Что такое симптоматическое лечение: Симптоматическая терапия | Клиника Рассвет

Содержание

СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ — это… Что такое СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ?

СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ
СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ — направлено на устранение отдельных проявлений (симптомов) заболевания (напр., назначение обезболивающих средств).

Большой Энциклопедический словарь.
2000.

  • СИМПТОМ
  • СИМС (Simms) Уильям Гилмор

Смотреть что такое «СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ» в других словарях:

  • СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ — Основанное на гадательных заключениях о внутренней причине болезни и состоящее в лечении отдельных симптомов болезни, в противоположность рациональному. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • симптоматическое лечение — направлено на устранение отдельных проявлений (симптомов) заболевания (например, назначение обезболивающих средств). * * * СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ, направлено на устранение отдельных проявлений (симптомов) заболевания… …   Энциклопедический словарь

  • СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ — направлено на устранение отд. проявлений (симптомов) заболевания (напр., назначение обезболивающих средств) …   Естествознание. Энциклопедический словарь

  • СИМПТОМАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ — метод лечения, имеющий целью устранение внешних признаков (симптомов) болезни, независимо от ее причин и обычно без ликвидации причины, и облегчение страданий больного (избавление от болей, приступов удушья и кашля, учащенного сердцебиения и… …   Психомоторика: cловарь-справочник

  • Лечение — (старославянск. «лекъ» лекарство) любая процедура (их комплекс), целью которой является устранение патологического процесса или болезненного состояния либо уменьшение их угрозы для здоровья, социальной адаптации и самочувствия пациентов. В… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Лечение и профилактика Cенильной деменции — Больные старческим слабоумием прежде всего нуждаются в наблюдении и уходе. Необходимо обеспечить больным диетическое питание, следить за регулярностью физиологических отправлений, чистотой кожи, добиваться посильной двигательной активности и по… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Лечение — I Лечение (лат, curatio; греч. therapeia) система мероприятий, направленных на восстановление здоровья, предупреждение осложнений заболевания и устранение тягостных для больного проявлений болезни. Среди них выделяют мероприятия, направленные на… …   Медицинская энциклопедия

  • Профилактика и лечение при атеросклерозе мозговых артерий — Для профилактики атеросклероза, помимо правильного пищевого режима (ограничение пищи, богатой холестерином и жиром) и исключения таких интоксикаций, как алкоголизм и курение, имеют очень большое значение правильная организация труда и отдыха,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • ОТРАВЛЕНИЕ — ОТРАВЛЕНИЕ. Под отравлением разумеют «расстройства функций животн. организма, вызываемые экзогенными или эндогенными, химически или физико химически действующими веществами, к рые в отношении качества, количества или концентрации чужды… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Отравле́ния профессиона́льные — патологические состояния, обусловленные воздействием токсических веществ (промышленных ядов) в условиях производства. Промышленные яды большая группа токсических веществ и соединений, которые используются в промышленности в качестве исходного… …   Медицинская энциклопедия

Симптоматическое лечение рака груди, терапия для онкобольных

Ваш врач упомянул о симптоматическом лечении? Вы нервничаете и думаете, что уже помочь нельзя? Дело в другом.

Симптомы, от которых необходимо избавляться, могут появиться на любом этапе заболевания. Даже на 1 стадии болезни бывает клиническая депрессия, и ее необходимо лечить. Когда процесс обнаружен на поздних стадиях, благодаря компетентной медицинской помощи возможно повысить качество жизни пациента.
Наша задача – подобрать индивидуальный курс, устранить симптомы, которые вас тревожат, сохранив качество жизни на максимально возможном комфортном уровне.

Что необходимо: радикальное, симптоматическое или паллиативное лечение?

Давайте разбираться.

Кому нужно симптоматическое лечение при раке?

Тем, кто проходит курс радикального лечения. Например, чтобы снизить риск инфекции после операции, избавиться от тошноты после химиотерапии, защитить от повреждений кожу во время лучевой терапии.
При распространении патологического процесса по организму, появлении рецидивов. Например, чтобы снять боли при поражении позвоночника.

При наличии тяжелых сопутствующих заболеваний — например, чтобы нормализовать уровень сахара при диабете, стабилизировать артериальное давление при гипертонии, устранить нарушения пищеварения при заболеваниях желудочно-кишечного тракта, и т.п.

Почему стоит выбрать наш центр? Мы готовы:

Проконсультировать у ведущих специалистов города и страны, в том числе, редких специальностей.
Полностью обследовать, чтобы не упустить ни одной детали, созвать консилиум, выработать детальный план снятия симптомов.
Назначить персональный курс, исходя из возраста, стадии процесса, симптоматики, осложнений, сопутствующих заболеваний.
Достичь полной ликвидации симптома, например, устранить боль, используя современные схемы и методы применения обезболивающих средств.
Провести лечебные манипуляции на высоком профессиональном уровне и не доставлять дополнительного дискомфорта пациентке.
Отслеживать результат, и при необходимости, корректировать его, оперативно реагировать на изменения состояния и активности процесса.
Оказать психологическую помощь и поддержку, оставаться на связи, отвечать на вопросы, которые вас волнуют.

Какие методы используются в специализированном маммологическом центре?

Хирургические – у нас выполняют различные виды оперативных вмешательств, в том числе, «санирующие» операции на больной железе при больших новообразованиях, которые полностью удалить нельзя.
Лучевые – устраняем, например, боли в костях, убираем отек и воспаление (помогают нам ведущие клиники-партнеры).
Медикаментозные – используем лекарства, чтобы избавиться от симптома или предупредить его появление: уменьшить боли, тошноту, провести профилактику тромбоза и инфекции.

Каковы принципы нашей работы?

Определяем ведущую причину появления симптомов – сам процесс, его осложнения, последствия лечения, сопутствующая патология, психологическое состояние пациентки.
Проводим современную диагностику и принимаем меры — выявляем показания к госпитализации, оперативному вмешательству, и т.п.
Назначаем препараты по возрастающей схеме, предотвращая привыкание и другие побочные эффекты, в том числе используем лекарства, облегчающие восприятие болезни.
Создаем дружелюбную психологическую обстановку и заботимся о комфорте, поддерживаем благоприятный, позитивный настрой.

Симптоматическое лечение онкологических больных в поздних стадиях заболевания | Исакова М.Е.

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) – специализированное учреждение Организации Объединенных Наций, основная функция которого состоит в решении международных проблем здравоохранения и охраны здоровья населения. С помощью этой организации работники здравоохранения 165 стран обмениваются знаниями и опытом для того, чтобы сделать возможным достижение такого уровня здоровья всех жителей земли, который позволит им вести полноценную жизнь в социальном и экономическом плане.

Число больных раком растет во всем мире. Из 9 млн. новых случаев заболевания, которые, по оценке ВОЗ, возникают ежегодно, более половины приходится на развивающиеся страны. Ко времени постановки диагноза большинство заболевших оказываются неизлечимыми – ожидается, что в большинстве регионов мира смертность от рака будет возрастать, в основном из–за постарения населения.

Борьба с болями и другими симптомами рака является одной из приоритетных задач программы ВОЗ по борьбе с раком.

Из–за отсутствия как достаточно эффективных мер профилактики, раннего выявления и радикальной терапии рака, так и удовлетворительной медицинской базы и обученных кадров в предстоящие годы активная поддерживающая терапия будет единственной реальной помощью и проявлением гуманизма по отношению ко многим больным раком. В этой связи распространение и применение уже имеющихся знаний в отношении борьбы с болями и другими симптомами этой болезни сможет в наибольшей степени облегчить жизнь больным.

Среди страдающих злокачественными новообразованиями имеется контингент пациентов, которые из–за распространенности опухолевого процесса или из–за наличия тяжелых сопутствующих заболеваний не подлежат хирургическому, лучевому, химиотерапевтическому способам лечения. Между тем прогрессирование заболевания приводит к развитию целого ряда мучительных симптомов, требующих оказания паллиативной помощи.

Следует отметить также, что у части больных, перенесших радикальные хирургические вмешательства по поводу рака, а также ранее получавших лучевую или химиолучевую терапию, на определенном этапе заболевания возникают рецидивы, метастазы опухоли в различные органы и ткани, сопровождающиеся тяжелыми клиническими проявлениями. Они также нуждаются в симптоматическом лечении, облегчающем наиболее тягостные симптомы болезни.

В облегчении страданий этих больных за последние годы наметился определенный прогресс. Это обусловлено не столько появлением новых методов обезболивания, сколько улучшением качественных характеристик уже существующих.

Этические аспекты проблемы помощи этим пациентам направлены на улучшение качества жизни. Трудности в проведении симптоматической терапии возникают, когда больному необходима помощь в домашних условиях.

Симптоматическое лечение – это активная общая помощь онкологическому больному в той стадии заболевания, когда противоопухолевая терапия оказывается неэффективной. В этой ситуации борьба с болями и иными соматическим проявлениями, а также решение психологических, социальных или духовных проблем больного приобретают первостепенное значение.

Цель симптоматического лечения – при минимальном благоприятном прогнозе обеспечить максимально удовлетворительные условия жизни.

Паллиативное лечение имеет свои истоки в движении по созданию приютов (хосписов). В последние годы паллиативное лечение получило официальное признание во многих странах, в том числе и в России. В Великобритании в настоящее время оно стало медицинской специальностью.

И хотя паллиативное лечение является единственной реальной помощью для большинства онкологических больных, лишь малая часть средств, предназначенных для борьбы с раком, используется для проведения паллиативного лечения. К тому же на обучение работников здравоохранения по оказанию этого вида помощи выделяется слишком мало или вообще не выделяется средств. Последний период жизни больных, обреченных на смерть, может быть качественно улучшен за счет применения современных знаний в области паллиативного лечения, которое нередко игнорируется или рассматривается при выборе метода лечения, как не заслуживающая внимания альтернатива.

Программа развития паллиативного лечения включает в себя: помощь на дому, консультативную службу, дневную помощь, стационарную помощь, поддержку после кончины пациента.

Основой внебольничной помощи является постоянный профессиональный надзор. Паллиативное лечение требует привлечения работников здравоохранения разных категорий, умеющих оценить нужды и возможности больных, способных дать совет как больному, так и членам его семьи, знающих основные принципы применения лекарственных препаратов для обезболивания и симптоматического лечения, а также способных обеспечить психологическую поддержку как пациентам, так и членам их семей.

Идеальная помощь на дому предполагает непрекращающуюся преемственность в проведении лечения между стационаром и домом. Вся тяжесть ухода за больными с прогрессирующим заболеванием в домашних условиях возлагается на семью. Члены семьи, таким образом, должны быть обучены выбору и приготовлению пищи, введению анальгетиков и других необходимых лекарств, а также решению некоторых специфических медицинских проблем.

