Ворсины хориона незрелые: Вопрос задает – Галина, — вопрос-ответ от специалистов клиники «Мать и дитя»

Содержание

Сравнительный анализ морфофункционального состояния фетоплацентарного комплекса при сахарном диабете (обзор литературы) | Григорян

1. Burton GJ, Fowden AL. The placenta: a multifaceted, transient organ. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2015;370(1663):20140066. doi: 10.1098/rstb.2014.0066.

2. Kaufmann P, Mayhew TM, Charnock-Jones DS. Aspects of human fetoplacental vasculogenesis and angiogenesis. II. Changes during normal pregnancy. Placenta. 2004;25(2-3):114–126. doi: 10.1016/j.placenta.2003.10.009.

3. Bhattacharjee D, Mondal SK, Garain P, et al. Histopathological study with immunohistochemical expression of vascular endothelial growth factor in placentas of hyperglycemic and diabetic women. J Lab Physicians. 2017;9(4):227-233. doi: 10.4103/JLP.JLP_148_16.

4. Cvitic S, Desoye G, Hiden U. Glucose, insulin, and oxygen interplay in placental hypervascularisation in diabetes mellitus. Biomed Res Int. 2014;2014:145846. doi: 10.1155/2014/145846.

5. Zhou Y, Bellingard V, Feng KT, et al. Human cytotrophoblasts promote endothelial survival and vascular remodeling through secretion of Ang2, PlGF, and VEGF-C. Dev Biol. 2003;263(1):114-125. doi: 10.1016/s0012-1606(03)00449-4.

6. Poole TJ, Finkelstein EB, Cox CM. The role of FGF and VEGF in angioblast induction and migration during vascular development. Dev Dyn. 2001;220(1):1-17. doi: 10.1002/1097-0177(2000)9999:9999<::AID-DVDY1087>3.0.CO;2-2.

7. Pietro L, Daher S, Rudge MV, et al. Vascular endothelial growth factor (VEGF) and VEGF-receptor expression in placenta of hyperglycemic pregnant women. Placenta. 2010;31(9):770-780. doi: 10.1016/j.placenta.2010.07.003.

8. Sobrevia L, Salsoso R, Fuenzalida B, et al. Insulin is a key modulator of fetoplacental endothelium metabolic disturbances in gestational diabetes mellitus. Front Physiol. 2016;7:119. doi: 10.3389/fphys.2016.00119.

9. Chang SC, Vivian Yang WC. Hyperglycemia induces altered expressions of angiogenesis associated molecules in the trophoblast. Evid Based Complement Alternat Med. 2013;2013:457971. doi: 10.1155/2013/457971.

10. Crume TL, Ogden L, West NA, et al. Association of exposure to diabetes in utero with adiposity and fat distribution in a multiethnic population of youth: the Exploring Perinatal Outcomes among Children (EPOCH) Study. Diabetologia. 2011;54(1):87−92. doi: 10.1007/s00125-010-1925-3.

11. Dabelea D, Mayer-Davis EJ, Lamichhane AP, et al. Association of intrauterine exposure to maternal diabetes and obesity with type 2 diabetes in youth: the SEARCH Case-Control Study. Diabetes Care. 2008;31(7):1422−1426. doi: 10.2337/dc07-2417.

12. Dabelea D, Harrod CS. Role of developmental overnutrition in pediatric obesity and type 2 diabetes. Nutr Rev. 2013;71 Suppl 1:S62−S67. doi: 10.1111/nure.12061.

13. Desoye G, Cervar-Zivkovic M. Diabetes mellitus, obesity, and the placenta. Obstet Gynecol Clin North Am. 2020;47(1):65−79. doi: 10.1016/j.ogc.2019.11.001.

14. Ringholm L Damm P, Mathiesen ER. Improving pregnancy outcomes in women with diabetes mellitus: modern management. Nat Rev Endocrinol. 2019;15(7):406−416. doi: 10.1038/s41574-019-0197-3.

15. Catalano PM, McIntyre HD, Cruickshank JK, et al. The hyperglycemia and adverse pregnancy outcome study: associations of GDM and obesity with pregnancy outcomes. Diabetes Care. 2012;35(4):780−786. doi: 10.2337/dc11-1790.

16. Mackin ST, Nelson SM, Kerssens JJ, et al. Diabetes and pregnancy: national trends over a 15-year period. Diabetologia. 2018;61(5):1081−1088. doi: 10.1007/s00125-017-4529-3.

17. Higgins M, McAuliffe FM, Mooney EE. Clinical associations with a placental diagnosis of delayed villous maturation: a retrospective study. Pediatr Dev Pathol. 2011;14(4):273–279. doi: 10.2350/10-07-0872-OA.1.

18. Huynh J, Dawson D, Roberts D, et al. A systematic review of placental pathology in maternal diabetes mellitus. Placenta. 2015;36(2):101−114. doi: 10.1016/j.placenta.2014.11.021.

19. Xu L, Kanasaki K, Kitada M, Koya D. Diabetic angiopathy and angiogenic defects. Fibrogenesis Tissue Repair. 2012;5(1):13. doi: 10.1186/1755-1536-5-13.

20. Scifres CM, Parks WT, Feghali M, et al. Placental maternal vascular malperfusion and adverse pregnancy outcomes in gestational diabetes mellitus. Placenta. 2017;49:10−15. doi: 10.1016/j.placenta.2016.11.004.

21. Abdelhalim NY, Shehata MH, Gadallah HN, et al. Morphological and ultrastructural changes in the placenta of the diabetic pregnant Egyptian women. Acta Histochem. 2018;120(5):490−503. doi: 10.1016/j.acthis.2018.05.008.

22. Cetinkaya B, Ozmen A, Unek G, et al. Expressions of vegf, vegfr1, vegfr2 and akt in pregestational diabetic human placentas. Placenta. 2014;35(9):31. doi: 10.1016/j.placenta.2014.06.103.

23. Jauniaux E, Burton GJ. Villous histomorphometry and placental bed biopsy investigation in Type I diabetic pregnancies. Placenta. 2006;27(4-5):468−474. doi: 10.1016/j.placenta.2005.04.010.

24. Nelson SM, Coan PM, Burton GJ, et al. Placental structure in type 1 diabetes: relation to fetal insulin, leptin, and IGF-I. Diabetes. 2009;58(11):2634−2641. doi: 10.2337/db09-0739.

25. Rudge MV, Lima CP, Damasceno DC, et al. Histopathological placental lesions in mild gestational hyperglycemic and diabetic women. Diabetol Metab Syndr. 2011;3(1):19. doi: 10.1186/1758-5996-3-19.

26. Popova P, Vasilyeva L, Tkachuck A, et al. A Randomised, controlled study of different glycaemic targets during gestational diabetes treatment: effect on the level of adipokines in cord blood and ANGPTL4 expression in human umbilical vein endothelial cells. Int J Endocrinol. 2018;2018:6481658. doi: 10.1155/2018/6481658.

27. Popova PV, Vasileva LB, Tkachuk AS, et al. Association of tribbles homologue 1 gene expression in human umbilical vein endothelial cells with duration of intrauterine exposure to hyperglycaemia. Genet Res (Camb). 2018;100:e3. doi: 10.1017/S0016672318000010.

28. Sobrevia L, Abarzúa F, Nien JK, et al. Review: Differential placental macrovascular and microvascular endothelial dysfunction in gestational diabetes. Placenta. 2011;32 Suppl 2:S159−164. doi: 10.1016/j.placenta.2010.12.011.

29. Marzioni D, Tamagnone L, Capparuccia L, et al. Restricted innervation of uterus and placenta during pregnancy: evidence for a role of the repelling signal Semaphorin 3A. Dev Dyn. 2004;231(4):839−848. doi: 10.1002/dvdy.20178.

30. Nelson PG, Nelson KB. Innervation of the placenta and uterus: competition between cytotrophoblasts and nerves? Placenta. 2013;34(6):463−466. doi: 10.1016/j.placenta.2013.03.004.

31. Guzmán-Gutiérrez E, Arroyo P, Salsoso R, et al. Role of insulin and adenosine in the human placenta microvascular and macrovascular endothelial cell dysfunction in gestational diabetes mellitus. Microcirculation. 2014;21(1):26−37. doi: 10.1111/micc.12077.

32. Sobrevia L, Salsoso R, Sáez T, et al. Insulin therapy and fetoplacental vascular function in gestational diabetes mellitus. Exp Physiol. 2015;100(3):231−238. doi: 10.1113/expphysiol.2014.082743.

33. Дедов И.И., Смирнова О.М., Горелышев А.С. Стресс эндоплазматического ретикулума: цитологический сценарий патогенеза заболеваний человека // Проблемы эндокринологии. — 2012. — №5. — С. 57−65. [Dedov II, Smirnova OM, Gorelyshev AS. Stress of endoplasmic reticulum: the cytological «scenario» of pathogenesis of human diseases. Problemy endokrinologii. 2012;(5):57−65. (In Russ).]

34. Sáez PJ, Villalobos-Labra R, Westermeier F, et al. Modulation of endothelial cell migration by ER stress and insulin resistance: a role during maternal obesity? Front Pharmacol. 2014;5:189. doi: 10.3389/fphar.2014.00189.

35. Liong S, Lappas M. Endoplasmic reticulum stress is increased in adipose tissue of women with gestational diabetes. PLoS ONE. 2015;10(4):e0122633. doi: 10.1371/journal.pone.0122633.

36. Huynh J, Yamada J, Beauharnais C, et al. Type 1, type 2 and gestational diabetes mellitus differentially impact placental pathologic characteristics of uteroplacental malperfusion. Placenta. 2015;36(10):1161−1166. doi: 10.1016/j.placenta.2015.08.004.

37. Taricco E, Radaelli T, Rossi G, et al. Effects of gestational diabetes on fetal oxygen and glucose levels in vivo. BJOG. 2009;116(13):1729−1735. doi: 10.1111/j.1471-0528.2009.02341.x.

38. Grissa O, Yessoufou A, Mrisak I, et al. Growth factor concentrations and their placental mRNA expression are modulated in gestational diabetes mellitus: possible interactions with macrosomia. BMC Pregnancy Childbirth. 2010;10:7. doi: 10.1186/1471-2393-10-7.

39. Thunbo M, Sinding M, Bogaard P, et al. Postpartum placental CT angiography in normal pregnancies and in those complicated by diabetes mellitus. Placenta. 2018;69:20−25. doi: 10.1016/j.placenta.2018.06.309.

40. Khong TY, Mooney EE, Ariel I, et al. Sampling and definitions of placental lesions: Amsterdam Placental Workshop Group Consensus Statement. Arch Pathol Lab Med. 2016;140(7):698–713. doi: 10.5858/arpa.2015-0225-CC.

41. Whittington JR, Cummings KF, Ounpraseuth ST, et al. Placental changes in diabetic pregnancies and the contribution of hypertension. J Matern Fetal Neonatal Med. 2020;1−9. doi: 10.1080/14767058.2020.1724944.

42. Баринова И.В., Котов Ю.Б., Скляренко Г.А., и др. Диагностическая ценность массы плаценты как критерия функционального состояния фетоплацентарного комплекса // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2010. — №10. — С. 3−6. [Barinova IV, Kotov YuB, Skliarenko GA, et al. Diagnostic value of placental mass as a criterion for the functional state of the fetoplacental complex. Russian Bulletin of Obstetrician-Gynecologist. 2010;(10):3−6. (In Russ).]

43. Unek G, Ozmen A, Mendilcioglu I, et al. Immunohistochemical distribution of cell cycle proteins p27, p57, cyclin D3, PCNA and Ki67 in normal and diabetic human placentas. J Mol Histol. 2014;45(1):21–34. doi: 10.1007/s10735-013-9534-3.

44. Hung TH, Chen SF, Lo LM, et al. Increased autophagy in placentas of intrauterine growth-restricted pregnancies. PLoS One. 2012;7(7):e40957. doi: 10.1371/journal.pone.0040957.

45. Levine B, Sinha S, Kroemer G. Bcl-2 family members: dual regulators of apoptosis and autophagy. Autophagy. 2008;4(5):600–606. doi: 10.4161/auto.6260.

46. Hung TH, Huang SY, Chen SF, et al. Decreased placental apoptosis and autophagy in pregnancies complicated by gestational diabetes with large-for-gestational age fetuses. Placenta. 2020;90:27−36. doi: 10.1016/j.placenta.2019.12.003.

47. Kamana KC, Shakya S, Zhang H. Gestational diabetes mellitus and macrosomia: a literature review. Ann Nutr Metab. 2015;66(Suppl 2):14–20. doi: 10.1159/000371628.

48. Пакин В.С., Вашукова Е.С., Капустин Р.В., и др. Оценка уровня микроРНК в плаценте при тяжелом гестозе на фоне гестационного сахарного диабета // Журнал акушерства и женских болезней. — 2017. — Т.66. — №3. — С. 110–115. [Pakin V, Vashukova E, Kapustin R, et al. Peculiarities of placental microRNA expression in pregnancies complicated by gestational diabetes mellitus and preeclampsia. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2017;66(3):110–115. (In Russ).] doi: 10.17816/JOWD663110-115.

49. Hoch D, Gauster M, Hauguel-de Mouzon S, et al. Diabesity-associated oxidative and inflammatory stress signalling in the early human placenta. Mol Aspects Med. 2019;66:21–30. doi: 10.1016/j.mam.2018.11.002.

50. Lassance L, Haghiac M, Minium J, et al. Obesity-induced down-regulation of the mitochondrial translocator protein (TSPO) impairs placental steroid production. J Clin Endocrinol Metab. 2015;100(1):E11–18. doi: 10.1210/jc.2014-2792.

51. Frohlich JD, Huppertz B, Abuja PM, et al. Oxygen modulates the response of first-trimester trophoblasts to hyperglycemia. Am J Pathol. 2012;180(1):153–164. doi: 10.1016/j.ajpath.2011.09.012.

52. Desoye G, Nolan CJ. The fetal glucose steal: an underappreciated phenomenon in diabetic pregnancy. Diabetologia. 2016;59(6):1089–1094. doi: 10.1007/s00125-016-3931-6.

53. Sovio U, Murphy HR, Smith GC. Accelerated fetal growth prior to diagnosis of gestational diabetes mellitus: a prospective cohort study of nulliparous women. Diabetes Care. 2016;39(6):982–987. doi: 10.2337/dc16-0160.

54. Hirschmugl B, Desoye G, Catalano P, et al. Maternal obesity modulates intracellular lipid turnover in the human term placenta. Int J Obes. 2017;41(2):317–323. doi: 10.1038/ijo.2016.188.

55. Stirm L, Kovarova M, Perschbacher S, et al. BMI-independent effects of gestational diabetes on human placenta. J Clin Endocrinol Metab. 2018;103(9):3299–309. doi: 10.1210/jc.2018-00397.

56. Mead EJ, Maguire JJ, Kuc RE, et al. Kisspeptins: a multifunctional peptide system with a role in reproduction, cancer and the cardiovascular system. Br J Pharmacol. 2009;151(8):1143–1153. doi: 10.1038/sj.bjp.0707295.

57. Cartwright JE, Williams PJ. Altered placental expression of kisspeptin and its receptor in pre-eclampsia. J Endocrinol. 2012;214(1):79–85. doi: 10.1530/JOE-12-0091.

58. Kapustin RV, Drobintseva AO, Alekseenkova EN, et al. Placental protein expression of kisspeptin-1 (KISS1) and the kisspeptin-1 receptor (KISS1R) in pregnancy complicated by diabetes mellitus or preeclampsia. Arch Gynecol Obstet. 2020;301(2):437−445. doi: 10.1007/s00404-019-05408-1.

ПРЕДИКТОРЫ, ФОРМИРОВАНИЕ И ИСХОДЫ ПЛАЦЕНТАРНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ

diaendoСахарный диабет2072-03512072-0378Endocrinology research centre10.14341/DM10228Research ArticleМолекулярно-морфологические особенности формирования хронической плацентарной недостаточности, обусловленной разными типами сахарного диабетаТральТатьяна Георгиевна[email protected]ТолибоваГулрухсор Хайбуллоевна[email protected]МусинаЕкатерина Валентиновна[email protected]ЯрмолинскаяМария Игоревна[email protected]Научно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. ОттаНаучно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. ОттаНаучно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. ОттаНаучно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии им. Д.О. Отта26062020232185191

Патогенез хронической плацентарной недостаточности во многом определяется типом сахарного диабета и степенью его компенсации. Нарушение трофической функции плаценты ведет к изменению ее гормональной активности, формированию дыхательных расстройств и развитию оксидативного стресса. Гистологическое строение плацент при сахарном диабете 1 типа (СД1) представлено уменьшенными в размерах ворсинами хориона всех уровней. В стволовых и промежуточных ворсинах выявляются стромальный отек, повышенное количество мезенхимальных стромальных клеток, в терминальных ворсинах – гиперваскуляризация и утолщение синцитиокапиллярных мембран. При сахарном диабете 2 типа (СД2) гистологическое строение плаценты может быть представлено как преждевременным созреванием, так и патологической незрелостью виллезного дерева с очаговым фиброзированием стромы ворсин, гиперваскуляризацией ворсин, обилием синцитиальных узелков и инфарктами в субхориальном пространстве. Особенностью строения плаценты при гестационном сахарном диабете (ГСД) является преимущественно промежуточный незрелый тип развития с патологией ангиогенеза. Нарушение процессов ангиогенеза и эндотелиальная дисфункция в ворсинах хориона на фоне гипергликемии изменяют проницаемость клеточных мембран, переводя клетки на анаэробное дыхание. Метаболический дисбаланс в плаценте служит причиной развития диабетической микроангиопатии в фетоплацентарном комплексе, антенатальной гипоксии и негативных перинатальных исходов.

сахарный диабет 1 типасахарный диабет 2 типагестационный сахарный диабетхроническая плацентарная недостаточностьПРЕДИКТОРЫ, ФОРМИРОВАНИЕ И ИСХОДЫ ПЛАЦЕНТАРНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТИ

Беременность у женщин с нарушениями углеводного обмена относится к группе высокого риска ранних репродуктивных потерь, акушерских осложнений, перинатальной заболеваемости, несмотря на бесспорный прогресс в изучении патогенеза, своевременной коррекции и профилактики осложнений у данной когорты больных. Наступление и течение беременности у женщин с сахарным диабетом (СД) сопровождается рядом особенностей и зависит от тяжести течения основного заболевания, степени компенсации углеводного обмена, выраженности сосудистых изменений [1].

Матрицей всех процессов, протекающих в системе «мать-плацента-плод», является плацента. Плацента (от лат. placenta; от греч. plakus – лепешка) представляет собой провизорный орган плода, обеспечивающий его жизнедеятельность во внутриутробном периоде путем поддержания гомеостаза и регуляции маточно-плодовых взаимоотношений [2–5].

Патологическое течение беременности, обусловленное соматической и гинекологической патологией у матери, оказывает негативное влияние на функциональную активность плаценты и внутриутробное развитие плода [6]. Сочетание неполноценной гестационной перестройки спиральных артерий, дисхронии ворсинчатого хориона, а также тромбоза и формирования неполноценного межворсинчатого пространства отражает раннюю недостаточность эмбриохориальной системы и является предиктором развития плацентарной недостаточности, выявляемой во II и III триместрах беременности. Осложнения течения беременности, обусловленные патологическими состояниями, приводят к срыву адаптационных механизмов на тканевом, клеточном и субклеточном уровнях с последующим формированием хронической плацентарной недостаточности (ХПН). Плацентарная недостаточность – это синдром, состоящий из комплекса нарушений трофической, эндокринной и метаболической функций плаценты, ведущих к неспособности ее поддерживать адекватный и достаточной обмен между организмом матери и плода [7].

Формирование первичной плацентарной недостаточности происходит в период плацентации с последующим нарушением ангиогенеза и структурной дифференцировки ворсин хориона, одним из исходов структурно-сосудистой патологии может служить прекращение развития беременности в сроке до 14–16 недель [8]. Вторичная плацентарная недостаточность формируется после 20–22 недель беременности, наиболее часто под влиянием неблагоприятных факторов внешней среды, на фоне полноценно сформированного фетоплацентарного комплекса. Исходами вторичной плацентарной недостаточности чаще всего являются: формирование синдрома задержки развития плода, преждевременные роды, антенатальная гибель плода [9, 10].

В патогенезе ХПН и хронической внутриутробной гипоксии плода лежит нарушение трофической функции плаценты с последующими патологическими изменениями гормональной активности плаценты, а также формированием эндотелиальной дисфункции с неадекватным балансом кислорода, углекислого газа и развитием оксидативного стресса. Относительная недостаточность на молекулярном уровне характеризуется увеличением числа митохондрий, рибосом и повышением активности щелочной фосфатазы, участвующей в транспорте веществ через клеточные мембраны ворсин хориона с дисбалансом функции синцитиотрофобласта, утолщением и разволокнением базальной мембраны ворсин. Энергетический дисбаланс в синцитии ведет к снижению синтеза белка и нарушению продукции гормонов, происходит переход клеток на анаэробное дыхание с повышением уровня лактатдегидрогеназы (ЛДГ) (при снижении содержания гликогена) [11, 12].

Беременность на фоне компенсированной ХПН, как правило, заканчивается срочными родами жизнеспособным плодом с сохраненными весо-ростовыми показателями. Однако при неблагоприятной акушерской ситуации возможно возникновение гипоксии плода во время беременности и в период родов. Субкомпенсированная, а особенно декомпенсированная формы являются наиболее тяжелыми проявлениями ХПН и сопровождаются циркуляторными и дистрофическими изменениями плаценты, имеющими тенденцию к прогрессированию с формированием синдрома задержки развития плода (симметричная, асимметричная форма) и хронической внутриутробной гипоксии. Беременность в такой ситуации протекает с симптомами прерывания и часто заканчивается преждевременными родами, антенатальной или интранатальной гибелью плода [13].

Метаболизм глюкозы в фетоплацентарной системе. Одним из значимых этиологических факторов развития ХПН является СД, сопровождающийся сосудистой патологией и эндотелиальной дисфункцией. Общеизвестно, что СД развивается вследствие абсолютной или относительной (нарушение взаимодействия с клетками-мишенями) недостаточности гормона инсулина с последующей гипергликемией. Заболевание характеризуется хроническим течением и нарушением всех видов обмена веществ: углеводного, жирового, белкового, минерального и водно-солевого [1, 14].

Продукты углеводного обмена во время беременности активно транспортируются через плаценту и частично – через околоплодные воды. Уровень синтеза гликогена в печени плода находится на низком уровне до 16–18 недель беременности, и функцию гликогенеза в этот период берет на себя плацента. Активность углеводного обмена в плаценте определяется количеством ферментов, участвующих в расщеплении углеводов (диастаза, инвертаза, лактаза, карбоксилаза, кокарбоксилаза, глюкозо-6-фосфатаза, гиалуронидаза и другие), биологическая активность которых увеличивается по мере прогрессирования беременности и роста потребностей плода. Углеводы являются основным источником энергии, получаемой путем цикла Кребса, гликолиза и пентозофосфатного шунта [15]. Необходимо отметь, что не только вариабельность уровня глюкозы в крови, но и гипогликемия являются предикторами оксидативного стресса с формированием последующей патологии в микроциркуляторном русле матери и плаценте [16].

Глюкоза является основной формой транспорта углекислого газа (СО2) и при физиологическом течении беременности без труда проникает через плаценту, обеспечивая гомеостаз плода. Около половины количества поступающей в фетоплацентарную систему глюкозы расходуется на энергетический баланс плаценты [17].

Изменение уровня гликемии в пуповинной крови приводит к дисбалансу показателей кислотно-основного состояния. Снижение уровня глюкозы в крови плода ниже 3,3 ммоль/л ведет к повышению количества кислых продуктов обмена, а гликемия свыше 6,9 ммоль/л сопровождается патологическим ацидозом и повышением напряжения СО2 в крови, что приводит к внутриутробной гипоксии плода и снижению уровня доставки глюкозы к плоду [6, 18].

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЛАЦЕНТЫ ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

Патологические изменения в плаценте складываются из комплекса сосудистых, метаболических и иммунных нарушений со стороны матери и плода [19]. Тяжесть патологических изменений в фетоплацентарном комплексе обусловлена длительностью заболевания, а также состоянием компенсаторно-приспособительных механизмов и сопутствующих осложнений беременности. В патогенезе ХПН и гипоксии плода основная роль принадлежит микроангиопатии ворсин хориона и магистральных сосудов плаценты. Кроме того, на фоне повторяющихся эпизодов гипергликемии происходит задержка созревания легких плода с развитием синдрома респираторного дистресса новорожденных после рождения, развивается ангиопатия сосудистого русла сетчатки глаза и сердца. Процессы васкулогенеза и неоангиогенеза в плаценте неразрывно связаны с уровнем гликемии и инсулина в циркулирующей крови. Гипергликемия у плода вызывает гиперинсулинемию, которая, в свою очередь, увеличивает потребность органов и тканей в кислороде, что в условиях гиперангиогенеза служит одной из причин развития гипоксии [19–23].

