при должном навыке, излечимым состояниям. Лечить их относительно несложно, так как флора дикая и непуганая, а схемы антибактериальной терапии относятся к справочному материалу.

Другое дело осложненные инфекции мочевыводящих путей и их частный случай — нозокомиальные. Тут все сразу все сложно, начиная с возбудителей, заканчивая методами лечения. Начнем традиционно с микробиологических аспектов.

Если вы помните, то основными возбудителями внебольничных уроинфекций были кишечные палочки. Назначаешь практически не глядя антибиотик, к которому данная палка чувствительна, пара-тройка дней — и пациент практически здоров, но тут начинается война за длительность обязательного приема препарата. И вот эта самая война, в случае проигрыша врача и некоторых обстоятельств со стороны пациента, доводит последнего до осложнений. Но обо всем по порядку.

Итак, главными возбудителями осложненных уроинфекций являются:

  • Семейство Enterobacteriaceae (Proteus spp., Klebsiella spp., Morganella spp., Serratia spp.)
  • Pseudomonas aeruginosa, она же синегнойная палочка
  • Семейство Acinetobacter

На вторых ролях находятся:

  • Метициллин-резистентные стафилококки (MRSA), хотя в случае развития карбункула почки он играет главнейшую роль
  • Семейство Enterococcus (включая ванкомицин-резистентные)
  • Семейство Candida

Но главное, что необходимо помнить, — чаще всего случаи осложненных инфекций, и особенно нозокомиальных, носят полимикробный характер, особенно когда пациенту установлен постоянный мочевой катетер.

Клинические аспекты

Что влияет на возможность развития осложнений? Все как везде — особенности со стороны пациента, особенности со стороны оказания медицинской помощи, особенности окружающей пациента среды.

Особенностями со стороны пациента являются:

  • Возраст — чем старше пациент, тем риск осложнений выше.
  • Пол — у мужчин все сильно сложнее в виду анатомии мочевыводящих путей, а также с возрастом и с развитием аденомы простаты.
  • Наличие сопутствующих заболеваний — сахарный диабет, ВИЧ, онкозаболевание или аутоиммунное заболевание с применением иммуносупрессивной терапии.
  • Наличие конкрементов, стриктур и т. п. в мочевыводящих путях, ведущее к трудностям в консервативной терапии и требующее хирургического лечения.
  • Наличие заболеваний, которые поддерживают персистирование возбудителей, но не могут быть полностью удалены, — постоянный мочевой катетер, аномалии почки и т. п.

Со стороны оказания медицинской помощи снова оказываются наши плохо обработанные руки. Коллеги, простите, что автор опять про ковид, но давайте вспомним, сколько наши «красные зоны» смогли продержаться чистыми? Максимум месяца 1.5, а вообще от силы пару-тройку недель — и снова понеслось. Да, мы ходим в СИЗах, наши дыхательные пути отсечены (почти, так как клапан выдоха, слава богу, в респираторах есть, а значит, есть и выдыхаемое содержимое ротоглотки, надо маску сверху надевать, что в условиях жаркого лета можно приравнять к геноциду медицинских работников), но руки-то хоть и в двух слоях перчаток, надо продолжать мыть и обрабатывать. Мы все же не в ламинарных боксах, да и пациенты наши без СИЗов, не говоря уж о мегатоннах антибиотиков, переведенных на лечение вирусного поражения. Очень хочется сказать грубость по поводу всей этой ситуации, но раз уж получилось столько времени себя сдерживать, то и тут пока не будем, хотя третья волна на фоне полугодия доступной вакцинации просто уничтожила веру в человечество. Но вернемся к нашим уроинфекциям. Только строжайшие правила асептики и антисептики при проведении диагностических и лечебных манипуляций, а также при установке катетеров, обеспечивают защиту от развития нозокомиальных инфекций. А также правильное обучение родственников уходу. Их руки точно так же разносят возбудителей и, возможно, не случайно именно синегнойка вырвалась на передовые позиции, подвинув оттуда кишечную палку.

Со стороны окружающей среды — тепло, темно и сыро, то есть подгузники, прокладки, одноразовые пеленки и тому подобные предметы ухода, не меняющиеся в нормативные интервалы времени. И вот тут-то и выходят на первый план представители семейства Enterobacteriaceae, хотя синегнойка это все тоже очень любит. Кроме того, надо обязательно запомнить, что имеют место локальные факторы. Возбудители осложненных, особенно внутрибольничных, уроинфекций будут разными даже в разных корпусах одного и того же стационара (если, конечно, между ними не ходит один и тот же сотрудник, выполняющий одни и те же манипуляции, но тут отловить и победить, точнее, убедить руки мыть, станет намного проще), не говоря уж о разных больницах одного города и уж тем более разных городов, областей и тому подобных административных образований. А потому нужно что? Правильно, проводить локальный микробиологический мониторинг, тем более что сейчас, не прошло и 15 лет, появились автоматизированные, в том числе и облачные системы, упрощающие эту деятельность — и не надо ничего самим придумывать, например, Excel’евские таблички размером километр на километр рисовать. Частным примером является продукт, который представили на прошлом, еще осеннем, МАКМАХ 2020 — AMRCloud, оно же AntiMicrobial Resistance Cloud. Подробности можно прочитать здесь.

Как проявляются осложненные уроинфекции:

  • Острый осложненный цистит как следствие установки катетера, в том числе постоянного, или диагностический исследований (то есть как результат нарушений правил асептики и антисептики при выполнении манипуляций).
  • Осложненный пиелонефрит как следствие мочекаменной болезни (камни всегда являются инфицированными, более того, носителями биопленок), аденомы простаты и опухолей. Выше мы уже говорили, что данные обстоятельства затрудняют отток мочи, и особенно сей факт актуален для мужчин и лиц пожилого возраста. Основным возбудителем будет наша любимая E.coli, правда, уже вооруженная некоторыми факторами резистентности, и в дальнейшем все будет зависеть от длительности проводимой терапии, ее успешности и устранения факторов, препятствующих оттоку мочи.
  • Хронический пиелонефрит является логическим продолжением осложненного, у него даже возбудитель тот же самый — E.coli, которая в этой ситуации уже вооружена до зубов всеми возможными факторами резистентности, так как пациент прошел не два и даже не пять курсов антимикробной терапии. Плохо то, что помимо возникающих обострений хронический пиелонефрит умеет переходить в уросепсис, и чаще всего такой переход бывает у лежачих или ограниченных в движении больных. Этот больной либо не в состоянии чувствовать происходящие с ним изменения, либо не в состоянии об этом сказать, и тогда на выручку придут невербальные признаки боли, например, развитие сгибательных контрактур нижних конечностей. Так что как только вы заметили, что пациент изменил положение в кровати, причем настолько длительно, что ноги разогнуть практически невозможно, необходимо взять полный набор анализов, хотя бы ради подстраховки, тем более что чаще всего данное состояние развивается очень медленно, а развернутая картина может появиться за дни, если не часы до летального исхода.
  • Инфекции, связанные с медицинским вмешательством (они же нозокомиальные, они же внутрибольничные, они же госпитальные) — всегда связаны с нарушением правил асептики и антисептики при проведении процедур или манипуляций, а также с использованием открытых дренажных систем для отвода мочи. Возбудители могут быть самыми разными — что на руках принесем, то и будет, но впереди планеты всей, конечно, синегнойка и Enterobacteriaceae spp. Про руки написали уже два раза, повторяться не будем, а про катетеры все же упомянем. Использование открытой системы почти гарантированно приведет к развитию инфекции максимум через неделю после ее установки (минимальные сроки — это 3–4 дня), все придется удалять, лечить, снова устанавливать, что ужасно неудобно как больному, так и его родственникам, поэтому в общих интересах использовать закрытые системы, а в случае длительной их установки крайне тщательно обучать родственников уходу за оными.

    Что делать, если все же такой пациент появился? Чтобы не инфицировать всех остальных, потребуется изоляция, которая в первую очередь нас будет мотивировать более тщательно соблюдать меры по асептике и антисептике.

Диагностические аспекты

  1. Локальный микробиологический мониторинг. Учитывая довольно высокий уровень смертности от уросепсиса, особенно нозокомиального, его проще предупредить, чем с ним бороться, а для этого надо знать врагов в лицо и на старте предполагать, кто это может быть.
  2. Лабораторная диагностика — ищем признаки воспаления, либо его усиления всеми доступными и возможными методами — общие анализы, C-реактивный белок, прокальцитонин, и т. д. и т. п., всем, чем владеете, то и надо использовать.
  3. Микробиологическая диагностика должна проводиться в идеале автоматизированными методами, так как чем дольше пациент получает не тот препарат, тем хуже для него и его микрофлоры. А чтобы эмпирику назначить верно, смотрим пункт первый — локальный мониторинг.

Терапевтические аспекты

  1. Если есть факторы, усложняющие эвакуацию мочи, и они устранимы — обязательно устраняем, иначе все пойдет на второй и третий круг, далее хронизация процесса, а потом… Но не будем повторяться.
  2. Препаратами выбора остаются фторхинолоны, цефалоспорины четвертого поколения и карбопенемы. В случае панрезистентности включаем тяжелую артиллерию в виде препаратов глубочайшего резерва, таких как цефтазидим/авибактам и тому подобных монстров, хотя самостоятельно этого делать не советуем, сразу зовите клин. фарма.
  3. В случае развития обструкции мочевых путей переводим пациента в хирургическое отделение для решения вопроса об оперативном лечении.

Подводя итоги, повторим, что в случае развития внутрибольничных инфекций мы всегда обязаны опираться на данные локального мониторинга, мероприятия по асептике и антисептике удваивать, а то и утраивать, но вообще-то призывать уполномоченных разбираться со всем этим лиц в лице эпидемиолога и клинического фармаколога, а самим не забывать мыть руки и максимально четко исполнять требования СанПина, так как все эти правила написаны кровью.

Поделиться с друзьями

Пожалуйста, заполните поля e-mail адресов и убедитесь в их правильности

Департамент здравоохранения Москвы — VII научно-практическая конференция «Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений»

Департамент здравоохранения города Москвы информирует о том, что 2-3 апреля 2009 года в малом конференц-зале здания Правительства Москвы (ул. Новый Арбат, 36\9) состоится VII научно-практическая конференция «Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений».

Программа мероприятия:

VII научно-практическая конференция «Внутрибольничные инфекции в стационарах различного профиля, профилактика, лечение осложнений»
2 апреля 2009 года
Регистрация участников конференции: 9.00 -10.00 Начало: 10.00
Малый конференц-зал
Приветствие участникам конференции:
А.П. Сельцовский, руководитель Департамента здравоохранения города Москвы, Заслуженный врач РФ, д.м.н., профессор

Заседание 1
10.15-13.30
Председатели:
В.Н. Галкин, заместитель руководителя Департамента здравоохранения города Москвы, д.м.н., профессор Н.И. Брико, главный специалист — эпидемиолог Минздравсоцразвития России, заведующий кафедрой эпидемиологии ММА им. И.М. Сеченова, член — корр. РАМН, профессор И.С. Стэцюра, зав. ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы Е.П. Игонина, начальник отдела надзора за ЛПУ Управления Роспотребнадзора по городу Москве, к.м.н.

1. Организация работы Департамента здравоохранения города Москвы по профилактике внутрибольничных инфекций в учреждениях здравоохранения. Погонин А.В., зам. начальника управления организации медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы, к.м.н.; Стэцюра И.С, зав. ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы; Тодрин В.В., врач-инфекционист ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы; Дроздова Н.Е., врач-эпидемиолог ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы; Семаева Е.Д., врач-эпидемиолог ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы 20 мин.

2. Проблемы госпитальной эпидемиологии на современном этапе.
Брико Н.И., главный специалист — эпидемиолог Минздравсоцразвития России, зав. кафедрой эпидемиологии ММА им. И.М. Сеченова, член — корр. РАМН, профессор 20 мин.

3. Результаты надзора за соблюдением санитарного законодательства в ЛПУ города в 2008 году.
Игонина Е.П., начальник отдела надзора за ЛПУ Управления Роспотребнадзора по городу Москве, к.м.н. 20 мин.

4. Новые подходы к проблеме предстерелизационной очистки инструментов механизированным способом в условиях сокращения финансирования в ЛПУ. Крутовских С.А., Тарасов В.В. 10 мин.

5. Комплекс организационных, санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий в очаге туберкулеза патологоанатомического отделения.
Ноздреватых И.В., зам. главного врача по медицинской части для организации работы по противоэпидемическим вопросам ИКБ №2, д.м.н.;
Ермоленко М.В., зам. начальника Территориального отдела Управления Роспотребнадзора по городу Москве в Восточном административном округе города Москвы 15 мин.

6. Мониторинг устойчивости к дезинфектантам, как компонент эпидемиологического надзора за ВБИ.
Шкарин В.В., член-корр. РАМН, президент Нижегородской государственной медицинской академии, зав. кафедрой эпидемиологии; Благонравова А.С., зав. отделом лабораторных исследований НИИ Профилактической медицины Нижегородской государственной медицинской академии, зав. кафедрой эпидемиологии, к.м.н.; Ковалишена О.В., доцент кафедры
эпидемиологии, к.м.н. 15 мин.

7. Разработка регламента применения импульсных ультрафиолетовых установок при обеззараживании воздуха помещений от грибковой микрофлоры. Шашковский С.Г., к.т.н. 10 мин.

8. Совершенствование методов изучения туберкулоцидного действия дезинфицирующих средств.
Федорова Л.С., зав. лабораторией, д.м.н.; Цвирова И.М., в.н.с, к.б.н.; Еремеева Н.И., н.с; Канищев В.В., д.м.н., профессор, научный консультант; Кравченко М.А., зав. лабораторией, к.м.н.; Вахрушева Д.В., ученый секретарь, к.м.н., ФГУН НИИ дезинфектологии Роспотребнадзора, г. Москва, УрНИИ фтизиопульмонологии г. Екатеринбург 15 мин.

9. Инновационные технологии дезинфекции и стерилизации, а также оптимизация работы прачечных в лечебно-профилактических учреждениях.
Мишина В.В.; Мирзоян А.В. 10 мин.

10. Разработка и внедрение совмещенного режима обработки столовой и чайной посуды в практическую деятельность ЛПУ г. Екатеринбурга.
Харитонов А.Н., к.м.н.; Конышев М.А.; Вотчинский В.М., зав. отделом дезинфекции и стерилизации МУ «Городского центра медицинской профилактики» Управления Здравоохранения г. Екатеринбурга; Соколов В.В.; Лавровская О.Н., МУ «Городская клиническая больница №40, г. Екатеринбург; Хильченко О.М. 10 мин.

11. Компьютерная программа T-DOC в центральном стерилизационном отделении многопрофильного хирургического стационара.
Рогаль М.Л., зам. директора по лечебной работе — главный врач, профессор, д.м.н.; Дроздова Н.Е., зам. главного врача по санитарно-эпидемиологическому режиму; Курилин Б.Л., врач эпидемиолог, НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского 15 мин.

12. Менеджмент страховой модели медицины: Внутрибольничная инфекция как дефект оказания медицинской помощи.
Старченко А.А., д.м.н., профессор кафедры анестезиологии и реаниматологии МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского; зам. директора государственной страховой компании «Росгосстрах-Медицина», секретарь Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре; Третьякова Е.Н., директор центра защиты прав застрахованных и экспертизы качества медицинской помощи государственной страховой компании «Росгосстрах-Медицина»; Комарец С.А., врач-эксперт, к.м.н.; Курило И.Н., врач-эксперт, юрист; Рыкова И.В., юрист Счетной Палаты РФ 15 мин.

