Генетическое заболевание редкое: Information on Paediatric Rheumatic Diseases

Содержание

Редкое заболевание проводят мимо бюджета – Газета Коммерсантъ № 137 (7099) от 05.08.2021

Самарский районный суд приступил к рассмотрению важного дела о праве граждан с редкими заболеваниями на лечение за счет государства. Местный житель Николай Цыганов требует от регионального минздрава предоставить ему лекарство от болезни Помпе. Ведомство, в свою очередь, намерено проверить, правильно ли медики шесть лет назад оформили господину Цыганову бессрочную инвалидность. По словам пациентских организаций, на врачей, поставивших диагноз, оказывается административное давление. Эксперты говорят, что это масштабная проблема: региональные власти, не желая оплачивать многомиллионное лечение, якобы вынуждают врачей ставить неверные диагнозы или не назначать нужные препараты.

В понедельник Самарский районный суд начал рассматривать иск 62-летнего Николая Цыганова к министерству здравоохранения Самарской области. Он рассказал “Ъ”, что с 2010 года является инвалидом второй группы «по общему состоянию» в связи с мышечной дистрофией. Первые пять лет ему оформляли инвалидность на год — и каждый раз продлевали в связи с ухудшением состояния. В 2015 году господин Цыганов получил бессрочную инвалидность второй группы. Но в 2020 году генетики Самарской области диагностировали у него редкую болезнь Помпе. Федеральные эксперты Томского НИИ медицинской генетики подтвердили диагноз.

Болезнь Помпе — редкое генетическое заболевание, связанное с необратимым и прогрессирующим повреждением мышечных и нервных клеток организма. По данным Всероссийского общества орфанных болезней, в РФ зарегистрировано 36 человек с болезнью Помпе — но, по мнению экспертов, реальное число может быть больше.

В Томском НИИ медицинской генетики рекомендовали использовать препарат майзайм — сегодня это единственный вариант лечения болезни Помпе.

Годовой курс майзайма обходится в $100–300 тыс., в зависимости от возраста и веса пациента. По закону Николай Цыганов имеет право на обеспечение лечением за счет средств регионального бюджета, так как является инвалидом второй группы. «Мышечная дистрофия, из-за которой я получил инвалидность, ничем не лечилась. Когда мне диагностировали болезнь Помпе, я узнал, что могу получить бесплатное лекарство. Но в поликлинике мне ответили, что на это нет денег»,— рассказал господин Цыганов.

Его адвокат Александр Непша уточнил: официально областной минздрав объяснил отказ в выдаче препарата отсутствием болезни Помпе в Перечне жизнеугрожающих и хронических прогрессирующих орфанных заболеваний. «Но закон «Об основах охраны здоровья граждан» допускает, что назначение препаратов, не входящих в стандарт оказания медицинской помощи, все-таки возможно — при наличии показаний и решения медицинской комиссии»,— объяснил адвокат.

Вместо того чтобы закупить лекарство, минздрав Самарской области с 2020 года пытается оспорить вторую группу инвалидности Николая Цыганова.

У “Ъ” есть копия обращения заместителя руководителя Главного бюро МСЭ по области Константина Борисова в районное отделение Пенсионного фонда. В письме господин Борисов просит признать недействительной выписку из акта освидетельствования 2015 года о бессрочной инвалидности. Он пишет, что в декабре 2020 года была проведена повторная экспертиза, в результате которой инвалидность господину Цыганову продлили на год. Александр Нешпа утверждает, что экспертиза прошла заочно — и без ведома самого пациента. Адвокат намерен обжаловать ее результат.

Следующее освидетельствование назначено на декабрь 2021 года. Руководитель Центра помощи пациентам с редкими заболеваниями «Геном» (оказывает господину Цыганову правовую поддержку) Елена Хвостикова считает, что минздрав таким образом пытается лишить Николая Цыганова инвалидности — чтобы потом отказать в дорогостоящем лечении. Областной минздрав заверил “Ъ”, что это не так. Тем не менее чиновники подчеркнули, что «вправе удостовериться в законности получения истцом инвалидности».

В центре «Геном» утверждают, что на самарских врачей, поставивших диагноз Николаю Цыганову, оказывается давление. Один из специалистов якобы лишился должности из-за того, что отказался занять в этом вопросе позицию ведомства.

В центре не назвали его имя, сообщив, что врач не хочет огласки. По словам Елены Хвостиковой, проблема административного давления на врачей, занимающихся редкими заболеваниями, фиксируется по всей стране — но сами медики говорят об этом неохотно, так как опасаются последствий.

Эту информацию подтвердил “Ъ” врач-генетик (имя и регион он просил не называть, так как работает в госучреждении и боится лишиться должности). По словам специалиста, однажды он получил жесткий выговор за то, что прочитал курс лекций по своей области. Позже его слушатели диагностировали у двух пациентов редкую болезнь Фабри — также с дорогостоящим лечением. По словам генетика, следующие инстанции не подтвердили диагноз и отказали в лечении за счет бюджета. Одна пациентка уже умерла. «На нас давят, но мы боимся говорить об этом вслух: специальность редкая, найти потом работу — без вариантов. Молодые врачи из-за этого вообще не ставят диагнозы, даже кровь на анализ не берут»,— поделился собеседник “Ъ”.

Госпожа Хвостикова рассказала, что ей известна схожая история в Нижнем Новгороде. Там врача-генетика уволили, а затем препятствовали устройству в другие государственные больницы — за то, что она взяла у пациента с болезнью Фабри кровь на анализ и поставила правильный диагноз.

Проблему подтверждают в экспертном центре помощи «Дом редких». Замглавы организации Кирилл Куляев рассказал, что в Ростовской области чиновники вынудили уволиться по собственному желанию невролога, назначившего дорогое, но единственно возможное лечение. «Хочется отметить, что врачи (которые уступили давлению и поставили неверный диагноз.— “Ъ”) подвергают себя опасности. В случае ухудшения здоровья или гибели пациента эти заведомо ложные документы могут стать доказательствами по уголовному делу против них»,— подчеркивает Кирилл Куляев.

Елена Хвостикова отмечает, что ситуация, сложившаяся в Самаре с лечением Николая Цыганова, прямо противоречит решению премьер-министра Михаила Мишустина расширить скрининг редких заболеваний: «Если за каждый правильно поставленный орфанный диагноз будут увольнять специалиста, то их не останется. А те, кто продолжит работать, не будут ставить диагнозы из-за страха остаться без работы».

Наталья Костарнова; Сабрина Самедова, Самара

Международный день редких заболеваний


29 февраля – Международный День редких (орфанных) заболеваний. Редкая дата выбрана не случайно (редкая дата – редкое заболевание). В невисокосные годы отмечается 28 февраля.


Единого общепринятого на международном уровне определения для орфанных заболеваний не существует, как нет и единого критерия отнесения заболеваний к этой группе.


Более подробно об орфанных заболевания рассказал в интервью главного внештатный специалист по медицинской генетике Минздрава России, член-корреспондент РАН Сергей Куцев.


 


— Сколько существует орфанных заболеваний? Какая часть этих патологий передается по наследству?


 


— Сейчас насчитывается более 8 тыс. редких заболеваний. 90% из них — это наследственные или врожденные болезни.


 


— Сколько в России людей с орфанными заболеваниями?


 


— Статистики нет, потому что существуют серьезные трудности в диагностике этих болезней. Врачи редко сталкиваются с ними в своей практике, ведь это один случай на 10 тыс. человек (а бывает, что и на миллион, на 10 млн). В результате от появления первых симптомов до постановки диагноза могут пройти годы. Известен факт, когда болезнь Фабри диагностировали пациенту более 15 лет. Мы предполагаем, что сейчас в стране около 1,5 млн человек, больных наследственными орфанными заболеваниями.


 


— Какая часть таких болезней значительно сокращает продолжительность жизни, приводит к глубокой инвалидности?


 


— Бóльшая часть орфанных заболеваний — это тяжелые патологии, зачастую приводящие к летальному исходу. Но есть и наследственные состояния, которые позволяют более или менее спокойно жить. Например, некоторые формы ладонно-подошвенного гиперкератоза проявляются только в грубой коже на ладонях и подошвах. Это причиняет неприятности, но несильно влияет на качество жизни.


 


— Много ли орфанных заболеваний уже научились эффективно лечить?


 


— Патогенетическое лечение (когда лекарственный препарат устраняет какое-то звено патогенеза наследственных заболеваний) разработано примерно лишь для 200 редких наследственных болезней. То есть большинство из них не лечится.


 


— Насколько доступны лекарства для таких пациентов?


 


— В нашей стране функционирует программа «7 нозологий», подразумевающая обеспечение дорогостоящего лечения за счет федерального бюджета, в том числе для двух наследственных заболеваний (болезни Гоше и муковисцидоза


 


— Какие еще средства кроме лекарств есть в распоряжении генетиков для лечения орфанных заболеваний?


