Отравления фос симптомы: The request could not be satisfied

Содержание

основные клинические синдромы и механизмы их формирования (обзор литературы и данные собственных исследований)

О.А. Харченко, Г.М. Балан, доктор мед. наук, проф., Н.Н. Бубало

ГП «Научный токсикологический центр имени академика Л.И. Медведя М3 Украины», г. Киев

РЕЗЮМЕ. В работе обобщены данные отечественных и зарубежных исследователей о частоте развития и патогенетических механизмах формирования основных клинических синдромов при острых отравлениях фосфорорганическими пестицидами (ФОП), а также результаты собственных наблюдений и лечения 60 больных, перенесших острое отравление ФОП.
Ключевые слова: фосфорорганические пестициды, острое отравление, патогенез, клинические синдромы.

Фосфорорганические пестициды (ФОП) до настоящего времени широко применяются в сельском хозяйстве в качестве инсектицидов для обработки садов, виноградников, овоще-бахчевых, зерновых, зерно-бобовых и других культур, а также в качестве дефолиантов, десикантов и для борьбы с эктопаразитами животных [1, 2, 3]. На протяжении последних двух десятилетий в различных странах ФОП продолжают оставаться одной из основных причин острых отравлений пестицидами как среди работников сельского хозяйства [1, 4–7, 11], так и среди населения, использующего данные препараты в быту в качестве инсектицидов [8, 9, 10, 12, 14], а также при случайном или преднамеренном приёме внутрь [12–15].

Частота развития острых отравлений ФОП в сельском хозяйстве за последние двадцать лет несколько снизилась по сравнению с семидесятыми — девяностыми годами прошлого столетия, когда на долю отравлений ФОП приходилось 70–90 % в структуре острых отравлений пестцидами [1, 16]. Наибольшее число отравлений ФОП наблюдалось в странах Южной Америки и Азии [4, 8, 9, 16]. Среди профессиональных отравлений пестицидами 23 % были связаны с промышленным производством, 77 % — с их реализацией и применением, причем более 80 % профессиональных отравлений пестицидами было вызвано ФОП [1]. Большая часть отравлений возникала непосредственно при работе с ФОП (опрыскивание, опыливание) в условиях сельскохозяйственного производства и чаще всего они были связаны с недостаточной осведомлённостью работающих о токсических свойствах ФОП, несоблюдением мер предосторожности [1, 4, 7, 11]. Возникновению отравлений часто способствовала жаркая погода, затрудняющая использование средств индивидуальной защиты, особенно у хлопкоробов, табаководов, садоводов, свекловодов, работников тепличных хозяйств. При этом часть отравлений была связана с ранним выходом людей на обработанные ФОП плантации и проведением на них различных процессов по обработке почвы или уходу за посевами [1, 3, 11]. Нередко групповые отравления сельскохозяйственных рабочих происходят в результате сноса пестицидов с соседних обработанных ФОП полей [1, 8, 11, 14, 16, 17]. Чаще всего причиной острых отравлений работников сельского хозяйства были такие ФОП, как тиофос, меркаптофос, каптофос, хлорофос, карбофос, метилмеркаптофос, интратион, трихлорметафос-3, антио, диазинон, дурсбан, фозалон, фосфамид [1, 3, 4, 7, 11, 12, 14].

За последние десятилетия в связи с запрещением применения в сельском хозяйстве высокотоксичных ФОС, а также в связи с ростом ассортимента других пестицидов, количество отравлений ФОП среди сельскохозяйственных рабочих снизилось. Тем не менее, именно отравления ФОП остаются одной из основных составляющих в общей структуре отравлений пестицидами, особенно групповых [16, 17, 18, 19, 20]. Большая часть групповых профессиональных отравлений ФОП до настоящего времени регистрируется в развивающихся странах [15, 20, 21, 22, 24, 30, 37]. Так, в Никарагуа из 72-х описанных случаев острых отравлений пестицидами 65 были связаны с профессиональным воздействием, преимущественно ФОП, из них большинство составляли групповые отравления сельскохозяйственных рабочих [20]. Изучение частоты отравлений ФОП в 290 бразильских фермерских садоводческих семьях показало, что острые профессиональные отравления ФОП регистрировались в 4 % семей за последние 12 месяцев, в 19 % — в предыдущие годы [21]. Среди работников, использовавших ФОП в течение 10 дней перед исследованием, у 2,9 % присутствовали симптомы отравления, у 20 % наблюдалось снижение активности холинэстеразы. Авторы считают необходимым повысить существующие требования к защите при работе с пестицидами для дальнейшего уменьшения риска развития отравлений. По данным 18 центров отравлений в Бразилии за период 1991–1994 гг зарегистрировано 153459 случаев отравлений, из них 12,8 % — пестицидами, 42,3 % из которых были вызваны ФОП [25]. Отравления пестицидами в основном отмечались в сельской местности, причиной их в 83,8 % случаев явились производственные воздействия. Среди отравлений ФОС преобладали отравления паратионом, тамароном, малатионом, диазиноном и дихлофосом. Смертность при отравлениях ФОП составила 1,7 %. Анализ распространённости острых отравлений пестицидами в Бразилии с 1992 по 2002 г показал, что только в штате Мату-Гросу-ду-Сул зарегистрировано 1355 подобных случаев [28]. Большинство пострадавших составили мужчины в возрасте от 15-ти до 49-ти лет. В разных сельских районах штата число отравлений в анализируемый период варьировало от 25 до 65,7 на 100000 жителей. Причиной отравлений в 75,7 % случаев были ФОП, в 12,2 % — гербициды. Летальные исходы зафиксированы в 176 наблюдениях. Самая высокая смертность отмечена при воздействии ФОС [28].