Невежество или страх в доме больного могут стать основной причиной, по которой даже довольно хорошо организованная система паллиативного лечения потерпит неудачу.

Паллиативная терапия преследует цель улучшить качество жизни больного, но ее эффективность может быть оценена лишь по «критериям» весьма условным.

Не случайно субъективность большинства оценок качества жизни часто рассматривается, как фактор, ограничивающий их применение. Как правило, физические симптомы, сохранность функций организма, а также психологический статус больного и социальное благополучие являются составляющими оценки его состояния. Любые тесты, оценивающие качество жизни, в идеале должны опираться на общечеловеческие ценности.

Продолжительность «выживаемости» нередко используется, как единственный критерий для оценки успеха проводимого лечения. Обзор исследований в области химиотерапии инкурабельных онкологических больных не выявил никаких данных, свидетельствующих об улучшении общего состояния больных. И все же, как можно оценить те несколько дополнительных месяцев жизни, полученных в результате дорогостоящего лечения и сопровождающихся серьезными побочными эффектами, страдая от боли и безысходности? И тем не менее врачи не решаются отказаться от применения противоопухолевого лечения, которое оказывается безуспешным.

По данным других авторов, на сегодняшний день онкологи располагают огромными знаниями и технологическими возможностями. За полвека рак перестал быть фатальным диагнозом. Время жизни – 5 лет возросло с 40% в 60–е годы до 50% в 90–е, а у детей и вовсе достигло 67% вместо 28%, включая все опухоли и все стадии. Процент излечения ряда опухолей взрослых и детей достиг 80%.

Для больных, считавшихся ранее неизлечимыми, теперь существует специфическое лечение, ставшее рутинным, как, например, редукция объема опухоли с последующей лучевой или химиолучевой терапией, хирургические вмешательства при распадах опухоли – некрэктомии, нефрэктомия, несмотря на метастазы рака почки, химиоэмболизации при метастазах в печень. При солитарных метастазах сарком в легкие, печень, отсевах меланомы, когда развиваются тяжелые симптомы непроходимости (сдавление легкого, боль в печени, угроза перелома кости) также показано оперативное вмешательство, обеспечивающие максимально бессимптомное дожитие.

Ортопедическая хирургия связана как с удалением опухоли, так и лечебным остеосинтезом с последующим облучением (компрессия позвонков, нестабильность костей таза, риск перелома длинных или плоских костей).

Радиотерапия

Наружная лучевая терапия

Местное облучение является эффективным способом облегчения боли в костях у 85% больных, причем полное исчезновение боли отмечают в 50% случаев. Боль, как правило, исчезает быстро, у 50% и более эффект наблюдается уже через 1–2 недели. Если улучшения не наблюдается через 6 недель после лечения, вероятность анальгезирующего эффекта мала.


Пока специалисты не пришли к единому мнению относительно наиболее эффективных доз и режимов фракционированного облучения. Эффективность различных режимов облучения зависит от технической оснащенности учреждения, а также от формы, локализации, размеров опухоли и стадии заболевания. Некоторые авторы склонны проводить однократное облучение у тяжелой группы больных с выраженным болевым синдромом, отмечая, что оно не менее эффективно по сравнению с фракционированными курсами и не исключает возможности проведения повторного облучения той же области при рецидивах боли.

В случаях множественной локализации боли используется лучевая терапия с расширенным полем облучения или облучением половины тела.

Анальгезирующий эффект отмечен у 75% больных, однако у 10% наблюдаются токсичность с подавлением функции костного мозга, осложнения со стороны желудочно–кишечного тракта, пневмонии.

Прицельная радиоизотопная терапия

Предусматривает точное подведение дозы к опухоли для достижения максимального лечебного эффекта и снижения токсичности.

Радиоизотопный стронций–89, испускающий b-лучи, обычно применяют при множественных mts в кости. Анальгезирующий эффект удается достичь у 80% больных, из них у 10–20% отмечают полное исчезновение боли.

Самарий–153 испускает b- и g-лучи и применяется в диагностических и лечебных целях. Изотопом метят ЕДТМР (этилендиаминтетра – метиленфосфонат) и получают таким образом фармакологический препарат, селективно накапливающийся в костных метастазах. Имеются отдельные сообщения о том, что препарат в разовой дозе 1,9 мКл/кг обеспечивал быстрое ослабление боли почти у 60% больных. Анальгезирующий эффект сохранялся около 16 недель.

При болях в результате поражения оболочек головного мозга, черепно–мозговых нервов и спинного мозга облучение является терапией выбора, как при первичном поражении, так и в случае метастазов.

Химиотерапия признана в большинстве стран, как самостоятельная дисциплина. Эффективность лечения химиопрепаратами высокая, но развитие побочных реакций резко ухудшает качество жизни больных. Нежелательные эффекты специфического лечения могут быть острыми (непосредственные реакции), ранними (полиневриты, муциты) и отсроченными (вторичные опухоли, нейропатии, психические расстройства).

Бисфосфонаты

Несмотря на то, что механизм действия бисфосфонатов точно не установлен, эти препараты успешно применяются в онкологии и являются препаратами выбора для ослабления интенсивности боли. Убедительных данных в пользу применения пероральных бисфосфонатов для снижения интенсивности боли в костях пока не представлено.


Неоднократные курсы внутривенного введения памидроната обеспечивало ослабление боли у 50% больных в дозе 120 мг. Использование памидроната в более высоких дозах (до 600 мг в сутки) оказывало более выраженный эффект, однако желудочно–кишечная токсичность препарата препятствует его широкому применению.

Судя по предварительным данным, наиболее подходящим контингентом для получения бисфосфонатов, являются больные с метастазами в кости скелета рака молочной железы. Медиана выживаемости у этой группы больных составляет 2 года.

Качество жизни и длительность специфического лечения исследованы мало, впрочем, как и влияние прекращения паллиативной терапии на качество оставшейся жизни. Ведущим симптомом у больных с III–IV стадиями является боль от умеренной до сильной.

Больной страдает не столько потому, что знает свой диагноз и плохой прогноз на жизнь, сколько от сознания того, какие адские боли ему предстоит испытать. Хотя страдания являются более широким понятием, чем боль, под этим термином необходимо понимать угрозу психической, телесной и социальной целостности каждого больного.

Боль – одно из страшных последствий для онкологического больного. Для клиницистов это одна из самых трудных проблем диагностики и лечения в онкологии.

Боль редко возникает в начале заболевания (10–20%). Опубликованные данные свидетельствуют, что около 4 млн. человек в настоящее время ежедневно страдают от боли разной интенсивности, из них около 40% больных с промежуточными стадиями процесса и 60–87% – с генерализацией заболевания.

При выраженном болевом синдроме боль утрачивает свою физиологическую защитную функцию и становится бессмысленным, отягощающим жизнь фактором, перерастая таким образом в сложную медицинскую и социальную проблему. Последние недели и месяцы жизни больные в стадии генерализации опухолевого процесса проводят в состоянии крайнего дискомфорта. Поэтому лечение боли приобретает исключительно важное значение, даже если это паллиативная мера по отношению к основному заболеванию.

В начале третьего тысячелетия лечение рака становится все более и более комплексным, что позволит излечить или продлить жизнь все большему количеству больных при сохранении приемлемых условий жизни.

Во многих клиниках онкологического профиля нашей страны подготовлены специалисты по симптоматической терапии, квалифицированно разбирающиеся в вопросах диагностики и лечения боли. Вместе с онкологами они координируют специализированную терапию боли с другими методами лечения.

Боль в ряде случаев связана непосредственно с опухолью или является следствием ее лечения. Боль может быть постоянной или усиливаться, исчезать или появляться с течением времени, менять локализацию.

Учитывая многогранность проявлений хронической боли и разнообразие методов диагностики для оценки эффективности лечебных мероприятий, необходимо использовать комплексный подход, который может рассматриваться в трех основных направлениях: оценка характера боли, терапевтическая тактика и постоянный уход. В структуре хронического болевого синдрома могут присутствовать или доминировать различные типы болей: соматические, висцеральные, деафферентационные. Каждый тип болей обусловлен различной степенью повреждения тканей и органов болевого как самой опухолью, так и ее метастазами.

У онкологических больных, особенно на поздних стадиях заболевания, можно наблюдать боли нескольких типов одновременно, что затрудняет их дифференциальную диагностику. Итак, принципы комплексного и адекватного лечения болевого синдрома у онкологических больных основываются, прежде всего, на учете причин и механизмов возникновения и развития боли в каждом конкретном случае.

Лечение боли

Цель лечения боли – настолько облегчить боль онкологического больного, чтобы в оставшиеся последние месяцы и дни его жизни он не испытывал чрезмерных страданий. Наиболее простым и доступным для больных и для врачей всех специальностей является метод фармакотерапии. Знание фармакологии анальгетиков может сделать эффективной терапию раковой боли. Лечение должно проводиться с учетом индивидуальных особенностей больного, а применение лекарственной терапии, анальгетиков, нейрохирургических, психологических и поведенческих методов – в полном соответствии с его потребностями. Доказано, что лекарственные средства эффективны у 80% больных при правильном их применении: каждый больной получает нужный ему препарат в адекватной дозе через правильно выбранные интервалы времени.


В настоящее время в терапии боли применяют ненаркотические и наркотические анальгетики по трехступенчатой схеме ВОЗ, состоящей из последовательного применения анальгетиков с возрастающей силой действия в сочетании с адъювантной терапией по мере увеличения интенсивности боли. Одновременно с назначением обезболивания необходимо начать терапию опухолевого процесса.

Достижение адекватного обезболивания определяется 3 основными правилами:

1. Выбирать препарат, устраняющий или заметно уменьшающий боли за 2–3 дня.

2. Назначать анальгетики строго по часовой схеме, т.е. очередную дозу препарата больной должен получать до прекращения действия предыдущей дозы.

3. Прием обезболивающих препаратов должен происходить по «восходящей» – от максимальной слабо–действующей дозы до минимальной сильнодействующей. При подборе больному анальгетика и начальной дозы следует учитывать: общее состояние, возраст, степень истощения, интенсивность боли, ранее применявшиеся обезболивающие средства и их эффективность, состояние функции печени, почек, степень усвоения препарата, особенно при оральном пути введения.