Дискуссия

Перерыв 13.30-14.00

Заседание 2
14.00-17.30
Председатели:
А.В. Погонин, зам. начальника управления организации медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы, к.м.н. А.С. Ермолов, главный хирург Департамента здравоохранения города Москвы, почетный директор НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, руководитель отдела неотложной хирургии НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, член-корр. РАМН, д.м.н., профессор Д.Ю. Пушкарь, зав. кафедрой урологии МГМСУ, д.м.н., профессор И.С. Стэцюра, зав. ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы

Оптимизация профилактики развития нозокомиальной инфекции при операциях в урологии.
Пушкарь Д.Ю., зав. кафедрой урологии МГМСУ, д.м.н., профессор; Зайцев А.В., д.м.н., профессор; Гвоздев М.Ю., Гальчиков И.В. 15 мин.

2. Меры борьбы и профилактики внутрибольничных инфекций.
Ковалёва ЕЛ., в.н.с, д.м.н., профессор; Сёмина Н.А., зав. лабораторией, член-корр. РАМН, д.м.н., профессор; Акимкин В.Г., в.н.с, д.м.н., профессор; Заргарьянц А.И., с.н.с, к.м.н., Федеральное государственное учреждение науки «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора 15 мин.

3. Нозокомиальная инфекция Clostridium difficile: вопросы диагностики и лечения.
Малов В.А., д.м.н., профессор кафедры инфекционных болезней ГОУ ВПО ММА им. И.М. Сеченова; Пономарев СВ., Заслуженный врач РФ, Начальник инфекционного отделения ФГУ Главного военного клинического госпиталя им. академика Н.Н. Бурденко МО РФ, зам. главного инфекциониста МО РФ, к.м.н. 15 мин.

4. Современные методы профилактики ВБИ с помощью передовых технологий дезинфекции и очистки медицинских инструментов.
Зарубина В.В., главная медсестра Городской поликлиники № 150, внештатный специалист ДЗ ЮЗАО 10 мин.

5. Особенности эпидемического процесса возникновения внутрибольничных инфекций в ЛПУ различного профиля.
Храпунова И.А., зав. отделом гигиены ЛПУ ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве», д.м.н. 15 мин.

6. Санитарная обработка поверхностей в помещениях лечебно-профилактических учреждений.
Выгоняйлов А.В., Щербанюк С.Л. 10 мин.

7. Совершенствование эпидемиологического надзора за внутрибольничными инфекциями новорожденных в учреждениях родовспоможения. Голубкова А.А., профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральская государственная медицинская академия Росздрава, д.м.н.; Смирнова С.С., зам. начальника отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области, к.м.н. 15 мин.

8. Совершенствование стерилизационных технологий в аспекте профилактики ВБИ в медицинских профилактических организациях.
Абрамова И.М., зав. лабораторией проблем стерилизации ФГУН «Научно-исследовательский институт дезинфектологии» Роспотребнадзора, доцент кафедры дезинфектологии МПФ ППО Московской медицинской академии им. И.М.Сеченова, к.б.н. 15 мин.

9. Контроль газовой стерилизации в условиях ЛПУ с применением оксида этилена, озона.
Степных Ю.П. 20 мин.

10. Решение проблемы предстерилизационной очистки инструментов для
малоинвазивных операций.
Савенко С.М. зав. ЦСО ФГУ Клиническая больница УД Президента РФ, член ТК №383 Госстандарта РФ, академик РАМТН 15 мин.

11. Гигиеническая обработка рук медицинского персонала — один из факторов неспецифической профилактики внутрибольничных инфекций.
Анисимова Л.И., Федеральное государственное учреждение науки «Научно-исследовательский институт дезинфектологии» Роспотребнадзора 15 мин.

12. Современные методы гигиены и защиты рук медицинского персонала.
Использование двойных перчаток в условия повышенного риска.
Марченко A.M. 15 мин.

13. Мониторинг температурного режима при транспортировке и хранении, вакцин с помощью термоиндикатора.
Антипов О.Н., Семина Н.А., Михеева И.В. ФГУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора 15 мин.

Дискуссия

3 апреля 2009 года
Регистрация участников конференции: 9.00 — 10.00 Начало: 10.00
Малый конференц-зал

Заседание 3
10.00-13.00
Председатели:
А.В. Погонин, зам. начальника управления организации медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы, к.м.н. А.С Ермолов, главный хирург Департамента здравоохранения города Москвы, почетный директор НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, руководитель отдела неотложной хирургии НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского,
член-корр. РАМН, д.м.н., профессор И.С Стэцюра, зав. ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения
города Москвы
А.А. Голубкова, профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральская государственная медицинская академия Росздрава, д.м.н.

1. Развитие структуры стационара и ее взаимосвязь с динамикой микробной этиологии ГСП.
Ермолов А.С, главный хирург Департамента здравоохранения города Москвы, руководитель отдела неотложной хирургии, д.м.н., профессор, член-корр.
РАМН; Карасев Н.А., руководитель отдела организации, диагностики и лечения неотложных состояний, к.м.н.; Курилин Б.Л., н.с. отдела организации, диагностики и лечения неотложных состояний; Меньшиков Д.Д., главный научный сотрудник лаборатории клинической микробиологии, д.м.н., профессор, НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского 15 мин.

2. Принципы моделирования эпидемического процесса в условиях стационара.
Ермолов А.С., главный хирург Департамента здравоохранения города Москвы, руководитель отдела неотложной хирургии, д.м.н., профессор, член-корр. РАМН; Курилин Б.Л., н.с. отдела организации, диагностики и лечения неотложных состояний; Карасев. Н.А., руководитель отдела организации, диагностики и лечения неотложных состояний к.м.н.; Кислухина Е.В., сотрудник лаборатории клинической микробиологии, к.м.н.; Дроздова Н.Е., заместитель главного врача по санитарно-эпидемиологическому режиму, НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского 15 мин.

3. Иммунотропная профилактика хирургической инфекции при ампутациях нижних конечностей у больных сахарным диабетом.
Зубрицкий В.Ф., начальник кафедры военно-полевой (военно-морской) хирургии Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны РФ, д.м.н.; Саввин Ю.Н., главный врач ГКБ №29 им. Н.Э. Баумана, д.м.н., профессор кафедры военно-полевой (военно-морской) хирургии; Белков С.А., зам. главного врача ГКБ №29 им. Н.Э. Баумана, д.м.н.; Осипов И.С., зам. главного врача ГКБ №29 им. Н.Э. Баумана, д.м.н., профессор кафедры военно-полевой (военно-морской) хирургии; Низовой А.В., доцент кафедры военно-полевой (военно-морской)
хирургии Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны РФ, к.м.н.; Самойлов О.А., зав. отделением гнойной хирургии ГКБ №29 им. Н.Э. Баумана; Фоминых Е.М., старший преподаватель кафедры военно-полевой (военно-морской) хирургии Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны РФ, к.м.н.; Кулезнев Р.А., клинический ординатор кафедры военно-полевой (военно-морской) хирургии Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны РФ 10 мин.

4. Микробиологическая диагностика и проблемы антибактериальной терапии госпитальных инфекций.
Лелянов А.Д., профессор кафедры госпитальной хирургии СГМА; Жинко Ю.Н., к.м.н.; Логоватовский О.В., Гусева Е.Д., Лейднер Е.К., Медицинская Академия, Смоленск 15 мин.

5. Некоторые особенности эпидемического процесса внутрибольничных инфекций в отделении реанимации и интенсивной терапии хирургической клиники.
Голубкова А.А., д.м.н., профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральской государственной медицинской академии Росздрава; Богушевич Ю.А., ГОУ ВПО Уральская государственная медицинская академия Росздрава; ПионтекА.Э., МУКБ№14;ХохловаЕ.В. МУКБ№14 15 мин.

6. Профессиональный подход к уборке в учреждениях здравоохранения: система предварительной подготовки.
Требина ИЛО. 10 мин.

7. Повышение эффективности процесса обработки и стерилизации ИМН в рамках комплексного подхода к профилактике ВБИ в лечебных учреждениях.
Кузин К.Л., зав. ЦСО РКНПК МЗ РФ (Кардиоцентр) 10 мин.

8. Дезинфектологическая профилактика ротавирусных гастроэнтеритов в лечебно-профилактических учреждениях.
Пантелеева Л.Г., зам. директора по научной работе, к.м.н., Федеральное государственное учреждение науки «Научно-исследовательский институт дезинфектологии» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека 15 мин.

9. Новейшие разработки в области создания дезинфицирующих средств.
Горлов В.В., к.э.н., доцент 10 мин.

10. Заболеваемость родильниц при вспышке внутрибольничных инфекций новорожденных.
Голубкова А.А., профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральская государственная медицинская академия Росздрава, д.м.н.; Смирнова С.С., зам. начальника отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области, к.м.н. 15 мин.

11. Оценка эффективности современных технологий противоплесневых обработок в лечебно-профилактических учреждениях.
Голубкова А.А., д.м.н., профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральской государственной медицинской академии Росздрава; Краюхин Д.В., аспирант кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральской государственной медицинской академии Росздрава 15 мин.

12. Дефинитивные признаки вспышки внутрибольничных инфекций в учреждениях родовспоможения.
Голубкова А.А., профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральская государственная медицинская академия Росздрава, д.м.н.; Смирнова С.С., зам. начальника отдела эпидемиологического надзора Управления Роспотребнадзора по Свердловской области, к.м.н. 15 мин.

13. Вторичные иммунодефициты. Миф и реальность.
Латышева Т.В., зав. отделением иммунопатологии интенсивной терапии ГНЦ Института Иммунологии ФМБА, д.м.н., профессор 10 мин.

Дискуссия

Перерыв 13.00-14.00

Заседание 4
14.00 — 16.45
Председатели:
А.В. Погонин, зам. начальника управления организации медицинской помощи Департамента здравоохранения города Москвы, к.м.н. И.С. Стэцюра, зав. ОМО по эпидемиологии и профилактике инфекционных заболеваний в учреждениях здравоохранения Департамента здравоохранения города Москвы И.М. Абрамова, к.б.н., заведующая лабораторией проблем стерилизации ФГУН «Научно-исследовательский институт дезинфектологии» Роспотребнадзора

1. Организация работы по профилактике инфекционных заболеваний в многопрофильном стационаре.
Гладкова Л.С., зам. главного врача по санэпидвопросам ГКБ № 36, доцент кафедры эпидемиологии МПФ ППО ММА им. И.М.Сеченова 15 мин.

2. Мониторирование возбудителей внутрибольничной инфекции в многопрофильном стационаре.
Яковлев В.Н., главный врач ГКБ им. СП. Боткина, профессор; Жуховицкий В.Г., зав. бактериологическим отделением КДЛ ГКБ им. СП. Боткина, к.м.н., с.н.с; Алексеев В.Г., ГКБ им. СП. Боткина 15 мин.

3. Проблемы стерилизации в лечебно-профилактических учреждениях Санкт-Петербурга.
Зуева Л.П., д.м.н., профессор, зав. кафедрой эпидемиологии ГОУ ВПО Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова; Техова И.Г., к.м.н., доцент кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова 15 мин.

4. Современные стерилизационные упаковки как одна из мер защиты пациентов от внутрибольничных инфекций.
Мельникова Г.Н., к.м.н., в.н.с. лаборатории проблем стерилизации ФГУН «Научно-исследовательский институт дезинфектологии» Роспотребнадзора; Абрамова И.М., к.б.н., зав. лабораторией проблем стерилизации ФГУН «Научно-исследовательский институт дезинфектологии» Роспотребнадзора 15 мин.

5. К вопросу о внедрении современной технологии обработки рук медицинского персонала.
Калинина З.П., к.м.н., доцент кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова; Суровцева Т.В., главный врач СПб ГУЗ «Городская больница №20»; Батицкая Е.А., врач-эпидемиолог СПб ГУЗ «Городская больница №20»; Джинджолия И.С. главная медицинская сестра СПб ГУЗ «Городская больница №20» 15 мин.

6. Оптимизация подходов к профилактике профессионально-обусловленных гемоконтактных инфекций у медицинских работников.
Голубкова А.А., д.м.н., профессор кафедры эпидемиологии ГОУ ВПО Уральской государственной медицинской академии Росздрава; Сисин Е.И., врач- эпидемиолог Учреждения Ханты-Мансийского автономного округа — Югры «Няганская окружная больница»; Кетова И.Л., Федеральное государственное учреждения Уральский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии; Баякаев Д.А., Учреждение Ханты-Мансийского автономного округа — Югры «Няганская окружная больница»; Малева С.В. Комитет здравоохранения администрации города Нягань 15 мин.

7. Анализ аварийных ситуаций среди обратившихся в МГЦ СПИД.
Мазус А.И., руководитель МГЦ СПИД, к.м.н.; Панкова Г.Ю., зав. отделением клинической эпидемиологии МГЦ СПИД; Лаврова М.В., врач-эпидемиолог МГЦ СПИД, Мартынов Ю.В., профессор кафедры инфекционных болезней с курсом эпидемиологии МГМСУ, д.м.н. 15 мин.

8. Анализ случаев ВБИ в челюстно-лицевом стационаре.
Тарасенко СВ., д.м.н., профессор; Дробышев А.Ю., д.м.н., профессор; Родивилов Б.И., к.м.н., Заслуженный врач РФ; Блюдова И.В., МГМСУ 15 мин.

9. Проблема инфекционной безопасности эндоскопических манипуляций.
Гренкова Т.А., н.с. лаборатории диагностики и профилактики инфекционных заболеваний ФГУН Московский НИИ Эпидемиологии и микробиологии им. Г.Н. Габричевского Роспотребнадзора 15 мин.

10. Стрептококки в этиологии гнойно-воспалительных заболеваний кожи и мягких тканей.
Жилина СВ., кафедра микробиологии, вирусологии и иммунологии ГОУ ВПО Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова; Миронов А.Ю. д.м.н., профессор, кафедра микробиологии,
вирусологии и иммунологии ГОУ ВПО Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова; Поликарпова С.В., к.м.н., ГКБ № 15 им. О. М. Филатова; Пивкина Н.В., ГКБ № 15 им. О. М. Филатова 15 мин.

