Пероральная терапия что такое: ПЕРОРАЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ САХАРНОГО ДИАБЕТА 2 ТИПА | #10/03

Содержание

ПЕРОРАЛЬНАЯ РЕГИДРАТАЦИОННАЯ ТЕРАПИЯ КИШЕЧНЫХ ИНФЕКЦИЙ У ДЕТЕЙ, КАКОЙ РАСТВОР ВЫБРАТЬ? | Новокшонов

1. Острые кишечные инфекции у детей (диагностика, классификация, лечение): Пособие для врачей / В.Ф. Учайкин, А.А. Новокшонов, Л.Н. Мазанкова, Н.В. Соколова. — М., 2003. — 34 с. Ostryie kishechnyie infektsii u detey (diagnostika, klassifikatsiya, lechenie) [Acute intestinal infections in children (diagnosis, classification, treatment): Handbook for vrachey] / V.F. Uchaykin, A.A. Novokshonov, L.N. Mazankova, N.V. Sokolova. — M., 2003. — 34 s. (In Russ.)

2. Васильев Б.Я. Острые кишечные заболевания. Ротавирусы и ротавирусная инфекция / Б.Я. Васильев, Р.И. Васильева, Ю.В. Лобзин. — СПб., 2000. Ostryie kishechnyie zabolevaniya. Rotavirusyi i rotavi-rusnaya in-fektsiya [Acute intestinal diseases. Rotavirus and Rotavit-sub-stances given] / B. Ya. Vasilev, R.I. Vasileva, Yu.V. Lobzin. — SPb., 2000. (In Russ.)

3. Современные проблемы инфекционной патологии человека / В.Г. Гудков и др. // Материалы II науч./практ. конф. М.: — 2001. — С. 217—222. Sovremennyie problemyi infektsionnoy patologii cheloveka [Modern problems of human infectious pathology: Materials of II scientific] / V.G. Gudkov i dr. // Materialyi II nauch./prakt. konf. M.: — 2001. — S. 217—222. (In Russ.)

4. Ротавирусная инфекция у детей / Ключарева А.А. и др. // Consilium Medicum. Педиатрия. — 2004. — Т. 6. — № 2. Rotavirusnaya infektsiya u detey [Rotavirus infection in children] / Klyuchareva A.A. i dr. // Consilium Medicum. Pediatriya. — 2004. — Т. 6. — № 2. (In Russ.)

5. Ardern-Holmes S.L. et al. // Pediatric Infect Dis. J. — 1999. — 18 (7) : 614—9.

6. Chang E.J. et al. // Pediatric Infect Dis J. — 2002. — 21 (2) : 97— 102.

7. Koletzko S., Osterrieder S. Acute infectious diarrhea in children // Dtsch. Arztebl. Int. — 2009. — V. 106. — № 33. — P. 539—547.

8. Хаертынов Х.С., Анохин В.А. Современные принципы терапии острых кишечных инфекций у детей раннего возраста // Казанский медицинский журнал. — 2010. — Т. 91. — № 1. — С. 1—6. Haertyinov H.S., Anohin V.A. Sovremennyie printsipyi terapii ostryih kishechnyih infektsiy u detey rannego vozrasta [Modern principles of therapy of acute intestinal infektsy in infants] // Kazanskiy Med-itsinskiy Zhurnal. — 2010. — T. 91. — № 1. — S. 1—6. (In Russ.)

9. Особенности острых кишечных инфекций, протекающих с синдромом обезвоживания / С. В. Халиуллина, В.А. Анохин, И.В. Николаева, Л.Х. Валиахметова // Практическая медицина. Педиатрия. Казань. — 2013. — № 6 (75). — С. 133—140. Osobennosti ostryih kishechnyih infektsiy, protekayuschih s sindro-mom obezvozhivaniya [Features of acute intestinal infections that occur with the syndrome of dehydration] / S.V. Haliullina, V.A. Anohin, I.V. Nikolaeva, L.H. Valiahmetova // Prakticheskaya Meditsina. Pediatriya. Kazan. — 2013. — № 6 (75). — S. 133—140. (In Russ.)

10. Claeson M., Merson M.H. Global progress in the control of diarrheal diseases // Pediatr. Infect. Dis. J. — 1990. — V. 9. — № 5. — P. 345—355.

11. Uchendu U.O., Emodi I.J., Ikefuna A.N. Pre-hospital management of diarrhoea among caregivers presenting at a tertiary health institution: implications for practice and health education // Afr. Health Sci. — 2011. — V. 11. — № 1. — P. 41—47.

12. Victora C.G., Bryce J., Fontaine O., Monasch R. Reducing deaths from diarrhoea through oral rehydration therapy // Bull World Health Organ. — 2000. — V. 78. — № 10. — P. 1246—1255.

13. Hodges K., Gill R. Infectious diarrhea: Cellular and molecular mechanisms // Gut Microbes. — 2010. — V. 1. — № 1. — P. 4—21.

14. World Health Organization, author. Diarrhoea Treatment Guidelines Including new recommendations for the use of ORS and zinc supplementation for Clinic-Based Healthcare Workers. — 2005.

15. WHO/UNICEF. WHO-UNICEF Joint statement on the clinical management of acute diarrhea. — Geneva, Switzerland: World Health Assembly. — 2004.

16. Booth I., Cunha-Ferreira R., Desjeux J.F. et al. Recommendations for composition of oral rehydratation solutions from the children of Europe. Report of an ESPGHAN working group // J. Pediatr Gastroenterol Nutr. — 1992. — 14 : 113—5.

17. Захаренко С.М. Пероральная регидратационная терапия при острых кишечных инфекциях // Журнал инфектологии. — 2009. — Т. 1. — № 2—3. — С. 58—63. Zaharenko S.M. Peroralnaya regidratatsionnaya terapiya pri ostryih kishechnyih infektsiyah [Oral rehydration therapy in acute intestinal infections] // Zhurnal Infektologii. — 2009. — T. 1. — № 2—3. —S. 58—63. (In Russ.)

18. CHOICE Study Group. Multicenter, randomized, double-blind clinical trial to evaluate the efficacy and safety of a reduced osmolarity oral rehydration salts solution in children with acute watery diarrhea // Pediatrics. — 2001. — V. 107. — № 4. — P. 613—618.

19. Методические указания по проведению пероральной регидратации у детей с острыми кишечными инфекциями / Приказ Минздрава СССР от 28.07.1986 № 998 «Об организации центров по проведению оральной регидратации». — М., — 1986. Metodicheskie ukazaniya po provedeniyu peroralnoy regidratatsii u detey s ostryimi kishechnyimi infektsiyami / Prikaz Minzdrava SSSR ot 28.07.1986 № 998 «Ob organizatsii tsentrov po provedeniyu oralnoy regidratatsii». [Guidelines for the oral rehydration in children with acute intestinal infections / Order of the Ministry of Health from 28.07.1986 № 998 «On the organization of the centers for the oral re-hydration]. — M., — 1986. (In Russ.)

20. Клиническая эффективность пероральной регидратации при ОКИ у детей гипоосмолярным глюкозо-солевым раствором «Гастролит» / А.А. Новокшонов, Н.В. Соколова, О. Н. Тихонова, О.Ю. Портных // Мат. Третьего конгресса педиатров-инфекционистов России. «Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет». — М., 8—10 дек. — 2004. — С. 164—165. Klinicheskaya effektivnost peroralnoy regidratatsii pri OKI u de-tey gipoosmolyarnyim glyukozo-solevyim rastvorom «Gastrolit» [The clinical efficacy of oral rehydration at AEI in children gipoosmolyarnym de glucose-saline «tour»] / A.A. Novokshonov, N.V. Sokolova, O.N. Tihonova, O.Yu. Portnyih // Mat. Tretego kongressa pediatrov-infektsionistov Rossii. «Aktualnyie voprosyi in-fektsionnoy patologii u detey. Infektsiya i immunitet». M., 8—10 dek. — 2004. — S. 164—165. (In Russ.)

21. Новокшонов А.А. Пероральная регидратационная терапия при кишечных инфекциях у детей — новые стандарты состава солевых растворов / А.А. Новокшонов, Н.В. Соколова // Детские инфекции. — 2010. — Т. 9. — № 4. — С. 57—61. Novokshonov A.A. Peroralnaya regidratatsionnaya terapiya pri kishech-nyih infektsiyah u detey — novyie standartyi sostava solevyih rastvorov [Oral rehydration therapy for kishech-governmental infections in children — new standards for the composition of brines] / A. A. Novokshonov, N.V. Sokolova // Detskie Infektsii. — 2010. — Т 9. — № 4. — S. 57—61. (In Russ.)

22. Современная патогенетическая терапия острых кишечных инфекций у детей / Л.Н. Мазанкова, С.Г. Горбунов, Л.А. Павлова, Л.В. Бегиашвилли // Детские инфекции. — 2012. — Т. 11. — № 2. — С. 43—47. Sovremennaya patogeneticheskaya terapiya ostryih kishechnyih infektsiy u detey [Modern pathogenetic therapy of acute intestinal infections in children] / L.N. Mazankova, S.G. Gorbunov, L.A. Pavlova, L.V. Begiashvilli // Detskie Infektsii. — 2012. — Т. 11. — № 2. — S. 43—47. (In Russ.)

23. Мазанкова Л.Н. Совершенствование патогенетической терапии острых кишечных инфекций у детей раннего возраста / Л.Н. Мазанкова, С.Г. Горбунов, Л.А. Павлова // Лечение и профилактика. Инфекционные болезни. — 2013. — 4 (8). — С. 54—57. Mazankova L. N. Sovershenstvovanie patogeneticheskoy terapii ostryih kishechnyih infektsiy u detey rannego vozrasta [Improving the pathogenetic therapy of acute intestinal infections in infants] / L. N. Mazankova, S.G. Gorbunov, L.A. Pavlova // Lechenie i Profilaktika. Infektsionnyie Bolezni. — 2013. — 4 (8). — S. 54—57. (In Russ.)

24. Murtaza A., Zulfigar I., Khan S.R. et al. The benefits of the very early introduction of powdered rice and dried edible seeds (Dal Moong) in the oral regidratation solution during the treatment of acute infectious diarrhoea of infancy // Acta Paediatr Stockh. — 1987. — 76 : 861—4.

25. Tamura Z. Nutriology of Bifidobacteria. Bifidobacteria Microflora. — 1983. — 2 : 3—16.

26. Клинико-патогенетические аспекты применения раствора для оральной регидратации (ORS-200) при острых кишечных инфекциях у детей / Л.Н. Мазанкова и др. // Вопросы современной педиатрии. — 2005. — Т. 4. — № 5. Kliniko-patogeneticheskie aspektyi primeneniya rastvora dlya oralnoy regidratatsii (ORS-200) pri ostryih kishechnyih infektsiyah u detey [Clinical and pathogenetic aspects of oral rehydration solution (ORS-200) in acute intestinal infections in children] / L. N. Mazankova i dr. // Voprosyi Sovremennoy Pediatrii. — 2005. — Т. 4. — № 5. (In Russ.)

27. Многоцентровое исследование применения Lactobacillus GG с пероральным раствором для регидратации у детей с острой диареей [Multicenter trial of Lactobacillus GG to oral rehydration solution for children with acute diarrhea] / De Marco G., Guarino A., Passariello A., Manguso F. // Department of Paediatrics, University of Naples Federico II, Naples, Italy. — 2010. — http://medstrana.com/articles/682.

Пероральная регидратационная терапия при кишечных инфекциях у детей

■ М. В. Лрозловл и ар. Иммунологические аспекты эффективности бактериальных лизлтов в терапии хронического тонзиллита у аетей

ИМУДОН проявил активность как у детей с обострением хронического компенсированного тонзиллита, так и у детей с декомпенсированной формой заболевания, у которых использованные ранее методы лечения не были достаточно эффективными, что привело к необходимости последующей тонзиллэктомии.

Все это дает основания рекомендовать ИМУДОН для широкого применения в терапии хронического тонзиллита как у взрослых, так и у детей. При этом вопрос о перспективах применения ИМУДОНА в терапии хронического декомпенсированного тонзиллита может стать примером самостоятельного исследования.

Литература:

1. Рабинович И.М. Опыт клинического применения препарата «Имудон» при лечении заболеваний слизистой оболочки рта /

И.М.Рабинович, О.Ф. Рабинович//Клин. стоматология.— 2000. — № 2. — С. 64—65.

2. ChambazH. Etude clinique d’une immunothérapie polyvalente dans le traitement des parodontopathies // Chir. Dent. France. —

1974. — V. 44, № 209. — P. 41 —44.

3. Louise F. Action d’une therapeutique immunologique sur le developpement d’une gingivite experimentale chez L’homme // Chir. Dent. France. — 1981. — V. 51, № 100. — P. 79—85.

4. Mazeau G. Immunotherapie et aphtose. A propos des 52 observations / G. Mazeau, D. Yavordios//Gaz. Med. France.—

1975. — V. 82, № 22. — P. 2758—2764.

5. Гаращенко Т.И. Смесь лизатов бактерий для топического применения в профилактике и лечении хронического тонзиллита у детей / Т.И. Гаращенко, В.Г.Володарская //Вопр. совр. педиатрии. — 2009. — Т. 8, № 6.

6. Коррекция нарушений микробиоценоза полости рта у детей с хроническим тонзиллитом с помощью топического бактериального лизата / Е.П. Фошина, В.Б. Полищук, М.П. Костинов, Л.И. Краснопрошина // Вопр. совр. педиатрии. — 2007. — Т. 6, № 2.

Перорадьная регидратационная терапия при кишечных инфекциях у детей — новые стандарты состава солевых растворов

А. А. Новокшонов, Н. В. Соколова

ГОУ ВПО Российский ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ РОСЗДРАВА, МОСКВА

Показано преимущество проведения пероральной регидратации при острых кишечных инфекциях у детей гипоосмолярными растворами («гастролит», «Humana Электролит» и др.), в которых гипоосмолярность и оптимальное соотношение натрий/глюкоза, в отличие от гиперосмолярных растворов («регидрон»), способствует лучшему всасыванию воды из просвета кишечника, уменьшению объема испражнений и, соответственно, объема патологических потерь жидкости и электролитов со стулом. Включение в состав регидратационных растворов с пониженной осмолярностью таких лечебных компонентов, как экстракт фенхеля с тмином, экстракт ромашки, способствует более быстрому восстановлению функциональных нарушений и пищеварительной функции ЖКТ.