Макроскопические характеристики плаценты при СД во многом зависят от длительности заболевания и наличия сосудистых осложнений у женщины. Гиперплазию плаценты наиболее часто диагностируют при длительности СД не более 10 лет и отсутствии сосудистых осложнений, тогда как при длительном течении диабета (около 20 лет) с наличием ангиопатии отмечаются гипопластические изменения плаценты. Выделяют две формы развития фетоплацентарного комплекса в условиях СД: гиперпластическую и гипопластическую. Гиперпластическая форма является прогностически более благоприятной формой для перинатальных исходов и характеризуется беспрепятственным усвоением глюкозы фетоплацентарным комплексом с формированием гиперплазии плаценты и макросомии у плода [24, 25]. Гипопластическая форма развития свидетельствует о снижении чувствительности клеток к биологическому действию инсулина (инсулинорезистентности) и нарушению усвоения тканями глюкозы крови с последующими выраженными нарушениями трофической функции в фетоплацентарной системе, что наиболее часто приводит к негативным исходам беременности [26].

Структурная организация плаценты при СД в подавляющем большинстве случаев характеризуется преждевременным или замедленным созреванием виллезного дерева, сосудистыми нарушениями и увеличением массы плаценты. При отсутствии у матери сосудистых осложнений ХПН может не развиваться, а плоды могут рождаться здоровыми. Развитие ХПН при СД во многом зависит и от состояния сосудистой системы миометрия. У женщин с СД 1 типа (СД1) и СД 2 типа (СД2) выявляется ангиопатия капилляров матки с сужением просвета за счет утолщения базальной мембраны капилляров, пролиферации эндотелия и периваскулярного склероза. Столь значимые патологические изменения в капиллярном русле не могут обеспечить полноценный контакт между материнской и плодовой кровью с целью обменных процессов [14]. При СД эмбриохориальный комплекс существует в условиях нарушенной микроциркуляции, клеточного метаболизма и, как результат, хронической гипоксии [27].

Особенности плацент при СД1. Течение беременности при СД1 имеет свои особенности, и уже с ранних сроков отмечается снижение уровня гликемии, вплоть до эпизодов гипогликемии, в связи с растущим фетоплацентарным комплексом [28]. Во II и III триместре беременности может отмечаться повышенная потребность в инсулине, что обусловлено возрастающей активностью контринсулярных гормонов плаценты. К концу беременности возможно возникновение противоположной ситуации, а именно снижение потребности организма матери в инсулине, что связано с истончением физиологического плацентарного барьера и повышенной пропускной способностью плаценты для различного рода биологически активных молекул. Подобная ситуация крайне негативна для плода и может привести к развитию у него антенатальной гипоксии [21].

Микроскопическое строение плаценты во многом зависит от степени компенсации основного заболевания и сопровождается патологической незрелостью ворсинчатого дерева плаценты в 25–28% случаев [14]. При микроскопическом исследовании плаценты отмечается уменьшение размеров ворсин хориона всех уровней, сужение межворсинчатого пространства с относительным его малокровием, очагами избыточного отложения фибриноида и формированием конгломератов ворсин. В стволовых ворсинах и ворсинах промежуточного типа выявляются повышенное количество мезенхимальных стромальных клеток и отек стромы с очагами отложения фибриноида, также отмечается большое количество синцитиальных узелков. В артериальном русле стволовых и якорных ворсин выявляется пролиферация эндотелия, местами с частичной или полной облитерацией просвета и формированием сосудистых анастомозов [29]. Капиллярное русло промежуточных и терминальных ворсин характеризуется нарушением дифференцировки с явлениями гиперваскуляризации, стазом эритроцитов и утолщением синцитиокапиллярных мембран терминальных ворсин. В базальной пластинке выявляются крупноочаговые скопления фибриноида и мононуклеарная инфильтрация [15, 21, 30].

Особенности плацент при СД2. Кроме патологии непосредственно углеводного обмена, у женщин с СД2 в большинстве случаев выявляются нарушения и липидного обмена, обусловленные низкой чувствительностью висцеральной жировой ткани к антилиполитическому действию инсулина. Следствием этого является избыточный липолиз, который в сочетании с гиперинсулинемией способствует поступлению значительного количества свободных жирных кислот в кровоток и повышению синтеза триглицеридов и липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП) печенью за счет избыточной активации печеночной липопротеинлипазы и ускоренного катаболизма холестерина (ХС) и липопротеидов очень высокой плотности (ЛПОВП). Количественные и качественные изменения липидного обмена при СД2 формируют липидную триаду (гипертриглицеридемия, низкий уровень ХС и ЛПВП, повышение фракции мелких плотных частиц ЛПНП). Снижение уровня ХС и ЛПВП при СД2 дополнительно стимулируется активностью печеночной липопротеинлипазы, что в совокупности с атерогенными компонентами липидной триады способствует микроангиопатии, сопровождающейся формированием, прежде всего, диабетической нефропатии и сердечно-сосудистых нарушений (в том числе артериальной гипертензии). Течение беременности при комплексных обменных нарушениях может сопровождаться акушерскими осложнениями (гестоз, эклампсия) вплоть до угрозы для жизни матери и плода [31, 32].

Развитие беременности на фоне СД2 в I триместре беременности характеризуется диаметрально противоположным течением по сравнению с СД1, и явления гипогликемии для него нехарактерны. Беременность раннего срока при СД2 может завершиться ранним самопроизвольным выкидышем в связи с уже имеющейся ангиопатией сосудов матки. Патологические изменения сосудов матки и плаценты, а также явления ангиоспазма могут послужить причиной преждевременной отслойки нормально расположенной плаценты во время беременности и в родах. Во второй половине беременности потребность в инсулине возрастает, и течение беременности приближается к таковому при СД1 [19]. Гистологическое строение плаценты характеризуется в 30% случаев как преждевременным созреванием, так и патологической незрелостью ворсин плаценты. При преждевременном созревании в ворсинах хориона отмечается фиброзирование соединительнотканной стромы, хориальный эпителий в большей степени однослойный и представлен в основном синцитиотрофобластом. При компенсированном течении диабета около 40% плацент имеют строение, соответствующее сроку гестации без признаков ХПН. Со стороны ворсин хориона отмечаются отек и очаговый фиброз стромы ворсин, наличие синцитиальных узелков, в субхориальном пространстве выявляются инфаркты. Со стороны сосудистого русла ворсин отмечаются гиперваскуляризация, отек интимы сосудов и утолщение базальной мембраны сосудов, выявляется повышенное количество синцитиокапиллярных мембран в зрелых ворсинах по сравнению с незрелыми ворсинами хориона. В пуповине могут быть периваскулярные кровоизлияния, также не исключена аномалия развития пуповины в виде агенезии одной из артерий [14].

Особенности плацент при гестационном сахарном диабете (ГСД). ГСД характеризуется гипергликемией, впервые выявленной во время беременности, но не соответствующей критериям «манифестного» СД, частота которого составляет 2–14% от общего числа беременностей во всем мире. Несмотря на то, что после родов, как правило, толерантность к глюкозе нормализуется, в последующие годы (через 6–10 лет) у 25–35% женщин с диабетом в анамнезе развивается клинический диабет [6, 21].

Существует мнение, что развитие ГСД связано с активностью контринсулярных плацентарных гормонов (плацентарный лактоген, плацентарные эстрогены и прогестерон), а также с повышением секреции кортизола на фоне скрытой неполноценности инсулярного аппарата поджелудочной железы.

Беременность у женщин с ГСД с ранних сроков характеризуется формированием значительных структурных дисфункций плаценты и может осложниться развитием эмбриопатий, угрозой прерывания или самопроизвольным выкидышем [24, 33, 34].

Метаболические нарушения в плаценте при ГСД проявляются после второй половины беременности и на поздних сроках в связи с увеличением функциональной активности плаценты, и часто отмечается повышенный риск перинатальной смертности и развития диабетической фетопатии [35, 36]. Причиной этих рисков является окислительный стресс в плаценте, сопровождающийся активацией апоптоза, явлениями эндотелиальной дисфункции сосудов, влекущей за собой циркуляторные нарушения и, как следствие, гипоксию [34, 37].

При ГСД выявляют два вида патологического ангиогенеза: разветвленный ангиогенез с образованием многопетельных капилляров и неветвящийся ангиогенез с удлинением капиллярного русла [14]. Аномалия рецепторов инсулина в эндотелии фетоплацентарного комплекса приводит к снижению биодоступности оксида азота (NO), который блокирует процессы вазодилатации и активирует протеинкиназу, уменьшая фетоплацентарную сосудистую реактивность in vitro и нарушая трансплацентарный транспорт нутриентов с развитием макросомии у плода [38].

Ангиопатия в сосудах плаценты при ГСД приводит к резистентности тканей к инсулину, наряду с липолитической активностью плацентарного лактогена, и повышению концентрации в крови плода свободных жирных кислот [36–41].

Масса плацент детей, рожденных от матерей с ГСД, больше по сравнению с плацентами при неосложненной беременности. Морфологические изменения плаценты при ГСД характеризуются незрелостью ворсинчатого дерева с неравномерно выраженным отеком стромы ворсин и персистенцией ворсин промежуточного незрелого типа [39, 40, 42, 43]. В ворсинах выявляются значительная гиперплазия и дегенеративные изменения цитотрофобласта, утолщение базальной мембраны синцитиотрофобласта и гиперваскуляризация ворсин всех уровней. В стволовых и промежуточных ворсинах отмечаются очаги фибриноидного некроза. В межворсинчатом пространстве при этом образуются фибриновые тромбы. Особенностью сосудистого русла является ремоделирование преимущественно микроциркуляторного русла ворсин с появлением избыточных разветвлений микрососудов и пролиферации эндотелиальных клеток [34, 43].

По мнению ряда авторов, перенесенная диабетическая фетопатия при ГСД в последующем может служить причиной ухудшения соматического здоровья во взрослом состоянии и способствовать развитию СД2 [45].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, патологические изменения в плацентах при разных типах СД связаны, прежде всего, с аномалиями сосудистого русла, изменениями в процессах ангиогенеза, формированием эндотелиальной дисфункции. Наличие гипергликемии у женщин с СД служит пусковым механизмом тромбофилических изменений гиперагрегационной и гиперадгезивной способности тромбоцитов, провоцируя воспалительные изменения в эндотелии сосудов. Кроме того, у женщин с СД в крови повышены уровни фибриногена и фактора Виллебранда, при этом активность системы «антитромбин III – гепарин» снижена, что усугубляет прокоагулянтные состояния [46].

Сроки формирования ХПН и тяжесть структурно-функциональных перестроек в плаценте имеют прямую зависимость от длительности течения СД и наличия исходной диабетической ангиопатии в органах малого таза, больше характерных для пациенток с СД1, тогда как при СД2 фактором риска развития ХПН в значительной мере является не только глюкозотоксичность, но и липотоксичность с дополнительным патологическим компонентом в виде артериальной гипертензии [47]. Осложнения течения беременности на фоне прегестационного СД связаны с отсутствием или недостаточной предгравидарной подготовкой на этапе планирования беременности, неадекватным контролем углеводного обмена на всех этапах беременности и до нее, недостаточной информированностью пациенток о возможных осложнениях для матери и плода, что влечет за собой слабую мотивацию женщины к контролю углеводного обмена. Адекватная компенсация метаболического обмена на этапе планирования беременности служит залогом снижения эмбриотоксичности на ранних сроках и сохранения оптимальных морфофункциональных характеристик системы мать-плацента-плод [48]. Степень повреждения фетоплацентарного комплекса при ГСД и перинатальных осложнений (макросомия, диабетическая фетопатия, диабетическая кардиомиопатия, нарастающее многоводие) зависит от гестационного срока манифестации заболевания и своевременности назначенной терапии, в том числе своевременного перевода пациентки на инсулинотерапию с адекватными дозами препарата [49]. Своевременная и оптимальная коррекция метаболических нарушений при разных типах СД, снижение степени вариабельности глюкозы, а также адекватные подходы и доступная информированность пациенток на этапе прегравидарной подготовки при СД1 и СД2 позволит снизить риск формирования структурно-функциональных изменений в системе мать-плацента-плод и улучшить перинатальные исходы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источники финансирования. Поисково-аналитическая работа и подготовку статьи проведены на личные средства авторского коллектива.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов. Траль Т.Г. – написание текста о морфологических исследованиях; Толибова Г.Х. – сбор и обработка материалов, редактирование текста; Мусина Е.В. – написание текста о проблематике обзора; Ярмолинская М.И. – редактирование текста и корректировка изложенных данных. Все авторы внесли существенный вклад в проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией.

ReferencesSanta LM, Teshima LY, Forero JV, Giraldo AO. AngiomiRs: potential biomarkers of pregnancy’s vascular pathologies. J Pregnancy. 2015;2015:320386. doi: https://doi.org/10.1155/2015/320386Формирование и патология плаценты / Под ред. В.И. Краснопольского. — М.: Медицина, 2007. — 112 с. [Formirovanie i patologiya platsenty. Ed by V.I. Krasnopol’skiy. Moskow: Meditsina; 2008. 112 р. (In Russ.)]Gauster M, Desoye G, Tötsch M, Hiden U. The placenta and gestational diabetes mellitus. Curr Diab Rep. 2012;12(1):16−23. doi: https://doi.org/10.1007/s11892-011-0244-5John R, Hemberger M. A placenta for life. Reprod Biomed Online. 2012;25(1):5−11.Cvitic S, Longtine MS, Hackl H, et al. The Human placental sexome differs between trophoblast epithelium and villous vessel endothelium. PLoS One. 2013;8(10):e79233. doi: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0079233Leiva A, Pardo F, Ramírez MA, et al. Fetoplacental vascular endothelial dysfunction as an early phenomenon in the programming of human adult diseases in subjects born from gestational diabetes mellitus or obesity in pregnancy. Exp Diabetes Res. 2011;2011:349286. doi: https://doi.org/10.1155/2011/349286Baschat AА. Venous Doppler evaluation of the growth-restricted fetus. Clin Perinatol. 2011;38(1):103−112, vi. doi: https://doi.org/10.1016/j.clp.2010.12.001Стрижаков А.Н., Игнатко И.В., Тимохина Е.В., Белоцерковцева Л.Д. Синдром задержки роста плода: патогенез, диагностика, лечение, акушерская [Электронный ресурс]. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014. — 120 с. [Strizhakov AN, Ignatko IV, Timokhina EV, Belotserkovtseva LD. Sindrom zaderzhki rosta ploda: patogenez, diagnostika, lecheniye, akusherskaya. Moscow: GEOTAR-Media; 2014. 120 р. (In Russ.)]. Доступно по: https://www.rosmedlib.ru/book/ISBN9785970431566.html. Ссылка активна на 17.01.2020.Макаров О.В., Козлов П.В., Насырова Д.В. Синдром задержки развития плода: современные подходы к фармакотерапии // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2003. — Т. 3. — №6. — С. 18−22. [Makarov OV, Kozlov PV, Nasyrova DV. Sindrom zaderzhki razvitiya ploda: sovremennye podkhody k farmakoterapii. Rossiiskii vestnik akushera-ginekologa. 2003;3(6):18−22. (In Russ.)]Евсюкова И.И., Арутюнян А.В., Додхоев Д.С., Ковальчук-Ковалевская О.В. Механизмы задержки внутриутробного развития ЦНС ребенка при хронической плацентарной недостаточности // Журнал акушерства и женских болезней. — 2010. — Т. 59. — №4. — С. 39−44. [Evsyukova II, Arutyunyan AV, Dodkhoev DS, Koval’chuk-Kovalevskaya OV. Mekhanizmy zaderzhki vnutriutrobnogo razvitiya TsNS rebenka pri khronicheskoi platsentarnoi nedostatochnosti. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2010;59(4):39−44. (In Russ.)]Herrera EA, Krause B, Ebensperger G, et al. The placental pursuit for an adequate oxidant balance between the mother and the fetus. Front Pharmacol. 2014;5:149. doi: https://doi.org/10.3389/fphar.2014.00149Lichtenberg D, Pinchuk I. Oxidative stress, the term and the concept. Biochem Biophys Res Commun. 2015;461(3):441−444. doi: https://doi.org/10.1016/j.bbrc.2015.04.062Кузьмин В.Н. Фетоплацентарная недостаточность: проблема современного акушерства // Лечащий врач. — 2011. — №3. — С. 50−54. [Kuz’min VN. Fetoplatsentarnaya nedostatochnost’: problema sovremennogo akusherstva. Lechashchii vrach.2011;(3):50−54. (In Russ.)]Huynh J, Dawson D, Roberts D, Bentley-Lewis R. A systematic review of placental pathology in maternal diabetes mellitus. Placenta. 2015;36(2):101−114. doi: https://doi.org/10.1016/j.placenta.2014.11.021Leach L, Taylor A, Sciota F. Vascular dysfunction in the diabetic placenta: causes and consequences. J Anat. 2009;215(1):69–76. doi: https://doi.org/10.1111/j.1469-7580.2009.01098.xТиселько А.В. Факторы риска развития патологической вариабельности глюкозы у беременных с сахарным диабетом 1-го типа // Журнал акушерства и женских болезней. — 2019. — Т. 68. — №3. — С. 41−50. [Tiselko AV. Risk factors of pathological glycemic variability in pregnant women with type 1 diabetes mellitus. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2019;68(3):41−50. (In Russ.)] doi: https://doi.org/ 10.17816/JOWD68341-50Некрасова К.Р., Ван А.В., Галкина А.С., и др. Гестационный сахарный диабет — болезнь популяции. Медикаментозная терапия угрозы прерывания беременности и медикаментозная терапия (обзор литературы) // Акушерство, гинекология, репродукция. — 2013. — Т. 7. — №1. — С. 31−35. [Nekrasova KR, Van AV, Galkina AS, et al. Gestational diabetus mellitus at a population level. medicinal therapy of threatening miscarriage and carbohydrate metabolism (literature survey). Akusherstvo, ginekologiia, reproduktsiia. 2013;7(1):31−35. (In Russ.)]Михалев Е.В., Шанина О.М., Саприна Т.В. Гормональные, электролитные нарушения и особенности гемостаза у доношенных новорожденных детей от матерей с гестационным сахарным диабетом // Сахарный диабет. — 2015. — Т. 18. — №1. — С. 78−86. [Mikhalev EV, Shanina OM, Saprina TV. Hemostasis regulation and metabolic (hormonal, electrolyte) disturbances in term newborns from women with gestational diabetes. Diabetes mellitus. 2015;18(1):78−86. (In Russ.)] doi: https://doi.org/10.14341/DM2015178-86Starikov R, Inman K, Chen K, et al. Comparison of placental findings in type 1 and type 2 diabetic pregnancies. Placenta. 2014;35(12):1001−1006. doi: https://doi.org/10.1016/j.placenta.2014.10.008Foidart IM, Seak-San S, Emonts P, et al. [Vascular placentarpathology in high-risk groups:definition and synopsis. (In French)]. Ann Med Interne. 2003;154(5-6):332−339.Cvitic S, Desoye G, Hiden U. Glucose, insulin, and oxygen interplay in placental hypervascularisation in diabetes mellitus. Biomed Res Int. 2014;2014:145846. doi: https://doi.org/10.1155/2014/145846Nelson SM, Freeman DJ, Sattar N, et al. Erythrocytosis in offspring of mothers with Type 1 diabetes — are factors other than insulin critical determinants? Diabet Med. 2009;26(9):887−892. doi: https://doi.org/10.1111/j.1464-5491.2009.02797.xBrocato J, Chervona Y, Costa M. Molecular responses to hypoxia-inducible factor 1α and beyond. Mol Pharmacol. 2014;85(5):651−657. doi: https://doi.org/10.1124/mol.113.089623Gabbay-Benziv R, Baschat AA. Gestational diabetes as one of the «great obstetrical syndromes» — the maternal, placental, and fetal dialog. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol. 2015;29(2):150−155. doi: https://doi.org/10.1016/j.bpobgyn.2014.04.025Barta E, Drugan A. A clinical study which relates to a theoretical simulation of the glucose transport in thehuman placenta under various diabetic conditions. J Perinat Med. 2016;44(4):405−410. doi: https://doi.org/10.1515/jpm-2015-0091Pietryga M, Biczysko W, Wender-Ozegowska E, et al. [Ultrastuctural examination of the placenta in pregnancycomplic by diabetes mellitus. (In Polish)]. Gyn Pol. 2004;75(2):111−118.Lichtenberg D, Pinchuk I. Oxidative stress, the term and the concept. Biochem Biophys Res Commun. 2015 Jun 5;461(3):441-4. doi: 10.1016/j.bbrc.2015.04.062.Потин В.В., Боровик Н.В., Тиселько А.В. Инсулинотерапия больных сахарным диабетом 1 типа во время беременности // Сахарный диабет. — 2009. — №1. — С. 39−41. [Potin VV, Borovik NV, Tisel’ko AV. Insulin therapy during pregnancy in women with type 1 diabetes. Diabetes mellitus. 2009;(1):39−41. (In Russ.)]Дисфункция эндотелия. Причины, механизмы, фармакологическая коррекция. Сборник / Под ред. Н.Н. Петрищева. — СПб.: Изд-во СПбГМУ, 2003. — 181 с. [Disfunktsiya endoteliya. Prichiny, mekhanizmy, farmakologicheskaya korrektsiya. Sbornik. Ed by N.N. Petrishchev. Saint Petersburg: I.P. Pavlov first Saint Petersburg state medical University; 2003. 181 р. (In Russ.)]Jirkovská M, Kučera T, Dvořáková V, et al. Impact of maternal diabetes type 1 on proliferative potential, differentiation and apoptotic activity in villous capillaries of term placenta. Placenta. 2016;40:1−7. doi: https://doi.org/10.1016/j.placenta.2016.02.003Marcinkevage JA, Narayan KM. Gestational diabetes mellitus: taking it to heart. Prim Care Diabetes. 2011;5(2):81−88. doi: https://doi.org/10.1016/j.pcd.2010.10.002Guilherme A, Henriques F, Bedard AH, et al. Molecular pathways linking adipose innervation to insulin action in obesity and diabetes mellitus. Nat Rev Endocrinol. 2019;15(4):207−225. doi: https://doi.org/10.1038/s41574-019-0165-yБурумкулова Ф.Ф. Гестационный сахарный диабет (эндокринологичeские, акушерские и перинатальные аспекты) // Международный эндокринологический журнал. — 2011. — №3. — С. 78−90. [Burumkulova FF. Gestatsionnyi sakharnyi diabet (endokrinologicheskie, akusherskie i perinatal’nye aspekty). International journal of endocrinology. 2011;(3):78−90. (In Russ.)]Jarmuzek P, Wielgos M, Bomba-Opon D. Placental pathologic changes in gestational diabetes mellitus. Neuro Endocrinol Lett. 2015;36(2):101−105.Castori M. Diabetic embryopathy: a developmental perspective from fertilization to adulthood. Mol Syndromol. 2013;4(1-2):74−86. doi: https://doi.org/10.1159/000345205Saad MI, Abdelkhalek TM, Saleh MM, et al. Maternal diabetes impairs oxidative and inflammatory response in murine placenta. Springerplus. 2016;5:532. doi: https://doi.org/10.1186/s40064-016-2180-ySaad MI, Abdelkhalek TM, Saleh MM, et al. Insights into the molecular mechanisms of diabetes-induced endothelial dysfunction: focus on oxidative stress and endothelial progenitor cells. Endocrine. 2015;50(3):537−567. doi: https://doi.org/10.1007/s12020-015-0709-4Sobrevia L, Salsoso R, Fuenzalida B, et al. Insulin is a key modulator of fetoplacental endothelium metabolic disturbances in gestational diabetes mellitus. Front Physiol. 2016;7:119. doi: https://doi.org/10.3389/fphys.2016.00119Desoye G, van Poppel M. The feto-placental dialogue and diabesity. Вest Pract Res Clin Obstet Gynaecol. 2015;29(1):15−23. doi: https://doi.org/10.1016/j.bpobgyn.2014.05.012Sobrevia L, Salsoso R, Sáez T, et al. Insulin therapy and fetoplacental vascular function in gestational diabetes mellitus. Exp Physiol. 2015;100(3):231−238. doi: https://doi.org/10.1113/expphysiol.2014.082743Westermeier F, Sáez T, Arroyo P, et al. Insulin receptor isoforms: an integrated view focused on gestational diabetes mellitus. Diab Metab Res Rev. 2016;32(4):350−365. doi: https://doi.org/10.1002/dmrr.2729Daskalakis G, Marinopoulos S, Krielesi V, et al. Placental pathology in women with gestational diabetes. Acta Obstet Gynecol Scand. 2008;87(4):403−407. doi: https://doi.org/10.1080/00016340801908783Краснопольский В.И., Петрухин В.А., Чечнева М.А., Лысенко С.Н. Антенатальная ультразвуковая диагностика диабетической фетопатии и макросомии // Архив акушерства и гинекологии им. В.Ф. Снегирева. — 2014. — №1. — С. 51−53. [Krasnopol’skii VI, Petrukhin VA, Chechneva MA, Lysenko SN. Antenatal’naya ul’trazvukovaya diagnostika diabeticheskoi fetopatii i makrosomii. Arkhiv akusherstva i ginekologii im. V. F. Snegireva. 2014;(1):51−53. (In Russ.)]Jirkovská M, Kubínová L, Janácek J, et al. Topological properties and spatial organization of villous capillaries in normal and diabetic placentas. J Vasc Res. 2002;39(3):268−278. doi: https://doi.org/10.1159/000063692Calkins K, Devaskar SU. Fetal origins of adult disease. Curr Probl Pediatr Adolesc Health Care. 2011;41(6):158−176. doi: https://doi.org/10.1016/j.cppeds.2011.01.001Тиселько А.В. Сравнительный анализ эффективности различных режимов инсулинотерапии сахарного диабета 1 типа во время беременности // Журнал акушерства и женских болезней. — 2012. — Т. 61. — №1. — С. 90−95. [Tisel’ko A.V. Comparative analysis of eficiency for diferent insulin therapy re gimes in patients with type 1 diabetes melitus durin g pre gnancy. Journal of obstetrics and women’s diseases. 2012;61(1):90−95. (In Russ.)]Морозова Т.Е., Андрущишина Т.Б. Артериальная гипертензия у больных сахарным диабетом – индивидуализированный выбор антигипертензивных лекарственных средств // Российский кардиологический журнал. — 2011. — Т. 16. — №2. — С. 72−77. [Morozova TE, Andrushhishina TB. Arterial hypertension in patients with diabetes mellitus: an individualized choice of antihypertensive medications. Russian journal of cardiology. 2011;16(2):72−77. (In Russ.)]Никонова Л.В., Тишковский С.В., Гадомская В.И., и др. Сахарный диабет и беременность. Часть II. Течение, тактика ведения пациентов // Журнал Гродненского государственного медицинского университета. — 2017. — Т. 15. — №4. — С. 368−374. [Nikonova LV, Tishkovskiy SV, Hadomskaya VI, et al. Diabetes mellitus and pregnancy. Part II. Peculiar properties, management of patients. Zhurnal Grodnenskogo gosudarstvennogo meditsinskogo universiteta. 2017;15(4):368−374. (In Russ.)] doi: https://doi.org/10.25298/2221-8785-2017-15-4-368-374Петрухин В.А., Бурумкулова Ф.Ф. Гестационный сахарный диабет // Архив акушерства и гинекологии им. В.Ф. Снегирева. — 2014. — №1. — С. 48−51. [Petruhin VA, Burumkulova FF. Gestatsionnyy sakharnyy diabet. Arkhiv akusherstva i ginekologii im. V. F. Snegireva. 2014;(1):48−51. (In Russ.)]