 


— Появились новые технологии — редактирование генома, РНК-интерференции. Эти методы должны быть исключительно эффективными именно для лечения наследственных и онкологических заболеваний. Мы уже успешно провели доклинические исследования методов лечения колоректального рака, муковисцидоза и миопатии Ландузи-Дежерина, и я надеюсь, что в течение нескольких лет мы сможем начать клинические испытания.


 


— Можно ли улучшить ситуацию с диагностикой?


 


— Безусловно. Для этого в первую очередь необходимо значительно расширить обследование новорожденных на наличие у них генетических заболеваний — неонатальный скрининг. Сейчас он проводится на пять заболеваний. Отмечу, что скрининг на два заболевания был введен в кризисном 1993 году, когда в больницах даже бинтов не было. В 2006-м его расширили до пяти нозологий. За 10 лет с помощью него удалось спасти от глубокой инвалидности и смерти более 10 тыс. детей.


 


— Можно ли повысить грамотность врачей, чтобы они лучше знали симптомы орфанных заболеваний?


 


— Нужно повышать настороженность врачей-специалистов в отношении наследственной патологии. В случае каких-то подозрений пациентов следует отправлять к генетику. А в масштабах страны достаточно иметь несколько федеральных центров, доступных для всех регионов. Если же пациент не может до них добраться, его должен на месте проконсультировать квалифицированный врач, а в нашу лабораторию прислать образец генетического материала. Этот механизм можно сделать бесплатным. Может быть, здесь будет большим прорывом закон о телемедицинских консультациях, принятие которого мы очень ждем.


 


— А на федеральном уровне диагностика орфанных заболеваний соответствует мировым достижениям в этой области?


 


— В области диагностики мы ничем не отличаемся от западных стран. Используем тот же самый спектр методов. Например, всего 20 лабораторий в мире диагностируют болезнь Ниманна-Пика. Одна из них находится у нас, в Медико-генетическом научном центре.


Достижением 2017 года стало введение квот на генетическое обследование и консультацию для 10 тыс. пациентов — финансирование идет в рамках госзадания, установленного Федеральным агентством научных организаций. Это огромный прорыв. Теперь есть возможность получить уточненный диагноз в Москве или Томске. Это то звено в лечении орфанных заболеваний, которого недоставало.


 

Новый протокол для редких генетических заболеваний

Научно-практическая конференция «Актуальные проблемы оказания медицинской помощи пациентам с мукополисахаридозами и другими редкими генетическими заболеваниями» проходит в Минске.

Успех в лечении генетических заболеваний во многом зависит от подготовки врачей первичного звена, заявил на конференции первый заместитель министра здравоохранения Беларуси Дмитрий Пиневич. Обсудить проблемы оказания медпомощи больным редкими генетическими болезнями в Минске собрались врачи из Беларуси, России, Польши, Германии и Италии. Они рассмотрят вопросы, касающиеся диагностики и лечения таких редких болезней, как мукополисахаридоз, болезнь Гоше, а также представят доклады, посвященные организации наблюдения и реабилитации пациентов с такими заболеваниями.

В приветственном слове участникам конференции Дмитрий Пиневич отметил, что вопросы организации медпомощи пациентам с редкими генетическими заболеваниями остаются актуальными не только в Беларуси, но и во всем мире. «В Беларуси утвердили новый клинический протокол диагностики лечения и диспансерного наблюдения пациентов с редкими генетическими заболеваниями, разработали методические рекомендации по мукополисахаридозам.

Но вместе с тем в Минздраве констатируют недостаточный уровень подготовки врачей первичного звена, что приводит к несвоевременной диагностике и позднему началу лечения», — сказал первый замминистра. Он подчеркнул, что в усовершенствовании нуждается и система направления пациента на более высокий уровень оказания помощи.

Как рассказала начальник отдела медицинской помощи матерям и детям Минздрава Елена Богдан, в Беларуси мукополисахаридозом болеют около 50 человек. «Но помимо мукополисахаридоза есть и другие редкие генетические заболевания. Ими зачастую болеют по 3-4 человека в стране. Вообще генетических синдромов более 7 тыс.», — отметила специалист.

Успех в лечении таких болезней прежде всего зависит от своевременного выявления, ранней диагностики и умения врачей первичного звена заподозрить, что у ребенка имеется генетическое заболевание.

Научно-практическая конференции «Актуальные проблемы оказания медицинской помощи пациентам с мукополисахаридозами и другими редкими генетическими заболеваниями» проходит в Минске 20-21 сентября. В ней принимают участие около 220 специалистов со всей республики, а также зарубежные гости. «Проведение подобной конференции — это возможность для практических врачей еще раз повторить белорусский опыт, а также познакомиться с зарубежным. Ведь наша главная задача — повысить уровень врачей практического здравоохранения», — резюмировала Елена Богдан.

Мукополисахаридоз — группа наследственных болезней соединительной ткани, обусловленных нарушением обмена гликозаминогликанов в результате генетически обусловленной неполноценности ферментов, участвующих в их расщеплении. Заболевания связаны с наследственными аномалиями обмена и приводят к различным дефектам костной, хрящевой, соединительной тканей.

По материалам medvestnik.by/

Редкие заболевания. Союз пациентов по редким заболеваниям.

Редкие заболевания, орфанные заболевания (англ. rare disease, orphan disease) — заболевания, затрагивающие небольшую часть популяции. Для стимуляции исследований редких заболеваний и создания лекарств для них (Орфанные препараты) обычно требуется поддержка со стороны государства.

Редкие заболевания – генетические заболевания

Многие редкие заболевания являются генетическими, и, следовательно, сопровождают человека в течение всей жизни, даже если симптомы проявляются не сразу. Большинство редких заболеваний возникают в детстве, и около 30 % детей с редкими заболеваниями не доживают до 5 лет.

Не существует какого-то единого уровня распространенности заболевания в популяции, при котором его начинают считать редким. Редкие заболевания могут считаться таковыми в одной части мира или среди какой-то группы людей, но при этом часто встречающимся в других регионах или среди других групп людей.

Определение редких заболеваний

Не существует единого, широко принимаемого определения редких заболеваний. Некоторые определения полагаются на количество людей, живущих с заболеванием, другие могут включать иные факторы, например, доступность лечения болезни или возможность облегчения ее течения.

В США Акт о редких заболеваниях (Rare Disease Act) 2002 года определяет редкие заболевания как «болезни или состояния, затрагивающие менее 200000 людей в США» («any disease or condition that affects less than 200,000 persons in the United States»), или примерно 1 человека из 1500. Такое определение очень близко к определению из Закона об орфанных препаратах («Orphan Drug Act») от 1983, федерального закона, написанного, чтобы стимулировать исследования редких болезней и разработку лекарств от них.

В Японии редкие болезни определяются как болезни, затрагивающие менее 50000 пациентов в Японии, или около 1 среди 2500. Однако European Commission on Public Health определяет редкие заболевания, как угрожающие жизни или хронические серьёзные болезни, имеющие настолько низкий уровень в популяции, что для их изучения и борьбы с ними требуются специальные общие усилия «life-threatening or chronically debilitating diseases which are of such low prevalence that special combined efforts are needed to address them.» Низкий уровень в популяции обычно соответствует менее чем 1 из 2000. Болезни, не являющиеся угрожающими жизни, серьёзными хроническими, либо адекватно излечимыми, исключаются из определения.

В России редкими предлагается считать заболевания с “распространенностью не более 10 случаев на 100 000 человек”.

В список орфанных болезней в России Минздравсоцразвития внес 200 заболеваний. Количество россиян с этими редкими заболеваниями – неизвестно.

Сегодня положение пациентов с редкими заболеваниями регулируется 323 ФЗ.

Перечень из 24-х (орфанных) редких заболеваний был утвержден в 2012 году. Сейчас в нем более 17 тыс. человек.

В медицинской литературе приняты сходные определения с уровнем распространенности от 1 из 1000 до 1 из 200000.

Статистика редких заболеваний

Организация EURORDIS оценивает, что существует от 5 тысяч до примерно 7 тысяч различных редких заболеваний. Хотя для каждого из них встречаемость в популяции будет низкой, совокупно редкими болезнями болеет от 6 до 8 процентов жителей Евросоюза.

Среди различных популяций встречаемость редких заболеваний будет различна, т.е болезнь, редкая в одной популяции, может быть часто встречаемой среди других популяций. Особенно это характерно для генетических и инфекционных заболеваний. Например, муковисцидоз (кистозный фиброз) — генетическое заболевание, редкое для многих частей Азии, но достаточно частое в Европе и бывших европейских колониях. В малых странах или популяциях Эффект основателя может привести к тому, что болезнь, редкая в большинстве мировых популяций, становится очень частой для данного сообщества. Многие инфекционные заболевания часто встречаются на какой-либо определенной территории и редки в других местах планеты. Иные виды заболеваний, например, редкие формы рака, не имеют каких-то неоднородностей в встречаемости и являются просто редкими. Например, любые формы рака у детей считаются редкими, поскольку рак развивается у небольшого количества детей.