Ключевые слова: кишечные инфекции, эксикоз, пероральная регидратация, гипоосмолярные растворы, «Humana Электролит» УДК 616. 34-08

Контактная информация: Новокшонов Алексей Амосович — к.м.н., проф. каф. инфекционных болезней у детей РГМУ; 121309, Москва, ул. Б. Филевская, 1 1 /2, ДГКБ им. Г. Н. Сперанского; (499) 148-23-29

Peroral Rehydration Therapy of Intestinal Infections in Children — New Standards of Saline Solutions Composition

A. A. NOVOKSHONOV, N. V. SOKOLOVA

Russian State Medical University, Moscow

Advantage of peroral rehydration by hyposmolar solutions («Gastrolyte», «Humana Electrolyte» of and other) at acute intestinal infections in children is indicated. Their hyposmolarity and optimal proportion of sodium/ glucose, as opposed to hyperosmolar solutions («Regidron»), enhances better absorption of water from the lumen of the intestine and helps decrease the volume of excrements. Volume of pathological loss of liquid and electrolytes through excrements decreases accordingly. Inclusion of such medical components, as fennel and cumin extracts and extract of camomile in the composition of rehydration solutions with decreased osmola-rity, assists in more rapid recovery from functional disorders and in restoration of digestive function of gastrointestinal tract. Key words: intestinal infections, exicosis, peroral rehydration, hyposmolar solutions, Humana Electrolyt

В настоящее время острые кишечные инфекции (ОКИ) остаются во всем мире наиболее частыми заболеваниями, занимающими 2-ое место после острых респираторных инфекций. Только в США ежегодно регистрируется 375 млн эпизодов острой диареи, которые оказываются причиной 25% всех госпитализаций. По данным ВОЗ, от острых диарейных заболеваний ежегодно умирает более 4 млн детей и, в большинстве случаев, причи-

ной летального исхода является тяжелая форма дегидратации, осложняющая течение кишечных инфекций, особенно у детей раннего возраста [1]. В связи с этим, основой лечения ОКИ является максимально быстрое возмещение патологических потерь жидкости и электролитов с рвотой и испражнениями.

Выявление тесной взаимосвязи всасывания воды в кишечнике с транспортом натрия и глюкозы через ки-

■ А. А. Новокшонов, Н. В. Соколова. Пероральная региаратационная терапия при кишЕчных инфЕкииях у летей — новые станаарты

шечный эпителий, а также электролитный состав теряемой жидкости с испражнениями, послужили основанием для введения в 70-е годы прошлого столетия метода пе-роральной регидратации с использованием глюко-зо-солевого раствора, рекомендованного ВОЗ (натрия 90ммоль/л, калия 20ммоль/л, хлорида 80ммоль/л, гидрокарбоната 30ммоль/л, глюкозы 110 ммоль/л — осмолярность 330 мосм/л). В России метод перораль-ной регидратации при кишечных инфекциях с использованием рекомендуемых ВОЗ растворов (регидрон, глю-косолан и др. ) был внедрен в клиническую практику, начиная с 1986 года («Методические указания по проведению оральной регидратации у детей с ОКИ». Приложение к Приказу МЗ СССР № 998 от 28.07.86 г.). Пероральная регидратация глюкозо-солевыми растворами ВОЗ («ORS», от англ. «oral rehydration salts» — соли для оральной регидратации) используется как самостоятельный метод для успешной регидратации у 90% пациентов с обезвоживанием. Внедрение метода перо-ральной регидратации позволило уменьшить число случаев госпитализаций и курсов инфузионной терапии на 50—60%, а также уменьшить смертность от ОКИ на 40—50% [1].

Растворы ВОЗ (оралит, регидрон, глюкосолан и др.) эффективно устраняют обезвоживание организма, купируют метаболический ацидоз, уменьшают интоксикацию, но не оказывают положительного влияния на частоту и характер стула. Электролитный состав этих растворов соотносится с потерей натрия с испражнениями при холере, которая составляет 90—120 ммоль/л [2]. Однако, эти гиперосмолярные растворы были предложены ВОЗ также для лечения ОКИ бактериальной нехолерной и вирусной этиологии, в том числе и ротавирусной инфекции у детей, и до настоящего времени широко используются в РФ (регидрон). Однако большинство бактериальных и вирусных возбудителей ОКИ в развитых странах Европы (в том числе и России) вызывают диарею с потерей натрия лишь 50—60 ммоль/л [3]. Кроме того, в основе этиопатогенеза и пускового механизма диареи при бактериальных ОКИ «инвазивного» и вирусных инфекциях «осмотического» типа лежит нарушение всасывания воды из кишечника из-за гиперосмолярности химуса за счет дисахаридазной недостаточности или накопления в просвете кишечника осмотически активных продуктов воспаления и нарушенного пищеварения. Поэтому, исходя из патогенетических механизмов развития диареи, использование растворов ВОЗ с повышенной осмолярно-стью (регидрон — 330мосм/л), при большинстве бактериальных и особенно при вирусных диареях, не рационально.

По данным ВОЗ, ежегодно в мире регистрируется более 180 млн заболеваний ротавирусной инфекцией и около 800 тыс. из них с летальным исходом. Рота- и но-ровирусы человека в настоящее время — основная причина развития тяжелого обезвоживания в раннем детском возрасте. На их долю приходится до 40—60% слу-

чаев диареи, требующих госпитализации и проведения неотложных мероприятий. По результатам наших исследований, проведенных совместно с НИИ эпидемиологии МЗ РФ с использованием метода ПЦР диагностики, в период наибольшего подъема заболеваемости (декабрь-февраль) удельный вес ОКИ вирусной этиологии достигал 73—88% от всех госпитализированных больных в кишечное отделение ДГКБ № 9 им. Г. Н. Сперанского г. Москвы.

Таким образом, широкое распространение и значительный удельный вес в последние годы ОКИ вирусной этиологии, при которых в этиопатогенезе развития диареи и дегидратации немаловажное значение имеет гипе-росмолярность химуса, послужило основанием для разработки новых изо- или гипоосмолярных растворов для пероральной регидратации. Европейским Обществом детской гастроэнтерологии и питания (ESPGAN) был разработан и рекомендован новый раствор для оральной регидратации с уменьшенным содержанием натрия, глюкозы и пониженной осмолярностью (натрия — 60 ммоль/л, калия — 20 ммоль/л, цитрата натрия — 10 ммоль/л, глюкозы — 74—111 ммоль/л, осмолярность — 200—250 мосм/л). По данным экспертов ESPGAN, соотношение натрий/ глюкоза 60 ммоль/л/90 ммоль/л является оптимальным для всасывания воды и позволяет уменьшить осмотическую нагрузку на кишечник [4, 5]. Раствор ESPGAN имеет более приятный вкус, так как содержит меньше хлорида натрия (60 ммоль/л), чем стандартный раствор ВОЗ (90 ммоль/л), и, что особенно важно, является эффективным и безопасным для новорожденных детей. В то время как высокое содержание натрия в растворах ВОЗ создает риск развития гипернатриемической дегидратации и повышения летальности, особенно у детей грудного возраста.

В последние годы проводятся крупномасштабные клинические исследования по изучению регидратирующей эффективности новых растворов ESPGAN в сравнении со стандартными растворами ВОЗ. Так, американский исследователь Seokyung Hahn в 2001 году провел мета-анализ 15 рандомизированных контролируемых сравнительных исследований в исследовательских центрах Египта, Индии, Бангладеш, Мексики, Перу, США, Колумбии и Вьетнама у 2397 детей, больных ОКИ. Автор пришел к выводу, что у детей, принимавших раствор ESPGAN, в отличие от раствора ВОЗ, реже возникала необходимость в переходе на инфузионную терапию, диарея и рвота были менее выраженными, не возникало и клинически значимой гипонатриемии, за исключением случаев холеры [6].

Для усиления эффекта от проведения оральной регидратации в современные гипоосмолярные растворы вводят дополнительные компоненты, обладающие лечебным действием — экстракт фенхеля («Humana Электролит», Германия), экстракт ромашки («Гастролит», Польша), кремний («Гидровит», Германия), морковно-рисо-

вый отвар («ORS-200», Австрия), а также ибупрофен, ацетилсалициловую кислоту, цинк и др. [7—10]. Электролитный состав препарата «гастролит» полностью соответствует рекомендациям ESPGAN (натрий — 60 ммоль/л, глюкоза — 80 ммоль/л, калий — 20 ммоль/л, бикарбонат — 30 ммоль/л, осмолярность — 240мосм/л). Экстракт ромашки, входящий в состав препарата, оказывает умеренное антисептическое, противовоспалительное и спазмолитическое действие. Один пакетик препарата предназначается для растворения в 200 мл горячей воды (для получения лечебного действия настоя ромашки).

В настоящее время на отечественном рынке препарат «гастролит» отсутствует, для проведения пероральной регидратации широко используются гипоосмолярные смеси — «Humana Электролит с фенхелем» для детей с первых дней жизни, а также взрослых и «Humana Электролит» со вкусом банана — для детей с 3-х лет жизни и взрослых («Humana GmbH», Германия). «Humana Электролит» с успехом применяется для коррекции водно-электролитного и энергетического баланса при диареях любой этиологии в Германии и других странах с 1987 года. Электролитный состав регидратационных смесей «Humana Электролит» полностью соответствует всем требованиям и рекомендациям Европейского общества детской гастроэнтерологии и питания (ESPGAN) и ВОЗ. Форма выпуска — порошок для приготовления раствора для приема внутрь в пакетиках по 6,25 г. Для приготовления раствора необходимо содержимое 1 пакетика растворить в 250 мл теплой кипяченой воды или чая. Определенным преимуществом «Humana Электролит с фенхелем» (188 мосм/л) и «Humana Электролит» со вкусом банана (230 мосм/л) перед раствором «Регидрон» (330 мосм/л) является оптимальное соотношение натрий/глюкоза — 60 ммоль/л/86 ммоль/л и гипоос-молярность, что обеспечивает эффективное всасывание воды в кишечнике и более быстрое купирование симптомов дегидратации. Содержание натрия 60 ммоль/л соответствует среднему числу потерь натрия при кишечных инфекциях нехолерной этиологии. Содержание калия 20 ммоль/л соответствует требованиям ВОЗ и способствует профилактике гипокалиемии при диарее.

Достоинством и преимуществом «Humana Электролит» является также то, что сбалансированное сочетание глюкозы и мальтодекстрина, включенных в состав смесей, обеспечивает оптимальную энергетическую ценность растворов (80 ккал/330 кДж). Мальтодекстрин, представляя собой смесь глюкозы, мальтозы и декстрина, всасывается значительно медленее, чем простые углеводы. Глюкоза, освобождающаяся при медленном расщеплении мальтодекстрина в пищеварительном тракте, всасывается в кровь постепенно, тем самым обеспечивая ткани в течение продолжительного времени необходимыми углеводами и энергией. Таким образом, регидратационная терапия растворами «Humana Электролит» предупреждает потери ребенком массы тела в фазе регидратации и

■ А. А. Новокшонов, Н. В. СОКОЛОВА. ПЕРОРАЛЬНАЯ РЕГИЛРАТАЦИОННАЯ ТЕРАПИЯ при кишЕчных инфЕкииях У ЛЕТЕй — НОВЫЕ СТАНЛАРТЫ

позволяет избежать побочных эффектов, вызванных голоданием и его влиянием на обмен веществ и функцию пищеварения.

Мальтодекстрин обладает меньшей осмолярностью по сравнению с глюкозой, поэтому частичное замещение глюкозы на мальтодекстрин снижает осмолярность раствора и, следовательно, осмотическую нагрузку на кишечник.

Также мальтодекстрин обладает бифидогенным действием, способствуя восстановлению и росту нормальной микрофлоры кишечника.

Кроме того, в состав «Humana Электролит» для детей с первых дней жизни включены экстракт и масло фенхеля, экстракт тмина, обладающие и лечебным действием. Фенхель известен своим ветрогонным действием (эффективно снижает газообразование в кишечнике), способствует уменьшению кишечных колик и спазмов. Тмин улучшает аппетит, способствует пищеварению, обладает ветрогонным и спазмолитическим действием, в том числе на мускулатуру кишечника. То есть, при регидратационной терапии раствором «Humana Электролит» следует ожидать, по сравнению с широко используемым в РФ раствором «регидрон», и более быстрое купирование функциональных нарушений со стороны ЖКТ — рвоты, явлений метеоризма, абдоминальных болей. В отличие от раствора «регидрон», гипоосмолярные смеси «Humana Электролит» являются оптимальными и для проведения регидратационной терапии вирусных диарей, при которых в основе этиопа-тогенеза диареи лежит гиперосмолярность химуса за счет дисахаридазной недостаточности и явлений метеоризма.

В наших исследованиях было проведено сравнительное изучение клинической эффективности оральной ре-гидратации раствором «регидрон» и присутствующим на момент исследования на российском рынке гипоосмоляр-ным раствором «гастролит» у 60 больных ОКИ в возрасте от 6 мес. до 14 лет с легкими (38,3%), среднетяжелыми (55%) и тяжелыми (6,7%) формами заболевания. В большинстве случаев ОКИ протекали по типу энтерита или гастроэнтерита (80%), в 50% случаев установлен «осмотический» тип диареи, у 28,3% больных — «инвазивный» и в 21,7% случаев — «секреторный» тип. Клинические проявления дегидратации 1-й степени имели место в 43,3% и 2-ой степени — в 1 8,3% случаев.

Необходимый объем жидкости для проведения перо-ральной регидратации рассчитывался согласно последним рекомендациям ВОЗ в зависимости от возраста и массы тела ребенка [8,11,12]. Дети грудного возраста в течение первых 4—6 часов получали объем жидкости, равный 50—100 мл/кг массы тела, затем по 10мл/кг после каждого жидкого стула. Дети с 1 до 3-х лет — по 50 мл/кг массы тела, далее по 10 мл/кг веса ребенка после каждого жидкого стула; старше 3-х лет — в течение первых 4 часов — 500 мл, далее по 100—200 мл после

каждого жидкого стула. При расчете необходимого объема регидратационной терапии также учитывалась и физиологическая потребность в жидкости в зависимости от массы тела ребенка. Основная потребность в жидкости при массе тела до 1 0 кг составляет 1 00 мл/кг; 1 0— 20 кг — 1500 мл + 20 мл на каждый кг свыше 10; более 20 кг — 1500 мл + 20 мл на каждый кг свыше 20 кг.

Согласно методическим указаниям по проведению оральной регидратации у детей с ОКИ 1-й этап регид-ратационной терапии (ликвидация существующего дефицита массы тела) составляет 6 часов. Предлагаемая формула расчета необходимого объема жидкости на 1-й этап не предусматривает продолжающихся патологических потерь за этот отрезок времени. ВОЗ рекомендует сократить продолжительность 1-го этапа до 4 часов и добавить в формулу расчета дополнительный коэффициент на возможные патологические потери. В наших исследованиях при гастроэнтеритах с частотой стула более 10 раз в сутки и наличии эксикоза 2-й степени, расчет жидкости в мл на первый этап пероральной ре-гидратации (первые 4 часа) проводился согласно рекомендуемой ВОЗ формуле.

, (М (кг)Х Р X 10 )Х 4/3 мл/час = -—-———-—

где дополнительный коэффициент 4/3 позволяет определить объем жидкости, включающий и возможные патологические потери во время проведения первого этапа ре-гидратационной терапии для полной ликвидации существующего дефицита массы тела.