БИОПСИЯ ВОРСИН ХОРИОНА — Медицинский словарь — Медицина

БИОПСИЯ ВОРСИН ХОРИОНА

Для диагностики наследственной патологии в I триместре беременности применяют метод трансцервикальной биопсии или аспирации хориона. Пункцию ворсин хориона проводят на 9-11 нед беременности. Перед манипуляцией обязательно УЗИ. Процедуру применяют для определения генетического пола ребёнка, диагностики гемоглобинопатий (например, серповидно-клеточной анемии и (5-талассемии), а также проведения биохимического исследования для диагностики нарушений обмена. Методика. Под контролем УЗИ полиэтиленовый катетер трансвагинально вводят в шейку матки или плаценту или пунктируют специальной иглой через переднюю брюшную стенку. Исследования. Полученные при аспирации клетки ворсин хориона подвергают разностороннему исследованию — Хромосомный анализ — Исследование ферментов (если у плода имеется вероятность развития заболевания, связанного с недостаточностью конкретного фермента) — Исследование ДНК (если у плода имеется риск возникновения моногенного заболевания с известным генным дефектом) — Определение пола плода (при угрозе наследования заболевания, сцепленного с полом. Преимущества. Значительное преимущество биопсии ворсин хориона — может быть использована уже на ранних этапах развития плода. Если выявлены какие-либо отклонения в развитии плода и родители принимают решение прервать беременность, то прерывание беременности на сроке 12 нед (срок проведения биопсии ворсин хориона) менее опасно, чем на 18-20 нед, когда становятся известны результаты амниоцентеза. Недостатки — При биопсии ворсин хориона нельзя оценить уровень АФП, поскольку процедура проводится на ранних сроках формирования плода и исследованию доступны лишь клетки — В некоторых случаях после биопсии ворсин хориона возникает необходимость дополнительного проведения амниоцентеза (например, при мозаицизме). Противопоказания к проведению биопсии ворсин хориона: степень чистоты влагалищного содержимого более II, положительная реакция фон Вассермана. положительный экспресс-анализ на ВИЧ-инфекцию, изменения в анализе крови или мочи. Осложнения. Риск возможных осложнений (кровотечение из пунктированного участка, нарушение целостности плодных оболочек, ин-фицирование) велик — 1-1,5%. По сравнению с амниоцентезом угроза прерывания беременности или внутриутробного инфицирования (хориоамнионит) значительно выше. Частота спонтанного аборта, вызванного процедурой, составляет 1-3%. МКБ. Z36 Дородовое обследование с целью выявления патологии у плода [антенатальный скрининг]



Медицинский словарь.
2012


Смотрите еще толкования, синонимы, значения слова и что такое БИОПСИЯ ВОРСИН ХОРИОНА в русском языке в словарях, энциклопедиях и справочниках:


Гистологические исследование выкидыша — PRO-MD.ru

Во время беременности огромную роль играют ворсины хориона. Гистология показана не всем, но иногда не обойтись без нее. И не только после самопроизвольного аборта исследуют ткани, а и еще иногда во время беременности нужно получить информацию о ребенке. Обо всем об этом, мы расскажем в данном материале.

Ворсины хориона

Давайте разберемся для начала вот в каком вопросе: ворсины хориона — что это?

Выпячивания плаценты пальцеобразной формы — это и есть те самые ворсины. Эти образования содержат тот же набор хромосом, что и эмбрион. Исследуя их, можно делать выводы о наборе хромосом будущего ребенка. Данный способ удобен тем, что плод никак не пострадает.

Аспирация ворсин хориона означает, что врач возьмет для анализа плацентарную ткань. Многие привыкли к термину биопсия, но смысл процедуры при этом не меняется.

Для чего нужна биопсия

Данный пренатальный тест позволяет выявить аномалии развития плода во время беременности. Сюда относят синдром Дауна, гемофилию, амавротическую идиотию.

Не все патологии можно выявить с помощью этой процедуры.

Для подтверждения диагноза могут понадобиться дополнительные анализы крови.

Спинно-мозговую грыжу врожденного характера определить с помощью биопсии нельзя. В этом случае, сдается анализ крови на альфа-фетопротеин с 16 по 18 неделю беременности. Благодаря ему пациентка сможет решить, что делать дальше.

На сегодня известно, что спонтанно закончившаяся или замершая беременность, является причиной хромосомных аномалий, как и нарушения развития плода. Около 70% случаев внезапно прерванных беременностей в первом триместре, вызвано нарушением хромосомного баланса у плода. Это может быть либо лишние хромосомы, либо нехватка.

Тактика проведения

Только в первом триместре исследуют ворсинки хориона. Что это? Мы говорили выше.

Обычно исследование назначают с 10 по 12 неделю. Обычно на втором и третьем триместре хорион трансформируется в плаценту. При серьезном отклонении беременность рекомендуют прервать.

Если никаких аномалий не обнаружено, тогда можно спокойно вынашивать ребенка. К сожалению, в медицине бывают самые разные случаи. Нельзя рассчитывать на стопроцентную гарантию.

Если вам нужно исследовать ворсинчатый хорион, то следует знать, что тест таит в себе опасность. После процедуры может случится выкидыш. Так что для биопсии нужны веские основания.

Замерзшая беременность

При прерванной беременности, как в случае самопроизвольного аборта, так и по показаниям, всегда отправляют кусочек ткани на гистологию. Благодаря этому исследованию можно определить, почему плод не удержался в матке или же почему возникла ситуация, которая заставила врача сделать аборт.

Зачастую замершая беременность вызвана инфекцией вкупе с хроническим эндометритом.

Не последнюю роль играет и антифосфолипидный синдром, из-за которого появляются тромбы в мелких сосудах. С помощью последних происходит обмен веществ и кислорода между тканями и кровью. Диагноз некроз ворсин хориона как раз и является следствием микротромбов. В результате патологии, кровоток нарушен и эмбрион погибает.

Способ проведения

Для того чтобы определить, почему у женщины беременность замерла на ранних сроках, собранные фрагменты ткани отправляют на цитогенетическое исследование ворсин хориона.

Данный метод позволяет оценить набор хромосом с помощью G-окраски. Изменяют те хромосомы, которые максимально конденсированы во время деления клеток в период метафазы. Структуры хромосом анализируют под микроскопом. Занимается этим цитогенетик.

У данного метода есть свои преимущества. С его помощью можно выявить хромосомные перестройки сбалансированного характера. Обнаружат также мозаицизм и полиплоидии.

Оценивают обычно 11 метафазных пластин. Но не всегда в материале оказывается нужное количество пластин. И тогда исследуются те, которые имеются. Если невозможно определить полный кариотип эмбриона, тогда проводят анализ следующих хромосом: Х, Y, 21, 13, 18.

Результаты

Для начала следует разобраться, как формируется хорион.

Выросты трофобласта — это первичные ворсины. Именно они взаимодействуют с эпителием матки. Примерно через 9-10 дней после зачатия внезародышевая мезенхима врастет в эти первичные ворсины. И появятся вторичные — тот самый хорион. Именно это образование и продуцирует ХГЧ.

Мезенхимальные ворсины хориона говорят о том, что уже прошло две недели эмбриогенеза. В такой период появляются первые кровяные клетки в мезенхиме желточного мешка. Ангиогенез происходит на третьей неделе. Формирующиеся полости окружены эндотелиальными клетками, в которые были превращены мезенхимальные ворсины. Тем самым, образуются сосуды. Они растут вдоль хорион. В результате, во вторичных ворсинах появятся сосуды, образуя третичные ворсины.

Ниже мы рассмотрим, что показывают результаты исследования, в случае остановки развития плода. Всегда после выкидыша фрагмент ткани отправляют на гистологию.

Врач смотрит заключение и предлагает женщине варианты, как можно в будущем сохранить беременность, если это возможно.

  • Если в заключении написано: ворсины хориона, децидуальная ткань, значит беременность была. И плод погиб из-за того, что плацента перестала развиваться. Причины должен искать врач, проведя дополнительные исследования. Как известно, плод после развития на начальных стадиях окружают три оболочки: водная, ворсинчатая и децидуальная. После имплантации, плодное яйцо погружается в последнюю. Когда ребенок родится, она отпадает. И будет изгнана из матки вместе с последом. Так что, увидев в заключении такие словосочетания, как ворсины хориона и децидуальная ткань, следует знать, что здесь просто описывается факт беременности. При прикреплении плодного яйца образуется децидуальная ткань — часть матки, а ворсины — часть плаценты.
  • Также в заключении гистологии можно встретить следующее слова: гидропическая дистрофия ворсин хориона. Значит, в данном случае, мешок с зародышем был пустым.
  • Если что-то пошло не так, тогда будут обнаружены незрелые ворсины хориона. Что это? Как говорилось выше, есть три стадии развития ворсин. В зависимости от срока будет установлено, на каком именно этапе произошел сбой и почему ворсины прекратили свою трансформацию.

Отметим, что при плотном прикреплении плаценты ворсины хориона, изгнание мертвого плода происходит не сразу. Почему так происходит, сейчас рассмотрим.

Пролонгация замершей беременности

Некробиоз ворсин хориона наступает после нарушение кровообращения. И плод погибает. Так может произойти на любом этапе раннего срока гестации. Но узнать о случившемся женщина может не сразу.

На то есть причины:

  • инвазивный хорион слишком активен и излишне разрастается;
  • неполноценность эндометрия из-за прошлых выскабливаний;
  • плодное яйцо прикрепилось в том месте, где слизистая матки еще не успела трансформироваться.
  • миометрий не отторгает погибшее яйцо из-за воспалений, нарушений обмена веществ и гормонального сбоя при гибели плаценты.

Из вышеизложенного материала должно быть понятно, что такое ворсины хориона в гистологии. По их состоянию специалист может определить одну из вероятных причин гибели плода.

Оценивая их структуру, можно увидеть различные нарушения.

Как мы рассказывали выше, иногда исследуют хорион во время беременности. Ворсины хориона с дистрофическими изменениями — это всегда патология. При таких обстоятельствах плод не может нормально питаться. К сожалению, чаще всего определить это может лишь гистология уже после выскабливания.

Если же в заключении будет указано, что хорион имеет фрагменты децидуальной ткани и эндометрия гравидарного, то это говорит о норме при беременности. Тогда нужно искать другие причины прерывания беременности.

Когда в заключении пишут: нарушенная маточная беременность с обнаружением ворсин хориона, то это означает констатацию факта наличия плода. Патологических изменений, связанных с плацентой, нет. Если бы речь шла о воспалении, тогда можно было бы предположить инфекционный процесс. Значит, дело не в нем.

Бессосудистые ворсины хориона

Давайте разберемся в следующем: бессосудистые ворсины хориона — что это?

Такой вопрос возникает у многих женщин, получивших результаты гистологии. Если хорион не имеет сосудов, значит:

  • изначально он был сформирован неправильно;
  • беременность прервалась раньше, чем сосуды успели сформироваться;
  • женщина имеет проблемы со свертываемостью крови, поэтому эмбрион не смог правильно имплантироваться.

Отечные ворсины хориона

После выскабливания для выяснения причин всегда показана гистология. Ворсины хориона отечные — один из ее результатов. В таком случае говорят о неживых тканях, как и при некрозах. И специалист должен искать, почему возникли такие изменения в плаценте и плод погиб следствие отмирания ворсин хориона.

Аваскуляризированные ворсины хориона

Сейчас мы расскажем, что такое аваскуляризированные ворсины хориона.

Когда возникает выкидыш, то гистология обнаруживает бессосудистые ворсины, имеющие однослойный трофобластический покров. В зонах деструкции клеток будет обнаружены фибриноиды и некротические участки эпителия.

Аваскуляризированных ворсин обычно не бывает больше 24%. Количество капилляров в таком материале порядка 1-2. В их просвете будут находится ядерные эритроциты. По ним и судят, что была задержка развития хориона. Аваскуляризированные ворсины имеют отечную строму, некротические очаги эпителия и фибрин, расположенный перивилярно. Опорная структура эндометрия отечна и имеет воспалительные инфильтраты. Децидуализация незавершена, много незрелых ворсин.

Заключение

Подведем итоги. Женщина, потерявшая ребенка, всегда хочет знать, почему так вышло. Получая на руки гистологию, она не понимает ни слова. Зачастую, в результатах лишь описывают тот материал, который был отправлен на исследование. Нельзя только по нему искать причины выкидыша. Обязательно следует провести полное обследование и подготовиться к новой беременности основательно.

Как вы могли понять, ворсины хориона — это важное образование, от которого зависит дальнейшая судьба плода. Нарушение их развития нередко возникает в случае инфекции или заболеваний, которые есть у женщины даже в скрытой форме. Все предусмотреть невозможно, но попытаться нужно обязательно. И только со специалистом.

Поделиться:

Способ получения биобезопасной культуры мезенхимальных стволовых клеток из ворсин хориона человека

Изобретение относится к области биотехнологии и клеточной терапии и касается получения из ворсин хориона человека биобезопасной культуры мезенхимальных стволовых клеток однородной клеточной популяции. Изобретение может найти применение в медицине для лечения различных заболеваний.

В настоящее время клеточная терапия находит все более широкое применение в медицине. Путем трансплантации стволовых клеток успешно лечат различные заболевания, такие как остеопороз (Патент РФ №2265442 от 10.12.2005), аллергические заболевания (Патент РФ №2250773 от 27.04.2005), паркинсонизм (Патент РФ №2259836 от 10.09.2005), травму головного мозга (Патент РФ №2216336 от 20.11.2003), онкологические заболевания (Патент РФ №2257219 от 27.07.2005), выращивают органы для трансплантации, изготавливают фармакологические препараты из их дериватов.

Мезенхимальные стволовые клетки (МСК) часто используют в роли трансплантата, т.к. они активизируют собственные резервы организма, способствуют образованию цитокинов и факторов роста.

МСК получают обычно из костного мозга (патент 2303632), хотя их можно выделять из фетальных органов гемопоэза, из скелетных мышц, из подкожной жировой ткани.

Выделение и культивирование МСК относительно несложно, но существует проблема получения однородной клеточной популяции мезенхимальных стволовых клеток в достаточном количестве для трансплантации и консервации впрок. По известным методикам при культивирование МСК из костного мозга обычно получают гетерогенные популяции клеток стромы с незначительным содержанием в них стволовых клеток. При работе с МСК используют традиционные методы работы с клетками (Культура животных клеток. Методы. Под ред. Р. Фрешни. М.: Мир. 1989 г.), в каждом конкретном случае подбирая индивидуальную последовательность действий, условия выделения и наработки клеточной массы.

Однако одним из наиболее перспективных источников получения мезенхимальных стромальных клеток являются ворсины хориона плаценты человека. Ворсины хориона — плодовая часть плаценты и, в силу своего происхождения, содержат значительно больше стволовых клеток, чем материнская часть плаценты. Плацента является одним из наиболее привлекательных источников сингенных и аллогенных стромальных клеток, так как получение клеток из нее является легитимным (Федеральный закон «О биомедицинских клеточных продуктах», 23 июня 2016 года), не связано с серьезными этическими проблемами и позволяет получать значительное количество биологического материала неинвазивным способом.

Известен способ лечения заболеваний роговицы у собак, заключающийся в ретробульбарном введении лекарственного вещества в непосредственной близости от патологического очага, отличающийся тем, что в качестве лекарственного средства используют мезенхимальные стволовые клетки пуповины или плаценты, взятые после нормальных родов, при этом осуществляют ретробульбарное введение клеток путем инъекции 1-2 мл физиологического раствора, содержащего 0,075-0,20×10 6 клеток/кг веса одномоментно 1-2 раза в год. Мезенхимальные стромальные клетки пуповины или плаценты были получены в соответствии со стандартной методикой следующим образом. Образцы пуповины или плаценты человека собирали после нормальных родов на 39-40 неделе гестации. Вены пуповины и плаценты канюлировали и промывали сначала раствором Хенкса, а затем 0,1% раствором коллагеназы I типа, приготовленным на среде DMEM без сыворотки, и инкубировали при 37°С 30 мин. Затем сосуды вновь промывали раствором Хенкса, ткань подвергали непродолжительному мягкому механическому воздействию и собирали отделившиеся клетки. Полученные клетки осаждали центрифугированием. Осадок ресуспендировали в среде DMEM, содержащей 10% сыворотки, 100 Ед/мл пенициллина, 100 ед/мкг стрептомицина, 2 мМ глютамина, 1 мМ пирувата натрия, 10 нг/мл базального фактора роста фибробластов (b-FGF), переносили в культуральные чашки и культивировали до формирования монослоя, меняя среду 2 раза в неделю. При достижении монослоя клетки пересевали в соотношении 1:2 (патент 2481112 RU).

Известен СПОСОБ ВЫДЕЛЕНИЯ ПРОИСХОДЯЩИХ ИЗ ПУПОВИННОЙ КРОВИ ПЛЮРИПОТЕНТНЫХ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК, ЭКСПРЕССИРУЮЩИХ ZNF281 (патент 2511417 RU).

Недостатком способа является то, что в крови подавляющая часть стволовых клеток преиндуцирована в кроветворном направлении и не может быть использована для лечения заболеваний, не связанных с патологией крови.

Известен СПОСОБ ПОЛУЧЕНИЯ КЛЕТОЧНОЙ КУЛЬТУРЫ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ СОСУДИСТЫХ И ДЕМИЕЛИНИЗИРУЮЩИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И КЛЕТОЧНАЯ КУЛЬТУРА, ПОЛУЧЕННАЯ ЭТИМ СПОСОБОМ (патент RU 2347579), включающий в себя выделение из пуповины новорожденного после нормальных родов культуры стволовых клеток, отличающийся тем, что осуществляют выделение культуры аллогенных мезенхимальных стволовых клеток для парентерального введения их пациенту с неврологической патологией, при выделении аллогенных мезенхимальных стволовых клеток пуповину освобождают от остатков крови и промывают в растворе Версена с добавлением антибиотиков: 100 Ед./мл пенициллина, 100 ед/мкг стрептомицина, 100 ед./мл амфотерицина, в течение 1 ч при комнатной температуре на шейкере, вены канюлируют с обеих сторон и промывают сначала раствором Хенкса, а затем 0,1%-ным раствором коллагеназы 1 типа, приготовленным на среде DMEM, и инкубируют при 37°С в течение 30 мин, затем осуществляют механическое воздействие на ткань пуповины, собирают отделившиеся клетки, промывая их раствором Хенкса, полученную после механического воздействия и промывания суспензию клеток центрифугируют при 1000 об/мин в течение 5 мин, получая осадок клеток, который ресуспензируют в ростовой среде DMEM, содержащей 10% фетальной сыворотки крупного рогатого скота Ед./мл пенициллина, 100 ед./мкг стрептомицина, 2 мМ глютамина, 1 мМ пирувата натрия, ресуспендированный осадок клеток в ростовой среде DMEM переносят в культуральные чашки и культивируют до формирования монослоя, меняя ростовую среду DMEM 2 раза в неделю, и при достижении монослоя клетки пересевают в соотношении 1:2, а перед проведением клеточной терапии монослой переводят в суспензию путем обработки смесью раствора Версена и 0,25%-ного раствора трипсина в соотношении 1:1 в течение 20 мин при 37°С, которую затем трижды промывают физиологическим раствором с pH 7,2, затем суспензию осаждают центрифугированием в течение 5 мин при 1000 об/мин, осадок клеток ресуспендируют в стерильном физиологическом растворе, получая аллогенные мезенхимальные стволовые клетки пуповины человека в количестве от 1-5 млн клеток в 5 мл физиологического раствора. Способ по п. 1, отличающийся тем, что выделение аллогенных мезенхимальных клеток производят из пуповины новорожденного после нормальных родов на 38-40 недели гестации. Клеточная культура для лечения заболеваний нервной системы, включающая полученную из пуповины новорожденного культуру стволовых клеток для парентерального введения их пациенту, отличающаяся тем, что она получена с возможностью выделения культуры аллогенных мезенхимальных стволовых клеток по п. 1, причем количество аллогенных мезенхимальных стволовых клеток в клеточной культуре — в диапазоне от 1 до 5 млн клеток в 5 мл физиологического раствора. Способ выбран нами в качестве прототипа. Недостатком прототипа является низкий выход МСК и низкая жизнеспособность клеток, вызванная применением в качестве дезаггреганта смеси смесью раствора Версена и 0,25%-ного раствора трипсина в соотношении 1:1 в течение 20 мин при 37°С. Кроме того, такая культура может нести опасность для реципиента и медицинского персонала, проводящего манипуляции с такими препаратами из-за их изначальной возможной зараженности вирусами СПИДА, гепатитов В и С и микоплазмой.

Известен способ получения мезенхимальных стволовые клеток человека из хориальной стромы плаценты (Патент RU 225225), избранный нами в качестве прототипа. Ткани человека измельчают и обрабатывают раствором коллагеназы в среде Игла в модификации Дюльбекко, при этом децидуальную или амниотическую оболочку плаценты обрабатывают коллагеназой типа I, а хориальную строму плаценты — коллагеназой типа IV. Затем полученную суспензию очищают от эритроцитов с помощью лизирующего раствора с последующей последовательной фильтрацией через фильтры с размером пор 100 и 10 мкм. Изобретение позволяет повысить однородность клеточной суспензии, выход целевого продукта и жизнеспособность клеток. Недостатком метода является недостаточный пролиферативный потенциал и малое количество стволовых клеток. Кроме того, такая культура может нести опасность для реципиента и медицинского персонала, проводящего манипуляции с такими препаратами из-за их возможной зараженности вирусами СПИДА, гепатитов В и С и микоплазмой.