Большая часть редких заболеваний — генетические, и, следовательно, хронические. EURORDIS оценивает, что как минимум 80% редких болезней имеет связанные с ними генетические отклонения.

Поддержка

С 2008 года последний день февраля объявлен днем редких заболеваний.

Редкие болезни: уникальные случаи – глобальная проблема

Редкие болезни: уникальные случаи – глобальная проблема

29 февраля отмечается Международный день редких (орфанных) заболеваний. Эта дата была учреждена в 2008 году Европейской организацией по редким заболеваниям (EURORDIS) с целью повышения осведомленности о том, что каждый 20-й человек, живущий на Земле, страдает от таких недугов.

В совокупности около 5% мирового населения несут бремя тяжелых, но малоизвестных болезней, которые сложно как выявить, так и лечить. Однако суммарно от них страдают более 300 миллионов человек в мире[1] – что сравнимо с населением США – причем утвержденные методы лечения существуют для менее, чем 5% из 6 000 известных редких заболеваний.

Орфанные заболевания характеризуются различными состояниями и симптомами даже у пациентов, страдающих одними и теми же болезнями, что значительно усложняет постановку верного диагноза. Часто редкие болезни впервые проявляются в детском возрасте1, но являются хроническими и представляют угрозу для жизни.[2] 72% редких заболеваний имеют генетическую природу1.

В Европе болезнь или патологическое состояние относят к категории редких, если уровень заболеваемости не превышает 1 случая на 2 000 человек.[3] В России к редким болезням относятся патологии с распространенностью не более 10 случаев на 100 000 человек[4], а их официальный перечень, обновленный в октябре 2019 г., насчитывает 256 видов[5].

Компания Pfizer на протяжении многих лет занимается разработкой передовых решений для лечения орфанных болезней и помощи пациентам, страдающим от них. Компания регулярно инициирует международные проекты в области информирования общественности о бремени этой глобальной проблемы. В данный момент диверсифицированный продуктовый портфель компании состоит из более, чем 20 препаратов для терапии редких заболеваний (среди которых акромегалия, лимфангиолейомиоматоз (ЛАМ), транстиретиновая амилоидная полиневропатия, болезнь Гоше и другие), которые доступны для пациентов в более, чем 80 странах мира.

Компания Pfizer изобрела первый лекарственный препарат для лечения транстиретиновой амилоидной кардиомиопатии — смертельного и редко диагностируемого заболевания, характеризующегося накоплением амилоидных фибрилл, состоящих из неправильно свернутого белка транстиретина, в сердце. Приоритетным направлением исследований и разработок Pfizer в данный момент является генная терапия для лечения пациентов с гемофилией А и В и мышечной дистрофией Дюшенна.

 «Для компании Pfizer терапия орфанных болезней является одним из ключевых направлений деятельности.  Мы стремимся предоставлять инновационные решения, призванные повысить продолжительность жизни, улучшить здоровье и самочувствие пациентов. Мы гордимся нашим продуктовым портфелем в этой области, насчитывающим десятки эффективных и уникальных препаратов, и продолжаем работы по исследованию потенциально перспективных молекул, которые могут стать основой лекарств будущего», – отметил Николай Соничев, Директор по продажам и маркетингу бизнес-подразделения Pfizer «Редкие заболевания» в России.

Pfizer: Передовые решения, меняющие жизни пациентов

Применяя инновации и используя глобальные ресурсы, Pfizer работает для улучшения здоровья и самочувствия людей на каждом этапе жизни. Мы стремимся устанавливать высокие стандарты качества и безопасности проводимых исследований, разработки и производства лекарств. Портфель продуктов компании включает лекарственные препараты, в том числе вакцины, а также хорошо известные во всем мире витамины и другую продукцию, способствующую поддержанию здоровья.

Ежедневно сотрудники Pfizer работают в развитых и развивающихся странах над улучшением профилактики и лечения наиболее серьезных заболеваний современности. Следуя своим обязательствам как ведущей биофармацевтической компании мира, Pfizer сотрудничает со специалистами здравоохранения, государственными органами и научными сообществами с целью обеспечения и расширения доступности надежной, качественной медицинской помощи по всему миру.

Вот уже 170 лет Pfizer старается улучшить жизнь тех, кто рассчитывает на нас.

www.pfizer.ru

 

Служба Медицинской Информации: [email protected]

Доступ к информации о рецептурных препаратах Pfizer на интернет-сайте www.pfizermedinfo.ru

 

PP-PFE-RUS-0135

Актуален на 21.02.2020

 

[1] Get involved in Rare Disease Day 2020! EURORDIS https://www.eurordis.org/news/get-involved-rare-disease-day-2020

[2] О редких заболеваниях. EURORDIS. https://www.eurordis.org/ru/%D0%9E-%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BA%D0%B8%D1%85-…

[3] Какие заболевания считаются редкими? EURORDIS. https://www.eurordis.org/ru/content/%D0%9A%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%B…

[4] Проект федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Статья 40. Медицинская помощь гражданам, страдающим отдельными группами заболеваний и состояний. «Редкими (орфанными) заболеваниями являются заболевания, которые имеют распространенность не более 10 случаев заболевания на 100 000 населения».

[5] Перечень редких (орфанных) заболеваний. Минздрав РФ. https://www.rosminzdrav.ru/documents/8048-perechen-redkih-orfannyh-zabol…

 

Редкие болезни становятся частыми — МК

Кому нужно обследоваться на редкие

Многие ученые называют наступивший век веком наследственных заболеваний. Количество детей с генетическими патологиями стремительно растет. Впрочем, редкие болезни существовали в мире всегда, но говорить о них начали лишь в конце прошлого века. Потому что появились новые диагностические возможности, ученые научились секвенировать геном и находить в нем специфические поломки, отвечающие за то или иное нарушение. Так в наш лексикон вошли слова «муковисцидоз», «мукополисахароз» и многие другие.

За последние 15 лет ученые узнали причины более 7000 заболеваний, более 2,5 тысячи расстройств и синдромов. Раньше пациенты с редкой болезнью просто погибали без возможности получить диагноз и необходимую медицинскую помощь. Сегодня неонатальный (у новорожденных) и пренатальный (в утробе матери) скрининги, предымплантационная диагностика при ЭКО предоставляют широкие возможности: например прервать беременность и совершить другую попытку; воспользоваться донорскими клетками или сперматозоидами; выбрать из всех эмбрионов ЭКО здоровый для подсадки в матку; начать раннее лечение. «Например, если в семье уже есть ребенок с мукополисахаридозом, вероятность того, что другие дети тоже будут болеть, составляет от 5о% для мальчиков (пр болезни Хантера, мукополисахаридозе второго типа), до 25% — для мальчиков и девочек при всех других типах — говорит профессор, главный научный сотрудник НИКИ «Научно-исследовательский клинический институт педиатрии им. Ю.Е.Вельтищева» Алла Семячкина. — Тогда при наступлении беременности проводится дородовая диагностики на 11-й неделе (берется биопсия плода). Если плод поражен, родители могут решить, прерывать беременность или нет».

Сегодня в нашей стране можно диагностировать абсолютно любое редкое заболевание из известных. И все же, как считает заведующая лабораторией наследственных болезней обмена веществ ФГБНУ Медико-генетического центра, председатель Совета экспертов Всероссийского общества редких (орфанных) заболеваний Екатерина Захарова, тотальное генетическое обследование всех пар и всех новорожденных на все генетические заболевания бессмысленно: «Наследственных болезней очень много, однако делать скрининг логично на то, что можно предупредить и лечить. Потому что может получиться так, что знание станет печалью».

Доктор Захарова приводит пример, как недавно молодая пара, планирующая ребенка, решила провести полное генетическое тестирование. У женщины обнаружили две мутации в гене, ответственном за позднюю форму дегенеративного заболевания ЦНС, которое развивается после 35 лет и приводит к необратимой инвалидизации. «Хотели ли они это знать? Может, им нужно было просто родить ребенка, который был бы стопроцентно здоровым? Но женщина впала в депрессию и перестала думать о продолжении рода. Поэтому российский скрининг новорожденных проводится только на те заболевания, от которых есть лечение», — продолжает Захарова.

Кроме того, проходить диагностику для выявления носительства генов, вызывающих развитие тяжелых наследственных заболеваний, врачи рекомендуют людям, в роду которых были кровнородственные браки.

В нашей стране новорожденным проводят ранний скрининг на галактоземию, фенилкетонургию, муковисцидоз, врожденный гипотериоз и андрогенитальный синдром Дауна. Список, безусловно, будет расширяться. Некоторые регионы уже сделали это. Так, в Приморском крае в качестве эксперимента детей начали обследовать сразу на 40 патологий, для 29 из которых сегодня существует эффективное лечение, в Москве скрининг новорожденных проводятся на 11 заболеваний.

