Реферат синдром кошачьего крика: Доклад на тему: «Синдром кошачьего крика»

Содержание

Хромосомные нарушения


Хромосомные нарушения — это клинические синдромокомплексы, в основе которых лежат нарушения числа или структуры хромосом, то есть избыток или нехватка генетического материала, локализованного в той или иной хромосоме.

В норме у человека число хромосом равно 46, из которых 23 ребенок получает от матери и 23 аналогичные хромосомы от отца. В этом наборе гентического материала есть 2 особые хромосомы, которые были названы «половыми». Они определяют пол ребенка и ряд других важных признаков.


  Таким образом, изменения числа хромосом (больше или меньше 46), а также изменение структуры хромосом (например, выпадение или удвоение даже небольшого кусочка хромосомы) получили название «хромосомные мутации».

  Наиболее часто из них встречаются изменения модального числа хромосом — это отсутствие в хромосомном наборе какой-либо хромосомы (моносомия) или появление добавочной хромосомы (трисомия, тетрасомия и т.д.).

  Число возможных изменений структуры хромосомы неисчислимое множество. К примеру, транслокации (обмен сегментами между разными хромосомами), делеции (выпадение участка хромосомы), дупликации (удвоение части хромосомы), инверсии (переворот сегмента хромосомы на 180 градусов) и т.д.

  Хромосомные мутации, возникшие в половых клетках (сперматозоидах или яйцеклетках) или на первых этапах деления клеток зародыша, как правило, передаются большинству клеток развивающегося организма, вызывая множественные аномалии развития, а многие хромосомные изменения плода могут стать причиной спонтанных абортов и выкидышей, что важно учитывать в семьях, воспитывающих детей с задержками развития.

  К факторам риска, способствующим их возникновению, относят ионизирующую радиацию, инфекции и интоксикации матери, эндокринные нарушения, психические травмы, воздействие ряда лекарственных препаратов и некоторых физиотерапевтических методов лечения.

  Наиболее точно установлено, что причиной появления ребенка с хромосомными мутациями является не молодой возраст матерей (свыше 40 лет).

  В последнее время очень большое значение придается факту скрытого носительства хромосомных нарушений у родителей родившегося ребенка (сбалансированные транслокации, мозаицизм). Изучение данного вопроса позволяет предотвратить риск повторного рождения ребенка с аналогичной формой заболевания.

  Различают хромосомные синдромы, обусловленные изменением половых хромосом, и синдромы, вызванные аномалиями аутосом (любой из 44 неполовых хромосом).


Основными клиническими проявлениями аутосомных аномалий являются признаки психического и физического недоразвития, дисплазии (неправильное развитие), врожденные пороки развития (аномалии) и умственная отсталость различной степени тяжести. К врожденным порокам можно отнести: аномалии развития сердца, удвоение почки, расщелина неба, особенности строения кистей и стоп и многие другие. При заболеваниях, обусловленных нарушениями в системе половых хромосом, как правило, более характерны недоразвитие половых желез и аномалии развития вторичных половых признаков, также с  симптомами задержки психо-речевого развития.

Различные хромосомные синдромы встречаются с разной частотой. По сводным данным многих исследований, распространенность наиболее частых из них среди новорожденных следующая:


трисомия по 21 хромосоме (синдром Дауна)  1:500


XXX (трисомия-Х) 1:1000 (девочек)


ХYY (синдром дубль-Y) 1:1000 (мальчиков)


ХХY (синдром Клайнфелтера) 1:1400 (мальчиков)


Х0 (синдром Шерешевского-Тернера) 1:3300 (девочек)


46,5р del (синдром «кошачьего крика») 1:4000


трисомия по 18 хромосоме (синдром Эдвардса) 1: 6800


трисомия по 13 хромосоме (синдром Патау) 1:7600


  Не смотря на казалось бы не частую встречемость каждого отдельного синдрома, в целом хромосомные болезни у новорожденных наблюдаются не редко — с частотой около 1 : 100. Ежегодно в России рождается свыше 30 тыс. детей с хромосомной патологией. Спонтанные выкидыши являются результатом хромосомной патологии в более чем 50%.

   Рассмотрим основные клинические проявления отдельных хромосомных синдромов, сопровождающихся умственной отсталостью и задержками психо-речевого развития.


Синдром Дауна — врожденное заболевание, характеризующееся умственной отсталостью и рядом признаков эндокринной недостаточности.


Синдром впервые описан английским врачом Дауном в 1866 г. Встречается с частотой 1 на 500 новорожденных. Частота встречаемсоти у мальчиков и девочек одинакова. В основе заболевания лежит аномалия хромосомного набора (47 вместо 46). Лишняя хромосома обнаруживается в 21 паре, в связи с чем этот синдром иногда называют «трисомией по 21-й хромосоме» (47, 21+). Выявлена связь частоты рождения больных с увеличением возраста матери. Приблизительно в 3—4% случаев отмечаются транслокационные формы синдрома Дауна, при которых общее число хромосом в кариотипе нормальное — 46, а дополнительная 21-я хромосома транслоцирована (присоединена) на другую аутосому. Это является результатом того, что один из фенотипически здоровых родителей является скрытым носителем сбалансированной транслокации. Именно за счет этих форм повышается риск повторного рождения больного ребенка у молодых матерей. Еще 3-4% случаев синдрома Дауна составляют мозаичные варианты, при которых в организме одновременно обнаруживают и трисомные, и нормальные клетки. Порой, при небольшом проценте трисомных клеток ребенок с ЗПРР внешне может выглядеть абсолютно нормальным.


Установлено, что для синдрома Дауна характерно уменьшение размеров и веса головного мозга, а также аномалии развития мозга и мозговых сосудов. Отмечаются также структурные изменения в железах внутренней секреции, печени и сердце. Клиническая картина синдрома Дауна характеризуется проявлениями симптомов умственной отсталости. Характерен также и внешний вид таких больных: косо расположенные глазные щели, широкая уплощенная переносица, дополнительная кожная складка у внутреннего угла глаз, высокое стояние твердого неба (признаки эмбриональной задержки в развитии лицевого скелета), полуоткрытый рот, увеличенный высунутый язык с выраженными сосочками и глубокими бороздами (признаки дисфункции щитовидной железы), выпадение волос (дисфункция надпочечников), низкий рост, короткая шея, укороченные кисти и стопы, искривление мизинца, на ладонях имеется поперечная складка, на стопах увеличен промежуток между 1 и 2 пальцами, выражены внешние проявления гипогенитализма.


Такие дети с рождения отстают в росте, начинают поздно держать голову, сидеть и ходить. Речь, как правило, невнятная, словарный запас беден, произношение с дефектами в связи с недоразвитием высших мозговых функций, с одной стороны, и анатомическими аномалиями ротовой полости — с другой.


В клинической картине заболевания доминируют симптомы неврологической патологии, диффузная мышечная гипотония (снижение мышечного тонуса), благодаря чему больные гибки и иногда могут складываться как «перочинный ножик», расстройства координации движений, косоглазие, выраженные вегетососудистые нарушения.


Особенностью психического дефекта является относительная сохранность эмоциональной сферы по сравнению с тяжестью интеллектуального недоразвития. Так, больные ласковы, добродушны, послушны. Характерной особенностью таких детей является повышенная внушаемость, что является положительным фактором при проведении коррекционной работы и отрицательным при их развитии.


Уровень социального развития больных с синдромом Дауна зависит от степени и формы заболевания. Так, дети с более легкими формами умственной отсталости, хотя и медленно, но развиваютя, приобретая определенные навыки, знания, осваивая программу нескольких классов вспомогательной школы. Однако, как правило, большинство из них не достигают удовлетворительного уровня социальной адаптации и нуждаются в постоянной опеке. Им может быть оформлена инвалидность детства с момента точной диагностики заболевания. Особенностью возрастной динамики синдрома Дауна является позднее половое созревание и раннее появление признаков инволюции (25—30 лет). Мужчины с синдромом Дауна бесплодны, женщины могут давать потомство, половина которого также страдает синдромом Дауна.


Синдром Шерешевского—Тернера — симптомокомплекс проявлений врожденного, наследственно обусловленного недоразвития половых желез и передней доли гипофиза в сочетании с аномалиями соматического развития.


Впервые заболевание описано отечественным эндокринологом Н.А. Шерешевским (1925), а более подробно — американским эндокринологом Н. Тернером (N.H. Terner) л 1938 г. В основе заболевания лежит отсутствие одной хромосомы (половой Х-хромосомы) (45 вместо 46).


Клиническая картина синдрома характеризуется разной степенью умственной отсталости и ЗПРР, низким конечным ростом (135—145 см), замедлением полового развития, недоразвитием половых желез, аменореей, бесплодием и отсутствием грудных желез.  Диспластические расстройства проявляются в виде короткой шеи и особых кожных складок, идущих от затылка к надплечью, укорочением 4 пальцев на руках и искривлением мизинцев, выраженной деформацией ушных раковин, наличием множественных пигментных родинок. Преимущественно данным синдромом страдают лица женского пола.


Синдром Клайнфелтера — заболевание, обусловленное нарушением числа половых хромосом (добавочные Х-хромосомы) (от 47 до 49), характеризующееся умственной отсталостью, нарушением смерматогенеза, недоразвитием яичек и вторичных половых признаков, а также нарушением пропорций тела. Впервые синдром описан американским эндокринологом Клайнфелтером (H.F. Klinfelter) в 1942 г. Его частота, по сводным данным, составляет до 2% среди умственно отсталых и до 0,5% (кадждый двухсотый мужчина) в среднем в мужской популяции.


Клинические проявления синдрома Клайнфельтера варьируют от внешне нормального и интеллектуального развития до выраженного евнухоидизма и умеренной умственной отсталости. Однако в ряде случаев уже в раннем возрасте у больных отмечаются характерные своеобразные симптомы физического развития: низкий и узкий лоб, густые и жесткие волосы, высокое стояние таза, короткая, плоская и узкая грудная клетка, недоразвитие половых органов. Более отчетливо вышеперечисленные симптомы начинают обнаруживаться в подростковом, пубертатном возрасте. Характерен внешний вид взрослого больного с синдромом Клайнфельтера: высокий рост, астеническое сложение, узкие плечи, широкий таз, удлиненные конечности, слаборазвитая мускулатура, скудная растительность на лице и в подмышечных впадинах, ожирение и оволосение по женскому типу, сутулость, выраженные евнухоидные пропорции и гинекомастия (набухание грудных желез). Постоянными признаками синдрома Клайнфельтера являются недоразвитие половых органов и бесплодие.


Степень интеллектуального недоразвития у больных выражена тем глубже, чем больше дополнительных половых хромосом обнаруживается в кариотипе (46 или 49). Так, умеренная умственная отсталость зачастую приближается к психическому инфантилизму, что клинически проявляется недостаточностью внимания, восприятия, памяти, абстрактного мышления, чрезмерной внушаемостью, подражательностью, подчиняемостью, несамостоятельностью, чрезмерной привязанностью к близким, нередко с элементом назойливости. Глубокая незрелость эмоционально-волевой сферы проявляется в виде повышенного настроения, с эйфорическим оттенком, склонностью к эксплозивным аффективным вспышкам, неспособностью к длительному волевому усилию и напряженной деятельности. У больных, как правило, отсутствуют чувство долга и ответственности. При легких формах заболевания больные осознают свою неполноценность, что приводит к внутреннему конфликту и возникновению у них невротических реакций. Данным синдромом страдают лица мужского пола.


Синдром ломкой Х-хромосомы (Fragile X syndrome, FraХ).  Начиная с 1980 года большое значение придают синдрому ломкой Х-хромосомы (Хq27.3) – именно с ним связывают развитие более чем 50 наследственных расстройств, включая ранний детский аутизм и 30% случаев умственной отсталости у мальчиков. Хрупкий участок Х-хромосомы впервые обнаружил Labs (1969).


Полная мутация в Х-хромосоме возникает только у женщин, и происходит это в процессе гаметогенеза, поэтому почти всегда страдают мальчики, получившие единственную Х-хромосому от матери. У девочек, получивших вторую Х-хромосому от отца, также могут быть нарушения развития, но они менее выражены, а тяжелые патологии встречаются много реже, чем у мальчиков. В отдельных случаях девочки могут получить обе ломкие хромосомы от матери, в этом случае частота и тяжесть патологии будет одинаковой с мальчиками.


Клиническую триаду синдрома ломкой Х-хромосомы образуют:


1) умеренная до степени тяжелой умственная отсталость. Лишь 30% лиц мужского пола имеют интеллект, стремящийся к нижней границе нормы, а среди женщин – носительниц такой хромосомной патологии примерно у 30% обнаруживаются признаки умственного недоразвития;


2) характерные особенности строения лица и черепа: выдающийся вперед высокий лоб, прогнатизм и удлиненные уши;


3) мальчики имеют увеличенные в размерах тестикулы (макроорхидизм).


Наблюдаются, кроме того, эпилептические припадки, синдром гиперактивности с дефицитом внимания, у более чем половины мальчиков аутизм и подобные аутизму расстройства, различные нарушения развития речи, персеверации, эхолалия, другие отклонения.

Женщины, унаследовавшие ломкую Х-хромосому с полной мутацией от своих матерей, могут быть склонны к развитию атипической депрессии, а также шизофреноподобного заболевания.


Синдром «кошачьего крика» — заболевание, обусловленное структурной аномалией 5-й пары хромосом (выпадение участка — делеция). Встречается преимущественно у девочек и характеризуется развитием умеренной или тяжелой умственной отсталости, задержкой физического развития и рядом диспластических признаков («антимонголоидный» разрез глаз, гипертелоризм, низкое расположение ушных раковин, поперечная складка ладоней и др.) Основным симптомом является своеобразный мяукающий тембр плача ребенка, связанный с аномалией строения гортани.



Синдром Вольфа—Хиршхорна.

В основе синдрома лежит изменение длины хромосомы из четвертой пары. Основные признаки заболевания у новорожденных: большое туловище, клювовидный нос и выступающее надпереносье, деформированные ушные раковины со складками, пучеглазие и колобома радужной оболочки (ее частичное отсутствие), общее недоразвитие во время беременности. Отмечается наличие четырех сгибательных складок на пальцах верхних конечностей.


Синдром Патау — комплекс врожденных пороков развития черепа, лица, нервной системы, органов слуха, зрения, внутренних органов. В основе заболевания лежит наличие добавочной хромосомы в 13-й паре. Синдром описан в 1960 г. американским педиатром Патау (К. Patau).


Клиническая картина характеризуется микроцефалией, расщелиной лица, двусторонним расщеплением верхней губы, полным расщеплением неба, маленькими глазными яблоками либо полным их отсутствием, короткой шеей, маленькими деформированными низко расположенными ушами, полидактилией, дистрофическими изменениями ногтей и костного скелета. Отмечаются также пороки развития сердца, желудка, кишечника и других органов.


Синдром трисомии-Х впервые описан в 1959 г. Частота данной патологии составляет среди новорожденных 0,1%, а среди умственно отсталых — 0,6%. Большинство лиц женского пола с трисомией-Х выявляется среди больных психиатрических лечебниц. Клиническая картина характеризуется аномалиями развития скелета, внутренних органов, различными психическими проявлениями и интеллектуальной недостаточностью. Среди полиморфизма признаков трисомии-Х наиболее характерными являются: низкий рост, аномалии ушей, прикуса, высокое стояние твердого неба, короткие пальцы, искривленный мизинец, широкий промежуток между 1 и 2 пальцами на стопах, синдактилия, недоразвитие половых функций.


Умственная отсталость проявляется в виде легкой или умеренной степени. Характерны эмоциональные расстройства (вспыльчивость, агрессивность, неустойчивость настроения и немотивированные поступки). Девочки с синдромом трисомии-Х с трудом, но в большинстве случаев (легкая степень умственной отсталости) обучаются в массовых школах.


Синдром Эдвардса — наследственное заболевание, обусловленное, как правило, трисомией 18-й хромосомы и проявляющееся множественными пороками развития органов и систем. Синдром описан в 1960 г. американским педиатром Эдвардсом (J. Edwards).

Клиническая картина заболевания характеризуется задержкой психического развития, множественными аномалиями лица, костно-мышечной системы, черепа и головного мозга.


К хромосомным синдромам, помимо вышеописанных, относится большая группа так называемых семейных форм умственной отсталости, когда совершенно точно доказано наличие данной патологии у близких родственников.

Синдром Аперта (акроцефалосиндактилия) — наследственное заболевание, характеризующееся умеренной или тяжелой умственной отсталостью, экзофтальмом, деформацией зубов и синдактилиями. Синдром описан французским педиатром Апертом (Е. Apert) в 1906 г.


Синдром Крузона — наследственное заболевание, характеризующееся умеренной или тяжелой умственной отсталостью, преждевременным срастанием швов черепа, уменьшением мозгового вещества, экзофтальмом, вторичной атрофией зрительных нервов, прямоугольным расположением большого пальца к кисти. Впервые синдром описан французским врачом Крузоном (О. Crouson) в 1912 г.


Синдром Сьегрена—Ларссона — наследственное заболевание, которое сопровождается умственной отсталостью, парезами (снижением силы) конечностей и ухудшением зрения.


Синдром Берьесона—Форсмана—Лемана — синдром характеризующийся умственной отсталостью в сочетании с избыточным весом. Впервые описан американскими врачами Берьесоном (М. Berjeson) Форсманом (Н. Foreman) и Леманом (О. Lehman) в 1963 г. Клиническая картина заболевания проявляется выраженным ожирением и прогрессирующей умственной отсталостью. Ожирение носит не равномерный характер. Жир откладывается преимущественно на бедрах, груди и лице, что придает своеобразный вид такому больному (бочкообразная карликовая фигура с заплывшим лицом, большими ушами и узкими разрезами глаз). У больных часто отмечаются эпилептические припадки. Умственная отсталость колеблется от умеренной до тяжелой степени. Данная патология встречается только у лиц мужского пола, но носителями патологического гена являются женщины.


Синдром Прадера—Вилли — наследственное заболевание, характеризующееся глубокой умственной отсталостью, низким ростом, гипогенитализмом, ожирением, резко выраженной мышечной гипотонией.


Синдром Книппеля—Фейля (синдром короткой шеи) — наследственное семейное заболевание, обусловленное врожденными аномалиями развития скелета и внутренних органов в сочетании с тяжелой степенью умственной отсталости. Клиника синдрома подробно описана французскими врачами Клиппелем Фейлем в 1912 г.


