Методы леопольда: 404 — Категория не найдена

Содержание

Почему создатель Кота Леопольда отказался расписывать Храм Христа Спасителя

Его работы известны во всем мире. Это он создал неповторимые иллюстрации к сказкам Александра Пушкина, Павла Бажова и еще к более сотни литературных произведений. Он автор множества крупноформатных исторических полотен и скульптур, которые выставляются в музеях и частных галереях. А еще он «папа» добродушного Кота Леопольда и непоседливых вредных мышей, трогательного Мамонтенка, ищущего маму, и улыбчивого Крошки Енота. Советскому и российскому художнику-мультипликатору, живописцу и скульптору Вячеславу Назаруку сегодня исполняется 80 лет.

Он единственный художник, который проиллюстрировал весь цикл сказок Пушкина.

Над иллюстрациями к сказкам Александра Пушкина Вячеслав Назарук работал более трех лет, подбирая к каждой сказке свои символы и особую цветовую гамму. Он уверен, что основная работа художника — не столько рисовать, сколько изучать. «Заниматься историей и культурой своей страны — это величайший дар», — отмечает он.

Каждая из 120 иллюстраций — результат кропотливой работы с текстом и уважительного отношения даже к мельчайшим деталям. А еще для каждой сказки он придумал свой замысловатый орнамент, который окружил каждый рисунок сложной системой изображений, содержащих узоры и стилизованные рисунки мифологических птиц и зверей. «Я много изучал материалы по культурам шаманов, чуди, кельтов, староверов, алтайцев. Добывал материал откуда-то из глубин, из самых разных источников, от летописей до расшифровок петроглифов».

Кстати, ради того, чтобы проиллюстрировать сказки Пушкина, Назарук отказался от предложения поучаствовать в росписи Храма Христа Спасителя. По словам художника, он выбрал то, что ему было интереснее.

Чтобы сделать иллюстрации к «Хозяйке медной горы», он три года изучал геологию.

32 иллюстрации Вячеслава Назарука к сказкам Павла Бажова поражают своей достоверностью. Чтобы добиться такой точности, художник три года изучал горные породы и почти получил профессию геолога, став завсегдатаем Музея геологии. «Ведь мало было увидеть все камушки, нужно было сделать имитацию. Бажов — удивительный стилист, у него народный язык перемежается со сказом, и так это органично и здорово. Методом интарсии я сделал множество каменных текстур: сначала делал цветной эскиз, а потом под него готовил такие камушки. А между этими кусочками — акварельный рисунок. И получилась каменная сказка», — рассказывает он. Сложнее всего было найти точный образ самой Хозяйки медной горы. «Я перерисовал сотни портретов разных женщин, но все было не то. И вот однажды иду по улице и вижу. У нее были немного раскосые серые глаза и добрый, но одновременно хищный взгляд. Чудом догнал ее, нашел какой-то клочок бумаги и быстро зарисовал. В тот момент я понял: все, книга удалась», — вспоминает он.

Фото: youtube/ Vladimir Parshikov

Он создавал мультипликационные фильмы, потому что не любил иностранное слово «анимация».

Как художник-мультипликатор Вячеслав Назарук создал более 40 мультипликационных фильмов. Он категорически отказывается использовать слово «анимационные», считая его лишним иностранным заимствованием.

По его словам, чтобы создать мультипликационного героя, нужны высокая эрудиция, грамотность руки и безукоризненное владение пространством. Но прежде героя необходимо пропустить через себя.

Вячеслав Назарук убежден, что герой мультфильма всегда должен быть привлекательным и обаятельным. Это относится даже к Змею Горынычу и Кощею Бессмертному. А еще он не принимает все убыстряющийся и убыстряющийся темп современной мультипликации: «Медленное движение героя — вот высший пилотаж!». Об этом, в частности, он рассказывал на студии Уолта Диснея, куда Назарука пригласили для обмена опытом. Тогда-то он и понял, в чем главное отличие нашей мультипликации от их: там все строится на острых и захватывающих сюжетах и бесконечных «догонялках», а у нас вся мультипликация, по крайней мере советская, построена на добре и милых, теплых персонажах.

Почему мультфильмы про Кота Леопольда такие разные?

29 января, 2019

На вопрос «Из какого мультфильма фраза «Ребята, давайте жить дружно» каждый ответит, что из мультсериала «Кот Леопольд».

За двенадцать лет (с 1975 по 1987 год) режиссером Анатолий Резников и драматургом Аркадием Хайтом было создано одиннадцать серий фильма про добродушного кота и двух шкодливых мышей. Но в первых сериях мыши и кот не похожи на тех, что изображены в следующих сериях, и говорят не такими голосами… Почему так получилось?

Это связано с тем, что первые фильмы создавались не в рисованной технике, а методом «перекладок». Мультипликаторы вырезали из бумаги персонажи, а потом на стекле выкладывали «картинки». Затем картинки сдвигались по миллиметру в каждом кадре, создавая движение героев.

В первой серии —  «Месть кота Леопольда» —  все роли были озвучены актёром Андреем Мироновым. Его хотели пригласить и на вторую серию «Леопольд и золотая рыбка», но актёр заболел. Поэтому кот, двое озорных мышей и даже рыбка говорили голосом Геннадия Хазанова. Но восьмую серию «Интервью с Котом Леопольдом» вновь озвучил Миронов. Серии «Возвращение кота Леопольда», созданные уже в 1993 году, были озвучены актером Всеволодом Абдуловым и Людмилой Ильиной. В «Новых приключениях кота Леопольда», снятых в 2015 году к 75-летию Анатолия Резникова, роль кота озвучил Александр Калягин. В некоторых сериях кот говорит голосом актера Сергея Смирнова.

Но вернемся к началу восьмидесятых. Именно в это время к Анатолию Резникову и Аркадию Хайту присоединился художник Вячеслав Назарук. И мультфильм про кота Леопольда стал рисованным. В 1981 году вышла серия «Клад кота Леопольда». Озвучивать кота и мышей пригласили актера Александра Калягина.

Удивительно, но в третьей серии персонажи мультфильма изменились не только внешне. Изменились их характеры! В первых двух сериях главным среди мышей был серый Мотя, а потом лидерство перехватил белый Митя. Но сюжет остался прежним — как страдал миролюбивый интеллигентный кот от наглых мышей-хулиганов, так и продолжал терпеть их проказы.

Одно время фильм часто сравнивали с мультфильмом «Том и Джери». Но наш мультфильм отличается от «Тома и Джерри» наличием идеи, тем, что никогда ни мыши, ни кот не используют грубую силу. Это всего лишь вечная погоня мышей за котом, в которой мыши, чтоб досадить коту, используют не кровожадные приемы, а хитрость. Художник-постановщик мультфильма Вячеслав Назарук говорил, что «в фильме заложена идея, добродетель, к которой мы придем в конце истории».

Добрый мультфильм с множеством остроумных трюков и забавных ситуаций полюбился и детям, и взрослым!  И то, что герои отличаются в разных сериях, нисколько его не портит, а придает особое очарование. Он настолько популярен, что создано даже шесть видеоигр по его мотивам.  В честь мультфильма на Островах Кука, государстве в Тихом океане, отлита серебряная монета с изображением кота и мышей. Песни из мультфильма вышли на двух пластинках. А слова кота Леопольда «Ребята, давайте жить дружно» мы часто говорим друг другу. И вместо того, чтобы рассердиться, улыбаемся.

Леопольда приемы — это… Что такое Леопольда приемы?

Леопольда приемы
(Ch. G. Leopold, 1846-1911, нем. гинеколог) система последовательно применяемых приемов наружного акушерского исследования: а) пальпация дна матки двумя руками, обращенными друг к другу концами пальцев; б) пальпация боковых поверхностей матки двумя руками, расположенными на боковых стенках живота пальцами вверх; в) пальпация области нижнего сегмента матки (предлежащей части плода) одной рукой, расположенной над симфизом; г) пальпация области нижнего сегмента (предлежащей части плода) двумя руками, расположенными справа и слева над лонными костями пальцами вниз.

Большой медицинский словарь.
2000.

  • «леопардова шкура»
  • Леопольда

Смотреть что такое «Леопольда приемы» в других словарях:

  • АКУШЕРСКИЕ РУЧНЫЕ ПРИЕМЫ — АКУШЕРСКИЕ РУЧНЫЕ ПРИЕМЫ. К ним относятся: 1) прием Леопольда (Leopold) для определения положения плода в матке в конце беременности или в начале родов; 2) прием Мюллера и Гофмейера (МиПег, Hofmeyer) для определения соответствия величины головки… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Акушерское обследование — обследование беременных, рожениц и родильниц; проводится с помощью общепринятых клинических, в т.ч. лабораторных, и специальных методов исследования с целью контроля за течением беременности, родов и послеродового периода. Позволяет выявить… …   Медицинская энциклопедия

  • Акушерские ручные приёмы — I Акушерские ручные приёмы различные манипуляции, выполняемые без помощи инструментов с диагностическими и терапевтическими целями во время беременности, родов и раннего послеродового периода. К диагностическим А. р. п. относят некоторые приемы… …   Медицинская энциклопедия

  • РОДЫ — РОДЫ. Содержание: I. Определение понятия. Изменения в организме во время Р. Причины наступления Р………………… 109 II. Клиническое течение физиологических Р. . 132 Ш. Механика Р. …………….. 152 IV. Ведение Р……………… 169 V …   Большая медицинская энциклопедия

  • Леопольд I (князь Ангальт-Дессау) — У этого термина существуют и другие значения, см. Леопольд I. Леопольд I Ангальт Дессауский нем. Leopold I von Anhalt Dessau …   Википедия

  • КРЕДЕ — Карл (Karl Crede, 1819 92), один из крупнейших акушеров 19 в., автор двух благодетельнейших начинаний: 1) замены ручного удаления последа наружным приемом выжимания последа из матки (т. н. «способ Креде», см. Акушерские ручные приемы) …   Большая медицинская энциклопедия

  • Франция* — (France, Frankreich). Расположение, границы, пространство. С севера Ф. омывает Немецкое море и Ла Манш, с запада Атлантический океан, с юго востока Средиземное море; на северо востоке она граничит с Бельгией, Люксембургом и Германией, на востоке… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Франция — I (France, Frankreich). Расположение, границы, пространство. С севера Ф. омывает Немецкое море и Ла Манш, с запада Атлантический океан, с юго востока Средиземное море; на северо востоке она граничит с Бельгией, Люксембургом и Германией, на… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Мантуанское герцогство — Ducato di Mantova ← …   Википедия

  • Репнин, князь Николай Васильевич — сын князя Василия Аникитича Репнина, генерал фельдмаршал, родился 11 марта 1734 года; скончался 12 мая 1801 г. Получив первоначальное воспитание под ближайшим наблюдением матери, Р. в 1745 г. был записан в л. гв. Преображенский полк солдатом и на …   Большая биографическая энциклопедия

Как снимали «Кота Леопольда» — Вокруг ТВ.

00:00, 10.12.2009

Интересные факты о процессе съемок мультсериала «Приключения кота Леопольда».

В 1974 году произошла историческая встреча. Режиссера Анатолия Резникова и мэтра советской мультипликации Аркадия Хайта. На волне успеха «Ну, погоди!» у Резникова возникла идея сделать новый игровой трюковой мультфильм. Он придумал образы, ситуации, но поскольку сам был начинающим режиссером, никакой возможности в одиночку осуществить замысел не было: у редакторов мастерской «Экран» и без того был огромный портфель сочинений. Тогда друг Резникова композитор Борис Савельев, знакомый нам по «Радионяне«, познакомил его с Хайтом. Так появился на свет кот Леопольд.

«Мы сразу уцепились за идею перевертыша — не кот за мышами бегает, а наоборот, — вспоминает Резников. — Впервые в мультипликации появился интеллигентный кот, который может расправиться с мышами, но не хочет, как бы они ему ни пакостили. Но одного этого было недостаточно, нужна была идея. И я придумал ее: нет альтернативы миру. Мы очень долго размышляли над тем, как ее показать, и наконец появилась фраза „Ребята, давайте жить дружно!“. Она родилась из необходимости, а стала репризой фильма».

Теперь оставалось только придумать героям имена. Кота Ваську отвергли сразу — слишком банально. Хотелось изобрести что-то недлинное, но запоминающееся. На мысль навел сынАркадия Хайта, который часто приходил в комнату, где корпели над сценариями старшие. Мальчугану было страшно интересно посмотреть, как увлеченно работают большие дяди, а походя он глазел в телевизор, где показывали «Неуловимых мстителей«. В них-то и оказался ключик к имени кота — героя мультфильма назвали в честь отрицательного персонажа полковника Леопольда Кудасова.

У мышей, кстати, тоже есть имена: Митя — белый и худенький, Мотя — серый и толстый. Но в фильме они так и не прозвучали. Две первых серии: «Месть кота Леопольда» и «Леопольд и золотая рыбка» были не рисованными. В киностудии такого производства еще не было, и все мультфильмы делали методом перекладок. То есть вырезали огромное количество мелких деталей и героев. Потом на стекле выкладывали «картинки», и, сдвигая их по миллиметру, тем самым создавали движение.

В 1976 году после показа на худсовете первой серии мультфильм запретили к показу. Тогдашний главный редактор комиссии госпожа, то есть, конечно, товарищ Жданова вынесла вердикт: фильм пацифистский, антисоветский, прокитайский и дискредитирующий партию. Объяснения были простыми: почему кот не съел мышей, а предложил им дружбу? Но поскольку к тому времени уже была запущена в работу вторая серия — «Леопольд и золотая рыбка«, ее разрешили доделать и даже показали по ЦТ. Горы писем от восторженных зрителей и послужили толчком к возобновлению работы над мультсериалом в 1981 году. Все это время Резников не прекращал работы над «Леопольдом». Собственно, это он один и придумал кота — просто не мог свою затею художественно изложить, в этом ему и помогал Хайт, с которым они сдружились и вместе же получили Госпремию, опередив «Ну, погоди!«.

Пути биографии Аркадия Хайта очень просты, но вместе с тем он оставил свой след в жизни всех людей — он писал тексты для популярной передачи «Радионяня«, фразы из «Ну, погоди!» и «Кота Леопольда» вошли в фольклор, творчество многих известных эстрадных артистов: Хазанова, Петросяна, Винокура — неразрывно связано с его произведениями. Позиция кота Леопольда кажется утопичной, но Аркадий Хайт хотел показать, что такая реакция возможна — возможно не отвечать ударом на удар и «словом злым на слово злое». Уезжать он не собирался, но его сын, художник, закончил в Мюнхене Академию художеств и там остался — родители захотели быть поближе к сыну.

От первой («Месть кота Леопольда«) до последней («Телевизор кота Леопольда» — 1987) серии мультсериалом занимался режиссер Анатолий Резников. Сегодня у него готово 13 новых историй, изданных в красочных книжках, и толстенные альбомы-раскадровки двух серий. Начать работу по их экранизации не позволяет одно — нет денег. Спонсора было нашли, но помешал дефолт. Тем не менее, режиссер не отбрасывает мечту и желание поставить новые мультфильмы.

На сегодняшний день сериал состоит из 9 частей. Вспоминаем. «Автомобиль кота Леопольда«, «День рождения кота Леопольда«, «Клад кота Леопольда«, «Кот Леопольд и Золотая рыбка«, «Лето кота Леопольда«, «Месть кота Леопольда«, «Поликлиника кота Леопольда«, «Телевизор кота Леопольда«, и, наконец, «Прогулка кота Леопольда«.

На предварительном этапе утверждения в вышестоящих инстанциях авторов обязали сделать резюме — объяснить, зачем людям смотреть этот фильм. После долгих раздумий была вставлена фраза: ”Ребята, давайте жить дружно!”, которая из идеологической переросла в девиз фильма. «Мой любимый герой — это кот Леопольд, я считаю, что ребята должны жить дружно» — заявил недавно министр образования и науки Андрей Фурсенко. Но имя Леопольда может быть и отрицательно-нарицательным – недавно Виктор Янукович назвал Виктора Ющенко «шкодливим котом Леопольдом».