Кроме того, диагностические методы постоянно совершенствуются. Так, сегодня появился генетический скрининг, определяющий синдром Дауна и другие хромосомные аномалии у плода со 100%-ной вероятностью по анализу крови матери — уже с 4-й недели беременности в ней появляются фрагменты плодного ДНК.

С редким можно быть счастливым

Диагностика редких болезней особенная. Эксперты говорят, что иногда, хотя и нечасто, диагноз можно поставить с первого взгляда по особым симптомам, присущим только этой болезни. Но чаще бывает иначе. Диагностическая одиссея может длиться годами и вылиться в определение болезни лишь спустя 5–10 лет после начала ее симптомов.

Генетики любят рассказывать историю, как была открыта болезнь фенилкетонурия. Это случилось в Англии. Молодая пара обратилась к врачу по поводу двоих детей, которые родились совсем обычными, а через несколько лет у них начались нарушения интеллектуального развития. Кроме того, от них очень плохо пахло, мышами, — у отца на этот запах даже началась аллергия.

Врачи долго не понимали, что с ними. Было понятно лишь то, что болезнь наследственная. Один из докторов начал проводить простые тесты с мочой пациентов. И однажды сделал тест с хлоридом железа — жидкость вдруг позеленела. Несколько месяцев лаборатория пыталась выделить вещество, которое придавало такую окраску, пришлось исследовать 40 ведер биоматериала. И вещество нашли. Теперь с помощью особого теста исследуют всех новорожденных в мире, а лечить болезнь элементарно: особой диетой, которая предотвращает повреждения интеллекта и позволяет вести обычный образ жизни. Сегодня пациентов с фенилкетонурией в России обеспечивают специальным питанием за госсчет.

Снежана Митина, глава пациентской организации «Хантер-синдром», тоже долго не знала, что с ее ребенком. Он родился настоящим красавцем и богатырем, больше 4 килограммов. И до трех лет развивался, как другие дети. А потом начались звоночки.

— Когда сыну удаляли грыжу, у него развилась реакция на наркоз — и нам предложили обследоваться. Тогда и поставили страшный диагноз. Конечно, я не поверила, думала, ошиблись, — ведь дети с синдромом Хантера (мукополисахаридозом 2-го типа) низкорослые, с ярко выраженной внешностью, а мой был высокий красивый блондин. И вообще я считала, что больные дети рождаются у алкоголиков и асоциальных людей. Но постепенные изменения внешности при синдроме начинаются после двух лет, с трех дети перестают расти и вскоре становятся «на одно лицо», превращаясь в заколдованных гномиков. Болеют в основном мальчики, в мире всего две девочки с синдромом Хантера. В 2000 году, когда сыну поставили диагноз, лекарств еще не было. Но в 2006 году появился препарат. В 2008 году мы поехали в Германию за счет Минздрава, где получили лечение, а потом добились, чтобы лекарство было зарегистрировано и у нас. Государство в 2012 году включило мукополисахаридозы в перечень 24 редких болезней, а в 2018-м году в программу «Семь нозологий», по которой такие пациенты обеспечиваются лекарствами.

Такая терапия в нашей стране применяется уже десять лет, и за это время темпы инвалидизации таких пациентов снизились, а продолжительность их жизни выросла. Снежана говорит, что лечение творит чудеса. Они начали принимать лекарства, когда ее ребенок уже перемещался на четвереньках, а по утрам забывал часть слов или каких-то действий. К тому же, говорит Снежана, хантеренки — очень ласковые дети, которые дают гораздо больше любви, чем обычные. Однако ее пациентская организация занимается вопросами лекобеспечения детишек со всеми типами мукополисахаридоза (МПС): «Мне принципиально, чтобы лечение получали все дети».

«Нужно в целом решить проблему с обеспечением пациентов незарегистрированными в стране лекарствами, иначе они не могут получать лекарства за государственный счет», — говорит председатель правления Центра экспертной помощи «Дом редких» Анастасия Татарникова. В некоторых регионах эта проблема решается: например Москва выделяет средства на закупку незарегистрированных препаратов из фонда мэра, в Нижнем Новгороде есть социальные выплаты. Однако необходим единый подход.

«Что такое жить с редким заболеванием? — говорит эксперт «Дома редких» Кирилл Куляев. — В 2010 году, когда мне поставили орфанный диагноз, в мире не было от него ни одного лекарства. Мне давали прогноз — пять лет. Сейчас пошел уже десятый год — и умирать я не собираюсь. Сегодня я постоянно получаю лекарства, живу полноценной жизнью, если не считать походов к докторам. Женился. У меня две дочки».

ххх

Понятие редкости в разных странах законодательно установлено свое. Например, в Европе орфанным считается заболевание, которое встречается 1:2500. В России 1:10 000. В Британии — 1 к 40 000. 80% орфанных пациентов заболевают в возрасте до 15 лет. Большинство редких болезней — наследственные.

В 2011 году главу об орфанных препаратах включили в закон об охране здоровья граждан, тем самым обеспечив таким пациентам право на лечение. «В 2012 году в стране начал формироваться федеральный регистр редких пациентов, — рассказывает руководитель Центра изучения и анализа проблем народонаселения, демографии и здравоохранения Института ЕАЭС Елена Красильникова. — К настоящему моменту число пациентов в регистре удвоилось, а расходы на лекарственное обеспечение редких больных выросли в три с половиной раза».

И все же многие годы за лекобеспечение большинства редких пациентов отвечали регионы, что нередко ложилось непосильным бременем на их бюджеты. Существенно изменит ситуацию перевод таких пациентов под федеральное крыло, что случится совсем скоро. Весной Дмитрий Медведев дал поручение перевести лекарственное обеспечение всех орфанных заболеваний на федеральный уровень.

Во многих случаях ранняя диагностика и начало лечения помогут избежать развития тяжелых осложнений, предотвратить развитие ранней инвалидизации и летального исхода. Не говоря уже об улучшении качества жизни детей и членов их семей. Некоторые редкие болезни лечатся очень просто. Диетотерапией или, например, высокими дозами витаминов. «А вообще с развитием персонализированной медицины скоро каждое заболевание будет считаться редким. Ученые открыли молекулярные механизмы патогенеза рака, и теперь, например, рак легких или рак молочной железы — это десятки и даже сотни разных болезней, каждая из которых требует индивидуальное лечение», — говорит Екатерина Захарова.

И современное здравоохранение уже готово принять этот вызов.

Генетики выявили ранее неописанные причины редкого заболевания Глутаровой ацидурии 1 типа

Глутаровая ацидурия 1 типа (ГА1) – редкое наследственное заболевание, причины которого  − мутации в гене GCDH. Сегодня описано более 200 различных его мутаций. В организме человека, имеющего патогенные мутации в обеих копиях гена, возникает недостаток фермента, расщепляющего глутаровую и 3-гидроксиглутаровую кислоты. Эти кислоты накапливаются в биологических жидкостях, оказывая нейротоксическое действие преимущественно на подкорковые структуры головного мозга.

Первые признаки заболевания обычно проявляются у детей в возрасте от трех месяцев до трех лет: рвота, судороги,  мышечная гипотония. У 75-80 % пациентов с рождения либо в первые месяцы жизни развиваются макроцефалия, которая может быть первым симптомом болезни, и непроизвольные движения. Клиническая картина может напоминать детский церебральный паралич. Раннее выявление заболевания, особенно до развития клинических проявлений, позволяет проводить максимально эффективное патогенетическое лечение, включающее диетотерапию. В большинстве стран мира ГА1 выявляют у новорожденных при массовом скрининге. В России неонатальный скрининг на ГА1 проводится в г. Москве и в Приморском крае.

Исследование, проведенное в лаборатории наследственных болезней обмена веществ (НБО) ФБГНУ «Медико-генетический научный центр им. академика Н.П. Бочкова» (ФГБНУ «МГНЦ»), расширяет спектр знаний о причинах ГА1 и позволяет существенно повысить качество диагностики этого редкого заболевания. 

Статья, посвященная вновь выявленным причинам ГА1, вышла в журнале MetabolicBrainDisease (квартиль Q3).

Сотрудники лаборатории обследовали 51 пациента с ГА1, выявленного за последние 12 лет в разных регионах России. Практически всем пациентам диагноз был поставлен уже в тяжелой стадии заболевания. Лишь у двоих из них ГА1 была выявлена на досимптоматической стадии благодаря расширенному неонатальному скринингу, и у одного − благодаря обследованию   на основании семейного анамнеза. 

Генетики лаборатории НБО ФГБНУ «МГНЦ» выявили изменения в гене GCDH, ранее не описанные в мировой литературе, и доказали их патогенность. 

Впервые обнаружены 9 новых мутаций (7 миссенс-замен, 1 мутация сплайсинга и 1 делеция). Эти мутации приводят к изменению нуклеотидной последовательности гена и нарушениям работы продукта гена – фермента. В результате развивается весь симптомокомплекс заболевания.  