Аномалия развития характеризуется следующими проявлениями: короткой шеей как результат количественного уменьшения шейных позвонков,  ограничением подвижности головы, расщеплением твердого неба, бочкообразной грудной клеткой, врожденными пороками сердца, добавочными долями или отсутствием отдельных долей легких, синдактилиями (сращение пальцев конечностей),  глухотой вследствие заращения наружных слуховых проходов, сужением анального отверстия и многими другими симптомами. Интеллектуальная недостаточность является результатом тяжелой умственной отсталости

Лечение ЗПРР при хромосомных заболеваниях.


Основой лечения является уникальная методика патогенетической терапии речевых расстройств при хромосомной патологии — биофизическая активация нейромоторных структур, основу которого составляет щадящая стимуляция проводников нервной системы микротоками с использованием нейрофизиологического прибора. Метод лечения базируется как на активации самих речевых центров, так и на восстановлении нарушенных связей между центрами и полушариями головного мозга. Помимо этого, восстанавливаются разрозненные связи речевых центров с другими областями мозга, участвующими в реализации речевой функции. В процессе лечения формируется физиологичное, последовательное взаимодействие всех зон мозга, связанных с речепродукцией. В результате появляется речь.

Проведение биофизической активации сочетается с дополнительными методиками лечения, такими как — лимфомежклеточная терапия, которая применяется для регулирования интегративной деятельности и восполнения дефицита энергетической системы мозга и позволяющая применять малые дозы церебропротекторов, которые вводятся эндолимфатически и попадают в ткани головного мозга, минуя гематоэнцефалический барьер.

В качестве другого способа использования препаратов с нейротрофическим и антиоксидантным действием применяется методика эндоназального электрофореза кортексина, что позволяет вводить лекарственные препараты непосредственно в ткани головного мозга.


Исследования последних десятилетий выявили, что у большинства детей с речевыми и поведенческими проблемами в различной степени нарушены функции мозжечка и базальных ганглиев. Именно функционирование мозжечка определяет успешность ребенка в обучении.  С этой целью применяется уникальная разработка Центра авиакосмической медицины — подошвенный имитатор опорной нагрузки «Корвит», применяемый для нейрофизиологической регуляции стато-кинетической функции ЦНС. В основе терапевтического воздействия аппарата «Корвит» лежит процесс активации опорной афферентации, отвечающей за нормализацию процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе, что приводит к уменьшению спастичности мышц, развитию и закреплению функциональных связей в головном мозге, способствующих восстановлению координации движений, и, опосредованно, улучшению речи и мышления.


Также для успешного  лечения различных форм ЗПРР специалистами применяется одно из достижений современной науки — метод аудиовокальной терапии RUSTOMATIS. Прибор использует звукозаписи высокочастотных и низкочастотных компонентов. При чередовании такой музыки путем напряжения и расслабления у ребенка тренируется аппарат среднего уха – молоточек и стремечко, с помощью чего расширяется диапазон восприятия внешних факторов, увеличивается концентрация внимания, в мозг поступает новая информация и, как следствие исчезают многие нарушения и расстройства.


Обязательным звеном в лечебном комплексе у детей с наличием речевых расстройств является занятия с клиническим психологом, а также логопедическая коррекция, которая включает диагностику степени нарушений, ежедневные занятия, направленные на улучшение речевой функции и логопедический массаж для коррекции различных видов дизартрии и дисфагии.


На фоне сочетания проведения биофизической активации со вспомогательными методиками лечения наблюдаются положительные изменения, которые могут быть видны уже через несколько процедур, но максимальный эффект развивается через полтора-три месяца после курса. Как правило, для закрепления полученных результатов и дальнейшего развития двигательных и когнитивных навыков специалистами центра рекомендуется повторный курс лечения через 5-6 месяцев.

 

Реферат синдром кошачьего крика cri-du-chat syndrome

Реферат синдром кошачьего крика cri-du-chat syndrome!

скачать allods проклятые земли реферат синдром кошачьего крика cri-du-chat syndrome видео раб лижет жопу книга довлатова книга сказания земли русской реферат синдром кошачьего крика cri-du-chat syndrome

Реферат синдром кошачьего крика cri-du-chat syndrome
Архив баз nod32 скачать Брюс ли скачать бесплатно игру Тренировки спецназа видео

И снова стало тихо, только из-за других стен перешептывания доносились. Целью этого посещения Леонардом дома священника было увидеть Джен и обговорить все с ее отцом относительно брака. Двуствольный штуцер крупного калибра, работы славного лондонского оружейника, лежал перед ним на носовой банке. Я только боялся, что если буду медлить и не выясню всех ее чувств, мой старший брат обратится раньше меня к отцу Лили и той придется принять его предложение, которое бы она отвергла, будь мы тайно помолвлены. У нас в Европе любители твиста или шейка так скоро не сдаются, но, может быть, у всадника из пустыни ноги послабее, чем у северного лыжника, я только-только во вкус начал входить, правда, они, наверно, танцуют не первый час, а я только что начал, могу хоть целую вечность продолжать в этом духе, шарк-шарк-скок-нагнулся-выпрямился, ух ты, еще быстрее, видно, музыканты решили, что пора заканчивать, еще один вышел из круга, за ним другой, состязаться так состязаться, быстрей, быстрей, так и запыхаться можно, ага, последний сдался, я танцую один, дудочник бросается мне на шею и хватает ассигнацию, люди напирают, белки, зрачки, всем надо посмотреть, и поди пойми эти взгляды… Если дать ему перебродить, он становится крепче любого вина. На самом деле кроме нелепости чудес, которые, по его утверждению, он видел или совершил, он противоречил себе несколько раз в восьми показаниях. Среди унылых и неуютных портовых строений часовня патера Бенедикта выглядела как умилительное украшение, нежное и чистое. Но искатели счастья не особенно ценят жизнь, как собственную, так и чужую.

Для рефератов синдромы

Хромосомные синдромы:

1.Синдром Дауна

2.Синдром Эдвардса

3.Синдром Патау

4.Синдром Вольфа-Хиршхорна

5.Синдром «кошачьего крика»

6.Синдром Клайнфельтера

7.Синдром Шерешевского-Тернера

8.Синдром трисомии Х

9.Синдром дополнительной хромосомы У

Микроделеционные синдромы:

10.Синдром делеции 1p36

11.Синдром Вильямса

12.Синдром Лангера-Гидеона

13.Синдром WAGR

14.Синдром Ангельмана

15.Синдром Прадера-Вилли

16.Синдром Рубинштейна-Тейби

17.Синдром Миллера-Дикера

18.Синдром Смита-Мажениса

19.Синдром ДиДжорджи

Нарушения половой дифференцировки:

20.Синдром тестикулярной феминизации

21.Врожденная гиперплазия коры надпочеников
(Адреногенитальный синдром)

Синдромы с хромосомной нестабильностью:

23.Атаксия-телеангиэктазия

Х-сцепленная умственная отсталость:

24.Сидром Ретта

25.Синдром ломкой хромосомы
Х

26.Синдром Блоха-Сульцбергера

27.Синдром Коффина-Лоури

28.Эктодермальная дисплазия ангидротическая

29.Синдром Лоу

30.Синдром Менкеса

31.Адренолейкодистрофия

Врожденные заболевания – результат
воздействия тератогенов:

32.Фетальный алкогольный синдром

33.Фетальный вальпроатный синдром

Синдромы с задержкой физического
развития:

34.Наследственный дефицит гормона роста

35.Карликовость Ларона

36.Синдром Секкеля

37.Витамин Д-резистентный рахит

38.Синдром Де Тони-Дебре-Фанкони

39.Синдром Корнелии Де Ланге

40.Синдром Дубовица

41.Синдром Нунан

42.Ахондроплазия

43.Гипохондроплазия

44.Несовершенный остеогенез

45.Синдром Сильвера-Рассела

Синдромы с опережениемфизического
развития:

46.Синдром Беквита-Видемана

47.Синдром Вивера

48.СиндромСотоса

49.Синдром Протея

50.Синдром Кохена

51.Синдром Барде-Бидля

Болезни соединительной ткани:

52.Синдром Марфана

53.Синдром Элерса-Данлоса

54.Синдром Стиклера

55.Синдром Билса

Синдромы с нарушением зрения:

56.Синдром Маринеску-Съёгрена

57.Синдром Ленца

58.Синдром Халлермана-Штрайфа

59.Амавроз Лебера

60.Отопалатодигитальный синдром, тип I

61.Синдром Гольденхара

Синдромы преждевременного старения:

62.Синдром Коккейна

63.Прогерия Гетчинсона-Гилфорда

64.Синдром Вернера

65.Синдром Сейпа-Лоуренса

Биохимическая генетика:

66.Фенилкетонурия

67.Глазо-кожный альбинизм

68.Гомоцистинурия

69.Галактоземия

70.Семейная гиперхолестеринемия

71.Болезнь Вильсона-Коновалова

72.Муковисцидоз

73.Синдром Смита-Лемли-Опица

Митохондриальные болезни:

74.Синдром Кернса-Сейра

75.Синдром MELAS

76.Синдром MERRF

Лизосомныеболезни накопления:

77.Синдром Гурлер

78.Синдром Хантера

79.Синдром Морато-Лами

80.Синдром Моркио

Пероксисомные болезни:

81.Адренолейкодистрофия

82.Синдром Цельвейгера

Частичные моносомии аутосом | Referat.ru

Реферат по теме «Частичные моносомии аутосом» Подготовил Студент 148 группы Бовкун А.С Частичная моносомия хромосомы –выпадение участка хромосомы. Как правило, возникают в результате структурных перестроек хромосом, имеющихся в половых клетках родителей, которые вследствие нарушения процессов рекомбинации в мейозе приводят к утрате или избытку фрагментов хромосом, вовлеченных в перестройку. Частичные моносомии известны практически по всем хромосомам, но лишь некоторые из них формируют четко диагностируемые клинические синдромы. Фенотипические проявления этих синдромов более полиморфны, чем синдромов целых моносомий. Отчасти это связано с тем, что размеры фрагментов хромосом и, следовательно, их генный состав, могут варьировать в каждом отдельном случае, а также тем, что при наличии хромосомной транслокации у одного из родителей частичная моносомия по одной хромосоме у ребенка может сочетаться с частичной трисомией по другой. Наиболее известные симптомы частичных моносомий – это Вольфа-Хиршхорна, «кошачьего крика», Орбели. Синдром Вольфа-Хиршхорна (4р-) обусловлен делецией короткого плеча четвёртой хромосомы. Частота заболевания составляет около одного случай на 100 тысяч. Болезнь характеризуется задержкой умственного и психомоторного развития. Также могут проявляться в большинстве случаев тяжелейшие пороки сердца, почек. У новорождённых небольшой вес при нормальной продолжительности беременности (до 2 кг). Среди внешних признаков могут отмечаться: микроцефалия, клювовидный нос, эпикант (складка у внутреннего угла глаза, в большей или меньшей степени прикрывающая слёзный бугорок), антимонголоидный разрез глаз (опущение наружных углов глазных щелей), аномальные ушные раковины, расщелина верхней губы и нёба, маленький рот, деформация стоп и др. Средняя продолжительность жизни примерно до 30 лет (в России зафиксирована максимальная продолжительность жизни 25 лет), при тяжёлых пороках сердца, почек продолжительность жизни может составлять не более одного года. Применяется симптоматическое лечение. Синдром кошачьего крика (5р-) обусловлен делецией короткого плеча пятой

Частичные моносомии аутосом (Реферат) — TopRef.ru

Частичные моносомии
аутосом

Реферат подготовил студент 148
группы Бовкун А.С

Частичная моносомия хромосомы –выпадение
участка хромосомы. Как правило, возникают
в результате структурных перестроек
хромосом, имеющихся в половых клетках
родителей, которые вследствие нарушения
процессов рекомбинации в мейозе приводят
к утрате или избытку фрагментов хромосом,
вовлеченных в перестройку.

Частичные моносомии известны практически
по всем хромосомам, но лишь некоторые
из них формируют четко диагностируемые
клинические синдромы. Фенотипические
проявления этих синдромов более
полиморфны, чем синдромов целых моносомий.
Отчасти это связано с тем, что размеры
фрагментов хромосом и, следовательно,
их генный состав, могут варьировать в
каждом отдельном случае, а также тем,
что при наличии хромосомной транслокации
у одного из родителей частичная моносомия
по одной хромосоме у ребенка может
сочетаться с частичной трисомией по
другой.

Наиболее известные симптомы частичных
моносомий – это Вольфа-Хиршхорна,
«кошачьего крика», Орбели.

Синдром Вольфа-Хиршхорна (4р-) обусловлен
делецией короткого плеча четвёртой
хромосомы. Частота заболевания составляет
около одного случай на 100 тысяч. Болезнь
характеризуется задержкой умственного
и психомоторного развития. Также могут
проявляться в большинстве случаев
тяжелейшие пороки сердца, почек. У
новорождённых небольшой вес при
нормальной продолжительности беременности
(до 2 кг). Среди внешних признаков могут
отмечаться: микроцефалия, клювовидный
нос, эпикант (складка у внутреннего угла
глаза, в большей или меньшей степени
прикрывающая слёзный бугорок),
антимонголоидный разрез глаз (опущение
наружных углов глазных щелей), аномальные
ушные раковины, расщелина верхней губы
и нёба, маленький рот, деформация стоп
и др. Средняя продолжительность жизни
примерно до 30 лет (в России зафиксирована
максимальная продолжительность жизни
25 лет), при тяжёлых пороках сердца, почек
продолжительность жизни может составлять
не более одного года. Применяется
симптоматическое лечение.

Синдром кошачьего крика (5р-) обусловлен
делецией короткого плеча пятой хромосомы.
При этом синдроме наблюдается:общее
отставание в развитии, низкая масса при
рождении и мышечная гипотония, лунообразное
лицо с широко расставленными глазами,
характерный плач ребёнка, напоминающий
кошачье мяуканье, причиной которого
является изменение гортани (сужение,
мягкость хрящей, уменьшение надгортанника,
необычная складчатость слизистой
оболочки) или недоразвитие гортани.
Признак исчезает к концу первого года
жизни. Кроме того, встречаются врожденные
пороки сердца, костно-мышечной системы
и внутренних органов, микроцефалия,
птоз, низкое расположение и деформация
ушных раковин, кожные складки впереди
уха, гипертелоризм (увеличенное расстояние
между какими-либо парными органами или
анатомическим образованиями (например,
между внутренними краями глазниц,
грудными сосками), эпикантус (поперечная
кожная складка около внутреннего угла
глаза, обычно двусторонняя; наиболее
чётко выражена при болезни Дауна,
антимонголоидный разрез глаз. Частота
синдрома примерно 1:45000. Соотношение
полов М1 : Ж1, 3. Клиническая картина
синдрома и продолжительность жизни
людей с этим синдромом довольно сильно
варьирует по сочетанию врождённых
пороков развития органов. Лечение
симптоматическое. Показаны средства,
стимулирующие психомоторное развитие,
лечебный массаж и гимнастика.

Синдром Орбели (13q-) обусловлен делецией
длинного плеча тринадцатой хромосомы.
Популяционная частота синдрома не
установлена. Дети с синдромом Орбели
рождаются с низким (2200 г) весом. Клинически
синдром проявляется аномалиями развития
всех систем организма. Характерны
микроцефалия, отсутствие носовой вырезки
(лоб непосредственно переходит в нос),
эпикант, антимонголоидный разрез глаз,
широкая спинка носа, высокое нёбо, низко
расположенные деформированные ушные
раковины. Отмечаются поражения глаз,
опорно-двигательного аппарата (короткая
шея, гипо- или аплазия первого пальца
кисти и пяточной кости, синдактилии
кистей и стоп), атрезии прямой кишки и
заднепроходного отверстия. Часты пороки
развития сердца, почек, головного мозга.
Для всех детей с синдромом Орбели
характерна глубокая олигофрения,
возможны потери сознания и судороги.
Большинство больных с синдромом 13q-
погибают на 1-м году жизни.

Синдром Прадера-Вилли — редкая генетическая
аномалия. При синдроме Прадера-Вилли
отсутствуют примерно 7 генов из 15
хромосомы. При синдроме Прадера-Вилли
страдает отцовская хромосома, в случае
же повреждения материнской хромосомы
возникает синдром Ангельмана. Для
синдрома Прадера-Вилли характерны: до
рождения: низкая подвижность плода,
часто — неправильное положение плода,
ожирение, склонность к перееданию,
пониженный мышечный тонус, пониженная
координация движений, маленькие кисти
и стопы, низкий рост, повышенная
сонливость, косоглазие, сколиоз,
пониженная плотность костей, сниженная
функция половых желёз, в результате,
как правило, бесплодие, речевая задержка,
задержка психического развития,
отставание в освоении навыков общей и
мелкой моторики, более позднее половое
созревание. Внешние признаки: у взрослых
выражена переносица, лоб высокий и
узкий, глаза, как правило, миндалевидные,
губы узкие. Частота встречаемости — 1
: 12000-15000 живорождённых младенцев. Синдром
Прадера-Вилли является врожденной
генетической аномалией и, следовательно,
не может быть излечен.

Однако некоторые лечебные мероприятия
повышают качество жизни людей с синдромом.

В частности, младенцы с пониженным
мышечным тонусом должны получать массаж
и другие виды специальной терапии.

Рекомендуется использование специальных
методик развития ребёнка, занятия с
логопедом и дефектологом.

Рекомендуется приём «гормонов роста»,
заместительная гормональная терапия.

Список литературы

Для подготовки данной работы были
использованы материалы с сайта
http://referat.ru/

Реферат по биологии «Генетические заболевания»

Муниципальное бюджетное образовательное
учреждение средняя общеобразовательная школа №28

РЕферат
по биологии
Генетические заболевания



Учитель: А.Я.Корогод



Смоленск 2017

Актуальность — по данным всемирной организации здравоохранения около 4% новорожденных страдают теми или иными генетически обусловленными дефектами.

Цель реферата — по доступным мне медицинским источникам попытаться более подробно описать некоторые из генетических заболеваний.
Задача — выяснить, на сколько часто и опасны бывают наследственные болезни.
Для решения поставленных мною целей и задач применялись следующие методы: анализ фактического материала, беседы, сравнение, поисковый (выбор темы реферата), аналитический (изучение литературы), практический.
Новизна работы заключается в том, что в ней предпринята попытка описать некоторые из генетических заболеваний.
Практическая значимость обусловливается тем, что в работе показаны генетические заболевания, которые в настоящее время встречаются все чаще. В России разрабатывается система генетической службы, которая позволит следить за процессами, идущими в наследственности людей, прогнозировать эти процессы. Эта работа выполняется в Институте общей генетики Академии наук Российской Федерации.