Установлено, что в группе больных, получавших перо-ральную регидратацию гипоосмолярным раствором «гастролит» с экстрактом ромашки (30 детей), по сравнению с группой, получавшей «регидрон» (30 детей), быстрее исчезают симптомы токсикоза с эксикозом (на 2-е сутки — в 94,4 и 68,4% случая соответственно), рвота, болевой и диарейный синдромы (3,07 + 0,27 против 4,06 + 0,32 дня соответственно, р< 0,05), а также явления метеоризма и патологические примеси в стуле. Средняя продолжительность острого периода заболевания при лечении раствором «регидрон» составила 3,27 + 0,31 дня, в то время как лечении гипоосмолярным раствором «гастролит» — 2,27 ± 0,15 дня (р<0,01).

Таким образом, результаты наших исследований полностью подтверждают положение о том, что гипоосмо-лярность и оптимальное соотношение натрий/глюкоза гипоосмолярных регидратационных растворов, в отличие от гиперосмолярных («регидрон»), способствуют лучшему всасыванию воды из просвета кишечника, уменьшению объема испражнений и, соответственно, объема патологических потерь жидкости и электролитов со стулом. Это в свою очередь позволяет быстрее купировать дегидратацию и уменьшить общий объем регидратационной терапии, особенно при токсикозе с эксикозом 2-й степени и вирусных диареях.

■ А. А. Новокшонов, Н. В. Соколова. Пероральная региаратанионная терапия при кишЕчных инфЕкииях у аетей — новые станаарты

Кроме того, включение в состав регидратационных растворов с пониженной осмолярностью дополнительных компонентов, таких как экстракт фенхеля с тмином, экстракта ромашки и пр. , оказывает дополнительное лечебное действие, способствуя более быстрому восстановлению морфофункциональных нарушений и пищеварительной функции ЖКТ, купированию рвоты, явлений метеоризма и абдоминальных болей.

Литература:

1. Mahalanabis D. Development of an Improved Formulation of oral Regidratation Salts (ORS) with Antidiarrhoeal and nutritional Properties: A «Super ORS». In: Development of Vaccines Drags against Diarrhoea / J. Holmgren, A. Lindberg & R. Mollmy (Eds) // 11th Nobel Conference, Stockholm., 1985. — Lund, Sweden: Studentliteratur, 1986. — P. 240—256.

2. Murphy M.S. Guidelines for managing acute gastroenteritis, based on a systematic review of published research // Arch. Dis. Child. — 1998. — V. 79. — P. 279—284.

3. Sack D.A. Oral regidratation in rotavirus diarrhea: a duble blind comparison of sucrose with glucose electrolyte solution / D. A. Sack, A. Chowdbury, F.A. Euso // Lancet. — 1978. — V. 11. — Р. 80—82.

4. Recommendations for composition of oral regidratation solution from the children of Europe. Report of an ESPGAN working group / I. Booth et al. // J. Pediatr. Gastroenterol. Nuir. — 1992. — V. 14. — P. 115.

5. Wittenberg D.F. Oral rehydration therapy revisited / D.F. Wittenberg, S. Ramji, M. Broughton // Lancet. — 1991. — V. 337 (8744). — Р. 798—799.

6. Hahn S. Reduced osmolality oral rehydration solution for treating dehydration due to diarrhea in children: systematic review / S. Hahn, I. Kim, P. Gamer// BMJ. — 2001. — V. 323. — Р. 81 —85.

7. Ксионжик Я. Терапия острых кишечных инфекций у детей. Какой раствор для пероральной регидратации выбрать? // Детская гастроэнтерология и нутрициология. — 2003. — Т. 11, №20. — С. 1117—1118.

8. Diarrhea Treatment Guidelines Including new recommendations for the use of ORS and zinc supplementation For Clinic-Based Healthcare Workers. — USAID, 2005. — 47 p.

9. Oral rehydratation salts. Production of the new ORS. WHO/FCH/ CAH/06. 1. — WHO, 2006. — 88 p.

10. Diarrhea: Why children are still dying and what can be done. The United Nations Children’s Fund (UNICEF) / World Health Organization. — WHO, 2009. — 60 p.

11. Лечение диареи: Учебное пособие для врачей и других категорий медработников старшего звена. — ВОЗ, 2006. — 51с.

12. Острая диарея: Практические рекомендации Всемирной Гастроэнтерологической Организации (ВГО), 2008. — 42 с.

ИММУНОМОДУЛИРУЮШАЯ ТЕРАПИЯ ХЛАМИДИЙНОЙ ИНФЕКЦИИ У ДЕТЕЙ

Г. В. Санталова, Е. С. ГдсилинА, Е. А. КондоровА, О. В. Борисова

ГОУ ВПО Самарский государственный медицинский университет, ММУ ГБ № 5 г. Самары

В статье представлены возможности терапии иммуномодулирующими препаратами Инфлюцид и Иммунал хронической хлами-дийной инфекции у детей. На основании клинико-иммунологического обследования пациентов показаны результаты такого лечения. Проведение комплексной, в т. ч. иммуномодулирующей терапии с учетом стадий заболевания и с различными проявлениями соматической патологии на фоне инфекции привело к улучшению: уменьшились проявления иммунной недостаточности и количество рецидивов, что позволяет рекомендовать применение названных препаратов в лечении пациентов с хламидийной инфекцией.

Ключевые слова: хламидийная инфекция у детей, Инфлюцид, Иммунал, лечебно-профилактическая эффективность УДК 616. 9:579.84

Контактная информация: Санталова Галина Владимировна — д.м.н., проф. кафедры детских инфекций СамГМУ; 443099, Самара, ул. Водников, д. 28/30, кв. 44; (846) 994—75—38; [email protected]

immunomodulating therapy of chlamydia infection in children

G. V. SANTALOVA, E. S. GASILINA, E. A. KONDOROVA, O. V. BORISOVA

Samara State Medical University, City Hospital № 5, Samara

The article represents the therapeutic efficacy of the immunological preparations of Influcid and Immunal for children with chronic Chlamidia infection. The results of such treatment are shown on the basis of the clinico-immunological inspection of patients. Complex therapy including immunomodulatory therapy with regards of both stage of disease and of various displays of a somatic pathology on a background of infection resulted in improvement of their general condition — in the decreased displays of immune deficiency and number of relapses. Taking into account the results obtained, the authors recommend the named preparations for patients with chlamydia infection.

Key words: chlamydia infection in children, Influcid, Immunal, therapeutic-prophylaxis efficacy

Хламидийная инфекция (ХИ) остается значимой цию к хронизации (74%) и тяжелому течению с летальным проблемой педиатрической практики. Это обусловлено вы- исходом (12,9%) [1, 2]. Клиническую диагностику хлами-соким уровнем инфицированности и заболеваемости, а диоза затрудняют длительное бессимптомное течение, нетакже торпидным течением данной инфекции. Сегодня ХИ специфичность клинических проявлений, сложность трак-прочно заняла второе место после пневмококка в спектре товки лабораторных данных [3—6]. ХИ чаще развивается возбудителей пневмоний, которые нередко имеют тенден- на фоне сниженной иммунологической реактивности и са-

ее роль в клинической практике

1. Cardosoa F., Costab A., Senkusd E., et al. 3rd ESO–ESMO international consensus guidelines for Advanced Breast Cancer (ABC 3). Ann Oncol. 2017;28–1:16–33. Doi: 10.1093/annonc/mdw544.

2. Cardosoa F., Costab A., Senkusd E., et al. 3rd ESO–ESMO international consensus guidelines for Advanced Breast Cancer (ABC 3). Breast. 2017;31:244–59. Doi: 10.1016/j.breast.2016.10.001.

3. Partridge A.H., Rumble R.B., Carey L.A., et al. Chemotherapy and targeted therapy for women with human epidermal growth factor receptor 2-negative (or unknown) advanced breast cancer: American Society of Clinical Oncology clinical practice guideline. J Clin Oncol. 2014;32:3307–29. Doi: 10.1200/JCO.2014.56.7479.

4. Giordano S.H., Temin S., Kirshner J.J., et al. Systemic therapy for patients with advanced human epidermal growth factor receptor 2-positive breast cancer: American Society of Clinical Oncology clinical practice guideline. J Clin Oncol. 2014;32:2078–99. Doi: 10.1200/JCO.2013.54.0948.

5. Finn R.S., Crown J.P., Lang I., et al. The cyclindependent kinase 4/6 inhibitor palbociclib in combination with letrozole versus letrozole alone as first-line treatment of oestrogen receptor-positive, HER2-negative, advanced breast cancer (PALOMA-1/TRIO-18): A randomised phase 2 study. Lancet. Oncol. 2015;16:25–35.

6. Seah D.S., Luis I.V., Macrae E., et al. Use and duration of chemotherapy in patients with metastatic breast cancer according to tumor subtype and line of therapy. J Natl Compr Canc Netw. 2014;12:71–80.

7. Dufresne A., Pivot X., Tournigand C., et al. Impact of chemotherapy beyond the first line in patients with metastatic breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2008;107:275–79.

8. Dear R.F., McGeechan K., Jenkins M.C., et al. Combination versus sequential single agent chemotherapy for metastatic breast cancer. Cochrane Database Syst Rev. 2013;12:CD008792. Doi: 10.1002/14651858.CD008792.pub2.

9. Cardoso F., Bedard P.L., Winer E.P., et al. ESO-MBC Task Force. International guidelines for management of metastatic breast cancer: Combination vs sequential single-agent chemotherapy. J Natl Cancer Inst. 2009;101:1174–81. Doi: 10.1093/jnci/djp235.

10. Findlay M., von Minckwitz G., Wardley A. Effective oral chemotherapy for breast cancer: Pillars of strength. Ann Oncol. 2008;19:212–22.

11. Liu G., Franssen E., Fitch M.I., Warner E. Patient preferences for oral versus intravenous palliative chemotherapy. J Clin Oncol. 1997;15:110–15.

12. Schott S., Schneeweiss A., Reinhardt J., et al. Acceptance of oral chemotherapy in breast cancer patients — a survey study. BMC. Cancer. 2011;11:129. Doi: 10.1186/1471-2407-11-129.

13. Ruddy K., Mayer E., Partridge A. Patient adherence and persistence with oral anticancer treatment. CA Cancer J Clin. 2009;59:56–66. Doi: 10.3322/caac.20004.

14. Partridge A.H., Avorn J., Wang P.S., Winer E.P. Adherence to therapy with oral antineoplastic agents. J Natl Cancer Inst. 2002;94:652–61.

15. Goodin S., Griffith N., Chen B., et al. Safe handling of oral chemotherapeutic agents in clinical practice: Recommendations from an international pharmacy panel. J Oncol Pract. 2011;7:7–12.

16. Blum J.L., Barrios C.H., Feldman N., et al. Pooled analysis of individual patient data from capecitabine monotherapy clinical trials in locally advanced or metastatic breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2012;136:777–88. Doi: 10.1007/s10549-012-2288-x.

17. Aapro M., Finek J. Oral vinorelbine in metastatic breast cancer: A review of current clinical trial results. Cancer Treat Rev. 2012;38:120–26. Doi: 10.1016/j.ctrv.2011.05.005.

18. Oostendorp L.J., Stalmeier P.F., Donders A.R., et al. Efficacy and safety of palliative chemotherapy for patients with advanced breast cancer pretreated with anthracyclines and taxanes: A systematic review. Lancet. Oncol. 2011;12:1053–61. Doi: 10.1016/S1470-2045(11)70045-6.

19. O’Shaughnessy J.A., Kaufmann M., Siedentopf F. ,et al. Capecitabine monotherapy: Review of studies in first-line HER-2-negative metastatic breast cancer. Oncologist. 2012;17:476–84. Doi: 10.1634/theoncologist.2011-0281.

20. O’Shaughnessy J.A., Blum J., Moiseyenko V., et al. Randomized, open-label, phase II trial of oral capecitabine (Xeloda) vs. a reference arm of intravenous CMF (cyclophosphamide, methotrexate and 5-fluorouracil) as first-line therapy for advanced/metastatic breast cancer. Ann Oncol. 2001;12:1247–54.

21. Stockler M.R., Harvey V.J., Francis P.A., et al. Capecitabine versus classical cyclophosphamide, methotrexate, and fluorouracil as first-line chemotherapy for advanced breast cancer. J Clin Oncol. 2011;29:4498–504. Doi: 10.1200/JCO.2010.33.9101.

22. Kaufmann M., Maass N., Costa S.D., et al. First-line therapy with moderate dose capecitabine in metastatic breast cancer is safe and active: Results of the MONICA trial. Eur J Cancer. 2010;46:3184–91. Doi: 10.1016/j.ejca.2010.07.009.

23. Robert N. J., Diéras V., Glaspy J., et al. RIBBON-1: Randomized, double-blind, placebo-controlled, phase III trial of chemotherapy with or without bevacizumab for first-line treatment of human epidermal growth factor receptor 2-negative, locally recurrent or metastatic breast cancer. J Clin Oncol. 2011;29:1252–60. Doi: 10.1200/JCO.2010.28.0982.

24. Sparano J.A., Vrdoljak E., Rixe O., et al. Randomized phase III trial of ixabepilone plus capecitabine versus capecitabine in patients with metastatic breast cancer previously treated with an anthracycline and a taxane. J. Clin. Oncol. 2010;28:3256–63. Doi: 10.1200/JCO.2009.24.4244.

25. Talbot D.C., Moiseyenko V., Van Belle S., et al. Randomised, phase II trial comparing oral capecitabine (Xeloda) with paclitaxel in patients with metastatic/advanced breast cancer pretreated with anthracyclines. Br J Cancer. 2002;86:1367–72.

26.

27. Miller K.D., Chap L.I., Holmes F.A., et al. Randomized phase III trial of capecitabine compared with bevacizumab plus capecitabine in patients with previously treated metastatic breast cancer. J Clin Oncol. 2005;23:792–99.

28. Reichardt P., Von Minckwitz G., Thuss-Patience P.C., et al. Multicenter phase II study of oral capecitabine (Xeloda®) in patients with metastatic breast cancer relapsing after treatment with a taxane-containing therapy. Ann Oncol. 2003;14:1227–33.

29. Blum J.L., Jones S.E., Buzdar A.U., et al. Multicenter phase II study of capecitabine in paclitaxel-refractory metastatic breast cancer. J Clin Oncol. 1999;17:485–93.

30. Blum J.L., Dieras V., Lo Russo P.M., et al. Multicenter, Phase II study of capecitabine in taxane-pretreated metastatic breast carcinoma patients. Cancer. 2001;92:1759–68.

31. Freyer G., Delozier T., Lichinister M., et al. Phase II study of oral vinorelbine in first-line advanced breast cancer chemotherapy. J Clin Oncol. 2003;21:35–40.

32. Amadori D., Koralewski P., Tekiela A., et al. Efficacy and safety of navelbine oral (NBVO) in first line metastatic breast cancer. Eur J Cancer. 2001;37(6):Abstract 713.