Марина Куркина, научный сотрудник лаборатории НБО ФГБНУ «МГНЦ»: «Выявленные миссенс-замены и две другие мутации крайне редки. Однако информация о каждом патогенном изменении в гене важна для медицинских генетиков во всем мире. Теперь если российские или зарубежные специалисты столкнутся с таким же случаем, они смогут точно поставить диагноз, основываясь на наших данных. В ходе исследования нам удалось диагностировать и другие изменения, которые раньше не были описаны в литературе». 

В частности, у пациентов, окончательный диагноз которым не был поставлен традиционными методами, научные работники лаборатории НБО предположили ранее неизвестные крупные перестройки в гене. Эта догадка подтвердилась благодаря совместной работе с лабораторией «Геномед». Позже наличие крупных делеций и их патогенность были доказаны уже в лаборатории НБО ФГБНУ «МГНЦ». 

Кроме того, у обследованных пациентов научные работники лаборатории НБО обнаружили мутацию, характерную для  общин амишей. 

Марина Куркина: «Это была вторая по частоте мутация в нашей выборке, однако в базе геномов МГНЦ ранее она ни разу не встретилась. В мировой научной литературе эта мутация описана как характерная для амишей, проживающих в закрытой религиозной общине в штате Пенсильвания, США, также она встречается у европейцев. Можно предположить, что ответ на вопрос, как эта мутация оказалась у российских пациентов, лежит в истории. Амиши происходили из  германоязычной части Эльзаса, а во времена правления Екатерины II на Юг России переселялись выходцы именно из этой части Европы. Вероятно, в то время носители мутации могли эмигрировать в Россию. Мутация с эмигрантами из Европы могла попасть и в США, где распространилась среди амишей».

Пресс-центр ФГБНУ «МГНЦ»
Тел: 8-985-133-79-63
Е-mail: [email protected] и [email protected]

Программа по борьбе с редкими генетическими заболеваниями | Cincinnati Children’s

В программе лечения редких генетических заболеваний в Cincinnati Children’s работает специализированная группа медицинских работников.

Мы врачи, генетические консультанты, медсестры и исследователи, обладающие опытом диагностики и лечения редких генетических заболеваний.

Чего ожидать

Семьи, страдающие редкими заболеваниями, могут чувствовать себя очень одинокими. Возможно, вы никогда не встретите человека с таким же заболеванием, как у вас или вашего близкого.

Найти информацию о болезни может быть сложно, и ваша семья или местный врач могут не ответить на все ваши вопросы.

В нашу команду по уходу входят опытные поставщики медицинских услуг, которые встречаются с вами, чтобы поделиться своими знаниями о редких заболеваниях и помочь вам не чувствовать себя одинокими.

Планирование встречи

Вы можете связаться напрямую с нашей командой, чтобы помочь запланировать посещение программы по редким генетическим заболеваниям. Мы можем предоставить вам карты, информацию о местных отелях и график оценки.
Мы поможем согласовать записи на прием, если вам или вашему близкому необходимо посетить более одного специалиста.

Мы будем работать с вами, чтобы получить медицинские записи до вашего визита, чтобы мы могли их просмотреть и подготовиться к встрече с вами или вашим близким на вашем этапе медицинского путешествия.

Мы сделаем все возможное, чтобы ваш визит в Цинциннати был максимально комфортным и простым.

Во время встречи

Во время посещения вы встретитесь с несколькими членами группы по уходу.

Консультант-генетик или медсестра проверит и соберет подробную информацию о вас или здоровье вашего близкого и составит родословную (медицинское генеалогическое древо).

Опытный врач проведет медицинский осмотр, подробно обсудит ваш диагноз и разработает индивидуальный план ухода для вас или вашего близкого. См. «Условия, которые мы лечим».

Ваше обсуждение с нашей командой может включать генетическое тестирование, направление к специалистам, координацию с местными поставщиками услуг, варианты клинического ведения и возможности исследований.

Если вы или ваш близкий человек заинтересованы в исследованиях, вы встретитесь или получите направление к одному из наших квалифицированных координаторов клинических исследований.

После встречи

Наша команда останется доступным ресурсом для вас, вашей семьи или местного врача после встречи с вами.

С нами можно связаться через MyChart, электронную почту и телефон, чтобы согласовать то, что лучше всего подходит для вашей семьи.

Мы можем предоставить печатные и онлайн-ресурсы, чтобы помочь лучше понять редкое заболевание, которое есть у вас или вашего близкого.

Наша команда готова помочь вам решить как ожидаемые, так и неожиданные проблемы, которые могут повлиять на вас или вашего любимого человека.

Помощь с доступом к лекарствам

Если для лечения вашего редкого заболевания доступны лекарства, Программа по редким генетическим заболеваниям может помочь вам получить доступ к лечению и устранить препятствия на пути к нему.

Генетическое тестирование для себя или члена семьи

Программа лечения редких генетических заболеваний в Cincinnati Children’s использует самые современные генетические тесты для получения клинически значимых лабораторных результатов.Диагностическая лаборатория детской генетики и геномики Цинциннати сертифицирована Колледжем американских патологов (CAP) и Поправками по улучшению клинической лаборатории (CLIA).

Консультанты-генетики Программы редких генетических заболеваний готовы обсудить с вами варианты генетического тестирования, потенциальные результаты, ограничения тестирования и страховое покрытие.

Ученые обнаружили редкое генетическое заболевание, которое атакует иммунную систему детей — Медицинская школа Вашингтонского университета в Санкт-Петербурге.Луи

Посетите новостной центр

Болезнь может вызвать частые инфекции, увеличение органов и смерть.

Предоставлено Эшли Битлер.

Четырехлетний Джозеф Энтони Вена IV умер в прошлом году от редкого генетического заболевания, поражающего иммунную систему детей. Заболевание и вызывающая его генетическая мутация были идентифицированы Меган А. Купер, доктором медицины, доктором философии, доцентом педиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе в сотрудничестве с другими исследователями. Купер, который также занимается лечением пациентов в больнице Св.Детская больница Луи специализируется на диагностике и лечении редких генетических заболеваний, влияющих на иммунную систему. Новые открытия вдохновили ученых по всей стране на постоянное сотрудничество.

После десятков инфекций с высокой лихорадкой, после избытка жидкости в головном мозге, после увеличения селезенки, после почечной и печеночной недостаточности, после двух трансплантаций костного мозга, после высокодозной химиотерапии и лучевой терапии, после остановки сердца, после бесконечных зондов для кормления и дыхательные аппараты, 4-летний Джозеф Энтони Вена IV устал.

Устал бороться с загадочной инфекцией, поразившей его тело. Устали от выстрелов и больниц. Устал сосредотачиваться на своей болезни вместо интересных вещей вроде Человека-паука.

«В течение многих лет он продолжал работать», — сказала его мать Эшли Битлер. «Но после второй трансплантации костного мозга Джозефу и курса химиотерапии его организм не выдержал. Он посмотрел на нас и сказал, что устал ».

Джозеф умер 13 июня 2020 года в возрасте 4 лет в больнице недалеко от своего дома на юге Нью-Джерси.

«Его маленькое тело могло выдержать так много», — сказал его отец, Джозеф Вена III. «С его лечением все, что могло пойти не так, пошло не так, как надо. Джозеф продолжал настаивать, но этого было достаточно ».

Инфекция мальчика сбивала с толку врачей всего Восточного побережья. В конце концов, в 2019 году врач направил родителей к Меган А. Купер, доктору медицинских наук, доценту педиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета в Сент-Луисе. Купера, который лечит пациентов в больнице Св.Детская больница Луи специализируется на диагностике и лечении редких генетических заболеваний, влияющих на иммунную систему. Она сотрудничает со специалистами-педиатрами по всему миру, чтобы попытаться решить их самые загадочные случаи.

Несколькими месяцами ранее Купер и научный сотрудник ее лаборатории Джахнави Алури, доктор философии, начали изучать двух мальчиков с условиями, похожими на состояние Джозефа. Такие случаи помогли Куперу и другим исследователям идентифицировать редкое иммунное заболевание, вызванное мутацией в гене, известном как TLR8 , который играет фундаментальную роль в активации иммунной системы для борьбы с вирусами, такими как грипп.Однако при этом заболевании TLR8 слишком активен, вызывая воспаление, а также сбои во многих частях иммунной системы.

Открытие TLR8 вдохновило постоянное сотрудничество ученых по всей стране, которые сталкивались с детьми и подростками — на тот момент все мальчиками — с необъяснимым иммунодефицитом, который, как считается, вызывает увеличение органов, заболевания крови и иногда смерть.

Купер и Алури задокументировали первые шесть известных случаев иммунодефицита, связанного с TLR8 и , опубликованные 6 мая в печатном выпуске Blood, журнала Американского общества гематологов.Недавно они обнаружили еще одного ребенка с этим заболеванием и активно ищут других.