Из описанных за 5 лет в Калифорнии 4000 случаев отравлений пестицидами более 70 % составляли отравления ФОП [23]. В 44 % случаев профессиональные отравления были связаны со сносом пестицидов с обрабатываемых полей. Авторы отмечают, что предпринимаемые властями меры недостаточны и носят формальный характер. Сообщается, что ФОП становятся частой причиной отравлений среди сельскохозяйственных рабочих в Индии [24], причем среди 15730 случаев отравлений в год 1571 случай сопровождался летальным исходом. О риске развития острых отравлений ФОП у сельскохозяйственных рабочих при их сносе с обрабатываемых плантаций отмечают и другие авторы [1, 17, 18, 19, 26]. Проведение оценки риска сноса распылённых пестицидов для людей и окружающей среды с помощью моделирования распыления флюоресцентным красителем в концентрации 3 г/л позволило доказать потенциальный риск сноса пестицидов и, соответственно, риск развития отравлений даже при их низкой летучести [26]. Среди острых отравлений, зарегистрированных в Словакии за 9 лет, отравления пестицидами составили 13,9 % (1761 случай), из которых в 72 % случаев причиной отравления послужили ФОП [27]. Продолжают регистрироваться острые отравления ФОП среди фермеров в Иране [29]. Наряду с профессиональными отравлениями авторы отмечают большую частоту отравлений в сельской местности из-за отсутствия достаточных знаний о токсичности ФОП, нередко из-за отсутствия средств индивидуальной защиты. Оценка частоты отравлений пестицидами в Тегеране и пригородах за 2000–2002 гг показала, что за рассматриваемые 2 года зарегистрировано 583 случая отравлений (ФОП — 58,8 %, карбаматы — 32,9 %, хлорорганические пестициды — 0,5 %, прочие — 7,8 %) [30]. Отравления средней тяжести при этом составили 29 % от общего числа, тяжелые отравления — 14 %, летальные исходы зафиксированы в 13 % случаев. В Швеции в 1994 г. по сравнению с 1984 г. число отравлений увеличилось с 493 до 774, при этом ФОП — со 162 до 349 [31]. В Швейцарии с 1966 по 2001 г зарегистрировано 6076 случаев отравлений ФОП и карбаматами, при этом случаи тяжелых отравлений и отравлений с летальным исходом составили лишь 1 % от общего их числа [32]. В Великобритании наметилась тенденция к снижению частоты острых профессиональных отравлений ФОП у сельскохозяйственных рабочих [33]. Однако, авторы отмечают длительные неврологические расстройства у рабочих, контактировавших с ФОП, особенно с диазиноном и актелликом Д. Отмечена тенденция к снижению частоты острых отравлений ФОП и в Польше [34, 35]. По данным токсикологического центра г. Познани, количество острых отравлений ФОП за периоды 1977–1986 и 1987–1996 гг снизилось в 2 раза [34]. Такая же тенденция наблюдалась и в Краковском центре клинической токсикологии [35]. Анализ 482 случаев острого отравления ФОС в Германии показал, что в 287 случаях отмечено отравление паратионом, в 90 — оксидеметон-метилом или метасистоксом, в 20 — диметоатом, в 6 — монокротофосом [45].

O’Malley М [36] сообщает, что по данным ВОЗ, только за 1990 г. в мире произошло 1 миллион тяжелых отравлений пестицидами в сельском хозяйстве и 2 миллиона в быту, в структуре которых преобладали отравления ФОП. По данным ежеквартального обозрения мировой санитарной статистики в ходе многочисленных независимых оценок было подтверждено, что проблема острых отравлений пестицидами остаётся одной из основных глобальных проблем здравоохранения [37]. Признаётся, что данная проблема более типична прежде всего для развивающихся стран. Ежегодно в этих странах более 25 млн. сельскохозяйственных рабочих переносят 1 и более случаев отравления пестицидами разной степени выраженности. Подчеркивается необходимость борьбы с этой проблемой на основе взаимного сотрудничества всех сторон, включая национальные правительства, представителей агрохимической промышленности, международные агентства, ученых и пострадавших.