33. Bartsch R., Pluschnig U., Wenzel C., et al. Oral vinorelbine in metastatic breast cancer: The Vienna experience. Ann Oncol. 2008;19(8):Abstract 160.

34. Blancas I., Morales S., Diaz N., et al. Efficacy and safety of oral vinorelbine in first or second-line metastatic breast cancer. J Clin Oncol. 2010;28(15):Abstract 1090.

35. Mansour M., Haddad N. Phase II study of single agent oral vinorelbine as a first line chemotherapy for metastatic breast cancer patients previously treated with adjuvant anthracyclines and/or taxanes. Proc 21st International Congress on Anti Cancer Treatment. 2010. Abstract 627.

36. Steger G.G., Dominguez A., Switsers O., et al. Phase II study evaluating oral vinorelbine as a single-agent as first-line chemotherapy for metastatic breast cancer patients with bone metastases (NORBREAST-228 Trial): First efficacy results. Ann Oncol. 2014;25(4):Abstract 403P.

37. Tubiana-Mathieu N., Bougnoux P., Becquart D., et al. Alloral combination of oral vinorelbine and capecitabine as first-line chemotherapy in HER2-negative metastatic breast cancer: An International Phase II Trial. Br. J. Cancer. 2009;101:232–37. Doi: 10.1038/sj.bjc.6605156.

38. Nolè F., Crivellari D., Mattioli R., et al. Phase II study of an all-oral combination of vinorelbine with capecitabine in patients with metastatic breast cancer. Cancer Chemother Pharmacol. 2009;64:673–80. Doi: 10.1007/s00280-008-0915-3.

39. Campone M., Dobrovolskaya N., Tjulandin S., et al. A three-arm randomized phase II study of oral vinorelbine plus capecitabine versus oral vinorelbine and capecitabine in sequence versus docetaxel plus capecitabine in patients with metastatic breast cancer previously treated with anthracyclines. Breast J. 2013;19:240–49. Doi: 10.1111/tbj.12098.

40. Tawfik H., Rostom Y., Elghazaly H. All-oral combination of vinorelbine and capecitabine as first-line treatment in HER2/Neu-negative metastatic breast cancer. Cancer Chemother Pharmacol. 2013;71:913–19. Doi: 10.1007/s00280-013-2082-4.

41. Finek J., Holubec L. Jr., Svoboda T., et al. A phase II trial of oral vinorelbine and capecitabine in anthracycline pretreated patients with metastatic breast cancer. Anticancer Res. 2009;29:667–70.

42. Delcambre C., Veyret C., Levy C., et al. A phase I/II study of capecitabine combined with oral vinorelbine as first or second line therapy in locally advanced or metastatic breast cancer. Breast Cancer Res Treat. 2005;94(67):Abstract 1081.

43. Jones A., O’Brien M., Sommer H., et al. Phase II study of oral vinorelbine in combination with capecitabine as second line chemotherapy in metastatic breast cancer patients previously treated with anthracyclines and taxanes. Cancer Chemother Pharmacol. 2010;65:755–63. Doi: 10.1007/s00280-009-1081-y.

44. Lorusso V., Spada M., Giampaglia M., et al. Oral vinorelbine plus capecitabine (oral vincap) combination in patients with advanced breast cancer (ABC). A phase II study of the GOIM (Gruppo Oncologico dell’Italia Meridionale). Ann Oncol. 2006;17:vii15–7.

45. von Minckwitz G., du Bois A., Schmidt M., et al. Trastuzumab beyond progression in human epidermal growth factor receptor 2-positive advanced breast cancer: A german breast group 26/breast international group 03-05 study. J Clin Oncol. 2009;27:1999–2006. Doi: 10.1200/JCO.2008.19.6618.

46. Cameron D., Casey M., Press M., et al. A phase III randomized comparison of lapatinib plus capecitabine versus capecitabine alone in women with advanced breast cancer that has progressed on trastuzumab: Updated efficacy and biomarker analyses. Breast Cancer Res Treat. 2008;112:533–43. Doi: 10.1007/s10549-007-9885-0.

47. Burstein H.J., Keshaviah A., Baron A.D., et al. Trastuzumab plus vinorelbine or taxane chemotherapy for HER2-overexpressing metastatic breast cancer: The trastuzumab and vinorelbine or taxane study. Cancer. 2007;110:965–72.

48. Andersson M., Lidbrink E., Bjerre K., et al. Phase III randomized study comparing docetaxel plus trastuzumab with vinorelbine plus trastuzumab as first-line therapy of metastatic or locally advanced human epidermal growth factor receptor 2-positive breast cancer: The HERNATA study. J Clin Oncol. 2011;29:264–71. Doi: 10.1200/JCO.2010.30.8213.

49. Bergen E. , Berghoff A.S., Rudas M., et al. Taxanes plus trastuzumab compared to oral vinorelbine plus trastuzumab in HER2- overexpressing metastatic breast cancer. Breast Care (Basel). 2014;9:344–48. Doi: 10.1159/000368330.

50. Andersson M., Lopez-Vega J.M., Petit T., et al. Interim safety and efficacy of pertuzumab, trastuzumab and vinorelbine for first-line (1L) treatment of patients (pts) with HER2-positive locally advanced or metastatic breast cancer (MBC). Ann Oncol. 2014;25(4):Abstract 361PD.

Пероральная сахароснижающая терапия больных сахарным диабетом 2 типа: тактика и ближайшие перспективы

Авторы:
Н.Д. Тронько, член-корреспондент НАН и АМН Украины; А.С. Ефимов, академик НАН и АМН Украины; С.Н. Ткач, к.м.н., Институт эндокринологии и обмена веществ им. В.П. Комиссаренко, г. Киев

Неинфекционная эпидемия сахарного диабета (СД), захлестнувшая население всех континентов планеты, особенно ее развитых стран, поразила 180 млн человек. Геометрическое прогрессирование заболеваемости СД делает весьма реальным неутешительный прогноз, согласно которому к 2025 г. этим заболеванием будет страдать почти треть миллиарда человек. 85-95% от этого числа составляют больные СД 2 типа – болезнью, поражающей человека
во второй половине его жизни – после 35-40 лет. Возникая исподволь, она с каждым годом все более и более напоминает о своем существовании прогрессирующим развитием осложнений, приводящих сначала к временному, а затем и к стойкому нарушению трудоспособности, а далее – к преждевременной смерти.

Нормализации диабетических обменных нарушений, компенсации заболевания как основной задаче лечения больного СД, снижающей риск развития его осложнений, способствуют диетотерапия, физическая активность, пероральные сахароснижающие препараты и инсулинотерапия.
Диета остается фундаментом лечения больных СД любой степени тяжести, однако если ее в сочетании с физической активностью для нормализации углеводного обмена недостаточно, необходимо назначение пероральных сахароснижающих средств.
В Украине более 800 тыс. человек страдают СД 2 типа, половина из них принимают пероральные сахароснижающие препараты, от качества эффективности и безопасности которых зависит их состояние здоровья. В связи с этим актуальной является разработка оптимальной тактики пероральной сахароснижающей терапии с самого начала назначения препаратов с последующей адекватной коррекцией применяемых средств с учетом индивидуальных особенностей течения болезни, наличия диабетических осложнений, сопутствующих заболеваний, возраста, пола больного и длительности СД.
В настоящее время в развитии СД 2 типа выделяют два ведущих взаимосвязанных звена: дефицит инсулина и инсулинорезистентность. Современная патогенетическая терапия СД 2 типа включает несколько основных направлений:
• стимуляция инсулиновой секреции;
• снижение инсулинорезистентности, торможение глюкогенеза и коррекция дислипидемии;
• замедление всасывания глюкозы из кишечника в кровяное русло.
При подходе к пероральной сахароснижающей терапии следует руководствоваться двумя основными принципами:
• принцип разумной достаточности, т. е. назначение препаратов, которые по диапазону своей эффективности адекватны степени нарушения углеводного и других видов обмена;
• дифференцированное применение всего спектра пероральных сахароснижающих препаратов с учетом их свойств и особенностей.
Соблюдение этих принципов позволит свести к минимуму сроки достижения компенсации заболевания и экономно распорядиться запасами эндогенного инсулина больного, не усугубив развитие осложнений СД и течения сопутствующих ему заболеваний.
Для реализации принципа разумной достаточности необходимо знание потенциальных возможностей основных направлений сахароснижающей терапии. Данные об эффективности современных сахароснижающих средств позволяют определить уровни гликемии, при которых назначаемая терапия еще может оказаться эффективной.
Начало СД может характеризоваться изолированным повышением препрандиальной (натощак) (в 6-40% случаев) или постпрандиальной гликемии (у 8-44% больных), или чаще их обеих (у 20-76% лиц). В связи с этим, если на фоне строгого соблюдения диеты уровень гликемии натощак превышает 6,1 ммоль/л, то это служит сигналом к назначению пероральных сахароснижающих средств.
Какова современная тактика применения пероральных сахароснижающих препаратов? В прошлом году Американской диабетической ассоциацией и Европейской ассоциацией по изучению СД был разработан алгоритм лечения СД 2 типа, согласно которому отсутствие нормогликемии при соблюдении диетотерапии и достаточной физической активности служит поводом к назначению первого перорального сахароснижающего препарата – метформина (рис. 1). Основанием к назначению метформина в качестве препарата первой линии послужили данные 20-летнего британского исследования UKPDS, согласно которому длительное применение метформина способствовало снижению смертности, ассоциированной с СД, риска инфаркта и инсульта на 39-42% (рис. 2).
При назначении метформина следует учитывать его дозозависимый эффект (рис. 3). Однако, кроме сахароснижающего эффекта препарата, важны его сосудистые и реологические эффекты, учитывая, что именно сосудистые осложнения являются ведущими при СД. Метформин ослабляет неблагоприятное действие на сосудистую систему окислительного стресса, снижает активность ХІІІ и VII факторов свертывания крови, а также процесс полимеризации волокон фибрина.
В дальнейшем, если монотерапия метформином недостаточно эффективна в гликемическом контроле и уровень гликозилированного гемоглобина превышает 7%, возможен выбор из трех антидиабетических препаратов следующего этапа терапии – выбор препарата производится индивидуально, в зависимости от конкретных задач назначаемого лечения. Наиболее эффективным (по данным многочисленных исследований) на сегодняшний момент является раннее назначение базального инсулина, его титрование до оптимальной дозы с целью достижения целевых значений гликемии, что стало возможным во многом благодаря единственному препарату базального инсулина с 24-часовым безпиковым профилем концентрации – Лантусу.
С точки зрения гипогликемической безопасности наиболее актуальны глитазоны – пероральные сахароснижающие препараты с низким риском развития гипогликемии. Целесообразность назначения глитазонов, в часности розиглитазона, в начальном периоде развития СД 2 типа обусловливают сведения об их регенерирующем влиянии на панкреатические островки Лангерганса-Соболева. Как показали длительные наблюдения, розиглитазон не имеет гепатотоксического действия.
Применение на данном этапе более мощных пероральных сахароснижающих препаратов, преимущественно влияющих на постпрандиальную гипергликемию, нерационально из-за чрезмерно раннего стимулирования секреции эндогенного инсулина, запасы которого пригодятся для последующих этапов лечения, когда действия вышеуказанных препаратов уже будет недостаточно.
Оптимальное соотношение свойств эффективности/безопасности препарата к стоимости лечения принадлежит хорошо зарекомендовавшему себя в современной диабетологии препарату сульфанилмочевины.
При выборе препарата сульфанилмочевины необходимо учитывать конкретные индивидуальные данные больного. Препарат должен:
• обладать достаточным сахароснижающим действием;
• хорошо переноситься больным;
• восстанавливать раннюю фазу секреции инсулина;
• экономно расходовать эндогенные запасы инсулина больного и соответственно сопровождаться минимальным риском развития вторичной сульфаниламидорезистентности;
• не провоцировать и не усугублять развитие диабетических осложнений и сопутствующих заболеваний.

Рис. 4. Розиглитазон – низкий риск гипогликемии

На первый взгляд, достаточной эффективностью в лечении больных СД 2 типа должны обладать все препараты сульфонилмочевины ІІ (гликвидон, глипизид, гликлазид, глибенкламид) и ІІІ (глимепирид) генераций, а также производное бензойной кислоты – репаглинид.
Эти препараты сравнимы по сахароснижающему эффекту, но по переносимости они не равнозначны (табл.). Глимепирид (амарил), гликлазид и глюренорм вызывают меньше побочных эффектов. Так, гипогликемические явления при применении амарила наблюдаются более чем в 10 раз реже, чем при лечении глибенкламидом.
Свойством восстанавливать раннюю фазу секреции инсулина обладают производные сульфонилмочевины (глимепирид и гликлазид), аналоги меглитинида – производное бензойной кислоты репаглинид и производное инсулотропной аминокислоты – натеглинид.
Эффективные сахароснижающие препараты должны противодействовать инсулинорезистентности и экономно расходовать эндогенные резервы инсулина для профилактики развития вторичной сульфаниламидорезистентности, которая ограничивает сроки эффективного использования пероральных сахароснижающих средств до 8-12 лет.
Поскольку одной из основных причин развития вторичной сульфаниламидорезистентности является истощение запасов инсулина в β- клетках поджелудочной железы больного, необходимо экономно их расходовать уже с самого начала терапии пероральными сахароснижающими препаратами. Этим требованиям могут отвечать препараты либо с глюкозозависимым гипогликемизирующим действием, либо с короткой длительностью панкреатического действия, либо с выраженным внепанкреатическим действием. К первым принадлежит амарил, глюкозозависимое действие которого было недавно доказано, ко вторым – гликвидон и репаглинид, к третьим – амарил, внепанкреатическое действие которого в 1,5 раза сильнее, чем у глибенкламида. Благодаря этому двойному механизму действия, амарил обеспечивает одинаковое с глибенкламидом снижение уровня глюкозы в крови при значительно меньшем (в 5 раз) выбросе эндогенного инсулина (рис. 5). Это важно в плане не только экономного использования эндогенного инсулина больного, но и атерогенного влияния гиперинсулинемии, которое при применении амарила ниже, чем при использовании других препаратов, стимулирующих инсулиновую секрецию.
Длительные клинические наблюдения показали, что благодаря сокращению времени стимуляции инсулиновой секреции вторичная сульфаниламидорезистентность при использовании короткодействующего препарата гликвидона возникает реже по сравнению с глибенкламидом: 1,1% в год против 5%.
Более выраженное по сравнению с глибенкламидом внепанкреатическое действие амарила, а также его более короткий период связывания с рецептором β- клеток, запускающим механизм экзоцитоза инсулина, позволяет также предполагать, что при использовании амарила сульфаниламидорезистентность будет возникать реже. Соответственно время эффективного использования препарата будет дольше, что позволит отсрочить необходимость перехода на более дорогостоящую инсулинотерапию.