Нами предложен способ получения биобезопасной культуры мезенхимальных стволовых клеток из ворсин хориона человека, включающий в себя выделение из плаценты человека после операции «Кесарево сечения» культуры мезенхимальных стволовых клеток из ворсин хориона, причем при выделении мезенхимальных стволовых клеток отделяют ворсины хориона от плаценты, освобождают от остатков крови и промывают в растворе Версена с добавлением антибиотиков 200 Ед/мл пенициллина, 200 мкг/мл стрептомицина, 0,25 мкг/мл амфотерицина в течение 1 ч при комнатной температуре на шейкере, вены канюлируют с обеих сторон и промывают раствором Хенкса, затем осуществляют механическое и ферментативное воздействие на ткани пуповины и собирают отделившиеся клетки, отличающийся тем, что дезаггрегацию ткани проводят раствором, содержащим 0,2% коллагеназы 2 типа и 0,18% коллагеназы 4 типа, приготовленным на среде DMEM\F12 в соотношении 1:1 и инкубируют при 37°С в течение 30 мин, собирают отделившиеся клетки, центрифугируют при 800 об/мин в течение 15 мин, получая осадок клеток, который ресуспендируют в ростовой среде DMEM\F12, содержащей 5% фетальной сыворотки теленка 100 Ед/мл пенициллина, 100 мкг/мл стрептомицина, 2 мМ глютамина, 1 мМ пирувата натрия, ресуспендируют осадок клеток в ростовой среде DMEM\F12 в соотношении 1:1, переносят в культуральные флаконы и культивируют в атмосфере, содержащей 5% CO2 до формирования 3\4 монослоя, проводя замену ростовой среды 3 раза в неделю на 50%, и при достижении 3\4 монослоя клетки пересевают в соотношении 1:2, причем после 1 пассажа часть клеток используют для выявления наличия в культуре вирусов СПИД, гепатита В и С и микоплазмы методом ПЦР и в случае позитивного анализа на эти инфекции культура бракуется.

Предложенный способ позволяет получать биобезопасную культуру, не зараженную опасными вирусами. Пересев клеток при достижении ими 3\4 монослоя позволяет поддерживать их в стадии логарифмического роста, что препятствует дифференцировке и повышает пролиферативный потенциал. Применение в качестве дезагрегирующего агента смеси содержащей 0,2% коллагеназы 2 типа и 0,18% коллагеназы 4 типа приготовленным на среде DMEM\F12 в соотношении 1:1 повышает выход и жизнеспособность клеток (табл. 1), они соответствуют фенотипу МСК. Экспрессия поверхностных маркеров полученных клеток соответствует иммунофенотипу МСК: клетки положительны по CD13, CD73, CD44, CD90, CD105, CD29, CD54 и отрицательны по CD34, CD80, CD83, CD86, CD HLA-DR.

Способ получения биобезопасной культуры мезенхимальных стволовых клеток из ворсин хориона человека, включающий в себя выделение из плаценты человека после операции «кесарево сечение» культуры мезенхимальных стромальных клеток из ворсин хориона, причем при выделении мезенхимальных стромальных клеток отделяют ворсины хориона от плаценты, освобождают от остатков крови и промывают в растворе Версена с добавлением антибиотиков: 200 Ед/мл пенициллина, 200 мкг/мл стрептомицина, 0,25 мкг/мл амфотерицина, в течение 1 ч при комнатной температуре на шейкере, затем осуществляют механическое и ферментативное воздействие на ткань, центрифугируют, метод отличается тем, что дезагрегацию ткани проводят раствором, содержащим 0,2% коллагеназы 2 типа и 0,18% коллагеназы 4 типа, приготовленным на среде DMEM\F12 в соотношении 1:1 и инкубируют при 37°С в течение 30 мин, собирают клетки, центрифугируют при 800 об/мин в течение 15 мин, получая осадок клеток, который ресуспендируют в ростовой среде DMEM\F12, содержащей 5% фетальной сыворотки теленка, 100 Ед./мл пенициллина, 100 мкг/мл стрептомицина, 2 мМ глютамина, 1 мМ пирувата натрия, пассируют, в соотношении 1:1, культивируют в атмосфере, содержащей 5% СО до формирования 3\4 монослоя, меняя ростовую среду 3 раза в неделю, и при достижении 3\4 монослоя, клетки пересевают в соотношении 1:2, причем после 1 пассажа часть клеток используют для выявления наличия в культуре вирусов СПИД, гепатита В и С и микоплазмы методом ПЦР и в случае позитивного анализа на эти инфекции культура бракуется.

Нарушения созревания ворсинок плаценты при гибели плода

Ссылки

1. Бленкоу Х., Кузенс С., Джассир Ф. Б., Сэй Л., Чоу Д., Мазерс С. и др. Национальные, региональные и мировые оценки показателей мертворождаемости в 2015 году с тенденциями с 2000 года: систематический анализ. Lancet Glob Health 2016; 4: e98–108. Искать в Google Scholar

2. МакДорман MF, Gregory EC. Фетальная и перинатальная смертность: США, 2013 г. Natl Vital Stat Rep 2015; 64: 1–24. Искать в Google Scholar

3.Виллинджер М., Ко Ч.В., Редди У.М. Расовые различия в риске мертворождения во время беременности в США. Am J Obstet Gynecol 2009; 201: 469.e1–8. Искать в Google Scholar

4. Smulian JC, Ananth CV, Vintzileos AM, Scorza WE, Knuppel RA. Смертность плода в США. Влияние условий высокого риска и их последствия для управления. Obstet Gynecol 2002; 100: 1183–9. Поиск в Google Scholar

5. Аллен В.М., Джозеф К., Мерфи К.Е., Маги Л.А., Олссон А. Влияние гипертонических расстройств во время беременности на малый гестационный возраст и мертворождение: популяционное исследование.BMC Беременность и роды 2004; 4:17. Поиск в Google Scholar

6. Агард-Тиллери К.М., Холмгрен С., Лакурсьер Д.Ю., Хусейн С., Блубаум Л., Саттерфилд Р. и др. Факторы, связанные с неаномальным мертворождением: База данных по мертворождению штата Юта, 1992–2002 гг. Am J Obstet Gynecol 2006; 194: 849–54. Искать в Google Scholar

7. Ахмад А.С., Самуэльсен С.О. Гипертензивные расстройства во время беременности и гибель плода на разных сроках беременности: популяционное исследование 2 121 371 беременностей. Br J Obstet Gynaecol 2012; 119: 1521–8.Искать в Google Scholar

8. Стормдал Бринг Х., Хултхен Варли И.А., Кубликас М., Пападогианнакис Н., Петтерссон К. Причины мертворождения на разных сроках беременности при одноплодной беременности. Acta Obstet Gynecol Scand 2014; 93: 86–92. Поиск в Google Scholar

9. Harmon QE, Huang L, Umbach DM, Klungsoyr K, Engel SM, Magnus P, et al. Риск внутриутробной гибели плода при преэклампсии. Obstet Gynecol 2015; 125: 628–35. Искать в Google Scholar

10. Панайтеску AM, Syngelaki A, Prodan N, Akolekar R, Nicolaides KH.Хроническая гипертензия и неблагоприятный исход беременности: когортное исследование. Ультразвук Obstet Gynecol 2017; 50: 228–35. Искать в Google Scholar

11. Rosenstein MG, Cheng YW, Snowden JM, Nicholson JM, Doss AE, Caughey AB. Риск мертворождения и младенческой смерти стратифицирован по гестационному возрасту у женщин с гестационным диабетом. Am J Obstet Gynecol 2012; 206: 309.e1–7. Искать в Google Scholar

12. Стариков Р., Дадли Д., Редди У. М.. Мертворождение при беременности, осложненной сахарным диабетом. Curr Diab Rep 2015; 15:11.Искать в Google Scholar

13. McClure EM, Goldenberg RL. Инфекция и мертворождение. Semin Fetal Neonatal Med 2009; 14: 182–9. Искать в Google Scholar

14. Гольденберг Р.Л., МакКлюр Е.М., Салим С., Редди У.М. Мертворождение, связанное с инфекцией. Ланцет 2010; 375: 1482–90. Искать в Google Scholar

15. Вийс Л.А., де Граафф Э.С., Лимакз С., Деккер Г. Причины мертворождения у социально-экономически неблагополучного городского населения Австралии — всесторонний анализ. J Matern Fetal Neonatal Med 2017; 30: 2851–7.Искать в Google Scholar

16. Блэквелл С., Ромеро Р., Чайворапонгса Т., Рефуэрцо Дж., Джерваси М. Т., Йошимацу Дж. И др. Необъяснимая гибель плода связана с изменениями в адаптивной части материнского иммунного ответа, согласующимися с предшествующим антигенным воздействием. J Matern Fetal Neonatal Med 2003; 14: 241–6. Поиск в Google Scholar

17. Блэквелл С., Ромеро Р., Чайворапонгса Т., Ким Ю.М., Буджолд Е., Эспиноза Дж. И др. Воспалительные реакции матери и плода при необъяснимой гибели плода.J Matern Fetal Neonatal Med 2003; 14: 151–7. Поиск в Google Scholar

18. Ли Дж., Ромеро Р., Донг З., Сюй И, Куреши Ф., Жак С. и др. Необъяснимая гибель плода имеет биологическую сигнатуру антифетального отторжения матери: хронический хориоамнионит и аллоиммунные антитела против лейкоцитарного антигена человека. Гистопатология 2011; 59: 928–38. Поиск в Google Scholar

19. Ричани К., Ромеро Р., Сото Э, Эспиноза Дж., Ниен Дж. К., Чайворапонгса Т. и др. Необъяснимая внутриутробная гибель плода сопровождается активацией комплемента.Журнал Перинат Мед 2005; 33: 296–305. Искать в Google Scholar

20. Анант CV, Берковиц Г.С., Савиц Д.А., Лапински Р.Х. Отслойка плаценты и неблагоприятные перинатальные исходы. J Am Med Assoc 1999; 282: 1646–51. Искать в Google Scholar

21. Анант CV, Wilcox AJ. Отслойка плаценты и перинатальная смертность в США. Am J Epidemiol 2001; 153: 332–7. Поиск в Google Scholar

22. Raisanen S, Gissler M, Nielsen HS, Kramer MR, Williams MA, Heinonen S. Социальное неравенство влияет на частоту отслойки плаценты у повторнородящих, но не нерожавших женщин: анализ на основе регистров 1162 126 новорожденных. .Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2013; 171: 246–51. Искать в Google Scholar

23. Станек Дж. Исследование плаценты у немаскированных мертворождений в сравнении с неонатальной смертностью. Журнал Перинат Мед 2018; 46: 323–31. Искать в Google Scholar

24. Нквабонг Э., Тиомела Гула Г. Поверхность отслойки плаценты и перинатальный исход. J Matern Fetal Neonatal Med 2017; 30: 1456–9. Поиск в Google Scholar

25. Кортевег Ф. Дж., Эрвич Дж. Дж., Тиммер А., ван дер Меер Дж., Равис Дж. М., Вигер Н. Дж. И др. Оценка 1025 случаев внутриутробной смерти: предлагаемое диагностическое обследование.Am J Obstet Gynecol 2012; 206: 53.e1–12. Искать в Google Scholar

26. Комитет по генетике. Мнение комитета ACOG № 383: оценка мертворождений и неонатальных смертей. Акушерский гинекол 2007; 110: 963–6. Поиск в Google Scholar

27. Пинар Х., Кох М.А., Хокинс Х., Хейм-Холл Дж., Шехата Б., Торстен В.Р. и др. Протокол исследования плаценты и пуповины Сети совместных исследований мертворожденных (SCRN). Am J Perinatol 2011; 28: 781–92. Искать в Google Scholar

28.Фленади В., Миддлтон П., Смит Г.К., Дюк В., Эрвич Дж. Дж., Кхонг Т. Я. и др. Мертворождение: путь вперед в странах с высоким уровнем дохода. Ланцет 2011; 377: 1703–17. Поиск в Google Scholar

29. Фленади В., Войчешек А.М., Миддлтон П., Элвуд Д., Эрвич Дж. Дж., Кури М. и др. Мертворождение: возвращение к действию в странах с высоким уровнем дохода. Ланцет 2016; 387: 691–702. Искать в Google Scholar

30. Бениршке К., Кауфманн П. Трехмерные аспекты недоразвития ворсинок. В: Бениршке К., Кауфманн П., редакторы.Патология плаценты человека. 2-е изд. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 1990. стр. 114–29. Искать в Google Scholar

31. Столлмах Т., Хебиш Г., Мейер К., Дуденхаузен Дж. В., Фогель М. Спасение по рождению: нарушение созревания плаценты и поздняя гибель плода. Obstet Gynecol 2001; 97: 505–9. Поиск в Google Scholar

32. Gordijn SJ, Korteweg FJ, Erwich JJHM, Holm JP, Ravise JM, Nikkels PGJ, et al. Незрелость ворсинок плаценты как важная причина внутриутробной смерти плода. В: Gordijn SJ, редактор.О перинатальной патологии: аспекты перинатальной аутопсии, патология плаценты и классификация перинатальной смертности. Гронинген: Университет Гронингена; 2009. Поиск в Google Scholar

33. Краус FT, Redline RW, Gersell DJ, Nelson DM, Dicke JM. Атлас неопухолевой патологии AFIP: патология плаценты. 1-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американский регистр патологии в сотрудничестве с Институтом патологии вооруженных сил; 2004. Поиск в Google Scholar

34. Benirschke K, Kaufmann P, Baergen RN.Патология плаценты человека. 5-е изд. Нью-Йорк: Springer-Verlag New York; 2006. Поиск в Google Scholar

35. Хонг Т.Ю., Муни Э., Никкелс PGJ, Морган Т.К., Гордийн С.Дж., редакторы. Патология плаценты: практическое руководство. Швейцария: Springer Nature; 2019. Поиск в Google Scholar

36. Фогель М., Туровский Г. Клиническая патология плаценты. Берлин / Бостон: Walter de Gruyter GmbH; 2019. Искать в Google Scholar

37. Vogel M. Pathologie der Schwangerschaft, der Plazenta und des Neugeborenen.В: Реммеле В., редактор. Патология, группа 3. Springer, Гейдельберг, Нью-Йорк, Токио: Springer Publishing; 1984. с. S509–74. Искать в Google Scholar

38. Turowski G, Vogel M. Пересмотр и взгляд на нарушения созревания в плаценте. APMIS 2018; 126: 602–12. Искать в Google Scholar

39. Vogel M. Atlas der morphologischen Plazentadiagnostik. 2-е изд. Берлин: Springer; 1996. Поиск в Google Scholar

40. Хиггинс М., Маколифф Ф.М., Муни Э. Клинические ассоциации с плацентарным диагнозом отсроченного созревания ворсинок: ретроспективное исследование.Педиатр Dev Pathol 2011; 14: 273–9. Искать в Google Scholar

41. Хиггинс М.Ф., Рассел Н.М., Муни Е.Е., МакОлифф FM. Клинические и ультразвуковые особенности созревания плаценты при прегестационной диабетической беременности. Early Hum Dev 2012; 88: 817–21. Поиск в Google Scholar

42. Трейси А., Хиггинс М., Кирни Дж. М., МакОлифф Ф., Муни Э. Задержка созревания ворсинок плаценты: количественная оценка в разных когортах. Pediatric Dev Pathol 2013; 16: 63–6. Искать в Google Scholar

43.Schweikhart G, Kaufmann P, Beck T. Морфология ворсин плаценты после преждевременных родов и ее клиническое значение. Arch Gynecol 1986; 239: 101–14. Поиск в Google Scholar

44. Буковски Р., Хансен Н.И., Пинар Х., Виллинджер М., Редди Ю.М., Паркер С.Б. и др. Нарушение роста плода, аномалии плаценты и мертворождение. PLoS One 2017; 12: e0182874. Искать в Google Scholar

45. Mecacci F, Serena C, Avagliano L, Cozzolino M, Baroni E, Rambaldi MP, et al. Доношенные мертворождения: исследование факторов риска, статуса роста и гистологии плаценты случай-контроль.PLoS One 2016; 11: e0166514. Поиск в Google Scholar

46. Пинар Х., Голденберг Р.Л., Кох М.А., Хейм-Холл Дж., Хокинс Х.К., Шехата Б. и др. Плацентарные находки у одиночных мертворожденных. Obstet Gynecol 2014; 123 (2 Pt 1): 325–36. Поиск в Google Scholar

47. Хельгадоттир Л. Б., Туровски Г., Скьелдестад Ф. Э., Якобсен А. Ф., Сандсет П. М., Роальд Б. и др. Классификация мертворождений и факторов риска по причинам смерти — исследование случай-контроль. Acta Obstet Gynecol Scand 2013; 92: 325–33. Искать в Google Scholar

48.Бар Дж, Шрайбер Л., Бен-Харуш А., Ахмед Х., Голан А., Ково М. Сосудистый компонент плаценты при ранней и поздней внутриутробной смерти плода. Thromb Res 2012; 130: 901–5. Искать в Google Scholar

49. Огунеми Д., Джексон Ю., Байске С., Риск А. Клинические и патологические корреляты мертворождений в одном учреждении. Acta Obstet Gynecol Scand 1998; 77: 722–8. Искать в Google Scholar

50. Ховатта О., Липасти А., Рапола Дж., Карьялайнен О. Причины мертворождения: клинико-патологическое исследование 243 пациентов.Br J Obstet Gynaecol 1983; 90: 691–6. Поиск в Google Scholar

51. Маноча А., Равикумар Дж., Краста Дж. Плацента во внутриутробной гибели плода (IUFD): комплексное исследование, проведенное в больнице третичного уровня. J Matern Fetal Neonatal Med 2019; 32: 3939–47. Поиск в Google Scholar

52. Кортевег Ф. Дж., Эрвич Дж. Дж., Холм Дж. П., Равиз Дж. М., ван дер Меер Дж., Вигер Н. Дж. И др. Разнообразные патологии плаценты как основные причины гибели плода. Акушер Гинеколь 2009; 114: 809–17. Искать в Google Scholar

53.Гиббинс К.Дж., Пинар Х., Редди У.М., Сааде Г.Р., Голденберг Р.Л., Дадли Д.Д. и др. Находки при мертворождении, связанные с заболеванием плаценты. Am J Perinatol 2019. doi: 10.1055 / s-0039-1688472. [Epub перед печатью]. Искать в Google Scholar

54. Макдорман М.Ф., Кирмейер С. Проблема внутриутробной смертности. Краткий обзор данных NCHS 2009: 1–8. Искать в Google Scholar

55. Александр GR, Коган MD, Himes JH. 1994–1996 гг. Процентили массы тела при рождении одиночек в США для гестационного возраста по расе, латиноамериканскому происхождению и полу.Matern Child Health J 1999; 3: 225–31. Поиск в Google Scholar

56. Ромеро Р., Ким Ю.М., Пакора П., Ким С.Дж., Беншалом-Тирош Н., Джайман С. и др. Частота и тип гистологических поражений плаценты при доношенных беременностях с нормальным исходом. Журнал Перинат Мед 2018; 46: 613–30. Поиск в Google Scholar

57. Хонг Т.Ю., Муни Э.Е., Ариэль I, Балмус Н.К., Бойд Т.К., Брандлер М.А. и др. Отбор образцов и определение поражений плаценты: Согласованное заявление группы Амстердамского семинара по изучению плаценты. Arch Pathol Lab Med 2016; 140: 698–713.Искать в Google Scholar

58. Зайдманн Л., Сухан Т., Камышанский Ю., Невмержицкая А., Герейн В., Киркпатрик С.Дж. CD15 — новый маркер патологической незрелости ворсинок термина плацента. Плацента 2014; 35: 925–31. Искать в Google Scholar

59. Зайдманн Л., Сухан Т., Унгер Р., Герейн В., Киркпатрик С.Дж. Преходящий CD15-позитивный фенотип эндотелия в плаценте человека коррелирует с физиологической и патологической незрелостью фетоплаценты. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2014; 180: 172–9.Искать в Google Scholar

60. Морган Т.К., Толоса Дж. Э., Меле Л., Вапнер Р. Дж., Спонг С. Ю., Сорокин Ю. и др. Гиперзревание ворсинок плаценты связано с идиопатическими преждевременными родами. J Matern Fetal Neonatal Med 2013; 26: 647–53. Искать в Google Scholar

61. Ливи К., Бентон С.Дж., Гринспан Д., Бейнбридж С.А., Морген Е.К., Кокс Б.Дж.. Генные маркеры нормального созревания ворсинок и их экспрессия в плаценте с патологией созревания. Плацента 2017; 58: 52–9. Искать в Google Scholar

62.Redline RW, Бойд Т.К., Робертс DJ. Плацентарная и гестационная патология. Коэн М.С., Шаймберг И., редакторы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 2018. Поиск в Google Scholar

63. Макферсон Р.А., Пинкус М.Р., редакторы. В: Клинический диагноз Генри и лечение с помощью лабораторных методов. 23-е изд. Сент-Луис, Миссури: Эльзевьер; 2017. Поиск в Google Scholar

64. Фэй-Петерсен О.М., Хеллер Д.С., Джоши В.В. Справочник по патологии плаценты. Оксфорд, Великобритания: Тейлор и Фрэнсис; 2006. Искать в Google Scholar

65.Муни Э., Аль Шуннар А., О’Реган М., Гиллан Дж. Э. Кровоизлияние в ворсинки хориона связано с ретроплацентарным кровотечением. Br J Obstet Gynaecol 1994; 101: 965–9. Искать в Google Scholar

66. Aladjem S, Sander CH. Внутривольное кровоизлияние. Arch Pathol Lab Med 1981; 105: 499–500. Поиск в Google Scholar

67. Станек Дж. Плацентарные гипоксические перекрывающиеся поражения: клинико-плацентарная корреляция. Журнал J Obstet Gynaecol Res 2015; 41: 358–69. Искать в Google Scholar

68. Stanek J, Al-Ahmadie HA.Ламинарный некроз плацентарных оболочек: гистологический признак маточно-плацентарной гипоксии. Педиатр Дев Патол 2005; 8: 34–42. Поиск в Google Scholar

69. Бендон Р.В., Фэй-Петерсен О., Павлова З., Куреши Ф., старейшина Н., Дас А. и др. Гистологические особенности разрыва хориоамнионной оболочки: разработка методологии. Pediatr Pathol Lab Med 1997; 17: 27–42. Искать в Google Scholar

70. Katzman PJ, Genest DR. Инфаркт дна матери и массивное отложение фибрина в перивилле: гистологические определения, связь с задержкой внутриутробного развития плода и риск рецидива.Педиатр Дев Патол 2002; 5: 159–64. Поиск в Google Scholar

71. Ивасенко Дж. М., Ховард Дж., Арбакл С., Граф Н., Холл Б., Крейг М. Е., et al. Цитомегаловирусная инфекция человека часто выявляется у мертворожденных и связана с тромботической васкулопатией плода. Журнал Infect Dis 2011; 203: 1526–33. Поиск в Google Scholar

72. Rawlinson WD, Hall B, Jones CA, Jeffery HE, Arbuckle SM, Graf N, et al. Вирусы и другие инфекции при мертворождении: какие доказательства и что нам делать? Патология 2008; 40: 149–60.Искать в Google Scholar

73. Stegmann BJ, Carey JC. TORCH-инфекции. Токсоплазмоз, другие инфекции (сифилис, ветряная оспа, парвовирус B19), краснуха, цитомегаловирус (ЦМВ) и герпетические инфекции. Curr Womens Health Rep 2002; 2: 253–8. Искать в Google Scholar

74. Сиридоу Г., Спанакис Н., Константиниду А., Пипераки Е.Т., Кафетзис Д., Пацурис Е. и др. Обнаружение цитомегаловируса, парвовируса B19 и вирусов простого герпеса в случаях внутриутробной гибели плода: связь с патологическими данными.J Med Virol 2008; 80: 1776–82. Искать в Google Scholar

75. Опсьон Б.Е., Нордбо С.А., Фогт С. Нераспознанные вирусные инфекции и хромосомные аномалии как причина гибели плода — исследование с флуоресцентной гибридизацией in situ, иммуногистохимия и полимеразная цепная реакция. APMIS 2017; 125: 826–32. Поиск в Google Scholar

76. Ламонт Р.Ф., Собель Д.Д., Вайсбух Э., Кусанович Ю.П., Мазаки-Тови С., Ким С.К. и др. Инфекция парвовирусом B19 при беременности человека. Br J Obstet Gynaecol 2011; 118: 175–86.Искать в Google Scholar

77. Bittencourt AL, Garcia AG. Патогенез и патология гематогенных инфекций плода и новорожденного. Педиатр Патол Мол Мед 2002; 21: 353–99. Поиск в Google Scholar

78. Браун К.Э., Грин С.В., Антунес де Майоло Дж., Белланти Дж. А., Смит С. Д., Смит Т. Дж. И др. Врожденная анемия после трансплацентарной парвовирусной инфекции B19. Ланцет 1994; 343: 895–6. Поиск в Google Scholar

79. Браун К.Э., Хиббс Дж. Р., Галлинелла Дж., Андерсон С. М., Леман Э. Д., Маккарти П. и др.Устойчивость к инфекции парвовируса B19 из-за отсутствия рецептора вируса (антигена эритроцита P). N Engl J Med 1994; 330: 1192–6. Искать в Google Scholar