Механизм действия фосфорорганических соединений, являющихся одной из основных причин отравлений, широко изучается в последние 20–30 лет [1, 2, 5, 7, 11, 38, 39]. ФОС проявляют своё токсическое действие в результате того, что имеют определённое сходство в строении с естественным субстратом — холинэстераза (ХЭ) — ацетилхолин (АХ) как стереохимически, так и по реакционной способности [1, 2]. При достижении активного участка ХЭ взаимодействие ФОС с ферментом сводится к фосфорилированию (или карбамилированию) гидроксила серина. Доказано, что ФОС реагируют с ХЭ в две стадии. На первой стадии за счет электростатических и гидрофобных взаимодействий образуется комплекс типа комплекса Михаэлиса, на второй — возникает ковалентная связь ингибитора с сери-ном в эстератическом центре фермента [1, 2, 4]. Комплекс ингибитор-фермент на первой стадии легко распадается, в то время как на второй стадии становится более прочным. Прочность его в значительной мере определяется концентрацией и длительностью действия ФОС. Одни ФОС, к ним относятся некоторые ФОП, образуют с ХЭ чрезвычайно устойчивую связь, другие — легко гидролизуемую.

В последние десятилетия появились исследования, вскрывающие тонкие механизмы развития нарушений пре- и постсинаптической нейропередачи при воздействии ФОС [2, 5, 11, 39], а также выявлен ряд неантихолинэстеразных механизмов их действия [39, 40, 41, 42, 64]. Доказано, что ФОС, способные реагировать с ХЭ, обладают большим или меньшим сродством также к m- и n-холинорецепторам (ХР), оказывая при этом как холиномиметическое, так и холинолитическое действие, а также облегчающее и холиносенсибилизирующее действие на ХР [2, 39, 43, 44, 48]. Известно, что m-ХР локализованы в постсинаптических мембранах клеток эффекторных органов и в окончаниях парасимпатических нервных волокон и относятся к метаботропному типу [1, 2, 39, 40]. Внутриклкточные эффекты их возбуждения реализуются за счет повышения цитозольной концентрации Са2+, который активирует Са2+-зависимую гуанилатциклазу, что вызывает генерацию цГМФ, опосредующего действие АХ на m-ХР и соответственно на цГМФ-зависимые биохимические системы соответствующих мишеней. В свою очередь n-ХР, локализованные в постсинаптических мембранах ганглионарных клеток, которые контактируют с окончаниями парасимпатических и симпатических преганглионарных волокон, являются рецепторами ионотропного типа, стимуляция которых АХ сопровождается повышением проницаемости клеточных мембран (n-холинергических синапсов нервной системы и нервно-мышечной пластинки) к ионам Са2+, Na+ и К+. Такой эффект активации n-ХР обусловлен их внутримембранной организацией, представленной надмолекулярным комплексом из пяти белковых субединиц (α1, α2, β, γ, δ), которые окружают белковый канал, пронизывающий липидный слой мембраны. Если синтез АХ происходит в нервных окончаниях, то сохранение — в специальных синаптических везикулах, а освобождение его в синаптическую щель происходит вследствие возбуждения нейрона дискретными порциями («квантами») по механизму экзоцитоза из синаптических везикул. Непосредственным сигналом, активирующим процессы выхода АХ через пресинаптическую мембрану, является повышение в середине нервного окончания ионов Са2+. Угнетение ХЭ вследствие воздействия ФОС сопровождается избытком АХ и перевозбуждением m- и n-холинергических реакций в органах-мишенях. В.Б. Прозоровский и соавторы [39, 40, 73] доказали наличие у ФОС дистантного действия на клетки, не имеющие иннервации: клетки крови и эндотелиоциты и описали наличие АХЭ в клетках крови и эндотелиоцитах [39, 40, 73].

Наряду с холинергическими механизмами интоксикации ФОС доказано развитие также нехолинергических механизмов [2, 39, 40, 46, 64]. Доказана роль сериновых гидролаз, карбоксилэстераз, амилаз и ряда других компонентов холинергической системы как мишеней ФОС [64]. Выявлено участие в патогенезе интоксикации ФОС ГАМК-эргической системы мозга, а также симпато-адреналовой системы [46, 47, 63], в частности в развитии судорожного синдрома. Получены доказательства нехолинэстеразных мишеней ФОС: сверхвысокая чувствительность нокаутных по АХЭ мышей к летальному действию ФОС [48]. Показано, что острое воздействие диметоата вызывает падение активности АХЭ крови и гиппокампа с частичным восстановлением через 24 часа [63]. Одновременно отмечается повышение в гиппокампе содержания ГАМК и градуальное повышение глицина. Авторы отводят важную роль повышению уровня аминокислотных нейромедиаторов гиппокампа в неантихолинэстеразных механизмах токсического действия ФОС [63].