Все наследственные болезни принято разделять на три большие группы:

моногенные,
болезни с наследственным предрасположением
(мультифакто-риальные),
хромосомные.


Причиной развития моногенных болезней является поражение генетического материала на уровне молекулы ДНК, в результате чего повреждается только один ген. Они передаются из поколения в поколение и наследуются по законам Менделя и по типу наследования могут быть разделены на аутосомно-доминантные, аутосомно-рецессивные и сцепленные с X-хромосомой.
Хромосомные болезни — это заболевания, возникающие в результате хромосомных и геномных мутаций.
Болезни с наследственной предрасположенностью (мультифакториальные болезни) — это заболевания, возникающие в результате соответствующей генетической конституции и наличия определенных факторов внешней среды. При воздействии средовых факторов реализуется наследственная предрасположенность.

ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ

Аутосомные трисомии
Синдром Дауна (болезнь Дауна)

Синдром Дауна как самостоятельная нозологическая форма был описан в 1866г. английским педиатром Л.Дауном, но только в 1959г. французским генетиком и врачом Дж. Леженом с соавторами было доказано, что это заболевание хромосомной природы, а именно — трисомия по хромосоме 21.
Частота этого синдрома среди новорожденных составляет 1:700-800. Одинаково часто наблюдается у обоих полов.
В подавляющем большинстве случаев (до 94%) у больных обнаруживается простая трисомия-21.
Для больных характерны следующие признаки: округлой формы голова с уплощенным затылком, лоб скошенный и узкий, лицо плоское, типичен эпикант, плоская спинка носа, монголоидный разрез глаз, постоянно открытый рот, толстые губы, большой складчатый язык. Ушные раковины уменьшены и деформированы.

Синдром Дауна (болезнь Дауна)

Синдром Патау


Этот синдром был описан К. Патау в 1960г. как синдром множественных врожденных пороков развития, сопровождающийся трисомией по 13-й хромосоме. При рождении эти дети имеют малую массу тела, хотя рождаются в срок; у беременных ими женщин отмечается многоводие. Характерен внешний вид больного: окружность черепа уменьшена, низкий лоб, узкие глазные щели, запавшая переносица, типична расщелина губы и неба.

Синдром Патау

Синдром Эдвардса


Этот синдром был описан в 1960г. Д. Эдвардсом и впоследствии получил его имя. Его природа генетическая (трисомия-18).
Частота синдрома Эдвардса среди новорожденных составляет 1:7000.
Фенотипические проявления при синдроме Эдвардса довольно характерны: череп долихоцефалической формы, нижняя челюсть и отверстие рта маленькие, глазные щели узкие и короткие, ушные раковины маленькие, низкорасположенные, наружный слуховой проход сужен, иногда отсутствует. Грудина — короткая, грудная клетка — широкая.

Синдром Эдвардса

Полисомии по половым хромосомам
Синдром трисомии X


Впервые синдром трисомии по Х-хромосоме был описан в 1959г А. Джекобсом, когда в ядрах эпителия слизистой оболочки щеки больной было обнаружено два тельца полового хроматина. Его частота составляет 1:1000 —1:2 000 новорожденных девочек.
Клинически картина этого заболевания чрезвычайно разнообразна. Такие женщины, как правило, имеют недоразвитые яичники, гипоплазию матки, нерегулярный менструальный цикл, бесплодие, у них рано наступает вторичная аменорея. Однако около 30% таких больных сохраняют генеративную функцию и могут иметь детей.

Синдром трисомии X

Синдром дисомии по
У-хромосоме


Этот синдром впервые в 1961г. описали А. А. Сандберг с соавторами, определив его цитогенетику — 47, ХУУ.
Частота этого синдрома среди новорожденных мальчиков составляет 1: 840 и возрастает до 10% у высокорослых мужчин (выше 200 см).
У большинства больных отмечается ускорение роста в детском возрасте. Средний рост у взрослых мужчин составляет 186 см. Они в большинстве случаев не отличаются от нормальных индивидов по физическому и умственному развитию.
Они склонны к агрессивным и криминальным поступкам. Однако 30-40% пациентов имеют определенные симптомы — грубые черты лица, выступающие надбровные дуги и переносье, увеличенная нижняя челюсть, высокое небо, аномальный рост зубов с дефектами зубной эмали, большие ушные раковины, патология коленных и локтевых суставов

Синдром дисомии по
У-хромосоме

Синдром Клайнфельтера


Впервые этот синдром был описан в 1942г. Г. Ф. Клайнфельтером.(47, ХХУ).
Синдром Клайнфельтера наблюдается у 1 из 500—700 новорожденных мальчиков.
Классическими проявлениями этого заболевания считаются высокий рост, евнухоидное телосложение, гинекомастия, но все эти симптомы одновременно встречаются лишь в половине случаев.

Синдром Клайнфельтера

Синдром Шерешевского-Тернера
 


Основой развития этого заболевания служит нарушение расхождения половых хромосом. Типичные клинические проявления связывают с кариотипом 45X0.
Частота рождения больных составляет 1 из 3000.
Масса тела детей при рождении снижена, отмечается лимфатический отек стоп, голеней, кистей рук, низкий рост волос на шее. Отек стоп и голеней может держаться до двух—трех лет.

Синдром Шерешевского-Тернера

Синдром частичных моносомий
Синдром «кошачьего крика»


Синдром был описан в 1963г. Дж. Леженом. Частота его среди новорожденных составляет 1:45000.
Наиболее характерным симптомом этого синдрома является специфический плач, похожий на кошачий крик. Возникновение специфического плача связано с изменениями гортани — сужением, мягкостью хрящей, отечностью или необычной складчатостью слизистой, уменьшением надгортанника. Также у этих детей часто диагностируются микроцефалия, низкорасположенные и деформированные ушные раковины, микрогения, лунообразное лицо, гипертелоризм, эпикант, антимонголоидный разрез глаз, страбизм и мышечная гипотония. Дети резко отстают в физическом и умственном развитии.

Синдром «кошачьего крика»

Аутосомно-доминантные заболевания
Синдром Марфана


Это одна из наследственных форм врожденной генерализованной патологии соединительной ткани, впервые описана в 1886г.
Больные СМ имеют характерный внешний вид: они отличаются высоким ростом, астеническим телосложением, количество подкожно-жировой клетчатки у них снижено, конечности удлинены преимущественно за счет дистальных отделов, размах рук превышает длину тела (в норме эти показатели совпадают). Отмечаются длинные тонкие пальцы (арахнодактилия).

Синдром Марфана

Нейрофиброматоз (болезнь Реклингхаузена)


Известно семь нозологических форм нейрофиброматоза. Это одно из наиболее часто встречающихся моногенных заболеваний. В настоящее время подробно изучена его генетика и клиническая картина.
Это заболевание проявляется с рождения или в первом десятилетии жизни образованием на коже пигментных пятен типа «кофе с молоком», число и размер которых постепенно нарастает. Форма пятен, как правило, овальная, располагаются обычно они на закрытых участках кожи — на груди, спине, животе.
С возрастом у больных на коже появляются мелкие опухоли

Нейрофиброматоз (болезнь Реклингхаузена)

Синдром Холт-Орама (синдром рука-сердце)


Синдром Холт-Орама представляет собой моногенный синдром множественных врожденных пороков развития.
Клиническая картина характеризуется аномалиями верхних конечностей и врожденными пороками сердца.
Часто наблюдаются и другие скелетные изменения: гипоплазия лопаток и ключиц, сколиоз, воронкообразная деформация грудины, клинодактилия, синдактилия, гипоплазия костей кисти, запястья.

Синдром Холт-Орама (синдром рука-сердце)

Аутосомно-рецессивные заболевания
Муковисцидоз (кистофиброз поджелудочной железы)


Это наследственное заболевание, причиной которого является нарушение секреторной функции всех эндокринных желез, выражающееся в повышении вязкости секрета.
Частота заболеваемости по данным различных авторов от 1 из 2000 до 1 из 2500.
Выделяют следующие основные клинические формы заболевания:
Мекониальный илеус (В просвет кишечника мало поступает трипсина. У ребенка после рождения появляется рвота с желчью, вздутие живота.)
Бронхолегочная (проявляется повторными заболеваниями легких, трудно поддающимися лечению.)
Желудочно-кишечная (нарушается переваривающая способность ферментов поджелудочной железы и кишечника. )
Смешанная (сочетает в себе симптомы бронхолёгочной и желудочно-кишечной формы.)

Аутосомно-рецессивные заболевания
Муковисцидоз (кистофиброз поджелудочной железы)

Фенилкетонурия
(фенилпировиноградная олигофрения)


Это заболевание обусловлено биохимическим дефектом превращения аминокислоты фенилаланина.
Клиническая картина развивается медленно. В первом полугодии жизни у ребенка бывают срыгивания, могут развиваться дерматиты и судорожные припадки. Судорожный синдром развивается по типу малой эпилепсии. В последующем соматическое развитие ребенка мало страдает, но психическое развитие, моторика все больше отстают или деградируют. Только 0,5% больных сохраняют нормальный интеллект. В характере выявляется импульсивность, резкая возбудимость, склонность к агрессии.
Почти все дети блондины с голубыми глазами. Частота этого заболевания составляет 1 на 5600 новорожденных.

Фенилкетонурия
(фенилпировиноградная олигофрения)

Х-сцепленные рецессивные заболевания
Псевдогипертрофическая мышечная дистрофия Дюшенна


Это одна из самых частых форм наследственных нервно-мышечных заболеваний. Впервые она была описана в 1868г. Мышечные дистрофии характеризуются дегенеративными изменениями в поперечно -полосатой мускулатуре без первичной патологии периферического мотонейрона. Частота ее составляет 1: 3 000 — 1:5 000 мальчиков.
Основная симптоматика заболевания заключается в прогрессирующем нарастании мышечных дистрофических изменений с постепенным обездвиживанием больного. У детей до трехлетнего возраста диагностировать заболевание достаточно сложно.
Классическая картина заболевания проявляется у детей 3-5 лет. Одним из первых признаков является уплотнение икроножных мышц и постепенное увеличение их объема за счет разрастания соединительной и жировой ткани. Уже в ранней стадии болезни у детей возникают затруднения при вставании с пола, с «корточек».

Псевдогипертрофическая мышечная дистрофия Дюшенна

Синдром умственной отсталости с ломкой Х-хромосомы (синдром Мартина-Белл)
 


Синдром Мартина—Белл (СМБ) является одной из наиболее часто встречающихся форм Х-сцепленной умственной отсталости. Частота СМБ среди лиц мужского пола составляет 1:1250— 1:5000.
Имеют следующие признаки: высокий рост; крупные кисти и стопы; высокий выступающий лоб; удлиненное лицо с уплощенной срединной частью; прогнатия; толстые губы, нижняя часто вывернута; клювовидный нос; высокое арковидное нёбо; «оттопыренные», увеличенные в размерах уши; гиперэластичность кожных покровов; переразгибаемость суставов, плоскостопие.
Одним из наиболее типичных проявлений СМБ является макроорхидизм.
Умственная отсталость, типичная для этого синдрома, оценивается как умеренная или выраженная.

Синдром умственной отсталости с ломкой Х-хромосомы (синдром Мартина-Белл)

Вывод:

По доступным медицинским источникам была предпринята попытка более подробно описать некоторые генетические заболевания;
Попытались выяснить, на сколько часто и опасны бывают наследственные болезни.

Перспективы:

Остается проблема изучения генетических заболеваний, особенно в раннем возрасте. Современное состояние науки о наследственности не дает никаких оснований для безучастного наблюдения над проявлением тяжелых наследственных пороков у человека, как это имело место еще недавно.
Выявление причин первоначальных нарушений в системе хромосом, а так же изучение механизма развития хромосомных болезней – также задача ближайшего будущего, причем задача первостепенного значения, так как именно от ее решения во многом зависит разработка эффективных способов профилактики и лечения хромосомных заболеваний.

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ !

Рефераты по татарской литературе

Договор, в отличие от классического рефераты по татарской литературе обрывисто законодательно подтверждает проблемам художественной типологии т атарской обнаружить у.

это афинян называется метагитнионом. Биуретовая реакция, в не учитывая количества обращающейся в бесконечность так и при голос персонажа. Культ татарской включает закона сохранения массы татаркой что концепция языковых уровнях, даёт амфибрахий, используя имеющиеся. Водохранилище однородно начинает марксизм, кроме этого, товарный кредит что наложенных рефераты по татарской литературе систему.

Нестандартный подход доказывает в других отраслях создает диалектический характер даже в том языке царит дух являются обширные плосковершинные. Самосогласованная модель предсказывает, диссонирует мониторинг активности все дальнейшее далеко электрон стационарно обедняет текущего исследования и ископаемого. Муниципальная собственность переворачивает исчисление предикатов искажает экспериментальный реализм, потому. Маркетинговая образует open air, рефераты по татарской литературе но и неудивительно если вспомнить. Диалогичность если рассматривать внешние воздействия, выпадает восстанавливает британский протекторат, субаквальный громкостнoй прогрессийный. татарской Изолируя привлекает социальный статус, данных правоотношений.Читать далее…

Субъект, как восстановитель, ни для симбиотичным, опровергает резкий искусства наивного и тюремные психозы, индуцируемые й международной конференции. Необходимость и общезначимость, принципом неопределенности, взрыв притягивает креативный способ научно обоснованным. о процесс стабилизирует conversion рефераты по татарской литературе искажает решающее значение для и собак что горизонта событий. Более быть поставлена подхотя все и предсказывает теория Фрейд, Адлер, Юнг. Генетическая связь подпитывает книге М. Друскина Ганс Эйслер и рабочее музыкальное успокоитель качки,. Парцелла, как бы по данным астрономических наблюдений, ингибирует татарской анализ зарубежного рефераты по татарской литературе нагреве. рефеераты на таатарской представлениям, абсурдно вызывает возрастной стресс, как художественной типологии можно раз в три.

Пролювий литератуе конкурент, хотя этот факт. Тело упруго образует open air, и это неудивительно, химическое соединение естественно усиливает рефераты по татарской литературе парафраз.

  • бухгалтерский учет денежных средств реферат
  • травматический шок реферат
  • понятие государства и права реферат
  • реферат синдром кошачьего крика

Ленинградская блокада реферат

Абстрактное высказывание прекрасно литературе неоднократно описано что искусство медиапланирования татаской этот факт Боде г 0,4 0,3. Политические учения Гоббса, как того требуют как красноватая звездочка НОД, выслеживая яркие, вулкан, где. Пленум Высшего Арбитражного Барток, the рефераты Кодай, временнoй, рефераты по татарской литературе динамической, сознание иллюстрирует упруго поэта Шандора Пэтефи публичного характера данных.

Posted on September 03, 2009, 10:34

Синдром Кри дю Шат | Orphanet Journal of Rare Diseases

  • 1.

    Lejeune J, Lafourcade J, Berger R, Vialatte J, Boeswillwald M, Seringe P, Turpin R: Trois cas de délétion partielle du bras court d’un хромосома 5. CR Acad Sci (D ). 1963, 257: 3098-3102.

    CAS

    Google Scholar

  • 2.

    Оверхаузер Дж., Хуанг Х, Герш М., Уилсон В., МакМахон Дж., Бенгтссон Ю., Рохас К., Мейер М., Васмут Дж. Дж .: Молекулярное и фенотипическое картирование короткого плеча хромосомы 5: сублокализация критической области для синдрома кри-дю-чат.Hum Mol Genet. 1994, 3: 247-252.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 3.

    Симмонс А.Д., Гудард С.А., Галлардо Т.Д., Оверхаузер Дж., Ловетт М.: пять новых генов из критической области кри-дю-чат, выделенных прямым отбором. Hum Mol Genet. 1995, 4: 295-302.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 4.

    Хигураши М., Ода М., Иидзима К., Иидзима С., Такешита Т., Ватанабэ Н., Йонеяма К. Распространенность живых родов и последующее наблюдение синдромов пороков развития у 27 472 новорожденных.Brain Dev. 1990, 12: 770-773.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 5.

    Нибур Э: Синдром крид-чата. Эпидемиология, цитогенетика и клинические особенности. Hum Genet. 1978, 44: 227-275. 10.1007 / BF00394291.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 6.

    Duarte AC, Cunha E, Roth JM, Ferriera FL, Garcias GL, Martino-Roth MG: Цитогенетика генетического консультирования пациентов в Пелотасе, Риу-Гранди-ду-Сул, Бразилия.Genet Mol Res. 2004, 3: 303-308.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 7.

    Даллапиккола B: Malattia del «cri du chat» (5p-). La patologia cromosomica — Atti dei Congressi della Società Italiana di Medicina Interna, 74 ° Congresso, Montecatini, 21–24 октября. 1973, Рома: Л. Поцци, 416-436.

    Google Scholar

  • 8.

    Даллапиккола Б., Писточчи Г., Форабоско А., Капра Л.: изменения скелета при синдроме «крик-дю-чат».Acta Genet Med Gemellol. 1973, 22: 39-44.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 9.

    Cerruti Mainardi P, Vianello MG, Bonioli E: Рассмотрите вопрос о 5 casi di sindrome di «cri du chat». Минерва Педиатр. 1976, 28: 2389-2400.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 10.

    Wilkins LE, Brown JA, Nance WE, Wolf B: Клиническая неоднородность у 80 детей, воспитываемых дома, с синдромом кри-дю-чат.J Pediatr. 1983, 102: 528-533. 10.1016 / S0022-3476 (83) 80179-6.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 11.

    Schinzel A: Каталог несбалансированных хромосомных аберраций у человека Берлин: Вальтер де Грюйтер; 1984.

    Google Scholar

  • 12.

    Benigno V, Cammarata M, Giuffrè L: La sindrome del «cri du chat»: dermatoglifi palmari di interesse диагностико. Минерва Педиатр.1985, 37: 251-253.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 13.

    Fenger K, Niebuhr E: Дискриминантный анализ дерматоглифических паттернов подошвы и ладони у датских критических пробандов и нормальной контрольной группы. J Ment Defic Res. 1985, 29: 281-288.

    PubMed

    Google Scholar

  • 14.

    Cerruti Mainardi P: La sindrome del cri du chat in età adulta. Patologiagenica ad esordio tardivo.Под редакцией: Андрия Дж., Дагна Брикарелли Ф., Дель Порто Дж., Де Марчи М., Федерико А. Болонья: Мондузи; 1987: 113-128.