Оценка продолжительности возможной жизни больного не должна влиять на выбор анальгетика. Независимо от стадии заболевания и прогноза пациенты с сильной болью должны получать сильные обезболивающие препараты. Использование наркотических анальгетиков остается самым распространенным, простым и эффективным в купировании сильной боли. Правильно подобранная доза – это доза, дающая хороший эффект. Использование опиоидных анальгетиков сопряжено с развитием физической зависимости от них и толерантности к ним. Это нормальные фармакологические реакции на продолжающееся введение этих препаратов. Больные с устойчивым болевым синдромом могут принимать одну и ту же эффективную дозу на протяжении многих недель и даже месяцев. Безусловно, чрезмерная обеспокоенность проблемой психической зависимости приводит к тому, что врачи и пациенты применяют опиоиды в недостаточно высоких дозах, что не приводит, к сожалению, к облегчению боли. Необходимо оценивать эффективность лечения каждые 24 часа и адаптировать дозы в соответствии с состоянием больного, эффективностью анальгезии и силой побочных явлений.

Между фиксированными введениями препаратов морфина по необходимости («прострел» боли) применяют анальгетик короткого действия, например, просидол, который используют и с целью предупредить планируемую боль (болезненная процедура, эндоскопическое исследование), и другие болезненные кратковременные манипуляции, а также для контроля любой новой боли.

Коэффициент перерасчета опиоидов определить достаточно сложно, поэтому рационально назначать наркотические анальгетики по «восходящей лестнице» – промедол, омнопон, морфин.

Риск передозировки наркотиков невелик, если больной находится под постоянным медицинским контролем.

По нашему многолетнему опыту, у больных, длительно получающих адекватные дозы наркотических анальгетиков, психическая зависимость не развивается. Прием опиоидных препаратов можно прекратить, если проблема боли успешно решена с помощью лучевой или химиолучевой терапии, при этом следует снижать постепенно дозу до полной отмены, чтобы не допустить появления симптомов отмены.

Научные исследования по вопросам борьбы с болью при онкологических заболеваниях позволили получить новые сведения о причинах возникновения и особенностях боли, а главное – изучить механизм действия опиоидов на боль при раке. Доказано, что у больных, длительное время принимающих наркотические препараты, чрезвычайно редко могут развиться толерантность, физическая и психическая зависимость.

Следовательно, риск развития такой зависимости не должен быть фактором, учитываемым при решении вопроса о применении опиоидов у больных с выраженным болевым синдромом.

Препараты морфина можно безопасно вводить в возрастающих количествах до тех пор, пока не будет получено адекватное обезболивание. «Правильная доза» – это та доза морфина, которая эффективно облегчает боль до тех пор, пока вызываемые им побочные реакции переносятся больным. Какой–либо стандартной дозы морфина не существует (ВОЗ, 1996 г.)

В целом результаты исследований по применению опиоидов у онкологических больных свидетельствуют о том, что как общественности, так и профессиональным работникам здравоохранения следует возлагать гораздо больше надежды, чем ныне, на возможности имеющихся методов обезболивания при раке. Однако на сегодняшний день существует много причин, по которым полноценного лечения боли у онкологических больных не проводится:

1. Отсутствие единой, целенаправленной политики в области обезболивания и паллиативного лечения.

2. Плохая осведомленность организаторов здравоохранения о возможностях методов обезболивания.

3. Применение опиоидов при болях у онкологических больных приводит к развитию психической зависимости и к злоупотреблению ими.

4. Правовые ограничения, накладываемые на применение опиоидных анальгетиков и на систему обеспечения ими.

На каждом этапе лечения прежде, чем увеличить дозу анальгетика, необходимо применять ко–анальгетики (группа препаратов, обладающих, кроме основного действия, эффектами, за счет которых они ослабляют боль): трициклинические антидепрессанты, кортикостероиды, гипнотики, нейролептики.

При упорных болях мучительного характера, так называемых нейропатических, опиоиды мало эффективны. В лечении боли у этой группы больных успешно применяли Трамал – начальная доза 50 мг каждые 6 час., повышая дозу до 100–150 мг и сокращая интервалы введения каждые 4 часа, максимальная суточная доза 900–1200 мг. Одновременно применяли амитриптилин в начальной дозе 10–25 мг по утрам, при хорошей переносимости увеличивали дозу до 150–200 мг. Карбамазепин 10мг х 2 р в сутки, также постепенно увеличивали дозу до получения анальгезирующего эффекта. Через 7–10 дней, как правило, наступает облегчение боли. Побочные реакции коррелируются дозой каждого применяемого препарата.

Для консервативного лечения болевых синдромов наиболее широко используется трамадола гидрохлорид (Трамал), относящийся, согласно рекомендациям ВОЗ, ко второй ступени противоболевой терапии, занимая промежуточное место между терапией нестероидными противовоспалительными препаратами и наркотическими анальгетиками. Препарат имеет уникальный двойной механизм действия, который реализуется через связывание с m-опиоидными рецепторами и одновременное ингибирование обратного захвата серотонина и норадреналина. Именно синергизм обоих механизмов действия определяет высокую анальгетическую эффективность Трамала при лечении болевых синдромов. Кроме того, клинически важным является тот факт, что отсутствует синергизм побочных эффектов, что объясняет большую безопасность препарата по сравнению с классическими опиодными анальгетиками. В отличие от морфина, Трамал не приводит к нарушениям дыхания и кровообращения, моторики ЖКТ и мочевыводящих путей, а при длительном применении не приводит к развитию лекарственной зависимости. Применение Трамала показано при отсутствии эффективности от ранее проводимой терапии неопиоидными препаратами при онкологических болях умеренной интенсивности.

Анальгетический потенциал Трамала, по данным разных авторов, составляет от 0,1 до 0,2 от потенциала морфина, он равен или несколько превосходит потенциал кодеина; по эффективности 50 мг Трамала эквивалентны 1000 мг метамизола. Трамал особенно показан для купирования боли при соматических и висцеральных опухолевых образованиях. Препарат используется в различных инъекционных формах: растворы для инъекций (ампулы 1 и 2 мл), 50 мг в 1 мл, капсулы 50 мг, ректальные свечи 100мг и таблетированнные формы 100 и 150 мг, что является оптимальным при выборе способа введения при различных локализациях опухолей. Максимальная суточная доза составляет 400 мг в сутки. При неэффективности максимальной дозы показан переход к опиоидным анальгетикам (морфина гидрохлорид, промедол и др.) с сохранением неопиоидной терапии либо дополнительным назначением другого неопиоидного анальгетика.

Лечение Трамалом хорошо переносится больными: улучшается качество жизни (нормализуется сон, аппетит), что выгодно отличает препарат от наркотических анальгетиков, угнетающих физическую и умственную активность пациентов. Кроме того, нельзя не учитывать психосоциальный аспект назначения препарата у тяжелых онкологических больных, что улучшает качество их жизни, облегчает работу медицинского персонала в плане общения с больным.

В тех случаях, когда исчерпана возможность лекарственной терапии, следует использовать специальные, так называемые инвазивные методы обезболивания (эпидуральная, субарахноидальная блокады).

Соматические симптомы

Наиболее частым общим симптомом у онкологических больных с запущенной формой рака является астения (ослабление), обычно сопровождающаяся потерей аппетита и нарушением питания. Однако основной механизм некоторых симптомов, таких как кахексия – анорексия – астения, в настоящее время недостаточно ясен. Такие больные должны находиться в стационаре для проведения парентерального питания (жировые эмульсии, аминокислоты, углеводы, витамины и др.) под врачебным контролем.


Существует настоятельная необходимость поддержки исследований в этой области в целях развития рациональной терапии.

Терапевтические усилия должны учитывать взаимодействия симптомов, роль причинного фактора для уменьшения проявлений этих симптомокомплексов. Эта задача лучше выполняется при осуществлении паллиативного лечения врачами, специализирующимися в этом направлении.

Что касается других областей онкологической помощи, акцент должен быть сделан на профилактику и раннюю диагностику нежелательных симптомов при регулярном осмотре больного.

Когда проводится лечение больного со стойкими симптомами, то лекарства должны приниматься регулярно – для профилактики тошноты, рвоты, запора. Прием лекарств по мере «надобности» вместо регулярного их применения часто является причиной многих страданий, не поддающихся лечению.

Одновременное лечение несколькими препаратами, хотя необходимость в этом нередко возникает, может создать у пациента дополнительные сложности, т.к. его ослабленное состояние нарушило нормальный метаболизм выведения препаратов.

В дополнение к меди каментозному лечению разнообразные физические и психические воздействия могут способствовать обеспечению комфортного состояния больного. Умелое применение немедикаментозной терапии способно дополнить действие фармацевтических препаратов, что позволяет иногда снизить дозировку препарата и риск развития побочных реакций.

Психические проявления: реактивная тревога (нарушение приспособленности) наблюдается от 20–32% случаев. Депрессия – от 50 до 65%, наблюдаются у больных, узнавших о диагнозе, когда они впервые оказываются лицом к лицу с неизбежностью и смертью. Нередко это сопровождается состоянием оцепенения, полной отрешенности, а затем и психическим расстройством. Именно в этот период, как никогда, больному необходима поддержка (эмоциональная, социальная, духовная).

.

Что такое симптоматическая терапия при онкологии?

25.09.2019

Что такое симптоматическая терапия при онкологии?

Как улучшить качество жизни пациентов с онкологическими заболеваниями?

Симптоматической, восстановительной или сопроводительной терапией называют лечение, направленное на очищение организма от продуктов интоксикации после химиотерапии. Термины разные — суть одна.

Злокачественные новообразования — крайне агрессивное заболевание. Для его лечения применяются столь же интенсивные методы. Их задача — полностью освободить организм от опухоли и исключить возможность рецидива заболевания. Опасность онкологии также и в том, что раковые клетки способны быстро мутировать, приспосабливаясь под воздействие даже современных препаратов. Химиотерапия воздействует на все быстроделящиеся клетки организма. Вследствие этого возникают побочные эффекты лечения. Какие? Падение показателей крови, головные боли, тошнота, выпадение волос, отсутствие аппетита, снижение иммунитета, нарушение функции печени.

После завершения курса химиотерапии в организме продолжается процесс интоксикации, что приводит к снижению самочувствия, отсутствию сил, депрессии. Для облегчения побочных симптомов, очищения организма, выведения продуктов интоксикации применяется восстановительная терапия.

Курс симптоматического лечения включает комплекс методик, в том числе, психотерапевтических, и подбирается для каждого пациента индивидуально. Может применяться на любом этапе лечения: до, во время и после химиотерапии или радиотерапии. В нашей клинике восстановительное лечение проводится в комфортных условиях дневного стационара или на дому.