Создатель кота Леопольда и крошки Енота: к 80-летию В.М. Назарука

4 марта 2021 г. отмечает свой 80-летний юбилей замечательный художник-мультипликатор, живописец, скульптор, Лауреат Государственной премии СССР, выпускник МГПИ им. В.И. Ленина и профессор МПГУ Вячеслав Михайлович Назарук.

Талантливый  художник, известный по работам, вошедшим в классику отечественной мультипликации, родился в Москве 4 марта 1941 г. С раннего детства одаренный мальчик удивлял всех своим интересом к  рисованию и в 1955 г. родители отдали его учиться в детскую художественную школу Советского района Москвы, о которой Вячеслав Михайлович сохранил самые теплые воспоминания: двухэтажный особняк XVI века приютил на двух этажах под одной крышей и музыкальную, и художественную школу – под музыку Вивальди лучше осваивался академический рисунок. “Если говорить о тех, кто учил меня профессии,  то я низко кланяюсь Владимиру Ивановичу Апановичу, ученику Петра Петровича Кончаловского, который преподавал в детской художественной школе Советского района г. Москвы, у Планетария…”.

В 1959 г. Вячеслав поступил на художественно-графический факультет Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина. “В институте у нас преподавал замечательный педагог Аркадий Максимович Кузнецов. Он приходил в аудиторию, смотрел на нас с досадой и говорил: “Что же вы, мужики, так карандашом-то ругаетесь. Карандаш-то петь должен!” – и начинал читать стихи Пушкина», – вспоминал Вячеслав Михайлович.  В студенческие годы много путешествовал: «Мы с друзьями исколесили всю Россию – хотелось увидеть страну, узнать ее людей, поговорить с ними… Пешком прошли чуть ли не всю Волгу, “гоняли” на этюды в тайгу, участвовали в сибирских стройках… То, что мы увидели, невозможно передать словами, но в сердце это осталось. С кем только мы тогда не встречались – колхозниками, грузчиками, охотниками… Это колоссальный опыт. Люди – самый ценный материал для художника, если вы не научитесь им сопереживать, то все, что вы в будущем ни сделаете, будет мертвым… “. В 1965 г. Вячеслав Назарук с отличием окончил институт, став дипломированным учителем рисования.

В 1965-1966 гг. В.М. Назарук проходил службу в Вооруженных силах СССР. После возвращения из армии в 1966-1967 гг. работал художником-оформителем в «Росторгрекламе» Министерства торговли РСФСР. В 1968 г.  окончил курсы творческих работников Центрального телевидения  при Гостелерадио: «Когда обучался на “Мосфильме”, моим наставником стал Геннадий Мясников, работавший в фильмах Сергея Бондарчука. Архитектуре я учился у Константина Топуридзе, автора фонтанов на ВДНХ, трех московских мостов (Лефортовского, Госпитального и Костомаровского), в то время заместителя главного архитектора Москвы. Я безмерно благодарен моим учителям! И прежде всего – за побуждение к творчеству, за привитое стремление к постоянному самосовершенствованию».

В 1969-1970 гг. Назарук работал в главной редакции музыкальных телепрограмм ЦТ: «Работал в Студии цветного вещания на Шаболовке. Принимал участие в создании многих телепередач, в том числе: “Музыкальный киоск”, “На арене цирка”, а также телевизионных версий опер, симфоний, оперетт…  Юрий Норштейн – мой давний друг, с которым я был знаком еще с детства, с художественной школы – стал усердно «зазывать» в мультипликацию. Мол, там рисовать будешь гораздо больше, чем в телепостановках. Одним словом, уговорил – как раз в 1970 году было организовано Творческое объединение «Экран», а при нем – крохотная студия мультипликации «Мульттелефильм». Туда и перешел работать».

В качестве художника-постановщика Вячеслав Михайлович Назарук участвовал в создании многих фильмов-спектаклей («Снегурочка», «Вольный ветер», «Эгмонт» и др.)  и более 45 рисованных и кукольных мультфильмов, в том числе таких известных лент, как «Заяц – симулянт», «Элли в волшебной стране», «Сами виноваты», «Крошка Енот», «Ехал Ваня», «Кот в сапогах», «Честное слово», «Дом для леопарда», «Бокс», «Раз ковбой, два ковбой», «Мама для мамонтенка» «Чертенок с пушистым хвостом» и цикл фильмов о коте Леопольде. Многие фильмы, в создании которых Вячеслав Михайлович принимал участие, отмечены высокими наградами российских и международных кинофестивалей.

Вячеслав Назарук известен и как превосходный книжный иллюстратор и живописец. Он иллюстрировал более 100 книг. Над иллюстрациями к изданию «Семь сказок Пушкина» Назарук трудился четыре года. Вячеслав Михайлович вспоминал: «Я единственный художник, которому посчастливилось проиллюстрировать все семь сказок Александра Сергеевича Пушкина. Прикоснуться к творчеству Александра Сергеевича было для меня великим счастьем и великой честью».

В творческом багаже Вячеслава Назарука иллюстрации к четырем сказам Бажова из цикла о Хозяйке Медной горы. Работая над ними в течение трех лет, художник практически получил образование геолога – буквально поселился в московском Музее геологии. Он по многу часов рассматривал и зарисовывал камни, чтобы найти максимально точный и выразительный способ изображения текстуры натурального камня. Работая над иллюстрациями, Вячеслав Назарук старается детально воссоздавать быт, костюм, оружие и элементы архитектуры, учитывая все детали и исторические особенности. Достоверность – главный его творческий принцип, когда дело касается исторических образов.

Значительная часть творчества Вячеслава Назарука – историческая живопись («Куликовская битва», «Ледовое побоище», «Соколиная охота царя Алексея Михайловича», «Проводы Перуна», «Крещение», «Амазонки», «У протоки», «Чудо святителя Алексия», триптих «Слово о полку Игореве» и др.), скульптурные композиции. Для своих масштабных исторических полотен Вячеслав Михайлович организует поездки на места событий, подключает в качестве консультантов археологов, историков, специалистов по лошадям для батальных сцен с конными воинами.

Много лет Вячеслав Михайлович отдал педагогической деятельности. В 1989-2000 гг.  преподавал живопись в МПГУ: старший преподаватель, доцент, профессор кафедры живописи. Он – автор учебно-методических и научных трудов «Использование знаний анимации в написании живописно-исторической картины», «Рисунок. Живопись. Композиция. Пленэр», «Один из методов работы над исторической картиной».

В 1991-1992 гг. Вячеслав Назарук был приглашен на киностудию Дисней-фильм в США для обмена опытом, где прочел курс лекций по теории рисунка, живописи и композиции. Также по приглашению двух университетов США организовал и провел мастер-классы по теме «Русский фольклор и сказочные персонажи в народных сказках».

Вячеслав Михайлович Назарук –  член Московского Союза художников и Союза кинематографистов СССР. В. М. Назарук удостоен Государственной премии СССР в области литературы и искусства для детей за серию мультипликационных фильмов о коте Леопольде (вместе со сценаристом Аркадием Хайтом и режиссером Анатолием Резниковым).  В 2016 г., на XIII Международном благотворительном кинофестивале «Лучезарный Ангел» был награжден Специальным призом  «За выдающийся вклад в отечественный кинематограф». О жизни и творчестве В.М. Назарука  снят документальный фильм «Возвращение к истокам» (2003 г.).

Вячеслав Михайлович Назарук продолжает заниматься творческой деятельностью –  графикой, станковой живописью, скульптурой, делясь своим опытом с учениками. Об учениках и о времени: «Новое время принесло нам новые формы в творческом труде. На мой взгляд, огульная компьютеризация выхолостила тонкое человеческое чутье, душу и живое соприкосновение с художественным материалом. Компьютерные рисунки не могут заменить живое рисование. Компьютерная беда коснулась и моих питомцев. Соприкоснувшись с компьютером, они напрочь забыли живую классику. Художник – не тот, кто умеет рисовать, а тот, кто умеет думать… Не столько рисовать, сколько изучать – вот где таится работа художника, и она самая большая. Заниматься историей и культурой своей страны – это величайший дар».

Сердечно поздравляем Вячеслава Михайловича с юбилеем, желаем крепкого здоровья и дальнейших успехов в его замечательном творчестве!

А.Ю. Кожевников, к.и.н. Дирекция изучения истории МПГУ.

Лобковский Леопольд Исаевич

Научный руководитель Геологического направления,
руководитель лаборатории,
академик РАН, доктор физико-математических наук

Лаборатория геодинамики, георесурсов, георисков и геоэкологии
Геологическое направление

Москва, Нахимовский проспект, д.36
+7(499)124-59-90
комната 624, внутр. телефон 0600

* Поля, обязательные к заполнению

Геофизик, академик РАН (2019), доктор физико-математических наук (1985), член Европейской Академии (2000), Академик РАЕН (1996), заместитель директора ИО РАН (1993 — 2018), с 1994 г.- заведующий Лаборатории сейсмологии и геодинамики.

В 1972 г. закончил Механико-математический факультет МГУ. В том же году поступил в аспирантуру ИО АН, которую окончил в 1975 г., защитив кандидатскую диссертацию на тему «Геомеханическая модель зон субдукции». Последовательно прошел ступени младшего, старшего, ведущего, главного научного сотрудника, став заместителем директора Института океанологии по геологическому направлению.

В 1985 г. защитил докторскую диссертацию «Характер геодинамических процессов, геофизических полей и сейсмичности в зонах спрединга и субдукции».

Научные интересы связаны с применением различных методов механики сплошной среды к решению важнейших проблем геологии, геофизики, геодинамики и океанологии. Он сформулировал новую концепцию двухъярусной тектоники плит, обобщившую классическую плитотектоническую парадигму с учетом реологической и тектонической расслоенности литосферы; впервые разработал количественную («клавишную») модель циклов сильнейших цунамигенных землетрясений, происходящих в островных дугах и активных континентальных окраинах, которая является механико-математической основой для объяснения и прогноза катастрофических землетрясений и цунами; предложил новые геодинамические модели процессов горообразования и рифтогенеза в континентальной литосфере и эволюции пассивных материковых окраин; разработал комплексные геодинамические модели процессов спрединга и субдукции океанской литосферы; сформулировал новый механизм погружения нефтегазоносных осадочных бассейнов; предложил оригинальную термохимическую модель мантийной конвекции, на основе которой удалось дать численное описание глобальной эволюции Земли на протяжении всей истории ее существования.

Организовал новое инновационное направление развития комплексных морских исследований ИО РАН в интересах освоения углеводородных ресурсов шельфа России. Создал Каспийский филиал ИО РАН в Астрахани с целью проведения комплексных исследований Каспийского моря и научного сопровождения крупномасштабных нефтегазовых проектов Северного и Среднего Каспия.

Международное признание его работ выразилось в избрании его в 2000 г. действительным членом Европейской академии.

Автор более 250 научных работ и 10 монографий. Широкое признание получила книга «Геодинамика зон спрединга, субдукции и двухъярусная тектоника плит» (1988).

Наиболее крупной обобщающей работой является монография (написанная совместно с В.Е. Хаиным и А.М. Никишиным) «Современные проблемы геотектоники и геодинамики» (2004).

Приемы наружного акушерского исследования — от Левитского и Леопольда до сегодняшних дней. Статья научная (@dkmsc)

Статья посвящена пальпации живота, как методу наружного акушерского исследования, применяющемуся при диагностике беременности. Показано развитие и совершенствование данного метода из глубины веков до наших дней. Раскрыта его ценность и актуальность на современном этапе. Особо выделено, что в разработке данных приемов, известных нам под именами Леопольда-Левитского, принимали участие многие видные ученые и практики Европы 19-20 веков. Невозможно представить приемы пальпации живота без вклада в их разработку докторов и профессоров французской медицинской школы: Hubert’а, A. Mattei, Е.S. Tarnier’а, A. Pinard’а, Varnier’а; германской школы: J.H. Wigand’а, C.F. Credé, Panzer’а, C.G. Leopold’а, L. Spörlin’а, K. Schroeder’а, E. Bumm’а и безусловно российских ученых: Д.И. Левитского, А.М. Макеева, А.П. Губарева, В.С. Груздева, Г.Г. Гентера, И.Ф. Жорданиа. Автор обозначил роль и выделил заслугу каждого из них в разработке метода, позволяющего наружными приемами определить части плода, их отношение друг к другу и к женскому тазу. Данные приемы, вобравшие в себя самые лучшие достижения врачебной мысли за два столетия, по праву занимают ведущее место среди множества наружных диагностических методов. Более того, приемы Леопольда-Левитского являются, на сегодняшний день, единственным базовым методом пальпации живота женщины с целью наружного акушерского исследования при диагностике беременности. Отмечается, что в наше время, когда перед российской медициной стоят проблемы качественного кадрового обеспечения отрасли, растет потребность в высокопрофессиональном специалисте-медике. Специалисте, который может принимать ответственные решения и действовать в условиях удаленности от высокотехнологичной диагностической аппаратуры. И тут на помощь врачу всегда придут академические знания акушерства, основанные на традициях отечественной и зарубежной медицины. В связи с этим автор призывает обращаться к опыту учителей и наставников для обогащения знаниями и для поддержания достойного профессионального уровня.

маневров Леопольда | Как правильно выполнять маневры Леопольда Навыки клинического ухода

Медсестры используют Маневры Леопольда при уходе за своими беременными пациентами. Медсестры должны помнить о выполнении 4 определенных действий в рамках этих методов. Мастерство человека, выполняющего маневры, имеет решающее значение для определения правильного положения плода, поэтому очень важно, чтобы медсестры научились правильно выполнять маневры Леопольда .

Что такое маневры Леопольда?

Маневры Леопольда используются, чтобы помочь медсестрам определить предлежание и положение плода.У маневров есть 4 конкретных действия, которые должны выполнить медсестры. Медсестры используют этот процесс вместе с оценкой формы таза матери, чтобы определить, возникнут ли осложнения во время родов и потребуется ли пациенту кесарево сечение.

Шаги по выполнению маневров Леопольда

Маневр первый: Фундаментальный захват

  1. Обеими руками, повернувшись лицом к пациенту, пальпируйте верхнюю часть живота. Медсестра должна использовать этот метод, чтобы определить форму, размер, подвижность и постоянство того, что он или она чувствует.Медсестра должна чувствовать, что конечности и плечи содержат небольшие костные отростки, которые движутся вместе с туловищем плода; голова твердая, твердая, круглая, движется отдельно от туловища; а ягодицы симметричны и мягкие на ощупь.

Маневр второй: шлангокабель

2. После того, как медсестра определит форму и пальпирует верхнюю часть живота, необходимо определить расположение спины плода.

3. Продолжая смотреть на пациента, медсестра должна глубоко надавить ладонью его или ее рук, чтобы осторожно пальпировать живот.Выполните этот маневр, положив правую руку на одну сторону живота пациента, а левой рукой исследуйте матку женщины с правой стороны. Повторите этот шаг с противоположной стороны, используя противоположную руку.

4. Медсестра должна следить за тем, чтобы спинка плода была гладкой и твердой. Конечности плода должны ощущаться как выступы и небольшие неровности. Спина должна соединяться с войлоком в нижней (материнский вход) и верхней части живота.

Маневр третий: захват Павлика

5.На этом этапе медсестры должны определить ту часть плода, которая находится над входным отверстием. Медсестра должна пальцами и большим пальцем правой руки ухватиться за нижнюю часть живота, расположенную над лобковым симфизом. Результаты должны подтвердить то, что было определено в первом маневре.