Дискуссия

Ожирение и инфекция. Еще одна коморбидность? | Дворецкий

1. Mokdad AH, Ford ES, Bowman BA, et al. Prevalence of Obesity, Diabetes, and Obesity-Related Health Risk Factors, 2001. JAMA. 2003;289(1):76-79. doi: 10.1001/jama.289.1.76

2. Hainer V, Zamrazilová H, Kunešová M, et al. Obesity and infection: reciprocal causality. Physiol Res. 2015;64 Suppl 2:S105-19. PMID: 26680472

3. Dhurandhar N, Israel B, Kolesar J, Mayhew G, Cook M, Atkinson R. Increased adiposity in animals due to a human virus. Int J Obes. 2000;24(8):989-996. doi: 10.1038/sj.ijo.0801319

4. Dhurandhar N V, Whigham LD, Abbott DH, et al. Human Adenovirus Ad-36 Promotes Weight Gain in Male Rhesus and Marmoset Monkeys. J Nutr. 2002;132(10):3155-3160. doi: 10.1093/jn/131.10.3155

5. Ashburn DD, DeAntonio A, Reed MJ. Pulmonary System and Obesity. Crit Care Clin. 2010;26(4):597-602. doi: 10.1016/j.ccc.2010.06.008

6. Koenig SM. Pulmonary Complications of Obesity. Am J Med Sci. 2001;321(4):249-279. doi: 10.1097/00000441-200104000-00006

7. Beal M, Chesson A, Garcia T, et al. A Pilot Study of Quantitative Aspiration in Patients with Symptoms of Obstructive Sleep Apnea: Comparison to a Historic Control Group. Laryngoscope. 2004;114(6):965-968. doi: 10.1097/00005537-200406000-00002

8. Jedrychowski W, Maugeri U, Flak E, et al. Predisposition to acute respiratory infections among overweight preadolescent children. Public Health. 1998;112(3):189-195. doi: 10.1038/sj.ph.1900438

9. Baik I, Curhan GC, Rimm EB, et al. A Prospective Study of Age and Lifestyle Factors in Relation to Community-Acquired Pneumonia in US Men and Women. Arch Intern Med. 2000;160(20):3082-3088. doi: 10.1001/archinte.160.20.3082

10. Phung DT, Wang Z, Rutherford S, et al. Body mass index and risk of pneumonia: a systematic review and meta-analysis. Obes Rev. 2013;14(10):839-857. doi: 10.1111/obr.12055

11. Huttunen R, Syrjänen J. Obesity and the risk and outcome of infection. Int J Obes. 2013;37(3):333-340. doi: 10.1038/ijo.2012.62

12. Semins MJ, Shore AD, Makary MA, Weiner J, Matlaga BR. The Impact of Obesity on Urinary Tract Infection Risk. Urology. 2012;79(2):266-269. doi: 10.1016/j.urology.2011.09.040

13. Ribera MC, Pascual R, Orozco D, et al. Incidence and risk factors associated with urinary tract infection in diabetic patients with and without asymptomatic bacteriuria. Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2006;25(6):389-393. doi: 10.1007/s10096-006-0148-5

14. Wurzinger B, Dünser MW, Wohlmuth C, et al. The association between body-mass index and patient outcome in septic shock: a retrospective cohort study. Wien Klin Wochenschr. 2010;122(1-2):31-36. doi: 10.1007/s00508-009-1241-4

15. Basu JK, Jeketera CM, Basu D. Obesity and its outcomes among pregnant South African women. Int J Gynecol Obstet. 2010;110(2):101-104. doi: 10.1016/j.ijgo.2010.02.020

16. Usha Kiran TS, Hemmadi S, Bethel J, Evans J. Outcome of pregnancy in a woman with an increased body mass index. BJOG An Int J Obstet Gynaecol. 2005;112(6):768-772. doi: 10.1111/j.1471-0528.2004.00546.x

17. Bamgbade OA, Rutter TW, Nafiu OO, Dorje P. Postoperative Complications in Obese and Nonobese Patients. World J Surg. 2007;31(3):556-560. doi: 10.1007/s00268-006-0305-0

18. Morgan OW, Bramley A, Fowlkes A, et al. Morbid Obesity as a Risk Factor for Hospitalization and Death Due to 2009 Pandemic Influenza A(h2N1) Disease. Sorensen TIA, ed. PLoS One. 2010;5(3):e9694. doi: 10.1371/journal.pone.0009694

19. Neidich SD, Green WD, Rebeles J, et al. Increased risk of influenza among vaccinated adults who are obese. Sorensen TIA, ed. Int J Obes. 2017;41(9):1324-1330. doi: 10.1038/ijo.2017.131

20. Louie JK, Acosta M, Samuel MC, et al. A Novel Risk Factor for a Novel Virus: Obesity and 2009 Pandemic Influenza A (h2N1). Sorensen TIA, ed. Clin Infect Dis. 2011;52(3):301-312. doi: 10.1093/cid/ciq152

21. Almond MH, Edwards MR, Barclay WS, Johnston SL. Obesity and susceptibility to severe outcomes following respiratory viral infection. Sorensen TIA, ed. Thorax. 2013;68(7):684-686. doi: 10.1136/thoraxjnl-2012-203009

22. GARCIA MN, PHILPOTT DC, MURRAY KO, et al. Clinical predictors of disease severity during the 2009–2010 A(HIN1) influenza virus pandemic in a paediatric population. Sorensen TIA, ed. Epidemiol Infect. 2015;143(14):2939-2949. doi: 10.1017/S0950268815000114

23. Kwong JC, Campitelli MA, Rosella LC. Obesity and Respiratory Hospitalizations During Influenza Seasons in Ontario, Canada: A Cohort Study. Clin Infect Dis. 2011;53(5):413-421. doi: 10.1093/cid/cir442

24. Weber DJ. Obesity as a Predictor of Poor Antibody Response to Hepatitis B Plasma Vaccine. JAMA J Am Med Assoc. 1985;254(22):3187-3189. doi: 10.1001/jama.1985.03360220053027

25. Weber DJ, Rutala WA, Samsa GP, et al. Impaired Immunogenicity of Hepatitis B Vaccine in Obese Persons. N Engl J Med. 1986;314(21):1393-1393. doi: 10.1056/NEJM198605223142119

26. Young MD, Gooch WM, Zuckerman AJ, et al. Comparison of a triple antigen and a single antigen recombinant vaccine for adult hepatitis B vaccination. J Med Virol. 2001;64(3):290-298. doi: 10.1002/jmv.1049

27. Dinelli MIS, Moraes-Pinto MI de. Seroconvertion to hepatitis B vaccine after weight reduction in obese non-responder. Rev Inst Med Trop Sao Paulo. 2008;50(2):129-130. doi: 10.1590/S0036-46652008000200013

28. Huttunen R, Karppelin M, Syrjänen J. Obesity and nosocomial infections. J Hosp Infect. 2013;85(1):8-16. doi: 10.1016/j.jhin.2013.06.012

29. Anaya DA, Dellinger EP. The Obese Surgical Patient: A Susceptible Host for Infection. Surg Infect (Larchmt). 2006;7(5):473-480. doi: 10.1089/sur.2006.7.473

30. Falagas ME, Kompoti M. Obesity and infection. Lancet Infect Dis. 2006;6(7):438-446. doi: 10.1016/S1473-3099(06)70523-0

31. Dorner TE, Schwarz F, Kranz A, et al. Body mass index and the risk of infections in institutionalised geriatric patients. Br J Nutr. 2010;103(12):1830-1835. doi: 10.1017/S0007114510000152

32. Kaye KS, Marchaim D, Chen T-Y, et al. Predictors of Nosocomial Bloodstream Infections in Older Adults. J Am Geriatr Soc. 2011;59(4):622-627. doi: 10.1111/j.1532-5415.2010.03289.x

33. Serrano PE, Khuder SA, Fath JJ. Obesity as a Risk Factor for Nosocomial Infections in Trauma Patients. J Am Coll Surg. 2010;211(1):61-67. doi: 10.1016/j.jamcollsurg.2010.03.002

34. Zhang JC, Matelski J, Gandhi R, et al. Can Patient Selection Explain the Obesity Paradox in Orthopaedic Hip Surgery? An Analysis of the ACS-NSQIP Registry. Clin Orthop Relat Res. 2018;476(5):964-973. doi: 10.1007/s11999.0000000000000218

35. Swenne C., Lindholm C, Borowiec J, Carlsson M. Surgical-site infections within 60 days of coronary artery by-pass graft surgery. J Hosp Infect. 2004;57(1):14-24. doi: 10.1016/j.jhin.2004.02.005

36. Crabtree TD, Codd JE, Fraser VJ, et al. Multivariate analysis of risk factors for deep and superficial sternal infection after coronary artery bypass grafting at a tertiary care medical center. Semin Thorac Cardiovasc Surg. 2004;16(1):53-61. doi: 10.1053/j.semtcvs.2004.01.009

37. Waisbren E, Rosen H, Bader AM, et al. Percent Body Fat and Prediction of Surgical Site Infection. J Am Coll Surg. 2010;210(4):381-389. doi: 10.1016/j.jamcollsurg.2010.01.004

38. Lillenfeld DE, Vlahov D, Tenney JH, McLaughlin JS. Obesity and diabetes as risk factors for postoperative wound infections after cardiac surgery. Am J Infect Control. 1988;16(1):3-6. doi: 10.1016/0196-6553(88)90003-X

39. Potapov EV, Loebe M, Anker S, et al. Impact of body mass index on outcome in patients after coronary artery bypass grafting with and without valve surgery1. Eur Heart J. 2003;24(21):1933-1941. doi: 10.1016/j.ehj.2003.09.005

40. Lofgren M, Poromaa IS, Stjerndahl JH, Renstrom B. Postoperative infections and antibiotic prophylaxis for hysterectomy in Sweden: a study by the Swedish National Register for Gynecologic Surgery. Acta Obstet Gynecol Scand. 2004;83(12):1202-1207. doi: 10.1111/j.0001-6349.2004.00609.x

41. Olsen MA, Mayfield J, Lauryssen C, et al. Risk factors for surgical site infection in spinal surgery. J Neurosurg Spine. 2003;98(2):149-155. doi: 10.3171/spi.2003.98.2.0149

42. Vilar-Compte D, Mohar A, Sandoval S, et al. Surgical site infections at the National Cancer Institute in Mexico: A case-control study. Am J Infect Control. 2000;28(1):14-20. doi: 10.1016/S0196-6553(00)90006-3

43. Harrington G, Russo P, Spelman D, et al. Surgical-Site Infection Rates and Risk Factor Analysis in Coronary Artery Bypass Graft Surgery. Infect Control Hosp Epidemiol. 2004;25(6):472-476. doi: 10.1086/502424

44. Winfield RD, Reese S, Bochicchio K, et al. Obesity and the Risk for Surgical Site Infection in Abdominal Surgery. Am Surg. 2016;82(4):331-336. PMID: 27097626

45. Bercault N, Boulain T, Kuteifan K, et al. Obesity-related excess mortality rate in an adult intensive care unit: A risk-adjusted matched cohort study*. Crit Care Med. 2004;32(4):998-1003. doi: 10.1097/01.CCM.0000119422.93413.08

46. Yaegashi M, Jean R, Zuriqat M, et al. Outcome of Morbid Obesity in the Intensive Care Unit. J Intensive Care Med. 2005;20(3):147-154. doi: 10.1177/0885066605275314

47. Mast BA. Safety and efficacy of outpatient full abdominoplasty. Ann Plast Surg. 2005;54(3):256-259. doi: 10.1097/01.sap.0000153161.22512.ab. PMID: 15725826

48. Andrews TR, Perdikis G, Shack RB. Herpes Zoster as a Rare Complication of Liposuction. Plast Reconstr Surg. 2004;113(6):1838-1840. doi: 10.1097/01.PRS.0000117663.06099.A0

49. Kakarla VR, Nandipati K, Lalla M, Castro A, Merola S. Are laparoscopic bariatric procedures safe in superobese (BMI ≥50 kg/m2) patients? An NSQIP data analysis. Surg Obes Relat Dis. 2011;7(4):452-458. doi: 10.1016/j.soard.2010.10.009

50. Chopra T, Marchaim D, Lynch Y, et al. Epidemiology and outcomes associated with surgical site infection following bariatric surgery. Am J Infect Control. 2012;40(9):815-819. doi: 10.1016/j.ajic.2011.10.015

51. Williams MD, Champion JK. Experience with routine intraabdominal cultures during laparoscopic gastric bypass with implications for antibiotic prophylaxis. Surg Endosc. 2004;18(5). doi: 10.1007/s00464-003-8198-6

52. Friedman JM. A War on Obesity, Not the Obese. Science. 2003;299(5608):856-858. doi: 10.1126/science.1079856

53. Gualillo O, González-Juanatey JR, Lago F. The Emerging Role of Adipokines as Mediators of Cardiovascular Function: Physiologic and Clinical Perspectives. Trends Cardiovasc Med. 2007;17(8):275-283. doi: 10.1016/j.tcm.2007.09.005

54. Halberg N, Wernstedt-Asterholm I, Scherer PE. The Adipocyte as an Endocrine Cell. Endocrinol Metab Clin North Am. 2008;37(3):753-768. doi: 10.1016/j.ecl.2008.07.002

55. Blüher M. Adipose Tissue Dysfunction in Obesity. Exp Clin Endocrinol Diabetes. 2009;117(06):241-250. doi: 10.1055/s-0029-1192044

56. Nieman DC, Henson DA, Nehlsen-Cannarella SL, et al. Influence of Obesity on Immune Function. J Am Diet Assoc. 1999;99(3):294-299. doi: 10.1016/S0002-8223(99)00077-2

57. Tanaka S-I, Isoda F, Ishihara Y, et al. T lymphopaenia in relation to body mass index and TNF-alpha in human obesity: adequate weight reduction can be corrective. Clin Endocrinol (Oxf). 2001;54(3):347-354. doi: 10.1046/j.1365-2265.2001.1139/cn2155.x

58. Lynch LA, O’Connell JM, Kwasnik AK, et al. Are Natural Killer Cells Protecting the Metabolically Healthy Obese Patient? Obesity. 2009;17(3):601-605. doi: 10.1038/oby.2008.565

59. Marti A, Marcos A, Martinez JA. Obesity and immune function relationships. Obes Rev. 2001;2(2):131-140. doi: 10.1046/j.1467-789x.2001.00025.x

60. Hur SJ, Kim DH, Chun SC, Lee SK. Effect of adenovirus and influenza virus infection on obesity. Life Sci. 2013;93(16):531-535. doi: 10.1016/j.lfs.2013.08.016

61. Myers MG, Cowley MA, Münzberg H. Mechanisms of Leptin Action and Leptin Resistance. Annu Rev Physiol. 2008;70(1):537-556. doi: 10.1146/annurev.physiol.70.113006.100707

62. Morrison CD. Leptin resistance and the response to positive energy balance. Physiol Behav. 2008;94(5):660-663. doi: 10.1016/j.physbeh.2008.04.009

63. Karlsson EA, Beck MA. The burden of obesity on infectious disease. Exp Biol Med. 2010;235(12):1412-1424. doi: 10.1258/ebm.2010.010227

64. Zarkesh-Esfahani H, Pockley AG, Wu Z, et al. Leptin Indirectly Activates Human Neutrophils via Induction of TNF-α. J Immunol. 2004;172(3):1809-1814. doi: 10.4049/jimmunol.172.3.1809

65. Fantuzzi G, Faggioni R. Leptin in the regulation of immunity, inflammation, and hematopoiesis. J Leukoc Biol. 2000;68(4):437-446. PMID: 11037963

66. Ozata M, Ozdemir IC, Licinio J. Human Leptin Deficiency Caused by a Missense Mutation: Multiple Endocrine Defects, Decreased Sympathetic Tone, and Immune System Dysfunction Indicate New Targets for Leptin Action, Greater Central than Peripheral Resistance to the Effects of Leptin, and Spontaneous Correction of Leptin-Mediated Defects. J Clin Endocrinol Metab. 1999;84(10):3686-3695. doi: 10.1210/jcem.84.10.5999

67. La Cava A, Alviggi C, Matarese G. Unraveling the multiple roles of leptin in inflammation and autoimmunity. J Mol Med. 2004;82(1):4-11. doi: 10.1007/s00109-003-0492-1

68. Lamas O, Marti A, Martínez J. Obesity and immunocompetence. Eur J Clin Nutr. 2002;56(S3):S42-S45. doi: 10.1038/sj.ejcn.1601484

Нозокомиальная инфекция: что это?

Нозокомиальная инфекция — это инфекция, которую вы получаете во время пребывания в больнице по другой причине. Это также называется внутрибольничной инфекцией или инфекцией, связанной со здоровьем ».

Пациенты и медицинские работники приносят микробы в больницы и передают их друг другу. Иногда люди переносят эти микробы, не чувствуя себя плохо, что означает, что они передают их другим, не зная об этом. Если вы уже находитесь в больнице из-за операции или другого заболевания, ваша иммунная система может быть слишком слабой, чтобы бороться с этими микробами.

Нозокомиальные инфекции возникают, когда эти микробы вызывают у вас заболевание в течение 48 часов после того, как вы попали в больницу. Вы можете получить его в любом медицинском учреждении. Если эти инфекции не лечить, они могут вызвать более серьезные проблемы со здоровьем.