Продолжение в следующем номере.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ

26. 02.2021

Ендокринологія

Метаболічний синдром у міждисциплінарному аспекті: нові погляди на стару проблему

Наприкінці минулого року відбулася науково-практична онлайн-конференція з міжнародною участю «Метаболічний синдром у міждисциплінарному аспекті: нові погляди на стару проблему». Свою думку щодо проблем метаболічного синдрому (МС) та ожиріння представили провідні фахівці різних спеціальностей, яким доводиться мати справу з такими пацієнтами….

26.02.2021

Ендокринологія

Автоімунний тиреоїдит у практиці сімейного лікаря: поради ендокринолога

За останні 20 років поширеність патології щитоподібної залози (ЩЗ) в Україні зросла більш ніж у 2,5 раза. Як свідчить офіційна статистика, під спостереженням ендокринологів перебувають 4,7 млн пацієнтів, які страждають на захворювання ЩЗ. Однак експерти вважають, що ці дані не є об’єктивними через гіподіагностику (Вернигородський В.С.). Водночас у лікарів первинної ланки чимало питань щодо раннього виявлення та лікування гіпо- й гіпертиреозу, автоімунного тиреоїдиту (АІТ), ведення вагітності за наявності патології ЩЗ, необхідності терапії в разі субклінічних порушень тиреоїдної функції….

Пероральная терапия препаратом терифлуномид (Aubagio(*)) значительно снижает число рецидивов, приводящих к госпитализации пациентов с рассеянным склерозом — Новости Видаль

Санофи и Джензайм — компания, входящая в ее состав, объявили новые данные базового исследования III фазы TEMSO (TEriflunomide Multiple Sclerosis Oral – Терифлуномид для перорального применения против рассеянного склероза), подтверждающие, что применение терифлуномида перорально один раз в сутки позволяет значительно снизить годовую частоту рецидивов, приводящих к госпитализации. Новые данные также подтвердили профиль безопасности и эффективности терифлуномида в течение более чем шестилетнего срока, прошедшего после начальной рандомизации. В программе пятого Объединенного конгресса Европейского и Американского Комитета по лечению и исследованиям в области рассеянного склероза, проводимого один раз в три года (ECTRIMS/ACTRIMS) (в этом году – в Амстердаме (Нидерланды)) значится пятнадцать презентаций, посвященных терифлуномиду.

Также компании объявили сегодня о том, что Управление по пищевым продуктам и лекарственным средствам США приняло на рассмотрение заявку Санофи на регистрацию нового препарата (NDA), в которой терифлуномид для перорального применения заявлен для лечения пациентов с рецидивирующими формами рассеянного склероза (РС). Санофи ожидает подать заявку на регистрацию в Европейское агентство по пищевым продуктам (ЕМА) в первом квартале 2012 г.

«Новые результаты исследования TEMSO показали, что терифлуномид в дозе 7 мг и 14 мг способен снизить тяжесть рецидивов, которая оценивалась по ежегодному числу рецидивов, приводящих к госпитализации, а также  обеспечивал обнадеживающие долгосрочные результаты с точки зрения безопасности и эффективности», — заявил профессор Пол О’Коннор (Paul O’Connor), директор клиники  по лечению РС и госпиталя Св. Майкла в Торонто (Канада) и ведущий исследователь в рамках TEMSO.

Новый анализ post-hoc показал, что у пациентов, получавших терифлуномид, ежегодная частота рецидивов, приводящих к госпитализации, была значительно, на 36% (р = 0,015) ниже при применении препарата в дозе 7 мг и на 59% (р терифлуномид значительно снижает ежегодную частоту визитов в отделения скорой помощи (визит в медицинское учреждение/больницу для получения экстренной помощи, не приводящий к госпитализации), на 42% (р = 0,004) в группе получавших препарат в дозе 14 мг и приводит к снижению в числовом выражении на 31% (р = НЗ) в группе получавших препарат в дозе 7 мг, по сравнению с плацебо.

«Дополнительные данные, представленные во время конгресса ECTRIMS, еще раз подтверждают потенциал терифлуномида в качестве нового средства пероральной терапии, принимаемого один раз в сутки и способного значительно снизить число рецидивов, требующих госпитализации пациентов, страдающих от этой сложной и непредсказуемой болезни и нуждающихся в более безопасных и эффективных средствах терапии», — отметил доктор Элиас Зеруни (Elias Zerhouni), Президент по глобальным исследованиям и разработкам Санофи.

На конгрессе были также представлены долгосрочные данные о безопасности и эффективности терифлуномида. Результаты расширенного исследования TEMSO показали, что терифлуномид в обоих дозировках хорошо переносился в течение шести лет после изначальной рандомизации, и его профиль безопасности соответствовал таковому в рамках основного двухлетнего исследования. Благоприятные эффекты терифлуномида в разрезе клинических и МРТ-параметров в исследовании TEMSO сохраняются  в течение пяти лет после изначальной рандомизации.

Помимо расширения исследования TEMSO были представлены данные о долгосрочной эффективности и безопасности по результатам периода последующего наблюдения исследования II фазы. Новые результаты показали, что терифлуномид хорошо переносится после девяти лет непрерывной терапии, а его профиль безопасности соответствует профилю безопасности, отмечавшемуся после 36 недель начальной терапии в рамках двойной-слепой фазы. Снижение активности болезни, наблюдавшееся на фоне терапии терифлуномидом в рамках начального исследования, сохранялись до восьми лет терапии.

 

Пероральные фторпиримидины в предоперационной химиолучевой терапии больных операбельным раком прямой кишки | Барсуков

1. van Gijn W., Marijnen C.A., Nagtegaal I.D. et al. Preoperative radiotherapy combined with total mesorectal excision for resectable rectal cancer: 12-year follow-up of the multicentre, randomised controlled TME trial. Lancet Oncol 2011;12(6):575–82.

2. Folkesson J., Birgisson H., Pahlman L. et al. Swedish Rectal Cancer Trial: long lasting benefits from radiotherapy on survival and local recurrence rate. J Clin Oncol 2005;23(24):5644–50.

3. Sebag-Montefiore D., Stephens R.J., Steele R. et al. Preoperative radiotherapy versus selective postoperative chemoradiotherapy in patients with rectal cancer (MRC CR07 and NCIC–CTG C016): a multicentre, randomised trial. Lancet 2009;373(9666):811–20.

4. Quirke P., Steele R., Monson J. et al. Effect of the plane of surgery achieved on local recurrence in patients with operable rectal cancer: a prospective study using data from the MRC CR07 and NCIC-CTG CO16 randomised clinical trial. Lancet 2009;373(9666):821–8.

5. Koukourakis M.I., Simopoulos C., Pitiakoudis M. et al. Hypofractionated accelerated radiotherapy, cytoprotection and capecitabine in the treatment of rectal cancer: a feasibility study. Anticancer Res 2008;28(5B): 3035–40.

6. Gray L.H., Conger A.D., Ebert M. et al. The concentration of oxygen dissolved in tissues at the time of irradiation as a factor in radiotherapy. Br J Radiol 1953;26(312):638–48.

7. Дарьялова С.Л., Поляков П.Ю., Киселева Е.С. и др. Метронидазол при лучевом лечении злокачественных новообразований. Медицинская радиология 1986;(7):6–13. [Dar, yalova S.L., Polyakov P.Yu., Kiseleva Е.S. et al. Меtronidazole in the radiation therapy of malignant tumors. Meditsinskaya radiologiya = Меdical Radiology 1986;(7): 6–13. (In Russ.)].

8. Coleman C.N., Turrisi A.T. Radiation and chemotherapy sensitizers and protectors. Crit Rev Oncol Hematol 1990;10(3):225–52.

9. Бердов Б.А., Невольских А.А., Ерыгин Д.В., Титова Л.Н. Лечение местнораспространенного рака прямой кишки. Вопросы онкологии 2007;5(53):578–83. [Berdov B.А., Nevol, skikh А.А., Еrygin D.V., Тitova L.N. Treatment of the local rectal cancer. Voprosy onkologii = Oncology Issues 2007;5(53):578–83. (In Russ.)].

10. Ерыгин Д.В., Бердов Б.А., Невольских A.A. и др. Местно-распространенный рак прямой кишки – пути улучшения результатов лечения. В сб.: Материалы I съезда колопроктологов СНГ. Ташкент, 2009. С. 149–50. [Еrygin D.V., Berdov B.А., Nevol, skikh A.A. et al. Local rectal cancer – ways of treatment results, improvement. In: Маterials of the I conference of CIS coloproctologists. Таshkent, 2009. Рр. 149–50. (In Russ.)].

11. Голдобенко Г.В. Лучевая терапия в клинической онкологии: достижения, проблемы и перспективы. Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН 1999;10(1):3–7. [Goldobenko G.V. Radial therapy in clinical oncology: achievements, problems and prospects. Vestnik RONC im. N.N. Blokhina RAMN = Herald of N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center of RAMS. 1999;10(1):3–7. (In Russ.)].

12. Ткачев С.И., Нечушкин М.И., Юрьева Т.В. и др. Развитие методов лучевого лечения в начале XXI века в ГУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина» РАМН. Вестник Российской академии медицинских наук 2007;(10):9–13. [Тkachev S.I., Nechushkin М.I., Yur, eva Т.V. et al. Development of radial treatment methods in the beginning of the XXI century in the SE N.N. Blokhin Russian Cancer Research Center RAMS. Vestnik Rossiyskoy akademii meditsinskih nauk = Herald of the Russian Academy of Medical Science 2007;(10):9–13. (In Russ.)].

13. Steel G.G. The search for therapeutic gain in the combination of radiotherapy and chemotherapy. Radiother Oncol 1988;11(1):31–53.

14. Steel G.G., Peckham M.J. Exploitable mechanisms in combined radiotherapy-chemotherapy: the concept of additivity. Int J Radiat Oncol Biol Phys 1979;5(1):85–91.

15. Кныш В.И. Клиническое течение, диагностика и современное состояние лечения рака прямой кишки. Автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 1979. [Knysh V.I. Clinical treatment, diagnosis and modern status of the rectal cancer treatment. Аuthor,

16. s abstract of thesis … of doctor of medical sciences. Мoscow, 1979. (In Russ.)].

17. Bosset J.F., Calais G., Mineur L. et al. Enhanced tumorocidal effect of chemotherapy with preoperative radiotherapy for rectal cancer: preliminary results – EORTC 22921. J Clin Oncol 2005;23(24):5620–7.

18. Bosset J.F., Collette L., Calais G. et al. Chemotherapy with preoperative radiotherapy in rectal cancer. N Engl J Med 2006;355(11):1114–23.

19. Gérard J.P., Conroy T., Bonnetain F. et al. Preoperative radiotherapy with or without concurrent fluorouracil and leucovorin in T3–4 rectal cancers: results of FFCD 9203. J Clin Oncol 2006;24(28):4620–5.

20. Rischin D., Peters L., Fisher R. et al. Tirapazamine, Cisplatin, and Radiation versus Fluorouracil, Cisplatin, and Radiation in patients with locally advanced head and neck cancer: a randomized phase II trial of the Trans-Tasman Radiation Oncology Group (TROG 98.02). J Clin Oncol 2005;23(1):79–87.

21. Kjellström J., Kjellén E., Johnsson A. In vitro radiosensitization by oxaliplatin and 5-fluorouracil in a human colon cancer cell line. Acta Oncol 2005;44(7):687–93.

22. Barsukov Y.A., Gordeyev S.S., Tkachev S.I. et al. Phase II study

23. of concomitant chemoradiotherapy with local hyperthermia and metronidazole for locally advanced fixed rectal cancer. Colorectal Dis 2013;15(9):1107–14.

24. Ярмоненко С.П. Полирадиомодификация как новый подход к повышению эффективности лучевой терапии опухолей. В кн.: Радиомодификаторы в лучевой терапии опухолей. Обнинск, 1982. С. 126–7. [Yarmonenko S.P. Polyradiomodification as new approach to the enhancement of the efficiance of the radial therapy of tumors. In: Radiomodificators in the radial therapy of tumors. Оbninsk, 1982. Pp. 126–7. (In Russ.)].

25. Hahn G.M., Shiu E.C. Effect of pH and elevated temperatures on the cytotoxicity of some chemotherapeutic agents on Chinese hamster cells in vitro. Cancer Res 1983; 43(12 Pt 1):5789–91.

26. Miller R.C., Richards M., Baird C. et al. Interaction of hyperthermia and chemotherapy agents; cell lethality and oncogenic potential. Int J Hyperthermia 1994;10(1):89–99.

27. Takemoto M., Kuroda M., Urano M. et al. The effect of various chemotherapeutic agents given with mild hyperthermia on different types of tumours. Int J Hyperthermia 2003;19(2):193–203.

28. Meyer D.E., Kong G.A., Dewhirst M.W. et al. Targeting a genetically engineered elastin-like polypeptide to solid tumors by local hyperthermia. Cancer Res 2001;61(4):1548–54.

29. Ohno S., Siddik Z.H., Kido Y. et al. Thermal enhancement of drug uptake and DNA adducts as a possible mechanism for the effect of sequencing hyperthermia on cisplatininduced cytotoxicity in L1210 cells. Cancer Chemother Pharmacol 1994;34(4):302–6.

30. Fujiwara K., Kohno I. , Sekiba K. Therapeutic effect of hyperthermia combined with chemotherapy on vulvar and vaginal carcinoma. Acta Med Okayama 1987;41(2):55–62.

31. de la Torre A., García-Berrocal M.I., Arias F. et al. Preoperative chemoradiotherapy for rectal cancer: randomized trial comparing oral uracil and tegafur and oral leucovorin vs. intravenous 5-fluorouracil and leucovorin. Int J Radiat Oncol Biol Phys 2008;70(1):102–10.

32. Glynne-Jones R., Dunst J., SebagMontefiore D. The integration of oral capecitabine into chemoradiation regimens for locally advanced rectal cancer: how successful have we been? Ann Oncol 2006;17(3):361–71.

33. Kim J.S., Kim J.S., Cho M.J. et al. Comparison of the efficacy of oral capecitabine versus bolus 5-FU in preoperative radiotherapy of locally advanced rectal cancer. J Korean Med Sci 2006;21(1):52–7.

34. Byfield J.E. 5-Fluorouracil radiation sensitization – a brief review. Invest New Drugs 1989;7(1):111–6.

35. Ojima E., Inoue Y., Watanabe H. et al. The optimal schedule for 5-fluorouracil radiosensitization in colon cancer cell lines. Oncol Rep 2006;16(5):1085–91.

36. Sawada N., Ishikawa T., Sekiguchi F. et al. X-ray irradiation induces thymidine phosphorylase and enhances the efficacy of capecitabine (Xeloda) in human cancer xenografts. Clin Cancer Res 1999;5(10):2948–53.

37. Lawrence T.S., Burke R., Davis M.A. Lack of effect of TP53 status on fluorodeoxyuridinemediated radiosensitization. Radiat Res 2000;154(2):140–4.