6. Двуручный доступ является альтернативой, более удобной для пациента. Медсестры могут выполнить этот подход, расположив пальцы обеих рук в боковом положении на одной стороне представленной части.

Маневр четвертый: тазовый захват

7. Этот шаг следует выполнять лицом к ногам пациента. Процесс включает обнаружение брови плода. Медсестра должна осторожно переместить пальцы обеих рук в сторону лобка, проведя руками по бокам матки пациента, и со стороны, где опускающимся пальцам больше всего сопротивляется, находится бровь. С противоположной стороны от спины плода располагается хорошо согнутая головка плода.Если голова вытянута, затылок ощущается со стороны спины. Вероятно, опустилась голова, которую невозможно нащупать.

Видео о том, как выполнять маневры Леопольда

Советы по выполнению маневров Леопольда

  • Попросите женщину опорожнить мочевой пузырь перед выполнением маневра, чтобы она чувствовала себя комфортно и не закрывал контур плода.
  • Поставьте женщину в удобное положение, согнув колени.Накройте пациента драпировкой и подложите ей под голову подушку. Объясните пациенту процедуру и ответьте на любые вопросы, которые могут у нее возникнуть.
  • Перед тем, как коснуться живота пациента, убедитесь, что руки теплые. Энергично разотрите руки, чтобы предотвратить сокращение матки, и используйте ладонь вместо пальцев.
  • Медсестра должна стоять лицом к пациенту во время первых трех маневров и лицом к ногам пациента во время последнего маневра.

Общие побочные эффекты и осложнения при выполнении маневров Леопольда

Практически отсутствуют побочные эффекты или осложнения при использовании методов Леопольда. Процедуру должна выполнять квалифицированная медсестра, и следует проявлять осторожность, чтобы не беспокоить плод чрезмерно. Метод может быть болезненным для будущей мамы, если медсестра, выполняющая маневры, не позаботится о правильном выполнении процедуры.

Выполнение 4 шагов маневров Леопольда требует навыков и пациентов, чтобы определить положение плода матери.Маневры следует выполнять так, чтобы это было удобно для будущей мамы.

Альдо Леопольд — Wilderness Connect

Некоторые считают Альдо Леопольда отцом сохранения дикой природы в этой стране. Что может быть неожиданностью для некоторых, так это то, что он был одним из первых лидеров американского движения за дикая природа.На протяжении своей жизни он играл множество ролей: управляющего дикой природой, охотника, мужа, отца, натуралиста, защитника дикой природы, поэта, ученого, философа и провидца. Тем не менее, он наиболее известен как автор Альманах графства Сэнд и Sketches Here and There . Помимо описаний мира природы, в этом письме Леопольд сформулировал новаторскую идею, известную как «земельная этика», новый способ мышления и действий по отношению к земле.

Этика земли просто расширяет границы сообщества, включая почвы, воды, растения и животных, или все вместе: землю…. Земельная этика, конечно, не может предотвратить изменение, управление и использование этих «ресурсов», но она подтверждает их право на дальнейшее существование и, по крайней мере, местами, на их дальнейшее существование в естественном состоянии.

Сохранение — это состояние гармонии между человеком и землей. Под землей подразумевается все, что находится на земле, над ней или в ней … Земля — ​​это единый организм. Его части, как и наши собственные части, конкурируют друг с другом и взаимодействуют друг с другом. Соревнования являются такой же частью внутренней работы, как и сотрудничество.Вы можете осторожно их регулировать, но не отменять.

Выдающимся научным открытием двадцатого века является не телевидение или радио, а сложность наземного организма. Только те, кто знает о нем больше всего, могут оценить, как мало мы о нем знаем. Последнее слово в неведении — это человек, который говорит о животном или растении: «Что в этом хорошего?» Если наземный механизм в целом хорош, то хороша каждая его часть, понимаем мы это или нет. Если биота на протяжении веков построила что-то, что нам нравится, но мы не понимаем, то кто, кроме дурака, откажется от, казалось бы, бесполезных частей? Сохранение каждой шестеренки и каждого колеса — первая мера разумной работы.
———- Альдо Леопольд, Альманах округа Сэнд и зарисовки здесь и там

Корни концепции Леопольда о «земельной этике» можно проследить до его места рождения на утесах реки Миссисипи недалеко от Берлингтона, штат Айова. В юности он ревностно ценил и интересовался миром природы, проводя бесчисленные часы в приключениях в лесах, прериях и речных заводях тогда еще относительно дикой Айовы. Эта ранняя привязанность к миру природы в сочетании с необычными навыками наблюдения и письма привели его к получению степени по лесоводству в Йельском университете.

Он окончил аспирантуру Йельского университета и зарекомендовал себя как передовой мыслитель в Лесной службе. Хотя Леопольд находился под сильным влиянием Гиффорда Пинчота, который выступал за «разумное использование» лесов — эффективное, утилитарное управление и развитие государственных и частных лесных угодий в стране, — Леопольд постепенно пришел к решительному отрицанию такого «экономического детерминизма». Во время своего пребывания в Лесной службе он начал рассматривать землю как живой организм и разработал концепцию сообщества.Эта концепция стала основой, на которой он стал самым влиятельным защитником природы.

Мы обедали на высокой скале, у подножия которой протекала бурная река. Мы увидели то, что, как мы думали, было оленем, переходящим поток, ее грудь залита белой водой. Когда она забралась к нам на берег и тряхнула хвостом, мы поняли свою ошибку: это был волк. Еще полдюжины, очевидно, взрослые щенки, выскочили из ив и все присоединились к приветственной схватке, виляющей хвостами и игривыми ударами.То, что было буквально кучей волков, корчилось и кувыркалось в центре открытой равнины у подножия нашего римского камня.

В те дни мы никогда не слышали, чтобы упускали шанс убить волка. Через секунду мы закачивали свинец в стаю, но с большим азартом, чем с точностью …

Мы подошли к старому волку как раз вовремя, чтобы увидеть, как в ее глазах умирает яростный зеленый огонь. Тогда я понял и знаю с тех пор, что в этих глазах было что-то новое для меня, что-то известное только ей и горе.Я был тогда молод и полон триггерного зуда; Я думал, что, поскольку меньше волков означает больше оленей, отсутствие волков не будет означать рай для охотников. Но, увидев, как гаснет зеленый огонь, я почувствовал, что ни волк, ни гора не согласны с таким взглядом.

С тех пор я дожил до того, как государство за государством истребляло своих волков. Я наблюдал за лицом многих недавно появившихся гор, и видел, как южные склоны покрыты лабиринтом новых оленьих троп. Я видел, как все съедобные кусты и саженцы просматривались сначала до анемии, а затем до смерти.Я видел каждое съедобное дерево обесцвеченным до высоты седельного рога. Такая гора выглядит так, как будто кто-то дал Богу новые садовые ножницы и запретил Ему все другие упражнения. В конце концов, измученные от голода кости оленьего стада, о котором так мечтали, мертвые сами по себе, обесцвечиваются костями мертвого шалфея или тают под высокими зарослями можжевельника.
———- Альдо Леопольд, Альманах округа Сэнд и зарисовки здесь и там

Путем убеждения, подпитываемого умением говорить и писать о магии дикой природы, Леопольд убедил своих вашингтонских боссов принять уникальную для начала прошлого века концепцию: участки дикой земли должны быть оставлены в стороне и оставлены необузданными. .3 июня 1924 года три четверти миллиона акров гор, рек и пустынь в Нью-Мексико были административно (а не Конгрессом) обозначены как пустыня Хила, первая область в мире, управляемая как территория дикой природы. В том же году Леопольд покинул юго-запад и согласился на перевод в лабораторию лесных продуктов США в Мэдисоне, штат Висконсин, где он работал заместителем директора и начал преподавать в Университете Висконсина в 1928 году. Краеугольный камень книги Леопольда Game Management (1933) определены основные навыки и методы управления и восстановления популяций диких животных.Эта знаменательная работа создала новую науку, которая объединила лесное хозяйство, сельское хозяйство, биологию, зоологию, экологию, образование и коммуникации. Вскоре после публикации в Университете Висконсина был создан новый факультет — Департамент игрового менеджмента, и первым председателем был назначен Леопольд.

Уникальный дар Леопольда к передаче научных концепций был равен его страсти к претворению теорий в жизнь. Он опубликовал более 300 статей, газет, информационных бюллетеней и писем, но его статьи о дикой природе, написанные его биографом Куртом Майном, сделали его «главным представителем страны в защиту дикой страны и вызвали общенациональные дебаты по поводу того, что стало известно как ‘идеал дикой природы.'»

В 1935 году семья Леопольда приобрела ветхую ферму недалеко от Барабу, штат Висконсин, в районе, известном как песчаные графства. Именно здесь Леопольд претворил в жизнь свои убеждения, что те же инструменты, которые люди использовали для разрушения ландшафта, могут также можно использовать для его восстановления. Старый курятник, нежно известный как Хижина, служил убежищем и наземной лабораторией для семьи Леопольда, друзей и аспирантов. Именно здесь Леопольд визуализировал многие эссе в A Sand County Альманах

21 апреля 1948 года Леопольд был поражен сердечным приступом во время тушения пожара на траве на соседней ферме.Ему был 61 год.

Альдо Леопольд: совмещение экологии и экономики

Альдо Леопольд достиг совершеннолетия на пике прогрессивного движения как сила в американском обществе и правительстве. Прогрессивная эра в Соединенных Штатах с 1890-х по 1920-е годы ознаменовала период социальных реформ, поскольку страна стремилась решить проблему сохранения, как примирить ограниченные и уменьшенные запасы природных ресурсов с растущим населением и экономикой.В этот период процветало университетское образование и исследования, и ученые занялись решением проблем страны. В области политической экономии и лесного хозяйства интеллектуальное наследие можно проследить до Германии, где прошли обучение несколько ключевых фигур. Среди них были Ричард Эли, Бернард Фернов и Гиффорд Пинчот, которые внесли большой вклад в этот период интеллектуального брожения. С созданием Американской экономической ассоциации в 1885 году область «политической экономии» постепенно превратилась в «экономику».«Это останется плюралистической дисциплиной вплоть до окончания Второй мировой войны.

Работа Эли в Висконсинском университете в Мэдисоне с 1892 по 1925 год привела к созданию Висконсинской школы институциональной экономики. Основное внимание уделялось историческому и социологическому контексту темы и соответствующей институциональной структуре. Эта школа экономического мышления дала начало двум экономическим субдисциплинам в Висконсине — экономике земли и сельскому хозяйству. Экономисты, прошедшие подготовку в Висконсине, были наняты федеральным правительством для руководства сельскохозяйственными программами в межвоенный период и сыграли важную роль в сельскохозяйственных программах Нового курса в 1930-е годы.

Историческая и институциональная концепция экономики в Университете Висконсина позволила Леопольду, в то время профессору управления охотой (позднее — управлению дикой природой), участвовать в хорошо информированном экономическом дискурсе. Тенденция экономических сил приводить к ухудшению состояния окружающей среды — и потенциал альтернативной экономики для решения этой проблемы — побудили его задуматься об экономике сохранения под влиянием таких мыслителей, как Джордж Вервайн и Уильям Фогт, автор книги Road to Survival. (1948), важный предшественник современной экологической экономики.Леопольд утверждал, что человеческое отношение к земле должно основываться не на простой экономической целесообразности, а на этике, эстетике и взаимовыгодном состоянии экологической устойчивости и целостности.

После Второй мировой войны темпы человеческого развития ускорились. Быстрые темпы экономических и технологических преобразований в 1950-х и 1960-х годах вызвали серьезную нагрузку на окружающую среду, что привело к появлению экологического движения в более широком контексте культурного самоанализа.В рамках расширяющегося дискурса по вопросам народонаселения, потребления и ограничений экономического роста возникли продуманные вызовы и альтернативы простой парадигме экономического роста. Они, в свою очередь, закладывают основу для более поздних (и более сложных) исследований устойчивости.

Темы, с которыми Леопольд боролся в своей работе, доминировали в экологическом дискурсе 1960-х и 1970-х годов. Как и Леопольд, ряд заинтересованных интеллектуалов, таких как Николас Георгеску-Роген (автор книги Закон энтропии и экономический процесс [1971]) и Герман Дейли (автор книги Steady-State Economics [1977]) признали необходимость переосмыслить человеческую деятельность в более широком, интегрированном и экологическом мировоззрении вместо стандартного узкого экономического мировоззрения.Обсуждение Леопольдом противоречий между частными и общественными интересами и трудности достижения природоохранных целей с помощью одних только экономических законов предвосхитило растущую проблему «трагедии общественного достояния» и управления общими ресурсами в 1960-х и 1970-х годах [2].

Цель области экологической экономики в том виде, в котором она возникла в конце 1980-х годов, аналогична цели Леопольда 1930-х и 1940-х годов, а именно переосмысление основ экономики в свете новых экологических принципов.После скромных продаж в своих ранних изданиях, A Sand County Almanac стал влиятельным с подъемом современного экологического движения. Леопольд способствовал рождению экологической экономики как косвенно, благодаря популярности своей книги, так и непосредственно, вдохновляя видных и влиятельных экологических экономистов, таких как Уильям Рис и Ричард Норгаард.

Взгляды Леопольда и его вклад в экономику исследовались несколькими учеными. Джеральд Вон дает обзор мыслей Леопольда об экономической политике в отношении сохранения окружающей среды.Крауфурд Гудвин описывает, как Леопольд перешел от влияния утилитарной экономической точки зрения к тому, чтобы в конечном итоге отказаться от нее, осознав ее неадекватность в решении экологических проблем. В то время как земельная этика Леопольда была сосредоточена в первую очередь на влиянии экономического производства на землю, Дуглас Макклири указывает, что сегодняшняя экономика, ориентированная на потребление, предполагает, что земельная этика Леопольда должна быть дополнена «этикой личного потребления», чтобы она была эффективной. Дональд Сноу отмечает, что экономический феномен, на который отвечал Леопольд, на современном языке можно было бы лучше понять как «коммерческий детерминизм».Билл Шоу рассматривает развитие экологической политики и усилия по примирению экологического сознания с неоклассическими экономическими концепциями, прежде чем обсуждать, как идеи Леопольда представляют новую парадигму [3]. Основываясь на этих исследованиях, мы можем найти новые идеи, изучая личные и профессиональные основы эколого-экономического мировоззрения Леопольда.

Развитие экологической экономики Леопольда

Академические исследования в Соединенных Штатах быстро развивались в середине девятнадцатого века.Этот период был отмечен профессионализацией академических исследований, выделением ресурсов академическим учреждениям, обучением в аспирантуре за рубежом первым поколением ученых (особенно в Германии), реформой учебных программ и чувством академической активности в решении социальных проблем. Истоки Американской ассоциации развития науки (AAAS) можно проследить до основания Ассоциации американских геологов в 1840 году. Два года спустя организация была переименована, чтобы включить в нее естествоиспытателей, и окончательно переименована в AAAS в 1848 году после того, как химики и физики предложили присоединиться.В конце девятнадцатого века наблюдался устойчивый рост членства в AAAS, собрания проводились ежегодно (за исключением периода с 1861 по 1865 год из-за Гражданской войны). Закон Моррилла 1862 года придал значительный импульс развитию университетского образования и включил в него предметы с более практическим уклоном. В соответствии с этим законодательством средства, полученные за счет федеральных земельных грантов, выделялись каждому штату с целью создания и поддержания институтов, которые будут обучать сельскому хозяйству, механическому искусству и прикладным наукам.Результатом стало создание американской системы университетов, предоставляющих землю.