Типы внутрибольничных инфекций

Существует несколько типов распространенных внутрибольничных инфекций, в том числе:

Бактериальные инфекции . Бактерии — это крошечные живые существа, которые слишком малы, чтобы их можно было увидеть. Большинство из них не вредны, но некоторые могут вызвать серьезные заболевания.Бактерии — самая частая причина внутрибольничных инфекций. Общие бактерии включают E. coli и стафилококк.

Грибковые инфекции 900 13. Грибы — это живые существа, такие как грибы, плесень и дрожжи. Некоторые грибы могут вызывать опасные заразные инфекции. Наиболее распространенными грибами, вызывающими нозокомиальные инфекции, являются Candida (молочница) и Aspergillus.

Вирусные инфекции . Вирусы — это крошечные микробы, которые распространяются по вашему телу, имитируя ваш естественный генетический код.Они обманывают ваше тело, заставляя его копировать их, точно так же, как тело копирует другие клетки. Вирусы могут вызвать тяжелое заболевание.

Распространенными внутрибольничными инфекциями, вызываемыми вирусами, являются грипп (грипп) и респираторно-синктиальный вирус.

Симптомы нозокомиальных инфекций

Нозокомиальные инфекции имеют разные симптомы в зависимости от их типа. Вот некоторые из наиболее частых симптомов:

  • Лихорадка
  • Чувство жжения при мочеиспускании
  • Кашель
  • Сильная усталость или слабость
  • Покраснение и болезненность кожи вокруг хирургической или игольной раны
  • Потоотделение
  • Болезненность мышц
  • Тошнота и рвота

Причины внутрибольничных инфекций

Многие вещи в условиях больницы могут вызывать внутрибольничные инфекции.

Антибиотики . Врач может прописать антибиотики, чтобы предотвратить или избавиться от существующей инфекции, пока вы находитесь в больнице. Многие виды бактерий в вашем теле здоровы и убивают вредные бактерии. Поскольку антибиотики убивают как здоровые, так и вредные бактерии в вашем организме, их прием может повысить ваши шансы на внутрибольничную инфекцию.

Мочевые катетеры. Это трубки, вводимые через уретру в мочевой пузырь. Это может быть полезно во время операций или других процедур, когда вы не можете встать, чтобы воспользоваться ванной в течение длительного времени.Если оставить один вставленным слишком долго, это может вызвать бактериальную инфекцию мочевыводящих путей.

Аппараты дыхательные. Вентиляторы — это аппараты, которые помогают вам дышать, нагнетая воздух в легкие и выходя из них. Бактерии могут жить внутри аппарата ИВЛ и попадать в ваше тело. Это может вызвать пневмонию.

Центральные линии. Центральная линия — это трубка, которая соединяется с вашей шеей, грудью, рукой или пахом для доставки лекарства прямо в кровоток. Микробы могут проходить через зонд и вызывать опасные инфекции кровотока.Эти микробы могут жить на медицинских перчатках, на коже в месте введения трубки или на внешнем конце трубки.

Неправильная очистка перед операцией. Операции включают в себя порезы на коже. Вредные микробы могут попасть в ваше тело, если ваша кожа, волосы или хирургические инструменты не будут полностью очищены перед операцией.

Диагностика нозокомиальных инфекций

Ваш врач проведет лабораторные анализы, чтобы определить, какая у вас инфекция. Они могут взять кровь, взять образец из ваших легких или провести другой тип анализа.Они также осмотрят вас и спросят о ваших симптомах.

Лечение внутрибольничных инфекций

Антибиотики. Это обычное средство для лечения внутрибольничных инфекций. Медицинские тесты помогают врачам определить конкретные бактерии, вызывающие вашу инфекцию. Затем ваш врач может назначить антибиотики, которые убивают только эти вредные бактерии, а не здоровые.

Остальное. Скорее всего, вам понадобится отдых, пока вы выздоравливаете от инфекции. Физический отдых позволяет вашей иммунной системе как можно усерднее бороться с болезнью.

Жидкости. Вода важна для вашего тела в борьбе с инфекцией. Вода помогает охладить ваше тело, если у вас жар, и увлажняет дыхательные пути, поэтому вы не кашляете. Ваш врач может посоветовать вам пить много воды. Вам также может потребоваться ввести жидкость в ваше тело через капельницу.

Профилактика внутрибольничных инфекций

Врачи и другие медицинские работники могут предотвратить распространение внутрибольничных инфекций с помощью:

  • Полная дезинфекция кожи и оборудования
  • Регулярное мытье рук
  • Ношение средств защиты, таких как маски для лица и перчатки
  • Регулярная замена мочевых катетеров и как можно скорее удалить их
  • Удаление волос возле хирургической зоны
  • Назначение антибиотиков только при необходимости

Нозокомиальные инфекции — Knowledge @ AMBOSS

Последнее обновление: 25 февраля 2021 г.

Сводка

Нозокомиальные инфекции, также известные как внутрибольничные инфекции, представляют собой недавно приобретенные инфекции, которые передаются в больничных условиях.Передача обычно происходит через медицинских работников, пациентов, больничное оборудование или интервенционные процедуры. Наиболее частые очаги инфекции — кровоток, легкие, мочевыводящие пути и хирургические раны. Хотя любые бактерии могут вызывать внутрибольничную инфекцию, растет число патогенов с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), вызывающих внутрибольничные инфекции. Такой рост можно объяснить неизбирательным применением антибиотиков и отсутствием мер гигиены, особенно среди медицинского персонала.Обычно наблюдаемые патогены с множественной лекарственной устойчивостью включают метициллин-устойчивый золотистый стафилококк (MRSA), бактерии, продуцирующие бета-лактамазы расширенного спектра действия (ESBL), и устойчивые к ванкомицину энтерококки (VRE). Выбор антибиотика для лечения инфекций, вызванных этими патогенами, основан на индивидуальном профиле резистентности и часто требует дополнительных строгих методов изоляции пациента.

Определение

  • Нозокомиальные инфекции определяются как инфекции, приобретенные после госпитализации, которые возникают> 48 часов после госпитализации.
  • При поступлении этих инфекций нет или инкубации нет.

Этиология

Общие возбудители болезней

[1]

  • Возраст> 70 ​​лет
  • Длительное пребывание в больнице → ↑ риск заражения

    • Медицинский персонал (например, недостаточная дезинфекция рук, одежды)
    • Контактные поверхности (например, оборудование, мебель)
    • Воздух в помещении (например, загрязненный каплями от инфицированных пациентов, персонала и т. процедуры, такие как бронхоскопия)
  • Ятрогенные: вызванные лечением или диагностической процедурой
  • Предыдущее применение антибиотиков
  • Заболевания обмена веществ (особенно сахарный диабет)
  • Иммуносупрессия

Обзор мультирезистентных патогенов

Метициллин-резистентный золотистый стафилококк (MRSA)

Механизм устойчивости MRSA основан на модифицированных PBP, а не на образовании бета-лактамазы.Каждый случай MRSA (симптоматический или бессимптомный) требует лечения.

Бактерии, продуцирующие бета-лактамазы расширенного спектра действия (ESBL)

Ванкомицин-устойчивые энтерококки (VRE)

Грамотрицательные бактерии с множественной лекарственной устойчивостью (MDRGNB)

[6]

  • Определение: грамотрицательные патогены, устойчивые как минимум к трем из четырех основных классов антибиотиков.
  • Меры

    • Предполагаемые случаи: без изоляции
    • Подтвержденные случаи
      • Достаточно элементарных мер гигиены в нормальных условиях
      • Изоляция в зонах риска (e.г., реанимация, неонатология, гематология-онкология)
  • Устойчивость: высокая естественная устойчивость к антибиотикам.
  • Болезни

Лечение мультирезистентных патогенов

Список литературы

  1. Choo EJ, Chambers HF. Лечение метициллин-резистентной бактериемии Staphylococcus aureus. Инфекции и химиотерапия . 2016; 48
    (4): с.267.
    DOI: 10.3947 / ic.2016.48.4.267. | Открыть в режиме чтения QxMD

  2. Грамотрицательные бациллы с множественной лекарственной устойчивостью (MDRGNB).
    http://www.hopkinsmedicine.org/heic/infection_surveillance/mdrgnb.html .
    Обновлено: 12 февраля 2017 г.
    Доступ: 12 февраля 2017 г.
  3. Wielders CLC, Fluit AC, Brisse S, Verhoef J, Schmitz FJ. Ген mecA широко распространен в популяции золотистого стафилококка. Дж. Клин Микробиол . 2002; 40
    (11): стр.3970-3975.
    DOI: 10.1128 / jcm.40.11.3970-3975.2002. | Открыть в режиме чтения QxMD

  4. Доступны новые рекомендации по профилактике и борьбе с грамотрицательными бактериями с множественной лекарственной устойчивостью в больницах.
    https://www.elsevier.com/about/press-releases/research-and-journals/new-guidelines-available-on-the-prevention-and-control-of-multi-drug-resistant-gram-negative -бактерии в больницах .
    Обновлено: 18 ноября 2015 г.
    Доступ: 12 февраля 2017 г.
  5. Национальный и государственный отчет о прогрессе в области инфекций, связанных со здравоохранением, 2016 г.
    https://www.cdc.gov/HAI/pdfs/progress-report/hai-progress-report.pdf .
    Обновлено: 3 марта 2016 г.
    Доступ: 12 февраля 2017 г.
  6. Chiche L, Forel J-M, Papazian L. Роль вирусов при внутрибольничной пневмонии. Curr Opin Infect Dis . 2011; 24
    (2): с.152-156.
    DOI: 10.1097 / qco.0b013e328343b6e4.| Открыть в режиме чтения QxMD

  7. Рекомендации ВОЗ по гигиене рук при оказании медицинской помощи: резюме.
    http://www.who.int/gpsc/5may/tools/who_guidelines-handhygiene_summary.pdf .
    Обновлено: 1 января 2009 г.
    Доступ: 12 февраля 2017 г.
  8. Inweregbu K, Dave J, Pittard A. Внутрибольничные инфекции. Повышение квалификации в области анестезиологии и неотложной помощи при лечении боли . 2005; 5
    (1): с.14-17.
    DOI: 10.1093 / bjaceaccp / mki006. | Открыть в режиме чтения QxMD

Внутрибольничные инфекции и болезни

Дом

Эпидемиология

Нозокомиальные инфекции и болезни, приобретенные в больнице — Обзор

Медицинские учреждения — будь то больницы, дома престарелых или амбулаторные учреждения — могут быть опасными местами для заражения инфекциями.Наиболее распространенными типами нозокомиальных инфекций являются хирургические раневые инфекции, респираторные инфекции, мочеполовые инфекции, а также желудочно-кишечные инфекции.

Эти инфекции часто вызваны нарушением правил и процедур инфекционного контроля, нечистыми и нестерильными поверхностями окружающей среды и / или больными работниками. У нас есть опыт, чтобы понять и установить факты, лежащие в основе этих случаев внутрибольничных инфекций .

Экспертиза судебных дел по делам о внутрибольничных инфекциях

Ежегодно в больницах проводится около 100 миллионов процедур, и количество судебных тяжб, связанных с внутрибольничными инфекциями, растет по всей стране. Эти инфекции можно получить в больнице, доме престарелых, реабилитационных центрах, а также в учреждениях длительного ухода. Пациенты с ослабленным иммунитетом, пожилые люди и маленькие дети обычно более восприимчивы, чем другие.Эти инфекции передаются через прямой контакт с персоналом больницы, неправильно стерилизованные инструменты, капли аэрозоля от других больных или даже через пищу или воду, предоставляемые в больницах. EHA предоставляет опыт судебных разбирательств в области инфекций, возникших в сфере здравоохранения.

С.aureus, P. aeroginosa и E. coli

По данным CDC, наиболее распространенными патогенами, вызывающими нозокомиальные инфекции, являются золотистый стафилококк, синегнойная палочка и кишечная палочка. Некоторые из распространенных внутрибольничных инфекций — это инфекции мочевыводящих путей, респираторная пневмония, инфекции ран после операции, бактериемия, желудочно-кишечные и кожные инфекции.

Нозокомиальные инфекции не ограничиваются только бактериями; некоторые грибы, такие как Candida albicans и aspergillus, а также вирусы, такие как респираторно-синцитиальный вирус и грипп, также были причастны к ряду внутрибольничных инфекций.

Профилактика внутрибольничных инфекций и болезней

Нозокомиальные инфекции часто вызываются нарушением правил и процедур инфекционного контроля, нечистыми и нестерильными поверхностями окружающей среды и / или больным персоналом.Профилактика внутрибольничных инфекций включает в себя надлежащую личную гигиену и мытье рук персоналом больницы, полную стерилизацию медицинского оборудования и обеспечение чистой санитарной среды в медицинских учреждениях.

Почему EHA

  • EHA имеет опыт в понимании и установлении фактов, лежащих в основе нозокомиальных инфекций. Мы также можем предоставить необходимую экспертизу для юридических, страховых и связанных с ними разбирательств.
  • Наша команда состоит из докторов наук. эпидемиологи-инфекционисты, микробиологи и бывшие сотрудники регулирующих органов. Наши сотрудники имеют полную квалификацию на различных форумах, чтобы выступать в качестве экспертов по правовым вопросам.

Индекс патогенов — нозокомиальные заболевания

>> Просмотреть указатель патогенов

Свяжитесь с EHA Consulting Group сегодня, чтобы получить дополнительную информацию о том, как мы можем помочь вашей компании.

Нозокомиальных инфекций | Безграничная микробиология

Микроорганизмы в больнице

Нозокомиальные инфекции могут вызывать тяжелую пневмонию и инфекции мочевыводящих путей, кровотока и других частей тела.

Цели обучения

Приведите примеры внутрибольничных или внутрибольничных инфекций

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Некоторые хорошо известные нозокомиальные инфекции включают: пневмонию, ассоциированную с аппаратом искусственной вентиляции легких, устойчивый к метициллину Staphylococcus aureus, Candida albicans, Acinetobacter baumannii, Clostridium difficile, туберкулез, инфекцию мочевыводящих путей, устойчивый к ванкомицину энтерококк и болезнь легионеров.
  • Метициллин-резистентный золотистый стафилококк (MRSA) — это бактерия, ответственная за несколько трудноизлечимых инфекций у людей.
  • Внутрибольничная пневмония является второй по распространенности внутрибольничной инфекцией (инфекция мочевыводящих путей является наиболее частой) и составляет 15-20% от общего числа.
Ключевые термины
  • нозокомиальная инфекция : инфекция, развитию которой способствует больничная среда, например инфекция, приобретенная пациентом во время посещения больницы или инфекция, развивающаяся среди персонала больницы
  • MRSA : Метициллин-устойчивый золотистый стафилококк (MRSA) — это бактерия, ответственная за несколько трудноизлечимых инфекций у людей.Его также называют золотистым стафилококком с множественной лекарственной устойчивостью и золотистым стафилококком, устойчивым к оксациллину (ORSA).
  • пневмония : острое или хроническое воспаление легких, вызванное вирусами, бактериями или другими микроорганизмами, а иногда и физическими или химическими раздражителями.
  • нозокомиальная : Нозокомиальная инфекция, также известная как внутрибольничная инфекция или HAI, представляет собой инфекцию, развитию которой способствует больничная среда, например инфекция, приобретенная пациентом во время посещения больницы или развивающаяся среди персонала больницы.

Нозокомиальная инфекция, также известная как внутрибольничная инфекция или HAI, — это инфекция, развитию которой способствует больничная среда, например инфекция, приобретенная пациентом во время посещения больницы, или инфекция, возникшая среди персонала больницы. К таким инфекциям относятся грибковые и бактериальные инфекции, которые усугубляются снижением резистентности отдельных пациентов.