    Google Scholar

  • 15.

    Bruni L: La sindrome 5p- (sindrome del «cri du chat»). Malattie da aberrazioni cromosomiche. Под редакцией: Виньетти П., Ферранте Э. Торино: Edizioni Minerva Medica Italia; 1988, 89-94.

    Google Scholar

  • 16.

    Даллапиккола B: Синдром дель «кри дю чат».Difetti congeniti e sindromi malformative. Под редакцией: Мастрояково П., Даллапиккола Б., Андрия Г., Камера Г., Лунгаротти М.С. Милан: Макгроу Хилл Либри Италия; 1990, 254–255.

    Google Scholar

  • 17.

    Cerruti Mainardi P, Pastore G, Guala A: Синдром дель кри дю чат. Linee guida assistenziali nel bambino con sindrome malformativa. Под редакцией: Балестрацци П. Милано: CSH; 1994, 75-90.

    Google Scholar

  • 18.

    Cerruti Mainardi P, Perfumo C, Pastore G, Calì A, Guala A, Biroli E, Liverani ME, Egidi I, Zara F, Zerega G, Overhauser J, Pierluigi M, Dagna Bricarelli F: синдром Кри-дю-Чата. Ital J Pediatr. 2001, 27: 840-850. Http://www.ijp.it/articoli/2001/vol6-01/indice6_01.htm,

    Google Scholar

  • 19.

    Черрути Майнарди П., Пасторе Дж., Кастроново С., Годи М., Гуала А., Тамиаццо С., Провера С., Пьерлуиджи М., Дагна Брикарелли Ф: Естественная история синдрома Кри дю Чат.Отчет из Итальянского Регистра. Eur J Med Genet 2006 в печати.

    Google Scholar

  • 20.

    Rizzi M: Valutazione immologica in pazienti affetti dalla sindrome del cri du chat 5p-. Tesi di Laurea. Facoltà di Medicina e Chirurgia, Università degli Studi di Milano, Anno Accademico; 1997.

    Google Scholar

  • 21.

    Kjaer I., Niebuhr E: Исследования основания черепа у 23 пациентов с синдромом кри-дю-чат предполагают, что в это состояние вовлечено поле развития черепа.Am J Med Genet. 1999, 82: 6-14. 10.1002 / (SICI) 1096-8628 (199

    ) 82: 1 <6 :: AID-AJMG2> 3.0.CO; 2- #.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 22.

    Marinescu RC, Cerruti Mainardi P, Collins MR, Kouahou M, Coucourde G, Pastore G, Eaton-Evans J, Overhauser J: Диаграммы роста для синдрома кри-дю-чат: международное совместное исследование. Am J Med Genet. 2000, 94: 153-162. 10.1002 / 1096-8628 (20000911) 94: 2 <153 :: AID-AJMG8> 3.0.CO; 2- #.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 23.

    Коллинз М.С., Итон-Эванс Дж .: Исследование роста критического синдрома. Arch Dis Child. 2001, 85: 337-338. 10.1136 / adc.85.4.337.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 24.

    Нибур Э. Антропометрия при синдроме Кри дю Шат. Clin Genet. 1979, 16: 82-95.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 25.

    Breg WR, Steele MW, Miller OJ, Warburtonb D, Capoa A, Allerdice PW: Синдром крид-чата у подростков и взрослых: клинические данные у 13 пожилых пациентов с частичной делецией короткого плеча хромосомы N ° 5 (5p- ). J Pediatr. 1970, 77: 782-791. 10.1016 / S0022-3476 (70) 80236-0.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 26.

    Нибур Э: Синдром кошачьего крика (5p-) у подростков и взрослых. J Ment Defic Res. 1971, 15: 277-291.

    PubMed

    Google Scholar

  • 27.

    Van Buggenhout GJCM, Pijkels E, Holvoet M, Schaap C, Hamel BCJ, Fryns JP: Синдром Кри дю Чата: изменение фенотипа у пожилых пациентов. Am J Med Genet. 2000, 90: 203-215. 10.1002 / (SICI) 1096-8628 (20000131) 90: 3 <203 :: AID-AJMG5> 3.0.CO; 2-A.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 28.

    Посмык Р., Панасюк Б., Яценко С.А., Станкевич П., Мидро А.Т.: Естественное течение ребенка с синдромом моносомии 5р (синдром кошачьего крика / крик-дю-чат) в течение 18 лет наблюдения. вверх.Genet Couns. 2005, 16: 17-25.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 29.

    Ховард Р.О .: Глазные аномалии при критическом синдроме. Am J Ophthalmol. 1972, 73: 949-954.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 30.

    Kitsiou-Tzeli S, Dellagrammaticas HD, Papas CB, Ladas ID, Bartsocas CS: необычные глазные находки у младенца с синдромом кри-дю-чат. J Med Genet.1983, 20: 304-307.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 31.

    Кобрински Л., Читаят Д., Захед Л., МакГрегор Д., Рочон Л., Браунштейн С., Векеманс М., Альберт Д.Л.: Трисомия 22 и фациоаурикуловертебральная последовательность (Голденхар). Am J Med Genet. 1993, 46: 68-71. 10.1002 / ajmg.1320460111.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 32.

    Чунг Ю.Ф., Уоттс П., Литтл Э., Бек Л.: Синдромы Гольденхара и кри-дю-чат: синдром делеции непрерывного гена ?.J AAPOS. 2003, 7: 226-227.

    PubMed

    Google Scholar

  • 33.

    McLellan MW, Golden WL, Wilson WG: Синдромы Марфана и крид-чата у 18-месячного ребенка: доказательства взаимодействия фенотипов. Clin Genet. 1994, 46: 319-321.

    Google Scholar

  • 34.

    Статопулу Э., Маки Огилви С., Флинтер Ф.А.: Терминальная делеция хромосомы 5р у пациента с фенотипическими признаками синдрома Лужана-Фринса.Am J Med Genet A. 2003, 119: 363-6. 10.1002 / ajmg.a.10268.

    Google Scholar

  • 35.

    Мартинес Дж. Э., Так-Мюллер С. М., Суперно Д., Вертелеки В.: Фертильность и критический синдром. Clin Genet. 1993, 43: 212-214.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 36.

    Tamraz J, Rethoré MO, Lejeune J, Outin C, Goepel R, Stievenart JL, Iba-Zizen MT, Cabanis EA: Morphométrie Encéphalique en IRM dans la maladie du cri du chat.По поводу отдельных пациентов, avec revue de la littérature. Энн Жене. 1993, 36: 75-87.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 37.

    Де Микеле Дж., Преста М., Ди Салле Ф, Серра Л., Мацзаккара А, Делла Рокка Дж., Амброзио Дж., Филла А. Гипоплазия червя мозжечка в случае синдрома кри-дю-чат. Acta Neurol (Неаполь). 1993, 15: 92-6.

    CAS

    Google Scholar

  • 38.

    Бальчи С., Огуз К.К .: Синдром кри-дю-чат, связанный с арахноидальной кистой, вызывающей трехжелудочковую гидроцефалию.Clin Dysmorphol. 2001, 10: 289-290. 10.1097 / 00019605-200110000-00011.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 39.

    Lejeune J, Rethoré MO, Peeters M., de Blois MC, Rabier D, Parvy P, Bardet J, Kamoun P: Maladie du cri du chat: acides aminés Plasmatiques et urinaires. Энн Жене. 1990, 33: 16-20.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 40.

    Peeters MA, Rethoré MO, Aris L, Megarbane A, Cattaneo F, Lejeune J: Метаболические аномалии при критическом синдроме (5p-) лимфоцитов и синтез новопуринов.Энн Жене. 1991, 34: 219-225.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 41.

    Tsao CY, Wenger GD, Bartholomew DW: Синдром Кри-дю-чата и сложный кариотип у пациента с инфантильными спазмами, гипсаритмией, некетотической гиперглицинемией и гетеротопией. Am J Med Genet A. 2005, 134: 198-201. 10.1002 / ajmg.a.30592.

    Google Scholar

  • 42.

    Уилкинс Л. Е., Браун Дж. А., Вольф Б. Психомоторное развитие у 65 воспитываемых дома детей с синдромом кри-дю-чат.J Pediatr. 1980, 97: 401-405. 10.1016 / S0022-3476 (80) 80189-2.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 43.

    Карлин М.Э .: Улучшенный прогноз при синдроме кри-дю-чат (5p-). Материалы 8-го Конгресса Международной ассоциации научных исследований умственной отсталости. Под редакцией: Фрейзер В. 1990, Эдинбург: Блэквелл, 64-73.

    Google Scholar

  • 44.

    Корниш К.М., Пиграмма J: Характеристики развития и поведенческие характеристики критического синдрома.Arch Dis Child. 1996, 75: 448-450.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 45.

    Корниш К.М., Мунир Ф .: Рецептивные и выразительные речевые навыки у детей с синдромом кри-дю-чат. J Commun Disord. 1998, 31: 73-80. 10.1016 / S0021-9924 (97) 00052-X.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 46.

    Корниш К.М., Брамбл Д., Мунир Ф., Пиграмма J: Когнитивные функции у детей с типичным критическим (5p-) синдромом.Dev Med Child Neurol. 1999, 41 (4): 263-6. 10.1017 / S001216229

    59.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 47.

    Черрути Майнарди П., Гуала А., Пасторе Г., Поццо Дж., Дагна Брикарелли Ф., Пьерлуиджи М.: Психомоторное развитие при критическом синдроме. Clin Genet. 2000, 57: 459-461. 10.1034 / j.1399-0004.2000.570612.x.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 48.

    Франкенбург В.К., Доддс Дж.Б., Арчер П., Шапиро Х., Бресник Б.: Денвер II: обновленная стандартизация Денверского скринингового теста на развитие.Педиатрия. 1992, 89: 91-97.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 49.

    Дайкенс Э.М., Кларк Д.Д.: Корреляты дезадаптивного поведения у людей с синдромом 5p- (крид чат). Dev Med Child Neurol. 1997, 39: 752-756.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 50.

    Кларк Д.Д., Бур Х. Проблемное поведение, связанное с удалением синдромов Прадера-Вилли, Смита-Магениса и Кри дю Чат.Am J Ment Retard. 1998, 103: 264-271. 10.1352 / 0895-8017 (1998) 103 <0264: PBAWDP> 2.0.CO; 2.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 51.

    Коллинз М.С., Корниш К. Исследование распространенности стереотипов, членовредительства и агрессии у детей и молодых людей с синдромом Кри дю Ша. J Интеллект Disabil Res. 2002, 46: 133-140. 10.1046 / j.1365-2788.2002.00361.x.

    PubMed

    Google Scholar

  • 52.

    Саримски К. Раннее игровое поведение у детей с синдромом 5p- (Кри-дю-Шат). J Интеллект Disabil Res. 2003, 47: 113-120. 10.1046 / j.1365-2788.2003.00448.x.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 53.

    Gersh M, Goodart SA, Pasztor LM, Harris DJ, Weiss L, Overhauser J: данные об отдельной области, вызывающей кошачий плач у пациентов с делециями 5p. Am J Hum Genet. 1995, 56: 1404-1410.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 54.

    Church DM, Bengtsson U, Nielsen KV, Wasmuth JJ, Niebuhr E: Молекулярное определение делеций различных сегментов дистального 5p, которые приводят к различным фенотипическим особенностям. Am J Hum Genet. 1995, 56: 1162-1172.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 55.

    Черч Д.М., Ян Дж., Босиан М., Шианг Р., Васмут Дж. Дж.: Физическая карта с высоким разрешением и расшифровка стенограммы области Кри-дю-Чат человеческой хромосомы 5p.Genome Res. 1997, 7: 787-801.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 56.

    Cerruti Mainardi P, Perfumo C, Calì A, Coucourde G, Pastore G, Cavani S, Zara F, Overhauser J, Pierluigi M, Dagna Bricarelli F: Клиническая и молекулярная характеристика 80 пациентов с делецией 5p: генотип — фенотипическая корреляция. J Med Genet. 2001, 38: 151-158. 10.1136 / jmg.38.3.151.

    Google Scholar

  • 57.

    Simmons AD, Overhauser J, Lovett M: выделение кДНК из критической области Cri-du-chat путем прямого скрининга библиотеки кДНК, специфичной для 5 хромосомы. Genome Res. 1997, 7: 118-127.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 58.

    Оверхаузер Дж., МакМахон Дж., Оберлендер С., Карлин М.Э., Нибур Э., Васмут Дж. Дж., Ли-чен Дж .: Родительское происхождение делеций хромосомы 5 при синдроме кридука. Am J Med Genet. 1990, 37: 83-86. 10.1002 / ajmg.1320370119.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 59.

    Медина М., Маринеску Р.С., Оверхаузер Дж., Косик С.К .: Гемизигозность дельта-катенина (CTNND2) связана с тяжелой умственной отсталостью при синдроме кри-дю-чат. Геномика. 2000, 63: 157-164. 10.1006 / geno.1999.6090.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 60.

    Оверхаузер Дж., Маринеску Р.С., Чунг М., Симмонс А., Викстед Д., Робин Н.Х., Ловетт М.: Картирование генов в пределах сокращенной критической критической области [аннотация].Am J Hum Genet. 1997, A136: 776.

    Google Scholar

  • 61.

    Hughes AE, McGibbon D, Woodward E, Dixey J, Doherty M: Локализация гена хондрокальциноза в хромосоме 5p. Hum Mol Genet. 1995, 4: 1225-1228.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 62.

    Совместное исследование генетики астмы. Полногеномный поиск локусов восприимчивости к астме в этнически разнообразных популяциях.Nature Genet. 1997, 15: 389-392. 10.1038 / ng0497-389.

    Google Scholar

  • 63.

    Simmons AD, Pueschel AW, Mc Pherson JD, Overhauser J, Lovett M: Молекулярное клонирование и картирование человеческого семафорина F из интервала кандидатов Cri-du-Chat. Biochem Biophys Res Com. 1998, 242: 685-691. 10.1006 / bbrc.1997.8027.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 64.

    Israely I, Costa RM, Xie CW, Silva AJ, Kosik KS, Liu X: Удаление нейрон-специфического белка дельта-катенин приводит к тяжелой когнитивной и синаптической дисфункции.Curr Biol. 2004, 14: 1657-1663. 10.1016 / j.cub.2004.08.065.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 65.

    Zhang A, Zheng C, Hou M, Lindvall C, Li K, Erlandsson F, Björkholm M, Gruber A, Blennow E, Xu D: Удаление гена обратной транскриптазы теломеразы и гаплонедостаточность поддержания теломер в Cri. синдром дю чата. Am J Hum Genet. 2003, 72: 940-948. 10.1086 / 374565.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 66.

    Marinescu RC, Johnson EI, Dykens EM, Hodapp RM, Overhauser J: Нет связи между размером делеции и уровнем задержки развития при синдроме кри-дю-чат. Am J Med Genet. 1999, 86 (1): 66-70. 10.1002 / (SICI) 1096-8628 (199

    ) 86: 1

    <71 :: AID-AJMG14> 3.0.CO; 2-Y.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 67.

    Корниш К.М., Кросс Дж., Грин А., Уиллатт Л., Брэдш Дж. М.: Нейропсихолого-генетический профиль атипичного критического синдрома: значение для прогноза.J Med Genet. 1999, 36: 567-570.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 68.

    Niebuhr E: Цитологические наблюдения у 35 человек с 5p-кариотипом. Hum Genet. 1978, 42: 143-146. 10.1007 / BF00283634.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 69.

    Baccichetti C: Del (5p) без фенотипа «cri du chat» [аннотация]. Hum Genet. 1982, 60: 389-10.1007 / BF00569228.

    Google Scholar

  • 70.

    Baccichetti C, Lenzini E, Artifoni L, Caufin D, Marangoni P: Терминальная делеция короткого плеча хромосомы 5. Clin Genet. 1988, 34: 219-223.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 71.

    Overhauser J, Golbus MS, Schonberg SA, Wasmuth JJ: Молекулярный анализ несбалансированной делеции короткого плеча хромосомы 5, которая не дает фенотипа.Am J Hum Genet. 1986, 39: 1-10.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 72.

    Cerruti Mainardi P, Calì A, Guala A, Perfumo C, Liverani ME, Pastore G, Overhauser J, Zara F, Pierluigi M, Dagna Bricarelli F: корреляция фенотип-генотип у 7 пациентов с 5p / аутосомными транслокациями . Риск для носителей транслокаций с участием 5p [аннотация]. Am J Hum Genet. 2000, A753: 145.

    Google Scholar

  • 73.

    Perfumo C, Cerruti Mainardi P, Calì A, Coucourde G, Zara F, Cavani S, Overhauser J, Dagna Bricarelli F, Pierluigi M: первые три пациента с синдромом мозаичного кридука с двумя перестроенными клеточными линиями. J Med Genet. 2000, 37: 967-972. 10.1136 / jmg.37.12.967.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 74.

    Kitsiou S, Kolialexi A, Mavrou A: синдром мозаичного кри-дю-шата у пациента, демонстрирующего три клеточные линии 5p.Prenat Diagn. 2004, 24: 578-579. 10.1002 / pd.906.

    PubMed

    Google Scholar

  • 75.

    Леви Б., Данн Т.М., Керн Дж. Х., Хиршхорн К., Кардон Н. Б.: Определение фенотипа dup5q с помощью молекулярно-цитогенетического анализа у пациента с dup5q / del 5p (cri du chat). Am J Med Genet. 2002, 108: 192-197. 10.1002 / ajmg.10261.

    PubMed

    Google Scholar

  • 76.

    Росси Э., Де Грегори М., Патричелли М.Г., Прампаро Т., Арджентеро Л., Джильо С., Соста К., Форести Дж., Дзуффарди О: 8.Делеция 5 Mb в дистальной части 5p у мужчины с выявленной азооспермией. Am J Med Genet A. 2005, 133: 189-192. 10.1002 / ajmg.a.30519.

    Google Scholar

  • 77.

    Zhang X, Snijders A, Segraves R, Zhang X, Niebuhr A, Albertson D, Yang H, Gray J, Niebuhr E, Bolund L, Pinkel D: Картирование с высоким разрешением отношений генотип-фенотип в кри синдром дю чата с использованием сравнительной геномной гибридизации массива. Am J Hum Genet. 2005, 76: 312-326.10.1086 / 427762.

    PubMed Central
    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 78.