38. Hwang H.S., Davis T.W., Houghton J.A. et al. Radiosensitivity of thymidylate synthasedeficient human tumor cells is affected by progression through the G1 restriction point into S-phase: implications for fluoropyrimidine radiosensitization. Cancer Res 2000;60(1):92–100.

39. Davis M.A., Tang H.Y., Maybaum J., Lawrence T.S. Dependence of fluorodeoxyuridine-mediated radiosensitization on S phase progression. Int J Radiat Biol 1995;67(5):509–17.

40. Lawrence T.S., Davis M.A., Loney T.L. Fluoropyrimidine-mediated radiosensitization depends on cyclin E-dependent kinase activation. Cancer Res 1996;56(14):3203–6.

41. Yoshikawa R., Kusunoki M., Yanagi H. et al. Dual antitumor effects of 5-fluorouracil on the cell cycle in colorectal carcinoma cells: a novel target mechanism concept for pharmacokinetic modulating chemotherapy. Cancer Res 2001;61(3):1029–37.

42. Олтаржевская Н.Д. Патент № 2352359 «Способ создания композиции для доставки лекарственного препарата в полости организма при заболеваниях». [Оltarzhevskaya N.D. Patent № 2352359 “Method of creation of a composition for the pharmaceutical delivery to the organism cavity at diseases”. (In Russ.)].

43. Кныш В.И., Ткачев С.И., Перевощиков А.Г. и др. Лечение рака прямой кишки с использованием нескольких радиомодификаторов при предоперационной лучевой терапии. Медицинская радиология и радиационная безопасность 2008;(2):25–30. [Knysh V.I., Тkachev S.I., Perevoshchikov А.G. et al. Treatment of the rectal cancer with use of several radiomodificators at the pre-surgery radial therapy. Meditsinskaya radiologiya i radiatsionnaya bezopasnost, = Меdical Radiology and Radiation Security 2008; (2):25–30. (In Russ. )].

44. Ngan S.Y., Burmeister B., Fisher R.J. et al. Randomized trial of short-course radiotherapy versus long-course chemoradiation comparing rates of local recurrence in patients with T3 rectal cancer: trans-tasman radiation oncology group trial 01.04. J Clin Oncol 2012;30(31):3827–33.

45. Bujko K., Nowacki M.P., Nasierowska-Guttmejer A. et al. Long-term results of a randomized trial comparing preoperative short-course radiotherapy with preoperative conventionally fractionated chemoradiation for rectal cancer. Br J Surg 2006;93(10):1215–23.

46. Beppu N., Matsubara N., Noda M. et al. The timing of surgery after preoperative short-course S-1 chemoradiotherapy with delayed surgery for T3 lower rectal cancer. Int J Colorectal Dis 2014;29(12): 1459–66.

47. Aschele C., Cionini L., Lonardi S. et al. Primary tumor response to preoperative chemoradiation with or without oxaliplatin in locally advanced rectal cancer: pathologic results of the STAR-01 randomized phase III trial. J Clin Oncol 2011;29(2): 2773–80.

48. Rödel C., Liersch T., Becker H. et al. Preoperative chemoradiotherapy and postoperative chemotherapy with fluorouracil and oxaliplatin versus fluorouracil alone in locally advanced rectal cancer: initial results of the German CAO/ARO/AIO-04 randomised phase 3 trial. Lancet Oncol 2012;13(7):679–87.

Новый пероральный цефалоспорин в лечении больных бактериальными инфекциями верхних отделов дыхательных путей | Никифорова

1. Seo YB et al. Etiology and clinical outcomes of acute respiratory virus infection in hospitalized adults. Infect Chemother, 2014 Jun, 46(2): 67-76.

2. Лыткина И.Н. Анализ заболеваемости гриппом и другими инфекциями по г. Москве и эпидсезон 2009–2010 гг. Еженедельный информационный бюллетень Роспотреб надзора, 2010, 10: 22-6./Lytkina I.N. Analysis of flu and other infections prevalence rate in Moscow in the epidemic season 2009 – 2010. Ezhenedelny informatsionny bulleten Rospotrebnadzora, 2010, 10: 22-6.

3. Дворецкий Л.И., Яковлев С.В. Ошибки антибактериальной терапии инфекций дыхательных путей в амбулаторной практике. Инфекции и антимикробная терапия, 2001, 3(2): 49-54./Dvoretsky L.I., Yakovlev S.V. Errors of antibacterial therapy of respiratory tracts infections in the outpatient practice. Infektsii I Antimikrobnaya Terapia, 2001, 3 (2): 49-54.

4. Пальчун В. Т., Крюков А.И. Оториноларингология: Руководство для врачей. М., 2001. 616 с./Palchun V.T., Kryukov A.I. Otorhinolaryngology: Guide for Doctors. M., 2001. 616 p.

5. Свистушкин В.М., Гринев И.А., Стецюк О.У., Андреева И.В. Рекомендации по ведению взрослых пациентов с острым риносинуси- том: достижим ли консенсус? Лечащий врач, 2012, 11: 90-96./Svistushkin V.M., Grinev I.A., Stetsyuk O.U., Andreeva I.V. Recoomendations on management of adult patients with acute rhinosinusitis: is the consensus achievable? Lechaschiy Vrach, 2012, 11: 90-96.

6. Лопатин А.С., Свистушкин В.М. Острый риносинусит: этиология, патогенез, диагностика и принципы лечения: Клинические рекомендации. М., 2009. 25 с./Lopatin A.S., Svistushkin V.M. Acute rhinosinusitis: etiology, pathogenesis, diagnostics and therapeutic principles: Clinical recommendations. M., 2009, 25 p.

7. Каманин Е.И., Козлов Р.С., Веселов А.В. Острый бактериальный риносинусит. Клиническая микробиол. и антимикробная химиотерапия, 2008, 10(1): 43-54./Kamanin E.I., Kozlov R.S., Veselov A.V. Acute bacterial rhinosinusitis. Klinicheskaya Microbiol. I Antimikrobnaya Khimioterapia, 2008, 10 (1): 43-54.

8. Страчунский Л.С., Каманин Е.И. Антибактери- альная терапия инфекций в оториноларинго- логии. РМЖ, 1998, 6(11): 684-693./Strachunsky L.S., Kamanin E.I. Antibacterial therapy of infections in otorhinolaryngology. RMZ, 1998, 6 (11): 684-693.

9. Hackel M, Lascols C, Bouchillon S, Hilton B, Morgenstern D, Purdy J. Serotype prevalence and antibiotic resistance in Streptococcus pneumoniae clinical isolates among global populations. Vaccine, 2013, 31: 4881-4887.

10. Reinert RR. The antimicrobial resistance profile of Streptococcus pneumoniae. Clin. Microbiol. Infect., 2009, 15(Suppl. 3): 7-11.

11. Brook I, Gober AE. Increased recovery of Moraxella catarrhalis and Haemophilus influenzae in association with group A b-haemolytic streptococci in healthy children and those with pharyngo-tonsillitis. Journal of Medical Microbiology, 2006, 55: 989-992.

12. Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии. Под ред. Л.С. Страчун ского и др. МАКМАХ, 2007. 586 с./Practical guide on anti-infectious chemical therapy. Ed. by L.S. Strachunsky et al. MAKMAKH, 2007, 586 p.

13. Дифференциальная диагностика и лечение острого тонзиллфарингита. Клинические рекомендации. http://glav-otolar.ru/utverzhdennyeklinicheskie-rekomendacii/. Differential diagnostics and therapy of acute tonsillpharyngitis. Clinical recommendations. http://glav-otolar.ru/utverzhdennye-klinicheskie-rekomendacii

14. Принципы этиопатогенетической терапии острых синуситов Клинические рекомендации. http://glav-otolar.ru/utverzhdennye-klinicheskie-rekomendacii/. Principles of etiopathogenetic therapy of acute sinusitis: Clinical recommendations. http://glav-otolar.ru/utverzhdennye-klinicheskie-rekomendacii

15. Бартлетт Дж. Инфекции дыхательных путей. Пер. с англ. М.: Бином, 2000. 192 с./ Bartlett J. Infections of respiratory tracts. Transl. From English. M.: Binom, 2000, 192 p.

16. Арефьева Н.А. Тонзиллярная патология. Современное состояние проблемы. Вестник оториноларингологии, 2012, 6: 10-13./ Arefyeva N.A. Tonsillar pathology. Modern state of the problem. Vestnik otorinolaringologii, 2012, 6: 10-13.

17. Сидоренко С.В., Гучев И.А. Тонзиллофарингит: вопросы диагностики и антибактериальной терапии. Сonsilium medicum, 2004, 06(4)./ Sidorenko S.V., Guchev I.A. Tonsillopharyngitis: issues of diagnostics and antibacterial therapy. Consilium medicum, 2004, 06 (4).

18. Bisno AL. Acute pharyngitis. N Engl J Med, 2001, 344(3): 205-11.

19. Cooper RJ, Hoffman JR, Bartlett JG et al. Principles of appropriate antibiotic use for acute pharyngitis in adults: background. Ann Intern Med, 2001, 134: 509-17.

20. AAP Releases New Principles for URI Antibiotics Pediatrics. 2013. 132: 1146-1154.

21. Anand V.K. Epidemiology and economic impact of rhinosinusitis. Ann Otol Rhinol Laryngol Suppl, 2004, 193: 3-5.

22. Garbutt JM, Banister C, Spitznagel E, Piccirillo JF. Amoxicillin for acute rhinosinusitis: a randomized controlled trial. JAMA, 2012, 307(7): 685-692.

23. Крюков А.И., Туровский А.Б. Антибактериальная терапия острого воспаления в оториноларингологии. Справочник поликлинического врача, 2005, 1: 49-52./Kryukov A.I., Turovsky A.B. Antibacterial therapy of acute inflammation in otorhinolaryngology. Spravochnik polyklinicheskogo vracha, 2005, 1: 49-52.

24. Brook I et al. Ann Otol Rhinol Laryngol, 2000, 182(suppl): 2-20.

25. Sinus and Allergy Health Partnership. Otolaryngol Head Neck Surg, 2000, 123: 1-31.

26. Benninger MS, Sedory Holzer SE, Lau J. Diagnosis and treatment of uncomplicated acute bacterial rhinosinusitis: summary of the Agency for Health Care Policy and Research evidence-based report. Otolaryngol Head Neck Surg, 2000, 122: 1-7.

27. Cohen JT et al. Curr Infect Dis Rep, 2000, 2: 130-140.

28. Fokkens W, Lund VJ, Mullol J, Bachert C, Alobid I, Baroody F et al. EPOS (European position paper on rhinosinusitis and nasal polyps) 2012. Rhinology, 2012, Suppl. 23: 1-298.

29. Rosenfeld RM, et al. Otolaryngol Head Neck Surg, 2007, 137(3): S1-31.

30. Foden N, Burgess C, Shepherd K, Almeyda R. A guide to the management ofacute rhinosinusitis in primary care: management strategy based on best evidence and recent European guidelines. Br J Gen Pract, 2013, 63(616): 611-3.

31. Ahovuo-Saloranta A, Borisenko OV, Kovanen N et al. Antibiotics for acute maxillary sinusitis. Cochrane database of systematic reviews (Online), 2008, 16(2): CD000243.

32. Hadley JA, Pfaller MA. Oral beta-lactams in the treatment of acute bacterial rhinosinusitis. Diagn Microbiol Infect Dis, 2007, 57(3 Suppl): 47-54.

33. Gooch W et al. In: Abstracts of the 40th Interscience Conference on Antimicrobial Agents and Chemotherapy, Toronto, 2000.

34. Козлов Р. С., Дехнич А.В. Цефдиторен пивоксил: клинико-фармакологическая и микробиологическая характеристика. Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия, 2014, 2(16): 111-129./Kozlov R.S., Dekhnich A.V. Ceftiroden pivoxil: clinical and pharmacological and microbiological characteristics. Klinicheskaya Mikrobiologia I Antimikrobnaya Khimioterapia, 2014, 2 (16): 111-129.

35. FDA Инструкция по применению препарата Спектрацеф от 08.06.2012./FDA Spetracef Patient Information Leaflet dated 08.06.2012.

36. Инструкция по применению препарата Спектрацеф ЛП-001420./Spectracef LP-001420 Patient Information Leaflet.

37. Козлов Р.С., Сивая О.В., Шевелев А.Н. Перс пективы применения новых цефалоспоринов в терапии пневмококковых инфекций. Пульмонология, 2011, 3: 53-58. /Kozlov R.S., Sivaya O.V., Shevelev A.N. Prospects of use of new cefalosporins in therapy of pneumococcal infections. Pulmonologia, 2011, 3: 53-58.

Что такое стоматологи | Благотворительный фонд Pew

Более 56 миллионов человек живут в районах США, где не хватает стоматологов. Люди, живущие в сельской местности, семьи с низким доходом, незастрахованные, цветные сообщества, люди с ограниченными возможностями и определенные возрастные группы сталкиваются с самыми большими препятствиями при получении стоматологической помощи. 1 Более 55 миллионов детей и взрослых, которые имеют стоматологическое страхование через Medicaid и Программу страхования здоровья детей, также сталкиваются с нехваткой медицинской помощи: только около одной трети U.Стоматологи S. принимают государственную страховку. Таким образом, поставщик медицинских услуг другого типа помогает стоматологам в частной практике и в государственных учреждениях здравоохранения устранять пробелы в доступе к стоматологической помощи, с которыми сталкиваются многие американцы.

Q: Кто такие терапевты-стоматологи?

A: Стоматологические терапевты — это поставщики среднего звена, похожие на помощников врача в медицине. Стоматологи нанимают стоматологов-терапевтов и контролируют их, чтобы предоставлять качественную помощь большему количеству пациентов, расширять свою практику и предоставлять лечение малообеспеченным группам риска.Они могут работать в традиционных стоматологических кабинетах и ​​клиниках или в общественных местах, таких как школы или дома престарелых. Стоматологи предоставляют профилактическую и плановую реставрационную помощь, включая пломбирование полостей, установку временных коронок и удаление сильно больных или шатающихся зубов.

Q: Какое образование и обучение получают терапевты-стоматологи?

A: Стоматологические терапевты проходят тщательную подготовку по избранному набору наиболее часто используемых рутинных процедур. В соответствии с национальными стандартами аккредитации стоматологической терапии, установленными Комиссией по аккредитации стоматологов, студенты должны получить не менее трех академических лет (не включая летнее время) очного обучения, включая клинический опыт. Для конкретных областей практики, в которых они пересекаются, стоматологи-терапевты проходят такую ​​же подготовку, как и стоматологи. Их также учат, как эффективно сотрудничать со стоматологами и другими поставщиками стоматологических бригад.

Q: Где практикуют стоматологическое лечение?