Ученые посвятили исследование Джозефу, родители которого помогли финансировать исследование за счет памятных пожертвований в Фонд детской больницы Сент-Луиса.

«Мы думаем, что есть еще много пациентов, которым не поставлен диагноз, потому что они не прошли тестирование на мутации TLR8 и », — сказал Купер, старший автор исследования. Она также руководит программой клинической иммунологии на кафедре педиатрии Медицинской школы Вашингтонского университета и Центром диагностики и исследования первичных иммунодефицитов Джеффри Моделла в больнице Св.Детская больница Луи.

«Ближайшая цель нашего исследования — выявить больше пациентов, чтобы узнать о причинах этого заболевания», — сказал Купер. «В конце концов, мы хотим использовать полученные знания для разработки целевого тестирования и лечения для улучшения ухода за этими пациентами».

Купер никогда не встречался с Джозефом, потому что пандемия и серьезность его болезни не позволили ему поехать в Сент-Луис. Однако, пока Джозеф был еще жив, Куперу были отправлены образцы его тканей легких и кожи, а также его крови.Образцы, наряду с образцами других пациентов TLR8 , находятся в лаборатории Купера в здании педиатрических исследований Макдоннелла.

Из этих образцов крови и тканей исследователи разработали клеточные линии, чтобы клетки можно было сохранить и преобразовать в состояние, в котором они могут непрерывно делиться и расти, часто бесконечно. Это позволяет исследователям изучать иммунные клетки и мутации гена, ответственные за заболевание, при различных сценариях.

Изучая клеточные линии, исследователи обнаружили аномальную активацию пути TLR8 .Обычно активность инициируется только при необходимости — например, когда вирус проникает в организм. Но у этих пациентов неизвестный триггер в гене активирует иммунную систему, вызывая воспаление, хотя этого быть не должно.

Воспаление — это процесс, в котором участвуют белые кровяные тельца, первые респонденты, призванные на борьбу, когда инфекция, болезнь или травма атакуют тело. Это хорошо. Однако воспаление может нанести вред здоровой ткани, когда захватчик не может выйти или когда лейкоциты становятся гиперактивными.

«Слишком сильное воспаление подрывает иммунную систему, и это то, что мы наблюдаем у этих детей», — сказал Купер. «Но нам нужно подробно рассказать, что происходит, потому что до этого ген TLR8 не был связан с какими-либо заболеваниями человека».

Общим среди пациентов является низкое количество нейтрофилов, наиболее распространенного вида белых кровяных телец. Нейтрофилы патрулируют иммунную систему и действуют как первые реагенты, уничтожая иностранных захватчиков. В результате организм, лишенный нейтрофилов, становится уязвимым для инфекций.

Пациенты с мутациями TLR8 также имеют тенденцию испытывать дисфункцию в другом типе белых кровяных телец, известных как лимфоциты. Эти клетки придерживаются стратегии «сила в количестве», размножаясь и вырабатывая антитела для борьбы с нарушителями иммунной системы. Однако лимфоциты у этих пациентов разрастаются, часто вызывая увеличение селезенки и других органов, которые могут разорваться.

В исследовании все шесть пациентов с вариациями TLR8 и также страдали недостаточностью костного мозга.Костный мозг — мягкая губчатая ткань в центре костей — производит эритроциты, лейкоциты и тромбоциты.

Для лечения троим пациентам была сделана трансплантация костного мозга, в том числе Джозефу, который прошел процедуру дважды, чтобы пополнить запасы клеток, поддерживающих жизнь, в их иммунной системе. Процедура оказалась успешной у двух пациентов. Все пациенты также принимали препараты для подавления иммунитета, в том числе химиотерапию. Однако положительные результаты были скоротечными.

«В некоторых случаях эти методы лечения оказывались эффективными в течение определенного периода времени», — сказал Купер.«Однако нам необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, что вызывает начало болезни, потому что у нас были дети, которым был поставлен диагноз в младенческом или раннем возрасте, а другие — в подростковом возрасте. Мы подозреваем, что, разгадав загадки болезни, мы сможем разработать более целенаправленные методы лечения ».

Мутации в TLR8 служат примером соматического мозаицизма, который возникает во время внутриутробного развития и означает, что только некоторые клетки в организме имеют генетические изменения. «Исследователи только сейчас открывают соматический мозаицизм как причину иммунодефицита у пациентов», — сказал Купер.«Соматические мутации часто случаются при раке. Однако вместо рака у пациентов, участвовавших в исследовании, наблюдался редкий иммунодефицит ».

Исследователи также недоумевают, потому что TLR8 иммунодефицитов были выявлены только у мальчиков. «Ген находится на X-хромосоме, и мы знаем, что у мальчиков есть только одна копия X, а у девочек — две X-хромосомы», — сказал Купер. «Это означает, что если ген на одной Х-хромосоме не работает, тот же ген на другой Х-хромосоме может компенсировать недостатки.Однако мы предполагаем, что девочки тоже могут быть затронуты, и это то, что мы хотели бы изучить, увеличив количество тестов на это заболевание.

«Эта болезнь — одна большая загадка», — добавил Купер. «В лаборатории было нелегко собрать все воедино. Обычно при генетическом заболевании вы думаете о гене, который ребенок унаследовал от мамы или папы. Но для пациентов с этим генетическим заболеванием оно не передавалось по наследству. В некотором смысле это похоже на рак, потому что большинство видов рака не передаются по наследству, а возникают случайно.”

Более 30 ученых из примерно десятка исследовательских и медицинских центров внесли свой вклад в исследование TLR8 . Тем не менее, расстройство было названо пятым пациентом, включенным в исследование, Эваном Брэндоном из Таскалузы, Алабама.

С 2016 года Брэндон боролся с частыми инфекциями, от кожной сыпи до язв желудочно-кишечного тракта. Он провел большую часть школьных лет в больницах Бирмингема, штат Алабама, и Нэшвилла, штат Теннеси.

«Большую часть времени я чувствовал себя нормально, — вспоминал Брэндон.«Но тогда у меня будет странная инфекция или высокая температура, и мне придется лечь в больницу за внутривенными антибиотиками. Я пропустил много школьных и общественных мероприятий. На первом году учебы в колледже стало еще хуже. Это было ужасно.»

Примерно в это же время врачи Брэндона услышали о продолжающемся исследовании Купера и поняли, что у него есть мутация в TLR8 , и направили его к Куперу для диагностики и рекомендаций по лечению. Он взял годичный перерыв в Принстонском университете, чтобы оправиться от трансплантации костного мозга.

Из-за пандемии Брэндон, которому сейчас 21 год, никогда не встречался с Купером лично. Но он поддерживал с ней частые контакты по электронной почте и телефону.

Однажды днем, по прихоти, Брэндон отправил Куперу электронное письмо, в котором полушутя спрашивал, можно ли назвать болезнь его именем.

Купер отверг эту идею, поскольку в исследовании участвовали и другие пациенты. Она также отметила, что в науке существует тенденция не называть болезни в честь людей, а сохранять общее и нейтральное название.

Однако она посоветовала подростку связать инициалы клинических состояний вместе, чтобы получилось сокращение.

«Если серьезно, если вы можете составить запоминающееся сокращение, дайте нам знать», — написал Купер Брэндону в электронном письме. «Пришло время назвать эту болезнь. Вот несколько слов, которые вы можете включить: TLR8 , воспаление, нейтропения, цитопения, недостаточность костного мозга, аутоиммунитет, лимфопролиферация ».

Примерно через 30 минут Брэндон предложил название, одобренное Купером: INFLTR8.

Произносится «инфильтрат», аббревиатура означает воспаление, нейтропению, недостаточность костного мозга и лимфопролиферацию, вызванную TLR8 .

«Участие в исследовании оказалось положительным результатом этого заболевания», — сказал Брэндон, который был здоров после трансплантации. «Мне нужно назвать болезнь, и, надеюсь, мое участие в исследовании поможет ученым научиться лечить загадочный INFLTR8».

Это исследование было поддержано Национальными институтами здравоохранения (NIH), номера грантов P30 AR073752, P30 CA091842, UL1TR002345; Номера контрактов NIH HHSN261200800001E и 75N910D00024; Приказ NIH 75N91019F00131; Детский институт открытий при Вашингтонском университете; Санкт-ПетербургЦентр детской иммунологии Louis Children’s Hospital; Фонд детской больницы Сент-Луиса; Центр диагностики и исследования первичных иммунодефицитов Джеффри Моделла при детской больнице Сент-Луиса; Фонд иммунодефицита; Центр геномной инженерии и ИПСК Вашингтонского университета; Центр иммунологии человека и программ иммунотерапии им. Бурского.