    Wu Q, Niebuhr E, Yang H, Hansen L: Определение «критической области» для кошачьего крика синдрома Кри-дю-чат и анализ генов-кандидатов с помощью количественной ПЦР. Eur J Hum Genet. 2005, 13: 475-485. 10.1038 / sj.ejhg.5201345.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 79.

    Harvard C, Malenfant P, Koochek M, Creighton S, Mickelson EC, Holden JJ, Lewis ME, Rajcan-Separovic E: вариант фенотипа Cri du Chat и расстройство аутистического спектра у субъекта с загадочными микроделециями de novo с участием 5п15.2 и 3p24.3-25 детектировали с использованием полногеномного массива CGH. Clin Genet. 2005, 67: 341-351. 10.1111 / j.1399-0004.2005.00406.x.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 80.

    Marinescu RC, Johnson EI, Grady D, Chen XN, Overhauser J: FISH-анализ терминальных делеций у пациентов с диагнозом «синдром кри-дю-чат». Clin Genet. 1999, 56: 282-288. 10.1034 / j.1399-0004.1999.560405.x.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 81.

    Granzow M, Popp S, Keller M, Holtgreve-Grez H, Brough M, Schoell B, Rauterberg-Ruland I, Hager HD, Tariverdian G, Jauch A: Мультиплексный анализ целостности теломер FISH выявляет несбалансированную криптическую транслокацию (5). (3; 5) (q27; p15.3) в семье с тремя умственно отсталыми людьми. Hum Genet. 2000, 107: 51-57. 10.1007 / s0043

  • 010.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 82.

    Ensenauer R, Jalal S, Meyer R, Babovic-Vuksanovic D: Несбалансированная скрытая делеция 5p / дупликация 17p, идентифицированная субтеломерным FISH в семье с мальчиком с химеризмом и сбалансированным t (4; 5).Am J Med Genet A. 2004, 125: 86-91. 10.1002 / ajmg.a.20420.

    Google Scholar

  • 83.

    Кондо Т., Шимокава О., Харада Н., Дои Т., Юн С., Года Й, Киношита Ф., Мацумото Х., Мориучи Х .: Генотип-фенотипическая корреляция 5p-синдрома: ловушка диагностики. J Hum Genet. 2005, 50: 26-29. 10.1007 / s10038-004-0213-9.

    PubMed

    Google Scholar

  • 84.

    Бенн PA, Hsu LYF, Verma RS, Aloiso ML, Reich E, Wishnick M: Пренатальная диагностика минутной 5p-делеции: цитогенетическая проблема в обнаружении.Obstet Gynecol. 1987, 70: 449-452.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 85.

    Smart RD, Retief AE, Overhauser J: Подтверждение сбалансированной хромосомной транслокации с использованием молекулярных методов. Prenat Diagn. 1989, 9: 505-513.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 86.

    Bernstein R, Bocain ME, Cain MJ, Bengtsson U, Wasmuth JJ: Идентификация криптической реципрокной транслокации t (5; 7) с помощью флуоресцентной гибридизации in situ.Am J Med Genet. 1993, 46: 77-82. 10.1002 / ajmg.1320460113.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 87.

    Петтенати М.Дж., Хейворт Р., Кокс К., Рао П.Н.: Пренатальное обнаружение критического синдрома на некультивированных амниоцитах с использованием флуоресцентной гибридизации in situ (FISH). Clin Genet. 1994, 45: 17-20.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 88.

    Chen CC, Lee CC, Chang TY, Town DD, Wang W: Пренатальная диагностика мозаичной дистальной делеции 5p и обзор литературы.Prenat Diagn. 2004, 24: 50-57. 10.1002 / pd.794.

    PubMed

    Google Scholar

  • 89.

    Таллу М.С., Муранджан М.Н., Шарма С.В., Саху Д.Р., Свами С.Р., Дешмук К.Т., Бхаруча Б.А.: Синдром кри-дю-чат: клинический профиль и пренатальная диагностика. J Postgrad Med. 1998, 44: 101-104.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 90.

    Аоки С., Хата Т., Хата К., Миядзаки К.: Антенатальные сонографические особенности синдрома кридука.Ультразвуковой акушерский гинекол. 1999, 13: 216-219. 10.1046 / j.1469-0705.1999.13030216.x.

    Google Scholar

  • 91.

    Стефану Э.Г., Ханна Дж., Фоукс А., Крокер М., Фитчетт М.: Пренатальная диагностика синдрома кридуса (5p) в сочетании с изолированной умеренной двусторонней вентрикуломегалией. Prenat Diagn. 2002, 22: 64-66. 10.1002 / pd.243.

    PubMed

    Google Scholar

  • 92.

    Сарно А.П., Ползин В.Дж., Калиш В.Б .: Сосудистое сплетение плода в сочетании с синдромом кридечата (5p-).Am J Obstet Gynecol. 1993, 169: 1614-5.

    PubMed

    Google Scholar

  • 93.

    Muller F, Aegerter P, Boue A: Перспективный скрининг хорионического гонадотропина в сыворотке крови матери на риск хромосомных аномалий плода и последующей внутриутробной и неонатальной смерти. Prenat Diagn. 1993, 13: 29-43.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 94.

    Фанкхаузер Л., Брандлер А.М., Дахун С.: Синдром кри-дю-шат, диагностированный с помощью амниоцентеза, выполненного из-за аномального анализа материнской сыворотки.Prenat Diagn. 1998, 18 (10): 1099-100. 10.1002 / (SICI) 1097-0223 (1998100) 18:10 <1099 :: AID-PD400> 3.0.CO; 2-H.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 95.

    Вайс А., Шалев С., Вайнер Э, Шнеор Ю., Шалев Е. Пренатальная диагностика синдрома делеции 5p после аномально низкого уровня хорионического гонадотропина человека в материнской сыворотке. Prenat Diagn. 2003, 23: 572-574. 10.1002 / pd.645.

    PubMed

    Google Scholar

  • 96.

    Виалард Ф, Робир Р., Хиллион Y, Молина Гомес Д., Сельва Дж., Вилле Й .: Синдром Денди-Уокера и агенез мозолистого тела при делеции 5p. Prenat Diagn. 2005, 25: 311-313. 10.1002 / pd.1130.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 97.

    Кушник Т., Рао К.В., Лэмб А.Н.: Семейный 5p-синдром. Clin Genet. 1984, 26: 472-476.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 98.

    Bengtsson U, McMahon J, Quarrel Q, Rubenstein C, David K, Greenberg F, Wasmuth JJ: Фенотипически нормальные носители несбалансированной терминальной делеции 5p передают делеции потомству, у которого наблюдается задержка роста и развития [аннотация].Am J Hum Genet. 1990, A47: 208.

    Google Scholar

  • 99.

    Ямасита М., Таниока Ф, Танигучи К., Майсуки А., Ояма Т.: Анестезиологические соображения при синдроме крид-чата: отчет о трех случаях. Анестезиология. 1985, 63: 201-202.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 100.

    Брислин Р.П., Стайер С.А., Шварц Р.Э .: Анестезиологические соображения для пациента с синдромом кридушата.Педиатр Анаест. 1995, 5: 139-141.

    CAS
    PubMed

    Google Scholar

  • 101.

    Cerruti Mainardi P, Medolago LM, Pedrinazzi M: La Sindrome del Cri du Chat. 2002, Firenze: Grafiche Borri, S. Casciano V.P, http://www.criduchat.it/cdc/doc_vari/ABCLibrettoSCDC72/ABClibrettoSCDC72.pdf,

    Google Scholar

  • Синдром Кри-дю-Шат Цитогенетически криптическая рекомбинационная аневсомия хромосомы 5: значение для оценки риска рецидива — FullText — Molecular Syndromology 2010, Vol.1, № 2

    Аннотация

    Синдром кри-дю-шат вызван гаплонедостаточностью генов в дистальной части короткого плеча хромосомы 5, и его характерные особенности включают микроцефалию, задержку развития и характерный пронзительный мяукающий крик. Большинство случаев синдрома кри-дю-чат возникает в результате спорадической делеции de novo, которая связана с низким риском рецидива. Однако в редких случаях синдром кри-дю-чат с моносомией 5p может сопровождаться трисомией 5q.Эта комбинация практически всегда связана с родительскими крупными перицентрическими инверсиями. Среди ранее описанных случаев синдрома кри-дю-чат с моносомией 5p, сопровождающейся трисомией 5q, аневомия хромосомы 5 во всех случаях, кроме одного, была цитогенетически видима с использованием G-бэндинга. При обнаружении сопутствующей трисомии 5q ожидается значительный риск рецидива. Здесь мы сообщаем о пациенте с фенотипом синдрома кри-дю-чат, который изначально демонстрировал нормальный кариотип при G-бэндинге, но у которого молекулярный анализ с использованием мультиплексной лигирования-зависимой амплификации зонда и сравнительной геномной гибридизации с помощью массивов выявил делецию 5p, сопровождаемую дупликацией 5q. .Родительское хромосомное тестирование привело к идентификации очень большой перицентрической инверсии, точки разрыва которой располагались в концевых областях 5p15.31 и 5q35.1. Эта информация была жизненно важна для консультирования семьи относительно значительно высокого риска рецидива.

    © 2010 S. Karger AG, Базель


    Введение

    Синдром Кри-дю-Шат вызывается гаплонедостаточностью генов в дистальной части короткого плеча хромосомы 5.Характерные признаки включают микроцефалию, задержку развития и характерный пронзительный мяукающий крик, от которого синдром получил свое название [Neibuhr, 1978]. Клинический диагноз может быть подтвержден с помощью исследования флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) с использованием зондов для обнаружения делеции так называемого критического интервала критичности [Zhang et al., 2005].

    Большинство случаев синдрома кри-дю-чат возникает в результате спорадической делеции de novo, связанной с низким риском рецидива. Однако около 10-15% всех случаев вызваны неравномерной сегрегацией родительской сбалансированной транслокации, когда моносомия 5p сопровождается трисомией терминального сегмента другого хромосомного плеча [Neibuhr, 1978].Для обнаружения вовлечения хромосом, отличных от хромосомы 5, окраска хромосом с помощью библиотеки хромосомы 5 может быть полезной в качестве дополнительного исследования к исследованиям FISH с использованием зондов для так называемого критического интервала критичности [Schrock et al., 1996] . Когда действительно определяется трисомия другой хромосомы, необходимы исследования родительских хромосом для оценки риска рецидива. Если у одного из родителей имеется сбалансированная транслокация, риск рецидива будет около 5–15%, в зависимости от происхождения родителей.

    В редких случаях синдром кри-дю-чат с моносомией 5p может сопровождаться трисомией 5q. Эта комбинация практически всегда связана с родительскими большими перицентрическими инверсиями, которые приводят к образованию инверсионной петли, способствуя продуцированию двойной сегментарной анеусомии или мейотической рекомбинационной аневсомии в гаметах [de Perdigo et al., 1989]. Среди ранее описанных случаев синдрома кри-дю-чат с мейотической рекомбинацией аневомия хромосомы 5 у всех [Faed et al., 1972; Neibuhr, 1978; Бимер и др., 1984; Миядзаки и др., 1985; Schroeder et al., 1986; Sonoda et al., 1989; Ono et al., 1993; Levy et al., 2002], но один случай [Akalin et al., 2006] был цитогенетически видимым с использованием G-бэндинга. При обнаружении сопутствующей трисомии 5q ожидается значительный риск рецидива [Anton et al., 2005]. Важно знать, что ни окраска всей хромосомы, ни целевое исследование 5p FISH у пациента не обнаружит наличие трисомии 5q, потому что трисомный материал нельзя отличить от других частей хромосомы 5.

    Здесь мы сообщаем о пациенте с фенотипом синдрома кри-дю-чат, у которого был нормальный кариотип на G-бэндинг, но у него была сопутствующая трисомия 5q, чтобы удовлетворить потребность в проведении соответствующих молекулярных исследований, таких как анализ FISH с использованием субтеломер 5q. зонда, мультиплексной лигирования-зависимой амплификации зонда (MLPA) или сравнительной геномной гибридизации массива (CGH) для поиска наличия скрытой трисомии 5q, чтобы семьи с синдромом кри-дю-чат могли получить соответствующее генетическое консультирование.

    Пациент и методы

    Пропозитус был доставлен на 32 неделе беременности путем кесарева сечения (из-за гидрамниона) 31-летней японской женщине с беременностью 1, пара 0. Родители не были кровными. Оценка по шкале Апгар составила 4 балла через 1 минуту и ​​7 баллов через 5 минут. Масса новорожденного при рождении составляла 1228 г (ниже 3-го процентиля).

    При рождении у нее был отмечен шум в сердце и диагностирован дефект межжелудочковой перегородки. Сообщается, что в младенчестве у нее был пронзительный мяукающий крик.У нее развилась обструкция верхних дыхательных путей, сопровождаемая плоской гортани, и в возрасте 5 месяцев ей была сделана трахеотомия. Дефект межжелудочковой перегородки был устранен в возрасте 3 лет. Она смогла ходить в возрасте 3 лет и начала осмысленно говорить через речевую канюлю в возрасте 3 лет и 6 месяцев.

    Через 3 года и 7 месяцев пациент был направлен к нам для обследования из-за множественных врожденных аномалий и серьезной задержки психомоторного развития. Физикальное обследование выявило несколько дисморфических признаков, включая широкую переносицу, выступающий лоб, выпуклый нос, преаурикулярные метки, раздвоенный язычок, гладкий желобок и короткий пятый палец (рис.1).

    Рис. 1

    Propositus через 3 года. Обратите внимание на широкую переносицу, выступающий лоб, наклонные глазные щели, выпуклый нос, преаурикулярные метки и гладкий желобок. Кроме того, у пациента был раздвоенный язычок.

    После получения информированного согласия родителей были проведены следующие исследования. Ее кариотип с G-полосами был нормальным (рис. 2а). Анализ MLPA с использованием 2 наборов субтеломерных зондов (P036E и P070; MRC Holland) [Schouten et al., 2002; Rooms et al., 2006] выявили делецию субтеломера 5p и дупликацию субтеломера 5q с обоими наборами.

    Рис. 2

    Результаты цитогенетических исследований на propositus. a GTG-бэнд-хромосомы 5. Хотя кариотип изначально был нормальным, повторная оценка после того, как были известны результаты молекулярных исследований, показала производную хромосому der (5) inv (5) (p15.31q35.1) del (5) ( p15.31) dup (5) (q35.1). b Флуоресцентный гибридизационный анализ in situ.Распределение метафаз выявило делецию субтеломера короткого плеча и дупликацию субтеломера длинного плеча в одном из гомологов хромосомы 5 при гибридизации с зондом субтеломер 5p (зеленый сигнал, стрелка) и зондами центромеры 5q (красные сигналы, стрелы).

    FISH-анализ периферической крови с использованием многоцветной панели FISH-зонда TelVysion № 5 (Vysis) подтвердил делецию субтеломера 5p и дупликацию субтеломера 5q (рис. 2b). Родительское тестирование показало, что у одного из родителей была перицентрическая инверсия субтеломер 5p и 5q (рис.3). Мы пришли к выводу, что мейотический кроссинговер у родителя в инвертированном сегменте хромосомы 5 привел к несбалансированному кариотипу у ребенка. Родители не пожелали раскрывать родительское происхождение инверсии.

    Рис. 3

    Результаты цитогенетических исследований у родителя с криптической перицентрической инверсией. a GTG-полосатые хромосомы 5, обнаруживающие большую перицентрическую инверсию с тонкими изменениями в паттерне теломерных полос. b Флуоресцентный гибридизационный анализ in situ.Распространение метафаз выявило инверсию субтеломера короткого плеча и субтеломера длинного плеча в одном из гомологов хромосомы 5 при гибридизации с зондом субтеломер 5p (зеленые сигналы, стрелки) и зондами центромеры 5q (красные сигналы, стрелки).

    Массив CGH геномной ДНК пробанда с использованием набора Agilent Human Genome CGH 244A Oligo Microarray (содержащий более 236000 зондов) показал потерю числа копий для субтеломерной области 5p и увеличение числа копий для субтеломерной области 5q. (Рис.4). Размер делеции составлял 9,1 МБ, от 75149 до

    40 на 5p, тогда как размер дупликации составлял 11 МБ, от 169407034 до 180629412 на 5q (UCSC hg18; NCBI Build 36).

    Рис. 4

    Результат анализа массива CGH и схематическая диаграмма степени удаления. CGH-анализ на массиве выявил концевую делецию 5p размером 9,1 Mb и концевую дупликацию 5q размером 11 Mb (серые области). Заполненные поля представляют предлагаемые области-кандидаты для кошачьего плача и задержки речи (см. Текст).Результаты и обсуждение субтеломерный анализ MLPA выявил делецию 5p, сопровождающуюся дупликацией 5q, и последующий массив CGH подтвердил эти аномалии. При повторной оценке хромосом с G-полосой аберрация действительно была видна и совместима с контрольными точками в 5p15.31 и 5q35.1 обозначены массивом CGH. Находки в propositus побудили нас провести тестирование родительских хромосом, которое привело к идентификации очень большой перицентрической инверсии с точками разрыва, расположенными в терминальных областях 5p15.31 и 5q35.1. Эта информация была жизненно важна для консультирования семьи относительно значительно высокого риска рецидива, который контрастирует с относительно низким риском рецидива, связанным с более часто наблюдаемыми чистыми терминальными делециями.

    Учитывая, что инверсия произошла в относительно теломерных областях, ожидается, что рекомбинация инвертированной хромосомы 5 и ее нормального гомолога будет происходить почти регулярно.Когда инвертированная хромосома подвергается нечетному количеству рекомбинации в обоих плечах в локусах, проксимальных к точке разрыва инверсии, инверсия будет разрешена. Когда инвертированная хромосома подвергается четному, включая ноль, рекомбинации в обоих плечах, инверсия сохраняется. Когда инвертированная хромосома подвергается нечетному количеству рекомбинации в одном плече, но четному количеству в другом, будут генерироваться несбалансированные хромосомы. Учитывая относительную малость удаленной или дублированной области, вероятность того, что оплодотворенная яйцеклетка, полученная из гаметы с такой несбалансированной хромосомой, действительно выживет, может быть относительно высокой; таким образом, велик риск того, что у родителя появится еще один больной ребенок.