80. Brown KE, Young NS, Liu JM. Молекулярные, клеточные и клинические аспекты инфекции парвовирусом B19. Crit Rev Oncol Hematol 1994; 16: 1–31. Искать в Google Scholar

81. de Krijger RR, van Elsacker-Niele AM, Mulder-Stapel A, Salimans MM, Dreef E, Weiland HT, et al. Выявление парвовирусной инфекции B19 при потере плода в первом и втором триместре.Pediatr Pathol Lab Med 1998; 18: 23–34. Искать в Google Scholar

82. Porter HJ, Khong TY, Evans MF, Chan VT, Fleming KA. Парвовирус как причина водянки плода: обнаружение путем гибридизации ДНК in situ. Дж. Клин Патол 1988; 41: 381–3. Искать в Google Scholar

83. Porter HJ, Quantrill AM, Fleming KA. Парвовирусная инфекция клеток миокарда В19. Ланцет 1988; 1: 535–6. Искать в Google Scholar

84. Кхонг Т.Ю., Малкомсон РДГ, редакторы. Патология плода и новорожденного Килинга.Switzerland AG: Springer International Publishing; 2015. с. XVII, 882. Искать в Google Scholar

85. Эрнст Л.М. Сосудистая недостаточность плацентарного ложа у матери. APMIS 2018; 126: 551–60. Искать в Google Scholar

86. Redline RW, Boyd T, Campbell V, Hyde S, Kaplan C, Khong TY, et al. Недостаточная перфузия сосудов матери: нозология и воспроизводимость паттернов плацентарной реакции. Педиатр Дев Патол 2004; 7: 237–49. Поиск в Google Scholar

87. Ким Ю.М., Чамсайтонг П., Ромеро Р., Шаман М., Ким Си-Джей, Ким Дж. С. и др.Поражения плаценты, связанные с острым атерозом. J Matern Fetal Neonatal Med 2015; 28: 1554–62. Искать в Google Scholar

88. Benirschke K, Kaufmann P, Baergen RN. Патология плаценты человека. 5-е изд. Нью-Йорк: Springer-Verlag New York; 2006. с. XX, 1050. Искать в Google Scholar

89. Бэрген Р.Н. Руководство по патологии плаценты человека по Бениршке и Кауфману. 1-е изд. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 2005. с. XIV, 504. Искать в Google Scholar

90. Redline RW.Классификация поражений плаценты. Am J Obstet Gynecol 2015; 213 (4 приложения): S21–8. Искать в Google Scholar

91. Kraus FT. Тромботическая васкулопатия плода: перинатальный инсульт, ограничение роста и другие последствия. Surg Pathol Clin 2013; 6: 87–100. Искать в Google Scholar

92. Kraus FT, Redline RW, Gersell DJ, Nelson DM, Dicke JM. Атлас неопухолевой патологии патологии плаценты. Вашингтон, округ Колумбия: Американский регистр патологии; 2004. Поиск в Google Scholar

93. Redline RW, Heller D, Keating S, Kingdom J.Критерии диагностики плаценты и клиническая корреляция — отчет семинара. Плацента 2005; 26 Приложение A: S114–7. Искать в Google Scholar

94. Redline RW, Паппин А. Фетальная тромботическая васкулопатия: клиническое значение обширных аваскулярных ворсинок. Хум Патол 1995; 26: 80–5. Искать в Google Scholar

95. Redline RW, Равишанкар С. Нарушение перфузии сосудов плода, обновление. APMIS 2018; 126: 561–9. Искать в Google Scholar

96. Kim CJ, Romero R, Chaemsaithong P, Kim JS.Хроническое воспаление плаценты: определение, классификация, патогенез и клиническое значение. Am J Obstet Gynecol 2015; 213 (4 приложения): S53–69. Искать в Google Scholar

97. Огге Дж., Ромеро Р., Ли Д. К., Готч Ф., Тан Н. Г., Ли Дж. И др. Хронический хориоамнионит демонстрирует отчетливые изменения протеома околоплодных вод. Дж. Патол 2011; 223: 553–65. Поиск в Google Scholar

98. Ким Дж. С., Ромеро Р., Ким М. Р., Ким Ю. М., Фрил Л., Эспиноза Дж. И др. Участие клеток Хофбауэра и материнских Т-клеток в виллите неизвестной этиологии.Гистопатология 2008; 52: 457–64. Искать в Google Scholar

99. Рассел П. Воспалительные поражения плаценты человека. III. Гистопатология виллита неустановленной этиологии. Плацента 1980; 1: 227–44. Искать в Google Scholar

100. Kim CJ, Romero R, Chaemsaithong P, Chaiyasit N, Yoon BH, Kim YM. Острый хориоамнионит и фунизит: определение, патологические особенности и клиническое значение. Am J Obstet Gynecol 2015; 213 (4 приложения): S29–52. Искать в Google Scholar

101.Херема-МакКенни А. Защита и инфекция плаценты человека. APMIS 2018; 126: 570–88. Поиск в Google Scholar

102. Бенджамини Ю., Хохберг Ю. Контроль уровня ложных открытий: практичный и эффективный подход к множественному тестированию. J R Stat Soc Series B Methodol 1995; 57: 289–300. Ищите в Google Scholar

103. R Core Team. R: язык и среда для статистических вычислений. Вена, Австрия: Фонд R для статистических вычислений; 2015. https://www.R-project.org/.Искать в Google Scholar

104. Пакора П., Ромеро Р., Джайман С., Эрез О, Бхатти Дж., Панаитеску Б. и др. Механизмы смерти у структурно нормальных мертворожденных. Журнал Перинат Мед 2019; 47: 222–40. Поиск в Google Scholar

105. Christians JK, Grynspan D. Гиперзревание ворсин плаценты связано с улучшением исходов у новорожденных. Плацента 2019; 76: 1–5. Искать в Google Scholar

106. Хьюн Дж., Доусон Д., Робертс Д., Бентли-Льюис Р. Систематический обзор патологии плаценты при сахарном диабете у матери.Плацента 2015; 36: 101–14. Искать в Google Scholar

107. Эверс И.М., Никкельс П.Г., Сиккема Дж. М., Виссер Г. Х. Патология плаценты у женщин с диабетом 1 типа и в контрольной группе с детьми нормального и большого для гестационного возраста. Плацента 2003; 24: 819–25. Искать в Google Scholar

108. Даскалакис Г., Маринопулос С., Криелеси В., Папапанагиоту А., Папантониу Н., Мезогитис С. и др. Патология плаценты у женщин с гестационным диабетом. Acta Obstet Gynecol Scand 2008; 87: 403–7. Искать в Google Scholar

109.Аль-Аднани М., Марнеридес А., Джордж С., Насир А., Вебер М.А. «Задержка созревания ворсинок» в плацентарной отчетности: согласованность между педиатрическими патологами-консультантами в едином специализированном центре. Педиатр Dev Pathol 2015; 18: 375–9. Искать в Google Scholar

110. Зайдманн Л., Анспах Л., Рот В. Эмбрио-плацентарные CD15-положительные «васкулогенные зоны» как источник пропранолол-чувствительных детских сосудистых опухолей. Плацента 2016; 38: 93–9. Искать в Google Scholar

111. Зайдманн Л., Камышанский Ю., Мартин С.З., Фрут А., Рот В.Незрелость для гестационного возраста микрососудов и плацентарного барьера у доношенных плацент с большой массой. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2017; 215: 134–40. Поиск в Google Scholar

112. Мукерджи А., Чан А.Д., Китинг С., Редлайн Р.В., Фрич М.К., Машин Г.А. и др. Паттерн плацентарной дистальной гипоплазии ворсинок: согласие между наблюдателями и автоматическая фрактальная размерность как объективный показатель. Педиатр Dev Pathol 2016; 19: 31–6. Искать в Google Scholar

113. Cui R, Li M, Lu J, Bai H, Zhang Z.Стратегии ведения пациентов с расстройствами спектра приращения плаценты, перенесших прерывание беременности во втором триместре: ретроспективное исследование. BMC Беременность и роды 2018; 18: 298. Искать в Google Scholar

114. Becker V. Allgemeine und Spezielle Pathologie der Plazenta. В: Беккер В., Шиблер Х., Кубли Ф., редакторы. Die Plazenta des Menschen. Штутгарт, Германия: издательство Thieme Medical Publishers; 1981. Искать в Google Scholar

115. Кауфманн П. Архитектура нормального ворсинчатого дерева.В: Бениршке К., Кауфманн П., Берген Р., редакторы. Патология плаценты человека. 2-е изд. Берлин, Гейдельберг, Нью-Йорк, Токио: издательство Springer; 1990. стр. 81–113. Искать в Google Scholar

116. Кауфманн П., Лакхардт М., Швейхарт Г., Кантл С.Дж. Поперечные сечения и трехмерная структура ворсин плаценты человека. Плацента 1987; 8: 235–47. Поиск в Google Scholar

117. Mayhew TM, Jackson MR, Boyd PA. Изменения диффузионной проводимости кислорода плацентой человека во время беременности (10–41 неделя) соизмеримы с увеличением веса плода.Плацента 1993; 14: 51–61. Искать в Google Scholar

118. de Laat MW, van Alderen ED, Franx A, Visser GH, Bots ML, Nikkels PG. Индекс скручивания пуповины при осложненной беременности. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2007; 130: 66–72. Искать в Google Scholar

119. Redline RW. Незрелость дистальных ворсинок. Диагностический гистопатол 2012; 18: 189–94. Искать в Google Scholar

120. Санкар К.Д., Бхану П.С., Киран С., Рамакришна Б.А., Шанти В. Васкулосинцитиальная мембрана по отношению к синцитиальным узлам осложняет плаценту при преэклампсии: гистоморфометрическое исследование.Anat Cell Biol 2012; 45: 86–91. Искать в Google Scholar

121. Mayhew TM, Barker BL. Ворсистый трофобласт: морфометрические перспективы роста, дифференциации, оборота и отложения фибриноидов фибринового типа во время беременности. Плацента 2001; 22: 628–38. Искать в Google Scholar

122. Brosens I, Pijnenborg R, Vercruysse L, Romero R. «Великие акушерские синдромы» связаны с нарушениями глубокой плацентации. Am J Obstet Gynecol 2011; 204: 193–201. Искать в Google Scholar

123.Глюкман П.Д., Хэнсон М.А., Купер С., Торнбург К.Л. Влияние внутриутробных и ранних состояний на здоровье и болезни взрослых. N Engl J Med 2008; 359: 61–73. Искать в Google Scholar

124. McMillen IC, Robinson JS. Истоки развития метаболического синдрома: прогнозирование, пластичность и программирование. Physiol Rev 2005; 85: 571–633. Искать в Google Scholar

125. Warner MJ, Ozanne SE. Механизмы, участвующие в программировании развития болезни во взрослом возрасте. Biochem J 2010; 427: 333–47.Искать в Google Scholar

126. Burton GJ, Fowden AL, Thornburg KL. Плацентарные истоки хронических заболеваний. Physiol Rev 2016; 96: 1509–65. Искать в Google Scholar

127. Чисхолм К.М., Фолкинс А.К. Плацентарные и клинические характеристики доношенных новорожденных с малым для гестационного возраста: исследование случай-контроль. Педиатр Dev Pathol 2016; 19: 37–46. Поиск в Google Scholar

128. Гиббинс К.Дж., Сильвер Р.М., Пинар Х., Редди У.М., Паркер С.Б., Торстен В. и др. Мертворождение, гипертонические расстройства беременности и патология плаценты.Плацента 2016; 43: 61–8. Искать в Google Scholar

129. Naeye RL. Гипертензия при беременности, плацентарные признаки низкого маточно-плацентарного кровотока и самопроизвольные преждевременные роды. Хум Патол 1989; 20: 441–4. Искать в Google Scholar

130. Redline RW. Клинические последствия плацентарных диагнозов. Семин Перинатол 2015; 39: 2–8. Искать в Google Scholar

131. Christensen RD, Lambert DK, Richards DS. Оценка «времени появления» ядерных эритроцитов у новорожденных.J Perinatol 2014; 34: 116–9. Искать в Google Scholar

132. Ferber A, Fridel Z, Weissmann-Brenner A, Minior VK, Divon MY. Является ли повышенное количество ядерных эритроцитов плода косвенным отражением повышенной активности эритропоэтина? Am J Obstet Gynecol 2004; 190: 1473–5. Искать в Google Scholar

133. Teramo KA, Widness JA. Повышение концентрации эритропоэтина в плазме и околоплодных водах плода: маркеры внутриутробной гипоксии. Неонатология 2009; 95: 105–16. Искать в Google Scholar

134.Mayhew TM. Изменения в капиллярах плода при преплацентарной гипоксии: рост, реконструкция формы и капилляризация ворсинок плаценты при высокогорной беременности. Плацента 2003; 24: 191–8. Искать в Google Scholar

135. Альтшулер Г. Роль плаценты в перинатальной патологии (пересмотрено). Pediatr Pathol Lab Med 1996; 16: 207–33. Искать в Google Scholar

136. Андрес Р.Л., Кайпер В., Резник Р., Пиаккуадио К.М., Бениршке К. Связь инфаркта пола плаценты у матери с неблагоприятным перинатальным исходом.Am J Obstet Gynecol 1990; 163: 935–8. Искать в Google Scholar

137. Фокс Х. Патология плаценты. Лондон: В. Б. Сондерс; 1978. Поиск в Google Scholar

138. Фэй-Петерсен О.М., Эрнст Л.М. Инфаркт дна матери и массивное отложение фибрина в перивилле. Surg Pathol Clin 2013; 6: 101–14. Искать в Google Scholar

139. Naeye RL. Инфаркт материнского пола. Хум Патол 1985; 16: 823–8. Искать в Google Scholar

140. Sebire NJ, Backos M, El Gaddal S, Goldin RD, Regan L.Патология плаценты, антифосфолипидные антитела и исходы беременности у пациенток с повторным выкидышем. Obstet Gynecol 2003; 101: 258–63. Искать в Google Scholar

141. Clewell WH, Manchester DK. Рецидивирующий инфаркт материнского пола: предотвратимая причина гибели плода. Am J Obstet Gynecol 1983; 147: 346–7. Искать в Google Scholar

142. Станек Дж. Острые и хронические гипоксические поражения плацентарной мембраны. Арка Вирхова 2009; 455: 315–22. Искать в Google Scholar

143. Cremer M, Roll S, Graf C, Weimann A, Buhrer C, Dame C.Ядерные эритроциты как маркер повышенного риска неблагоприятного исхода и смертности у младенцев с очень низкой массой тела при рождении. Early Hum Dev 2015; 91: 559–63. Искать в Google Scholar

144. Kil TH, Han JY, Kim JB, Ko GO, Lee YH, Kim KY, et al. Исследование по измерению количества ядерных эритроцитов (nRBC) на основе веса при рождении и его корреляции с перинатальным прогнозом у младенцев с очень низкой массой тела при рождении. Korean J Pediatr 2011; 54: 69–78. Искать в Google Scholar

145.Куртин В.М., Шехата Б.М., Худер С.А., Робинсон Х.Б., Брост BC. Возможность использования гистологических срезов плаценты для прогнозирования количества ядерных эритроцитов новорожденных. Obstet Gynecol 2002; 100: 305–10. Искать в Google Scholar

146. Redline RW. Повышенная циркуляция ядерных эритроцитов плода и патология плаценты у доношенных детей, у которых развивается церебральный паралич. Хум Патол 2008; 39: 1378–84. Искать в Google Scholar

147. Gersell DJ. Обследование ASCP при исследовании плаценты. Американское общество клинических патологов.Am J Clin Pathol 1998; 109: 127–43. Искать в Google Scholar

148. Hermansen MC. Ядерные эритроциты у плода и новорожденного. Arch Dis Child Fetal Neonatal Ed 2001; 84: F211-5. Искать в Google Scholar

149. Майер Р.Ф., Гюнтер А., Фогель М., Дуденхаузен Дж. В., Обладен М. Эритропоэтин пупочной вены и pH пупочной артерии в связи с морфологическими аномалиями плаценты. Obstet Gynecol 1994; 84: 81–7. Искать в Google Scholar

150. Green DW, Mimouni F. Ядерные эритроциты у здоровых младенцев и младенцев от матерей с диабетом.J Pediatr 1990; 116: 129–31. Искать в Google Scholar

151. Гош Б., Миттал С., Кумар С., Дадхвал В. Прогнозирование перинатальной асфиксии с помощью ядерных эритроцитов в пуповинной крови новорожденных. Int J Gynaecol Obstet 2003; 81: 267–71. Искать в Google Scholar

152. Thilaganathan B, Salvesen DR, Abbas A, Ireland RM, Nicolaides KH. Концентрация эритропоэтина в плазме плода при беременности, изоиммунизированной эритроцитами. Am J Obstet Gynecol 1992; 167: 1292–7. Искать в Google Scholar

153.Виднесс Дж. А., Терамо К. А., Клемонс Г. К., Гарсия Дж. Ф., Кавальери Р. Л., Пясецки Г. Дж. И др. Временной ответ иммунореактивного эритропоэтина на острую гипоксемию у плодов овцы. Pediatr Res 1986; 20: 15–9. Искать в Google Scholar

154. Бедрик А.Д. Ядерные эритроциты и гипоксия плода: биологический маркер, «время» которого пришло? J Perinatol 2014; 34: 85–6. Поиск в Google Scholar

155. Blackwell SC, Hallak M, Hotra JW, Refuerzo J, Hassan SS, Sokol RJ, et al. Время увеличения количества ядерных эритроцитов у плода в ответ на острую гипоксию.Биол новорожденных 2004; 85: 217–20. Искать в Google Scholar

156. Кауфманн П., Брунс У., Лейзер Р., Лакхардт М., Винтерхагер Э. Васкуляризация плода термических ворсинок плаценты человека. II. Промежуточные и терминальные ворсинки. Анат Эмбриол 1985; 173: 203–14. Искать в Google Scholar

157. Кауфманн П., Сен Д.К., Швейхарт Г. Классификация плацентарных ворсинок человека. I. Гистология. Cell Tissue Res 1979; 200: 409–23. Искать в Google Scholar

158. Kumazaki K, Nakayama M, Suehara N, Wada Y.Экспрессия фактора роста эндотелия сосудов, фактора роста плаценты и их рецепторов Flt-1 и KDR в плаценте человека при патологических условиях. Хум Патол 2002; 33: 1069–77. Искать в Google Scholar

159. Станек Дж. Гипоксические паттерны повреждения плаценты: обзор. Arch Pathol Lab Med 2013; 137: 706–20. Искать в Google Scholar

160. Man J, Hutchinson JC, Heazell AE, Ashworth M, Jeffrey I, Sebire NJ. Мертворождение и внутриутробная смерть плода: роль обычных гистопатологических исследований плаценты для определения причины смерти.Ультразвук Obstet Gynecol 2016; 48: 579–84. Поиск в Google Scholar

161. Буковски Р., Карпентер М., Конвей Д., Кустан Д., Дадли Д. Д., Гольденберг Р. Л. и др. Причины смерти среди мертворожденных. J Am Med Assoc 2011; 306: 2459–68. Искать в Google Scholar

162. Benirschke K, Driscoll SG. Патология плаценты человека. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 1967. Поиск в Google Scholar

163. Бэйн А.Л., Гиллан Дж. Э. Массивный перивиллярный фибриноид, вызывающий рецидивирующую плацентарную недостаточность.Br J Obstet Gynaecol 2003; 110: 292–5. Искать в Google Scholar

164. Bendon RW, Hommel AB. Инфаркт материнского пола при аутоиммунном заболевании: два случая. Pediatr Pathol Lab Med 1996; 16: 293–7. Искать в Google Scholar

165. Mandsager NT, Bendon R, Mostello D, Rosenn B, Miodovnik M, Siddiqi TA. Инфаркт плаценты пола матери: пренатальная диагностика и клиническое значение. Obstet Gynecol 1994; 83 (5 Pt 1): 750–4. Искать в Google Scholar

166. Никель RE. Инфаркт материнского пола: необычная причина задержки внутриутробного развития плода.Ам Дж. Дис Чайлд 1988; 142: 1270–1. Искать в Google Scholar

167. Redline RW, Jiang JG, Shah D. Несоответствие инфаркта пола матери при дизиготной плаценте близнецов. Хум Патол 2003; 34: 822–4. Поиск в Google Scholar

168. Себире Н.Дж., Бакос М., Голдин Р.Д., Реган Л. Массивное отложение фибрина в околоплодной оболочке плаценты, связанное с синдромом антифосфолипидных антител. Br J Obstet Gynaecol 2002; 109: 570–3. Искать в Google Scholar

169. Vernof KK, Benirschke K, Kephart GM, Wasmoen TL, Gleich GJ.Инфаркт дна матери: связь с Х-клетками, основным основным белком и неблагоприятный перинатальный исход. Am J Obstet Gynecol 1992; 167: 1355–63. Поиск в Google Scholar

170. Аль-Аднани М., Кихо Л., Шаймберг И. Рецидивирующее массивное отложение фибрина в околоплодной оболочке плаценты, связанное с полимиозитом: описание случая и обзор литературы. Педиатр Дев Патол 2008; 11: 226–9. Поиск в Google Scholar

171. Хунг Н.А., Джексон К., Николсон М., Хайтон Дж. Полимиозит, связанный с беременностью, и массивное отложение перивиллезного фибрина в плаценте: связаны ли они патогенетически? Arthritis Rheum 2006; 55: 154–6.Искать в Google Scholar

172. Франк Х.Г., Малекзаде Ф., Керчанска С., Крещиманно С., Кастеллуччи М., Ланг I и др. Иммуногистохимия двух разных типов фибриноидов плаценты. Acta Anat (Базель) 1994; 150: 55–68. Искать в Google Scholar

173. Sun CC, Revell VO, Belli AJ, Viscardi RM. Расхождения в патологической диагностике поражения плаценты. Arch Pathol Lab Med 2002; 126: 706–9. Искать в Google Scholar

174. Макдональд Б., Мур Л. ЗВУР и ламинарный некроз плацентарных оболочек.Педиатр Дев Патол 2006; 9: 170. Поиск в Google Scholar

175. Кидрон Д., Бернхейм Дж., Авирам Р. Плацентарные данные, способствующие внутриутробной гибели плода, исследование 120 мертворожденных на сроке от 23 до 40 недель беременности. Плацента 2009; 30: 700–4. Искать в Google Scholar

176. Amir H, Weintraub A, Aricha-Tamir B, Apel-Sarid L, Holcberg G, Sheiner E. Кусочек загадки внутриутробной гибели плода: патологические находки в плаценте от доношенного и недоношенного внутриутробного плода смертельная беременность.J Matern Fetal Neonatal Med 2009; 22: 759–64. Искать в Google Scholar

177. Рейберн В., Сандер К., Барр-младший М., Райджил Р. Мертворожденный плод: гистологическое исследование плаценты для определения причины. Obstet Gynecol 1985; 65: 637–41. Искать в Google Scholar

178. Genest DR. Оценка времени смерти мертворожденного плода: II. Гистологическая оценка плаценты; исследование 71 мертворожденного. Obstet Gynecol 1992; 80: 585–92. Искать в Google Scholar

179. Stanek J, Biesiada J.Связь плацентарного диагноза при мертворождении с мацерацией плода и гестационным возрастом при родах. Журнал Перинат Мед 2014; 42: 457–71. Искать в Google Scholar

180. Beeksma FA, Erwich JJ, Khong TY. Плацентарный тромбоз сосудов плода и тромбофилия матери. Патология 2012; 44: 24–8. Искать в Google Scholar

181. Parast MM, Crum CP, Boyd TK. Плацентарные гистологические критерии ограничения пуповинного кровотока при необъяснимых мертворождениях. Хум Патол 2008; 39: 948–53. Искать в Google Scholar

182.Бойд Т.К. Плацента во внутриутробной гибели. APMIS 2018; 126: 621–5. Искать в Google Scholar

183. Langley FA. Перинатальное патологоанатомическое исследование. Дж. Клин Патол 1971; 24: 159–69. Искать в Google Scholar

184. Бэйн А. Перинатальное вскрытие. Оксфорд: Научные публикации Блэквелла; 1974. Поиск в Google Scholar

185. Дженест Д.Р., Уильямс М.А., Грин М.Ф. Определение срока смерти мертворожденного плода: I. Гистологическая оценка органов плода; исследование вскрытия 150 мертворожденных.Obstet Gynecol 1992; 80: 575–84. Искать в Google Scholar

186. Redline RW. Клинико-патологические аномалии пуповины при тромботической васкулопатии плода. Хум Патол 2004; 35: 1494–8. Искать в Google Scholar

187. Garrod A, Batra G, Ptacek I, Heazell AE. Продолжительность и способ хранения тканей изменяют морфологию плаценты — последствия для клинической и исследовательской практики. Плацента 2013; 34: 1116–9. Искать в Google Scholar