В Соединенных Штатах Центры по контролю и профилактике заболеваний оценили примерно 1,7 миллиона инфекций, связанных с больницами, от всех типов микроорганизмов (включая бактерии), вызывающих или способствующих смерти 99 000 ежегодно.В Европе, где проводились обследования больниц, на категорию грамотрицательных инфекций, по оценкам, приходится две трети из 25 000 смертей ежегодно. Нозокомиальные инфекции могут вызывать тяжелую пневмонию и инфекции мочевыводящих путей, кровотока и других частей тела. Многие типы трудно поддаются воздействию антибиотиков, и устойчивость к антибиотикам распространяется на грамотрицательные бактерии, которые могут заразить людей за пределами больницы.

Среди известных нозокомиальных инфекций:

  • Пневмония, связанная с вентилятором
  • Золотистый стафилококк
  • Метициллин-устойчивый золотистый стафилококк
  • Candida albicans
  • Синегнойная палочка
  • Acinetobacter baumannii
  • Stenotrophomonas maltophilia
  • Clostridium difficile
  • Туберкулез
  • Инфекция мочевыводящих путей
  • Госпитальная пневмония
  • Гастроэнтерит
  • Ванкомицин-устойчивый энтерококк
  • Болезнь легионеров.

Метициллин-устойчивый золотистый стафилококк (MRSA) — это бактерия, ответственная за несколько трудноизлечимых инфекций у людей. Его также называют золотистым стафилококком с множественной лекарственной устойчивостью и золотистым стафилококком, устойчивым к оксациллину (ORSA). MRSA — это любой штамм золотистого стафилококка, у которого развилась устойчивость к бета-лактамным антибиотикам, включая пенициллины (метициллин, диклоксациллин, нафциллин, оксациллин и т. Д.) И цефалоспорины. Штаммы, неспособные противостоять этим антибиотикам, классифицируются как метициллин-чувствительный золотистый стафилококк или MSSA.Развитие такой устойчивости не делает организм более вирулентным по своей природе, чем штаммы Staphylococcus aureus, которые не имеют устойчивости к антибиотикам, но устойчивость делает инфекцию MRSA более трудной для лечения стандартными типами антибиотиков и, следовательно, более опасной.

Резистентный штамм бактерий : Метициллин-резистентный золотистый стафилококк.

Госпитальная пневмония (HAP) или нозокомиальная пневмония — это любая пневмония, заразившаяся пациентом в больнице не менее чем через 48–72 часов после поступления в больницу.Обычно это вызвано бактериальной инфекцией, а не вирусом. HAP является второй по распространенности внутрибольничной инфекцией (инфекция мочевыводящих путей является наиболее распространенной) и составляет 15-20% от общего числа. Это самая частая причина смерти среди внутрибольничных инфекций и основная причина смерти в отделениях интенсивной терапии.

Взломанный хост

Многочисленные факторы риска в условиях больницы могут предрасполагать пациента к инфекции.

Цели обучения

Обсудить факторы риска, способствующие приобретению внутрибольничных или внутрибольничных инфекций.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Люди в больницах обычно уже находятся в «плохом состоянии здоровья», что снижает их защиту от бактерий.
  • Инвазивные устройства обходят естественные линии защиты организма от патогенов и обеспечивают легкий путь заражения.
  • Лечение пациентов может сделать их уязвимыми для инфекций.
Ключевые термины
  • инфекция : неконтролируемый рост вредных микроорганизмов в организме хозяина.
  • защита : Действие защиты или защиты от нападения, опасности или травмы.
  • Инвазивный : Инвазивные виды, также называемые инвазивными экзотиками или просто экзотиками, являются термином номенклатуры и категориальной фразой, используемой для флоры и фауны, а также для конкретных процессов восстановления-сохранения в естественных средах обитания, с несколькими определениями.

Уязвимые хосты

Внутрибольничная инфекция, также известная как внутрибольничная инфекция или HAI, — это инфекция, развитию которой способствует больничная среда, например инфекция, приобретенная пациентом во время посещения больницы или инфекция, развивающаяся среди персонала больницы. К таким инфекциям относятся грибковые и бактериальные инфекции. Они усугубляются снижением резистентности отдельных пациентов. Многочисленные факторы риска в условиях больницы предрасполагают пациента к инфекции.Эти факторы риска можно условно разделить на три области.

  • Люди в больницах обычно уже находятся в «плохом состоянии здоровья», что снижает их защиту от бактерий. Пожилой возраст или преждевременные роды, а также иммунодефицит (из-за лекарств, болезни или облучения) представляют общий риск, в то время как другие заболевания могут представлять определенные риски; например, хроническая обструктивная болезнь легких может увеличить вероятность инфекции дыхательных путей.
  • Инвазивные устройства, например интубационные трубки, катетеры, хирургические дренажи и трахеостомические трубки, обходят естественные линии защиты организма от патогенов и обеспечивают легкий путь заражения.Пациенты, уже подвергшиеся колонизации на момент госпитализации, сразу подвергаются большему риску при прохождении инвазивных процедур.
  • Лечение пациентов может сделать их уязвимыми для инфекции: иммуносупрессия и лечение антацидами подрывают защитные силы организма, в то время как антимикробная терапия (устранение конкурирующей флоры и только оставление резистентных организмов) и повторяющиеся переливания крови также считаются факторами риска.

Профилактика

В больницах есть протоколы санитарии в отношении спецодежды, стерилизации оборудования, стирки и других профилактических мер.Тщательное мытье рук и / или использование спиртовых протирок всем медицинским персоналом до и после каждого контакта с пациентом — один из наиболее эффективных способов борьбы с внутрибольничными инфекциями. Также считается жизненно важным более осторожное использование противомикробных средств, таких как антибиотики. Несмотря на правила санитарии, пациенты не могут быть полностью изолированы от инфекционных агентов. Кроме того, пациентам часто назначают антибиотики и другие противомикробные препараты для лечения болезни; это может увеличить давление отбора для появления устойчивых штаммов.

Хирургический дренаж : Хирургический дренаж на левой руке после операции на основе перелома Беннета MTC primi manus 1. sin (S62.20), который лечили совмещением перелома и внутренней фиксацией двумя титановыми винтами MS.

Цепь трансмиссии

Самый важный и частый путь передачи внутрибольничных инфекций — прямой контакт.

Цели обучения

Различия между различными типами трансмиссии: воздушная, обычная, переносная, прямая и косвенная контактная трансмиссия

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Контактная передача делится на две подгруппы: передача при прямом контакте и передача при косвенном контакте.
  • Передача при прямом контакте включает прямой контакт поверхности тела с поверхностью тела и физический перенос микроорганизмов.
  • Непрямой контакт передачи включает контакт восприимчивого хозяина с зараженным промежуточным объектом, обычно неодушевленным.
Ключевые термины
  • микроорганизмы : Микроорганизм или микроб — это микроскопический организм, который состоит либо из одной клетки (одноклеточной), либо из кластеров клеток, либо из многоклеточных относительно сложных организмов.
  • восприимчивый : вероятно, на что-то повлияет; здесь чувствительны к задержке роста антимикробным препаратом.
  • передача : Передача — это передача инфекционного заболевания от инфицированного индивидуума или группы хозяев к тому же индивиду или группе, независимо от того, был ли другой человек ранее инфицирован.

Лекарственно-устойчивые грамотрицательные бактерии по большей части угрожают только госпитализированным пациентам со слабой иммунной системой.Они могут долгое время выжить на поверхностях в больнице и попадают в организм через раны, катетеры и аппараты искусственной вентиляции легких.

Самый важный и частый путь передачи внутрибольничных инфекций — прямой контакт.

Передача происходит, когда капли, содержащие микробы, от инфицированного человека перемещаются на небольшое расстояние по воздуху и оседают на теле хозяина; капли образуются от человека-источника, главным образом, при кашле, чихании и разговоре, а также во время выполнения определенных процедур, таких как бронхоскопия.

Распространение может происходить либо через ядра капель в воздухе (остатки мелких частиц {5 мкм или меньше} испарившихся капель, содержащих микроорганизмы, которые остаются взвешенными в воздухе в течение длительных периодов времени), либо частицы пыли, содержащие инфекционный агент. Микроорганизмы, переносимые таким образом, могут широко распространяться воздушными потоками и могут попадать в дыхательные пути восприимчивого хозяина в той же комнате или на большем расстоянии от пациента-источника, в зависимости от факторов окружающей среды; поэтому для предотвращения передачи по воздуху требуются специальные кондиционеры и вентиляция.Микроорганизмы, передающиеся воздушно-капельным путем, включают Legionella, Mycobacterium tuberculosis, а также вирусы rubeola и ветряной оспы.

Обычная передача через автомобиль распространяется на микроорганизмы, передаваемые хозяину через зараженные предметы, такие как пища, вода, лекарства, устройства и оборудование.

Поперечная передача : Загрязненные поверхности увеличивают поперечную передачу.

Передача переносчиками инфекции происходит, когда такие переносчики, как комары, мухи, крысы и другие паразиты, передают микроорганизмы.

Контактная передача делится на две подгруппы: передача при прямом контакте и передача при косвенном контакте.

Прямая контактная передача включает прямой контакт поверхности тела с поверхностью тела и физический перенос микроорганизмов между восприимчивым хозяином и инфицированным или колонизированным человеком, например, когда человек переворачивает пациента, принимает ванну или выполняет другие действия. деятельность по уходу за пациентом, требующая прямого личного контакта. Прямая передача инфекции также может происходить между двумя пациентами, один из которых является источником инфекционных микроорганизмов, а другой — восприимчивым хозяином.

Непрямая передача включает контакт восприимчивого хозяина с зараженным промежуточным объектом, обычно неодушевленным, таким как загрязненные инструменты, иглы или повязки, или загрязненные перчатки, которые не меняются между пациентами. Кроме того, неправильное использование шприцев для промывки солевым раствором, флаконов и пакетов было причастно к передаче заболеваний в США, даже когда работники здравоохранения имели доступ к перчаткам, одноразовым иглам, внутривенным устройствам и промывкам.

Борьба с внутрибольничными инфекциями

В больницах есть протоколы санитарии в отношении спецодежды, стерилизации оборудования, стирки и других профилактических мер.

Цели обучения

Приведите примеры способов контроля или предотвращения внутрибольничных инфекций

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Мытье рук часто называют самой важной мерой по снижению риска передачи кожных микроорганизмов от одного человека к другому или с одного места на другое у одного и того же пациента.
  • Тщательное мытье рук и / или использование спиртовых протирок всем медицинским персоналом до и после каждого контакта с пациентом — один из наиболее эффективных способов борьбы с внутрибольничными инфекциями.
  • Дезинфекция поверхностей — это часто упускаемый из виду, но важный компонент разрыва цикла заражения в медицинских учреждениях.
Ключевые термины
  • стерилизация : Любой процесс, который устраняет или уничтожает все формы микробной жизни, присутствующие на поверхности, растворе или твердом соединении.
  • нозокомиальный : заключенный в больнице или возникший в результате лечения в больнице
  • санитария : Политика и практика защиты здоровья с помощью гигиенических мер.

Прилежание и стратегическое поведение

В больницах есть протоколы санитарии в отношении спецодежды, стерилизации оборудования, стирки и других профилактических мер. Тщательное мытье рук и / или использование спиртовых протирок всем медицинским персоналом до и после каждого контакта с пациентом — один из наиболее эффективных способов борьбы с внутрибольничными инфекциями. Также считается жизненно важным более осторожное использование противомикробных средств, таких как антибиотики.

Несмотря на правила санитарии, пациенты не могут быть полностью изолированы от инфекционных агентов.Кроме того, пациентам часто назначают антибиотики и другие противомикробные препараты для лечения болезни; это может увеличить давление отбора для появления устойчивых штаммов.

Стерилизация — это не просто дезинфекция. Он убивает все микроорганизмы на оборудовании и поверхностях за счет воздействия химикатов, ионизирующего излучения, сухого тепла или пара под давлением.

Меры предосторожности при изоляции разработаны для предотвращения передачи микроорганизмов обычными путями в больницах.Поскольку факторы агента и хозяина контролировать сложнее, прерывание передачи микроорганизмов направлено в первую очередь на передачу.

Важность мытья рук

Мытье рук — самая важная мера по снижению риска передачи кожных микроорганизмов от одного человека к другому или с одного места на другое у одного и того же пациента. Как можно более быстрое и тщательное мытье рук между контактами с пациентом и после контакта с кровью, биологическими жидкостями, выделениями, выделениями и оборудованием или предметами, загрязненными ими, является важным компонентом инфекционного контроля и мер предосторожности при изоляции.

Мытье рук с мылом : Мытье рук — единственная наиболее важная мера по снижению риска передачи микроорганизмов кожи от одного человека к другому или с одного места на другое у одного и того же пациента.

Распространение внутрибольничных инфекций среди пациентов с ослабленным иммунитетом почти в 40% случаев связано с заражением рук медицинских работников. Это представляет собой серьезную проблему в современных больницах. Наилучший способ решения этой проблемы для рабочих — соблюдение правил гигиены рук; Вот почему в 2005 г. ВОЗ запустила ГЛОБАЛЬНЫЙ вызов безопасности пациентов.

В руках медицинских работников могут присутствовать две категории микроорганизмов: временная флора и резидентная флора. Первый представлен микроорганизмами, взятыми рабочими из окружающей среды, и находящимися в ней бактериями. Они часто способны выживать на коже человека, а иногда и расти. Вторая группа представлена ​​постоянными микроорганизмами, обитающими на поверхности кожи, на роговом слое или непосредственно под ним. Они способны выжить на коже человека и свободно расти на ней.У них низкая патогенность и уровень инфицирования, и они создают своего рода защиту от колонизации другими, более патогенными бактериями.

Кожа рабочих имеет размер 3,9 x 104 — 4,6 x 106 КОЕ / см2. Микробы, составляющие резидентную флору, включают: Staphylococcus epidermidis, S. hominis и Microccocus, Propionibacterium, Corynebacterium, Dermobacterium и Pitosporum spp., В то время как в переходном периоде могут быть обнаружены S. aureus, Klebsiella pneumoniae и Acinetobacter, Enterobacter и Candida. видыЦелью гигиены рук является устранение преходящей микрофлоры путем тщательного и правильного мытья рук с использованием различных видов мыла, как обычного, так и антисептического, а также гелей на спиртовой основе. Основные проблемы, встречающиеся в практике гигиены рук, связаны с отсутствием доступных раковин и длительным мытьем рук. Простым способом решения этой проблемы может быть использование спиртосодержащих средств для рук, поскольку их наносят быстрее, чем при правильном мытье рук.

Вторая линия защиты: перчатки

Перчатки играют важную роль в снижении риска передачи микроорганизмов.В больницах перчатки носят по трем важным причинам.

  • Их носят для создания защитного барьера и предотвращения сильного загрязнения рук при контакте с кровью, биологическими жидкостями, секретами, выделениями, слизистыми оболочками и поврежденной кожей. В США Управление по безопасности и гигиене труда (OSHA) обязало носить перчатки, чтобы снизить риск заражения патогенами, передаваемыми через кровь.
  • Перчатки используются для снижения вероятности передачи микроорганизмов на руках персонала пациентам во время инвазивных или других процедур по уходу за пациентом, которые включают прикосновение к слизистым оболочкам пациента и неповрежденной коже.
  • Их носят, чтобы уменьшить вероятность заражения рук персонала микроорганизмами от пациента или фомита (зараженного объекта) другому пациенту. В этой ситуации перчатки необходимо менять между контактами с пациентом, а руки следует мыть после снятия перчаток.