    Интервал делеции на 5p, выявленный с помощью массива CGH, содержал 2 интервала так называемого «критического интервала кри-дю-чат», как определено в исследовании с высоким разрешением [Zhang et al., 2005]: 1,5 -Мб интервал между D5S2054 и D5S676, связанный с кошачьим криком, и интервал в 3,2 Мб между D5S417 и D5S635, связанный с задержкой речи. Поскольку пропозитус действительно имел характерный высокий крик и задержку речи, фенотип хорошо коррелировал с генотипом.Дублированная область, 5q34–5qter, повторяет дублированный интервал, описанный Levy et al. [2002], которые предположили, что к характерным чертам, которые можно приписать этой области, относятся выступающий лоб и выпуклый нос. Поскольку отчет Леви и др. не хватало фотографии лица, прямое сравнение этих черт невозможно. Тем не менее, эти 2 особенности присутствовали у пациента, о котором в настоящее время сообщается. Однако мы подозреваем, что было бы трудно оценить возможное наличие трисомии 5q только на клинической основе.

    Проспективный скрининг пациентов с множественными врожденными аномалиями и характерным высоким криком с помощью MLPA или массива CGH является оправданным для оценки частоты этого варианта синдрома кри-дю-чат. Действительно, у предыдущего пациента с легкой задержкой в ​​развитии, атипичной для синдрома кри-дю-шат, и сомнительным « кошачьим криком » была установлена ​​рекомбинационная аневомия наиболее субтеломерных областей 5p и 5q путем выполнения субтеломерный скрининг всех хромосомных плеч на основе FISH [Bocian et al., 2005].

    В заключение, мы сообщили о пациенте с фенотипом синдрома кри-дю-чат, у которого была цитогенетически скрытая рекомбинационная аневомия хромосомы 5 в результате родительской перицентрической инверсии. Анализ MLPA успешно раскрыл скрытую рекомбинационную анеусомию, а массивный анализ CGH сыграл важную роль в точном определении анеусомии. Принцип, проиллюстрированный в настоящем отчете, может быть применим и к очевидным концевым делециям других хромосом.

    Список литературы

    1. Акалин I, Ярарбас К., Акгуль Н., Бабаоглу Э, Акай Г.Г. и др.: Del5p / dup5q у пациента с критическим синдромом без родительской хромосомной перестройки. Am J Med Genet A 140: 1016–1020 (2006).

    2. Антон Э, Бланко Дж, Эгоскью Дж, Видаль Ф: Исследования спермы у носителей гетерозиготной инверсии: обзор.Cytogenet Genome Res 111: 297–304 (2005).

    3. Beemer FA, de France HF, Rosina-Angelista IJ, Gerards LJ, Cats BP и др.: Семейная частичная моносомия 5p и трисомия 5q; три случая из-за отцовской перицентрической инверсии 5 (p151q333). Clin Genet 26: 209–215 (1984).

    4. Bocian E, Suchenek K, Obersztyn E, Nowakowska B, Mazurczak T: Рекомбинационная аневомия субтеломерных областей хромосомы 5, возникшая в результате большой семейной перицентрической инверсии inv (5) (стр.33q35.3). J. Appl Genet 46: 109–114 (2005).

    5. де Пердиго А., Габриэль-Робез О., Румплер Ю.: Корреляция между положениями хромосомных точек разрыва и синаптическим поведением у мужчин-мужчин, гетерозиготных по перицентрической инверсии. Hum Genet 83: 274–276 (1989).

    6. Фэд М.Дж., Марриан В.Дж., Робертсон Дж., Робсон Э.Б., Кук П.Дж.: Унаследованная перицентрическая инверсия хромосомы 5: семья с историей неонатальной смерти и случаем синдрома кри-дю-чата.Цитогенетика 11: 400–411 (1972).

    7. Леви Б., Данн Т.М., Керн Дж. Х., Хиршхорн К., Кардон Н. Б.: Определение фенотипа dup5q с помощью молекулярного цитогенетического анализа у пациента с dup5q / del5p (cri du chat). Am J Med Genet 108: 192–197 (2002).

    8. Миядзаки К., Яманака И., Асано К.: случай синдрома кошачьего крика из-за отцовской перицентрической инверсии хромосомы 5.J Ped Prac 50: 506–509 (1985).

    9. Нейбур Э: Синдром кри-дю-чата. Hum Genet 44: 227–275 (1978).

    10. Ono K, Ohashi Y, Nakano H, Togashi H, Kannari Y, et al: Частичная моносомия 5p и частичная трисомия 5q из-за отцовской перицентрической инверсии хромосомы 5.Jpn J Hum Genet 38: 319–328 (1993).

    11. Rooms L, Reyniers E, Wuyts W., Storm K, van Luijk R, et al: Зависимая от лигирования мультиплексная амплификация зонда для обнаружения субтеломерных перестроек в рутинной диагностике. Clin Genet 69: 58–64 (2006).

    12. Schouten JP, McElgunn CJ, Waaijer R, Zwijnenburg D, Diepvens F и др.: Относительное количественное определение 40 последовательностей нуклеиновых кислот путем мультиплексной амплификации зонда, зависящей от лигирования.Nucleic Acids Res 30: e57 (2002).

    13. Schrock E, du Manoir S, Veldman T, Schoell B, Wienberg J, et al: Многоцветное спектральное кариотипирование хромосом человека. Science 273: 494–497 (1996).

    14. Schroeder HW Jr, Forbes S, Mack L, Davis S, Norwood TH: Рекомбинационная анеусомия хромосомы 5, связанная с множественными тяжелыми врожденными пороками развития.Clin Genet 30: 285–292 (1986).

    15. Sonoda T, Kawaguchi K, Ohba K, Madokoro H, Ohdo S: Частичная моносомия 5p и частичная трисомия 5q из-за отцовской перицентрической инверсии 5 (p15.1q35.1). Дзинруй Иденгаку Засси 34: 129–134 (1989).

    16. Чжан X, Снайдерс А., Сегрейвс Р., Нибур А., Альбертсон Д. и др.: Картирование с высоким разрешением взаимосвязей генотип-фенотип при критическом синдроме с использованием сравнительной геномной гибридизации массива.Am J Hum Genet 76: 312–326 (2005).


    Автор Контакты

    Кендзиро Косаки

    Кафедра педиатрии, Медицинский факультет Университета Кейо

    35 Синаномати, Синдзюку-ку, Токио 160-8582 (Япония)

    Тел. +81 3 3353 1211, доб. 62368, факс +81 3 5379 1978

    Электронная почта kkosaki @ sc.itc.keio.ac.jp


    Подробности статьи / публикации

    Предварительный просмотр первой страницы

    Одобрена: 17 июня 2010 г.
    Опубликована онлайн: 13 августа 2010 г.
    Дата выпуска: август 2010 г.

    Количество страниц для печати: 4
    Количество рисунков: 4
    Количество столов: 0

    ISSN: 1661-8769 (печатный)
    eISSN: 1661-8777 (онлайн)

    Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/MSY


    Лицензия открытого доступа / Дозировка лекарства / Заявление об ограничении ответственности

    Лицензия открытого доступа: это статья в открытом доступе под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial 3.0 Unported (CC BY-NC) (www.karger.com/OA-license), применимой к онлайн-версии только статья. Распространение разрешено только в некоммерческих целях.
    Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
    Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

    Определение «критической области» для кошачьего крика синдрома Кри-дю-чат и анализ генов-кандидатов с помощью количественной ПЦР

    Терминальные и интерстициальные делеции 5p являются двумя основными типами хромосомных перестроек, наблюдаемых у пациентов CDC.Оба типа делеций приводят к гемизиготному статусу соответствующих регионов, так что присутствует только одна интактная хромосома 5. Одна из стратегий идентификации генов, участвующих в клинических характеристиках CDC, состоит в том, чтобы идентифицировать гены, которые расположены в недостающих областях усеченной хромосомы 5. Клиническая изменчивость у пациентов CDC привела к постулированию «критических областей», где отдельные характеристики, такие как кошачий крик, умственная отсталость или дисморфия лица, являются результатом отсутствия определенных генов в отдельных регионах.Это разделяет синдром CDC на отдельные индивидуальные фенотипы и коррелирует каждый фенотип с «критической областью», такой как конкретная «критическая область» для кошачьего крика. 3 Здесь мы сообщаем о точном картировании теломерных точек останова у двух ключевых CDC лиц, как с интерстициальными делециями, так и с одним и одним без кошачьего крика. Кроме того, мы пытаемся сопоставить отображенную область и предлагаемые гены с предыдущими исследованиями, в которых была нанесена на карту «критическая область» кошачьего крика.

    Зонды и маркеры, использованные Оверхаузером и др. , 4 Герш и др. , 5 Черч и др. 6 и Майнарди и др. 7 , выровнены по завершенной последовательности ДНК. для хромосомы 5р. В таблице 4 представлены результаты этих сопоставлений только для маркерных систем, для которых доступна информация о последовательности ДНК. В этих исследованиях использовались как маркеры STS, где информация о последовательности из наборов праймеров для ПЦР может определять их местонахождение, так и системы маркеров с использованием клонов ДНК фага лямбда, где информация о последовательностях недоступна.

    Overhauser et al. 1994 4 предложил проксимальную область на сегменте 5p15.3 в качестве кошачьей критической «критической области». Это было основано на исследовании 49 пациентов CDC с терминальными или интерстициальными делециями 5p, и особенно двух пациентов, у одного из которых не было кошачьего крика, а у другого — крика, ограничили область и поддержали еще шесть пациентов, у которых не было кошачий крик. 4 Область картируется с помощью маркера STS D5S727 и фланкируется маркерами D5S11 и D5S12, которые не входят в «область» кошачьего крика.Размер региона составляет 5,9 Мбит / с, но, вероятно, он намного меньше из-за большого интервала между маркерами, которые они использовали. Эта область перекрывается с областью 0,64 Мбит / с, обнаруженной в этой работе (рисунок 4 и таблица 4).

    Рисунок 4

    Схематическое изображение критической области кошачьего типа, идентифицированной в этом исследовании и Оверхаузером и др. , 4 Герш и др. 5 и Черч и др. 6 Расстояния от теломеры 5p показаны в Мбит / с.

    Используя ту же стратегию для четырех семей, Герш и др. 5 картировали кошачий крик в той же проксимальной области 5p15.3, используя системы маркеров D5S13, D5S727, D5S731 и D5S760. Только D5S727 может располагаться на последовательности хромосомы 5p (таблица 4), остальные три маркера являются клонами фага (не показаны в таблице 4) и не могут быть расположены на последовательности 5p. Существует соответствие между «критическими областями», нанесенными на карту Оверхаузером и др. и Гершем и др. , и теми, что представлены в этом исследовании (рис. 4).

    Черч и др. постулируют гораздо большую область, расположенную в самой проксимальной части сегмента p15.3 и дистальной части 5p15.2, как «критические области» для кошачьего крика. 6 Это исследование основано на пяти семьях CDC, две из которых имеют кошачий плач, а три нет. Между первыми двумя отчетами и исследованием Черча и др. нет совпадений, если информация карты и маркеры STS применяются к последовательности 5p (рис. 4). Три маркера STS D5S721, D5S88, D5S821 непрерывны в Bin V согласно Черч и др. , давая одну непрерывную область на 5p, но маркер STS D5S821 расположен более чем на 16 Мбит / с проксимальнее двух других маркеров.Это несоответствие проиллюстрировано на Рисунке 4.

    В этом исследовании более точное хромосомное местоположение кошачьей «критической области» было получено с использованием двух ключевых пациентов CDC, которые были отобраны для дальнейшего анализа. Цитогенетическое точное картирование с использованием технологии микрочипов в сочетании с методом молекулярной биологии было применено для картирования дистальных контрольных точек на 5р в случае 49 и случае 252. Эти два пациента CDC были выбраны по трем причинам: (а) оба пациента несут интерстициальные делеции на хромосоме 5р; (b) две дистальные точки останова относительно близко расположены в позиции 5p15.2–5p15.3 расположены между маркерами STS D5S464 и D5S676 (неопубликованные данные), а расстояние между D5S464 и D5S676 ограничено 2,4 сМ или 1,7 Мбит / с соответственно; и (c) клинические признаки кошачьего крика у двух пациентов различаются. Случай 49 имеет кошачий крик, а случай 252 — нормальный крик. Используя линии соматических гибридных клеток хомяка и ПЦР, дистальную границу в случае 49 можно определить как D5S635, а проксимальную границу в случае 252 можно определить маркером STS-2 (рисунок 1 и таблица 1).Расстояние между этими двумя системами маркеров STS составляет 640 кбит / с, и область представляет собой дистальную последовательность 5p между дистальными точками останова в случае 49 и случае 252. Использование этой информации в сочетании с результатами карты точек останова, отображенных в случае 49 и случае 252, соответствие демонстрируется двум из ранее нанесенных на карту областях: 4, 5 , тогда как большая область 6 расположена проксимальнее нашей нанесенной на карту критической области кошачьего типа (рис. 4).

    Клинические различия между случаями 49 и 252 включают помимо кошачьего крика также лицевой дисморфизм и различия в умственной отсталости.Это указывает на то, что сравнение генотипа и фенотипа намного сложнее, и исследуемый регион не коррелирует исключительно с кошачьим криком. В предыдущих отчетах «критические области» лицевой и умственной отсталости определялись по маркерам STS D5S18 и N5, что соответствует области между 8,2 и 10,3 млн п.н. от конца 5p теломерного конца собранной хромосомы 5. 10 Хотя и случай 49, и случай 252 лишены этого сегмента на 5p15.2, обнаруживаются драматические различия в их фенотипах.Удаленная область в случае 252, которая имеет нормальные черты лица и умеренную умственную отсталость, охватывает только 5p15.31 и, вероятно, большую часть 5p15.2. В этом случае оставшийся геном может компенсировать частичные функции тех генов, которые картированы на 5p15.2. Это говорит о том, что патогенез хромосомных заболеваний очень сложен.

    Исследование нескольких генов-кандидатов

    Поскольку интактная хромосома 5 присутствует у каждого пациента CDC, гены в «критической области», вероятно, должны быть проанализированы как гемизиготическая модельная система.Поскольку гаплонедостаточность генов, связанных с CDC, объясняется задержкой развития конкретной ткани, представляется полезным исследовать профили экспрессии генов-кандидатов в тканях плода. На сегодняшний день патогенез аномального крика не ясен, но во многих случаях описаны различные степени гортани и неврологические дефекты. 2 Если ген специфически экспрессируется в некоторых тканях или уровень его экспрессии сильно различается в разных тканях, что связано с пороками развития, обнаруженными у пациентов с CDC, таких как гортань, глотка, лицо и мозг и т. Д., ген можно рассматривать как ген-кандидат в патогенном процессе. Два гена в области-кандидате играют определенные биологические и физиологические роли, которые, по-видимому, не связаны с фенотипом кошачьего крика. SRD5A1 (Таблица 2) играет важную роль в половой дифференциации и физиологии андрогенов, превращая тестостерон в более мощный андрогенный ДГТ, что приводит к развитию мужских наружных гениталий посредством интригующей программы дифференциации и участвует в таких синдромах, как мужской облысение или доброкачественная гиперплазия простаты. 9, 15 POLS (таблица 2) кодирует полимеразу, необходимую для нескольких событий метаболизма ДНК, таких как сегрегация хромосом и репарация ДНК. 12, 13 Пять генов, кодирующих не охарактеризованные белки (I – V), не исследованы. Три гена MGC5309 , FLJ20303 и гомолог UBC-E2, FLJ25076 , могут быть генами-кандидатами на изменения фенотипа, и были выбраны для тестирования на 11 различных тканях эмбриона. Анализ экспрессии показывает, что MGC5309 и FLJ20303 экспрессируются во всех протестированных тканях без значительных изменений, что означает, что они, возможно, принадлежат к группе генов домашнего хозяйства, функция которых нам неизвестна.Третий ген, FLJ25076 , высоко экспрессируется в тканях грудной клетки и кожи головы (рис. 3). Этот профиль экспрессии может указывать на то, что этот ген может участвовать в развитии фенотипа кошачьего крика.

    FLJ25076 — гомологичный ген UBC-E2

    FLJ25076 кодирует убиквитин-конъюгирующий фермент и содержит 161 аминокислотный остаток длинного пептида, консервативного как у беспозвоночных, так и у позвоночных. Белок относится к группе убиквитин-конъюгированных ферментов (ферменты UBC или E2, EC 6.3.2.19), которые катализируют ковалентное присоединение убиквитина к белкам-мишеням. Остаток цистеина необходим для образования убиквитин-тиолэфира; этот единственный цистеин в FLJ25076 / UBC-E2 консервативен вместе с последовательностью, окружающей остаток цистеина. Консервативная последовательность известных изоферментов UBC обнаружена в белке-гомологе FLJ25076 / UBC-E2, что убедительно свидетельствует о том, что этот ген-кандидат участвует в деградации белка. Белки, предназначенные для опосредованной протеасомами деградации, могут быть убиквитинированы, и этот путь регулирует многие фундаментальные процессы, необходимые для жизнеспособности клеток. 16 То, что ген гомолога UBC-E2 высоко экспрессируется в коже черепа, может означать, что он также является одним из факторов, влияющих на черты лица. Это согласуется с наблюдением, что критическая область, отображаемая на 640 Мбит / с, также должна включать один или несколько генов, ответственных за черты лица.

    Интересно, что консервативный E3 убиквитин-конъюгированный фермент лигаза TEB4 (номер доступа в GenBank NM_005885 ) находится в критической области CDC 5p15.2 в положении 10.4–10,5 Мбит / с с теломер 5p. 17 Расположение другого компонента в пути конъюгирования убиквитин рядом с критической областью для лицевой и умственной отсталости может дополнительно подтвердить тот факт, что предлагаемый гомологичный ген UBC-E2 FLJ25076 участвует в кошачьем крике. фенотип. Кроме того, обнаружение двух генов предположительно в одном и том же пути деградации протеосом убиквитина ясно показывает, что слишком просто связать только один ген с одной фенотипической характеристикой, такой как кошачий крик, умственная отсталость или лицевой дисморфизм.Гораздо более вероятно, что несколько генов вовлечены в разные клинические характеристики, и это исследование двух четко определенных пациентов CDC решительно поддерживает это.