 С помощью симптоматической терапии

  • снимаются побочные симптомы интоксикации
  • организм очищается
  • легче переносится течение онкологического заболевания
  • предупреждается развитие осложнений
  • поддерживается оптимальное качество жизни
  • укрепляется иммунитет
  • быстрое восстановление между курсами химиотерапии помогает пройти все назначенные этапы лечения и противостоять болезни



Случай из практики

На примере из своей врачебной практики о значимости симптоматической терапии рассказывает научный руководитель клиники «Весна Медикал Груп», доктор медицинских наук, онколог-иммунолог Людмила Банковская: 


— Однажды в моем кабинете появилась пациентка Ф. с диагнозом «рак поджелудочной железы третьей стадии». Она рассказала, что пережила операцию, во время которой хирурги «открыли» живот, посмотрели и зашили обратно. Опухоль проросла, и пациентка была неоперабельна. По статистике, в подобных случаях живут до одного года. Так подумала после того приёма и я…


Но сыновья этой женщины не готовы были сдаваться. Они были намерены сделать всё, чтобы помочь своей маме. Мы стали общаться с семьёй Ф. Я консультировала пациентку регулярно, дистанционно. Каждый день подбирала для неё симптоматическую терапию. Важную часть проводившегося лечения составляла детоксикация организма — капельницы. Наше общение продолжалось четыре года. Да, целых четыре года!


В какой-то момент появились сомнения в диагнозе. Пересмотрев результаты диагностики, мы с коллегами пришли к тому же выводу: диагноз верен.


Каждый день, когда я разговаривала с сыном Ф. по поводу того, что мы делаем сегодня, прежде чем снять трубку телефона, я думала: «Она жива!»


Казалось, что по медицинским показателям это невозможно. Вероятно, немаловажную роль сыграла забота сыновей Ф. Хороший уход, внимание и любовь родственников, рождение внука и, безусловно, поддерживающая ежедневная терапия помогли продлить жизнь пациентки, несмотря на неблагоприятный прогноз врачей. Замечу, что у пациентки не было серьезных заболеваний сердца, почек, сахарного диабета и других осложнений.


Именно на этом замечательном примере я убедилась в серьёзности симптоматической терапии для онкологических пациентов, в том, как важно грамотно подобрать курс восстановительного лечения и кропотливо работать с пациентом каждый день. Непросто создать такие условия в большинстве случаев. Но при желании найти квалифицированных врачей, которые готовы вам помочь, — это реально.

Симптоматическое лечение бокового амиотрофического склероза / болезни двигательного нейрона — Ng, L — 2017

Облегчение симптомов при болезни двигательного нейрона

Вопрос обзора

Каковы эффекты лечения, направленного на облегчение симптомов при болезни двигательного нейрона (БДН)?

Актуальность

Болезнь двигательного нейрона (БДН), которая также известна как боковой амиотрофический склероз (БАС), является достаточно редким, неизлечимым заболеванием, при котором поражаются нервы, участвующие в движении. Течение БДН со временем становится более тяжелым и в процессе заболевания поражаются мышцы конечностей, мышцы участвующие в глотании, речи, дыхании. У пациентов с БДН наблюдается широкий ряд симптомов, включая ограничение физических возможностей, боль, спастичность, судороги, проблемы с глотанием и затруднение дыхания. Важно признать, что клинические испытания могут не показать эффективность лечения по нескольким причинам, которые не связаны с эффектами самого лечения, например, когда в испытании участвуют слишком мало людей, или исследователи выбирают неэффективную дозу лекарства.

Характеристика обзоров

Мы провели поиск Кокрейновских систематических обзоров, посвященных лечению симптомов при БДН. Мы нашли девять обзоров, которые соответствовали целям этого исследования. В них провели обзор рандомизированных контролируемых испытаний (РКИ), в которых изучали виды лечения боли, судорог, спастичности и гиперсаливации [повышенного слюноотделения], и оценивали эффекты искусственной вентиляции легких (неинвазивная вентиляция), энтерального зондового питания, повторяющейся транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС), лечебной физкультуры и многопрофильной помощи. В этих испытаниях сравнивали терапию с неактивным лечением (плацебо или фиктивная терапия) или стандартной помощью.

Основные результаты и качество доказательств

Существует много видов лечения, используемых в клинике при боли, но в настоящее время нет достоверной информации по их эффективности у людей с БДН.

Есть доказательства, что мемантин и тетрагидроканнабинол, вероятно, неэффективны при судорогах, связанных с БАС, и что витамин Е, возможно, неэффективен. Информации по эффектам других исследуемых видов лечения, включая L‐треонин, габапентин, ксалипроден, рилузол и баклофен, было слишком мало в рандомизированных клинических испытаниях. В этом обзоре неблагоприятные события представлены только по рилузолу.

Не известно, уменьшают ли физические упражнения мышечную скованность (спастичность). Физические упражнения могут уменьшить нарушение функций, но могут не улучшить качество жизни. Другие вмешательства в отношении спастичности не были изучены в РКИ.

Неинвазивная механическая вентиляция легких, вероятно, улучшает выживаемость и качество жизни при БАС; но она может не улучшить выживаемость у людей с нарушением функций бульбарных мышц. В этом обзоре не оценивали время начала неинвазивной вентиляции.

Один сеанс инъекций ботулотоксина в слюнные железы, вероятно, уменьшает чрезмерную выработку и подтекание слюны, а также качество жизни в краткосрочной перспективе (в течение нескольких недель, но не месяцев).

В настоящее время нет доступных доказательств из контролируемых испытаний, которые указывают на пользу зондового кормления в нутритивной поддержке, также нет доказательств, свидетельствующих о пользе или вреде многопрофильной помощи. Неизвестно, полезна ли пТМС для уменьшения ограниченной функциональности или активности при БДН. Недостаток доказательств по многопрофильной помощи или другим видам лечения не следует интерпретировать как их неэффективность.

Только в обзоре по судорогам сообщали о развитии неблагоприятных событий. Большинство испытаний были слишком малы, чтобы надежно оценить неблагоприятные события или исключить нечастые события.

Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, какие виды лечения помогают облегчить симптомы у людей с БДН, используя подходящие типы исследований и оценки исходов.

Этот обзор обзоров актуален на ноябрь 2016 года.

Симптоматическое лечение рака и онкологии, основные симптомы и методы лечения в клинике «Евроонко»

Под симптоматическим лечением рака подразумевается комплекс мероприятий, который направлен на снижение или устранение тяжелых проявлений заболевания или на коррекцию осложнений, вызванных противоопухолевыми методами лечения. Оно может применяться на всех этапах лечения онкологического заболевания, а в некоторых случаях приобретает самостоятельное значение.

Медицинская помощь онкологическим больным делится на три большие группы:

  • Радикальное лечение — оно направлено на полную ликвидацию опухоли и всех ее очагов, с последующей перспективой полного излечения.
  • Паллиативное лечение направлено на уменьшение опухолевой массы или контроль ее роста. По сути здесь применяются методы лечения, которые дают временный противоопухолевый эффект. Сюда можно отнести, например, гормональную терапию при раке молочной железы или раке простаты. Эти методы сами по себе не могут уничтожить опухоль, но контролируют ее рост, благодаря чему многие пациенты могут жить долгие годы.
  • Симптоматическое лечение направлено на устранение тягостных или жизнеугрожающих симптомов рака и на коррекцию осложнений, вызванных противоопухолевыми методами лечения.

Иногда бывает сложно провести грань между паллиативным и симптоматическим лечением, например, когда проводится резекция опухоли с целью декомпрессии органа.

Выделяют 2 вида симптоматического лечения:

  • Хирургическое — санирующие вмешательства, а также операции, которые проводятся при стенозе полых органов, при компрессии сосудов, нервов, при развитии кровотечений.
  • Медикаментозное — обезболивающая, противовоспалительная, противорвотная терапия и др.

Показания к симптоматическому лечению

Сильные боли

Боль — это неизбежный спутник злокачественных опухолей. На ранних стадиях она часто отсутствует, но по мере прогрессирования заболевания, неизбежно усиливается и на терминальных стадиях носит уже выраженный нестерпимый характер. К счастью, современная медицина позволяет взять ее под контроль. Это можно сделать с помощью хирургических операций, лучевой терапии и медикаментозных препаратов.

Хирургические операции и лучевая терапия позволяют уменьшить объем опухолевой массы, которая сдавливает органы или нервные окончания, что само по себе приносит облегчение. Медикаментозные препараты действуют на биохимические процессы формирования боли. В рекомендациях экспертов ВОЗ выделяют 3 ступени фармакотерапии, призванной обеспечить рациональное и эффективное лечение болевого синдрома. Рассмотрим их подробнее.

  • Первая ступень применяется при слабой боли. Здесь используются неопиоидные анальгетики — нестероидные противовоспалительные средства. Это может быть ибупрофен, мелоксикам, при боли в мышцах — диклофенак и др. Эти препараты действуют на периферические болевые рецепторы. Лечение может усиливаться применением адъювантной терапии (противоопухолевой химио- или лучевой терапии).
  • Вторая ступень применяется при умеренной боли (от 40 до 70% по визуально-аналоговой шкале). Здесь к ненаркотическим препаратам добавляют слабые или сильные опиоиды в низких дозах. Также может назначаться адъювантная терапия.
  • Третья ступень используется при сильной боли (более 70% по визуально-аналоговой шкале). На этом этапе применяют сильные опиоиды (морфин), которые могут назначаться совместно с НПВС и/или адъювантной терапией.

Важным моментом эффективности такого лечения является постоянная оценка интенсивности боли, которую проводит сам пациент с помощью нумерологической или визуально-аналоговой шкалы. Помимо этого, ВОЗ рекомендует придерживаться следующих принципов лечения боли:

  • Применение пероральных форм препаратов (таблетки). По возможности следует избегать назначения анальгетиков в инъекциях.
  • Препараты нужно принимать согласно графику, не дожидаясь наступления или усиления боли.
  • Дозировка препаратов должна подбираться индивидуально.
  • При необходимости назначения других препаратов, необходимо контролировать их совместимость.

Рвота и тошнота

Прежде чем говорить о профилактике тошноты и рвоты, необходимо определиться с понятиями. Рвота — это извержение содержимого желудка наружу. Тошнота — тягостное ощущение надвигающейся рвоты. Эти состояния не только ухудшают качество жизни больных, но и могут приводить к грозным осложнениями, например, нарушению электролитного баланса, обезвоживанию и др. У онкологических больных причины развития тошноты и рвоты могут быть следующие:

  • Проведение противоопухолевого лечения — химиотерапия, лучевая терапия.
  • Опухоли желудочно-кишечного тракта.
  • Опухоли головного мозга.
  • Рак печени или метастазы в печени.
  • Почечная недостаточность на фоне рака почки или нарушения функции почек на фоне противоопухолевой терапии.
  • Опухолевая интоксикация.
  • Присоединение воспалительных или инфекционных заболеваний.