188. Kraus FT, Acheen VI. Тромботическая васкулопатия плода в плаценте: церебральные тромбы и инфаркты, коагулопатии и церебральный паралич.Хум Патол 1999; 30: 759–69. Искать в Google Scholar

189. Korteweg FJ, Gordijn SJ, Timmer A, Holm JP, Ravise JM, Erwich JJ. Плацентарная причина внутриутробной гибели плода зависит от используемой системы классификации перинатальной смертности. Плацента 2008; 29: 71–80. Искать в Google Scholar

190. Бустаманте Хельфрих Б., Чилукури Н., Хе Х, Серда С.Р., Хонг Х, Ван Г. и др. Сосудистая недостаточность материнской перфузии плацентарного ложа, связанная с гипертензивными расстройствами в Бостонской когорте родившихся.Плацента 2017; 52: 106–13. Искать в Google Scholar

191. Мэлони KF, Heller D, Baergen RN. Типы материнской гипертонической болезни и их связь с патологическими поражениями и клиническими факторами. Fetal Pediatr Pathol 2012; 31: 319–23. Искать в Google Scholar

192. Вайнер Э, Фельдштейн О, Тамаев Л, Гринштейн Э, Барбер Э, Бар Дж и др. Гистопатологические поражения плаценты в корреляции с неонатальным исходом преэклампсии с тяжелыми проявлениями и без них. Беременность. Гипертоническая болезнь 2018; 12: 6–10.Искать в Google Scholar

193. Parks WT. Проявления гипоксии во втором и третьем триместре плаценты. Врожденные дефекты Res 2017; 109: 1345–57. Искать в Google Scholar

194. Чанг К.Т., Китинг С., Коста С., Машин Дж., Королевство Дж., Шеннон П. Мертворождения в третьем триместре: коррелятивная невропатология и патология плаценты. Педиатр Дев Патол 2011; 14: 345–52. Искать в Google Scholar

195. Ланнаман К., Ромеро Р., Чайворапонгса Т., Ким Ю.М., Корзеневский С.Дж., Мэймон Э. и др.Смерть плода: крайнее проявление материнского отторжения плода. Журнал Перинат Мед 2017; 45: 851–68. Искать в Google Scholar

196. Aluvihare VR, Kallikourdis M, Betz AG. Регуляторные Т-клетки опосредуют материнскую толерантность к плоду. Нат Иммунол 2004; 5: 266–71. Искать в Google Scholar

197. Betz AG. Иммунология: переносимость беременности. Природа 2012; 490: 47–8. Искать в Google Scholar

198. Бонни Э.А. Иммунорегуляция во время беременности: вопрос в перспективе? Obstet Gynecol Clin North Am 2016; 43: 679–98.Искать в Google Scholar

199. Эрлебахер А. Почему не отторгается плод? Курр Опин Иммунол 2001; 13: 590–3. Искать в Google Scholar

200. Эрлебахер А. Иммунология взаимодействия матери и плода. Анну Рев Иммунол 2013; 31: 387–411. Ищите в Google Scholar

201. Хембергер М. Иммунный баланс на границе фето-материнства как опора репродуктивного успеха. Журнал Репрод Иммунол 2013; 97: 36–42. Искать в Google Scholar

202. Munoz-Suano A, Hamilton AB, Betz AG.Дай мне приют: иммунная система во время беременности. Immunol Rev 2011; 241: 20–38. Искать в Google Scholar

203. PrabhuDas M, Bonney E, Caron K, Dey S, Erlebacher A, Fazleabas A, et al. Иммунные механизмы на стыке матери и плода: перспективы и проблемы. Нат Иммунол 2015; 16: 328–34. Искать в Google Scholar

204. Rowe JH, Ertelt JM, Xin L, Way SS. Беременность накладывает отпечаток на регуляторную память, которая поддерживает анергию к антигену плода. Природа 2012; 490: 102–6. Искать в Google Scholar

205.Ли Дж., Ромеро Р., Чайворапонгса Т., Донг З., Тарка А.Л., Сюй И и др. Характеристика транскриптома и протеома крови плода при антифетальном отторжении матери: свидетельство особого и нового типа системной воспалительной реакции плода человека. Am J Reprod Immunol 2013; 70: 265–84. Искать в Google Scholar

206. Ли Дж., Ромеро Р., Сюй Й., Ким Дж. С., Пак Дж. Й., Кусанович Дж. П. и др. Материнские антитела, реагирующие на панель HLA, на ранних сроках беременности положительно коррелируют с хроническим хориоамнионитом: доказательства в поддержку хронического характера материнского антифетального отторжения.Am J Reprod Immunol 2011; 66: 510–26. Выполните поиск в Google Scholar

207. Банг Х., Бэ Г.Е., Пак Х.Й., Ким Ю.М., Чой С.Дж., О С.Ю. и др. Хроническое воспаление плаценты при беременности двойней. Журнал J Pathol Transl Med 2015; 49: 489–96. Искать в Google Scholar

208. Redline RW, Patterson P. Виллит неизвестной этиологии связан с обширной инфильтрацией ткани плода воспалительными клетками матери. Am J Pathol 1993; 143: 473–9. Искать в Google Scholar

209. Ромеро Р., Уиттен А., Корзеневски С.Дж., Тан Н.Г., Чамсайтонг П., Миранда Дж. И др.Инфаркт материнского пола / массивное отложение фибрина в перивилле: проявление материнского антифетального отторжения? Am J Reprod Immunol 2013; 70: 285–98. Искать в Google Scholar

210. Redline RW. Виллит неустановленной этиологии: хронический неинфекционный виллит в плаценте. Хум Патол 2007; 38: 1439–46. Искать в Google Scholar

211. Derricott H, Jones RL, Heazell AE. Изучение связи виллита неизвестной этиологии с мертворождением и задержкой роста плода — систематический обзор.Плацента 2013; 34: 856–62. Искать в Google Scholar

212. Man J, Hutchinson JC, Ashworth M, Jeffrey I, Heazell AE, Sebire NJ. Вес органов и соотношения для посмертной идентификации ограничения роста плода: полезность и смешивающие факторы. Ультразвук Obstet Gynecol 2016; 48: 585–90. Искать в Google Scholar

213. Bonetti LR, Ferrari P, Trani N, Maccio L, Laura S, Giuliana S и др. Роль вскрытия плода и исследования плаценты в причинах гибели плода: ретроспективное исследование 132 случаев мертворождений.Arch Gynecol Obstet 2011; 283: 231–41. Поиск в Google Scholar

214. Хаяти А.Р., Хонг Т.Ю., Зайнул Р. Полезность ограниченного отбора проб плаценты при мертворожденных. Malays J Pathol 1998; 20: 99–102. Ищите в Google Scholar

215. Пейдж Дж. М., Бардсли Т., Торстен В., Оллшхаус А. А., Варнер М. В., Деббинк М. П. и др. Мертворождение, связанное с инфекцией в разнообразной когорте США. Акушер Гинеколь 2019; 134: 1187–96. Искать в Google Scholar

216. Ромеро Р., Миранда Дж., Чамсайтонг П., Чайворапонгса Т., Кусанович Дж. П., Донг З. и др.Стерильное и микробно-ассоциированное внутриамниотическое воспаление при преждевременном преждевременном разрыве плодных оболочек. J Matern Fetal Neonatal Med 2015; 28: 1394–409. Поиск в Google Scholar

217. Ромеро Р., Миранда Дж., Чайворапонгса Т., Чамсайтонг П., Готч Ф., Донг З. и др. Новый молекулярный микробиологический метод для быстрой диагностики микробной инвазии амниотической полости и внутриамниотической инфекции при преждевременных родах с неповрежденными мембранами. Am J Reprod Immunol 2014; 71: 330–58. Искать в Google Scholar

218.Ромеро Р., Миранда Дж., Чайворапонгса Т., Чамсайтонг П., Готч Ф., Донг З. и др. Стерильное внутриамниотическое воспаление у бессимптомных пациентов с короткой шейкой матки при сонографии: распространенность и клиническое значение. J Matern Fetal Neonatal Med 2015; 28: 1343–59. Искать в Google Scholar

219. Ромеро Р., Миранда Дж., Чайворапонгса Т., Корзеневски С.Дж., Чамсайтонг П., Готч Ф. и др. Распространенность и клиническое значение стерильного внутриамниотического воспаления у пациентов с преждевременными родами и неповрежденными плодными оболочками.Am J Reprod Immunol 2014; 72: 458–74. Искать в Google Scholar

220. Ромеро Р., Миранда Дж., Кусанович Дж. П., Чайворапонгса Т., Чамсайтонг П., Мартинес А. и др. Клинический хориоамнионит на I сроке: микробиология амниотической полости с использованием культивирования и молекулярных методов. Журнал Перинат Мед 2015; 43: 19–36. Искать в Google Scholar

221. Ково М., Шрайбер Л., Бен-Харуш А., Асали Л., Сеадиа С., Голан А. и др. Плацентарный фактор при спонтанных преждевременных родах с преждевременным разрывом плодных оболочек и без него.Журнал Перинат Мед 2011; 39: 423–9. Поиск в Google Scholar

222. Hsu CD, Meaddough E, Aversa K, Hong SF, Lee IS, Bahodo-Singh RO, et al. Двойная роль окиси азота в околоплодных водах и простагландина E2 при преждевременных родах с внутриамниотической инфекцией. Am J Perinatol 1998; 15: 683–7. Искать в Google Scholar

223. Маддипати К.Р., Ромеро Р., Чайворапонгса Т., Чамсайтонг П., Чжоу С.Л., Сюй З. и др. Липидомный анализ пациентов с микробной инвазией амниотической полости выявляет повышенную регуляцию лейкотриена B4.FASEB J 2016; 30: 3296–307. Искать в Google Scholar

224. Маддипати К.Р., Ромеро Р., Чайворапонгса Т., Чжоу С.Л., Сюй З., Тарка А.Л. и др. Эйкосаномическое профилирование показывает преобладание пути эпоксигеназы в околоплодных водах человека в срок при самопроизвольных родах. FASEB J 2014; 28: 4835–46. Искать в Google Scholar

225. Park JY, Romero R, Lee J, Chaemsaithong P, Chaiyasit N, Yoon BH. Повышенная концентрация простагландина F2альфа в околоплодных водах связана с внутриамниотическим воспалением / инфекцией, клиническим и гистологическим хориоамнионитом, а также с приближающимися преждевременными родами у пациентов с преждевременными родами и неповрежденными плодными оболочками.J Matern Fetal Neonatal Med 2016; 29: 2563–72. Искать в Google Scholar

226. Ромеро Р., Эмамиан М., Кинтеро Р., Ван М., Хоббинс Дж. К., Митчелл, доктор медицины. Уровни простагландинов в околоплодных водах и внутриамниотические инфекции. Ланцет (Лондон, Англия) 1986; 1: 1380. Искать в Google Scholar

227. Romero R, Emamian M, Wan M, Quintero R, Hobbins JC, Mitchell MD. Концентрация простагландина в околоплодных водах у женщин с внутриамниотической инфекцией и преждевременными родами. Am J Obstet Gynecol 1987; 157: 1461–7.Искать в Google Scholar

228. Romero R, Wu YK, Mazor M, Hobbins JC, Mitchell MD. Амниотическая жидкость простагландин Е2 при преждевременных родах. Простагландины Leukot Essent Fatty Acids 1988; 34: 141–5. Искать в Google Scholar

229. Romero R, Wu YK, Mazor M, Oyarzun E, Hobbins JC, Mitchell MD. Метаболиты арахидонат липоксигеназы околоплодных вод при преждевременных родах. Простагландины Leukot Essent Fatty Acids 1989; 36: 69–75. Искать в Google Scholar

230. Ромеро Р., Ву Ю.К., Сиртори М., Оярзун Е., Мазор М., Хоббинс Дж. К. и др.Концентрация в амниотической жидкости простагландина F2 альфа, 13,14-дигидро-15-кето-простагландина F2 альфа (PGFM) и 11-дезокси-13,14-дигидро-15-кето-11, 16-циклопростагландина E2 (PGEM- LL) при преждевременных родах. Простагландины 1989; 37: 149–61. Поиск в Google Scholar

231. Лим С.И., Ким Й.Х., Ким Ч.Х., Чо М.К., Ким Дж.В., Кан В.Д. и др. Влияние баллона с катетером Фолея на созревание шейки матки. Журнал J Obstet Gynaecol 2013; 33: 830–8. Выполните поиск в Google Scholar

232. Page JM, Christiansen-Lindquist L, Thorsten V, Parker CB, Reddy UM, Dudley DJ, et al.Диагностические тесты для оценки мертворождения: результаты совместной исследовательской сети по мертворождению. Акушер Гинекол 2017; 129: 699–706. Искать в Google Scholar

233. Джонс Ф., Тибон П., Гайо М., Молин А., Жанна-Паскье С., Гильуа Б. и др. Практика патологоанатомических исследований мертворожденных: 10-летнее ретроспективное исследование. Журнал J Gynecol Obstet Hum Reprod 2017; 46: 61–7. Искать в Google Scholar

234. Walsh CA, Vallerie AM, Baxi LV. Этиология мертворождения в срок: 10-летнее когортное исследование.J Matern Fetal Neonatal Med 2008; 21: 493–501. Искать в Google Scholar

235. Хорн Л.С., Лангнер А., Штиль П., Виттекинд С., Фабер Р. Выявление причин внутриутробной смерти во время 310 последовательных вскрытий. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol 2004; 113: 134–8. Искать в Google Scholar

236. Ernst LM, Minturn L, Huang MH, Curry E, Su EJ. Макро паттерны наматывания пуповины: корреляция с гистологией плаценты и мертворождением. Плацента 2013; 34: 583–8. Искать в Google Scholar

237.Folgosa E, Gonzalez C, Osman NB, Hagerstrand I, Bergstrom S, Ljungh A. Исследование случай-контроль хориоамниотической инфекции и гистологического хориоамнионита у мертворожденных. APMIS 1997: 105: 329–36. Поиск в Google Scholar

238. Мойо С.Р., Хагерстранд I, Нистром Л., Цвана С.А., Бломберг Дж., Бергстром С. и др. Мертворождение и внутриутробная инфекция, гистологический хориоамнионит и микробиологические данные. Int J Gynaecol Obstet 1996; 54: 115–23. Искать в Google Scholar

239. Тантбиройн П., Салимуддин А., Сироис К., Крам С.П., Бойд Т.К., Творогер С. и др.Грубые аномалии пуповины: связанные с гистологией плаценты и клиническое значение. Плацента 2009; 30: 1083–8. Искать в Google Scholar

240. Altemani AM. Тромбоз плацентарных сосудов плода. Количественное исследование плаценты мертворожденных. Патология, исследования и практика 1987; 182: 685–9. Искать в Google Scholar

241. Lahra MM, Gordon A, Jeffery HE. Хориоамнионит и реакция плода при мертворождении. Am J Obstet Gynecol 2007; 196: 229.e1–4. Искать в Google Scholar

242.Фили Л., Муни Э. Виллит неизвестной этиологии: корреляция рецидива с клиническим исходом. Журнал J Obstet Gynaecol 2010; 30: 476–9. Искать в Google Scholar

243. Menghrajani P, Osterheld MC. Значение геморрагического эндоваскулита в плаценте от мертворожденных. Патол Рес Прак 2008; 204: 389–94. Искать в Google Scholar

244. Sander CM, Gilliland D, Flynn MA, Swart-Hills LA. Факторы риска рецидива геморрагического эндоваскулита плаценты. Obstet Gynecol 1997; 89: 569–76.Искать в Google Scholar

245. Сандер К.М., Гиллиланд Д., Ричардсон А., Фоли К.М., Фредерикс Дж. Мертворождения с плацентарным геморрагическим эндоваскулитом: морфологическая оценка с клиническими последствиями. Arch Pathol Lab Med 2005; 129: 632–8. Искать в Google Scholar

246. Stevens NG, Sander CH. Плацентарный геморрагический эндоваскулит: факторы риска и влияние на исход беременности. Int J Gynaecol Obstet 1984; 22: 393–7. Искать в Google Scholar

Случай 613 — Цитогенетика — Случай патологии

Случай 613 — Цитогенетика — Случай патологии

Предоставлено Джей С.Раваль, доктор медицины и Урваши Сурти, доктор философии


ИСТОРИЯ ПАЦИЕНТА

Нашим пациентом является 38-летняя женщина, у которой в анамнезе была диагностирована глютеновая спру. Она строго придерживается безглютеновой диеты. Она не принимает никаких лекарств, кроме поливитаминов, и у нее нет семейной истории болезней. Первого ребенка она родила в 2001 году (девочка) в результате нормальных самопроизвольных вагинальных родов без осложнений.

Однако в 2005 году она забеременела, но на сроке гестации 10 недель сделала неполный аборт.При перинатальной патологии оценивали продукты зачатия и отмечали хорионический мешок, дегенерированные ворсинки хориона, амнион, частично некротически воспаленную геморрагическую децидуальную оболочку, гестационный эндометрий и свернувшуюся кровь; кроме того, эмбрионов не наблюдалось. В генетическом анализе продуктов зачатия на этот раз пациентка отказалась.

В 2006 году пациентка снова забеременела и вынашивала ребенка женского пола; роды были нормальными самопроизвольными вагинальными родами и с медицинской точки зрения ничем не примечательны.Однако в 2008 году она забеременела, но сделала еще один неполный аборт, снова на сроке гестации 10 недель. При перинатальной патологии снова оценили продукты зачатия и отметили дегенерированные незрелые ворсинки хориона, ядросодержащие эритроциты, присутствующие в сосудах плода, децидуальную оболочку с воспалением и некрозом и гестационный эндометрий. Однако на этот раз пациент разрешил генетический анализ продуктов зачатия.

ПРОДУКТ КОНЦЕПЦИИ КАРИОТИП

В дополнение к нормальному набору хромосом для женского плода, дополнительная маркерная хромосома (обозначенная «mar» в приведенном выше кариотипе) была отмечена в 20/20 клетках, исследованных из культивированного образца ворсинок плаценты.Чтобы потенциально идентифицировать маркерную хромосому, были проведены исследования флуоресцентной гибридизации in situ с использованием зондов против хромосом 14, 15 и 22; все они были отрицательными. Таким образом, женский кариотип с маркерной хромосомой был подписан как 47, XX, + mar.ish mar (D14Z1 / D22Z1-, D15S10-).

Кроме того, обоим родителям был рекомендован хромосомный анализ периферической крови, чтобы определить, была ли хромосома-маркер унаследованным маркером или появлением de novo во время этой беременности.Оба родителя выполнили эту просьбу и сдали периферическую кровь на кариотипирование. У отца был нормальный мужской кариотип (46, XY).

МАТЕРИНСКИЙ КАРИОТИП

Материнский кариотип показал сбалансированную транслокацию между q плечами хромосом 7 и 13 в культивируемых клетках 20/20. Окончательный кариотип был обозначен как 46, XX, t (7; 13) (q34; q14.1). См. Диаграммы ниже для дальнейшей демонстрации вовлеченных хромосомных сегментов в эту сбалансированную транслокацию.

ОБСУЖДЕНИЕ


Ворсинки хориона — обзор

Типы ворсинок

Плацентарные ворсинки человека обычно классифицируются по сосудам, которые они содержат, и по морфологическим особенностям ядра ворсинок. 6,18 На рис. 10-3 показана идеализированная периферическая часть ворсинчатого дерева, содержащая все типы ворсинок, описанных до сих пор, а на рис. 10-4 показаны процессы роста ворсинок, в результате которых они возникают. Стволовые ворсинки характеризуются центрально расположенными артериями и венами или более крупными артериолами и венулами, окруженными стромой, богатой соединительнотканными волокнами. 10 Капилляры плода развиты слабо. Большинство стромальных клеток представляют собой высокодифференцированные миофибробласты, ориентированные параллельно продольной оси ворсинок. 9,19 Функциональная роль этого сократительного слоя до сих пор полностью не изучена. Примерно треть общего объема ворсинок зрелой плаценты составляют ворсинки этого типа.

Стволовые ворсинки разветвляются на пучки тонких, слегка изогнутых ворсинок (см. Рис. 10-2, D и 10-3), которые называются зрелыми промежуточными ворсинками.Большинство их сосудов представляют собой капилляры, некоторые из них уже синусоидальные, между которыми расположены небольшие артериолы и венулы. Сосуды встроены в рыхлую соединительную ткань с небольшим количеством волокон и клеток. Эти ворсинки являются основными участками роста и дифференциации терминальных ворсинок. 12

Концевые ворсинки ответвляются от зрелых промежуточных ворсинок с морфологическим сходством с гроздью винограда. Их выпуклые периферические части характеризуются многочисленными расширенными капиллярами, так называемыми синусоидами, некоторые из которых имеют диаметр до 40 мкм (см. Рисунки 10-2, D ; 10-3; и 10-4).Чрезвычайно высокая степень васкуляризации плода и минимальное расстояние диффузии плода и матери (менее 4 мкм) указывают на этот тип ворсинок как на наиболее вероятное место для диффузионного обмена.

Во время фазы перехода от первой фазы созревания ворсинок ко второй фазе ветвления ворсинок (как показано на Рисунке 10-4), некоторые стволовые ворсинки все еще непрерывны с более толстыми луковичными ворсинками; они называются незрелыми промежуточными ворсинками (см. рис. 10-3) 12 и были доминирующим типом ворсинок в течение 1 триместра.Типичные структурные особенности незрелых промежуточных ворсинок включают центральные артериолы и венулы, сопровождаемые многочисленными поверхностно расположенными тонкими капиллярами, и объемную сетчатую соединительную ткань, богатую клетками Хофбауэра и бедную волокнами. В плаценте со зрелыми ворсинчатыми деревьями такие ворсинки можно найти только небольшими ограниченными группами, расположенными в центре ворсинчатых деревьев (рис. 10-5). Незрелые промежуточные ворсинки являются прямыми предшественниками ворсинок ствола (в которые они непрерывно трансформируются) и служат исходными ворсинками для прорастания новых боковых ветвей ворсинок 12 (см. Рисунок 10-4).Их плотная субтрофобластическая капиллярная сеть (см. Рис. 10-2, D ) определяет их поверхность как основное место обмена между плодами и матерями в первом триместре.

Самый редкий и незаметный тип ворсинок зрелой плаценты — это ворсинки мезенхимы. Эти ворсинки представляют собой переходную стадию развития ворсинок, происходящую из отростков ворсинок (см. Рисунки 10-2, A ; 10-3; и 10-4). Они дифференцируются через незрелые промежуточные ворсинки в стволовые ворсинки или — во время второй фазы созревания ворсинок — непосредственно в зрелые промежуточные ворсинки.Поскольку новые отростки образуются на поверхности мезенхимальных и незрелых промежуточных ворсинок, они обычно обнаруживаются сгруппированными в локально ограниченных участках. Структурно мезенхимные ворсинки можно определить по их тонкой форме, плотно упакованному цитотрофобласту и плохо развитым капиллярам плода. Некоторые из них еще не просвечивают, они все еще развиваются и не перфузируются. 12

27.4E: Ворсинки хориона и развитие плаценты

В плаценте ворсинки хориона развиваются для максимального контакта поверхности с материнской кровью для обмена питательными веществами и газами.

Задачи обучения

  • Обобщить развитие ворсинок хориона и плаценты

Ключевые моменты

  • Ворсинки хориона проникают в децидуальную оболочку матки и разрушают ее, в то же время поглощая из нее питательные вещества, поддерживая рост эмбриона.
  • Первичное развитие ворсинок начинается на четвертой неделе, а между пятой и шестой неделями они становятся полностью васкуляризованными.
  • Развитие плаценты начинается с имплантации бластоцисты; это приводит к его дифференциации на несколько слоев, которые обеспечивают обмен питательными веществами, газами и отходами для развивающегося эмбриона и плода, а также формируют защитный барьер.

Ключевые термины

  • хорион : защитная и питательная мембрана, прикрепляющая плод высших позвоночных к матке.
  • децидуальная матка : термин, обозначающий слизистую оболочку матки (эндометрий) во время беременности, которая образует материнскую часть плаценты. Он образуется под действием прогестерона и образует очень характерные клетки.
  • ворсинки хориона : они прорастают из хориона, чтобы обеспечить максимальную площадь контакта с материнской кровью.
  • плацента : сосудистый орган, присутствующий только у женщин во время беременности. Он доставляет пищу и кислород от матери к плоду и возвращает отходы. Он имплантируется в стенку матки и соединяется с плодом через пуповину. Изгнан после рождения.

Хорионические ворсинки

Ворсинки хориона прорастают из хориона после их быстрого разрастания, чтобы обеспечить максимальную площадь контакта с материнской кровью. Эти ворсинки проникают в децидуальную оболочку матки и разрушают ее, в то же время поглощая из нее питательные вещества, поддерживая рост эмбриона.