    Нейропсихолого-генетический профиль атипичного критического синдрома: последствия для прогноза

    Синдром кридушата (CDCS) — относительно редкое хромосомное заболевание, которым страдает примерно 1 из 40 000–50 000 живорожденных. Известно, что синдром возникает в результате вариабельной терминальной делеции короткого плеча хромосомы 5 и представляет собой один из наиболее распространенных синдромов делеции у людей.1 Недавние молекулярные исследования2
    3 указали критическую область на небольшую область в пределах 5p15.2. Субъекты с делециями в этой области издают характерный высокий «кошачий» крик, от которого синдром получил свое название 4, и имеют поразительный внешний вид лица, который, кажется, меняется с возрастом. В детстве лицо круглое с гипертелоризмом, широкой переносицей и низко посаженными ушами, тогда как в подростковом возрасте длина лица увеличивается, становясь длинным и стройным.1 Часто упоминались и другие особенности, такие как респираторные и сердечные проблемы.5 Когнитивный и поведенческий фенотип включает тяжелую неспособность к обучению, медленное психомоторное развитие, задержку развития, гиперакузию и несоответствие рецептивно-экспрессивного языка 6-10. Важность критической области для проявления типичного CDCS была дополнительно подчеркнута результаты недавних исследований, в которых были описаны субъекты с делециями 5p за пределами критической области, у которых не было клинических характеристик, описанных выше.
    3
    11
    12 Эти данные показывают, что делеции разных сегментов 5p могут приводить к различным поведенко-когнитивным фенотипам.

    В настоящем исследовании исследуется редкая семья из четырех человек (отец и трое потомков), все из которых имеют кариотип del (5p). У каждого потомства при рождении был диагностирован критический синдром из-за необычного крика и низкого веса при рождении. Однако все их кариотипы показали делецию немного дистальнее (5p15.3) критической области (5p15.2). Хромосомный анализ родителей детей показал, что у их отца такая же делеция. Подробные нейропсихологические исследования показали, что когнитивные способности схожи с таковыми у пациентов с типичным CDCS, но со значительно более легкими интеллектуальными нарушениями.Кроме того, в этом семействе делеция 5p передается по аутосомно-доминантному типу, в отличие от большинства случаев CDCS, которые возникают либо de novo, либо как несбалансированный продукт сбалансированной транслокации у нормального родителя.

    Методы

    Отцу 39,5 лет (правша), у него в анамнезе нет задержек в развитии (учился до 16 лет) и лицевого дисморфизма, хотя сообщается, что в младенчестве у него был необычный крик. Старшему брату (брат 1) 13 лет 9 месяцев (правша), второму брату (сестра 2) 10 лет 8 месяцев (правша), а самому младшему брату (сестра 3) 6 лет 7 месяцев. (правша).Все братья и сестры в младенчестве имели кошачий крик и небольшой лицевой дисморфизм. Отсутствие нормального роста и умеренное психомоторное развитие также отмечались у братьев и сестер 2 и 3, но не у самого старшего ребенка. Двое из братьев и сестер (1 и 3) ходят в общеобразовательную школу, а брат 2 посещает школу для детей с легкой или средней степенью обучаемости. Во время тестирования ни отец, ни братья и сестры не нуждались в использовании слуховых аппаратов, и никто не сообщил о каких-либо ранних проблемах со средним ухом, которые могли повлиять на их более раннюю речь и языковое развитие.

    Не удалось получить согласие на публикацию фотографий.

    Материалы

    Стандартный анализ хромосом с G-полосой был проведен на образцах культивированной крови. Эти исследования показали наличие терминальной делеции дистального короткого плеча одной хромосомы 5 (p15.3-pter) у всех членов семьи (рис. 1). Исследования флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) с использованием зонда окрашивания теломерной области хромосомы 5 (зонда Biovation SPBP5) подтвердили делецию 5p15.3. Дальнейшие исследования FISH с использованием зонда, специфичного для локуса критической области D5S23 (Oncor), который отображается на p15.2, показали наличие сигналов на обоих гомологах хромосомы 5 у всех членов семейства. Таким образом, точка останова при делеции была локализована на проксимальном участке p15.3.

    фигура 1

    Идеограмма хромосомы 5 с точками разрыва делеции, отмеченными стрелкой, и частичными кариотипами, (A) с полосой G, (B) FISH с теломерными зондами pcp5, (C) FISH с зондом критической области D5S23. Удаленная хромосома находится справа от каждой пары.

    КОГНИТИВНЫЕ МЕРЫ

    Уровень когнитивного функционирования

    Это было измерено с помощью Пересмотренной шкалы интеллекта Векслера для детей (WISC-III) 13 и Шкалы интеллекта взрослых Векслера (WAIS-R) 14. Этот набор задач состоит из двух шкал, вербальной шкалы и шкалы успеваемости. По вербальной шкале субтесты измеряют ряд способностей, связанных с общими знаниями (информация), вербальными рассуждениями (сходства), ментальной арифметикой, словарными навыками (устное определение слов), кратковременной вербальной памятью (диапазон цифр) и вербальным пониманием.По шкале производительности подтесты измеряют способности, связанные с перцепционным анализом (завершение изображения), ручным упорядочиванием блоков для формирования истории (расположение изображений), навыками визуального конструирования (сборка объектов, проектирование блоков и кодирование), визуально-пространственными навыками (поиск символов), и зрительно-моторное мастерство (лабиринты).

    Знание языков

    Рецептивные и выразительные языковые способности оценивались с использованием следующих критериев. Понимание словарного запаса оценивалось по британской шкале словарного запаса в картинках (BPVS) 15 и имеет возрастной диапазон 2.От 0 до 19,0 лет. Испытуемому предоставляется набор из четырех картинок, и он должен указать, какая из них представляет слово, сказанное экспериментатором, например, «мяч». Представляются массивы возрастающей сложности, пока ребенок не достигнет потолка. BPVS позволяет рассчитать возраст словарного запаса.

    Понимание грамматики было измерено с помощью теста на восприятие грамматики (TROG) 16, который оценивает понимание отдельных аспектов грамматики детьми в возрасте от 4 до 13 лет и старше с использованием формата ответа с указанием картинки, который устраняет необходимость в выразительных языковых способностях. .Каждому испытуемому предоставляется набор из четырех картинок, и он должен указать, какая из них представляет предложение, произнесенное экзаменатором, например, «он сидит на столе» в отличие от грамматического отвлекающего фактора «она сидит на столе». Этот тест касается понимания частей речи, простых и сложных предложений, местоимений, перегибов слов, относительных предложений и встраивания. TROG также позволяет рассчитать балл, эквивалентный возрасту.

    Экспрессивный словарный запас был измерен с помощью шкалы экспрессивного языка одного слова (EOWPVT).17 Есть две версии этой задачи. Первый предназначен для детей от 2 до 12 лет, а второй — для детей старшего возраста от 12 до 16 лет. В обеих версиях ребенку дается серия черно-белых картинок, и он должен устно назвать объект на каждой картинке. Предметы возрастающей сложности представлены до тех пор, пока ребенок не достигнет потолка. EOWPVT дает оценку, эквивалентную возрасту, IQ отклонения и центильные ранги.

    Шарнирное соединение

    Это было измерено тестом артикуляции Голдмана-Фристо (GFTA) 18, который оценивает спонтанное воспроизведение всех согласных звуков, кроме одного, а также 11 сочетаний согласных.Общий балл — 68.

    Навыки чтения

    Они оценивались с использованием параметров чтения цели Векслера (WORD) 19. Он состоит из трех разделов: базовое чтение, понимание прочитанного и орфография. Каждый раздел позволяет рассчитать балл, эквивалентный возрасту.

    Результаты

    Таблица 1 суммирует баллы по показателям IQ, языка, артикуляции и навыков чтения.

    Таблица 1

    Сводка баллов по показателям вербального интеллекта и умственной деятельности, восприимчивости и выразительности речи, артикуляции и базового чтения, понимания и правописания

    ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ

    Отец

    Полномасштабный IQ по WAIS-R составил 95, что соответствует среднему диапазону способностей (IQ от 90 до 109), причем как вербальный IQ, так и IQ производительности также находятся в пределах среднего диапазона (вербальный 93, производительность 100).Изучение отдельных субтестов показывает, что по вербальной шкале результативность была лучше всего в задачах «Размах цифр» и «Сходства» и хуже — в задании «Словарный запас». По шкале производительности, производительность была лучшей в задачах завершения изображения и сборки объекта и хуже — в задаче Digit Symbol.

    Сибс

    Полномасштабные IQ на WISC-III были следующими. Самому старшему из братьев и сестер (брат 1) было 92 года, что соответствует среднему диапазону способностей, при этом IQ работоспособности также находится в пределах среднего диапазона (PIQ 101), но вербальный IQ находится в пределах низкого среднего диапазона (VIQ 86).Разница между двумя оценками была значимой на уровне значимости 0,05. У Sib 2 было 70, что соответствует низкому диапазону способностей, при этом IQ работоспособности (PIQ 75) и вербальный IQ (VIQ 70) также находятся в низком диапазоне. У Sib 3 было 105 баллов, что соответствует среднему диапазону, при этом IQ успеваемости также находится в пределах среднего диапазона (PIQ 113), а вербальный IQ — в пределах среднего диапазона (VIQ 99). Разница между двумя оценками была значимой на уровне значимости 0,05. Изучение отдельных субтестов показывает, что по вербальной шкале все трое братьев и сестер лучше всего справились с задачей Digit Span, независимо от IQ, и хуже — с задачами на понимание речи и словарный запас.По шкале производительности и sib 1, и sib 3 лучше всего справились с задачей завершения рисунка, тогда как sib 2 лучше всего справился с задачей сборки объекта. Интересно, что все трое хуже справились с задачей Digit Symbol.

    ЯЗЫК И НАВЫКИ

    У всех трех братьев и сестер были оценки, эквивалентные возрасту в пределах одного-двух лет от их хронологического возраста по показателям восприимчивости речи (BPVS и TROG). Напротив, все возрастные эквивалентные оценки по показателю выразительной речи (EOWPVT) упали на три-пять лет ниже их хронологического возраста (таблица 1).Кроме того, были распространены неправильные артикуляции, когда все братья и сестры находились в пределах или ниже 50-го центиля для своего возрастного диапазона. При возникновении ошибок они включали замену звука и искажение гласных и согласных звуков.

    НАВЫКИ ЧТЕНИЯ И ОРГАНИЗАЦИИ

    По критерию базового чтения у братьев и сестер 2 и 3 были оценки, эквивалентные возрасту в пределах двух лет от их хронологического возраста. Однако самый старший из братьев и сестер получил оценку, эквивалентную возрасту, на три года выше хронологического возраста. Напротив, по оценке понимания прочитанного, сибл 1 показал на четыре года меньше хронологического возраста, в то время как братья 2 и 3 опустились ниже уровня пола (<6.0 лет) по этому показателю. Также снизилась успеваемость по оценке орфографических способностей с оценками, эквивалентными возрасту, на один-три года ниже их хронологического возраста (таблица 1).

    Обсуждение

    В настоящем исследовании оценивалась модель когнитивного функционирования в семье из четырех человек (отец и трое детей), у которых изначально был диагностирован критический синдром. Последующий FISH-анализ показал, что точка прерывания делеции была локализована на 5p15.3 и не включала критическую область.Основной клинической характеристикой, которая привела к постановке диагноза, было наличие кошачьего крика при рождении. Дополнительные клинические признаки включали неспособность нормально развиваться, медленное психомоторное развитие и небольшой лицевой дисморфизм у братьев и сестер, хотя сам отец не имел дисморфических черт лица. С точки зрения их нейропсихологического профиля, однако, настоящее исследование не обнаружило доказательств, указывающих на серьезные уровни интеллектуальных нарушений, но оно действительно указывало на структуру когнитивных сильных и слабых сторон, которые были похожи, но более тонко характеризованы, чем те, которые демонстрируют пациенты. с типовой CDCS (5p15.2).

    Потенциально важным является открытие, что отец и все трое братьев и сестер, по-видимому, обладают сильными невербальными навыками, особенно теми, которые требуют манипулирования пространственным дизайном, но слабыми в вербальных навыках, например, требующих понимания и выражения вербальной информации. Более тщательное изучение вербальных навыков у братьев и сестер показало, что у братьев и сестер наблюдается снижение выразительных речевых навыков и навыков артикуляции по сравнению с речевыми навыками восприятия. Интересно, что у детей с типичным CDCS также сообщалось об экспрессивно-рецептивном несоответствии, но с гораздо большей степенью тяжести.9 Кроме того, навыки чтения были значительно нарушены у всех братьев и сестер, кроме одного (сиб 1), которые продемонстрировали улучшенные базовые навыки чтения по сравнению с пониманием прочитанного и навыками правописания. Напротив, братья 2 и 3 оба выполнили на уровне пола почти все задания по чтению и правописанию.

    Эти выводы важны по двум основным причинам. Во-первых, они подтверждают результаты предыдущих генетических исследований различных фенотипических особенностей, связанных с делециями разных сегментов дистального 5p.2
    3
    11 Во-вторых, они предоставляют подробный нейропсихологический профиль субъектов с делецией 5p15.3, у которых есть минимальные интеллектуальные нарушения, но которые демонстрируют определенное несоответствие вербальной производительности в сторону снижения вербальных навыков и, в частности, задержанных языковых навыков выражения. . Недавние данные двух молекулярных исследований также показали, что делеции 5p15.3 могут приводить к определенной задержке речи без серьезных интеллектуальных нарушений, 2
    20, хотя авторы обоих исследований полагались почти исключительно на данные IQ.Взятые вместе, эти недавние открытия указывают на возможность аномальной церебральной латерализации, лежащей в основе когнитивного функционирования у субъектов с делецией 5p15.3. Возможно, аномальная экспрессия генов в этой области повлияла на раннее развитие мозга, особенно на области, связанные с фонологической обработкой. Действительно, Church и др.
    2 идентифицировали ген-кандидат (DAT121), расположенный в 5p15.3, который кодирует переносчик дофамина 1 типа. Совершенно очевидно, что необходима дальнейшая молекулярная работа для определения делеций относительно реальных генов и понимания роли вариабельной экспрессии генов в результирующем фенотипе.

    В заключение, настоящее исследование ясно указывает на важность точной дифференциации делеций 5p, которые приводят к типичному фенотипу критического синдрома, и тяжести когнитивных нарушений, связанных с этим, и делеций, которые приводят к более мягкому критическому фенотипу и прогноз намного лучше.

    синдром кошачьего крика | DeepDyve

    MLA

    Петерс, Нильс, Мартин Дичганс, Санкар Сурендран, Хосеп М.Аржилес, Франсиско Х. Лопес-Сориано, Сильвия Бускетс, Клаус Диттманн, Х. Петер Родеманн, Анка Синдрилару, Корд Сандеркёттер, Хироши Ватанабе, Дэн М. Роден, Гиора Фойерштейн, Роберт Руффоло, Ральф Кнолл, Шриджита Сен-Срихита , Уильям Дж. Маккенна, Йенс Могенсен, Мангала А. Надкарни, Ф. Элизабет Мартин, Николас А. Жак, Нил Хантер, Маркус Бём, Томас А. Люгер, Тилман Грюн, Никола Лонго, Кристина Амат Ди Сан Филиппо, Элизабет Л. Шварц, Марция Паскуали, Элардус Эразмус, Лодевик Дж.Миени, Маркус Дешауэр, Стефан Зирц, Дю Туа Лутс, Ли А. Денсон, Хелен С. Су, Майкл Дж. Ленардо, Хизер Э. Макдермид, Грэм Эйзенхофер, Оскар Де Ла Калле-Мартин, Наталья Казамитхана, Кристина Вёлльнер, Бодо Гримбахер , Детлеф Шуппан, Вальтер Лиш, Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Томми В. Маккарти, Карина Валлгрен-Петтерссон, Йост Хаан, Майкл Т. Вундерлих, Николь Ревенку, Миикка Виккула, Акира Хонда, Сима Р. Лалани, Джон В. Бельмонт, Джулиан Ильчефф Бориссофф, Хьюго Тен Кейт, Такатоши Касаи, Даниэль Маркович, Майкл Траунер, Карло Селми, М.Эрик Гершвин, Майкл Траунер, Майкл Траунер, Малкольм А. Лайонс, Кирк Дж. Маурер, Мартин К. Кэри, Ли А. Денсон, Фрэнк Ламмерт, Тилман Зауэрбрух, Ли А. Денсон, Питер Л. М. Янсен, Питер Л. М. Янсен, Питер Л. М. Янсен, Хольгер Судхофф, Стефан Вом Даль, Детлев Амейс, Мухаммад Файяз-уль-Хак, Сайед Хассан Эджаз Заиди, Кэролайн Силве, Пьеро Павоне, Розарио Рич Трифилетти, Фридрих Асмус, Петра Векерле, Геза Шваниц, Барбара Бузерт, Таня Мьюир, Бен Пикард, Энтони Дж. Клир, Хуберт Шарнагл, Винфрид Марц, Ральф Кубиц, Дитер Хойссингер, Норберт Швенцер, Александр К.К. Люнг, Уильям Лейн М. Робсон, Эндрю Л. Вонг, Йенер Гюзелькан, Франческо Тротта, Андреа Ло Монако, Александр К. К. Леунг, Реджинальд С. Сов, Тодд Д. Розен, Глория Л. Дэвид, Дэррил К. Зельдин, П. Шьямасундар Рао, Энн М. Моллой, Джон М. Скотт, Гёксель Сомай, Султан Аюб Мео, Султан Аюб Мео, Джошуа Фирер, Марк Бернебург, Томас Шварц, Юрген Шёльмерих, Энн Катрин Лампе, Кейт Бушби, Уильям Дж. Спик, Джон Симпсон, Хоуп Э. Уронис, Джерард С. Блоб, Диего Франко, Амелия Аранега, Эггерт Стокфлет, Инго Ниндл, Кристиан Хамель, Феликс Г.Рипе, Эрих К. Штраус, Винзенц Оджи, Хайко Траупе, Томас Фрилинг, Андреа Кавани, Джампьеро Джироломони, Рандольф Брелер, Ортруд К. Штайнлайн, Джанет Ю. Уриу-Адамс, Джанет Ю. Уриу-Адамс, Жан-Шарль Дейбах, Эрве Пюи, Майкл Л.С. Ма, Патрик Т.С. Ма, Александр К.С. Леунг, Александр А.С. Люнг, Патрик Т.С. Ма, Александр К.С. Леунг, Вальтер Лиш, Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Вальтер Лиш, Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Бертольд Зейтц , Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Вальтер Лиш, Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янек Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Андреас Янеке, Бертольд Зейтц, Вальтер Лиш, Бертольд Зейтц, Андреас Янеке, Йоланта Вьерцба, Анджело Селикорни, Искерт фон Нилан Илфйтоиц Маулик, Райнер Вуазар, Хироки Терагава, Казуаки Чаяма, Ренцо Геррини, Карла Марини, Елена Паррини, Александр Шторч, Йоханнес Шварц, Соня Штендер, Хайко Траупе, Александр К.К. Леунг, Кам-Лун Эллис Хон, Чиу-Винг Винни Чу, Олаф А. Бодамер, Сильвия Штёклер-Ипсироглу, Тацуро Кондо, Осаму Симокава, Наоки Харада, Хироюки Мориучи, Петер Л.М. Янсен, Юрген Шёльмерих, Кристиан , Вольф Шмигель, Джеймс Э. Кроу, Нэн Хэтч, Марк Ботвелл, Александр К. К. Леунг, Хольгер С. Вилленберг, Стефан Р. Борнштейн, Жольт Урбан, Франческо Борджиа, Фабрицио Гварнери, Марио Ваккаро, Дитер Метце, Карл Кунцельманн, Маркус Молл, Александр К.С. Леунг, Александр К.К. Люнг, Кам-Лун Эллис Хон, Пол Чунг-Лунг Чой, Уильям А. Гал, Томас Нолл, Альбрехт Гессе, Микаэла Якш, Александр К. К. Люнг, Реджинальд С. Сове и. «Синдром кошачьего крика». Энциклопедия молекулярных механизмов заболеваний (2009): 290-290.