Тошнота и рвота — это наиболее частые осложнения, которые развиваются на фоне противоопухолевых методов лечения, их еще называют эметическими реакциями. В России был разработан следующий алгоритм профилактики:

  • Оценка эметогенного потенциала режима химиотерапии.
  • Назначение стартовой профилактической терапии в отношении тошноты и рвоты.
  • Назначение дополнительной терапии при развитии тошноты и рвоты.
  • При последующих циклах ХТ проводится измененный курс антиэметической терапии с учетом эффективности применяемых препаратов.

По срокам развития выделяют три основных и два дополнительных типа тошноты и рвоты. Основные типы:

  • Острая рвота — развивается в течение первых 24 часов после введения противоопухолевых препаратов. Рвота интенсивная, редко сопровождается тошнотой.
  • Отсроченная рвота — развивается через несколько дней после начала курса ХТ. Рвота менее интенсивна, но присутствует постоянная тошнота.
  • Условно-рефлекторная рвота — по сути это рефлекс на химиотерапию, который проявляется приступами тошноты и рвоты как непосредственно на химиотерапию, так и на окружающую обстановку, при которой она выполняется. Она может сохраняться в течение длительного времени после окончания химиотерапии.

Дополнительные типы тошноты и рвоты:

  • Неконтролируемая (прорывная) тошнота и рвота — возникает при неадекватной противоэметической терапии и требует коррекции лечения.
  • Рефрактерная рвота — развивается на последующих циклах химиотерапии, когда применяемое антиэметическое лечение на предыдущих циклах было неэффективно.

Принципы противорвотной терапии:

  • Она проводится обязательно, начиная с первого курса химиотерапии.
  • Антиэметики должны вводится до начала введения первого цитостатика.
  • Должны применяться наиболее эффективные схемы противорвотного лечения.
  • Все антиэметики, которые входят в данную схему лечения, должны применяться в адекватных дозировках.
  • Для поддержания необходимой концентрации действующего вещества в крови, нужно соблюдать режим применения препаратов.
  • Противорвотная терапия должна быть адекватна по продолжительности.

Какие препараты используются для противорвотной терапии:

  • Антагонисты 5-НТ3-рецепторов — ондасетрон, гранисетрон, трописетрон, палосетрон.
  • Кортикостероиды — дексаметазон.
  • Антагонисты нейрокининовых рецепторов-1 — апрепитант, фосапрепитант.
  • Блокаторы рецепторов дофамина.

Запор

Запор — это неэффективное опорожнение кишечника. У онкологических больных он возникает из-за нарушения моторики кишечника, формирования каловых масс, а также при сужении просвета кишечника из-за опухолевого стеноза или компрессии.

Нарушение кишечной моторики может быть обусловлено следующими причинами:

  • Нейротоксическое действие химиопрепаратов (токсические запоры). Чаще всего они развиваются при применении препаратов платины, таксанов и винкаалкалоидов. Однако могут возникать и при повреждении слизистой оболочки кишечника.
  • Воспалительные заболевания кишечника — энтероколиты.
  • Гиподинамия — длительное пребывание в постели, малоподвижный образ жизни.
  • Гормональные нарушения. Например, удаление щитовидной железы или подавление функции половых желез при гормональном лечении рака.
  • Изменение характера питания и снижение содержания в рационе пищевых волокон.
  • Асцит.
  • Потеря жидкости при рвоте, лихорадке и других патологических состояниях.

Лечение будет зависеть от причин, вызвавших запор. При сужении просвета кишечника необходимо рассматривать вариант восстановления его проходимости. В остальных случаях назначается коррекция диеты и формирование поведенческих практик, способствующих опорожнению кишечника в одно и тоже время. Слабительные назначаются с особой осторожностью, короткими курсами и под контролем врача, поскольку есть вероятность развития осложнений.

Диарея

Учащенное опорожнение кишечника, при котором происходит выделение разжиженных и обильных испражнений. У онкобольных причинами развития диареи могут быть:

  • Непосредственное поражение кишечника злокачественной опухолью.
  • Синдром короткой кишки — развивается как последствие резекции (удаления части кишки) при лечении колоректального рака. Причиной является уменьшение всасывающей поверхности и сокращение времени прохождения каловых масс по кишечнику.
  • Лучевые повреждения при проведении лучевой терапии.
  • Нейроэндокринные опухоли, которые выделяют биологически активные вещества.
  • Поражение кишечника на фоне химиотерапии.

Лечение диареи направлено на восстановление водно-электролитного баланса, а также на устранение ее причины. Например, хирургическое удаление опухоли, применение препаратов, подавляющих секрецию соматостатина при нейроэндокринных опухолях и синдроме короткой кишки. В ряде случаев необходима противомикробная терапия. Антидиарейные препараты (лоперамид и др.) применяются только под контролем врача.

Кахексия и анорексия

Синдром анорексии-кахексии у больных злокачественными новообразованиями — это многофакторная патология, которая проявляется снижением объема и массы скелетной мускулатуры (количество жировой ткани при этом может не уменьшаться и даже наоборот, изначальное ожирение является одним из неблагоприятных факторов). Такое состояние развивается из-за нарушения приема пищи и изменения процессов метаболизма в организме. Эти нарушения необратимы и приводят к ухудшению состояния пациента.

Наличие синдрома кахексии-анорексии не только нарушает физический статус пациента, но и ухудшает переносимость и результативность лечения, снижает общую выживаемость и в целом качество жизни. При диагностике синдрома необходимо обратить внимание на следующие моменты:

  • Очень важно регулярно оценивать объем потребляемой пищи, особенно белка и своевременно диагностировать проблемы, которые могут приводить к снижению аппетита — изменение вкуса и обоняния, тошнота, рвота, запоры, стоматиты и др.
  • Усиление катаболизма может быть связано с опухолевой интоксикацией, системным воспалением и другими опухолево-опосредованными факторами. Чаще всего такое состояние определяют по уровню СRP.
  • Для оценки текущего статуса пациента проводится осмотр. Особое внимание необходимо обратить на наличие отеков, стоматитов, снижение тургора кожи, по возможности проводится динамометрия.
  • Лечение кахексии должно быть комплексным. При этом используется противоболевая терапия, короткие курсы глюкокортикостероидов, препараты, улучшающие пищеварение (ферменты, прокинетики и др). В рационе питания необходимо увеличить количество белка и омега-3 жирных кислот. Возможно использование парентерального питания.

Лимфедема

Лимфедема — это скопление жидкости в межклеточном пространстве, которое развивается из-за нарушения оттока лимфы и приводит к увеличению объема пораженного органа. У онкологических больных лимфедема чаще всего возникает после удаления лимфатических узлов при лечении рака молочной железы и органов малого таза. Выделяют 4 стадии патологии:

  • 1 — характеризуется периодическими отеками, которые самостоятельно проходят.
  • 2 — отеки возникают после физических нагрузок и к концу дня. После ночного отдыха они самостоятельно проходят.
  • 3 — отек присутствует постоянно, ткани вокруг него уплотняются.
  • 4 — происходит деформация конечностей.

На начальной стадии отеки безболезненны и не вызывают изменения кожи. По мере прогрессирования патологии присоединяются распирающие боли, отеки распространяются выше, кожа уплотняется, на ней появляются шелушения и пигментация. Лечение лимфедемы обязательно комплексное и включает следующие процедуры:

  • Ручной лимфодренажный массаж.
  • Лечебная физкультура.
  • Бандажирование пораженной конечности.
  • Уход за кожей.

В некоторых случаях эффективно хирургическое вмешательство, при котором накладывают лимфовенозные анастомозы или производят трансплантацию лимфатических узлов.

Стомы

Стома — это искусственное отверстие, с помощью которого обеспечивается сообщение полого органа с окружающей средой. В онкологической практике его накладывают при непроходимости следующих органов:

  • Гортань и трахея — трахеостома.
  • Пищевод и верхние отделы желудка — гастростома.
  • Толстый кишечник — колостома.
  • Мочеточник и мочевой пузырь — уростома.

Стома может быть постоянной и временной. Ее временно накладывают на период лечения, и после его окончания проводятся реконструктивные операции. Когда последующая реконструкция невозможна, стома будет постоянной.

Все стомированные пациенты в обязательном порядке проходят обучение по уходу за своей стомой. Современные средства по уходу за нею, в частности калоприемники, позволяют сохранить качество жизни на высоком уровне.

Кто оказывает симптоматическое лечение при раке

«Евроонко» специализируется на оказании медицинской помощи онкологическим пациентам, в том числе мы проводим симптоматическое и паллиативное лечение больных в терминальной стадии заболевания. На базе нашей клиники действует центр управления болью. Мы работаем в соответствии с международными протоколами лечения ASCO и NCCN и используем хирургические, лекарственные и интервенционные методы лечения. Медицинская помощь оказывается в круглосуточном режиме. Стоимость услуг можно уточнить в соответствующем разделе или позвонив по телефону.

Симптоматическое лечение. Алексей Цветков – об эволюции демократии

Некоторые представители Демократической партии США, ознакомившись с докладом специального прокурора Роберта Мюллера о возможном вмешательстве России в президентскую кампанию 2016 года и контактах Кремля с командой Дональда Трампа, пришли к выводу, что он содержит сведения о возможных преступлениях, и возобновили призывы к началу процедуры импичмента. В этом они расходятся с позицией спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси, считающей такую процедуру нецелесообразной. Во-первых, уверена спикер, идея может привести к дальнейшей поляризации и без того расколотого электората; во-вторых, республиканское большинство в Сенате, где должен состояться суд по вынесению импичмента, скорее всего, не допустит обвинительного приговора.

​Но даже если отвлечься от этих обстоятельств, то за ними просматривается довольно очевидный ход мысли: избрание Трампа – всего лишь временная аномалия, избавившись от которого, можно вернуть страну в прежнее русло. Между тем, согласно опросам общественного мнения, поддержка президента среди населения (пусть и невысокая с первых же дней после его вступления в должность) оказалась стабильной и редко опускается заметно ниже показателя в 40 процентов, каковы бы ни были предполагаемые откровения Мюллера. Это препятствие должно быть учтено в любой будущей президентской кампании, в то время как очевидное полевение демократической фракции в Конгрессе после последних выборов и позиции многих уже объявленных демократических кандидатов в президенты не очень учитывают этот фактор.

Традиционная изоляция США, обусловленная их экономической мощью и географическим положением меж двух океанов, способствует тому, что внутренняя политическая ситуация рассматривается многими как нечто отдельное и уникальное, не очень связанное с процессами, протекающими по ту сторону «атлантического пруда». Хотя ведущие специалисты (такие, например, как Яша Маунк из Центра европейских исследований в Гарвардском университете) уже давно отмечают общность популистской волны, захлестнувшей весь западный (и не только) мир. В частности, одна из главных причин кризиса – тревога значительной части населения в связи с реальным, или даже воображаемым, как в Венгрии или Польше, наплывом мигрантов, эта черта объединяет такие, казалось бы, не слишком близкие явления, как расширение влияния правой партии AfD в ФРГ и Брекзит в Соединенном Королевстве. Легко заметить, что один из главных пунктов программы Трампа – возведение стены на южной границе США, где президент, вместе со своим электоратом, видит угрозу конституционному строю страны в неконтролируемом потоке беженцев, в том числе обращающихся за политическим убежищем, и это право он стремится ограничить.