Хорионическая артерия : изображение, показывающее ворсинки хориона и материнские сосуды.

Во время первичной стадии (конец четвертой недели) ворсинки хориона маленькие, несосудистые и содержат только трофобласт. На вторичной стадии (пятая неделя) ворсинки увеличиваются в размерах и разветвляются, в то время как мезодерма врастает в них; на этом этапе ворсинки содержат трофобласт и мезодерму.

Во время третичной стадии (пятая-шестая неделя) ветви пуповинных сосудов прорастают в мезодерму; Таким образом происходит васкуляризация ворсинок хориона.На данный момент ворсинки содержат трофобласт, мезодерму и кровеносные сосуды.

Эмбриональная кровь переносится к ворсинкам ветвями пупочных артерий. Пройдя через капилляры ворсинок, он возвращается к эмбриону по пупочным венам. Ворсинки хориона жизненно важны во время беременности с гистоморфологической точки зрения и, по определению, являются продуктом зачатия.

Плацента

Плацента — это орган, полученный из плода, который соединяет развивающийся плод со стенкой матки, обеспечивая поглощение питательных веществ, удаление отходов и газообмен через кровоснабжение матери.Плацента начинает развиваться после имплантации бластоцисты в эндометрий матери.

Плацента функционирует как материнский орган плода и состоит из двух компонентов: плаценты плода (chorion frondosum), которая развивается из той же бластоцисты, которая образует плод; и материнская плацента (decidua basalis), которая развивается из материнской ткани матки.

Внешний слой бластоцисты становится трофобластом, который образует внешний слой плаценты. Этот слой делится на два следующих слоя: нижележащий слой цитотрофобласта и расположенный выше слой синцитиотрофобласта.

Последний представляет собой многоядерный сплошной клеточный слой, покрывающий поверхность плаценты. Он формируется в результате дифференциации и слияния нижележащих клеток цитотрофобласта, процесса, который продолжается на протяжении всего плацентарного развития. Таким образом, синцитиотрофобласт (также известный как синцитий) способствует барьерной функции плаценты.

Плацента : Изображение, иллюстрирующее плаценту и ворсинки хориона. Видно, что пуповина соединена с плодом и плацентой.

ЛИЦЕНЗИИ И АТРИБУЦИИ

CC ЛИЦЕНЗИОННЫЙ КОНТЕНТ, ПРЕДЫДУЩИЙ РАЗДЕЛ

  • Курирование и проверка. Автор : Boundless.com. Источник : Boundless.com. Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike

CC ЛИЦЕНЗИОННОЕ СОДЕРЖАНИЕ, СПЕЦИАЛЬНАЯ АТРИБУЦИЯ

  • Гаструляция. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Gastrulation . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • сомитов. Источник : Викисловарь. Расположен по адресу : en.wiktionary.org/wiki/somite . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • гаструляция. Источник : Викисловарь. Расположен по адресу : en.wiktionary.org/wiki/gastrulation . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • нотохорд. Источник : Викисловарь. Расположен по адресу : en.wiktionary.org/wiki/notochord . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Epiboly. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Epiboly . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • зародышевых слоев. Предоставлено : Open Stax College. Расположен по адресу : http://openstaxcollege.org . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Развитие нервной системы у человека. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Neural_…%23Neurulation . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • базальная пластина. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/basal%20plate . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • сигнальная пластина. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/alar%20plate . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • нейруляции. Источник : Викисловарь. Адрес: : en.wiktionary.org/wiki/neurulation . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Нейронная трубка. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Neural_tube . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • зародышевых слоев. Предоставлено : Open Stax College. Расположен по адресу : http://openstaxcollege.org . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Невруляция. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/F….jpg#filelinks . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Spina_bifida-web.jpg. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/F…bifida-web.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Сомит. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Somite%23In_vertebrates . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Сомит. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Somite%23In_vertebrates . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • сомитов. Источник : Викисловарь. Расположен по адресу : en.wiktionary.org/wiki/somite . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • клеток нервного гребня. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/neural%20crest%20cells . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • conceptus. Источник : Викисловарь. Расположен по адресу : en.wiktionary.org/wiki/conceptus . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Параксиальная мезодерма. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Paraxial_mesoderm . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • зародышевых слоев. Предоставлено : Open Stax College. Расположен по адресу : http: // openstaxcollege.орг . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Невруляция. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/F….jpg#filelinks . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Spina_bifida-web.jpg. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org / wiki / Файл: Spina_bifida-web.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 20. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray20.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Система кровообращения. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Circula…%23Development . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Дуги аорты. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Aortic_arches . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Васкулогенез. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Vasculogenesis . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • дуги аорты. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/aortic%20arches . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • кардинальная вена. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/cardinal%20vein . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • sinus venosus. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/sinus%20venosus . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • зародышевых слоев. Предоставлено : Open Stax College. Расположен по адресу : http: // openstaxcollege.орг . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Невруляция. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:2912_Neurulation-02.jpg#filelinks . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Spina_bifida-web.jpg. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Spina_bifida-web.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 20. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray20.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 472. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray472.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 473. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray473.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Пузырьковый занос. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Hydatidiform_mole . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Ворсинки хориона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Chorionic_villi . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Ворсинки хориона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Chorionic_villi%23Development . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Плацента. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Placenta . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Плацента. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Placenta%23Development . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • ворсинок хориона. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/chorionic%20villi . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • Безграничный. Источник : Безграничное обучение. Адрес: : www.boundless.com//biology/definition/chorion . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • плаценты. Источник : Викисловарь. Расположен по адресу : en.wiktionary.org/wiki/placenta . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • децидуальная матка. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/uterine%20decidua . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike
  • зародышевых слоев. Предоставлено : Open Stax College. Расположен по адресу : http://openstaxcollege.org . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Невруляция. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:2912_Neurulation-02.jpg#filelinks . Лицензия : CC BY: Указание авторства
  • Spina_bifida-web.jpg. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Spina_bifida-web.jpg . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 20. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray20.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 472. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray472.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Серый 473. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/File:Gray473.png . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Хорионические сосуды. Источник : Википедия. Расположен по адресу : en.Wikipedia.org/wiki/Chorionic_vessels . Лицензия : Общественное достояние: неизвестно Авторские права
  • Плацента. Предоставлено : Wikipedia Commons. Расположен по адресу : commons.wikimedia.org/wiki/File:Placenta.png . Лицензия : CC BY-SA: Attribution-ShareAlike

Незрелость ворсинок плаценты — Libre Pathology

Незрелость ворсинок плаценты , сокращенно PVI , является относительно распространенной патологией плаценты.

Он также известен как незрелость дистальных ворсинок , незрелость ворсинок и незрелость ворсинок . [1]

Общий

Связан с:

Микроскоп

Характеристики: [1]

  • Увеличение количества (незрелых) промежуточных ворсинок (по отношению к сроку беременности) с:
    • Увеличение количества капилляров.
    • Отек.
    • Макрофаги.
    • Большое расстояние диффузии (большое расстояние от сосуда до ворсинок).
  • Меньше (зрелых) терминальных ворсинок. [4]

DDx:

Изображения

  • Незрелость ворсинок плаценты — низкая магн.(ТУАЛЕТ)

  • Незрелость ворсинок плаценты — интермедиат. mag. (ТУАЛЕТ)

  • Незрелость ворсинок плаценты — высокая магн. (ТУАЛЕТ)

  • Незрелость ворсинок плаценты — низкая магн. (ТУАЛЕТ)

  • Незрелость ворсинок плаценты — интермедиат. mag. (ТУАЛЕТ)

Выйти

Большая плацента и срок беременности не указаны

 PLACENTA, пуповина и плода, РОЖДЕНИЕ:
- БОЛЬШАЯ ПЛАЦЕНТА (650 ГРАММ - ОБРЕЗАННАЯ, ВЕС ПОСЛЕ ФИКСАЦИИ)
  С IMMATURE VILLI И VILLOUS EDEMA, СМ. КОММЕНТАРИЙ.- ТРИ СУДНА ПУБОВИНА В НОРМАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЯХ.
- ПЛОДОВЫЕ МЕМБРАНЫ В ОБЛАСТИ НОРМАЛЬНЫХ ПРЕДЕЛОВ.

КОММЕНТАРИЙ:
Полученные данные свидетельствуют о незрелости ворсинок плаценты.
 

Гестационный возраст не указан

 PLACENTA, пуповина и плода, РОЖДЕНИЕ:
- ПЛАЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДИСК С IMMATURE VILLI И VILLOUS EDEMA, СМ. КОММЕНТАРИЙ.
- ТРИ СУДНА ПУБОВИНА В НОРМАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЯХ.
- ПЛОДОВЫЕ МЕМБРАНЫ В ОБЛАСТИ НОРМАЛЬНЫХ ПРЕДЕЛОВ.

КОММЕНТАРИЙ:
Полученные данные свидетельствуют о незрелости ворсинок плаценты.

Гестационный возраст указан, но не очевиден

 PLACENTA, пуповина и плода, РОЖДЕНИЕ:
- ПЛАЦЕНТАЛЬНЫЙ ДИСК С НЕМНОГО БОЛЬШОЙ ВИЛЛИ ДЛЯ ГЕСТАЦИОННОГО ВОЗРАСТА И ОЧАРОВАТЕЛЬНОГО
  ДЕРЕВЕНСКИЙ ОТЕК.
- ТРИ СУДНА ПУБОВИНА В НОРМАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЯХ.
- ПЛОДОВЫЕ МЕМБРАНЫ В ОБЛАСТИ НОРМАЛЬНЫХ ПРЕДЕЛОВ.
 
 PLACENTA, пуповина и плода, РОЖДЕНИЕ:
- БОЛЬШАЯ ПЛАЦЕНТА (655 ГРАММ - ОБРЕЗАННАЯ, ВЕС ПОСЛЕ ФИКСАЦИИ)
  С НЕМНОГО БОЛЬШОЙ ВИЛЛИ И ФОКУСНЫМ ВИЛЛОМ ОТДЕЛЕНИЕМ, СМ. КОММЕНТАРИЙ.
- ТРИ СУДНА ПУБОВИНА В НОРМАЛЬНЫХ ОГРАНИЧЕНИЯХ.- ПЛОДОВЫЕ МЕМБРАНЫ В ОБЛАСТИ НОРМАЛЬНЫХ ПРЕДЕЛОВ.

КОММЕНТАРИЙ:
Большие ворсинки и отек ворсинок являются признаком незрелости ворсинок плаценты;
в этой плаценте эти изменения присутствуют, но недостаточно развиты.

Незрелость ворсинок плаценты чаще всего связана с материнским диабетом.
 

См. Также

Список литературы

  1. 1.0 1.1 Берген, Ребекка Н. (2011). Руководство по патологии плаценты человека (2-е изд.). Springer. С. 375. ISBN 978-1441974938.
  2. ↑ Arizawa, M .; Накаяма, М .; Кидогучи, К. (июнь 1991 г.). «[Корреляция незрелости и незрелости ворсинок плаценты с клиническим контролем материнского диабета]». Нихон Санка Фуджинка Гаккай Засси 43 (6): 595-602. PMID 1856519.
  3. ↑ Stallmach, T .; Хебиш, Г. (июль 2004 г.). «Патология плаценты: ее влияние на объяснение внутриутробной и перинатальной смерти». Арка Вирхова 445 (1): 9-16. DOI: 10.1007 / s00428-004-1032-2. PMID 15138817.
  4. ↑ Daskalakis, G .; Marinopoulos, S .; Krielesi, V .; Papapanagiotou, A .; Papantoniou, N .; Мезогит, S .; Анцаклис, А. (2008). «Патология плаценты у женщин с гестационным диабетом». Acta Obstet Gynecol Scand 87 (4): 403-7. DOI: 10.1080 / 000163408013. PMID 18382864.

Ворсинки хориона — обзор

Архитектура ворсинчатых деревьев

Плацентарные ворсинки состоят из двух частей: поверхностного слоя ворсинчатого трофобласта, состоящего из цитотрофобласта, покрытого непрерывным синцитиотрофобластом, и ворсинчатого ядра, состоящего из стромы и кровеносных сосудов плода. 7 Синцитиотрофобласт образуется путем синцитиального слияния субнабора ворсинчатого цитотрофобласта (клетки Лангханса). Число цитотрофобластов постоянно увеличивается на протяжении второго и третьего триместров, как и объем синцитиотрофобласта, покрывая экспоненциально растущие специализированные ядра ворсинок. Следовательно, популяция цитотрофобластов рассредоточивается, а синцитиотрофобласт становится тоньше. 67 Митоз ограничен слоем цитотрофобласта, и эти клетки анализируются на предварительный кариотип путем отбора проб ворсинок хориона.Определение кариотипа плода с помощью культуры эксплантатов ворсинок зависит от более медленного размножения стромальных клеток ворсинок; поскольку они происходят из эмбриональных (аллантоисных) тканей, они более точно отражают кариотип в тканях плода. 68

С функциональной точки зрения, слияние вновь образованного цитотрофобласта с внешним синцитием приводит к переносу свежих органелл, ферментных систем и транскриптов матричной РНК в синцитий, а также ядра цитотрофобластов, и важно для поддержания интенсивного метаболизма. активность, необходимая для процессов материнско-фетального переноса, секреторной и эндокринной функций.В результате этого непрерывного слияния синцитиальные ядра имеют разный возраст и обладают разнообразной морфологией и более конденсированным хроматином, что указывает на то, что они не являются транскрипционно активными. Однако недавние исследования показали, что значительная часть синцитиальных ядер сами по себе транскрипционно активны, экспрессируя как РНК Pol I, так и II, и что их количество увеличивается пропорционально увеличению объема трофобласта. 69 Старые синцитиальные ядра группируются вместе, известные как «синцитиальные узлы», выступают в межворсинчатое пространство и могут оторваться; образовавшиеся синцитиальные глобулы выводятся с материнской кровью, большая часть из них оседает в ложе легочных капилляров. 7 Истинные синцитиальные узлы следует отличать от синцитиальных отростков и ложных узлов, вызванных артефактами секционирования; Настоящие узлы не содержат транскрипционно активных ядер и содержат эффек- тивные поврежденные ядра, которые положительно окрашивают 8-оксо-дезоксигуанозин 70 (рис. 7.6). По мере продвижения беременности этот процесс омоложения, по-видимому, замедляется, потому что соотношение цитотрофобластов к синцитиальным ядрам в отдельных терминальных ворсинках уменьшается по мере того, как синцитиальные узлы становятся более распространенными.Однако стереологический анализ общего числа трофобластов показывает, что соотношение между ядрами цитотрофобластов и ядрами синцитиотрофобластов остается в основном постоянным на протяжении всей беременности со значением 9 на 13–16 неделе и снова значением 9 на 37–41 неделе беременности. 67

Поскольку синцитиальные узлы поглощаются легочными макрофагами, 71 они обнаруживаются в венозной, но не артериальной крови беременных женщин. 72 Синцитиальное выпадение и морфология ворсинчатого трофобласта являются аномальными при тяжелых формах ЗВУР и преэклампсии и обсуждаются в главе 9.

Сосуды плода внутри стволовых ворсинок включают мускулистые артерии и вены. Они ведут в удлиненные капилляры зрелых промежуточных и терминальных ворсинок, последние обеспечивают поверхность для газообмена, которая, как считается, превышает 10 м 2 . 7 Эндотелий капилляров плода действует как пассивный фильтр, ограничивая перенос макромолекул через стенку сосуда молекулам ниже 20 000 Да, в зависимости от молекулярного заряда. 73 Сократительные клетки, которые окружают стенки артерий и артериол стволовых ворсинок, представляют большой клинический интерес, поскольку снижение фетоплацентарной перфузии, обнаруженное при ультразвуковом допплеровском исследовании пупочных артерий in vivo , связано с плохим ростом плода, гибель плода и перинатальная потеря. 74 Поскольку эти сосуды не имеют вегетативной иннервации, кровоток должен регулироваться местными и системными вазомоторными факторами, а также анатомическими особенностями и сердечным выбросом плода. 75,76

Клетки соединительной ткани в строме неоднородны по своей природе, производя различные соединительнотканные волокна, которые увеличивают механическую стабильность сердцевины ворсинок. Кроме того, ядро ​​ворсинок содержит макрофаги (клетки Хофбауэра), которые способны продуцировать различные факторы роста, регулирующие рост и дифференцировку всех компонентов ворсинок. 77

Архитектура васкуляризации ворсинок хориона в первом триместре: исследование с конфокальной лазерной сканирующей микроскопией | Репродукция человека

Аннотация

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Целью данного исследования было изучить нормальную васкуляризацию ворсинок хориона с использованием иммунофлуоресценции CD31 и конфокальной лазерной сканирующей микроскопии (CLSM) для выяснения пространственного расположения с точки зрения связей между сосудами и тяжами и паттернов их ветвления по сравнению с недостаточной васкуляризацией ворсинок хориона. при осложненных беременностях.

МЕТОДЫ

Описательное морфологическое исследование с использованием CLSM после иммунофлуоресцентного окрашивания CD31 биоптатов плаценты от нормальных беременностей ( n = 20), полных пузырно-пузырчатых моляров (CHMs; n = 3) и пустых мешочков n = 3) с хорошо задокументированным гестационным возрастом (GA).

РЕЗУЛЬТАТЫ

В этом трехмерном исследовании ворсинки хориона в первом триместре были заняты сложной сетью, состоящей в основном из тяжей с избыточными связями уже на 5 + 5 неделях GA.С увеличением GA тяжи трансформируются в сосуды. Примерно с 9 недель GA и далее развитие сосудов характеризуется наличием двух крупных сосудов, расположенных в центре, окруженных капиллярной сетью и связанных с ней. В первом триместре CHM и пустых мешочках мы наблюдали примитивную сеть, состоящую в основном из тяжей.

ВЫВОДЫ

Эта первая визуализация пространственно-временных паттернов формирования кровеносных сосудов в ворсинках плаценты характеризуется развитием васкулосинцитиальной мембраны из сложной сети тяжей и может рассматриваться как развитие плаценты до того, как она станет функциональной в конец органогенеза.

Введение

Детальное знание пространственного расположения ангиогенетических тяжей и просветленных кровеносных сосудов важно для полного понимания развития и функции плаценты. Имеются лишь ограниченные данные о ранней васкуляризации ворсинок хориона у человека, как это недавно было сделано в обзоре Benirschke et al. (2006). Электронно-микроскопический анализ плацентарного материала человека и макака (Dempsey, 1972; King, 1987; Demir et al., 1989), показали, что васкулогенез (т.е. образование кровеносных сосудов de novo) впервые наблюдается в точно датированных плацентах макака на сроке 4 + 5 недель гестации (GA). Из-за этических и технических соображений невозможно изучить васкулогенез при точно датированных беременностях у человека до 4 +5 недель GA. Ограниченные данные о плаценте человека (Dempsey, 1972; Demir et al. , 1989) позволяют предположить, что васкулогенез сопоставим с макаками, хотя начало наступает немного позже, через 5 недель после рождения.Васкулогенез — это процесс образования тяжей или скоплений тяжей гемангиобластных клеток из мезенхимы. Формирование сосудов с просветом происходит за счет расширения межклеточных щелей.

Ценная подробная информация о васкуляризации плаценты стала доступной в ходе многочисленных анатомических исследований с использованием сканирующей электронной микроскопии на коррозионных слепках сосудов, иногда выполняемых в сочетании с трехмерной (3D) реконструкцией. Однако эта работа касается только доношенной плаценты человека (Arts NFT, 1961; Habashi et al., 1983; Кауфманн и др. , 1985; Leiser et al. , 1985). Васкуляризация ворсинок хориона в первом триместре при нормальной беременности (GA: 5–12 недель) недавно была изучена te Velde et al. (1997) на основании морфометрического анализа с использованием иммуногистохимически окрашенных срезов CD34. Был сделан вывод, что развитие сосудистой системы ворсинок хориона характеризуется созреванием светящихся сосудов от примитивных ангиогенетических тяжей и переходом в периферически расположенные сосуды, образующие васкулосинцитиальную мембрану.Эта мембрана необходима для оптимального обмена питательными веществами и газами между матерью и плодом, начиная со второго триместра беременности. Однако пространственное расположение между сосудами с просветом и шнурами, а также расположение между шнурами не может быть объяснено с помощью 2D-техники.

Конфокальная лазерная сканирующая микроскопия (CLSM) оказалась полезной для трехмерной визуализации плацентарной ткани человека (Jirkovska et al. , 1998, 2002; Kubnov et al. , 2004).Этот метод позволяет получать идеально совмещенные стопки тонких последовательных оптических секций, из которых могут быть сделаны компьютерные 3D-реконструкции, и устраняет необходимость решать проблему совмещения изображений последовательных секций. CLSM дает возможность исследовать в 3D расположение и схему ветвления ворсинчатых сосудов и тяжей при васкуляризации ворсинок хориона в первом триместре, при нормальной и осложненной беременности.

Таким образом, целью этого исследования было изучить нормальную васкуляризацию ворсинок хориона в первом триместре после иммунофлуоресцентного окрашивания CD31 с использованием CLSM, сравнивая результаты с двумерными микроскопическими срезами тех же ворсинок.В этом анализе мы стремились выяснить связи между сосудами и тяжами и паттерны их ветвления при нормальных беременностях, а также при полных пузырно-пузырчатых корнях (СНМ) и беременностях с пустым мешком (3D).

Материалы и методы

Выбор корпуса

Двадцать плацент при неосложненных одноплодных беременностях были собраны и изучены после легального аборта, завершенного дилатацией и кюретажем (D&C). Возраст 20 пациенток, перенесших легальный аборт, колебался от 18 до 37 лет (в среднем 26 лет).Три CHM и три беременных с пустым мешком были собраны после D&C. Ультразвуковые и клинические данные были использованы для расчета точного GA, который находился в диапазоне от 5 +5 до 12 +3 недель. GA для CHM варьировала от 9 +1 до 11 +4 недель, а беременностей с пустым мешком — от 8 +2 до 11 +1 недель. Невозможно было получить нормальную ткань плаценты человека до 4 + 5 недель GA, потому что голландский закон предписывает 5-дневный период для пересмотра запроса на легальный аборт, начиная со дня, когда делается первый запрос на легальный аборт.

Ткань плаценты фиксировали сразу после сбора в 4% (мас. / Об.) Параформальдегиде, растворенном в PBS (10 мМ H 2 NaPO 4 / HNa 2 PO 4 , 150 мМ NaCl, pH 7,6). После фиксации в течение 4 ч образцы хранили в 70% этаноле при 4 ° C до дальнейшей гистологической обработки. Эндотелиальный маркер CD31 был использован для изучения васкуляризации ворсинок хориона в первом триместре с использованием CLSM. Репрезентативная выборка свободных (терминальных) ворсинок фрондозного хориона, ближайших к базальной децидуальной оболочке при неосложненной одноплодной беременности, была взята для каждой недели беременности в течение первого триместра.Контуры стенок сосудов отличались от контуров гемангиогенных тяжей: ангиогенетический шнур визуализируется плотной тонкой линией, а светящийся сосуд, будучи более толстым, также менее плотным. Локальные связи между трофобластом, сосудами с просветом и тяжами в мезенхимных и незрелых промежуточных ворсинках хориона можно было выявить с помощью изображений, полученных с помощью CLSM. Дизайн исследования был одобрен институциональным комитетом по медицинской этике. Все образцы были включены в исследование после информированного согласия пациентов.

Иммунофлуоресцентное окрашивание плаценты, CLSM

Плаценты окрашивали целиком, как описано ранее van den Hoff et al. (1999). Короче говоря, образец плаценты — хорион frondosum, ближайший к базальной децидуальной оболочке — был взят и гидратирован в градуированной серии этанол-PBS (75%, 50% и 25%) и проницаем путем инкубации в PBST (0,25% Triton × 100 в PBS) в течение 30 мин. Для уменьшения фонового окрашивания ворсинки инкубировали в PBS-A (1% BSA в PBS) с 5% козьей сывороткой.Эндотелиальные клетки иммунофлуоресцентно окрашивали с использованием моноклональных антител CD31 (DAKO, Glostrup, Дания) и козьих антител против мыши Alexa-568 (Molecular Probes) в качестве вторичных антител. После обширной промывки в PBS-A ворсинки помещали в PBS с 50% (об. / Об.) Глицерином. Флуоресценцию визуализировали с помощью CLSM (Bio-Rad MRC 1024). Автофлуоресценция ткани использовалась для визуализации контуров ворсинок. Все изображения показаны как проекции самых ярких точек.

Морфометрический анализ, CLSM

Образцы исследовали с помощью CLSM, Bio-Rad MRC 1024, используя планапохроматический объектив с увеличением 10.Оцифрованные изображения (512 × 512 пикселей) последовательных оптических срезов (15–20 мкм друг от друга) отдельных мезенхимальных или незрелых промежуточных ворсинок были получены и проанализированы с использованием проекции наиболее ярких точек для демонстрации пространственного расположения сосудов и тяжей внутри ворсинок хориона. Чтобы продемонстрировать связи между сосудами и тяжами, проявления плацентарного васкулогенеза и ангиогенеза, соответственно, были изучены ворсинки разных стадий развития. Измеряли просвет сосудов.