Поверхности

Дезинфекция поверхностей — это часто упускаемый из виду, но важный компонент стратегии цикла инфекции в медицинских учреждениях.Современные методы дезинфекции, такие как NAV-CO2, оказались эффективными против гастроэнтерита, MRSA и возбудителей гриппа. Клинически доказано, что использование паров перекиси водорода снижает частоту инфицирования и риск заражения. Перекись водорода эффективна против эндоспорообразующих бактерий, таких как Clostridium difficile, где алкоголь неэффективен.

Известно, что микроорганизмы выживают на неодушевленных «сенсорных» поверхностях в течение длительных периодов времени. Это может быть особенно неприятно в больницах, где пациенты с иммунодефицитом подвергаются повышенному риску заражения внутрибольничными инфекциями.

Ношение фартука во время ухода за пациентом снижает риск заражения. Фартук должен быть одноразовым или использоваться только при уходе за конкретным пациентом.

Нозокомиальные инфекции | BJA Education

Аннотация

Нозокомиальные инфекции можно определить как инфекции, возникающие в течение 48 часов после поступления в больницу, через 3 дня после выписки или через 30 дней после операции. Им страдает 1 из 10 пациентов, поступивших в больницу. Ежегодно это приводит к 5000 смертей, что обходится Национальной службе здравоохранения в миллиард фунтов стерлингов.В среднем пациент с внутрибольничной инфекцией провел в больнице в 2,5 раза дольше, что привело к дополнительным расходам на 3000 фунтов стерлингов больше, чем неинфицированный пациент. В отделениях интенсивной терапии (ОИТ) самая высокая распространенность внутрибольничных инфекций в условиях стационара. Европейское исследование распространенности инфекций в интенсивной терапии (EPIC), в котором приняли участие более 4500 пациентов, показало, что уровень распространенности внутрибольничных инфекций в отделениях интенсивной терапии составил 20,6%. 1 Пациенты интенсивной терапии особенно подвержены риску внутрибольничных инфекций в результате искусственной вентиляции легких, использования инвазивных процедур и их иммунодефицитного статуса (Таблица 1).

Ключевые моменты

Каждый десятый пациент заразится внутрибольничной инфекцией.

Треть внутрибольничных инфекций можно предотвратить.

Мытье рук — лучшая профилактическая мера против распространения инфекции; перчатки не заменяют мытье рук.

Неадекватная антибактериальная терапия связана с плохим исходом и возникновением бактериальной резистентности.

Грамположительные бактерии являются наиболее частой причиной внутрибольничных инфекций, при этом преобладающим патогеном является Staphylococcus aureus .В отделениях интенсивной терапии увеличилось количество устойчивых к антибиотикам бактерий, связанных с внутрибольничными инфекциями. Бактерии вырабатывают резистентность, когда приобретают новый генетический материал. Плохое назначение антибиотиков способствует выбору устойчивых бактерий. Генетический материал, кодирующий устойчивость, передается другим штаммам. Метициллин-резистентный S. aureus (MRSA) вызывает до 60% нокосомных инфекций в отделениях интенсивной терапии. Для лечения обычно назначают антибиотик широкого спектра действия, такой как ванкомицин.Однако сообщалось о резистентных к ванкомицину энтерококках и об отдельных случаях устойчивых к ванкомицину S. aureus . Это подчеркивает необходимость использования соответствующих антибиотиков, и некоторые центры в настоящее время не рекомендуют использовать ванкомицин в качестве лечения первой линии при диарее Clostridium difficile .

Инфекционный контроль

Исследование эффективности борьбы с внутрикосомными инфекциями (SENIC) показало, что треть внутрикосомных инфекций можно предотвратить с помощью соответствующих мер инфекционного контроля. 2 Сюда входят методы эпиднадзора, стратегии профилактики и программы лечения. В Великобритании Every Trust имеет группы инфекционного контроля, состоящие из врача инфекционного контроля (обычно консультанта-микробиолога), медсестры по инфекционному контролю и менеджера. Они несут ответственность за все аспекты профилактики инфекций и борьбы с ними в больнице и с 1995 года подчиняются непосредственно исполнительному директору Trust. Они организуют обучение персонала, разрабатывают местные политики инфекционного контроля и предоставляют консультации и рекомендации в рамках программы работы, включая надзор и аудит.Эффективные программы инфекционного контроля основываются на обширных знаниях местной эпидемиологии патогенов и обеспечении системы мониторинга, которая распознает появление устойчивых к антибиотикам бактерий.

Наблюдение

Эпиднадзор — это постоянный систематический сбор, анализ и интерпретация информации, относящейся к здоровью. Это важно для планирования, реализации и оценки общественного здравоохранения, а также для своевременного распространения информации.В Великобритании Национальная служба эпиднадзора за внутрибольничными инфекциями 3 была создана в 1996 году и управляется Агентством по охране здоровья (HPA). Эта служба эпиднадзора направлена ​​на сбор базы данных для общенациональных сравнений внутрибольничных инфекций и улучшение ухода за пациентами за счет снижения уровня внутрибольничных инфекций и оказания помощи в клинической практике. В последнем исследовании 2002 года приняли участие 102 больницы. В настоящее время существует два протокола: (i) наблюдение за инфекциями в области хирургического вмешательства; и (ii) наблюдение за больничной бактериемией.Дальнейшие протоколы для мочевыводящих путей и нижних дыхательных путей (вторая по частоте причина внутрибольничных инфекций) еще предстоит разработать. Исследование 2002 года выявило тот факт, что две трети бактериемий были связаны с внутрисосудистыми устройствами, с центральным внутривенным введением. катетеры являются наиболее частым источником внутрибольничной бактериемии. Бактериемии были выявлены у 3,5 пациентов на 1000 госпитализаций, в то время как в отделениях интенсивной терапии этот показатель вырос до 9,1 пациентов на 1000 госпитализаций.

Таблица 1

Факторы, предрасполагающие к внутрибольничным инфекциям.

906 Хроническое заболевание легких к острому процессу заболевания

* катетеризация

Профилактика язвы
Факторы, предрасполагающие к внутрибольничной инфекции


.

Связано с основным состоянием здоровья
Пожилой возраст
Недоедание
Алкоголизм
Тяжелое курение
906 906 906

Хирургия
Травма *
Ожоги
Связанные с инвазивными процедурами
Эндотрахеальная или венозная

Экстракорпоральная почечная поддержка
Хирургические дренажи
Назогастральный зонд
Трахеостомия
Моча ry катетер *
Связано с лечением
Переливание крови
Недавняя антимикробная терапия
Иммунодепрессивное лечение
Парентеральное питание
Продолжительность пребывания *

906 Хроническое заболевание легких к острому процессу заболевания

* катетеризация

Факторы, предрасполагающие к внутрибольничной инфекции


.

Связано с основным состоянием здоровья
Пожилой возраст
Недоедание
Алкоголизм
Тяжелое курение
906 906 906

Хирургия
Травма *
Ожоги
Связанные с инвазивными процедурами
Эндотрахеальная или венозная

Экстракорпоральная почечная поддержка
Хирургические дренажи
Назогастральный зонд
Трахеостомия
Моча ry катетер *
Связано с лечением
Переливание крови
Недавняя антимикробная терапия
Иммуносупрессивное лечение
Положение для восстановления стресса

Парентеральное питание
Продолжительность пребывания *

Таблица 1

Факторы, предрасполагающие к внутрибольничным инфекциям.

906 Хроническое заболевание легких к острому процессу заболевания

* катетеризация

Профилактика язвы
Факторы, предрасполагающие к внутрибольничной инфекции


.

Связано с основным состоянием здоровья
Пожилой возраст
Недоедание
Алкоголизм
Тяжелое курение
906 906 906

Хирургия
Травма *
Ожоги
Связанные с инвазивными процедурами
Эндотрахеальная или венозная

Экстракорпоральная почечная поддержка
Хирургические дренажи
Назогастральный зонд
Трахеостомия
Моча ry катетер *
Связано с лечением
Переливание крови
Недавняя антимикробная терапия
Иммунодепрессивное лечение
Парентеральное питание
Продолжительность пребывания *

906 Хроническое заболевание легких к острому процессу заболевания

* катетеризация

Профилактика язвы
Факторы, предрасполагающие к внутрибольничной инфекции


.

Связано с основным состоянием здоровья
Пожилой возраст
Недоедание
Алкоголизм
Тяжелое курение
906 906 906

Хирургия
Травма *
Ожоги
Связанные с инвазивными процедурами
Эндотрахеальная или венозная

Экстракорпоральная почечная поддержка
Хирургические дренажи
Назогастральный зонд
Трахеостомия
Моча ry катетер *
Связано с лечением
Переливание крови
Недавняя антимикробная терапия
Иммунодепрессивное лечение
Парентеральное питание
Продолжительность пребывания *

В таблице 2 показаны общие патогены, связанные с нозокомиальными инфекциями, и их излюбленные места колонизации.К ним относятся MRSA, метициллин-чувствительный S. aureus (MSSA), устойчивый к ванкомицину энтероккокк (VRE) и устойчивый к множеству лекарственных средств Acintobacter spp. На местном уровне обязательный мониторинг определенных патогенов (MRSA и C. difficile ) осуществляется с 2000 года. По всей Европе в 1994 году была инициирована программа эпиднадзора под названием HELICS (Связь между больницами Европы по контролю за инфекциями посредством эпиднадзора). Его цель — создать базу данных по внутрибольничным инфекциям от служб общественного здравоохранения в Европе.

Таблица 2

Общие патогены, связанные с внутрибольничными инфекциями у пациентов в ОИТ. Национальная система надзора за внутрибольничными инфекциями, январь 1989 г. — июнь 1998 г.

,866

90oc620 Enter.

bs92

bs

. Относительный процент по очагам заражения


.

. . . .

.

BSI


.

ПНЕВ


.

УТИ


.

SSI


.

прочие


.

Коагулазонегативные стафилококки 39,3 2,5 3,1 13,5 15,5
Staphylococcus aureus 1 1192 918 12,3 13,7
Pseudomonas aeruginosa 3,0 16,1 10,6 9,2 8,7
10,3 1,9 13,8 14,5 5,9
Enterobacter spp. 4,2 10,7 5,7 8,8 6,8
Escherichia coli 2.9 4,4 18,2 7,1 4,0
Candida albicans 4,9 4,0 15,3 4,8 4,3 4,8 4,3 6,1 3,5 37,7
Прочие 21,8 37,1 25,6 26 3.5

906

. Относительный процент по очагам заражения


.

. . . .

.

BSI


.

ПНЕВ


.

УТИ


.

SSI


.

прочие


.

Коагулазонегативные стафилококки 39,3 2,5 3,1 13,5 15,5
Staphylococcus aureus

169216

Staphylococcus aureus

921 921 9021 821 921 921 921 921 921 821 921 921 6

Pseudomonas aeruginosa 3,0 16,1 10,6 9.2 8,7
Enterococci spp. 10,3 1,9 13,8 14,5 5,9
Enterobacter spp. 4,2 10,7 5,7 8,8 6,8
Escherichia coli 2,9 4,4 18,2 16

4,4 18,2 16

9 4,0 15,3 4,8 4,3
Klebsiella pneumoniae 2,9 6,5 6,1 3,5 16,7 216 911 26 3,5

Таблица 2

Распространенные патогены, связанные с внутрибольничными инфекциями у пациентов в отделении интенсивной терапии. Национальная система надзора за внутрибольничными инфекциями, январь 1989 г. — июнь 1998 г.

906

. Относительный процент по очагам заражения


.

. . . .

.

BSI


.

ПНЕВ


.

УТИ


.

SSI


.

прочие


.

Коагулазонегативные стафилококки 39,3 2,5 3,1 13,5 15,5
Staphylococcus aureus

169216

Staphylococcus aureus

921 921 9021 821 921 921 921 921 921 821 921 921 6

Pseudomonas aeruginosa 3,0 16,1 10,6 9.2 8,7
Enterococci spp. 10,3 1,9 13,8 14,5 5,9
Enterobacter spp. 4,2 10,7 5,7 8,8 6,8
Escherichia coli 2,9 4,4 18,2 16

4,4 18,2 16

9 4,0 15,3 4,8 4,3
Klebsiella pneumoniae 2,9 6,5 6,1 3,5 16,7 216 911 26 3,5

Профилактика

. Относительный процент по очагам заражения


.

. . . .

.

BSI


.

ПНЕВ


.

УТИ


.

SSI


.

прочие


.

Коагулазонегативные стафилококки 39.3 2,5 3,1 13,5 15,5
Staphylococcus aureus 10,7 16,8 1,6 12,3 13.7 12,3 13,7 10,6 9,2 8,7
Enterococci spp. 10,3 1,9 13.8 14,5 5,9
Enterobacter spp. 4,2 10,7 5,7 8,8 6,8
Escherichia coli 2,9 4,4 18,2 16

4,4 18,2 16 7,1 альбид

4,0 15,3 4,8 4,3
Klebsiella pneumoniae 2.9 6,5 6,1 3,5 37,7
Прочие 21,8 37,1 25,6 26 3,5

918

Исследование европейской распространенности инфекций в интенсивной терапии (EPIC) выявило несколько факторов, предрасполагающих пациента к внутрибольничным инфекциям (таблица 1). Плохая гигиена рук является причиной 40% инфекций, передаваемых в больницах.Опросы показали, что улучшение соблюдения правил мытья рук снижает внутрибольничную инфекцию. Доступность станций для мытья рук и использование спиртовых гелей улучшает соблюдение правил мытья рук. Спиртовой гель быстро сохнет, обладает бактерицидным, фунгицидным и вирулицидным действием. Многочисленные исследования показали, что врачи моют руки реже, чем медсестры, а тыльная сторона рук, кончики пальцев, промежутки между паутиной и большой палец — это обычно пропускаемые области. 4 Министерство здравоохранения опубликовало на своем веб-сайте руководство по мытью рук (www.doh.gov.uk/hai/epic.doc).

Защитная одежда необходима медицинским работникам, контактирующим с жидкостями организма, например с потом, ротоглоточными жидкостями, кровью или мочой. При работе с биологическими жидкостями следует носить перчатки и фартуки. Маски с высокоэффективным воздушным фильтром (НЕРА) рекомендуются пациентам с туберкулезом с положительным мазком мокроты, особенно для процедур, вызывающих кашель. 5 После снятия перчаток необходимо вымыть руки, так как они все еще могут быть загрязнены.

Использование инвазивных процедур увеличивает риск внутрибольничных инфекций. Для венозного доступа этот риск может быть уменьшен за счет использования определенных участков, таких как подключичная вена, а не внутренней яремной или бедренной вены. Туннелирование катетера снижает риск внутрибольничной инфекции. Катетеры, пропитанные антимикробными препаратами, могут уменьшить количество инфекций, связанных с катетером. При установке внутрисосудистых катетеров первостепенное значение имеет использование строгой асептической техники. Используя изоляторы для пациентов с MRSA, C.difficile , VRE и устойчивых грамотрицательных инфекций, распространение инфекции может быть уменьшено за счет повышения осведомленности о применении соответствующих мер инфекционного контроля.

Использование антибиотиков

Важно правильное использование антибиотиков. До 30% пневмоний, связанных с искусственной вентиляцией легких, лечатся неадекватно. Появляется все больше свидетельств того, что использование соответствующих и ранних антибиотиков снижает заболеваемость и смертность. Соответствующее использование антибиотиков требует досконального знания механизма их действия (Таблица 3), предшествующего анамнеза применения антибиотиков, местного профиля устойчивости к бактериям и распространенности местных патогенов.Антибиотики следует вводить в правильной дозе и в течение соответствующей продолжительности. Местный формуляр антибиотиков и консультант-микробиолог — ценные ресурсы.

Таблица 3

Механизм действия обычных антибиотиков

Gram-отрицательные микроорганизмы

        Кандидос 6126

9021 906 906 Ингибиторы 906 906 906 906 906
.