Для того чтобы сохранить основы демократии, необходимо наладить коммуникации между сегментами электората: демократия основана на обоюдных компромиссах, а не на несокрушимых принципах враждующих лагерей. Но практика показывает, что это далеко не так просто и результат нередко прямо противоположен желаемому. Пример Финляндии не внушает оптимизма. В этой стране мейнстримные партии попытались «приручить» крайне правых «истинных финнов» с их евроскептической и антииммиграционной платформой и ввели их в правительство. В результате от этих последних откололась умеренная фракция и в конечном счете потерпела крах, тогда как «истинные» всё с той же радикальной платформой получили на последних выборах 17 с половиной процентов голосов, почти столько же, сколько в 2015 году, и лишь на две десятых процента меньше, чем победившие социал-демократы. Наведение мостов фактически провалилось.

Эволюция либеральной демократии столкнулась с системным кризисом, выйти из которого можно только системными методами

Проблема популизма осложняется множественностью его побудительных мотивов, за пределами ЕС и США иммиграция не всегда в центре внимания. В Бразилии причиной победы на выборах Жаира Болсонару, поклонника военных переворотов и борца с феминизмом и ЛГБТ, стала массовая коррупция. И уже совершенно радикальный случай – Украина. Проигравшие сторонники Петра Порошенко (по итогам голосования – всего лишь четверть электората) обвиняют остальное население в так называемом малороссийстве, то есть недостаточной враждебности к российскому агрессору. Тут вспоминается афоризм Бертольта Брехта, предложившего правительству ГДР избрать себе новый народ, коль скоро оно недовольно нынешним. На самом деле, конечно же, трудно предположить, что подавляющее большинство граждан Украины сочло выходом из ситуации избрание комического актера, голосование было, вне всякого сомнения, протестным: Порошенко практически игнорировал одну из главнейших проблем страны, коррупцию, подменяя ее сражениями на культурном фронте с Яндексом и российскими соцсетями. В результате, по данным МВФ, Украина обошла Молдову в малопочетной борьбе за первое место по бедности в Европе.

Весь этот комплекс проблем наглядно демонстрирует, что тактическими приемами, будь то импичмент в США или повторный референдум в Соединенном Королевстве, кризис не преодолеть. И, конечно же, ещё менее эффективными окажутся меры, предлагаемые левым крылом Демократической партии США: даже в том случае, когда они нацелены на реальные экономические проблемы, ярлык «социализма», под которым они подаются, только отпугивает консервативную часть электората. К тому же проблемы в большинстве пораженных вирусом популизма стран явно не сводятся к экономическим, как убедительно демонстрирует несокрушимая поддержка Трампа его электоратом – несмотря на трудности, вызванные подрывом международной торговли. Повсеместный скептицизм правого фланга, включая образованную его часть, в отношении глобального изменения климата тоже трудно списать за счет экономики.

Судя по всему, эволюция либеральной демократии столкнулась с системным кризисом, выйти из которого можно только системными методами. Но серьезного рецепта пока никто не предложил, как если бы воспаление легких пытались лечить горчичниками и аспирином.

Алексей Цветков – публицист и политический комментатор

Высказанные в рубрике «Право автора» мнения могут не отражать точку зрения редакции

Симптоматическое лечение — обзор

Отсрочка и ускорение смерти: эвтаназия, продлевающее жизнь лечение и паллиативное лечение с ускорением смерти

В паллиативной помощи, особенно в уходе за пациентами, время от времени могут показаться доступные варианты быть между альтернативами, продлевающими жизнь, и альтернативами, ускоряющими смерть. Однако вместо этого следует указать, что это выбор между альтернативами, продлевающими жизнь, и альтернативами, ориентированными на качество жизни. В паллиативной помощи, а также в других областях медицинской практики лучше всего, если и продление жизни, и улучшение ее качества достигаются определенным лечением, и в настоящее время специалисты в этой области уверены в достижении обоих, поскольку в большинстве случаев выбор стремление к улучшению или поддержанию качества жизни также продлевает жизнь как, так сказать, побочный эффект.Однако с логической точки зрения и в некоторых случаях в действительности выбор, ориентированный на качество жизни, может ускорить смерть как побочный эффект, и может не быть другого выбора, с помощью которого можно достичь приемлемого качества жизни, не ускоряя смерть. В этой ситуации этика паллиативной помощи ставит во главу угла качество жизни, а не ее продление в соответствии с принципом относительной благотворительности. Когда эксперты в области паллиативной помощи заявили, что паллиативная помощь «не ускоряет и не откладывает смерть», имея в виду намерение, а не последствия, как объяснено выше (ВОЗ, 1990, 2002), они имели в виду, что паллиативная помощь фокусирует внимание на качестве жизни, в то же время сдерживая намеренное вмешательство. в отношении продолжительности жизни и не обязуется ни бесполезно продлевать жизнь, ни проводить эвтаназию, рекомендуя обезболивание даже при сопутствующем ускорении смерти.Эти три типа альтернатив будут объяснены немного более подробно, которые связаны с ускорением смерти, ниже.

Во-первых, эвтаназия, определяемая как «активное ускорение смерти с помощью наркотиков», обычно считается типичным действием, в котором приоритет отдается качеству жизни в ущерб продолжительности жизни. Таким образом, негативная позиция экспертов относительно легализации эвтаназии основана не только на приоритете качества жизни, но и на принципе соразмерности: «с развитием современных методов паллиативной помощи в легализации добровольной эвтаназии нет необходимости», и в настоящее время «существует реальная альтернатива смерти от боли.То есть почти в каждом случае должна существовать лучшая альтернатива, чем эвтаназия, лучше потому, что она улучшает и поддерживает качество жизни за счет облегчения невыносимой боли, не ускоряя смерть, как эвтаназия. Таким образом, специалисты демонстрируют уверенность в своем владении доступными в настоящее время методами обезболивания. Это указывает на то, что отрицательный вывод, сделанный в отношении эвтаназии, основан не только на этических принципах, и особенно на принципе соразмерности, но и на ситуации с паллиативной медициной в настоящий момент; и что, теоретически говоря, эвтаназия должна считаться этически допустимой, когда другие альтернативы не могут облегчить невыносимые страдания.

Во-вторых, принцип соразмерности явно используется в отношении того, когда следует отменить меры жизнеобеспечения: «Медицина достигает предела, когда все, что она может предложить, — это расширение функции, которая воспринимается пациентом как продолжение смерти, а не улучшение жизни », другими словами,« прекращение использования методов продления жизни, когда их применение вызывает у пациента напряжение или страдания, непропорциональные пользе, которую они могут получить »(ВОЗ, 1990).То есть вмешательство жизнеобеспечения должно быть прекращено, когда жизнь продлевается напрасно без какого-либо положительного содержания, то есть со страданиями из-за чувства пустоты или даже с тревожными симптомами.

Здесь прекращение жизнеобеспечения позволит, с одной стороны, по крайней мере избежать непрерывных страданий, то есть жизни с невыносимым качеством жизни, и в этом пассивном смысле можно сказать, что это улучшит качество жизни пациента. С другой стороны, в положительном смысле отмена может в некоторых случаях улучшить качество жизни пациента в настоящее время, хотя в других случаях это может не сделать и даже ухудшить его без дополнительного лечения.Например, искусственное питание и гидратация часто становятся обременительными для пациентов в терминальной стадии, у которых метаболизм замедлен из-за полного истощения, и их прекращение успокаивает их. Напротив, изъятие респиратора у пациента, которому он нужен на всю жизнь, не только положит конец его жизни, но и заставит его или ее задохнуться, если не будет проведено дополнительное паллиативное лечение (доза опиоидного анальгетика). Таким образом, существует два подтипа прекращения жизнеобеспечения: первый тип улучшает качество жизни в положительном смысле, а также в пассивном, как и в первом случае, а второй тип улучшает качество жизни только в пассивном смысле. , как и в последнем случае.

Кроме того, аналогичный анализ возможен в отношении прекращения поддержки жизни, и, хотя может показаться, что отказать от лечения, продлевающего жизнь, легче, чем прекратить такое лечение после его начала, принцип эквивалентности, согласно которому прекращение лечения с этической точки зрения не отличается от отказа от лечения. это было предложено и широко принято. Сопротивление профессионалов-медиков принципу эквивалентности, по-видимому, проявляется, в частности, в отношении второго подтипа, а не первого, и сопротивление не полностью исчезло, в зависимости от культуры, в которой проводится оценка.

В-третьих, эксперты не возражают, а вместо этого рекомендуют поддерживать обезболивание, даже если с этим связано сокращение жизни: «Таким образом, нет оправдания неспособности адекватно использовать доступные методы контроля боли. Если сокращение жизни происходит в результате использования адекватных доз обезболивающего, это , а не , то же самое, что и преднамеренное прекращение жизни в результате передозировки. Любое ускорение смерти, связанное с адекватными мерами контроля боли, просто означает, что пациент больше не может терпеть терапию, необходимую для терпимой и достойной жизни.Здесь также используется пропорциональность, поскольку более короткая жизнь без боли лучше, чем более продолжительная жизнь с невыносимой болью, и если профессионалы не выберут обезболивающее из-за страха сокращения жизни, это приведет к боли у пациента.

Итак, первый и третий типы предполагают активное вмешательство, а второй — пассивный; первый тип и второй тип-второй подтип предполагают улучшение качества жизни в пассивном смысле, в то время как третий тип и второй тип-первый подтип предполагают улучшение качества жизни в положительном смысле.С этической точки зрения, к случаям, связанным с улучшением качества жизни только в пассивном смысле, следует относиться более осторожно, чем к случаям, которые касаются этого в положительном смысле, будь то активные или пассивные.

Симптоматическое лечение и лечебное лечение: облегчение симптомов и лечение инфекции — это разные аспекты лечения.

Мы прочитали исследовательскую статью «Симптоматическое лечение неосложненных инфекций нижних мочевых путей в амбулаторных условиях: рандомизированное двойное слепое испытание» — ШВЕЙЦАРСКИЙ ИССЛЕДОВАНИЕ, Кроненберг А., Бутикофер Л., Одутайо А., М.М. и др.[1].