В этот период экономика в Соединенных Штатах была зарождающейся областью, в которой изо всех сил пытались утвердить свой статус учебной программы в академических учреждениях. Политическая экономия, как ее тогда называли, должна была действовать в рамках университетской учебной программы, в которой преобладали классические предметы, такие как греческий язык, латынь, литература, теология и моральная философия. Эта традиционная структура учебного плана была основана на европейской модели.До 1870-х годов политическая экономия действовала как подразделение других предметов, и преподаватели, которые обычно преподавали другие предметы, были в основном самоучками, поскольку экономическое обучение было ограниченным, а повышение квалификации было недоступно в Соединенных Штатах. Экономические курсы, которых было всего по одному или два в каждом университете, предлагались на нерегулярной основе.

В 1870-х годах молодые американские студенты, которые хотели получить больше, чем номинальное образование в области политической экономии, обратились в Европу, особенно в Германию, и эта тенденция нашла отражение почти во всех дисциплинах.Повышение квалификации в Германии было хорошо организованным, строгим и высоко ценимым во всем мире. Политическая экономия пользовалась большим уважением в Германии, и ее экономисты-академики пользовались сильным влиянием как в промышленности, так и в правительстве.

Хотя англичане положили начало классической экономической традиции с публикации книги Адама Смита «Исследование природы и причин богатства народов » в 1776 году и к концу девятнадцатого века разработали внушительную экономическую теорию с участием иностранных ученых. , в Германии утвердилось иное экономическое мышление.Немецкая историческая школа экономики выступала за применение академических исследований к социальным проблемам с эмпирической, индуктивной и исторической точек зрения. Это противоречило доминирующей английской экономической школе, которая была дедуктивной, индивидуалистической и ориентировалась на экономику laissez-faire . Немецкая историческая школа была особенно влиятельной в Соединенных Штатах в 1870-х и 1880-х годах. Американские ученые адаптировали отношение немецкой исторической школы к стране и разработали новые области применения в таких областях, как государственные финансы, инфраструктура и сельское хозяйство.[4]

Среди американцев, учившихся в Германии в этот период, был Ричард Т. Эли (1854–1943), получивший степень доктора философии. Он получил степень доктора политической экономии в Гейдельбергском университете в 1879 году. В 1881 году он стал первым профессором политической экономии в Соединенных Штатах в Университете Джонса Хопкинса, основанном пятью годами ранее. За одиннадцать лет, проведенных там, Эли оказал значительное влияние в области социальных наук благодаря своим публикациям и впечатляющему списку выдающихся студентов, которые впоследствии стали лидерами в своих собственных дисциплинах социальных наук, включая Джона Р.Коммонс по экономике, Фредерик Джексон Тернер по истории, Эдвард А. Росс по социологии и Вудро Вильсон по политологии [5].

Экономика как дисциплина постепенно завоевывала признание в 1880-х и 1890-х годах благодаря наличию профессиональных организаций. На собрании AAAS 1882 года в Монреале различные академические дисциплины, представленные в AAAS, были разделены на девять разделов, причем раздел I — это экономическая наука и статистика.В 1885 году экономисты создали национальную организацию — Американскую экономическую ассоциацию. Эли сыграл ключевую роль в ее основании, написав первоначальное заявление о целях и выступив в качестве ее первого секретаря. Термин «экономическая» был выбран вместо «политической экономии», поскольку последняя считалась слишком популярной и ненаучной. Экономисты стремились отличить свою область от других социальных наук.

В 1892 году Эли был принят на работу Висконсинским университетом в Мэдисоне, чтобы возглавить новую школу экономики, политологии и истории, которая была основана для развития социальных наук в университете.Эли действовал быстро, привезя с собой в Мэдисон троих своих студентов из Университета Джонса Хопкинса и расширив список курсов по политической экономии, что привело к быстрому росту популярности штата Висконсин по этому предмету [6]. Со временем школа Эли была разделена на отдельные академические подразделения после реорганизации университета. В 1903 году титул Эли был изменен на заведующего кафедрой политической экономии. Он продолжил свою блестящую академическую карьеру в Висконсине, помогая развивать экономику сельского хозяйства и внося важный вклад в экономику земли.Среди студентов Висконсина были Генри К. Тейлор, Бенджамин Х. Хиббард и Джордж С. Вервайн, которые стали выдающимися учеными в области сельского хозяйства и экономики земли.

Эти ученые были активистами-интеллектуалами, которые стремились связать мышление с социальными действиями, следуя «Висконсинской идее», согласно которой университет должен быть посвящен государственной службе государству и его гражданам. Вклад, который они внесли в правительство и граждан, включал выполнение служебных обязанностей, предоставление информированных советов по государственной политике, развитие и обмен техническими навыками, проведение исследований, направленных на решение социальных проблем, а также участие в информационно-просветительской деятельности.[7] Экономисты искали «золотую середину» между государственным социализмом и необузданным капитализмом, используя старомодный подход к экономике, который был историческим, государственным, этическим и прикладным. Вместе с социологом Россом они составляли так называемую Висконсинскую школу институциональной экономики [8].

Висконсинская школа составляла часть более широкой институциональной ориентации в социальных науках, которая, в свою очередь, была частью богатого плюрализма экономического мышления в годы между двумя мировыми войнами.Это было особенно ощутимо в период Нового курса, когда экономисты предлагали противоположные советы, а в экономической политике не доминировал какой-то конкретный, последовательный образ мышления [9]. В качестве преподавателя на факультете экономики сельского хозяйства университета Леопольд работал в этой академической среде.

Оглядываясь назад, кажется неизбежным, что экономика заставит Леопольда над чем задуматься. Интеллектуальное любопытство Леопольда было безграничным — позже он писал: «Меня интересуют две вещи: отношение людей друг к другу и отношение людей к земле.[10] Главными его интересами были занятия на свежем воздухе, такие как охота, рыбалка и кемпинг, что привело его к карьере в лесном хозяйстве. Более того, экономика начала играть центральную роль в новом социальном порядке, возникшем с индустриализацией и прогрессивной эрой. В то же время правительство на всех уровнях стало уделять больше внимания экономике и экономическому планированию. Консервация в ранний период, с 1890 по 1920 год, была направлена ​​в первую очередь на эффективное стабильное производство продукции для поддержки экономики страны.Несмотря на то, что он основывался на естественных науках, он в значительной степени не был осведомлен об экологии, как раз тогда новая наука в зачаточном состоянии. Знания Леопольда в области экологии и его опыт природоохранных мероприятий на местах позже заставили его критиковать простую утилитарную позицию экономики в управлении природными ресурсами.

Темы сохранения первозданных земель, сохранения органических ресурсов, восстановления здоровья земель, переосмысления экологических фактов и оценки концепции экономического роста и прогресса находили отклик во всей работе Леопольда.Он считал, что люди могут поддерживать высокое качество жизни на земле только в том случае, если их экономическая система работает с характерным разнообразием и динамикой земли, а не противодействует им. Сложность окружающей среды, которую начала проявлять экология, означала, что действия человека, которые были обусловлены в основном краткосрочной экономической политикой, должны быть более взвешенными и осмотрительными, чем раньше. [11]

Этика охраны природы и экономика охраны природы

В начале эры Нового курса Леопольд опубликовал две важные статьи: «Этика сохранения» и «Экономика сохранения.В них он обсудил ключевые вопросы, которые в то время препятствовали сохранению. Во взаимодействии между людьми и землей преобладала экономическая целесообразность, что привело к ухудшению состояния окружающей среды. Сохранение, задуманное как ответ на этот результат, опиралось, с одной стороны, на государственную собственность, а с другой — на навязывание законов и постановлений частному землевладельцу. Хотя оба метода были эффективными и до некоторой степени необходимыми и уместными, их было недостаточно. Более того, строгое различие между частным и государственным секторами затрудняло усилия по сохранению, и Леопольд, напротив, обратился к проблеме примирения частных экономических интересов с общественным благом.Проанализировав перспективу сохранения в контексте экономики и социального мышления того времени, Леопольд пришел к выводу, что необходимы глубокие изменения во взаимоотношениях человека и земли.

В «Этике сохранения» Леопольд поместил экономику и сохранение в более широкий контекст истории, экологических реалий природных ресурсов и целей человека, тем самым приглашая читателя задуматься об этических аспектах сохранения.[12] Центральный тезис «Этики сохранения» заключается в том, что усилия по сохранению не увенчались успехом, потому что в отношениях человечества с землей преобладала экономическая целесообразность: «Земельные отношения по-прежнему являются строго экономическими, предполагая привилегии, но не обязательства» (стр. 182). ). Общество было одержимо экономикой и гаджетами (тогда, как и сейчас), и отодвигало на второй план землю, а также растения и животных, которые она поддерживает. Это было проиллюстрировано тем, как природоохранные усилия были сосредоточены на восстановлении неправильно использованных земель, а не на предотвращении злоупотреблений в первую очередь.Леопольд утверждал, что для того, чтобы сохранить человеческое общество и землю, эти отношения должны быть расширены за пределы экономической сферы, включая экологию, этику и эстетику. Землепользование можно практиковать таким образом, чтобы сочетать полезность и красоту. Учитывая, что успех цивилизации зависел от того, насколько хорошо она приспособилась к своей ресурсной базе, Леопольд чувствовал, что обществу необходимо изменить свое бездушное отношение к земле и перестать допускать экономические законы, которые он назвал «священным разнообразием случайностей». влияние в решениях, касающихся земли.Он криво резюмировал иронию технологической эпохи, когда заметил, что решения о землепользовании зависят от капризных экономических условий и решительной приверженности общества развитию технологий: «чтобы построить лучший двигатель, мы задействуем все возможности человеческого мозга; чтобы построить лучшую сельскую местность, мы бросаем кости »(стр. 189).

Леопольд признал пределы государственной собственности в достижении сохранения. Государственная собственность была важным и полезным вариантом решения таких вопросов, как охрана дикой природы и отдых, но ее охват по своей сути был ограничен.По словам Леопольда, проблемы эрозии почвы и лесного хозяйства « совпадают с картой США ». Как далеко мы можем обложить налогом другие земли и отрасли, чтобы искусственно поддерживать лесные угодья и промышленность? » (стр.187). Общественная собственность — это только средство для достижения более высокой цели: « универсальный симбиоз с землей , экономической и эстетической, общественной и частной» (стр. 188).

В «Экономике сохранения» Леопольд сформулировал свои мысли о подходе Нового курса к сохранению, основываясь на своем опыте в нескольких проектах того времени.[13] Одной из проблем подхода «Нового курса», как он утверждал, была чрезмерная зависимость от государственной собственности при решении вопросов сохранения. Цели сохранения, связанные с лесным хозяйством, почвами, дичью и отдыхом, требуют минимальной площади земли и связей по всему ландшафту, чего не может достичь только государственное землевладение. Таким образом, был сделан вывод, что сохранение требует сознательного использования всего ландшафта. Хотя государственная собственность на нечетные участки земли, подвергшейся злоупотреблениям, в определенной степени способствовала бы сохранению природы, он оспорил предположение о том, что «более крупная покупка — это замена частной природоохранной практике» (стр.196). Государственная собственность может даже поощрять злоупотребления землей в извращенной форме, вызывая ожидания того, что правительство спасет деструктивного частного землевладельца. Леопольд резюмировал проблему следующим образом:

Предотвращать разрушительное частное землепользование любого и всякого рода. Следует поощрять использование частной земли таким образом, чтобы максимально сочетать общественные и частные интересы. Если мы все равно собираемся потратить большие суммы государственных денег, почему бы не использовать их для субсидирования желаемых комбинаций в землепользовании, вместо того, чтобы лечить путем покупки, запрета или ремонта головную боль, возникающую из-за плохих? (п.200)

Вторая проблема подхода «Нового курса» заключалась в отсутствии координации между разрозненными программами, каждая из которых касалась одного аспекта землепользования. Из своего опыта работы на юго-западе Америки в 1933 году Леопольд видел, как усилия по сохранению противоречат друг другу, и в некоторых случаях путаница усугублялась путаницей законодательных актов. Например, бригада должна была проделать уклон вдоль глиняного берега, взбудораживая поток форели, который другая бригада пыталась улучшить с помощью дамб и укрытий.Эти «перекрещенные провода», как назвал ситуацию Леопольд, казались неизбежными: впервые комплексные природоохранные потребности решались в таком крупном масштабе с использованием подхода «сверху вниз». Более того, энтузиастов-техников, руководивших работой, обучали только по своим специальностям. Однако в своем опыте у Леопольда есть другая, альтернативная модель: проекту по сохранению водосбора долины Кун в Висконсине, в котором Леопольд принимал участие, удалось избежать этих неудач.Там, как писал Леопольд в 1935 году, «не только сохранение почвы и сельское хозяйство, но также лесное хозяйство, дичь, рыба, мех, борьба с наводнениями, пейзажи, певчие птицы и другие соответствующие интересы должны были быть должным образом интегрированы» [14]. Хотя в то время область экологии быстро развивалась, она, по словам Леопольда, не повлияла на первые усилия Нового курса. Леопольд признал сложность обеспечения сохранения государственными учреждениями.

Леопольд продолжал размышлять о роли частного лица в достижении сохранения и о напряжении между индивидуальными и общественными интересами.В частности, Леопольд рассматривал возможность продолжения исследования для продолжения тем, выделенных в «Экономике охраны природы» после его публикации. Хотя в основном он был занят созданием своей университетской программы по управлению дикой природой, с 1934 по 1938 год он подготовил четыре исследовательских проспекта для проекта экономики сохранения. Цель исследования была проста, но широка: изучить причины отказа частных землевладельцев практиковать природоохранную деятельность и определить, что необходимо сделать, чтобы изменить ситуацию.В последнем проекте, написанном в 1938 году, Леопольд утверждал, что сохранение может быть достигнуто только «предусмотрительностью и изобретательностью» постоянных операторов земли, а не отсутствующих. Частные землевладельцы, которые верят в сохранение природы и обладают техническими ноу-хау, лучше всего подходят для ее реализации. Правительство по своей сути является отсутствующим оператором; он не может быть оператором-резидентом, если он не купит землю, но он не может купить всю землю. [15]

Суть проблемы заключалась в том, как побудить частных землевладельцев заниматься природоохранной деятельностью, которая приносит общественные выгоды, но, возможно, мало или совсем не приносит частной экономической выгоды.Согласно Леопольду, правовая и экономическая структура в Америке была перенесена из Европы, где земля была более устойчивой к беспорядкам и развивалась до появления механической энергии и индустриализации. Местность в Америке была менее устойчивой; когда оно подвергалось деструктивному использованию, оно приводило к нарастающему нарушению работы земельного разнообразия и функций. Америке необходимо будет разработать свою собственную социальную и экономическую структуру, подходящую для ее конкретных обстоятельств.В 1934 году он писал: «Нам нужен положительный стимул или награда для землевладельца, который уважает как [частные, так и общественные] интересы в своей реальной земельной практике. . . Какой должна быть эта награда или побуждение? Что для него практичное средство передвижения? Это два основных вопроса в американской охране природы. Ответ, кажется, требует сотрудничества экономистов, юристов, региональных планировщиков, экологов и эстетов. Я прошу совместных поисков ответа »[16]

Великая депрессия и соответствующие интервенции Нового курса противопоставили два широких взгляда на экономику.Первое было подтверждением мышления laissez-faire , согласно которому рынки работают лучше всего, когда они не обременены искусственными ограничениями, такими как квоты и налоги, и когда присутствие правительства сводится к минимуму. Примером тому является активная экономическая деятельность, которая длилась с позолоченного века конца девятнадцатого века до начала Великой депрессии около 1930 года. Вторым был государственнический технократический подход экономистов, в том числе из Висконсинской школы институциональной экономики. кто помогал разрабатывать программы Нового курса.Они рассматривали государственное планирование и вмешательство как инструмент для надлежащего функционирования рынка. Депрессия дала этим экономистам возможность применить свое экономическое мышление в надежде на улучшение экономики. Однако, несмотря на все усилия экономистов, они не сочли «Новый курс» успешным. Экономисты, в том числе институциональные экономисты, разделили провал Нового курса [17].