Aluri J, Bach A, Kaviany S, Paracatu LC, Kitcharoensakkul M, Walkiewicz M, Putnam C, Shinawi M, Saucier N, Rizzi E, Harmon M, Keppel M, Ritter M, Similuk M, Kulm E, Joyce M, de Хесус А., Гольдбах-Мански Р., Ли Й., Селла М., Кендалл П., Динауэр М., Беднарски Дж., Бемрих-Штольц С., Канна С., Абрахам С., Демчко М., Пауэлл Дж., Джонс С., Скарлок А., Де Рэвин С., Блисинг Дж., Коннелли Дж. Рао В.К., Шютпельц Л., Купер М.Иммунодефицит и недостаточность костного мозга с мозаичным усилением функции TLR8 зародышевой линии. Кровь. Опубликовано в печати 6 мая 2021 г. DOI: https://doi.org/10.1182/blood.2020009620.

Медицинский факультет Вашингтонского университета состоит из 1 500 врачей-преподавателей, которые также являются медицинским персоналом детских больниц Барнс-Еврей и Сент-Луис. Медицинский факультет является лидером в области медицинских исследований, обучения и ухода за пациентами, неизменно входящий в число лучших медицинских школ страны по версии U.S. News & World Report.Медицинская школа связана с BJC HealthCare через свои связи с больницами Barnes-Jewish и St. Louis Children’s.

Исследования редких заболеваний в лаборатории Джексона

Благодаря ведущим ученым, международным сетям, точным моделям животных и технологиям генетики и геномики нового поколения, Лаборатория Джексона инвестирует в будущее людей, живущих с редкими заболеваниями.

Крис Бранниган принимает проводы в Лаборатории геномной медицины Джексона во время марша босиком

Послушайте рассказ Криса Браннигана о борьбе его семьи с редким заболеванием и комментарии директора JAX-GM и профессора Чарльза Ли в этом видео из лаборатории Джексона.

Хотя по отдельности они редки (по определению, поражают менее 200000 человек в США), редкие заболевания в совокупности поражают около 350 миллионов человек во всем мире и, таким образом, представляют собой серьезную проблему для здоровья. Около 80 процентов редких заболеваний имеют генетическое происхождение, примерно половина из них поражает детей, многие из них смертельны, и очень немногие из них поддаются лечению. Редкие заболевания часто называют «сиротскими», потому что фармацевтические компании уделяют им относительно мало внимания и инвестиций.

Нашим исследователям это кажется несправедливым. Благодаря работе в Центре редких и орфанных заболеваний наши исследователи разрабатывают специальные генетические инструменты, которые приносят реальную надежду семьям с редкими заболеваниями.

Познакомьтесь с нашими учеными, занимающимися редкими заболеваниями

Нейробиолог Кэт Лутц, доктор философии, является директором Центра редких и орфанных болезней, и она тесно сотрудничает со многими фондами и исследователями редких болезней, чтобы поддержать их исследования и цели открытия лекарств.Исследования Лутц и ее сотрудников привели непосредственно к разработке Спинразы, первого одобренного FDA препарата для лечения спинальной мышечной атрофии . Сейчас ее команда разрабатывает новые модели мышей для лечения десятков редких заболеваний, включая SETBP1, множественное сульфатазное расстройство, атаксию Фридрейха и другие.

Профессор JAX и нейробиолог Роб Берджесс, доктор философии, изучает болезнь Шарко-Мари-Тута (CMT) , которая вызывает повреждение пучков волокон нервных клеток, соединяющих головной и спинной мозг с мышцами и органами чувств.Ежегодно поражая одного из 2500 человек, CMT включает более 80 различных генетических мутаций, каждая из которых имеет очень разные процессы и симптомы заболевания. В настоящее время лекарств нет.

Доцент JAX Грег Кокс, доктор философии, является центром сети исследователей, экспертов по моделированию мышей, врачей и семей пациентов, занимающихся поиском генетических причин и потенциальных методов лечения нервно-мышечных заболеваний. В своей лаборатории Кокс изучает СМА и ее очень редкий вариант, спинальную мышечную атрофию с респираторным дистресс-синдромом ( SMARD ), а также ALS и мышечную дистрофию Дюшенна .

Какое редкое заболевание? — День редких заболеваний, 2022 г.,

Ваша страна

Пожалуйста, выберите countryAfghanistanAfricaAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAsiaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo.Демократическая Республика theCook IslandsCosta RicaCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEast TimorEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaEuropeFalkland (Мальвинских) островах Фарерских IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuernseyGuineaGuinea-BissauGuyanaHaitiHeard Island и McDonald IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIranIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyIvory CoastJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea.Косово, Кувейт, Кыргызстан, Лаосская Народно-Демократическая Республика, Латинская Америка, Латвия, Ливан, Лесото, Либия, Лихтенштейн, Литва, Люксембург, Макао, Мадагаскар, Малави, Малайзия, Мальдивы, Мали, Мальта, Маршалловы острова, Мартиник, Мавритания, Мавритания, Мавритания. Федеративные Штаты Молдовы. Республика ofMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorth AmericaNorth MacedoniaNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestinePanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint Helena.Вознесения и Тристан-да CunhaSaint Киттс и NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth АмерикаЮжная Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSouth KoreaSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwan, провинция ChinaTajikistanTanzania. Объединенная РеспубликаТаиландТимор-ЛештиТогоТокелауТонгаТринидад и ТобагоТунисТурцияТуркменистанТуркс и острова КайкосТувалуУгандаУкраинаОбъединенные Арабские ЭмиратыВеликобританияСоединенные ШтатыМалые отдаленные острова Соединенных ШтатовВьетнамУзбекистанВануаБританские Виргинские острова. СШАУоллис и ФутунаЗападная СахараВ миреЙеменЗамбияЗимбабве

Перейти на сайт

«буферных генов» могут защитить этих 13 человек от редких генетических заболеваний | Наука

Беглый взгляд на ДНК более чем полумиллиона человек обнаружил сюрприз: у некоторых людей есть генетический сбой, из-за которого они должны сильно заболеть, но вместо этого они кажутся здоровыми. Изучение таких устойчивых к болезням людей может указать на новые методы лечения редких состояний, таких как мышечная дистрофия Дюшенна.Но исследователи, стоящие за новым опросом, предупреждают, что без прямого доступа к лицам в базе данных, которые они использовали, они не смогли подтвердить свои результаты путем дальнейшего тестирования.

Исследование является первым шагом в рамках проекта «Устойчивость», возглавляемого Стивеном Френдом, президентом Sage Bionetworks в Сиэтле, Вашингтон, и исследователем геномики Эриком Шадтом из Медицинской школы Икана на горе Синай в Нью-Йорке. Они хотят найти здоровых людей, у которых есть генетические мутации, которые обычно вызывают серьезные заболевания у их носителей, например, муковисцидоз при заболевании легких.Если человек, у которого есть такая мутация, здоров, он или она может нести мутацию в другом гене, которая компенсирует или буферизует действие вредного гена. Этот защитный ген может указывать на новую терапию болезни.

Чтобы проверить свою идею, друг, Шадт, эксперт по геномике Mount Sinai Ронг Чен и его коллеги собрали генетические данные от более чем 589 000 в целом здоровых взрослых людей, которые пожертвовали свою ДНК для исследования. Основная часть из них — 400 000 человек, чьи геномы были просканированы на наличие генетических маркеров — прибыли из 23andMe, компании, которая предлагает генетические тесты по почте.Другие образцы взяты из 11 академических исследований по всему миру. Затем команда проанализировала эти данные ДНК на предмет мутаций в 874 генах, которые, как известно, вызывают тяжелые заболевания, начинающиеся в детстве.

Сначала казалось, что почти 16 000 человек потенциально несут мутации. Но список стал намного короче, когда исследователи удалили людей с низкокачественными генетическими данными или тех, у кого были мутации, которые явно не вызывали серьезное заболевание в раннем возрасте. Окончательный результат составил всего 13 человек с мутациями, которые обычно приводят к восьми тяжелым детским расстройствам, сообщает сегодня команда в Nature Biotechnology .Заболевания включают муковисцидоз, аутоиммунное заболевание, тяжелое заболевание кожи и другие, которые обычно приводят к деформациям скелета и умственной отсталости.

Но в этом списке есть оговорки. Во-первых, исследователи не смогли подтвердить, что мутации не были просто ошибками генотипирования для восьми из 13 человек. Во-вторых, исследователи не смогли связаться ни с одним из 13 человек для дальнейшего тестирования, которое подтвердило бы, что они действительно здоровы, несмотря на наличие мутации болезни.Это потому, что, когда люди пожертвовали свою ДНК, они сделали это с пониманием того, что с ними больше не свяжутся. «Это похоже на то, как если бы вы сняли упаковку с коробки и не смогли ее открыть», — говорит Френд.