Рандомизированное контролируемое пилотное исследование подтверждает предположение о не меньшей эффективности симптоматического лечения НПВП (ибупрофен) по сравнению с антибиотиками (ципрофлоксацин) для лечения симптоматических неосложненных ИМП у женщин, и возникла необходимость в более крупном исследовании [2].

В этом контексте в феврале 2012 г. были начаты два рандомизированных двойных слепых исследования (исследование в Германии и исследование в Швейцарии) одновременно в Германии и Швейцарии [1], а результаты исследования в Германии были опубликованы в декабре 2015 года [3].

Один из читателей задал вопрос: «Рационально ли сравнивать ибупрофен с фосфомицином? Облегчение симптомов и лечение инфекции — разные аспекты лечения »[4]. Авторы в своем ответе согласились с тем, что на самом деле это разные аспекты лечения, но главный аспект для женщин — облегчение симптомов, и это было основанием для одобрения испытания комитетами по этике [5]. Авторы заявили, что немецкие руководящие принципы по ИМП рекомендуют триметоприм, нитрофурантоин и фосфомицин в качестве препаратов первой линии [6].

Оба испытания (испытание в Германии и испытание в Швейцарии) были представлены с разными вопросами и задачами, но результаты исследований более или менее схожи [1,3]. У женщин с симптомами неосложненной ИМП симптоматическое лечение НПВП (ибупрофен, диклофенак) уступало лечению антибиотиками (фосфомицин, норфлоксацин). Симптоматическое лечение продлевает симптомы ИМП и было связано с повышенным риском пиелонефрита, даже несмотря на то, что оно снижает использование антибиотиков [1, 3].Исследования показали, что женщины с симптомами неосложненной ИМП нуждаются в облегчении симптомов и часто готовы отложить лечение антибиотиками; это также помогает сократить использование антибиотиков (7,8).

Симптоматическое лечение и лечебное лечение:
«Облегчение симптомов и лечение инфекции — это разные аспекты лечения». При симптоматических инфекциях и заболеваниях пациенты нуждаются в облегчении симптомов как можно раньше и в первоочередном порядке, хотя для пациентов требуется и то, и другое. В обязанности клинициста входит обеспечение лечебного лечения, а также убеждение пациентов в важности лечебного лечения, поскольку «симптоматическое лечение не является альтернативой лечебному лечению».

С уважением,

Ссылки:
1. http://www.bmj.com/content/359/bmj.j4784

2.Bleidorn J, Gágyor I, Kochen MM, Wegscheider K, Hummers-Pradier E. Симптоматическое лечение (ибупрофен) или антибиотики (ципрофлоксацин) неосложненной инфекции мочевыводящих путей? — результаты рандомизированного контролируемого пилотного исследования. BMC Med2010; 359: 30. DOI: 10.1186 / 1741-7015-8-30 PMID: 20504298.

3. Гадьер И., Блейдорн Дж., Кохен М.М., Шмиманн Дж., Вегшайдер К., Хаммерс-Прадье Э.Сравнение ибупрофена с фосфомицином при неосложненной инфекции мочевыводящих путей у женщин: рандомизированное контролируемое исследование. BMJ2015; 359: h6544. DOI: 10.1136 / bmj.h6544 pmid: 26698878.

4. http://www.bmj.com/content/351/bmj.h6544/rr

5. http://www.bmj.com/content/351/bmj.h6544/rr-2

6. http://www.bmj.com/content/351/bmj.h6544/rr-4

7. BMC Fam Pract 2013; 14: 71.doi: 10.1186 / 1471-2296-14-71

8. BMJ 2010; 340: c199. DOI: 10.1136 / bmj.c199)

Симптоматическое лечение | Психология вики

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Клиническая:
Подходы ·
Групповая терапия ·
Техники ·
Типы проблем ·
Области специализации ·
Таксономии ·
Терапевтические вопросы ·
Способы доставки ·
Проект перевода модели ·
Личный опыт ·


Эту статью нужно переписать, чтобы повысить ее актуальность для психологов..
Пожалуйста, помогите улучшить эту страницу самостоятельно, если можете ..

Симптоматическое лечение — это любая терапия или лечение состояния, которое влияет только на его симптомы, но не на его причину, то есть на его этиологию. Обычно он направлен на уменьшение признаков и симптомов для комфорта и благополучия пациента, но также может быть полезен для уменьшения органических последствий и последствий этих признаков и симптомов заболевания. При многих заболеваниях, даже тех, этиология которых известна (например,g., большинство вирусных заболеваний, таких как грипп), симптоматическое лечение пока единственное доступное.

Примеры бессимптомного лечения:

Когда этиология заболевания известна, может быть назначено специальное лечение, но оно также обычно связано с симптоматическим лечением.

Симптоматическое лечение не всегда рекомендуется, и на самом деле оно может быть совершенно опасным, поскольку может скрыть наличие основной этиологии, которая затем будет забыта или лечиться с большой задержкой.Примеры:

  • Субфебрильная температура в течение 15 дней и более иногда является единственным признаком бактериемии, вызываемой бактериями стафилококка. Подавление его симптоматическим лечением скроет болезнь от эффективной диагностики и лечения антибиотиками. Последствия могут быть тяжелыми (ревматизм, нефрит, эндокардит и т. Д.)
  • Хроническая головная боль может быть вызвана просто конституционным предрасположением или быть результатом опухоли или аневризмы головного мозга.

Наконец, симптоматическое лечение не исключает побочных эффектов и может быть причиной ятрогенных последствий (т.д., побочные эффекты, вызванные самим лечением), такие как аллергические реакции, желудочное кровотечение, воздействие на центральную нервную систему (тошнота, головокружение и т. д.).

См. Также []

Симптоматические препараты | Клиника IBD

Симптоматические препараты

Существует ряд лекарств, часто отпускаемых без рецепта (без рецепта), которые могут быть очень эффективными при лечении таких симптомов, как диарея, запор и боль.Они известны как симптоматические препараты. Однако они не уменьшают воспаление, вызывающее эти симптомы.

Лучше проконсультироваться со своим врачом или специалистом по ВЗК, прежде чем принимать какие-либо из этих лекарств или лекарств, на случай, если они не подходят для вашего типа ВЗК или могут взаимодействовать с вашим лекарством от ВЗК.

ПРОТИВОЗАРЯНИЕ

Кодеинфосфат, лоперамид (Имодиум © ) и дифеноксилат (Ломотил © ) — все препараты, которые уменьшают диарею, замедляя сокращения (мышечную активность) кишечника, поэтому пища проходит через ваш организм дольше.Это дает больше времени, чтобы вода, вырабатываемая пищеварительными процессами, реабсорбировалась толстой кишкой, а стул становился более твердым и менее острым.

Это означает, что спазмы в животе и запоры могут быть побочными эффектами этих противодиарейных средств. Иногда они могут вызывать твердый стул, отхождение которого затруднено или болезненно.

Кодеин также может вызывать тошноту и сонливость и может вызвать зависимость, если принимать относительно большие дозы в течение длительного периода. Если кодеин внезапно отменяется, это может вызвать общее недомогание или беспокойство.

Лоперамид обычно считается самым безопасным противодиарейным средством, но его не следует принимать лицам, у которых наблюдается серьезное обострение ЯК.


Вяжущие для желчной соли

Соли желчных кислот естественным образом высвобождаются из печени, чтобы помочь пищеварению, а затем реабсорбируются в подвздошной кишке (нижняя часть тонкой кишки). Если у вас болезнь Крона и вы перенесли операцию по удалению подвздошной кишки, более высокие уровни желчных солей могут попасть в толстую кишку и вызвать водянистую диарею.

Связующие желчные соли, такие как холестирамин (Questran © ) и колестипол (Colestid © ), сочетаются с солями желчных кислот и не позволяют им достичь толстой кишки. Это помогает уменьшить диарею. Холестрирамин и колестипол находятся в форме порошка и могут быть смешаны с водой, соком или мягкой пищей.

Возможные побочные эффекты включают несварение желудка, вздутие живота и дискомфорт, тошноту и запор. Связующие желчные соли также могут влиять на всасывание других лекарств, поэтому их не следует принимать в течение четырех часов после приема других лекарств.

ОБЪЕМНЫЕ АГЕНТЫ

Наполнители или «наполнители» содержат водопоглощающие растительные волокна — обычно испагхулу или стеркулу. Популярные бренды включают Fybogel © и Normacol © . Это гранулы, которые, если их запить большим количеством воды, набухают в кишечнике и сгущают жидкость или смягчают твердый стул. Клетчатка также обеспечивает достаточную массу для нормальной работы кишечника.

Наполнители могут быть особенно полезны при лечении диареи, если у вас была операция по удалению толстой кишки, при которой тонкая кишка соединена с прямой кишкой (колэктомия с илеоректальным анастомозом).Они также могут быть полезны для смягчения жестких движений, которые вы можете получить при ЯК нижней или прямой кишки. Однако не следует принимать наполнители, если у вас есть стриктура (сужение) кишечника, как это иногда бывает при БК.

ЛАКСАТИВЫ

Запор также может быть симптомом ВЗК, особенно проктита (воспаление прямой кишки). Слабительные средства помогают облегчить запор. Осмотические слабительные, такие как мовикол, которые содержат соединение, известное как макрогол, обычно считаются лучшим типом слабительного для людей с ВЗК.Они увеличивают количество воды в толстом кишечнике и делают стул более мягким и легким для прохождения. Однако слабительные также могут вызывать ветер и спазмы желудка, особенно в начале лечения.

АНТИСПАЗМОДИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА

Спазмолитики, такие как гиосцина бутилбромид (Бускопан © ), уменьшают болезненные спазмы или спазмы кишечника, расслабляя мышцы кишечника. Эти лекарства, скорее всего, будут рекомендованы людям с синдромом раздраженного кишечника (СРК), но они также могут быть полезны при симптомах, подобных СРК, иногда возникающих у людей с ВЗК.

анальгетики (болеутоляющие)

Если вам нужно принять безрецептурные обезболивающие, вероятно, лучше избегать ибупрофена и диклофенака. Это так называемые нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП). Хотя они могут быть очень эффективными при болях в суставах и позвоночнике, которые могут возникать у некоторых людей с ВЗК, есть некоторые свидетельства того, что они могут усугубить другие симптомы ВЗК или, возможно, вызвать обострение. На некоторых людей также может влиять аспирин, поэтому для простого обезболивания парацетамол, вероятно, является самым безопасным вариантом для людей с ВЗК.

Если вы обнаружите, что у вас постоянные проблемы с болью и вам нужно продолжать принимать обезболивающие, поговорите со своим врачом о своих симптомах, так как другое лечение может быть более подходящим.