По мнению Леопольда, обе экономические философии неадекватны с точки зрения имеющихся концептуальных ресурсов и средств, необходимых для решения «проблемы сохранения.Традиционная экономика, независимо от вероисповедания, была построена на двух столпах частной собственности и представлении о том, что социальное благосостояние должно быть достигнуто через стремление к частному благосостоянию. Этот фонд привел к появлению социальных обычаев и мышления, которые препятствовали усилиям по сохранению в стране. Другими словами, концепция сохранения сбивает с толку современное экономическое мышление. Леопольд заметил, что «экономические карты складываются против некоторых из наиболее важных реформ в землепользовании». [18]

Тем не менее, вмешательство правительства было ограниченным в плане возможности проведения необходимых реформ.Новый курс в значительной степени разочаровал Леопольда. Крупномасштабные героические меры правительства замаскировали неспособность общества содействовать сохранению природных ресурсов среди частных землевладельцев и потребителей. Усилия Нового курса по сохранению, состоящие из государственной собственности на деградированные земли и разрозненных проектов улучшения ресурсов, которые иногда противоречили друг другу, имели хорошее значение, но в первую очередь были средством правовой защиты и не касались предотвращения злоупотреблений землей со стороны частных землевладельцев (или, если на то пошло, государственных агентства) в первую очередь.Они также не могли указать путь к положительным стимулам для действий, которые восстанавливают здоровье и разнообразие земель и, таким образом, служат долгосрочным общественным и частным интересам.

Экологическое мышление Леопольда созрело в 1930-е годы, чему способствовала Матамекская конференция по биологическим циклам 1931 года, международная конференция биологов в Лабрадоре, Канада, где Леопольд встретился с Чарльзом Элтоном, ведущим экспертом в области экологии животных и профессором зоологии Оксфордского университета. Идеи Элтона по экологии начнут влиять на размышления Леопольда об управлении дикой природой в частности и о сохранении в целом.[19] В начале 1935 года Леопольд купил ветхую и заброшенную ферму на реке Висконсин в округе Саук, штат Висконсин. Ферма стала местом отдыха семьи Леопольдов на выходных, а позже ее прозвали «хижиной». Важно отметить, что хижина дала Леопольду возможность практиковать управление землей и стала центром его привязанности к земле, что, в свою очередь, сформировало его взгляды на сохранение природы.

В конце 1930-х годов Леопольд сместил акцент с управления игрой на управление дикой природой .Он пересмотрел свои прежние представления о хищниках из диких животных, рассматривая их как неотъемлемую часть ландшафта, которую следует уважать, а не истреблять. В своем эссе 1939 года «Биотический взгляд на землю» он целостным образом концептуализировал землю, состоящую из почвы, воды, растений, животных и видов растений. С этой «биотической точки зрения» земля была не просто экономическим ресурсом, а живым сообществом, лучше всего представленным в виде «биотической пирамиды» с почвой в основании, растениями и травоядными в центре и плотоядными животными наверху.Энергия солнца направляется от основания к вершине. В конце жизни организма питательные вещества из его тела возвращаются в почву в результате разложения. Соответственно, тенденция пирамиды — обширного и запутанного контура пищевых цепей — должна была со временем усложняться в процессе эволюции [20].

Традиционная концепция экономической полезности теперь оказалась глубоко проблематичной: экология обнаружила «биоту настолько сложную, настолько обусловленную переплетением сотрудничества и соревнований, что никто не может сказать, где полезность начинается или заканчивается » (стр.267, курсив наш). Леопольд размышлял о последствиях этого для сохранения: «Это кажется возможным. . . что преобладающая несостоятельность экономических интересов как мотива для лучшего частного землепользования имеет некоторую связь с неспособностью социальных и естественных наук согласовать друг с другом и с землевладельцем общую концепцию земли »(стр. 272). -73). По мнению Леопольда, стандартный экономический взгляд на землю как на совокупность ресурсов, которыми нужно управлять отдельно для получения краткосрочной экономической выгоды, несовместим с экологической реальностью или природоохранными потребностями.Это подрывало перспективы жизни, человеческой и нечеловеческой, на процветание.

Эти новые концепции эколого-экономического мировоззрения Леопольда прямо бросили вызов основам господствующего экономического мышления (независимо от школы). Мейнстримное экономическое мышление в Америке основывалось на акценте Просвещения на индивидуализме и рациональном мышлении как на руководствах к человеческим действиям и прогрессу. Конечным результатом стала доминирующая дисциплинарная доктрина координации через конкуренцию — стремление индивидов к рациональным личным интересам привело бы к хорошо функционирующим рынкам и максимальному увеличению общественного благосостояния.Социальный порядок, постепенно возникший в этот период, вращался в основном вокруг экономической деятельности, осуществляемой частными производителями и потребителями, при демократическом и светском правительстве, способствовавшем этому процессу, обеспечивая соблюдение законов и прав собственности. Впоследствии научные исследования и технологическое развитие привели к индустриализации, способствуя экономическому росту и развитию.

В то время как экономика свободного рынка привела к появлению новой энергии и активности в обществе, строгая дихотомия между частным и государственным секторами, индустриализацией, массовым производством, торговлей и современным транспортом привела к общей тенденции все более обширной деградации окружающей среды.При более крупных масштабах производства, давлении конкуренции и продаже товаров на удаленных рынках производители склонны игнорировать экологические и социальные (например, трудовые) проблемы, преследуя частную выгоду. Потребители, как правило, не имели информации о решениях, принятых в процессе производства, и о результирующих воздействиях, которые они не могли осознать, пока экологические и социальные нарушения не стали слишком серьезными, чтобы их можно было игнорировать.

Погоня за материальным благосостоянием постепенно стала центральной заботой общества и изменила отношение людей к земле к экономической целесообразности.Парадоксальным результатом этой погони за материальным изобилием было отлучение людей от основного источника богатства на земле, которая деградировала с угрожающей скоростью. «На данном этапе нет ничего более благотворного, чем небольшое здоровое презрение к изобилию материальных благ», — писал Леопольд в A Sand County Almanac [21]

.

По мере того, как экономика постепенно занимала центральное место в современном обществе, экономическая конкуренция стала фактом современной жизни — с верой, вложенной в работу знаменитой невидимой руки Адама Смита.Конкуренция между странами, компаниями и отдельными лицами привела к целесообразности действий, отмеченной бессовестной поспешностью и необходимостью экономического выживания. «Окружающая среда» стала рассматриваться как просто ресурс и приемник, которые нужно использовать, и, следовательно, ей был нанесен серьезный ущерб. Леопольд знал, что экономический механизм, который, как обычно предполагалось, управлял потреблением ресурсов за счет нехватки ресурсов и высоких цен, не смог материализоваться. Он отметил, что ресурсы все еще истощаются, а рост цен в некоторых случаях приводил к замене сельскохозяйственных культур или консервативному управлению.

Неспособность экономики правильно оценить и сохранить землю и все ее взаимосвязанные органические компоненты, включая человеческие сообщества, так сильно повлияла на Леопольда, что он постоянно размышлял над ситуацией, пытаясь найти возможные решения этой затруднительной ситуации. Он признал экономические предположения, предпосылки и методы, которые наносили ущерб охране природы, и попытался предложить простые и прагматичные решения.

Для Леопольда человеческая деятельность на земле, продиктованная современной экономикой, была основана на утилитарном отношении к земле.Он проследил это мышление до иудео-христианской традиции, отметив, что «на протяжении двадцати веков и дольше вся цивилизованная мысль опиралась на одну основную предпосылку: судьба человека — эксплуатировать и порабощать землю. Библейское предписание «идти вперед и размножаться» — это всего лишь одна из многих догм, которые подразумевают такую ​​позицию философского империализма »[22]. Вопрос в том, как на мировоззрение западной цивилизации глубоко повлияло то, что Леопольд назвал победителем. менталитет по отношению к земле.Однако это мировоззрение становилось все более несостоятельным ввиду роста населения, увеличения мощности и эффективности человеческих технологий, а также экологических открытий о взаимозависимости земли как сообщества. Сохранение было ответом на чрезмерно упрощенное экономическое мировоззрение, но его успех, как понимал Леопольд, будет зависеть от того, сможет ли общество пересмотреть это мировоззрение. Доминирующее экономическое мировоззрение необходимо согласовать с экологическим пониманием и этическим подходом к тому, что мы сейчас называем биосферой.

Одним из основных недостатков экономического поведения, отмеченных Леопольдом, была тенденция к тому, что экономическая активность не ослабевала даже после того, как общие результаты деятельности начали проявлять признаки ухудшения. Этос общества, как упоминалось ранее, способствовал экономической целесообразности, что привело к безоговорочной общей приверженности простой цели экономического роста. Быстрые темпы индустриализации привели к росту материального благосостояния, но также легли тяжелым бременем на землю.Эта озабоченность была очевидна во многих статьях Леопольда, начиная с его комментариев о стремлении бустера повысить статус и численность населения своего города до его наблюдений за преобладающей тенденцией к созданию «гладких и чистых» ферм, не оставляющих места для дикой природы [23]. Более того, Леопольд считал, что идея непрерывного роста экономической активности, по сути экспоненциального явления, противоречит экологическим принципам. «Мы узнаем, по крайней мере в экологии, — утверждал он, — что все истины имеют место только в определенных пределах. Это хорошо — улучшение экономических инструментов.Он превысил скорость или степень, в которой он был хорошим »[24]. В экономике масштаб экономической деятельности определяется в первую очередь концепцией экономической эффективности, которая не принимает во внимание социальный и экологический контекст деятельности. .

Давление экономической целесообразности всегда было огромным, и многие жертвовали во имя этого. Некритическая приверженность идее экономического роста и связанного с этим ухудшения состояния окружающей среды заставила Леопольда охарактеризовать экономический рост как «Джаггернаут».[25] Он часто использовал фразу из шекспировского «Гамлета » Шекспира, чтобы описать результаты экспоненциального роста — популяция может «умереть слишком сильно сама по себе» — чтобы сослаться на потенциальный вред чрезмерного вмешательства человека в экологические процессы земля. [26]

Индустриализация была одной из основных движущих сил экономического развития в наше время, что привело к всеобщему увлечению машинным оборудованием в обществе. Доступность механической энергии для обработки земли, вызванная давлением конкуренции со стороны экономики, привела к тому, что Леопольд назвал «насильственными» изменениями в земле.[27] Леопольд, как показано в его обширных трудах, не был против индустриализации как таковой , но был обеспокоен чрезмерной степенью индустриализации и слепой манерой ее осуществления. Кроме того, индустриализация, вместе с тенденцией к городской жизни, оказала глубокое влияние, маскируя присутствие природы в повседневной жизни, тем самым отвлекая внимание людей от земли. Это было серьезным препятствием для усилий по сохранению.

Хотя он осознавал, что преследование личных интересов частными экономическими субъектами препятствует усилиям по сохранению, Леопольд также был осторожен с тем, чтобы не переходить на более традиционные социалистические позиции и не преувеличивать роль правительства.Он был обеспокоен ростом милитаризма и угнетения в Германии, который он лично наблюдал, когда посетил страну во время ознакомительной поездки в 1935 году [28]. В Соединенных Штатах неспособность природоохранных программ Нового курса координировать и приносить успешные результаты заставила Леопольда осознать недостатки государственной природоохранной деятельности.

Несколько близких соратников подтолкнули Леопольда к своим размышлениям о сохранении и экономике. В 1944 году Леопольд получил письмо по этому поводу от бывшего студента Дугласа Уэйда.[29] Уэйд писал: «Я считаю, что вы почувствовали эту тягу [к социализму и национальному планированию] и боролись с ней. Другими словами, вы хотели быть «либералистом», но не смогли завершить многие из своих эссе, потому что они указывают в направлении социализма или национального планирования; по крайней мере, это то, что я, кажется, получил из некоторых ваших эссе. & [30] В коротком ответе, который, как он отметил, не следует воспринимать как правильный ответ на этот важный вопрос, Леопольд написал:

Насколько я знаю, то, чего не хватает в моих бумагах, проистекает из моего осознания того, что с ними ничего нельзя сделать, не создавая людей нового типа.Правила и рецепты бесполезны для тех, кто не понимает, что за ними стоит.

Я не осознаю конфликта между либерализмом и социальным планированием в моем уме, потому что я полностью убежден, что социальное планирование в той степени, которая явно мне нравится, совершенно бесполезно. Вещи, которые полностью выполняются государством, на самом деле не выполняются, потому что любое достойное землепользование имеет смысл не только из-за своего воздействия на землю, но и из-за своего воздействия на владельца. Если владельцем является безличное правительство, никто не получает выгоды, кроме государственного служащего.[31]

Проблема примирения личной свободы с необходимостью координации действий человека на земле, которая, как обычно считается, достигается за счет принудительных усилий со стороны государства, стала бы повторяющейся темой в экологическом дискурсе во время экологического движения 1960-х и 1970-х годов. и до настоящего времени.

Вывод Леопольда о том, что нужен «новый тип людей», эффективно превзошел укоренившуюся дихотомию в экономической философии.Несомненно, это связано с его признанием того, что коллективистские экономические модели по существу преследовали те же экономические цели, что и экономическая модель свободного рынка. В 1933 году он заметил, что капитализм и его альтернативы — социализм, коммунизм, фашизм — все были связаны с «распределением большего количества товаров, произведенных машинами, большему количеству людей», или, другими словами, « спасение с помощью машин ». [ 32] Все конкурирующие политические идеологии того времени основывались на индустриализации, отличаясь только тем, как были организованы факторы производства и как распределялись товары.

К 1940-м гг. Отсутствие прогресса в сохранении окружающей среды казалось Леопольду ужасным. Мрачный опыт Второй мировой войны сделал Леопольда менее оптимистичным. «Джаггернаут» индустриального экономического роста и связанное с ним ухудшение состояния окружающей среды казалось непреодолимым, особенно когда новые технологии военного времени были развязаны в гражданской экономике. Леопольд пришел к убеждению, что решение проблемы сохранения природы не придет изнутри экономики. Чувствуя, что необходимы изменения на более глубоком уровне, он сосредоточился на этике, как он это сделал ранее в своем эссе 1933 года «Этика сохранения.В эссе 1947 года «Экологическая совесть» Леопольд отмечал, что усилия по сохранению до сих пор не затронули психику нации: «Ни одно важное изменение в человеческом поведении никогда не достигается без внутреннего изменения в наших интеллектуальных акцентах, нашей лояльности, нашей привязанности и наши убеждения. Доказательство того, что охрана окружающей среды еще не коснулась этих основ поведения, заключается в том, что философия, этика и религия еще не слышали об этом ». [33] Леопольд использовал фразу« экологическое сознание », чтобы описать общее понимание зависимости всего живого, в том числе человека, на экологические процессы.Он серьезно заметил, что этого осознания катастрофически не хватало в обществе.

Джаггернаут экономического развития оказался безжалостным в обществе, которое было склонно приравнивать «больше» к «лучшему». Традиционная экономика, по-видимому, не могла связать экономическую деятельность с экологическим и социальным контекстом, и поэтому общество не могло управлять своей собственной экономической деятельностью. Леопольд искал сдерживающую силу вне экономики. В 1947 году Леопольд написал свое эссе «Этика земли», которое в конечном итоге будет опубликовано в A Sand County Almanac .В основе природоохранного мышления Леопольда лежал акцент на важности личного управления со стороны частных землевладельцев, которое в конечном итоге будет основано на ценностях и убеждениях, не поддающихся экономическому давлению. В эссе он предложил, чтобы люди считали себя «простыми членами и гражданами», а не завоевателями земного сообщества. Затем он предложил, чтобы экономическая целесообразность была дополнена другими соображениями, возможно, даже им предшествовала: «Перестаньте думать о достойном землепользовании как сугубо экономической проблеме.Изучите каждый вопрос с точки зрения того, что является этически и эстетически правильным, а также экономически целесообразным. Все правильно, когда оно стремится сохранить целостность, стабильность и красоту биотического сообщества. Неправильно, когда дело обстоит иначе ». [34]

В конце концов Леопольд пришел к выводу, что и мотив прибыли, и ностальгия по более «естественному» прошлому недостаточны для сохранения. Этика земли Леопольда сочетала в себе эмоциональное, практическое и интеллектуальное.[35] Это подразумевало, что только тренируя все эти аспекты нашего разума и нашего опыта, мы можем реализовать весь потенциал нашего человечества, сохраняя при этом здоровье земли. Критерии Леопольда для успешного сохранения — уважение «целостности, стабильности и красоты» земли — представляют собой уравновешивающую силу против банального утилитарного мышления, движимого «манией» роста экономики.