Иммунофлуоресцентное окрашивание срезов

После фиксации ткань плаценты была обезвожена серией градуированных этанолов и залита парапластом (Klinipath, Duiven, Нидерланды). Были приготовлены срезы толщиной около 7 мкм и помещены на предметные стекла, покрытые аминоалкилсиланом. Чтобы уменьшить фоновое окрашивание, срезы инкубировали в PBS-A с 5% козьей сывороткой. Эндотелиальные клетки иммунофлуоресцентно окрашивали с использованием моноклональных антител CD31 (DAKO, Glostrup, Дания) и козьих антител против мыши Alexa-568 (Molecular Probes) в качестве вторичных антител.После тщательной промывки срезы помещали в Vectashield H-1000 (Brunschwig Chemie, Нидерланды) и визуализировали флуоресценцию с помощью CLSM.

Морфометрический анализ срезов

Для сравнения васкуляризации ворсинок хориона в первом триместре, визуализированных с помощью CLSM с использованием проекции наиболее ярких точек, с классическими срезами той же плацентарной ткани, мы использовали CLSM, Bio-Rad MRC 1024 с увеличением 20. Наличие CD31-положительного гематопоэта. Описаны тяжи и сосуды с просветом, а также их локализация в полных ворсинах хориона.

Результаты

Между 5 и 6 неделями гестации наблюдается сложная сеть тяжей и сосудов с избыточными связями в ворсинах хориона. Эта сеть состоит в основном из шнуров, уже соединенных вместе. Все сосуды и шнуры соединены друг с другом без перебоев. В ворсинке хориона полностью преобладает сеть сосудистых элементов. Сосуды и шнуры расположены как по центру, так и по периферии и, как следствие, контактируют с вышележащим слоем трофобласта (рис.1А и Б). Диаметр просвета сосудов составляет от 10 до 15 мкм (таблица 1).

Рисунок 1:

( A ) Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов мезенхимальных ворсинок 6 +0 недель GA с сосудистой сетью, состоящей в основном из тяжей и ( B ) детали самых ярких точечная проекция стопки оптических срезов мезенхимальной ворсинки 6 +0 недель GA (как на рис.1), визуализирующая сосудистую сеть, состоящую в основном из тяжей (белая стрелка), соединенных с сосудами с просветом (желтая стрелка)

Рисунок 1:

( A ) Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов мезенхимальных ворсинок 6 +0 недель GA с сосудистой сетью, состоящей в основном из тяжей и ( B ) детали Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов мезенхимальной ворсинки 6 +0 недель GA (как на рис.1), визуализирующая сосудистую сеть, состоящую в основном из тяжей (белая стрелка), соединенных с сосудами с просветом (желтая стрелка)

Таблица 1:

Просветные диаметры сосудов ворсинок хориона с просветом, разделенные на центральные сосуды (если есть) и капиллярную сеть в зависимости от гестационного возраста (GA)

Просветные диаметры фетоплацентарных кровеносных сосудов
.
GA (в неделях)
.
Размер выборки ( n )
.
Центральный сосуд (мкм)
.
Капиллярная сеть (м)
.
5–6 5 10–15
7–8 5 10–26
75 26–34
11–12 5 70–90 26–34
Диаметр просвета фетоплацентарных кровеносных сосудов
.
GA (в неделях)
.
Размер выборки ( n )
.
Центральный сосуд (мкм)
.
Капиллярная сеть (м)
.
5–6 5 10–15
7–8 5 10–26
75 26–34
11–12 5 70–90 26–34

Таблица 1:

Диаметр просвета центральных сосудов ворсинок хориона с просветом, подразделенными (при наличии) и капиллярной сети в зависимости от срока беременности (GA)

Диаметр просвета фетоплацентарных кровеносных сосудов
.
GA (в неделях)
.
Размер выборки ( n )
.
Центральный сосуд (мкм)
.
Капиллярная сеть (м)
.
5–6 5 10–15
7–8 5 10–26
75 26–34
11–12 5 70–90 26–34
Диаметр просвета фетоплацентарных кровеносных сосудов
.
GA (в неделях)
.
Размер выборки ( n )
.
Центральный сосуд (мкм)
.
Капиллярная сеть (м)
.
5–6 5 10–15
7–8 5 10–26
75 26–34
11–12 5 70–90 26–34

Между 7 и 8 неделями GA в ворсинах хориона преобладает капиллярная сеть, состоящая из сосудов. и шнуры.В капиллярной сети сосудов больше, чем шнуров. На кончике ворсинок хориона наблюдаются регулярные небольшие разветвленные (мезенхимальные) ворсинки хориона, содержащие скопление CD31-положительных клеток (рис. 2). Диаметр просвета сосудов от 10 до 26 мкм увеличился по сравнению с более ранней стадией (Таблица 1).

Рисунок 2:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок 8 +0 недель GA с конгломерацией CD31-положительных эндотелиальных клеток в мезенхимальной ворсинке на вершине незрелой промежуточной ворсинки (белый цвет) стрелка)

Рисунок 2:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок 8 +0 недель GA с конгломерацией CD31-положительных эндотелиальных клеток в мезенхимальной ворсинке на вершине незрелой промежуточной ворсинки (белая стрелка)

Между 9 и 10 неделями гестации ворсинки хориона характеризуются наличием двух крупных сосудов, расположенных в центре, окруженных капиллярной сетью на периферии ворсинок и связанных с ней.Капиллярная сеть состоит в основном из сосудов с просветом, которые плотно контактируют с вышележащим слоем трофобласта (рис. 3A и B). Начиная с этого GA, мы наблюдали ворсинчатые выступы, содержащие слепо заканчивающиеся капиллярные отростки, выходящие из подлежащей капиллярной сети. Диаметр просвета двух центрально расположенных сосудов колеблется от 60 до 75 мкм, в то время как сосуды капиллярной сети колеблются от 26 до 34 мкм (Таблица 1).

Рисунок 3:

Проекция ярчайшей точки и детализация проекции самой яркой точки стопки оптических срезов ( A ) Проекция самой яркой точки стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок 9 +3 недель GA с два центральных сосуда (желтые стрелки), окруженные капиллярной сетью, состоящей в основном из сосудов, визуализирующих сосуд со слепым концом, ответвляющийся от капиллярной сети (белая стрелка) ( B ) Деталь проекции наиболее яркой точки стопки оптических срезов незрелой промежуточной ворсинки из 9 +3 недель GA визуализация сосуда с слепым концом, ответвляющегося от капиллярной сети (белая стрелка) и шнура (желтая стрелка)

Рисунок 3:

Проекция самой яркой точки и деталь проекции самой яркой точки стопки оптических срезов ( A ) Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок 9 +3 недель GA с двумя центральными сосудами (желтые стрелки), окруженными капиллярной сетью, состоящей в основном из сосудов, визуализирующих сосуд со слепым концом, ответвляющийся от капиллярной сети (белая стрелка) ( B ) Деталь проекции наиболее яркой точки стопки оптических срезов незрелого промежуточная ворсинка 9 +3 недель GA, визуализирующая сосуд с слепым окончанием, ответвляющийся от капиллярной сети (белая стрелка) и тяж (желтая стрелка)

Между 11 и 12 неделями GA незрелые промежуточные ворсинки характеризуются наличием два крупных сосуда, окруженные капиллярной сетью.Внутри сети шнуры присутствуют нечасто. Присутствуют слепо заканчивающиеся капиллярные отростки, отходящие от капиллярной сети (рис. 4). Центрально расположенные крупные сосуды имеют диаметр от 70 до 90 мкм и шире, чем сосуды между 9 и 10 неделями GA. Однако диаметр сосудов капиллярной сети аналогичен предыдущему этапу (таблица 1).

Рисунок 4:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелой промежуточной ворсинки 11 +4 недель GA с двумя центрально расположенными сосудами (белые стрелки), соединенными капиллярной сетью в тесном контакте с трофобластом слой

Рисунок 4:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелой промежуточной ворсинки 11 +4 недель GA с двумя центрально расположенными сосудами (белые стрелки), соединенными капиллярной сетью в тесном контакте с слой трофобласта

Трехмерные изображения всех окрашенных ворсинок хориона сравнивали с срезами того же образца.На срезах эндотелиальные клетки визуализировали с помощью CD31. Между 5 и 6 неделями GA, преимущественно спинномозговые периферические, а также центральные, наблюдаются вместе с минимальным количеством сосудов. Между 7 и 8 неделями GA видны в основном периферические тяжи вместе с увеличенным количеством сосудов, расположенных как в центре, так и на периферии. Между 9 и 10 неделями GA наблюдается уменьшение количества периферически расположенных тяжей в пользу увеличения периферических сосудов, тогда как в некоторых ворсинах присутствуют центрально расположенные сосуды большого калибра.Репрезентативный пример показан на рис. 5. В этом разделе два сосуда большого калибра присутствуют в центре ворсинки, а на периферии присутствуют мелкие сосуды и тяжи, подтверждая наблюдения за окрашиванием всего монтировки. Между 11 и 12 неделями GA в основном видны сосуды, которые в основном расположены периферически, с сосудами большого калибра, расположенными в центре некоторых ворсинок, вместе с минимальным количеством тяжей, расположенных как периферически, так и центрально.

Рисунок 5:

Разрез незрелой промежуточной ворсинки 9 +3 недель GA, соответствующий образцу, изображенному на рис.3, с использованием визуализации иммунофлуоресценции CD31: центрально расположенные сосуды большого калибра с просветом (белые стрелки), периферически расположенные сосуды (оранжевая стрелка) и тяжи (желтая стрелка)

Рисунок 5:

Разрез незрелой промежуточной ворсинки из 9 +3 недели GA, соответствующие образцу, изображенному на рис. 3, с использованием визуализации иммунофлуоресценции CD31: сосуды большого калибра, расположенные в центре с просветом (белые стрелки), сосуды, расположенные на периферии (оранжевая стрелка) и тяжи (желтая стрелка)

Результаты изображений, полученных с помощью CLSM для CHM и беременности с пустым мешком, показаны на рисунках 6 и 7.CHM 10 недель GA показывает примитивную сосудистую сеть, состоящую из тяжей с скоплениями CD31-положительных клеток. Беременность в пустом мешочке 8 +1 недель GA характеризуется примитивной сетью тяжей, преимущественно расположенных в центре.

Рисунок 6:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок CHM 10 недель GA, визуализирующая примитивную сеть тяжей (белая стрелка) и скопления CD31-положительных эндотелиальных клеток (желтая стрелка)

Рисунок 6:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок CHM 10 недель GA, визуализирующая примитивную сеть тяжей (белая стрелка) и скопления CD31-положительных эндотелиальных клеток (желтая стрелка)

Рисунок 7:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок беременной пустого мешка 8 +1 недель GA, визуализирующая примитивную сеть шнуров (белая стрелка)

Рисунок 7:

Ярчайшая точечная проекция стопки оптических срезов незрелых промежуточных ворсинок пустой сумки беременности 8 +1 недель GA, визуализирующая примитивную сеть тяжей (белая стрелка)

Обсуждение

До недавнего времени общий методологический подход к трехмерным исследованиям плаценты состоял в основном из нанесения следов коррозии, наблюдаемых в сканирующем электронном микроскопе, введения контрастного вещества и наблюдения с использованием классического микроскопа или ручных трехмерных реконструкций парафиновых срезов (Arts NFT, 1961; Бё, 1969; Демпси, 1972; Хабаши и др., 1983; Кауфманн и др. , 1985; Leiser et al. , 1985; King, 1987; Demir et al. , 1989).

Хотя эти методы предоставили ценную информацию о микрососудистой архитектуре и морфометрии плаценты, эти методы имеют ограничения. Важнейшие недостатки этих методов — неполное наполнение сосудов и невозможность набить шнуры. Поэтому они не подходят для изучения сосудов и шнуров, ни связей между ними, ни их связи с трофобластическим слоем.В последнее время CLSM использовался для изучения пространственного расположения капиллярного русла в плаценте (Jirkovska et al. , 1998, 2002; Kubinova et al. , 2004; Resta et al. , 2006) в срок и в первом триместре у женщин с анемией. В этой статье мы представляем результаты, насколько нам известно, первой трехмерной реконструкции развития васкуляризации ворсинок хориона при точно датированных нормальных беременностях в первом триместре по сравнению с недостаточной васкуляризацией ворсинок хориона в первом триместре при осложненных беременностях с использованием CLSM.CLSM иммуноокрашенных CD31 ворсинок хориона дает возможность фокусироваться через ворсинки, визуализируя неповрежденную сосудистую сеть сосудов и тяжей. Этот метод не должен решать проблему совмещения изображений последовательных секций, а также не показывает ограничений метода инъекции, то есть неполного заполнения, и, по определению, невозможности доказать наличие шнуров без просвета.

Иммуногистохимический анализ CD31, эндотелиальный маркер, был использован для изучения ранней васкуляризации ворсинок хориона.Как описано в более ранних исследованиях (Demir et al. , 1989, 2004; Charnock-Jones et al. , 2004; Tertemiz et al. , 2005), тяжи гемангиобластных клеток и образование примитивного просвета могут быть определены с использованием иммуногистохимии CD31.

В нашем исследовании мы наблюдали ворсинки хориона в первом триместре, сложную сеть тяжей и сосудов с избыточными связями уже на 5 + 5 неделях GA. В литературе описывается формирование просвета из гемангиобластических тяжей во время васкулогенеза между 5 +2 и 6 +0 неделями GA (Demir et al., 1989; Zygmunt et al. , 2003) Процесс васкулогенеза приводит к разветвленной сети, в которой все сосуды и связки связаны друг с другом. Benirschke et al. (2006) наблюдали сегменты капилляров плода, сформированные васкулогенезом, до 6 +4 недель GA и не сообщили о «фетоплацентарной капиллярной сети» до 7-8 недель GA. Это расхождение с нашими результатами, возможно, объясняется ограничениями методики, использованной Benirschke et al. (2006).

В нашем материале скопление CD31-положительного окрашивания часто наблюдалось в небольших мезенхимальных ворсинках, ответвляющихся на верхушке промежуточных незрелых ворсинок до 9 недель GA, открытие, которое мы интерпретировали как начало васкулогенеза. Benirschke et al. (2006) утверждает, что образование капилляров de novo (васкулогенез) обычно можно найти на концах вновь прорастающих мезенхимальных ворсинок, как видно из нашего материала, но только до 6 + 4 недель GA.Согласно этой группе, с этой даты васкулогенез является исключением, и дальнейшее расширение сосудистой системы ворсинок в основном происходит за счет ангиогенеза (т.е. образования новых кровеносных сосудов из ранее существовавших). Наши результаты, однако, показывают наличие васкулогенеза по крайней мере до 9 недель GA, что согласуется с результатами наших разделов и исследования te Velde et al. (1997), который описал процесс созревания (т. Е. Развития ангиогенетических тяжей в просветленные сосуды) и маргинализации (т.е. развитие центрально локализованных в периферически локализованных сосудах) в окрашенных CD34 срезах нормальных беременностей в первом триместре. Однако ограничение последнего заключалось в том, что нельзя было получить никакой информации о пространственном расположении этих шнуров и сосудов. Таким образом, настоящее исследование дополняет результаты Te Velde et al. (1997).

Начиная с 8 + 4 недель GA и далее, мы наблюдали наличие двух сосудов большого калибра, расположенных по центру, которые окружены и полностью контактируют с капиллярной сетью, прилегающей к вышележащему слою трофобласта.Эти сосуды большого калибра, скорее всего, развиваются в центре ворсинки внутри сосудистой сети. Это также наблюдал Бё (1969) в своем исследовании васкуляризации молодой плаценты путем инъекции Indian Ink в пупочную артерию. Однако из его публикации не становится ясно, в какой GA он впервые наблюдал эту параваскулярную сеть, кроме «молодой плаценты». Начиная с 9 недель GA, мы наблюдали ворсинчатый выступ, содержащий слепо заканчивающиеся капиллярные отростки, возникающие из подлежащей капиллярной сети, что указывает на ветвящуюся форму ангиогенеза.С этого момента расширение сосудистой системы ворсинок происходит преимущественно за счет ангиогенеза, при этом васкулогенез играет лишь второстепенную роль.

Из результатов настоящего исследования мы заключаем, что сеть тяжей сформирована васкулогенезом и что преобразование в капиллярную сеть, которая развивается в два центрально расположенных сосуда, окруженных капиллярной сетью, наиболее вероятно, происходит, с одной стороны, за счет удлинения. сети канатиков, а с другой — за счет образования межклеточных щелей, образующих сосуды с просветом, с последующим ангиогенезом.Имеется мало информации о точных механизмах того, как происходит васкулогенез и ангиогенез плаценты, как дифференцируются ангиогенные клетки-предшественники и какие сигналы вызывают дифференцировку этих клеток (Hanahan, 1997; Risau and Lemmon, 1998; Demir et al. , 2004). . По данным Tertemiz et al. (2005), изучение плацентарного васкулогенеза и ангиогенеза с использованием иммуногистохимии CD31, мечения ник-концов CD31-терминального dUTP (TUNEL) и апоптоза с помощью электронной микроскопии (в центре просвета капилляра) в качестве нового подхода к формированию просвета во время васкулогенеза и ангиогенеза. необходим для нормального и энергичного развития сосудов.Как запускается этот каскад апоптоза, они не могли сделать вывод из их исследования.

Бё описал параваскулярную сеть как систему анастомозирующих сосудов капиллярного размера, которая представляет собой систему артериовенозных коммуникаций между афферентными артериями и эфферентными венами концевых ветвей ворсинок, действуя как буферная система для регуляции гемодинамика ворсинок. Benirschke et al. (2006), однако, заявил, что одна вена и одна артерия, окруженные капиллярной сетью, характерны для незрелых промежуточных ворсинок в первом триместре беременности.Это было подтверждено в нашем исследовании. Поскольку артериальное давление в течение первого триместра беременности низкое (Pijnenborg et al. , 2006), эффективное артериовенозное шунтирование, предложенное Bøe (1969), кажется маловероятным. На наш взгляд, параваскулярная сеть, контактирующая с трофобластическим слоем, используется для эффективного обмена питательными веществами и газами в конце первого триместра. С другой стороны, центрально расположенные сосуды, скорее всего, транспортируют питательные вещества и газы к плоду.

Изображения нормальной васкуляризации ворсинок хориона в первом триместре, полученные с помощью CLSM, сравнивали с изображениями беременностей с CHM и пустым мешком. Хотя последние два демонстрируют васкулогенез в примитивной форме, согласно GA, можно ожидать наличия обширной сети тяжей и сосудов на этой стадии в сочетании с признаками ангиогенеза. В более ранних публикациях, изучающих васкуляризацию ворсинок хориона в первом триместре с использованием классических гистологических срезов CHM и беременностей с пустым мешком по сравнению с нормальными беременностями в первом триместре, мы пришли к выводу, что васкуляризация уменьшается при беременностях с пустым мешком и CHM (Lisman et al., 2004, 2005). Результаты настоящего исследования подтверждают выводы наших более ранних исследований и, визуализируя пространственное расположение васкуляризации, мы заключаем, что инициация васкулогенеза наблюдается при этих типах беременностей, но дальнейшего развития васкулогенеза и ангиогенеза не происходит. Хотя мы знаем, что количество проанализированных CHMs и беременностей с пустым мешком ограничено, наблюдения подчеркивают, что образование кровеносных сосудов в плаценте начинается с образования тяжей в результате васкулогенеза.Во время последующего развития тяжи созревают в примитивное сплетение кровеносных сосудов, которое в дальнейшем расширяется за счет ангиогенеза.

В заключение, морфологическая и морфометрическая оценка васкуляризации ворсинок хориона в первом триместре возможна с использованием технологии CLSM. Наши данные о пространственном расположении сосудов и тяжей ворсинок хориона в первом триместре с использованием технологии CLSM согласуются и дополняют результаты, полученные с помощью классической микроскопии. Впервые визуализированные пространственно-временные паттерны формирования кровеносных сосудов во ворсинах плаценты характеризуются развитием васкулосинцитиальной мембраны из сложной сети тяжей и могут рассматриваться как развитие плаценты до того, как она станет функциональной в конце периода. органогенез.

Список литературы

Arts NFT

Исследования сосудистой системы плаценты

,

Am J Obstet Gynecol

,

1961

, vol.

82

(стр.

147

166

),,.

Архитектура нормальных ворсинчатых деревьев

,

Патология плаценты человека

,

2006

5-е издание

Нью-Йорк

Публикация Springer Verlag Inc.

(стр.

121

173

).

Исследования плаценты человека III. Васкуляризация плаценты молодого плода. A. Васкуляризация ворсинок хориона

,

Acta Obstet Gynecol Scand

,

1969

, vol.

48

(стр.

159

166

),,.

Аспекты фетоплацентарного васкулогенеза и ангиогенеза человека. I. Молекулярная регуляция

,

Плацента

,

2004

, т.

25

(стр.

103

113

),,,,.

Васкулогенез и ангиогенез плода в ворсинах плаценты человека

,

Acta Anat (Базель)

,

1989

, vol.

136

(стр.

190

203

),,,,,,.

Последовательная экспрессия VEGF и его рецепторов в ворсинах плаценты человека на очень ранних сроках беременности: различия между васкулогенезом и ангиогенезом плаценты

,

Плацента

,

2004

, vol.

25

(стр.

560

572

).

Развитие капилляров ворсинок ранней плаценты человека

,

Am J Anat

,

1972

, vol.

134

(стр.

221

238

),,.

Морфологическое исследование сосудистой сети плода доношенной плаценты человека: сканирующая электронная микроскопия коррозионных слепков

,

Плацента

,

1983

, т.

4

(стр.

41

56

).

Сигнальный сосудистый морфогенез и поддержание

,

Science

,

1997

, vol.

277

(стр.

48

50

),,,.

Пространственное расположение капилляров плаценты плода в терминальных ворсинах: исследование с использованием конфокальной микроскопии

,

Anat Embryol

,

1998

, vol.

197

(стр.

263

272

),,,,,.

Топологические свойства и пространственная организация ворсинчатых капилляров нормальной и диабетической плаценты

,

J Vasc Res

,

2002

, vol.

39

(стр.

268

278

),,,,.

Васкуляризация доношенных ворсин плаценты человека II. Промежуточные и терминальные ворсинки

,

Анат Эмбриол

,

1985

, об.

173

(стр.

203

214

).

Ультраструктурная дифференцировка стромального и сосудистого компонентов в ворсинах плаценты ранних макак

,

Am J Anat

,

1987

, vol.

178

(стр.

30

44

),,,,,.

Конфокальная стереология и анализ изображений: методы оценки геометрических характеристик клеток и тканей по трехмерным конфокальным изображениям

,

Physiol Res

,

2004

, vol.

53

(стр.

S47

S55

),,,,.

Васкуляризация плода доношенных ворсин плаценты I. Периферические стволовые ворсинки

,

Anat Embryol

,

1985

, vol.

173

(стр.

71

80

),,,,,.

Аномальное развитие васкулосинцитиальной оболочки при ранней недостаточности беременности

,

Fertil Steril

,

2004

, vol.

82

(стр.

654

660

),,,,.

Васкулогенез при полной и частичной беременности пузырного заноса, изученный с помощью иммуногистохимии CD 34

,

Hum Reprod

,

2005

, vol.

20

(стр.

2334

2339

),,.

Спиральные артерии матки при беременности человека: факты и противоречия

,

Плацента

,

2006

, vol.

27

(стр.

939

958

),,,,,,.

Конфокальный лазерный сканирующий микроскоп, исследование сосудов терминальных ворсинок доношенных и преэкламптических плаценты

,

Плацента

,

2006

, т.

27

(стр.

735

739

),.

Изменения сосудистого внеклеточного матрикса во время эмбрионального васкулогенеза и ангиогенеза

,

Dev Biol

,

1998

, vol.

125

(стр.

441

450

),,,.

Апоптоз способствует формированию просвета сосудов и ветвлению сосудов в васкулогенезе плаценты человека

,

Biol Reprod

,

2005

, vol.

72

(стр.

727

735

),,,.

Развитие васкуляризации ворсинок хориона человека в первом триместре изучали с помощью иммуногистохимии CD34

,

Hum Reprod

,

1997

, vol.

7

(стр.

1577

1581

),,,,,,.

Миокардиализация оттока сердца

,

Dev Biol

,

1999

, vol.

212

(стр.

477

490

),,,,.

Ангиогенез и васкулогенез при беременности

,

Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol

,

2003

, vol.

22

(стр.

S10

S18

)

© Автор 2007.Опубликовано Oxford University Press от имени Европейского общества репродукции человека и эмбриологии. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.