  • Консорциум по охране здоровья коренных народов Аляски представил стоматологов-терапевтов племенным общинам штата в 2004 году. Новые поставщики услуг были уполномочены в соответствии с федеральным законом и были первыми такими работниками в стране.
  • Миннесота одобрила первый в стране закон штата, разрешающий стоматологам-терапевтам в 2009 году.
  • Мэн принял закон о стоматологической терапии в 2014 году, а Вермонт последовал его примеру в 2016 году.
  • Орегон санкционировал пилотную программу в 2016 году, которая позволила стоматологам работать на утвержденных племенных территориях.
  • Штат Вашингтон разрешил стоматологам проводить практику в племенных общинах в 2017 году.
  • Аризона и Мичиган приняли законы о стоматологической терапии в 2018 году.
  • Айдахо разрешил стоматологам практиковать в племенных условиях в начале 2019 года.
  • В 2019 году в штатах Нью-Мексико, Коннектикут и Невада были приняты законы о стоматологической терапии.

Другие штаты, включая Флориду, Канзас, Массачусетс, Северную Дакоту и Висконсин, рассматривают законодательство о стоматологической терапии, пилотные проекты или другие предложения по авторизации поставщиков услуг среднего звена.

Кроме того, более чем в 50 странах стоматологи-терапевты могут оказывать плановую профилактическую и восстановительную помощь. 2

Q: Предоставляют ли стоматологические терапевты качественную помощь?

A: Исследования показывают, что стоматологи-терапевты предоставляют высококачественную и безопасную помощь. Более 1000 исследований и оценок со всего мира не выявили проблем с качеством у этих поставщиков среднего звена. 3 И исследование, опубликованное в 2017 году, показало, что жители районов Аляски, часто посещаемых стоматологами, получали более профилактическую помощь и реже проводили операции по удалению зубов, чем жители районов, где нет стоматологов. 4 Более 40 000 коренных жителей Аляски имеют регулярный доступ к стоматологической помощи благодаря добавлению стоматологов к стоматологическим командам. 5

Q: Как стоматологи могут помочь стоматологам?

A: Стоматологические терапевты могут помочь стоматологам предоставлять рутинные услуги большему количеству пациентов, расширять стоматологическую практику и получать дополнительный доход. Стоматологи могут наблюдать за стоматологами без физического присутствия, что обеспечивает максимальную гибкость при найме стоматологов, будь то в стоматологическом кабинете для увеличения рабочего времени или в условиях местного сообщества.

Заработная плата терапевтов-стоматологов ниже, чем у стоматологов, поэтому включение их в команду также может помочь стоматологам оказывать более экономичное лечение. Делегируя некоторые рутинные процедуры этим сотрудникам среднего звена, стоматологи могут снизить удельные затраты, лечить больше пациентов и получать более высокие доходы. В одном тематическом исследовании частнопрактикующий стоматолог, который нанял стоматолога-терапевта, увидел, что количество посещений пациентов увеличилось на 27 процентов, а количество новых пациентов выросло на 38 процентов в первый год.Эта практика также пролечила более 200 дополнительных пациентов Medicaid и заработала около 24 000 долларов дополнительной прибыли.

Будьте в курсе о стоматологической терапии, подписавшись на нашу рассылку новостей.

Примечания

  1. Национальный институт стоматологических и черепно-лицевых исследований, «Здоровье полости рта в Америке: отчет главного хирурга» (2000 г.), http://www.nidcr.nih.gov/DataStatistics/SurgeonGeneral/sgr/welcome.htm.
  2. Д.А. Нэш и др., «Стоматологические терапевты: глобальная перспектива», International Dental Journal 58, no. 2 (2008): 61-70, DOI: 10.1922 / IDJ_1819-Nash20.
  3. Д.А. Нэш и др., «Обзор мировой литературы о терапевтах-стоматологах», Community Dentistry and Oral Epidemiology 42, no. 1 (2014): 1-10, https://dx.doi.org/10.1111/cdoe.12052.
  4. D.L. Чи и др., «Стоматологические терапевты, связанные с улучшением стоматологических результатов для коренных общин Аляски в дельте Юкон-Кускоквим», Journal of Public Health Dentistry 78, no. 2 (2018): 175-82, https://doi.org/10.1111 / jphd.12263.
  5. Консорциум здоровья коренных жителей Аляски, «Стоматологические помощники-терапевты: решение ANTHC для лечения стоматологического кризиса на Аляске», последнее изменение 17 января 2019 г., https://anthc.org/news/dental-health-aides-therapists-anthcs -Tribal-решение-для-Аляски-стоматологического-кризиса-кризиса.

Оральная терапия — Американская академия стоматологической медицины сна

Оральная терапия

Оральная терапия — это эффективный вариант лечения храпа и обструктивного апноэ во сне (СОАС). Специально подобранный прибор для сна для полости рта может улучшить ваш сон, восстановить бдительность и оздоровить ваше здоровье. Вот руководство, которое поможет вам начать лечение, которое изменит вашу жизнь.

О оральной терапии

Оральный прибор, который можно носить только во время сна, подходит как ортодонтический ретейнер. Он поддерживает челюсть в переднем положении, чтобы поддерживать открытые верхние дыхательные пути. Исследования показывают, что пероральная терапия является эффективным методом лечения храпа и синдрома обструктивного апноэ во сне.

Если вы и ваш врач решите, что пероральная терапия — лучший вариант лечения для вас, то ваш врач выпишет вам рецепт на получение индивидуальной пероральной аппаратуры. Вы также получите направление к квалифицированному стоматологу, который проведет терапию оральными приборами. Более 100 оральных приспособлений получили одобрение FDA. Ваш стоматолог порекомендует вам наиболее подходящий стоматологический прибор. Оральная терапия покрывается многими планами медицинского страхования.

Преимущества пероральной терапии

Пероральная терапия — это эффективное неинвазивное лечение, которое легко вписывается в ваш образ жизни.Пациентам нравится пероральная терапия, потому что она:

  • Удобно
  • Легко носить
  • Тихо
  • Портативно
  • Удобно для путешествий
  • Легко в уходе

Как стоматолог может помочь: первый визит

Стоматологи работать в тесном сотрудничестве с врачами для лечения храпа и апноэ во сне. При первом посещении стоматолог расскажет вам о преимуществах лечения. Вы также получите информацию о возможных побочных эффектах и ​​стоимости лечения.

Затем ваш стоматолог проведет полное клиническое обследование. Это будет включать осмотр ваших зубов, челюсти, языка и дыхательных путей и, возможно, новый рентгеновский снимок вашего рта.

Изготовление и установка вашего орального аппарата

Оральные приспособления настраиваются с использованием цифровых или физических слепков и моделей ваших зубов. Эти модели отправляются в зуботехническую лабораторию, где производится прибор.

Когда ваш ротовой аппарат будет готов, вы вернетесь в кабинет стоматолога для примерки.Ваш стоматолог настроит прибор так, чтобы он был максимально удобен и эффективен. Вы также узнаете, как чистить прибор для полости рта и ухаживать за ним. После такой настройки врач сна может назначить вам исследование сна, чтобы убедиться в успешности лечения.

Последующие посещения

Последующие посещения стоматолога потребуются для обеспечения оптимальной подгонки ротовой полости. Эффективные оральные приспособления всегда подбираются и корректируются с течением времени, чтобы обеспечить максимальную эффективность.Ваш стоматолог также назначит вам ежегодное обследование. Эти плановые посещения являются важной частью вашего долгосрочного успеха в лечении.

Жизнь с оральной терапией

Лечение храпа или обструктивного апноэ во сне с помощью оральной терапии может заставить вас почувствовать себя новым человеком. Вы обнаружите, что ваши симптомы и качество вашей жизни могут значительно улучшиться, если вы будете продолжать курс лечения и использовать его каждую ночь. Вполне вероятно, что вы будете лучше спать, получите больше энергии и будете чувствовать себя острее в течение дня.Вы можете обнаружить, что ваш партнер по постели тоже начинает лучше спать!

Лечение апноэ во сне способствует оздоровлению сердца, тела и разума. С помощью стоматолога вы сможете улучшить свой сон и свое здоровье!

Обновлено 24 июня 2020 г.

Сфера практики терапевтов-стоматологов

Контрольные уровни

Все стоматологические терапевты, независимо от того, имеют ли они статус «продвинутого стоматолога», должны практиковать вместе со стоматологом, имеющим лицензию в Миннесоте.Существуют разные уровни надзора. Уровни являются следующими, взятыми непосредственно из правила Миннесоты 3100.0100:

.

Подп. 21. Надзор. «Надзор» означает один из следующих уровней надзора в порядке убывания ограничений.

  1. «Личное наблюдение» означает, что стоматолог лично оперирует пациента и уполномочивает соответствующий стоматологический персонал оказывать помощь в лечении, одновременно выполняя поддерживающие процедуры.
  2. «Непосредственное наблюдение» означает, что стоматолог находится в стоматологическом кабинете, лично диагностирует состояние, которое необходимо лечить, лично санкционирует процедуру и перед выпиской пациента оценивает работу смежного стоматологического персонала.
  3. «Непрямое наблюдение» означает, что стоматолог находится в офисе, санкционирует процедуры и остается в офисе, пока процедуры выполняются смежным стоматологическим персоналом.
  4. «Общий надзор» означает надзор за задачами или процедурами, которые не требуют присутствия стоматолога в офисе или в помещении во время выполнения задач или процедур, но требуют, чтобы задачи выполнялись с предварительного знания и согласия. стоматолога.

Эта таблица Совета по стоматологии показывает, что многие обязанности, которые стоматолог может на законных основаниях делегировать стоматологу-терапевту, находятся под общим контролем стоматолога, с которым терапевт заключил соглашение о сотрудничестве. Эти обязанности носят либо превентивный характер, либо являются сбором данных, либо не требуют разрезания твердых тканей.

Все остальные обязанности стоматолог может передать терапевту-стоматологу под косвенным наблюдением; то есть стоматолог присутствует в офисе или клинике, санкционировал процедуру и остается в помещении, пока процедура выполняется.(В отличие от прямого наблюдения, при косвенном наблюдении стоматологу не нужно проверять процедуру по завершении.)

Сфера деятельности

См. Объем практики для обоих поставщиков среднего звена
Стоматолог-терапевт
Стоматологический терапевт продвинутого уровня

Хотя опытный стоматолог-терапевт может заниматься в отсутствие стоматолога, он или она должны иметь соглашение о совместном управлении с лицензированным стоматологом из Миннесоты, к которому можно обращаться в случае необходимости. Самое главное, в соглашении о сотрудничестве указаны только те процедуры, которые стоматолог уверен, что продвинутый стоматолог может безопасно выполнить и которые входят в сферу его практики.

Не все стоматологи с самого начала чувствуют себя комфортно, делегируя определенные процедуры, которые исторически были исключительной прерогативой стоматолога, например, использование бора для подготовки зуба к реставрации или удаление подвижного постоянного зуба. Стоматологи, которые нанимают должным образом лицензированного и сертифицированного стоматолога-терапевта и заключили с ним соглашение о совместном управлении, могут выбрать , а не , чтобы делегировать определенную функцию. Однако несколько стоматологов, которые нанимали стоматологов / опытных стоматологов, сообщают, что им удобно делегировать все, что разрешено законом.В некоторых случаях они сказали, что хотели бы, чтобы сфера практики была еще шире.

Стоматологические терапевты, которые также имеют лицензию стоматологов-гигиенистов, могут выполнять обязанности как терапевтов, так и гигиенистов, если обе лицензии действительны. Но существует некоторая путаница в отношении того факта, что стоматолог может выполнять ограниченное количество гигиенических обязанностей, но не весь их список. Поэтому обязательно обращайте пристальное внимание на список функций / делегированных обязанностей, представленный на веб-сайте Совета стоматологии Миннесоты.

Общий надзор (т.е. стоматолог может присутствовать или не присутствовать)

  1. Инструктаж по гигиене полости рта и профилактика заболеваний, включая консультации по питанию и анализ дневников
  2. Предварительное обследование полости рта
  3. Изготовление рентгенограмм
  4. Механическая полировка;
  5. Применение местных профилактических или профилактических средств, включая фторидные лаки и герметики для ям и фур
  6. Тестирование жизнеспособности пульпы
  7. Нанесение десенсибилизирующего лекарства или смолы
  8. Изготовление спортивных капп
  9. Установка временных реставраций
  10. Изготовление мягких окклюзионных накладок
  11. Кондиционирование тканей и мягкая перебазировка
  12. Атравматическая восстановительная терапия;
  13. Смена повязки
  14. Реимплантация зуба
  15. Введение местного анестетика
  16. Введение закиси азота

Косвенный надзор (т.

е. стоматолог на месте)

  1. Неотложное паллиативное лечение зубной боли
  2. Размещение и удаление обслуживающего персонала
  3. Подготовка полости
  4. Реставрация молочных и постоянных зубов
  5. Установка временных коронок
  6. Препарирование и установка преформированных коронок
  7. Пульпотемии молочных зубов
  8. Непрямое и прямое покрытие пульпы молочных и постоянных зубов
  9. Стабилизация повторно имплантированных зубов
  10. Удаление молочных зубов
  11. Снятие шва
  12. Щеточная биопсия
  13. Ремонт дефектных протезов
  14. Получение постоянных коронок

Что такое ОПТ? — TalkTools

OP… что?

Оральная терапия — это логопедия, в которой используется комбинация: (1) слуховой стимуляции, (2) визуальной стимуляции и (3) тактильной стимуляции рта для улучшения четкости речи.

OPT — важное дополнение к традиционным методам лечения речи для клиентов с ограниченными физическими возможностями и двигательными нарушениями.

Это тактильно-проприоцептивная методика обучения, сопровождающая традиционную терапию. Традиционная терапия в первую очередь слуховая и зрительная.

Клиенты с двигательными и / или сенсорными нарушениями получают пользу от тактильных и проприоцептивных компонентов, потому что речь является тактильно-проприоцептивным действием.

OPT используется для улучшения восприятия артикулятора, его расположения (диссоциация, градация и направление движения), стабильности и мышечной памяти; все это необходимо для развития разборчивости речи.

Какие клиенты обеспокоены?

OPT можно использовать с клиентами разных возрастов и уровней способностей. Его можно включить в планы программ при многих типах нарушений речи (например, дизартрии, апраксии речевых нарушений голоса, нарушениях беглости речи и пациентах, перенесших сердечно-сосудистые нарушения, а также пациентах с легкой и глубокой потерей слуха).

Многие клиенты, которым требуются эти методы, часто получали традиционные слуховые и визуальные средства облегчения речи в течение ряда лет с минимальным успехом.Никто не виноват в том, что клиенту сложно научиться воспроизводить целевые речевые звуки.

Традиционная фасилитация речи неэффективна для этих клиентов, потому что у них может быть нарушение движения или размещения. Таким образом, перед тем, как вводить какую-либо из техник OPT, необходимо тщательно оценить двигательные функции клиента для речи и кормления.

Как это работает?

OPT обучает оральному структурному размещению клиентов, которые не могут воспроизводить или имитировать речевые звуки с использованием традиционного слухового или визуального ввода.Для этих клиентов критически важно расширить производство звуков речи из фонем и других подобных оральных движений, которые клиент уже может произвести.