Ясно, что земельная этика Леопольда не предполагала поверхностных социальных изменений.Это означало переход от рациональной, в основном количественной системы убеждений к синтезу глубоких, сложных и субъективных концепций, определяющих поведение человека в экологически сложном мире. Сам Леопольд отметил, что его слово было не последним. «Ничего более важного, чем этика, никогда не« пишется »», — писал он в конце года A Sand County Almanac , отмечая, что этика может развиваться только «в умах мыслящего сообщества». [36] Однако он чувствовал себя эта общественная дискуссия по сохранению природы ускорилась бы, если бы все разделяли «общую концепцию земли», которую помогает обеспечить экология.«Мы могли бы получить лучший совет от экономистов и философов, — считал он, — если мы дадим им более верное представление о биотическом механизме» [37]

.

Размышления Леопольда о природе отношений между человеком и землей можно интерпретировать как попытку установить экологические и эстетические аспекты индивидуального «я» в обществе. Если для установления гармоничных отношений между человеком и землей потребуется «новый тип людей», то его земельная этика, возможно, была попыткой сформулировать конституционные основы этого типа людей.Это можно рассматривать как способ примирения с необходимостью признать экологические реалии ландшафта, в котором мы живем, при сохранении возвышенного духа индивидуализма страны. Следовательно, акцент Леопольда на личном управлении землей можно рассматривать как основу альтернативы необузданному и беспринципному экономическому капитализму и социалистической экономике с патерналистским присутствием правительства.

Тот факт, что основная экономическая наука до сих пор не затронута экологией (и естественными науками в целом) значимым образом, отражает огромные препятствия на пути к изменениям, вызванные экономической и политической целесообразностью.Это, в свою очередь, только подчеркивает необходимость развития более глубокого и комплексного понимания взаимоотношений человека и природы в обществе. Работа Леопольда демонстрирует, чего может добиться одаренный и трудолюбивый человек в этом чрезвычайно сложном предприятии, и дает руководство и вдохновение для последующих поколений.

Исторические и современные методы управления пожарами в двух заповедных зонах на юго-западе Соединенных Штатов: в пустыне Сагуаро и в заповедном комплексе Хила-Альдо Леопольд

Исторические и современные методы управления пожарами в двух пустынных районах на юго-западе Соединенных Штатов: в пустыне Сагуаро и заповедник Хила-Альдо Леопольд | Treesearch
Перейти к основному содержанию

.gov означает, что это официально.

Веб-сайты федерального правительства часто заканчиваются на .gov или .mil. Прежде чем делиться конфиденциальной информацией, убедитесь, что вы находитесь на сайте федерального правительства.

Сайт безопасен.

https: // гарантирует, что вы подключаетесь к официальному веб-сайту и что любая предоставляемая вами информация шифруется и безопасно передается.

Автор (ы):

Молли Э.Охотник

Кальвин А. Фаррис

Тип публикации:

Общий технический отчет (GTR)

Первичная станция (и):

Исследовательская станция Скалистых гор

Источник:

Gen.Tech. Реп. РМРС-ГТР-325. Форт Коллинз, Колорадо: Министерство сельского хозяйства США, Лесная служба, Исследовательская станция Скалистых гор. 38 п.

Описание

Тушение пожаров было доминирующей стратегией управления пожарами на Западе в течение последнего столетия. Однако менеджеры заповедника Хила и Альдо Леопольд в Нью-Мексико и заповедника Сагуаро в Аризоне на протяжении десятилетий позволяли огню играть более естественную роль.В этом отчете резюмируется влияние этих методов управления пожарами на ключевые ресурсы, а также документируются общие проблемы, возникающие при внедрении этих методов, и уроки по их устранению. Обновляя исторические атласы пожаров, мы показываем, как модели пожаров изменились с принятием новой политики и практики.

Цитата

Хантер, Молли Э .; Iniguez, Jose M .; Фаррис, Кэлвин А. 2014. Исторические и современные методы управления пожарами в двух дикой природе на юго-западе Соединенных Штатов: в дикой местности Сагуаро и в дикой природе комплекса Хила-Альдо Леопольд.Gen. Tech. Реп. РМРС-ГТР-325. Форт Коллинз, Колорадо: Министерство сельского хозяйства США, Лесная служба, Исследовательская станция Скалистых гор. 38 п.

Процитировано

Примечания к публикации

  • Мы рекомендуем вам также распечатать эту страницу и прикрепить ее к распечатке статьи, чтобы сохранить полную информацию о цитировании.
  • Эту статью написал и подготовил У.S. Государственные служащие в официальное время и поэтому находятся в открытом доступе.

https://www.fs.usda.gov/treesearch/pubs/46179

Леопольд, экофеминизм и экологический рассказ на JSTOR

Абстрактный

Никто не оспаривает, что Альдо Леопольд внес неоценимый вклад в экологический дискурс. Тем не менее, для тех, кто занимается экологической этикой, важно осознавать, что его работы могут невольно способствовать установлению доминирующего отношения к нечеловеческому миру из-за его частой и безвозвратной охоты.Такое отношение противоречит большинству направлений экологической этики, но в первую очередь экофеминизму. Изучая Леопольда через призму экофеминизма, я устанавливаю, что эффект такого повествования состоит в том, чтобы изобразить мир природы как объект, доступный для эксплуатации, тем самым выставив его как «другого», о котором говорится в феминистских трудах. Таким образом, я прихожу к выводу, что работа Леопольда, если ее принять некритически, может фактически укрепить те самые идеи, которые были выявлены как разрушающие отношения между природой и культурой.

Информация о журнале

Этика и окружающая среда — это междисциплинарный форум для теоретических и практических статей, дискуссий, обзоров и обзоров книг в широкой области, охватываемой экологической этикой, включая концептуальные подходы в этической теории и экологической философии, такие как глубокая экология и экологический феминизм, как они есть. относятся к таким вопросам, как экологическое образование и управление, экологическая экономика и здоровье экосистем.

Информация об издателе

Издательство Indiana University Press было основано в 1950 году и сегодня признано во всем мире как ведущее академическое издательство, специализирующееся на гуманитарных и социальных науках. Наша задача как академической прессы — служить миру науки и культуры в качестве профессионального некоммерческого издателя. Мы издаем книги и журналы, которые будут иметь значение через 20 или даже сотню лет — названия, которые имеют значение сегодня и будут жить в будущем, отражаясь в сознании учителей и писателей.Основные предметные области IU Press включают исследования Африки, афроамериканцев, Азии, культуры, евреев и Холокоста, Ближнего Востока, России и Восточной Европы, а также исследования женщин и гендера; антропология, кино, история, биоэтика, музыка, палеонтология, филантропия, философия и религия. The Press также предлагает обширную региональную издательскую программу под своим издательством Quarry Books. Это одна из крупнейших типографий государственных университетов, если судить по названиям и уровню дохода.

Бельгийское Конго | Безграничная всемирная история

Администрация Бельгийского Конго

Правление Леопольда II в Конго стало международным скандалом из-за широкомасштабного жестокого обращения с коренными народами, включая частые увечья и убийства мужчин, женщин и детей для обеспечения соблюдения квот на производство каучука.

Цели обучения

Опишите жестокость, с которой бельгийцы издевались над жителями Конго

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Свободное государство Конго было корпоративным государством, частным образом контролируемым Леопольдом II из Бельгии через его Международная африканская ассоциация , неправительственная организация, якобы занимающаяся гуманитарными целями.
  • При администрации Леопольда II Свободное государство Конго стало местом одного из самых печально известных международных скандалов на рубеже 20-го века.
  • В Свободном Государстве колонисты зверски заставили местное население производить каучук, для чего распространение автомобилей и разработка резиновых шин создали растущий международный рынок.
  • Полиция, Force Publique , регулярно калечила (особенно отрубала руки) и убивала коренное население, чтобы добиться соблюдения квот на производство каучука.
  • Отчет британского консула Роджера Кейсмента привел к аресту и наказанию белых чиновников, ответственных за хладнокровные убийства во время экспедиции по сбору каучука в 1903 году, в том числе одного гражданина Бельгии, который стал причиной расстрела по меньшей мере 122 конголезских коренных жителей.
  • Парламент Бельгии аннексировал Свободное государство Конго и принял его управление 15 ноября 1908 года как колония Бельгийского Конго.
Ключевые термины
  • Ассоциация реформ Конго : Движение, сформированное с заявленным намерением помочь эксплуатируемой и обедневшей рабочей силе Конго, привлекая внимание к их тяжелому положению. Ассоциация была основана в марте 1904 года доктором Генри Граттаном Гиннессом, Эдмундом Деном Морелем и Роджером Кейсментом.
  • Force Publique : Военные силы на территории нынешней Демократической Республики Конго с 1885 года (когда территория была известна как Свободное государство Конго) в период прямого бельгийского колониального правления (с 1908 по 1960 год). Раньше они использовались в основном для кампании против арабской работорговли в Верхнем Конго, защиты экономических интересов Леопольда и подавления частых восстаний внутри государства, но в конце концов они стали участниками ужасных издевательств над конголезским народом, включая частые увечья и убийства.
  • Свободное государство Конго : большое государство в Центральной Африке с 1885 по 1908 год в личном союзе с Королевством Бельгия под властью Леопольда II.

Колонизация Конго

Бельгийские исследования и управление осуществлялись с 1870-х до 1920-х годов. Первым его возглавил сэр Генри Мортон Стэнли, который исследовал его под покровительством короля Бельгии Леопольда II. Восточные регионы доколониального Конго сильно пострадали из-за постоянных набегов рабов, в основном со стороны работорговцев арабского происхождения суахили, таких как печально известный Типпу Тип, который был хорошо известен Стэнли.Леопольд имел планы относительно того, что станет Конго, и смог приобрести регион, убедив европейское сообщество, что он занимается гуманитарной и благотворительной деятельностью и не будет облагать налогом торговлю. Леопольд добывал слоновую кость, каучук и минералы в верхнем бассейне Конго для продажи на мировом рынке, хотя его номинальная цель в регионе заключалась в подъёме местных жителей и развитии этого района.

Леопольд официально приобрел права на территорию Конго на Берлинской конференции 1885 года и сделал эту землю своей частной собственностью.29 мая 1885 года король назвал свою новую колонию Свободным государством Конго. В конечном итоге в состав государства войдет территория, которая сейчас принадлежит Демократической Республике Конго. Режим Леопольда начал различные инфраструктурные проекты, такие как строительство железной дороги, которая шла от побережья до столицы Леопольдвилля (ныне Киншаса), и на ее завершение ушло восемь лет. Почти все такие проекты были нацелены на то, чтобы упростить увеличение активов, которые Леопольд и его соратники могли извлечь из колонии.

Администрация Свободного государства Конго

Леопольд использовал титул «Суверенный король» как правитель Свободного государства Конго.Он назначил глав трех государственных ведомств: внутренних дел, иностранных дел и финансов. Каждую из них возглавлял генеральный администратор, который был обязан проводить политику суверена или уйти в отставку.

Леопольд обязался подавить работорговлю в Восточной Африке; продвигать гуманитарную политику; гарантировать свободную торговлю внутри колонии; не облагать импортными пошлинами в течение двадцати лет; и поощрять благотворительные и научные предприятия. Начиная с середины 1880-х годов Леопольд впервые издал декрет о том, что государство заявляет права собственности на все пустующие земли на всей территории Конго.В трех последовательных указах Леопольд пообещал права конголезцев на их землю родным деревням и фермам, по сути сделав почти всю землю Свободного государства Конго государственной собственностью. Кроме того, колониальная администрация освободила тысячи рабов.

Вскоре после конференции по борьбе с рабством, которую он провел в Брюсселе в 1889 году, Леопольд издал новый указ, в котором говорилось, что африканцы могут продавать свои собранные продукты (в основном слоновую кость и каучук) государству на большей части территории Свободного государства.Это выросло из более раннего постановления о том, что вся «незанятая» земля принадлежала государству, а слоновая кость и каучук, собранные на этой земле, также принадлежали государству, создавая де-факто контролируемую государством монополию. Внезапно единственным источником сбыта своей продукции для значительной доли местного населения стало государство, которое могло устанавливать закупочные цены и, следовательно, контролировать размер дохода, который конголезцы могли получать за свою работу.

Частная армия Леопольда Force Publique (FP) использовалась для обеспечения соблюдения квот на каучук.Вначале FP использовался в основном для кампании против арабской работорговли в Верхнем Конго, защиты экономических интересов Леопольда и подавления частых восстаний внутри государства. В офицерский корпус Force Publique входили только белые европейцы (бельгийские регулярные солдаты и наемники из других стран). По прибытии в Конго они набрали мужчин из Занзибара и Западной Африки, а затем и из самого Конго. Кроме того, Леопольд фактически поощрял работорговлю среди арабов в Верхнем Конго в обмен на рабов, которые пополняли ряды FP.В 1890-х годах основная роль ФП заключалась в том, чтобы использовать туземцев в качестве барщинных рабочих для продвижения торговли каучуком.

Многие из черных солдат были выходцами из далеких народов Верхнего Конго, в то время как другие были похищены во время набегов на деревни в детстве и доставлены в римско-католические миссии, где они прошли военную подготовку в условиях, близких к рабству. Вооруженный современным оружием и chicotte — бычьим кнутом из шкуры бегемота — Force Publique регулярно брал и пытал заложников, убивал семьи повстанцев, а также пороли и насиловал конголезцев.Они также сожгли непокорные деревни и, прежде всего, отрубили руки конголезским аборигенам, в том числе детям.

Нарушения прав человека

Правление Леопольда в Конго в конечном итоге снискало дурную славу из-за все более жестокого обращения с коренными народами. При администрации Леопольда II Свободное государство Конго стало одним из крупнейших международных скандалов начала 20 века. Отчет британского консула Роджера Кейсмента привел к аресту и наказанию белых чиновников, виновных в убийствах во время экспедиции по сбору каучука в 1903 году.

С 1885 по 1908 годы миллионы конголезцев умерли в результате эксплуатации и болезней. В некоторых районах население резко сократилось; было подсчитано, что сонная болезнь и оспа убили почти половину населения в районах, прилегающих к низовьям реки Конго. Позже правительственная комиссия пришла к выводу, что население Конго «сократилось вдвое» за этот период, но точных данных не существует.

Несоблюдение квоты на сбор каучука каралось смертной казнью.Между тем, от FP требовалось предоставить руки своих жертв в качестве доказательства того, что они кого-то застрелили, поскольку считалось, что в противном случае они использовали бы боеприпасы (импортированные из Европы по значительной цене) для охоты. Как следствие, квоты на каучук частично выплачивались в разорванных руках. Иногда руки собирали солдаты СП, а иногда сами деревни. Были даже небольшие войны, когда деревни нападали на соседние деревни, чтобы собраться с силами, поскольку их квоты на резину были слишком нереальными, чтобы их можно было заполнить.