Учитывая эти ограничения, некоторых исследователей это исследование не впечатлило. Один эксперт считает странным, что исследователи обнаружили трех человек с двумя копиями одной и той же чрезвычайно редкой мутации кистозного фиброза. По словам медицинского генетика Гарри Каттинга из Университета Джона Хопкинса в Балтиморе, штат Мэриленд, шансы на это настолько ничтожны, что можно найти альтернативные объяснения, обнаружив мутации, снижающие тяжесть муковисцидоза с помощью другого подхода.Тем не менее, Каттингу нравится идея Resilience Project. «Концепция очень захватывающая».

Исследование «важно как доказательство принципа», — добавляет генетик Дэниел МакАртур из Института Броуда в Кембридже, штат Массачусетс, который сам занимается поиском редких генов, защищающих от болезней, и написал комментарий к новому докладу. . Этот документ «отрезвляет», добавляет он, потому что он показывает, что для установления фактических генов устойчивости потребуются «невероятно большие размеры выборки» или ДНК от десятков миллионов людей, которые согласились, чтобы с ними связались для исследования.

Планируются или проводятся аналогичные исследования, в том числе проект «100000 геномов» Соединенного Королевства и когортное исследование 1 миллиона человек, проводимое Инициативой точной медицины США. А Френд и Шадт планируют полномасштабный проект по обеспечению устойчивости, который пригласит совершенно новых добровольцев, согласившихся на повторную связь, для участия через веб-сайт.

Центр

будет изучать редкие генетические заболевания

В случае сложных заболеваний, таких как рак и диабет, нет никакого хрустального шара, который может сказать вам наверняка, разовьется ли у вас болезнь в течение вашей жизни.Запутанное взаимодействие между вашим окружением, вашим поведением и генами, унаследованными вами от родителей, определяет ваш риск таких заболеваний. Но для некоторых расстройств, получивших название менделевских, мутация в одном гене является прямой и очевидной причиной заболевания. И образцы наследования менделевских расстройств также просты, но обнаружить гены, ответственные за эти наследственные заболевания, не всегда легко.

Выявлено более 6000 редких менделевских расстройств (определенных Конгрессом как расстройства, затрагивающие менее 200 000 американцев).Некоторые из них, например кистозный фиброз, хорошо известны, но многие другие поражают лишь несколько человек. Чем меньше пациентов страдает заболеванием, тем труднее его изучать из-за ограниченного финансирования и ограниченных генетических образцов для сравнения, а ученые до сих пор обнаружили генетическую причину только примерно половины известных менделевских расстройств. Но в совокупности эти редкие заболевания поражают 25 миллионов человек в США, и раскрытие их генетических причин может не только привести к лечению этих заболеваний, но и дать более широкое понимание биологии человека, что может помочь нам понять общие заболевания.Например, изучая семейную гиперхолестеринемию, менделевское расстройство, вызывающее очень высокий уровень холестерина, ученые разработали новые способы лечения более распространенных причин высокого холестерина.

Теперь в рамках четырехлетнего гранта в размере 11,2 миллиона долларов США от Национального института здравоохранения был создан Центр менделевской геномики в Йельском университете (CMGY), который предоставляет исследователям ресурсы для изучения генетики этих редких заболеваний.

«В геноме человека около 22 000 генов», — говорит Ричард П.Лифтон, доктор медицины, доктор философии, председатель и профессор генетики Стерлинг, один из главных исследователей нового гранта. «Сейчас мы знаем, какие болезни возникают, когда около 3000 из них мутируют. Мы почти ничего не знаем о том, что происходит, когда оставшиеся мутируют ».

Новый грант, объявленный в декабре прошлого года, также профинансирует два других национальных центра, посвященных генетике менделевских болезней — один в Вашингтонском университете в Сиэтле, штат Вашингтон, и один, управляемый совместно Медицинским колледжем Бейлора в Хьюстоне. , Техас, и в Университете Джона Хопкинса в Балтиморе, штат Мэриленд.

«Вместе со всеми учреждениями мы коллективно хотим решить все оставшиеся менделевские болезни», — говорит Лифтон, также исследователь Медицинского института Говарда Хьюза. «И мы будем работать как консорциум. Таким образом, у каждой группы есть свои сильные стороны в конкретных клинических областях, и цель состоит в том, чтобы свести к минимуму любое дублирование выполняемой работы ». Лифтон объясняет, что генетические образцы, полученные от клиницистов через единый веб-портал, будут распространены в трех центрах в зависимости от их интересов.

В Йельском университете в число других главных исследователей нового центра войдут Мурат Гюнель, доктор медицины, немецкий профессор нейрохирургии Никсдорфа и профессор генетики и нейробиологии; Шрикант Мане, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник по генетике; и Марк Б. Герштейн, доктор философии, профессор молекулярной биофизики и биохимии Альберта Л. Уильямса и содиректор Йельской программы вычислительной биологии и информатики.

За последнее десятилетие Йельский университет возглавил разработку секвенирования экзома, метода секвенирования генов, на котором основан новый проект.Вместо того, чтобы описывать каждый нуклеотид в геноме человека, как это традиционно делается в геномных исследованиях, секвенирование экзома позволяет исследователям сосредоточиться только на тех частях генома, которые кодируют белки, физическом механизме клеток. Считается, что большая часть наследственных заболеваний возникает из-за мутаций в экзоме.

«Новые технологии секвенирования позволяют нам точно определять гены, вызывающие заболевания, даже у нескольких больных», — говорит Лифтон. «Это действительно открыло новые горизонты.(См. «Лабораторная революция».)

Уже существует сеть клиницистов по всему миру, которые направляют пациентов с редкими заболеваниями исследователям Медицинской школы для генетического и другого тестирования, последующего наблюдения и возможного лечения. Лифтон и его коллеги уделяли особое внимание связям с врачами на Ближнем Востоке, где разрешенные культурой браки между двоюродными братьями и сестрами приводят к более высокому уровню редких генетических нарушений, чем это наблюдается в США. присутствуют и где-то гуляют », — говорит Лифтон.Целью CMGY является выявление пациентов со всеми этими редкими мутациями и изучение последствий каждого генетического отклонения. В процессе они также могут узнать, как лечить некоторых пациентов.

«Выявление конкретных генетических причин этих заболеваний будет полезно с диагностической точки зрения; терапевтические возможности откроются только тогда, когда мы сможем связать мутации с признаками болезни », — говорит Лифтон. Но он ожидает, что, обнаружив генетические причины некоторых заболеваний, врачи смогут разработать более эффективные способы их лечения.«Если вы посмотрите на самые многообещающие цели в фармацевтической промышленности сегодня, то почти все они возникли из признания того, что происходит, когда гены мутируют у людей».

Помимо терапевтических последствий нового проекта, команда Йельского университета рассчитывает извлечь несколько уроков из базовой биологии. Лифтон объясняет, что связь между мутацией данного гена и заболеванием, которое она вызывает, может многому научить ученых о том, какую функцию обычно выполняет тот же ген. «Это действительно говорит нам, как каждый ген работает в контексте человеческого тела.И это многое говорит нам о том, как работают все пути, что очень важно для разработки лекарств в будущем ».

Партнерство направлено на ускорение генной терапии редких заболеваний

Национальные институты здравоохранения, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США и Фонд
институтов здравоохранения в среду объявили о государственно-частном партнерстве, направленном на ускорение генной терапии для примерно 30 миллионов человек. Американцы, живущие с редким генетическим заболеванием.

«Они долго ждали, чтобы что-то было сфокусировано таким образом, чтобы обратиться к невероятно мучительным историям, которые мы видим повсюду, о детях и взрослых с редкими заболеваниями, где мы можем провести диагностический тест, чтобы сказать им, что у них есть, но помимо этого Мне нечего было предложить », — сказал STAT Фрэнсис Коллинз, исследователь-новатор в области генетики и давний директор NIH.

Разблокируйте эту статью, подписавшись на STAT +, и получите первые 30 дней бесплатно!

НАЧАТЬ

Что это?

STAT + — это служба подписки STAT премиум-класса для всестороннего освещения и анализа биотехнологий, фармацевтики, политики и науки о жизни.
Наша отмеченная наградами команда освещает новости с Уолл-стрит, изменения политики в Вашингтоне, первые научные открытия и результаты клинических испытаний, а также сбои в сфере здравоохранения в Кремниевой долине и за ее пределами.

Что включено?

  • Ежедневная отчетность и анализ
  • Наиболее полный обзор отрасли от мощной группы репортеров
  • Информационные бюллетени только для подписчиков
  • Ежедневные информационные бюллетени, информирующие вас о наиболее важных отраслевых новостях дня
  • STAT + разговоры
  • Еженедельные возможности для общения с нашими репортерами и ведущими экспертами отрасли в видеочате в режиме реального времени
  • Эксклюзивные отраслевые мероприятия
  • Премиум-доступ к сетевым мероприятиям только для подписчиков по всей стране
  • Лучшие репортеры отрасли
  • Самый надежный отдел новостей в сфере здравоохранения с широкими связями
  • И многое другое
  • Эксклюзивные интервью с лидерами отрасли, профили и инструменты премиум-класса, такие как наш CRISPR Trackr.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.