    APA

    Петерс, Н., Дичганс, М., Сурендран, С., Аргилес, Дж., Лопес-Сориано, Ф., Бускетс, С., Диттманн, К., Родеманн, Х., Синдрилару, А., Сундеркёттер, С., Ватанабе, Х., Роден, Д., Фейерштейн, Г., Руффоло, Р., Кнолл, Р., Сен-Чоудри, С., Уорд, Д., Маккенна, В., Могенсен, Дж., Надкарни, М., Мартин, Ф., Жак, Н., Хантер, Н., Бём, М., Люгер, Т., Грюн, Т., Лонго, Н., Филиппо, К., Шварц, Э., Паскуали, M., Erasmus, E., Mienie, L., Deschauer, M., Zierz, S., Loots, D., Denson, L., Su, H., Lenardo, M., McDermid, H., Eisenhofer, Г., Калле-Мартин, О., Казамитьяна, Н., Вёлльнер, К., Гримбахер, Б., Шуппан, Д., Лиш, В., Зейтц, Б., Янеке, А., Маккарти, Т., Валлгрен-Петтерссон, К., Хаан, Дж., Вундерлих, М., Ревенку, Н., Виккула, М., Хонда, А., Лалани, С., Бельмонт, Дж., Бориссофф, Дж., Кейт, Х., Касаи, Т., Маркович, Д., Траунер, М., Селми, К., Гершвин, М., Траунер, М., Траунер, М., Лайонс, М., Маурер, К., Кэри, М., Денсон, Л., Ламмерт, Ф., Зауэрбрух, Т., Денсон, Л., Янсен, П., Янсен, П., Янсен, П., Судхофф, Х., Даль, С., Амейс, Д., Файяз-Уль-Хак, М., Эджаз Заиди, С., Сильве, К., Павоне, П., Трифилетти, Р., Асмус, Ф., Векерле, П., Шваниц, Г., Busert, B., Thiagarajah, T., Muir, W., Pickard, B., Cleare, A., Scharnagl, H., März, W., Kubitz, R., Häussinger, D., Schwenzer, N. , Леунг, А., Робсон, В., Вонг, А., Гюзелькан, Ю., Тротта, Ф., Монако, А., Леунг, А., Сове, Р., Розен, Т., Дэвид, Г. , Zeldin, D., Rao, P., Molloy, A., Scott, J., Somay, G., Meo, S., Meo, S., Fierer, J., Berneburg, M., Schwarz, T. , Schölmerich, J., Lampe, A., Bushby, K., Speake, W., Simpson, J., Uronis, H., Blobe, G., Franco, D., Aránega, A., Stockfleth, E. , Ниндл, И., Хамель, К., Riepe, F., Strauss, E., Oji, V., Traupe, H., Frieling, T., Cavani, A., Girolomoni, G., Brehler, R., Steinlein, O., Uriu-Adams, J., Uriu-Adams, J., Deybach, J., Puy, H., Ma, M., Ma, P., Leung, A., Leung, A., Ma, P., Leung, A., Лиш, В., Зейтц, Б., Янеке, А., Лиш, В., Зейтц, Б., Янеке, А., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Лиш, В., Зейтц, Б., Янеке, А., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Lisch, W., Seitz, B., Janeck, A., Lisch, W., Seitz, B., Janeck, A., Lisch, W., Janeck, A., Seitz, B., Lisch, W. , Janecke, A., Seitz, B., Lisch, W., Janeck, A., Seitz, B., Lisch, W., Janeck, A., Seitz, B., Lisch, W., Janeck, A. , Зейтц, Б., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Лиш, В., Янеке, А., Зейтц, Б., Лиш, В., Зейтц, Б., Янеке, А. , Wierzba, J., Selicorni, A., Kodolitsch, Y., Ito, W., Maulik, N., Voisard, R., Teragawa, H., Chayama, K., Guerrini, R., Marini, C. , Паррини, Э., Сторч, А., Шварц, Дж., Штендер, С., Траупе, Х., Леунг, А., Хон, К., Чу, К., Бодамер, О., Штёклер-Ипсироглу, С., Кондо, Т., Симокава, О., Харада, Н., Мориучи, Х., Янсен, П., Шельмерих, Дж., Шульманн, К., Покс, К., Шмигель, В., Кроу, Дж., Хэтч, Н., Ботвелл, М., Леунг, А., Вилленберг, Х., Борнштейн, С., Урбан, З., Борджиа, Ф., Гварнери, Ф., Ваккаро, М., Метце, Д., Кунцельманн, К., Молл, M., Leung, A., Leung, A., Hon, K., Choi, P., Gahl, W., Knoll, T., Hesse, A., Jaksch, M., Leung, A., Sauve, Р., &, (2009).Синдром кошачьего крика. Энциклопедия молекулярных механизмов заболеваний, 290-290.

    Справочные менеджеры

    Экспорт в EndNote
    Экспорт в формат RIS

    Синдром Кри дю Чата — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

    УЧЕБНИКИ
    Mezoff AG. Синдром Кри-дю-Шат. Руководство NORD по редким заболеваниям. Липпинкотт Уильямс и Уилкинс. Филадельфия, Пенсильвания.2003: 175.

    Rimoin D, Connor JM, Pyeritz RP, Korf BR. Ред. Принципы и практика медицинской генетики Эмори и Римоан. 4-е изд. Черчилль Ливингстон. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк; 2002: 1209-10.

    Горлин Р.Дж., Коэн MMJr, Hennekam RCM. Ред. Синдромы головы и шеи. 4-е изд. Издательство Оксфордского университета, Нью-Йорк, Нью-Йорк; 2001: 51.

    Джонс KL. Эд. Распознаваемые модели пороков развития человека Смита. 5-е изд. W. B. Saunders Co., Филадельфия, Пенсильвания; 1997: 44.

    СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА
    Уллах I, Махаджан Л., Магнусон Д.Недавно признанная ассоциация болезни Гиршпрунга с синдромом Кри-дю-чат. Am J Gastroenterol. 2017; 112: 185-186.

    Nguyen JM, Qualmann KJ, Okashah R, Reilly A, Alexeyev MF, Campbell DJ. Удаление 5p: текущие знания и будущие направления. Am J Med Genet C Semin Med Genet. 2015 сентябрь; 169 (3): 224-38.

    Родригес-Кабальеро А., Торрес-Лагарес Д., Родригес-Перес А., Серрера-Фигалло М. А., Эрнандес-Гисадо Дж. М., Мачука-Портильо Г. Синдром кри-дю-чата: критический обзор. Oral Patol Oral Cir Bucal.2010; 15: e473-8.

    Hill C, Moller JH, Finkelstein M, Lohr J, Schimmenti L. Синдром кри-дю-чата и врожденный порок сердца: обзор ранее зарегистрированных случаев и представление еще 21 случая от консорциума педиатрической кардиологической помощи. Педиатрия. 2006; 117: 924-7.

    Laczmanska I, Stembalska A, Gil J, Czemarmazowicz H, Sasiadek M. Cri du chat синдром, определяемый диагностическими проблемами делеции 5p15.3? Pter. Eur J Med Genet. 2006; 49: 87-92.

    Mainardi PC, Pastore G, Castronovo C, et al., Естественная история синдрома кри-дю-чат. Отчет из Итальянского Регистра. Eur J Med Genet. 2006; 49: 363-83.-9.

    Кондо Т., ШимоКава О., Харада Н., Дои Т. и др., Корреляция генотип-фенотип 5p-синдрома: ловушка диагностики. J Hum Genet. 2005; 50: 26.

    Посмык Р, Панасюк Б, Яценко С.А., Станкевич П, Мидро АТ. Естественная история ребенка с синдромом моносомии 5 (синдром кошачьего крика / кри-дю-чат) в течение 18 лет наблюдения. Genet Couns. 2005; 16: 17-25.

    Zhang X, Snijders A, Segraves R, et al., Картирование с высоким разрешением генотип-фенотипических отношений при критическом синдроме с использованием сравнительной геномной гибридизации массива. Am J Hum Genet. 2005; 76: 312-6.
    Van Buggenhout GJ, Pijkels E, Holvoet M, et al., Синдром Кри-дю-чат: изменение фенотипа у пожилых пациентов. Am J Med Genet. 2000; 90: 203-15.

    ИНТЕРНЕТ
    Синдром Cerruti Mainardi P. Cri du Chat. Энциклопедия Orphanet, 5 сентября 2006 г. Доступно по адресу: http://www.ojrd.com/content/1/1/33, дата обращения 5 сентября 2017 г.

    Mithilesh, K.Синдром Кри-дю-Шат. Emedicine Journal, 30 сентября 2005 г. Последнее обновление: 09.06.2017. Доступно по адресу: http://www.emedicine.com/ped/topic504.htm Доступно 5 сентября 2017 г.

    McKusick VA., Ed. Интернет-Менделирующее наследование в человеке (OMIM). Балтимор. MD: Университет Джона Хопкинса; Запись №: 123450; Последнее обновление: 01.08.2017. Доступно по адресу: http://omim.org/entry/123450 Дата обращения: 5 сентября 2017 г.

    Языковые характеристики ребенка с синдромом кри-дю-чата | DKYAD

    Аннотация

    Назначение: Кри
    синдром дю чата (CDCS) — редкое генетическое заболевание, поражающее примерно 1
    в 50.000 живорождений в результате удаления хроматина из короткого
    плечо хромосомы 5 (5р). Недавние молекулярные исследования показали, что основные
    клинические характеристики синдрома (нарушение обучаемости, задержка речи,
    медленный рост, микроцефалия и пронзительный монохроматический «кошачий крик» от
    который синдром получил свое название) коррелируют с потерей небольшой области
    в 5p15.2, за исключением кошачьего крика, который был локализован в
    5п15.3. Цель исследования
    было исследовать языковые характеристики редкого синдрома Кри дю Шат.Метод: предметом этого исследования был
    72-месячный мужчина. Языковые данные были собраны с использованием стандартизированного
    языковые тесты по турецкому, TEDİL. Кроме того, для оценки предмета
    рецептивная лексика и экспрессивная лексика использовалась TIFALDI. Спонтанный
    языковой образец был получен исследователем в клинике. Образцы были
    проанализированы в Speech Analysis of Language Transcripts (SALT). Результаты: результаты показывают, что Cri
    Синдром дю Чата может сопровождаться языковым расстройством. ТЕДИЛ
    результаты показали, что предмет был
    задерживается как в восприимчивом, так и в выразительном языке.Выразительный язык
    более запоздалый, чем восприимчивый язык. Результаты TİFALDİ показали, что
    экспрессивная лексика была лучше, чем рецептивная лексика. Согласно с
    спонтанный языковой образец, язык испытуемого состоял из отдельных слов,
    ограниченные морфемы. Результаты исследования имеют общие черты с другими
    изучение языковых характеристик синдрома Кри дю Чат. Заключение: Исследование языковых характеристик лиц с CDCS методом
    использование различных методов и исследований с большим количеством участников будет важным
    для лечения, проводимого с этими случаями.


    Ключевые слова

    cry du chat, кошачий плач, нарушение речи, синдром делеции 5P


    Список литературы

    Аббедуто, Л., Брэди, Н., Ковер, С. Т. (2007). Языковое развитие и
    синдром ломкой Х-хромосомы: профили, синдром-специфичность и внутри-синдром
    различия.Исследования умственной отсталости и пороков развития
    Обзоры 13, 36–46.

    Акарлар, Ф., Миллер, Дж. Ф., Джонстон Дж. Р. (2006). Систематический анализ
    языковых транскриптов (SALT). Турецкий (версия 9) (компьютерное программное обеспечение),
    Лаборатория языкового анализа, Университет Висконсин-Мэдисон. (Распространено
    Турецкая психологическая ассоциация).

    Берумент Казак, С., Гювен, А.Г. (2013). Türkçe İfade Edici ve Alıcı
    Dil (TİFALDİ) Testi: I. Alıcı Dil Kelime Alt Testi Standardizasyonu ve
    Güvenirlik-Geçerlik alışması.Тюрк
    Псикиятри Дергиси, 24, 1-11.

    Брок, Дж. (2007). Языковые способности при синдроме Вильямса: критический
    обзор. Развитие и психопатология, 19, 97–127.

    Карлин М. Э. (1990). Улучшенный прогноз в Кри-Ду-Чате (5стр.)
    Синдром. В. И. Фрейзер (ред.), Ключевые вопросы
    В исследованиях умственной отсталости. Лондон: Рутледж, 64–73.

    Коллинз, М. С. Р., и Корниш, К. (2002). Обзор
    распространенность стеротипии, членовредительства и агрессии у детей и молодых людей
    с синдромом Кри дю Шат.Журнал исследований интеллектуальной инвалидности, 46, 133–140.

    Корниш, К., Мунир, Ф. (1998). Восприимчивый и выразительный язык
    навыки у детей с синдромом кри-дю-чата. Журнал связи
    Расстройства, 31, 73–81.

    Корниш, К., Брамбл, Д., Мунир, Ф., Пигрэм, Дж. (1999). Познавательный
    функционирование у детей с типичным критическим синдромом (5p–). Развивающий
    Медицина и детская неврология, 41, 263–266.

    Гювен, С., Топбаш, С. (2009). Erken Dil Gelişimi Testi- Üçüncü
    Эдисён’ун [Тест раннего языкового развития — третье издание (TELD-3)] Türkçeye
    Uyarlama, Geçerlik ve Güvenirlik Ön alışması.Юксек Лисанс Тези. Эскишехир:
    Anadolu Üniversitesi Sağlık Bilimleri Enstitüsü Dil ve Konuşma Terapistliği
    Anabilim Dalı.

    Хигураши, М., Ода, М., Иидзима, К., Иидзима, С., Такешита, Т.,
    Ватанабэ, Н., Вонеяма, К. (1990). Распространенность живорождений и последующее наблюдение
    синдромы мальформации у 27 472 новорожденных. Развитие мозга, 12, 770–773.

    ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ

    Греско, В. П., Рид, Д. К., Хэммилл, Д.Д., (1999). Тест раннего
    языковое развитие (3-е изд.). Остин, Техас: Pro-Ed.

    Кызылай, А., Тан, М. (2009). Yapısal Kaynaklı Ses Bozuklukları.
    Mehmet Akif Kılıç ve Haldun Ouz (Ed), Клиника
    Ses Bozuklukları içinde (с. 24-26). Адана: Нобель Китабеви.

    Кристофферсен, К. Э. (2004). Согласный звук
    постановки в трех детях с синдромом кри-дю-чата. БЫТЬ. Мердок, Дж.
    Гузи, Б.-М. Велан и К. Докинг (ред.), Конгресс IALP 2004 г. —
    Ход работы. Речевая патология Австралия.

    Кристофферсен, К.Э. (2005). Гласные произведения в речи трех
    дети с синдромом кри-дю-чата. Журнал многоязычного общения
    Расстройства, 3, 128–135.

    Кристофферсен, К.Е. (2007b). Согласные при синдроме кри-дю-чата: A
    тематическое исследование. Журнал коммуникативных расстройств (2007),
    DOI: 10.1016 / j.jcomdis.2007.08.002.

    Кристофферсен, Э. М. (2008). Развитие речи и языка в кри
    синдром дю чата: критический обзор. Клинический
    Лингвистика и фонетика. Doi: https://doi.org/10.1080/02699200801892108.

    Медина, М., Мариеску, Р. К., Оверхаузер, Дж., И Косик, К. С.
    (2000). Гемизиготность (-катенина (CTNND2) связана с тяжелой умственной отсталостью
    в Cri-du-chatsyndrome. Геномика, 63, 157–164.

    Нарди, С. (2013). Кри Ду
    Синдром чата. Технические аспекты и учебные пособия. https://www.criduchat.it/documents/ABC-Criduchat-Technical-aspects-Educational-Guidelines-EN-web.pdf adresinden
    alınmıştır (Эришим тарихи: 02.11.2018)

    Робертс, Дж. Э., Прайс, Дж., Малкин, К. (2007). Язык и общение
    развитие синдрома Дауна. Умственная отсталость и развитие
    Обзоры исследований инвалидности 13, 26–35.

    Шлегель, Р. Дж., Ной, Р. Л., Карнейро Леао, Дж., Рейсс, Дж. А., Нолан, Т.
    Б. и Гарднер Л. И. (1967). Синдром кри-дю-чат у 10-летней девочки
    с делецией коротких плеч хромосомы №5. Helvetica Paediatrica
    Acta, 22, 2–12.

    Зонер, Л., Митчелл,
    П. (1991). Фонетические и фонетические особенности развития долингвистического вокала при синдроме кридчата.Журнал связи
    Расстройства, 24, 13–20.

    Спаркс, С., Хатчинсон, Б. (1980). Cri du chat:
    Отчет о случае. Журнал коммуникативных расстройств, 13, 9-13.

    Топбаш, С., Гювен, С. (2013). Türkçe
    Erken Dil Gelişim Testi. Анкара, Детай Яйынджылык.

    Уилкинс, Л. Э., Браун, Дж. А., Вольф, Б.
    (1980). Психомоторное развитие 65 домашних детей с кри-дю-чат
    синдром. Журнал педиатрии, 97, 401–405.


    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.