Один молодой европейский офицер описал рейд с целью наказать протестовавшую деревню. Европейский командующий «приказал нам отрезать головы мужчинам и повесить их на деревенских частоколах… а женщин и детей повесить на частоколе в виде креста». Увидев впервые убитого конголезца, датский миссионер написал: «Солдат сказал:« Не принимайте это так близко к сердцу. Они убьют нас, если мы не принесем резину. Комиссар пообещал нам, что если у нас будет много рабочих, он сократит нашу службу.По его словам:

Корзины отрубленных рук, положенные к ногам европейских командиров почтовых служб, стали символом Свободного государства Конго … Сбор рук стал самоцелью. Force Publique солдат доставили их на станции вместо резины; они даже пошли собирать их вместо каучука … Они стали своего рода валютой. Их использовали, чтобы восполнить дефицит квот на каучук, чтобы заменить … людей, которых требовали для бригад принудительного труда; и солдат Force Publique получали бонусы в зависимости от того, сколько рук они собрали.

Искалеченные дети из Конго: Конголезские дети и жены, чьи отцы или мужья не соблюдали квоты на сбор каучука, часто наказывались отрезанием рук.

Международный звонок

Книга Джозефа Конрада Heart of Darkness , первоначально опубликованная в 1899 году в виде трех частей в журнале Blackwood’s Magazine , основанная на кратком опыте капитана парохода на Конго 12 лет назад, вызвала организованное международное сопротивление геноцидным действиям Леопольда.Рост общественного протеста по поводу зверств в CFS побудил британское правительство начать официальное расследование. Роджер Кейсмент, в то время британский консул в Боме (в устье реки Конго), был отправлен в Свободное государство Конго для расследования. В 1900 году, сообщая министерству иностранных дел, Кейсмент писал: «Корень зла заключается в том, что правительство Конго — это прежде всего коммерческий фонд, а все остальное ориентировано на коммерческую выгоду…»

Ассоциация реформ Конго (CRA) была основана в Великобритании Морелем как прямой результат подробного отчета очевидца Конго 1904 года, опубликованного Кейзментом, известного как «Отчет Кеймента».В число участников движения за реформы Конго входили сэр Артур Конан Дойл, Марк Твен, Джозеф Конрад, Букер Т. Вашингтон и Бертран Рассел.

Леопольд предложил реформировать свой режим, но международное мнение поддержало конец правления короля, и ни одна страна не пожелала взять на себя эту ответственность. Бельгия была очевидным европейским кандидатом на пост главы Конго. В течение двух лет он обсуждал этот вопрос и провел новые выборы по нему.

Поддавшись международному давлению, парламент Бельгии аннексировал Свободное государство Конго и 15 ноября 1908 года принял его управление в качестве колонии Бельгийского Конго.Несмотря на то, что он был фактически отстранен от власти, международная проверка не стала серьезной потерей для Леопольда или концессионных компаний в Конго. К тому времени Юго-Восточная Азия и Латинская Америка стали производителями каучука с более низкими затратами. Наряду с последствиями истощения ресурсов в Конго, мировые цены на сырьевые товары упали до уровня, который сделал конголезскую добычу нерентабельной. Незадолго до того, как обнародовать суверенитет над КВПБ, Леопольд уничтожил все свидетельства своей деятельности в КВПБ, включая архивы министерств финансов и внутренних дел.Леопольд потерял абсолютную власть, которую он имел там, но у населения все еще был бельгийский колониальный режим, который стал сильно патерналистским, с церковью, государством и частными компаниями, которым было поручено следить за благополучием жителей.

Резиновая промышленность

В 1890-х годах резина пережила бум цен с изобретением надувных резиновых камер для велосипедов и ростом популярности автомобилей. Это привело к огромным прибылям бельгийских колонистов в Конго и усилению эксплуатации коренного населения.

Цели обучения

Рассчитайте стоимость резиновой промышленности для правительства Бельгии

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Король Леопольд II, который владел Свободным государством Конго как частное предприятие, систематически эксплуатировал местное население в своих коммерческих целях, в первую очередь для производства дикого каучука.
  • Чтобы обеспечить соблюдение квот на каучук, колонисты в порядке политики отрезали конечности туземцам.
  • Для извлечения каучука конголезские рабочие намыливали тело латексом, который затвердевал и болезненно соскребался с кожи.
  • К последнему десятилетию XIX века изобретение Джоном Бойдом Данлопом в 1887 году надувных резиновых велосипедных камер и растущая популярность автомобилей резко увеличили мировой спрос на резину, что привело к значительному экономическому буму в производстве резины и увеличению эксплуатации уроженцы.
  • Компания Abir Congo была одной из основных компаний, которая эксплуатировала каучук во время правления Леопольда.
Ключевые термины
  • Конголезский каучук : Каучуки, полученные из диких видов лоз, а именно ландольфии. В отличие от каучука из Бразилии и других мест, который выращивают с деревьев, этот вид каучука нельзя выращивать. Интенсивное стремление к сбору латекса с дикорастущих растений стало причиной многих злодеяний, совершенных в Свободном государстве Конго.
  • Abir Congo Company : Компания, которая эксплуатировала натуральный каучук в Свободном государстве Конго, частной собственности короля Бельгии Леопольда II.
  • Отчет о створке : документ 1904 года, написанный британским дипломатом Роджером Кейсментом (1864–1916) с подробным описанием злоупотреблений в Свободном государстве Конго, находившимся в частной собственности короля Бельгии Леопольда II. Этот отчет сыграл важную роль в отказе Леопольда от своих частных владений в Африке. Он владел конголезским государством с 1885 года, подаренным ему Берлинской конференцией, и эксплуатировал его природные ресурсы (в основном каучук) для своего личного богатства.

Производство каучука в Свободном государстве Конго

В Свободном государстве Конго колонисты зверски заставили местное население производить каучук, для чего распространение автомобилей и разработка резиновых шин создали растущий международный рынок.Продажи каучука сделали состояние Леопольда, который построил несколько зданий в Брюсселе и Остенде в честь себя и своей страны. Чтобы обеспечить соблюдение квот на каучук, армия, Force Publique , в порядке своей политики отрезала конечности туземцам. Доходы от каучука шли напрямую королю Леопольду II, который платил Свободному государству высокие затраты на эксплуатацию. Из-за нарушений прав человека, допущенных при правлении короля Леопольда II, конголезский каучук в конечном итоге получил прозвище «красный каучук» в связи с кровью африканцев, убитых во время производства.

К последнему десятилетию XIX века изобретение Джоном Бойдом Данлопом в 1887 году надувных резиновых велосипедных камер и растущая популярность автомобилей резко повысили мировой спрос на резину. Чтобы монополизировать ресурсы всего Свободного государства Конго, Леопольд издал три указа в 1891 и 1892 годах, в соответствии с которыми коренное население превратилось в крепостных. Они вынудили туземцев доставлять всю слоновую кость и каучук, собранные или найденные, государственным чиновникам, что почти завершило монополию Леопольда на торговлю слоновой костью и каучуком.Конголезский каучук (род Landolphia ) был получен из диких лоз в джунглях, которые нельзя культивировать, в отличие от каучука из Бразилии ( Hevea brasiliensis ), который собирают с деревьев и можно выращивать. Интенсивное стремление к сбору латекса с этих диких растений стало причиной многих зверств, совершенных в Свободном государстве Конго. Чтобы извлечь каучук, вместо того, чтобы постучать по лозам, конголезские рабочие резали их и намылили их тела полученным латексом.Когда латекс затвердел, его болезненно соскоблили с кожи, унося с собой волосы.

Леопольд влез в большие долги из-за своих инвестиций в Конго перед началом мирового резинового бума в 1890-х годах. Цены росли на протяжении десятилетия, поскольку отрасли открыли новые применения резины в шинах, шлангах, трубах, изоляции для телеграфных и телефонных кабелей и проводке. К концу 1890-х годов дикий каучук намного превзошел слоновую кость в качестве основного источника доходов Свободного государства Конго. Пиковым годом был 1903 год, когда каучук приносил самые высокие цены, а концессионные компании получали самые высокие прибыли.

Однако бум вызвал попытки найти производителей с более низкими издержками. Конголезские концессионные компании столкнулись с конкуренцией со стороны выращивания каучука в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке. Когда плантации были заложены в других тропических регионах — в основном в собственности конкурирующих британских фирм, — мировые цены на каучук начали падать. Конкуренция усилила стремление использовать принудительный труд в Конго для снижения производственных затрат. Между тем, затраты на принудительные меры и все более нерациональные методы сбора урожая уносят с собой рентабельность.По мере нарастания конкуренции со стороны других областей выращивания каучука частное правление Леопольда становилось все более уязвимым для международного контроля.

Карикатура, изображающая Леопольда II в виде каучуковой лозы, опутывающей конголезского коллекционера каучука.

Компания Абир Конго

Компания Abir Congo (основанная как англо-бельгийская индийская резиновая компания) эксплуатировала натуральный каучук в Свободном государстве Конго, частной собственности короля Бельгии Леопольда II. Компания была основана с британским и бельгийским капиталом и базировалась в Бельгии.К 1898 году британских акционеров больше не было, и англо-бельгийская индийская резиновая компания сменила название на Abir Congo Company, а местопребывание в налоговых целях — на Свободное государство. Компании была предоставлена ​​большая концессия на севере страны и право облагать налогом жителей. Этот налог взимался в виде каучука, полученного из относительно редкой каучуковой лозы. Система сбора вращалась вокруг ряда торговых постов вдоль двух основных рек концессии. Каждым постом командовал европейский агент и был укомплектован вооруженными часовыми для обеспечения налогообложения и наказания любых повстанцев.

Abir пережил бум в конце 1890-х, продав килограмм каучука в Европе, который стоил им всего 1,35 франка за 10 франков. Однако за это пришлось заплатить правам человека тех, кто не мог платить налог, и были зафиксированы случаи тюремного заключения, порки и других телесных наказаний. Неспособность Абира пресечь разрушительные методы сбора урожая и поддерживать каучуковые плантации означала, что виноградные лозы становились все более редкими, и к 1904 году прибыль начала падать. В начале 1900-х годов по концессии распространились голод и болезни, стихийное бедствие, которое, по мнению некоторых, было усугублено операциями Абира, что еще больше затруднило сбор каучука.1900-е годы также были отмечены повсеместными восстаниями против правления Абира в концессиях и попытками массовой миграции во Французское Конго или на юг. Эти события обычно приводили к тому, что Абир отправлял вооруженные силы для восстановления порядка.

Был выпущен ряд отчетов о функционировании Свободного государства, начиная с «Отчета о створках» британского консула Роджера Кейсмента, а затем следовали отчеты, подготовленные по заказу Свободного государства и Леопольда II. Эти подробные незаконные убийства и другие злоупотребления со стороны Абира и Леопольда II были затруднены в проведении реформ.Они начались с назначения Леопольдом II американца Ричарда Мохуна директором компании Abir. Однако экспорт каучука продолжал падать, а восстания росли, в результате чего Свободное государство взяло на себя контроль над концессией в 1906 году. Абир продолжал получать часть прибыли от экспорта каучука и в 1911 году был преобразован в компанию по сбору урожая каучуковых плантаций.

Ченнелинг Мудрость Альдо Леопольда

Немногие могут представить, что книга была отвергнута несколькими издателями.Немногие критические теоретики, которые в последнее время пытались назвать Леопольда расистом, ложно изображая его как человека, пытающегося продвигать элитарную нордическую философию, вероятно, понимают, что, хотя Леопольд был продуктом своего времени, он и другие, включая его близкого друга Олаус Мюри понимал важность поощрения как человеческого, так и биологического разнообразия как вопросов, способствующих продвижению как прав человека, так и экологической грамотности. Конечно, мышление Леопольда, когда он был молодым, отличалось от того, в чем он был позже в жизни, и было результатом его разнообразного жизненного опыта.

CURT MEINE : Как и многие другие, я впервые встретил Альдо Леопольда на страницах его классической книги Альманах округа Сэнд . Я вырос в семье, увлеченной рыбной ловлей и кемпингом, и, полагаю, это подготовило меня к тому, чтобы стать восприимчивым читателем. Я жил в районе Чикаго. Однажды на каникулах мой школьный друг вернулся из штата Монтана, только что прочитав Леопольда в классе, и дал мне экземпляр. Вскоре после этого я отправился в Мэдисон, штат Висконсин, чтобы поступить в аспирантуру Университета Висконсина, где преподавал Леопольд и где хранились его статьи.Одно повлекло за собой другое, и в итоге я начал исследовать Леопольда и писать о нем для своей диссертации. Он был опубликован в 1988 году под названием « Альдо Леопольд: его жизнь и творчество» и стал первой полной биографией Леопольда.

Однако за всем этим было ощущение, что история жизни Леопольда предлагает идеи и уроки, которые были жизненно важны для понимания истоков природоохранной деятельности и экологической науки, политики и философии. Для меня это предоставило возможность отойти от насущных и насущных проблем дня и получить более глубокое понимание основ и эволюции движения за охрану природы и окружающей среды.

Чем занимается Фонд Альдо Леопольда?

MEINE : Фонд Альдо Леопольда был создан пятью детьми Альдо и Эстеллы Леопольд, чтобы продолжить семейное наследие приверженности делу сохранения природы. Фонд стремится продвигать земельную этику с помощью программ образования, обучения, коммуникации и управления земельными ресурсами. Это включает в себя широкий спектр мероприятий, включая местные работы по восстановлению земель, обучение будущих лидеров по охране природы, а также образовательные и информационные программы, которые выходят далеко за пределы нашей родной базы недалеко от Барабу, штат Висконсин.

Как бы вы описали эволюцию мышления Леопольда и что ее ускорило?

MEINE : Подход Леопольда и его понимание сохранения постоянно менялись на протяжении всей его жизни в ответ на возникающие экологические потребности, меняющиеся культурные и политические обстоятельства, развитие фундаментальных наук и постоянное размышление о его личном опыте в этой области. По сути, Леопольд пришел к выводу, что успех в сохранении не может быть определен простыми краткосрочными экономическими мерами, а путем создания более здоровых отношений на земле и с ней.Новая наука об экологии, в которой он был лидером, была основой для этого, но также были изменения, которые он видел в экономических и социальных системах человека.

Курт Майне

Леопольд писал в 1940 году: «Сохранение — это медленное и кропотливое развитие новых отношений между людьми и землей». А под землей и Леопольд к тому времени имел в виду почвы, воды, растения, животных и людей. То есть сохранение включает не просто стремление к устойчивому урожаю того или иного товара с земли.При этом речь шла не только о защите особых, редких, красивых или экономически значимых компонентов земли. В нем участвовали и , и еще . И более касались нашего этического отношения к земле и нашей работы по защите, продвижению и восстановлению здоровья земли, которую он определил как ее «способность к самообновлению».

Это были конечные точки, к которым он постоянно двигался. На его пути было много конкретных эпизодов и событий, которые сформировали его точку зрения — его отрочество в Айове, его образование на северо-востоке, его ранняя карьера в США.S. Forest Service на юго-западе Америки, его путешествия в Европу, Канаду и северную Мексику, его повседневная работа в смешанных ландшафтах Висконсина и Среднего Запада. Одним из замечательных аспектов характера Леопольда была его способность извлекать максимум проницательности из каждого опыта, который у него был.

Леопольд сделал несколько замечаний по поводу отдыха. Да, он верил в омолаживающие эффекты общения с природой, но также предупреждал о ее превращении в товар, монетизации и чрезмерном использовании.Как вы думаете, что он ожидал и о чем беспокоился?

MEINE : Леопольд понимал и ценил отдых как один из основных способов взаимодействия современных американцев с землей и миром природы — и с помощью которого мы могли развить личную этику земли. И поэтому на протяжении всей своей карьеры он уделял много времени предоставлению возможностей для отдыха за счет сохранения дикой природы, защиты дикой природы, восстановления земель и других средств. Но он также понимал, что отдых может стать еще одним современным выражением потребления — брать из земли без оглядки на ее красоту, разнообразие или здоровье.