Gram-отрицательные микроорганизмы

        Кандидос 6126

906

9021 906 Ингибиторы 906 906 общих антибиотиков

Механизм действия


.

Класс антибиотика


.

Примеры


.

Клиническое применение


.

Ингибиторы клеточной стенки Пенициллин Пенициллин V и G Грам-положительный
Полусинтетический пенициллин Ампициллин-20-грамм-положительные бактерии -продуцирующие бактерии, например S. aureus
Цефалоспорины Цефотаксим, цефрадин, цефтазидим Грамотрицательные микроорганизмы с более поздним поколением лучше с грамположительными
Карбапенемы Меропенем Широкий спектр действия
Ингибиторы β-лактамаз Клавуланат
6 G21грамм. MRSA и энтерококки)
Ингибиторы клеточных мембран Противогрибковые
Полиены Нистатин Aspergazeton21

Триазолы Флуконазол
синтез белка ингибиторы Аминогликозидные Гентамицин
Макролиды Эритромицин грамположительные организмы
Oxaolidinines Линезолида H.грипп +
кетолиды Telithomycin
стрептограмины Synercid
Нуклеиновые ингибиторы кислот Fluoroquinonolones Ципрофлоксацин Широких грамотрицательный спектр
Нитроимидазолы Метронидазол C. difficile
Рифампицин Сульфонамиды
Класс антибиотика


.

Примеры


.

Клиническое применение


.

Ингибиторы клеточной стенки Пенициллин Пенициллин V и G Грам-положительный
Полусинтетический пенициллин Ампициллин-20-грамм-положительные бактерии -продуцирующие бактерии, e.грамм. S. aureus
Цефалоспорины Цефотаксим, цефрадин, цефтазидим Грамотрицательные микроорганизмы с более поздним поколением лучше с грамположительными
Карбапенемы Меропенем Широкий спектр действия
Ингибиторы β-лактамаз Клавуланат
6 G21грамм. MRSA и энтерококки)
Ингибиторы клеточных мембран Противогрибковые
Полиены Нистатин Aspergazeton21

Триазолы Флуконазол
синтез белка ингибиторы Аминогликозидные Гентамицин
Макролиды Эритромицин грамположительные организмы
Oxaolidinines Линезолида H.гриппа 90 018
кетолиды Telithomycin
стрептограминов Synercid
Нуклеиновые ингибиторы кислот Fluoroquinonolones Ципрофлоксацин Широкая грамотрицательные спектр
Нитроимидазолы Метронидазол C. difficile
Рифампицин Сульфаниламиды

Gram-отрицательные микроорганизмы

        Кандидос 6126

9021 906 906 Ингибиторы 906 906 906 906 906
.

Gram-отрицательные микроорганизмы

        Кандидос 6126

9021 906 906 микро-ингибиторы 906 может привести к рациональному использованию антибиотиков с учетом индивидуальных особенностей пациентов.Устойчивые к антибиотикам бактерии продлевают госпитализацию, увеличивают риск смерти и требуют лечения токсичными и дорогими антибиотиками. Эмпирическое использование антибиотика часто необходимо, поскольку лабораторные результаты часто недоступны в течение 48 часов после отправки образцов в лабораторию для посева. Соответствующие образцы включают кровь, мочу, мокроту, бронхоальвеолярный лаваж, гной и мазки из раны. Посев крови только в трети случаев дает положительный результат на патогены. Как только профиль антибиотика доступен, можно начинать прием антибиотика узкого спектра действия.Индикаторы ответа на лечение включают температуру, количество лейкоцитов и уровни С-реактивного белка (СРБ). Прокальцитонин секретируется макрофагами в ответ на септический шок и является более ранним и более специфическим маркером бактериальной инфекции, чем CRP. Эти параметры следует интерпретировать в клиническом контексте. Улучшение требований к вентиляции и инотропам может предоставить дополнительные и косвенные доказательства ответа на лечение.

Любая политика или руководство по антибиотикам должно быть направлено на ограничение использования антибиотиков и снижение селективного давления на устойчивые микроорганизмы.Политика, направленная на поощрение рационального использования антибиотиков в отделениях интенсивной терапии, является важным элементом качества медицинской помощи, инфекционного контроля и сдерживания затрат. Деэскалационная терапия, селективная деконтаминация пищеварительной системы (SDD), чередование антибиотиков (цикл) и ограничительные рекомендации могут решить эти проблемы. Оптимизация любой противомикробной терапии включает как сокращение продолжительности применения противомикробных препаратов, так и соответствующее использование комбинированной терапии для уменьшения появления резистентности. Исследования этих программ управления антибиотиками ограничены, а результаты противоречивы.

Деэскалация

Деэскалация включает раннее начало антибактериальной терапии широкого спектра действия у пациентов с подозрением на сепсис без наличия микробиологических результатов. Увеличение числа устойчивых к антибиотикам патогенов, таких как MRSA, побудило некоторых исследователей предложить более широкий охват антибиотиками за счет добавления гликопептида к карбапенему в качестве начальной эмпирической терапии. Этот агрессивный эмпирический режим продолжается в течение 24–48 часов, и к этому времени лабораторные тесты подтвердили наличие возбудителей и их чувствительность.Это позволяет снизить уровень антибактериальной терапии.

Эта схема предназначена для отдельных пациентов, находящихся в отделении интенсивной терапии, которые серьезно больны, с длительным анамнезом к антибиотикам и доказательствами колонизации мультирезистентными организмами. Излишнее продолжение этого режима увеличит риск колонизации устойчивыми бактериями.

Ротационная антибактериальная терапия

Ротационная антибиотикотерапия — это стратегия снижения устойчивости к антибиотикам за счет отмены антибиотика или класса антибиотиков из ОИТ на короткий период, чтобы уровни устойчивости снизились или оставались стабильными.Постоянное использование одного класса антибиотиков приводит к появлению устойчивых штаммов бактерий; это известно как давление отбора. Считается, что ротационные режимы снижают это избирательное давление. Этот режим получает все большую поддержку. Коллеф и его коллеги 6 продемонстрировали статистическое снижение внутрибольничной пневмонии в большом отделении интенсивной терапии после введения политики ротации антибиотиков.

Ограничительная политика в отношении антибиотиков менее гибкая и, в определенной степени, обязательна в отношении назначения лекарств.Они требуют от врача, выписывающего рецепт, предоставить письменное обоснование любого отклонения от политики. Автоматические стоп-приказы ограничивают длительный прием антибиотиков. В условиях больницы общего профиля эти меры принесли некоторый успех и привели к значительному снижению устойчивости к антибиотикам. Однако общая выживаемость в ОИТ не изменилась.

Концепция, согласно которой комменсалы в кишечнике могут выполнять защитную роль против более вирулентных организмов, называется устойчивостью к колонизации. Считается, что перемещение грамотрицательных бактерий через стенку кишечника является основной причиной внутрибольничных инфекций.SDD направлен на уничтожение грамотрицательных аэробных бактерий путем обеззараживания ротовой полости и кишечного тракта. Есть несколько вариантов режима SDD. Одной из таких схем является неабсорбируемый полимиксин E, тобрамицин и амфотерицин B для деконтаминации желудочно-кишечного тракта и цефотаксим для системной профилактики. Цефалоспорины обычно назначают в качестве профилактики, поскольку они действуют на комменсальную респираторную флору, такую ​​как Streptococcus pneumoniae , Haemophilus influenzae и S.aureus . Мета-анализ показал, что схемы SDD снижают частоту внутрибольничной пневмонии, но общая выживаемость или продолжительность интенсивной терапии не меняется. Экономическая эффективность SDD не оценивалась.

Заключение

Нозокомиальные инфекции связаны с высокой заболеваемостью, смертностью и повышенным финансовым бременем. Интенсивная терапия является фактором риска появления устойчивых к антибиотикам бактерий. Грамположительные бактерии обогнали грамотрицательные организмы и стали основной причиной внутрикосомных инфекций.Неадекватная антибактериальная терапия связана с плохим исходом, особенно с бактериальной резистентностью. Меры инфекционного контроля важны для эффективного контроля, профилактики и лечения инфекции. Знание новых патогенов и профиля резистентности имеет важное значение для лечения внутрикосомных инфекций. Рекомендуется более короткая продолжительность лечения и правильная дозировка антибиотиков, чтобы снизить давление отбора устойчивых изолятов. Мытье рук — самая важная мера предотвращения внутрикосомных инфекций.Нельзя использовать перчатки вместо мытья рук; их необходимо мыть при снятии перчаток.

Список литературы

1.

Луи V, Бихари М.Б., Сутер П., и др. . Распространенность внутрибольничных инфекций в отделениях интенсивной терапии в Европе. Европейское исследование распространенности инфекции в интенсивной терапии (EPIC).

JAMA

1995

;

274

:

639

–442.

Haley RW, White JW, Culver DH, и др. . Эффективность эпиднадзора за инфекциями и центральных программ в предотвращении внутрибольничных инфекций в больницах США (SENIC).

Am J Epidemiol

1985

;

121

:

182

–2053.

Национальная служба надзора за внутрибольничными инфекциями (NINSS). Эпиднадзор за больничной бактериемией в английских больницах 1997–2002 гг. . Лондон: Лабораторная служба общественного здравоохранения,

2002

4.

Рабочая группа по больничным инфекциям Департамента здравоохранения и Лабораторная служба общественного здравоохранения: Инфекционный контроль в больницах. Руководство по борьбе с инфекциями в больницах.Лондон: Министерство здравоохранения,

1995

5.

Рекомендации по профилактике туберкулеза и борьбе с ним на местном уровне. Департамент здравоохранения,

1996

6.

Kollef MH, Ward S, Sherman G, et al . Неадекватное лечение внутрибольничных инфекций связано с определенным эмпирическим выбором антибиотиков.

Crit Care Med

2000

;

28

:

3456

–64

Повышение квалификации в области анестезии, интенсивной терапии и боли | Том 5 Номер 1 2005 © Совет директоров и попечителей Британского журнала анестезии 2005

Нозокомиальные инфекции: влияние на уход за пациентами

Нозокомиальные инфекции могут иметь бактериальную, вирусную, грибковую и даже паразитарную природу.Передача внутрибольничных инфекций обычно делится на 5 категорий: контактная (прямая или косвенная), воздушно-капельная, обычная транспортная и трансмиссивная. 5

Различные патогены могут способствовать возникновению внутрибольничных инфекций. Четыре группы бактерий, наиболее часто вызывающие бактериальные нозокомиальные инфекции, — это Enterococcus spp, Escherichia coli , Pseudomonas spp и Staphylococcus spp. 2 Нозокомиальные грибковые инфекции встречаются примерно в 9% нозокомиальных инфекций. 6

Типы внутрибольничных инфекций

• Инфекции мочевыводящих путей, наиболее распространенный тип внутрибольничных инфекций, составляют ~ 35% всех внутрибольничных инфекций. Исследования показали, что эти инфекции возникают после катетеризации мочи.

? Инфекции в месте хирургического разреза составляют 20% внутрибольничных инфекций.

? Пневмония (связанная с вентилятором) является распространенным типом внутрибольничной инфекции.Наиболее восприимчивы люди с хронической обструктивной болезнью легких и люди, использующие искусственную вентиляцию легких. На пневмонию приходится 15% внутрибольничных инфекций.

? На инфекции кровотока приходится еще 15% внутрибольничных инфекций 7

Исследования показывают, что ~ 70% бактерий, вызывающих внутрибольничные инфекции, устойчивы по крайней мере к одному антибиотику, обычно используемому для их лечения. 8 Повышенная частота резистентности — обычная проблема в здравоохранении.Согласно Национальной системе эпиднадзора за нозокомиальными инфекциями CDC (система NNIS), патогены с множественной лекарственной устойчивостью становятся все более проблематичными в последние годы, особенно в учреждениях интенсивной терапии. 2

Устойчивость к антибиотикам создает проблемы при ведении и лечении нозокомиальных инфекций. Серьезную озабоченность вызывают такие патогены, как устойчивые к метициллину Staphylococcus aureus , устойчивые к ванкомицину S aureus, и устойчивые к ванкомицину энтерококки. 3 Широкое использование противомикробных препаратов для профилактики или лечения считается основным фактором устойчивости к антибиотикам. 9

Кто подвергается большему риску?

В то время как все пациенты больниц могут подвергаться риску развития внутрибольничных инфекций, пациенты педиатрического и гериатрического профиля, а также пациенты с ослабленной иммунной системой подвергаются более высокому риску (таблица). База данных системы NNIS, собранная CDC, показывает, что общий уровень инфицирования в педиатрической популяции, проходящей лечение в отделениях интенсивной терапии, составляет ~ 6.1%. Основными типами инфекций являются инфекции венозного катетера и пневмония, связанная с искусственной вентиляцией легких. 3

Обычные инвазивные медицинские процедуры могут подвергнуть пациента риску развития внутрибольничной инфекции. Примеры таких процедур включают катетеризацию мочи, хирургические процедуры и / или перевязку ран на хирургических участках, использование назогастральной или эндотрахеальной трубки, респираторные процедуры, такие как механическая вентиляция или интубация, внутривенные процедуры для доставки лекарств и парентеральное питание.Результаты исследования, опубликованные в журналах Infection Control и Hospital Epidemiology , показывают, что у ~ 24% пациентов, у которых есть катетеры, разовьются инфекции, связанные с катетером, и 5,2% этих пациентов будут заражены инфекциями кровотока. 3

Выводы

Нозокомиальные инфекции могут повлиять на качество ухода за пациентами и увеличить расходы на лечение. Учреждения здравоохранения могут предотвратить или снизить частоту многих внутрибольничных инфекций, эффективно включив программу инфекционного контроля и следуя рекомендациям CDC.

Фармацевты играют фундаментальную роль в инфекционном контроле, внедряя строгие стратегии борьбы с инфекциями при приготовлении и выдаче лекарств, а также обеспечивая правильную асептическую технику. Как клиницисты, фармацевты могут оценивать профиль лекарств пациента, давать рекомендации относительно правильного использования антибиотиков, уменьшать ненужное использование антибиотиков и сосредоточение внимания на вмешательствах, которые могут усилить инфекционный контроль.

Стремясь улучшить качество медицинской помощи пациентам, медицинским работникам необходимо четко понимать, как могут передаваться инфекции, сосредоточиться на средствах реализации профилактических мер и, возможно, уменьшить эти типы инфекций.

Г-жа Терри — клиническая аптека писатель, базирующаяся в районе северной Вирджинии.

Для получения списка рекомендаций отправьте конверт с обратным адресом и маркой по адресу: Отдел ссылок, Attn. А. Шталь, Pharmacy Times, 241 Forsgate Drive, Jamesburg, NJ 08831; или отправьте запрос по электронной почте на адрес: [email protected]

Инфекции, приобретенные в больнице: основы практики, история вопроса, патофизиология

  • Маье Л.М., Де Муйнк А.О., Ивен М.М., Де Дуй Дж.Дж., Гуссенс Х.Дж., Ван Римптс П.Дж.Факторы риска инфекций кровотока, связанных с центральным сосудистым катетером, у пациентов в отделении интенсивной терапии новорожденных. Дж Хосп Инфекция . 2001 июн. 48 (2): 108-16. [Медлайн].

  • Ньюман CD. Катетерные инфекции кровотока в педиатрическом отделении интенсивной терапии. Семинар Педиатр Инфекция Дис . 2006 17 января (1): 20-4. [Медлайн].

  • Сайман Л., Лудингтон Э., Пфаллер М. и др. Факторы риска кандидемии у пациентов отделения интенсивной терапии новорожденных.Группа изучения национальной эпидемиологии микоза. Педиатр Инфекция Дис. J . 2000 апреля 19 (4): 319-24. [Медлайн].