Список литературы

Симптоматическое лечение инфекций у пациентов с запущенными формами рака, получающих хосписную помощь

Симптоматический контроль — одна из основных целей хосписной помощи. Мы проспективно наблюдали за пациентами с запущенным раком, получающими амбулаторную помощь в хосписе, чтобы определить, улучшило ли использование противомикробных препаратов при клинически подозреваемой инфекции симптомы, связанные с инфекцией.В течение 24-месячного периода 1731 пациент с диагнозом рака был госпитализирован в программу амбулаторных хосписов на базе местного сообщества. Более 89% пациентов имели показатели Карновского <или = 60%. У шестисот двадцати трех из 1598 пациентов, участвовавших в исследовании, было диагностировано 685 инфекций. Шестьсот тридцать три инфекции лечили противомикробными препаратами от клинически подозреваемой инфекции. Были зарегистрированы симптомы, получены клинически показанные культуры и назначены противомикробные препараты по усмотрению лечащего врача.Впоследствии за пациентами наблюдали, чтобы определить влияние противомикробных препаратов на симптомы, связанные с инфекцией. Полный или частичный ответ симптомов, связанных с инфекцией, наблюдался у 79% из 265 пациентов с инфекциями мочевыводящих путей, у 43% из 221 пациента с инфекциями дыхательных путей, у 46% из 63 пациентов с инфекциями полости рта, у 41% из 59 пациентов с инфекциями дыхательных путей. кожные или подкожные инфекции, и ни один из 25 пациентов с бактериемией. Пятьдесят две инфекции не подлежали оценке из-за отказа от противомикробных препаратов или получения противомикробных препаратов менее 72 часов.На выживаемость пациентов в этом исследовании не влияло наличие инфекции или использование противомикробных препаратов. Хотя использование противомикробных препаратов улучшило симптомы у большинства пациентов с инфекциями мочевыводящих путей, контроль симптомов был менее успешным при инфекциях дыхательных путей, рта / глотки, кожи / подкожной ткани или крови. Врачи должны знать об ограничениях использования противомикробных препаратов у пациентов с запущенным раком, получающих помощь в хосписе. Предлагаются руководящие принципы лечения, в которых подчеркивается важность предпочтений пациентов и использование контроля симптомов в качестве основного показания к применению противомикробных препаратов в этой популяции пациентов.

Симптоматическое лечение (ибупрофен) или антибиотики (ципрофлоксацин) при неосложненной инфекции мочевыводящих путей? — Результаты рандомизированного контролируемого пилотного исследования | BMC Medicine

Дизайн исследования и популяция

Это было двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование эквивалентности, проведенное в период с июля 2007 года по апрель 2008 года. Двадцать девять из 169 (18%) приглашенных врачей общей практики (ВОП) в Нижней Саксонии, Германия , согласились обследовать и включить подходящих пациентов на шестимесячный период.Всех взрослых женщин (> 18 лет) с подозрением на неосложненную ИМП из-за типичных симптомов (дизурия и / или частоту) и при отсутствии каких-либо критериев исключения необходимо было запросить информированное согласие для последовательного включения в исследование. Критериями исключения были, сопоставимые с другими исследованиями ИМП [17], любые признаки, вызывающие осложненные ИМП (например, лихорадка, боль в спине), любые состояния, которые могут привести к осложненным инфекциям (то есть беременность, диабет, заболевания почек, аномалии мочевыводящих путей. или перенесенные операции на мочеиспускании, катетеризация мочи, иммуносупрессивная терапия, другие серьезные заболевания, рак), ИМП в течение последних двух недель, текущее использование антибиотиков или нестероидных противовоспалительных препаратов; язвы желудочно-кишечного тракта в анамнезе; эпилепсия, аллергия или другие противопоказания к пробным препаратам; текущее участие в других клинических исследованиях, неспособность понять информацию исследования или дать информированное согласие.Результаты измерительного щупа не требовались для включения.

Сбор данных

При включении пациенты набирали оценку симптомов, аналогичную той, которая использовалась в других исследованиях ИМП [10, 19]. Тяжесть дизурии, частота и слабая боль в животе (которая не была критерием включения) оценивалась от 0 (совсем нет) до 4 (очень сильная). Кроме того, пациенты записывали, насколько сильно они беспокоились о своих симптомах (оценка нарушений, диапазон от 0 до 4) и как долго они страдали от них. Через четыре и семь дней симптомы и нарушения были оценены обученной медсестрой-исследователем с помощью телефонных интервью.Медсестра также спросила о каких-либо дополнительных симптомах или состояниях. На 28 день пациентов снова вызывали, чтобы узнать о рецидивах или побочных эффектах. Врачей общей практики попросили записывать контакты или консультации по поводу любых жалоб или симптомов в течение всего испытания (28 дней).

Все участники предоставили образец мочи для посева при включении. Если врачи общей практики решили провести тест с помощью щупа (не требуется для включения), они должны были задокументировать результаты. Всем участникам контрольный посев мочи был сделан на 7-й день.Все посевы мочи были выполнены в одной лаборатории (Medical Partnership Wagner, Stibbe, Kast, Bispink and Partners). В соответствии с текущими рекомендациями [2, 3, 20, 21], 10 2 колониеобразующих единиц на мл использовали в качестве порогового значения. Врачей общей практики проинформировали о результатах посева, но попросили не связываться с пациентами, у которых был положительный посев на 7 день, но не обращались за жалобами.

Все пациенты дали письменное информированное согласие. Испытание проводилось в соответствии с руководящими принципами надлежащей клинической практики и Хельсинкской декларацией и было одобрено местным комитетом по этике (Университет Геттингена, 2007/06/13).

Рандомизация / вмешательство

Рандомизация проводилась на уровне пациента с помощью компьютерной программы блоками по шесть штук. Кодовые номера были присвоены лекарственным препаратам из случайного списка независимой компанией-поставщиком, специализирующейся на клинических исследованиях. Активные ингредиенты инкапсулировали для обеспечения идентичного внешнего вида, и единицы лекарственного средства были одинаково приготовлены и упакованы. Каждая единица препарата была индивидуально промаркирована кодовым номером. Практики-участники получили упаковку из шести слепых наборов лекарств для раздачи участвующим пациентам и, в конечном итоге, еще одну упаковку из шести единиц лекарств, если набралось достаточное количество пациентов.При включении каждому пациенту был присвоен кодовый номер их лекарства, установленный их терапевтом, который затем использовал заранее напечатанные этикетки, чтобы отметить документы исследования пациента, образец мочи и анкеты. Список рандомизации хранился в запечатанном конверте. Однако для каждого кодового номера врачи общей практики получили запечатанные непрозрачные конверты, которые можно открывать только в случае реальной неотложной медицинской помощи, требующей снятия ослепления исследуемого препарата. У исследовательской группы, как и у набираемых врачей общей практики, не было доступа к списку кодов; медсестры-исследователи также не знали о распределении.

Участники получали либо ибупрофен 3 × 400 мг, либо ципрофлоксацин 2 × 250 мг (+1 плацебо), оба в течение трех дней. Эффективность этой стратегии лечения антибиотиками была показана ранее в других исследованиях [17, 18]. Врачи раздали слепые наборы лекарств участвующим пациентам и сказали им начать прием препарата во время следующего приема пищи. Пациентам было рекомендовано проконсультироваться со своим терапевтом в случае стойких или повторяющихся симптомов. В случае, если пациенты возвращались с постоянными жалобами в течение трех дней пробного лечения, дальнейшее лечение зависело от оценки врачей общей практики.У пациентов, возвращающихся с ухудшением жалоб, испытание препарата следует прекратить и начать лечение антибиотиками. Согласно протоколу исследования пациенты с вторичным антибиотиком анализировались в своих группах.

Исходы

Разрешение симптомов на 4-й день (определяемое как количество пациентов с суммарным баллом симптомов, равным 0) было основным результатом этого исследования. Вторичными исходами были: бремя симптомов на 4 и 7 дни (на основе общей суммы баллов всех дизурий, частота, низкая боль в животе, от 0 до 12), а также разрешение симптомов на 7 день, частота рецидивов до 28 дня. и частота нежелательных явлений.Количество вторичных антибиотиков и посев мочи на 7-й день также сравнивали между группами.

Статистический анализ

Испытание было разработано как исследование эквивалентности. Однако, поскольку исследование рассматривалось как пилотное, в протоколе исследования не были определены формальные пределы эквивалентности. В ходе исследования, основанного на промежуточных слепых данных, было решено провести формальный анализ эквивалентности на основе общей оценки симптомов на 4-й день с границами эквивалентности +/- 0.5 баллов, которые были признаны пределом клинической значимости. Использовался подход с двусторонним доверительным интервалом. Было решено провести этот анализ в популяции ITT (намерение лечить), а также в популяции PP (согласно протоколу), причем последний анализ является первичным, поскольку он лучше подходит для выявления различий между видами лечения, чем первый. В случае отсутствия документации по симптомам пациенты исключались из популяции PP, но не из анализа ITT.

Исходные характеристики были проанализированы описательно.Групповые различия изучались с помощью t-критериев (непрерывные шкалы), u-критериев (ранговые шкалы) или критериев хи-квадрат (бинарные шкалы). Все анализы проводились как для ITT, так и для PP-популяции. P — значения менее 0,05 считались статистически значимыми.

Программное обеспечение: SPSS 13.0, SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс 60606-6307. APL 5.0, APL 2000 Роквилл, Мэриленд 20850.

Основные цели симптоматического лечения при подозрении на психоз и раннем психозе: новые выводы из сетевого анализа | Бюллетень по шизофрении

Раннее выявление и вмешательство при психозах до их первого эпизода в настоящее время основано на симптоматическом сверхвысоком риске и критериях основных симптомов.Современные модели развития симптомов предполагают, что сначала развиваются основные симптомы, за ними следуют ослабленные и, наконец, явные психотические симптомы, хотя взаимосвязь этих симптомов пока неизвестна. Таким образом, мы впервые изучили их взаимосвязи с использованием сетевого подхода у 460 пациентов службы раннего выявления (средний возраст = 26,3 года, SD = 6,4; 65% мужчин; n = 203 клинических группы высокого риска [CHR], n = 153 первого эпизода психоза и n = 104 депрессия).Основные, ослабленные и явные психотические симптомы оценивались с помощью инструмента определения предрасположенности к шизофрении, версия для взрослых (SPI-A), структурированного интервью для синдромов риска психоза (SIPS) и шкалы позитивных и негативных синдромов (PANSS). Используя пакет R qgraph , сетевой анализ всего 86 симптомов выявил единую плотную сеть тесно взаимосвязанных симптомов с 5 различимыми подгруппами симптомов. Неорганизованное общение было центральным симптомом, за ним следовали бред и галлюцинации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.