Другими словами, связь между отдыхом и охраной окружающей среды вряд ли была гарантирована. Леопольд однажды написал, что «Рекреационное развитие — это работа не по строительству дорог в прекрасную страну, а по воспитанию восприимчивости в все еще неприятном человеческом уме». Он был обеспокоен растущим разрывом между нашими быстро растущими технологическими возможностями и нашей все еще развивающейся способностью воспринимать то, что он называл «последней загадкой, внутренними механизмами земли». Леопольд был очень увлечен чтением земли.Он стремился понять, как функционирует земля. Он стремился увидеть землю в ее мелких деталях и как изменяющееся целое, а также понять наше человеческое место в ней. Отдых может и должен быть одним из основных способов поощрения этих вещей в себе. Но современный отдых так же склонен разделять нас, ослеплять нас.

На протяжении всей своей карьеры он уделял много времени предоставлению возможностей для отдыха за счет сохранения дикой природы, защиты дикой природы, восстановления земель и других средств.Но он также понимал, что отдых может стать еще одним современным выражением потребления — брать из земли без оглядки на ее красоту, разнообразие или здоровье.

Когда он говорил об этих пустых местах [местах] на карте, что они означают для вас в 21 веке?

MEINE : Да; Леопольд сказал по этому поводу: «Для тех, у кого нет воображения, пустое место на карте — бесполезная трата; для других — самая ценная часть.«Для меня это означает, что мы должны по-новому оценить место дикости в нашей жизни. У нас все еще есть много относительно пустых (если можно так выразиться) мест на наших картах. У нас все еще есть места, которые мы можем ценить из-за сравнительно легкого человеческого следа, даже несмотря на то, что мы признаем, что наши углеродные следы, пластиковые следы и химические следы широко распространены и были уже давно. Эти места по-прежнему являются домом для скал, почв и вод, а также для наших собратьев нечеловеческих землян — все мы вместе сталкиваемся с быстро меняющейся атмосферой и океанами.Они по-прежнему вызывают наше уважение и наше смирение.

Но пустые места также связаны с нашим чувством священного, таинственного и прекрасного. И эти места существуют повсюду вокруг нас, где бы мы ни находились, от наших самых отдаленных диких земель до наших городских центров, где доминируют люди. Эти места также находятся внутри нас — неизвестный и недооцененный микробиом, переполненный маленькими дикими вещами, которые поддерживают нас. Дикая природа в классическом понимании имеет свои хиты, как буквально, так и с точки зрения нашего исторического и культурного понимания. Дикость сохраняется. Мне вспоминаются слова автора песен Джона Горка:

Я хлопаю тебя по плечу

Я ворон в шторме

Я укрываюсь в твоих стропилах

Я дрожу, когда ты Горячо

Произведения Леопольда об Эскудилье имеют сильный резонанс с людьми? Почему?

MEINE : Вы имеете в виду его эссе «Мыслить как гора», центральное событие которого — отстрел волков — действительно произошло недалеко от горы Эскудилья.Он также написал отдельное эссе под названием «Эскудилья» о кончине последнего гризли в этом регионе.

За исключением, пожалуй, «Этики земли», эссе Леопольда «Мыслить как гора», вероятно, было тем, что за последние десятилетия наиболее глубоко затронуло и бросило вызов читателям. Чтобы понять этот резонанс, нужно понять обстоятельства его написания. Он написал ее в 1944 году по указанию своего ученика Альберта Хохбаума. Хохбаум учился в аспирантуре под руководством Леопольда, специализируясь на водоплавающих птицах в Канаде и на Среднем Западе.Хохбаум также был одаренным художником и работал с Леопольдом над иллюстрацией эссе, которые стали A Sand County Almanac .

У Хохбаума уникальные взаимоотношения с Леопольдом, то есть он без колебаний высказал свое мнение «профессору». Хохбаум подтолкнул Леопольда к написанию «Мыслить как гора», утверждая, что Леопольд должен был признать, что он не всегда осознавал экологическое значение хищников — что он фактически сам сыграл определенную роль в истреблении волков с Юго-Запада.Леопольд сначала сопротивлялся, но, наконец, пришел в себя. Это был поворотный момент в эволюции рукописи Леопольда и в голосе, который он использует в своих произведениях. На самом деле, это довольно короткое эссе, но в него Леопольд вложил целую жизнь личных наблюдений, сожалений, озарений и перспектив. Предлагая свою mea culpa , Леопольд достиг более глубокого смыслового слоя, и читатели это понимают. Я думаю, он выдерживает многократное прочтение, потому что, перечитывая его, мы обнаруживаем, что размышляем над нашими собственными меняющимися взглядами на мир и нашу жизнь в нем!

Альдо Леопольд (слева) и Х.Альберт Хохбаум. Хохбаум (1911-1988) был одним из нескольких учеников Леопольда, которые в дальнейшем проявили себя в различных областях экологии, фактически подготовив почву для подъема современной природоохранной биологии. Среди них были и собственные дети Леопольда. Хохбаум, полевой исследователь и художник, известен своим пониманием водоплавающих птиц, его работы используются в кампаниях по спасению водно-болотных угодий от осушения и преобразования их в посевы или развитие. Фото любезно предоставлено Фондом Альдо Леопольда (www.aldoleopold.org)

Как человек, изучавший его письмо, как бы вы описали его мысли, вообще говоря, о хищниках?

MEINE : Как только что отмечалось, его взгляды менялись на протяжении всей его жизни. Основываясь не только на его личном опыте, но и на новых полевых исследованиях и новых этических принципах, его ранний упрощенный взгляд на хищников как вредных для охотничьих популяций превратился в гораздо более сложное понимание роли хищников в целом в экологических сообществах.Но он также был прагматиком, понимавшим, что защита и восстановление крупных хищников на вершинах вершин сопряжены с трудностями и компромиссом. Тем не менее он настаивал на своем мнении, что мы должны переосмыслить наши отношения с крупными хищниками и постараться освободить для них место. Можно выбрать много утверждений, которые он сделал по этому поводу. Среди наиболее неясных: «Изначально хищники выполняли для оленей и лосей функцию рассредоточения, которую большинство других видов выполняет для самих себя. Выбирая хищников из оленей и лосей, мы автоматически берем на себя ответственность за выполнение их работы.Мы не смогли этого сделать, потому что не осознали, что у них была работа ».

Волки?

MEINE : Ну, это история всей жизни, прослеживающая путь Леопольда от истребителя хищников до ценителей хищников. Об этой истории см., В частности, важное исследование Сьюзан Флейдер « Мыслить как горный Альдо Леопольд и эволюция экологического отношения к оленям, волкам и лесам» , впервые опубликованное в 1974 году. Волки всегда были указателями на этом пути.В 1920 году Леопольд мог написать: «Пытаться вырастить дичь в убежище, кишащем горными львами, волками, койотами и рыси, конечно, было бы даже более бесполезно, чем пытаться управлять прибыльным животноводческим ранчо в аналогичных условиях. ” К 1945 году он будет утверждать, что «… Хищные животные в надлежащем количестве, включая волков, койотов, лис, рыси, ястребов и сов, необходимы для будущих лесов Висконсина. Если позволить лесным кроликам и оленям вырасти до необоснованного уровня, это будет фатальным для программы лесного хозяйства.«Изменение его взглядов на волков не было простым, быстрым или односторонним. Он изо всех сил пытался быть прагматичным в своей политике сохранения, но также и верным своим развивающимся научным и этическим взглядам. И все же у него была прочная прибыль. В той же статье 1945 года он написал: «Мы не имеем права истреблять какие-либо виды или дикую природу. Я стою на этом как на фундаментальном принципе ».

Фотография Йеллоустонского волка в долине Ламар любезно предоставлена ​​Джимом Пико / NPS

Гризли?

MEINE : Леопольд достиг высоких уровней своей собственной прозы, когда думал и описывал гризли.Для него гризли был «благороднейшим из американских млекопитающих». Он считал, что «только те, кто способен увидеть зрелище эволюции, могут оценить ее театр, пустыню или ее выдающееся достижение — гризли». Он также считал гриз в некотором смысле окончательным испытанием наших обязательств по сохранению природы, нашей готовности освободить место и место для наших собратьев на этом континенте. «То, что на Аляске есть гризли, не может служить оправданием для того, чтобы позволить этому виду исчезнуть из Нью-Мексико.… Изгнание гризли на Аляску — это все равно что низвести счастье на небеса; можно никогда не попасть туда ».

Леопольд также понимал сохранение медведя гризли в терминах, которые значительно опережают современную биологию сохранения. Как это часто бывает, лучше позволить Леопольду говорить за себя. По мере того, как популяции гризли на Западе сокращались, фрагментировались и исчезли, он писал: «Недавнее истребление гризли в большинстве западных животноводческих штатов является показательным примером. Да, у нас еще есть гризли в Йеллоустоне.Но на этом виде обитают завезенные паразиты; винтовки ждут на каждой границе убежища; новые ранчо и новые дороги постоянно сокращают оставшийся диапазон; каждый год видит меньше гризли на меньшем количестве диапазонов в меньшем количестве штатов. Мы утешаем себя удобным заблуждением, что один музейный экспонат сделает, игнорируя четкое изречение истории о том, что вид должен быть сохранен во многих местах, если он вообще должен быть сохранен ».

Медведь гризли. Фото любезно предоставлено Джимом Пико / NPS

Каковы были обстоятельства его смерти?

MEINE : Леопольд умер около своей «Хижины» в Висконсине 21 апреля 1948 года.Всего за неделю до этого он получил уведомление от Oxford University Press, что они опубликуют его сборник эссе. До этого его несколько раз отвергали другие издатели. Помня об этих хороших новостях, он и его семья отправились на свои обычные весенние каникулы в Хижину. Это было время ежегодной посадки сосен.

Леопольд был со своей женой Эстеллой и дочерью (также по имени Эстелла), когда они заметили дым, поднимающийся к востоку, за пределами их восстановленных прерий и прилегающих болот.Огонь возник из двора соседнего фермера и, похоже, двигался в сторону Хижины. Леопольд вступил в бой, и, помогая тушить огонь, у него случился сердечный приступ. Он упал на траву, и пламя охватило его. Трудно устоять перед символикой обстоятельств: что Леопольд умер, помогая соседу и защищая его молодые сосны и свое жилище.

Когда ему всего 61 год, можете ли вы догадаться, куда бы он отправился со своими письмами и размышлениями?

MEINE : Всегда трудно ответить на такие вопросы «а что, если», но я думаю, что мы вполне можем предположить, куда направлялся Леопольд.В последние несколько лет после Второй мировой войны Леопольд все чаще обращался к более широким вопросам нашей человеческой реальности в сильно изменившемся мире. Наряду с некоторыми другими в то время Леопольд был в авангарде глобальной природоохранной мысли и был вынужден говорить не только о материальной реальности ускоряющихся социальных и экологических изменений, но и об этических последствиях таких изменений — особенно последствия появления новых технологий без какого-либо экологического понимания и без этических ограничений.Он также начал более глубоко исследовать социальные и культурные аспекты этих экзистенциальных дилемм и видел, что этика должна быть задействована. Мы должны были прийти к соглашению, как более широкое «мыслящее сообщество», с вопросами о том, что правильно, уместно и справедливо в наших отношениях с миром природы и друг с другом, зная, что это невозможно разделить.

Альдо Леопольд и биолог лосей из Джексон-Хоула и защитник дикой природы Олаус Мюри в 1947 году, за год до трагической смерти Леопольда.Фото любезно предоставлено семьей Мюри и Фондом Альдо Леопольда. (Www.aldoleopold.org)

Не могли бы вы рассказать нам о его дружбе с членами клана Мюри из Джексон Хоул?

MEINE : Связи Леопольда с мури уходят корнями в начало 1930-х годов, когда Леопольд закладывал основы экологии и управления дикой природой и общался с другими лидерами в новой области. Я думаю, что он чувствовал особое родство с Олаусом Мюри, с которым он переписывался и работал всю оставшуюся жизнь.Первые полевые исследования мури с волками, койотами и другими хищниками вызвали взаимный интерес. Они сблизились, задавая вопросы о стандартной антихищнической позиции того времени, и стали близкими коллегами.

Особенно после основания Общества дикой природы в 1935 году Леопольд и мури будут взаимодействовать в кампаниях по защите дикой природы и, наконец, встретятся, я думаю, впервые в 1944 году. Леопольд очень высоко ценил мури. Олаус Мюри, в свою очередь, считал Леопольда одним из ведущих провидцев природы.Один из моих любимых документов этого периода — статья Мюри 1954 года «Этика в управлении дикой природой», опубликованная в журнале Journal of Wildlife Management . В статье Мюри цитирует Леопольда и берет в руки зажженный им этический факел: «Вдумчивые люди пытаются понять наше место в Природе, пытаются построить надлежащую социальную ткань, нащупывая этический кодекс по отношению друг к другу и по отношению к природе. Текущие разногласия в разнообразных областях охраны природы являются выражением этой этической борьбы.”

Альманах округа Сэнд выдерживает испытание временем. Почему?

MEINE: Леопольд, прежде всего, прекрасный рассказчик. Хотя некоторые упоминания Леопольда немного устарели, он по-прежнему очаровывает восприимчивых читателей своими сокровенными рассказами о танцующих в небе вальдшнепах, кольцах старого дуба или журавле журавлей. Через его глаза мы становимся свидетелями драмы, которую он видит в стране. Я собирался сказать, что его проза вне времени, но, может быть, это как раз наоборот.Леопольд вкладывает свои истории в личный опыт и в историю. В его сочинениях присутствует глубокое ощущение многослойности времени, и, возможно, в это время быстрых изменений мы обнаруживаем, что благодаря его письмам мы лучше ориентируемся. Леопольд также задает большие вопросы, которые мы все еще задаем, о наших правильных отношениях с «вещами естественными, дикими и свободными», даже если мы оспариваем сами определения этих качеств. И наконец, чистая красота его прозы. В своих самых ярких отрывках он достигает нас таким невыразимым образом, как музыка, поэзия и искусство.

Мы живем во время быстрых социальных и экологических изменений. Что Альдо Леопольд может сказать нам в нашем быстро меняющемся политически и социально напряженном мире?

MEINE : Скажем прямо: основные идеи, тексты и цифры из прошлого, которые мы искали для вдохновения, кажутся все менее и менее полезными. Мы живем в беспрецедентное время трагических и совместных перемен. Исторические ориентиры могут показаться в лучшем случае далекими, в худшем — подозрительными.Но история не работает, давая простые заверения или подтверждения. Для меня история всегда играла важную роль в отслеживании траектории изменений и определении современных вызовов. Леопольд не мог и не мог полностью предвидеть системные решения, которые мы должны найти для решения наших глубоко взаимосвязанных социальных и экологических проблем. Но я обнаружил, что его пример и идеи всегда помогают обосноваться. Он понимал, что в основе всего лежит человеческих ценностей .

Что вы имеете в виду?

MEINE : Кажется, в эти дни я всегда обращаюсь к парочке заявлений Леопольда. В неопубликованной рукописи он размышлял: «Меня интересуют две вещи: отношение людей друг к другу и отношение людей к земле». Соединяя эти области, Леопольд помог заложить основы для того согласованного мышления, которого мы должны достичь, если мы хотим эффективно решать проблемы изменения климата, утраты биоразнообразия, защиты водных ресурсов, сельского хозяйства и продовольственных систем, экономической и экологической справедливости.

Другой пункт Леопольда, упомянутый ранее, заключается в том, что «Сохранение, рассматриваемое в целом, — это медленное и трудоемкое развертывание новых отношений между людьми и землей». Когда я нахожусь в циничном настроении, я прокомментирую: «Что ж, Альдо, нам лучше начать быстро и легко!» Я также спешу добавить, что нам нужны не просто новые отношения .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.