  • Элвард А.М., Уоррен Д.К., Фрейзер В.Дж. Вентиляционная пневмония у пациентов детского отделения интенсивной терапии: факторы риска и исходы. Педиатрия . 2002 май. 109 (5): 758-64. [Медлайн].

  • Fayon MJ, Tucci M, Lacroix J, et al. Нозокомиальная пневмония и трахеит в педиатрическом отделении интенсивной терапии: проспективное исследование. Am J Respir Crit Care Med . 1997, январь, 155 (1): 162-9. [Медлайн].

  • Apisarnthanarak A, Holzmann-Pazgal G, Hamvas A, Olsen MA, Fraser VJ. Вентиляционная пневмония у крайне недоношенных новорожденных в отделении интенсивной терапии новорожденных: характеристики, факторы риска и исходы. Педиатрия . 2003 декабрь 112 (6, часть 1): 1283-9. [Медлайн].

  • Moulin F, Quintart A, Sauvestre C, Mensah K, Bergeret M, Raymond J. [Внутрибольничные инфекции мочевыводящих путей: ретроспективное исследование в педиатрической больнице]. Арх. Педиатр . 1998. 5 Прил. 3: 274С-278С. [Медлайн].

  • Заутис Т.Э., Гроб SE. Клинические синдромы инфекций, ассоциированных с устройствами. Лонг СС, Пикеринг Л.К., Пробер К.Г. Принципы и практика детских инфекционных болезней . 3-е изд. Черчилль Ливингстон; 2008. гл. 102.

  • Coffin SE, Zaoutis TE. Инфекции, связанные со здоровьем. Лонг СС, Пикеринг Л.К., Пробер К.Г. Принципы и практика детских инфекционных болезней .3-е изд. Черчилль Ливингстон; 2008. гл. 101.

  • Программа больничных инфекций, Национальный центр инфекционных заболеваний, CDC. В центре внимания общественного здравоохранения: эпиднадзор, профилактика и борьба с внутрибольничными инфекциями. MMWR . Октябрь 1992. 41 (42): 783-787.

  • Hughes JM. Исследование эффективности внутрибольничного инфекционного контроля (проект SENIC): результаты и последствия для будущего. Химиотерапия . 1988. 34 (6): 553-61. [Медлайн].

  • Эдвардс-младший, Петерсон К.Д., Андрус М.Л., Дудек Массачусетс, Поллок Д.А., Хоран ТК. Отчет Национальной сети безопасности здравоохранения (NHSN), сводка данных за 2006–2007 гг., Выпущенный в ноябре 2008 г. Am J Infect Control . 2008 г., ноябрь 36 (9): 609-26. [Медлайн].

  • Ричардс М.Дж., Эдвардс-младший, Калвер Д.Х., Гейнес Р.П. Нозокомиальные инфекции в педиатрических отделениях интенсивной терапии в США. Национальная система надзора за внутрибольничными инфекциями. Педиатрия .1999 апр.103 (4): e39. [Медлайн].

  • Lessa FC, Mu Y, Ray SM, et al. Влияние USA300 метициллин-резистентного золотистого стафилококка на клинические исходы у пациентов с пневмонией или инфекциями кровотока, ассоциированными с центральной линией. Клин Инфекция Дис . 2012 Июль 55 (2): 232-41. [Медлайн].

  • Horan TC, Andrus M, Dudeck MA. Определение эпиднадзора CDC / NHSN для инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, и критериев для конкретных типов инфекций в условиях оказания неотложной помощи. Am J Инфекционный контроль . 2008 июн. 36 (5): 309-32. [Медлайн].

  • Венцель Р.П., Эдмонд МБ. Влияние внутрибольничных инфекций кровотока. Emerg Infect Dis . 2001 март-апрель. 7 (2): 174-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Grohskopf LA, Sinkowitz-Cochran RL, Garrett DO, et al. Национальное точечное обследование распространенности инфекций, приобретенных в педиатрических отделениях интенсивной терапии в США. Дж. Педиатр . 2002 апр.140 (4): 432-8. [Медлайн].

  • Sohn AH, Garrett DO, Sinkowitz-Cochran RL, Grohskopf LA, Levine GL, Stover BH. Распространенность внутрибольничных инфекций у пациентов отделений интенсивной терапии новорожденных: результаты первого национального исследования точечной распространенности. Дж. Педиатр . 2001 декабрь 139 (6): 821-7. [Медлайн].

  • Barclay L. Инфекции, приобретенные в результате медицинских мероприятий, поражают тяжелобольных детей. Медицинские новости Медскапа . 8 сентября 2014 г. [Полный текст].

  • Патрик С., Каваи А., Клейнман К. и др. Инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи, среди детей в критическом состоянии в США, 2007–2012 гг. Педиатрия . 2014 8 сентября [Epub перед печатью]:

  • CDC. Отчет о прогрессе в отношении инфекций, связанных со здравоохранением на национальном уровне и уровне штата. Март 2014 г. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/hai/progress-report/.

  • Magill SS, Edwards JR, Bamberg W. и др. Многостороннее исследование распространенности инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи. N Engl J Med . 2014 27 марта. 370 (13): 1198-208. [Медлайн].

  • Тихомиров Э. Программа ВОЗ по борьбе с госпитальными инфекциями. Химиотерапия . Июнь 1987. 6 (3): 148-51.

  • Розенталь В.Д., Маки Д.Г., Мехта А., Альварес-Морено С., Леблебичиоглу Х., Хигуэра Ф. Отчет Международного консорциума по борьбе с внутрибольничными инфекциями, сводка данных за 2002–2007 годы, выпущенный в январе 2008 года. Am J Infect Control . 2008 г., ноябрь 36 (9): 627-37.[Медлайн].

  • Айкен А.М., Мтури Н., Нджугуна П., Мохаммед С., Беркли Дж. А., Мванги И. и др. Риск и причины детской бактериемии в больнице в районной больнице Килифи, Кения: проспективное когортное исследование. Ланцет . 2011 декабрь 10. 378 (9808): 2021-7. [Медлайн].

  • Сахиледенгл Б., Сейюм Ф., Абебе Д. и др. Заболеваемость и факторы риска внутрибольничной инфекции среди педиатрических пациентов в учебной больнице: проспективное исследование на юго-востоке Эфиопии. BMJ Открыть . 2020 17 декабря 10 (12): e037997. [Медлайн].

  • Gastmeier P, Geffers C, Brandt C, Zuschneid I, Sohr D, Schwab F. Эффективность общенациональной системы надзора за внутрибольничными инфекциями для снижения внутрибольничных инфекций. Дж Хосп Инфекция . 2006 Сентябрь 64 (1): 16-22. [Медлайн].

  • Klevens RM, Edwards JR, Richards CL, et al. Оценка инфекций, связанных с оказанием медицинской помощи, в больницах США, 2002 г. Public Health Rep .Март 2007. 122 (2): 160-6.

  • Скотт РД. Прямые медицинские затраты на инфекции, связанные с оказанием медицинской помощи, в больницах США и преимущества профилактики, 2008 г. CDC. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/dhqp/pdf/Scott_CostPaper.pdf. Дата обращения: 01.07.2009.

  • Жизненно важные признаки: инфекции кровотока, связанные с центральной линией — США, 2001, 2008 и 2009 годы. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 г. 4. 60 (8): 243-8. [Медлайн].

  • Timsit JF, Bouadma L, Ruckly S, Schwebel C, Garrouste-Orgeas M, Bronchard R и др.Нарушение повязки — главный фактор риска катетерных инфекций *. Crit Care Med . 2012 июн. 40 (6): 1707-1714. [Медлайн].

  • Craven DE, Chroneou A, Zias N, Hjalmarson KI. Трахеобронхит, связанный с искусственной вентиляцией легких: влияние таргетной антибактериальной терапии на исходы пациентов. Сундук . 2009 Февраль 135 (2): 521-8. [Медлайн].

  • Руководство по ведению взрослых с внутрибольничной пневмонией, пневмонией, связанной с аппаратом искусственной вентиляции легких, и пневмонией, связанной с оказанием медицинской помощи. Am J Respir Crit Care Med . 2005 15 февраля. 171 (4): 388-416. [Медлайн].

  • Chastre J, Wolff M, Fagon JY, et al. Сравнение 8-дневной и 15-дневной антибактериальной терапии респираторно-ассоциированной пневмонии у взрослых: рандомизированное исследование. ЯМА . 2003 19 ноября. 290 (19): 2588-98. [Медлайн].

  • Mullin KM, Kovacs CS, Fatica C, Einloth C, Neuner EA, Guzman JA, et al. Многосторонний подход к уменьшению катетер-ассоциированных инфекций мочевыводящих путей в отделении интенсивной терапии с упором на «управление культивированием». Инфекционный контроль Hosp Epidemiol . 2016 17 ноября. 1-3. [Медлайн].

  • Boggs W. Сосредоточение внимания на подходящих культурах мочи может снизить частоту ИМП, связанных с катетером. Информация о здоровье Reuters. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/872810. 7 декабря 2016 г .; Доступ: 8 декабря 2016 г.

  • Siegel JD, Rhinehart E, Jackson M, Chiarello L. и Консультативный комитет по практике инфекционного контроля в здравоохранении. Руководство 2007 г. по мерам предосторожности при изоляции: Предотвращение передачи инфекционных агентов в медицинских учреждениях.CDC. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/dhqp/pdf/guidelines/Isolation2007.pdf. Дата обращения: 09.07.2009.

  • Комитет по инфекционным заболеваниям Американской педиатрической академии. Пикеринг Л.К. Красная книга 2006 г. . 27-е изд. Американская академия педиатрии; 2006. 153–160.

  • [Рекомендации] Центры по контролю и профилактике заболеваний. Руководство по профилактике инфекций, связанных с внутрисосудистым катетером, 2011 г. Центры по контролю и профилактике заболеваний.Доступно по адресу http://www.cdc.gov/hicpac/pdf/guidelines/bsi-guidelines-2011.pdf. Доступ: 31 января 2013 г.

  • Piper HG, Уэльс PW. Профилактика катетерных инфекций кровотока у детей с кишечной недостаточностью. Курр Опин Гастроэнтерол . 2013 29 января (1): 1-6. [Медлайн].

  • Сандерс Дж., Пити А., Ганли П. и др. Проспективное двойное слепое рандомизированное исследование, сравнивающее внутрипросветный этанол с гепаринизированным физиологическим раствором для профилактики катетер-ассоциированной инфекции кровотока у пациентов с гематологической иммуносупрессией. J Антимикробный препарат Chemother . 2008 Октябрь 62 (4): 809-15. [Медлайн].

  • Hand L. Дезинфекционные колпачки для катетера снижают уровень инфицирования. Медицинские новости Medscape. 4 января 2013 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/777186. Доступ: 16 января 2013 г.

  • Райт МО, Тропп Дж., Шора Д.М., Диллон-Грант М., Петерсон К., Бем С. и др. Непрерывная пассивная дезинфекция катетеров предотвращает контаминацию и инфицирование кровотока. Am J Инфекционный контроль .2013 января 41 (1): 33-8. [Медлайн].

  • Loftus RW, Brindeiro BS, Kispert DP, et al. Снижение интраоперационной бактериальной контаминации периферических внутривенных трубок за счет использования пассивной системы катетеризации. Анест Анальг . 2012 декабрь 115 (6): 1315-23. [Медлайн].

  • Таблан О.К., Андерсон Л.Дж., Бессер Р., Бриджес С., Хаджех Р. Рекомендации по профилактике пневмонии, связанной с оказанием медицинской помощи, 2003 г .: рекомендации CDC и Консультативного комитета по практике инфекционного контроля в здравоохранении. MMWR Рекомендуемая репутация . 2004 26 марта, 53: 1-36. [Медлайн].

  • Wong ES, Hooton TM. Руководство по профилактике катетер-ассоциированных инфекций мочевыводящих путей. CDC. Доступно по адресу http://www.cdc.gov/ncidod/dhqp/gl_catheter_assoc.html. Дата обращения: 07.07.2009.

  • Passaretti CL, Otter JA, Reich NG, Myers J, Shepard J, Ross T, et al. Оценка дезактивации окружающей среды парами перекиси водорода для снижения риска заражения пациента микроорганизмами с множественной лекарственной устойчивостью. Клин Инфекция Дис . 2013 Январь 56 (1): 27-35. [Медлайн].

  • Pullen LC. Технология паров h3O2 улучшает инфекционный контроль в больницах. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/777738. Доступ: 13 марта 2013 г.

  • Maziade PJ, Andriessen JA, Pereira P, et al. Влияние добавления профилактических пробиотиков к набору стандартных профилактических мер для инфекций Clostridium difficile: усиленное и устойчивое снижение заболеваемости и тяжести инфекции в общественной больнице. Curr Med Res Opin . 2013 29 октября (10): 1341-7. [Медлайн].

  • Nierengarten M. Ультрафиолетовая дезинфекция помогает избавиться от инфекций, приобретенных в больнице. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/825949. Доступ: 9 июня 2014 г.

  • Haas JP, Menz J, Dusza S, Montecalvo MA. Внедрение и влияние ультрафиолетовой дезинфекции окружающей среды в условиях интенсивной терапии. Am J Инфекционный контроль . 2014 июн. 42 (6): 586-90.[Медлайн].

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Механизм действия


    .

    Класс антибиотика


    .

    Примеры


    .

    Клиническое применение


    .

    Ингибиторы клеточной стенки Пенициллин Пенициллин V и G Грам-положительный
    Полусинтетический пенициллин Ампициллин-20-грамм-положительные бактерии -продуцирующие бактерии, e.грамм. S. aureus
    Цефалоспорины Цефотаксим, цефрадин, цефтазидим Грамотрицательные микроорганизмы с более поздним поколением лучше с грамположительными
    Карбапенемы Меропенем Широкий спектр действия
    Ингибиторы β-лактамаз Клавуланат
    6 G21грамм. MRSA и энтерококки)
    Ингибиторы клеточных мембран Противогрибковые
    Полиены Нистатин Aspergazeton21

    Триазолы Флуконазол
    синтез белка ингибиторы Аминогликозидные Гентамицин
    Макролиды Эритромицин грамположительные организмы
    Oxaolidinines Линезолида H.грипп +
    кетолиды Telithomycin
    стрептограмины Synercid
    Нуклеиновые ингибиторы кислот Fluoroquinonolones Ципрофлоксацин Широких грамотрицательный спектр
    Нитроимидазолы Метронидазол C. difficile
    Рифампицин Сульфонамиды
    Класс антибиотика


    .

    Примеры


    .

    Клиническое применение


    .

    Ингибиторы клеточной стенки Пенициллин Пенициллин V и G Грам-положительный
    Полусинтетический пенициллин Ампициллин-20-грамм-положительные бактерии -продуцирующие бактерии, e.грамм. S. aureus
    Цефалоспорины Цефотаксим, цефрадин, цефтазидим Грамотрицательные микроорганизмы с более поздним поколением лучше с грамположительными
    Карбапенемы Меропенем Широкий спектр действия
    Ингибиторы β-лактамаз Клавуланат
    6 G21грамм. MRSA и энтерококки)
    Ингибиторы клеточных мембран Противогрибковые
    Полиены Нистатин Aspergazeton21

    Триазолы Флуконазол
    синтез белка ингибиторы Аминогликозидные Гентамицин
    Макролиды Эритромицин грамположительные организмы
    Oxaolidinines Линезолида H.гриппа 90 018
    кетолиды Telithomycin
    стрептограминов Synercid
    Нуклеиновые ингибиторы кислот Fluoroquinonolones Ципрофлоксацин Широкая грамотрицательные спектр
    Нитроимидазолы Метронидазол C. difficile
    Рифампицин Сульфаниламиды