Когда клиент может воспроизводить целевой речевой звук с помощью традиционного слухового или визуального ввода, логопедия может развиваться более обычным образом.

OPT — это лишь небольшая часть комплексной речевой и языковой программы, и ее не следует проводить изолированно. Действия тщательно подбираются, чтобы стимулировать те же движения, которые используются в целенаправленной речи.Их можно выполнить менее чем за 15 минут и использовать для перефокусировки внимания и концентрации с точки зрения сенсорной обработки

Вы можете посмотреть другие видеоролики «Оценка четкости речи для планирования терапии» здесь.

Что такое пероральная химиотерапия? Что нужно знать перед началом лечения | Онкологический центр Fox Chase

Обновлено: 26 февраля 2020 г.

Пероральная химиотерапия — это лекарство от рака, которое принимают ежедневно в виде таблеток или жидкости, что позволяет реже посещать врача.

За последние 20 лет появилось более 50 новых пероральных противоопухолевых препаратов (ОАМ) для лечения многих различных видов рака, включая рак легких, лейкемию, толстую кишку, почки и простату.

Лечение рака постоянно развивается, и новые методы регулярно утверждаются. Пероральная химиотерапия — это относительно недавняя разработка, которая делает лечение более удобным для пациентов, имеющих право на лечение, позволяя им принимать лекарства дома.

Вот некоторые важные вещи, которые следует знать перед началом курса пероральной химиотерапии:

  • Пероральная химиотерапия так же эффективна, как и внутривенная (IV) химиотерапия. OAM работают так же, как лекарства от рака, которые вводятся внутривенно в течение нескольких часов в медицинском кабинете. Лекарство такое же сильное, и поэтому необходимо применять те же меры предосторожности.
  • Пациенты, принимающие ОАМ, могут испытывать побочные эффекты, как и при традиционной химиотерапии. К сожалению, так же, как пероральная химиотерапия достигает той же эффективности, что и внутривенная химиотерапия, она может вызывать такие же побочные эффекты. Каждый пациент индивидуален, и каждый препарат отличается, но некоторые общие побочные эффекты от OAM включают тошноту и рвоту, сыпь, диарею, низкие показатели крови и усталость.Врачи обсуждают возможные побочные эффекты при назначении ОАМ и должны предупреждать пациентов о любых симптомах, которые потребуют немедленной медицинской помощи.
  • Запись к врачу по-прежнему необходима. Пациенты, принимающие ОАМ, могут избегать очень частых посещений врача, которые требуются при внутривенной химиотерапии, но регулярные посещения онколога по-прежнему необходимы. Пациентам, принимающим OAM, потребуется регулярное сканирование или анализы крови, чтобы убедиться, что лекарство работает и безопасно.
  • OAM следует брать, хранить и обращаться с ними осторожно. Важно следовать всем указаниям врача, выписывающего рецепты. Сюда будет входить, как часто и сколько нужно принимать лекарства.
    • Узнайте, в какое время суток лучше всего использовать OAM, и будьте последовательны; строгое соблюдение режима и не пропуск приема доз; Пациенты, которым необходим перерыв, должны поговорить с врачом. /li>
    • Обратите внимание на правила хранения. Обычно OAM хранят в прохладном, сухом месте, вдали от света.Но это зависит от препарата.
    • Храните OAM в недоступном для детей и домашних животных месте.
    • Верните оставшиеся таблетки или жидкость поставщику для безопасной утилизации. НЕ выбрасывайте OAM дома.
  • Поставщики медицинских услуг и пациенты должны ожидать, что получение OAM может потребовать дополнительного времени и усилий по защите интересов.

Исследование, проведенное в 2018 году несколькими врачами онкологического центра Fox Chase, показало, что и медицинские работники, и пациенты сталкиваются с препятствиями для начала пероральной химиотерапии, когда речь идет о страховании.Это в значительной степени связано с тем, что страховщики покрывают OAM как льготу по рецепту на лекарства, тогда как внутривенная химиотерапия покрывается как медицинская процедура. Это различие может привести к задержкам с момента назначения ОАМ до момента, когда пациент получит лекарство. Эти задержки могут длиться дни или даже недели. Исследователи обнаружили, что этот процесс был трудоемким: пациенту требовалось в среднем две недели и пять телефонных звонков, чтобы начать прием препарата.

Кроме того, исследование показало, что наличные расходы могут варьироваться, и для снижения этих затрат посредством финансовой помощи требуется значительная поддержка персонала.Многие медицинские центры, такие как Fox Chase, предлагают финансовых консультантов и страховых консультантов, чтобы помочь пациентам и поставщикам услуг сориентироваться в этом процессе.

Лечение рака в домашних условиях — большое удобство для пациентов. Но важно помнить, что ОАМ являются сильнодействующими лекарствами, и их следует принимать с той же осторожностью, что и традиционная химиотерапия, проводимая в больничных условиях.

Узнайте больше о химиотерапевтическом лечении в Fox Chase.

Узнайте больше об услугах, предоставляемых нашими финансовыми консультантами и страховыми адвокатами.

Пероральная химиотерапия: преимущества и проблемы для пациентов

Доктор Махэй — клинический онколог / гематолог фармацевт в Медицинском центре Баннер Дезерт, Меса, Аризона.


Увеличение объемов пероральной химиотерапии для лечения рака предлагает многим пациентам более удобный и менее инвазивный вариант лечения по сравнению с внутривенной (IV) терапией, применяемой в клинических условиях. Эта революция в лечении рака требует новой модели обучения пациентов, мониторинга и поддержки — модели, которая зависит от интеграции и сотрудничества между врачами, фармацевтами и другими поставщиками медицинских услуг, участвующих в уходе за пациентом. 1,2

Пероральная химиотерапия имеет несколько преимуществ по сравнению с парентеральным путем. Среди самых больших преимуществ — удобство для пациента и гибкость в выборе времени и места введения. 3 Еще одно преимущество заключается в гибкости лекарственного воздействия за счет обеспечения более продолжительной терапии по сравнению с периодическим внутривенным введением.

Пероральная химиотерапия также может уменьшить использование ресурсов здравоохранения для стационарных и амбулаторных услуг по уходу за пациентами. Наконец, лучшее качество жизни может быть связано с пероральной химиотерапией по сравнению с парентеральной химиотерапией. 2,3

Лекарственные взаимодействия

В то время как пероральные химиотерапевтические агенты обеспечивают пациентам удобство и большее удовлетворение, могут возникнуть некоторые проблемы, которые являются уникальными для этих агентов. Многие пациенты получают несколько лекарств в дополнение к химиотерапии, что увеличивает вероятность взаимодействия.

Некоторые пероральные химиотерапевтические агенты взаимодействуют с лекарствами, отпускаемыми по рецепту и без рецепта, а также с продуктами питания, пищевыми добавками и лечебными травами.Например, растворимость дазатиниба (Sprycel) зависит от pH, а подавление кислоты ингибиторами протонной помпы, антагонистами рецепторов гистамина 2 или антацидами может снизить воздействие дазатиниба. 4 Некоторые агенты, такие как сорафениб (нексавар), не следует принимать с пищей (особенно с пищей с высоким содержанием жиров) из-за снижения абсорбции и биодоступности лекарственного средства. (Гливек) следует принимать во время еды, чтобы уменьшить раздражение желудочно-кишечного тракта. 3

Побочные эффекты

Дисфагия, одинофагия, тошнота и рвота могут создавать препятствия для использования пероральных средств, вызывая пропущенные дозы или препятствуя лечению пероральным путем. Кроме того, когда у пациентов возникает рвота через короткое время после приема лекарств, абсорбция лекарств может снижаться. 3

Другой очень важной проблемой является профиль побочного действия многих новых пероральных агентов, которые отличаются от более традиционных агентов. Пациенты часто могут избежать побочных эффектов, связанных с более традиционной химиотерапией; однако такие токсические эффекты, как сыпь, синдром ладонной стопы и другие эффекты, проявились с некоторыми из новых агентов.Например, эрлотиниб (Тарцева) может вызвать неприятную сыпь, что иногда приводит к прекращению терапии. 7

Соблюдение правил

Несоблюдение назначенного лечения — еще одна возможная трудность при использовании пероральных препаратов дома или в других нетрадиционных условиях, таких как дома с уходом, реабилитационные центры, дома престарелых и хосписы. Проблемы с соблюдением режима лечения могут быть результатом путаницы и непонимания схемы лечения или неспособности запомнить дозы.Эта проблема может усугубиться, если пациенты попытаются наверстать упущенное из-за пропущенных доз. Это меньшая проблема с парентеральной терапией, которая проводится в условиях клиники под наблюдением врача. 2

Пероральная химиотерапия проводится дома или в нетрадиционных условиях при минимальном контроле со стороны медицинских работников, имеющих опыт онкологии, или без него. Хотя самостоятельное введение в домашних условиях удобно как пациентам, так и лицам, осуществляющим уход, оно может увеличить риск ошибок при введении лекарств, тем самым подвергая пациентов риску токсичности или терапевтической неудачи. 2,3

Таким образом, консультирование пациентов чрезвычайно важно, учитывая многочисленные проблемы, возникшие с появлением пероральной химиотерапии. Пациентов необходимо проконсультировать по безопасному обращению с лекарствами, а также проинформировать о препарате, который им прописали для лечения. Пациентам следует дать обзор назначения лекарства, количества таблеток, которые нужно принять, когда и как их принимать, и как включить их в свой график.

Прежде всего, пациенты нуждаются в помощи в понимании того, как выявлять, управлять и сообщать о побочных эффектах.Они должны быть осведомлены об уникальных неблагоприятных профилях каждого химиотерапевтического агента и о том, как бороться с этими эффектами. Например, опасные для жизни врожденные дефекты связаны с приемом леналидомида (Ревлимид) и талидомида (Таломид), и мужчины и женщины, получающие эти препараты, должны соблюдать особые требования для предотвращения воздействия препарата на плод. 2,3,8-10

Соображения стоимости

Вероятно, самая большая проблема пероральной химиотерапии — это стоимость. Многие пероральные химиотерапевтические агенты дороги и ложатся финансовым бременем на пациентов и систему здравоохранения.Помимо значительной разницы между стоимостью пероральной химиотерапии и традиционной внутривенной терапией, пациенты, получающие рецепт на пероральную химиотерапию в аптеке, должны платить при заполнении рецепта. Некоторые пациенты могут быть не в состоянии позволить себе эти агенты и могут ограничивать их использование.

С другой стороны, пациенты

Infusion предоставляют информацию о страховании заранее, получают лечение и, как правило, оплачивают остаток, причитающийся после обработки страховых требований. Очевидно, что потенциальные кандидаты на химиотерапию должны быть полностью проинформированы о финансовых последствиях начала приема этих лекарств.

Кроме того, многие больные раком — американцы старшего возраста, имеющие право на участие в программе Medicare. 8 До появления Medicare Part D покрытие пероральной химиотерапии ограничивалось пероральными препаратами, у которых были инъекционные аналоги, которые подпадали под действие Medicare Part B, например капецитабин (Xeloda). Некоторые из новых пероральных химиотерапевтических агентов (например, сунитиниб) включены в Часть D; однако покрытие Части D не входит в стандартный план Medicare, и пациенты должны зарегистрироваться в одном из многих планов Части D, предлагаемых частными компаниями.

Наличные расходы пациента варьируются в зависимости от дохода человека, потребностей в лекарствах и выбранного плана рецепта. Medicare Part D покрывает первые 2000 долларов (с доплатой 25%), за которыми следует разрыв в размере 2850 долларов, известный как дырка от бублика, за которую бенефициар должен платить из своего кармана. После выплаты 2850 долларов получатель несет ответственность за 5% оставшихся расходов. Поскольку пероральные химиотерапевтические агенты очень дороги, некоторые пациенты могут попасть в дырочку от пончика после одного рецепта.

Пациенты, у которых возникают трудности с выплатой доплаты, часто прекращают терапию, что увеличивает риск терапевтической неудачи. Отмена приема в офис из-за неспособности платить увеличивает количество обращений в отделение неотложной помощи и госпитализацию, а также переносит финансовое бремя с пациента на медицинские организации. 2,3,8

Были созданы различные программы помощи пациентам, чтобы помочь пациентам, исчерпавшим все свои ресурсы. Пациенты могут получить помощь в оплате своих доплат в рамках программ помощи пациентам производителя и программ защиты интересов пациентов.Кроме того, информационные центры программ помощи пациентам на базе Интернета, такие как Американское общество фармацевтов системы здравоохранения (www.ashp.org/pap), предлагают поставщикам медицинских услуг информацию о программах помощи производителям. Каждая из этих программ отличается своим процессом подачи заявок и требованиями к финансовой информации.

Фармацевты могут помочь пациентам с финансовыми проблемами, получая информацию о программах возмещения стоимости фармацевтических препаратов и направляя пациентов в программы помощи. 2,3,8

Пероральная терапия COVID-19

Предыдущие исследования гриппа на животных продемонстрировали противовирусную эффективность без ограничений по видам.

Исследователи, работающие в Институте биомедицинских наук Университета штата Джорджия, обнаружили, что терапия молнупиравиром полностью подавляет передачу вируса SARS-CoV-2 в течение 24 часов. Предыдущее исследование изучало, как терапия взаимодействует с вирусами гриппа, но теперь привело к обнаружению коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19).

«Мы ранее отметили, что MK-4482 / EIDD-2801 обладает широким спектром активности против респираторных РНК-вирусов и что пероральное лечение инфицированных животных этим препаратом снижает количество выделяемых вирусных частиц на несколько порядков, что резко снижает передачу «, — сказал Ричард Племпер, ведущий автор исследования. «Эти свойства сделали MK-4482 / EIDD / 2801 мощным кандидатом для фармакологического контроля COVID-19».

Противовирусная терапия, принимаемая внутрь. Благодаря тому, что его принимают внутрь, пациенты смогут получить его на ранней стадии, что замедлит прогрессирование до более тяжелой стадии болезни.Это также быстро замедлит локальные вспышки и сократит инфекционную фазу у реципиентов, снизив эмоциональные и социально-экономические потери, связанные с длительной изоляцией.

В исследовании, опубликованном в журнале « Nature Microbiology », изучалось, как молнупиравир влияет на хорьков и его влияние на остановку распространения вируса. Хорьки заразились COVID-19 и сразу получили лечение. Было обнаружено, что противовирусный препарат подавляет всю передачу в необработанные прямые контакты, при этом также было замечено, что вирионы зараженных хорьков были нарушены лишь частично.Терапия хорошо переносилась и снизила вирусную нагрузку в образцах верхних дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта ниже порога обнаружения в течение 24 часов после лечения.

«Мы считаем, что хорьки являются подходящей моделью передачи, потому что они легко распространяют SARS-CoV-2, но в большинстве случаев не развивают серьезное заболевание, которое очень похоже на распространение SARS-CoV-2 у молодых людей», — со-ведущий автор Роберт Кокс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.