Установлено, что холиномиметическое и литическое действие ФОС преимущественно проявляется на n-ХР ганглиях, сенсибилизирующее — на m-ХР, облегчающее — на нервных окончаниях скелетной мускулатуры, перевозбуждение которых лежит в основе формирования миофасцикуляций [39, 40, 46, 49]. Совокупность антихолинэстеразных и неантихолинэстеразных эффектов ФОС обуславливает прежде всего их нейротоксическое действие, что в первые сутки характеризуется развитием холинергического криза, а в последующие дни — формированием токсической энцефалопатии или астено-вегетативного синдрома, в зависимости от степени тяжести интоксикации [1, 4, 5, 8, 12, 16, 17, 62]. При этом существенный вклад вносят гемодинамические сдвиги с нарушением микроциркуляции, гипоксия и метаболический ацидоз [50, 51, 52], а также цитотоксическое действие ФОС [53], причем клетки астроглии наиболее чувствительны к их воздействию [54]. Изменения ультраструктуры клеток астроглии характеризовались расширением митохондрий, изменением гладкого эндоплазматического ретикулума, некрозом ядер, образованием липидных вакуолей. Наиболее чувствительны к действию ФОС клетки астроглии на стадии клеточного деления, что обусловлено ингибированием синтеза ДНК [55, 73]. Обращается внимание на морфологическое существование зон реактивной глии мозга и нейронов, экспрессирующих фибриллярный белок после введения ФОС [60, 72]. Экспериментальное изучение действия сублетальных доз малатиона на ультраструктуру синапсов и m-холинорецепторы головного мозга показало, что малатион обуславливает сокращение протяженности активных асимметричных синаптических зон в результате увеличения численности коротких и уменьшения численности длинных зон. Упьтраструктурные изменения синапсов проявляются после 24 часов действия токсиканта, а уменьшение количества ш-холинорецепторов отмечено через 96 часов [61]. Среди многочисленных нейротоксических реакций при воздействии ФОС очень большое значение придаётся гипоксии [1, 39, 40, 50, 52]. Основными причинами ее возникновения являются: затруднение проходимости дыхательных путей (спазм бронхов и бронхоррея), изменения активности дыхательных мышц (фасцикуляция, гипертонус и паралич) [56, 57, 62], нарушение микроциркуляции (агрегация эритроцитов и стаз) [1, 2, 3, 9, 40, 64], нарушение функции сердечной мышцы (аритмия, гипер- или гиподинамическая реакция) [1, 2, 58, 59, 62], угнетение дыхательного центра и подавление утилизации кислорода тканями [1, 3, 50, 52, 56, 57]. Гипоксия сама по себе активирует перекисное окисление липидов (ПОЛ) и нарушает биохимические процессы, обеспечивающие тканевое дыхание [39, 50, 62]. Развитию гипоксии и нейротоксичности ФОС способствуют нарушения гомеостаза кальция [62]. Показано увеличение содержания интрасинаптосомального Са в мозге на фоне снижения активности основного фермента, участвующего в выведении Са — Са++ — АТФазы. Увеличение интрасинаптосомального Са сопровождалось увеличением активности кальпаина, что также вело к нарушению нейрональной функции. Развитию гипоксии и полиорганных нарушений, особенно нейротоксических реакций, значительно способствует формирование окислительного стресса при интоксикации ФОС на фоне ингибиции антиоксидантной системы [39, 65, 66, 67, 68]. В эксперименте активация процессов ПОЛ с угнетением антиоксидантной системы при действии ФОС выявлена как в головном и спинном мозге, периферических нервах [2, 39, 40, 68], так и во внутренних органах, особенно в микросомах и митохондриях, выделенных из печени и сердца [69], а также в периферической крови и эритроцитах [39, 66]. Авторы считают, что активные формы кислорода обуславливают развитие как нейротоксических реакций, так и полиорганных нарушений, дыхательной и почечной недостаточности [2, 70], а также хронизацию синдромов острого отравления ФОС [1, 32, 39, 41, 71]. Показано, что хотя у разных ФОС выраженность прооксидантного действия различна [39, 41, 71], тем не менее, наряду со специфическим для них холинергическим и мембранотоксическим действием, они обладают также и неспецифическим прооксидантным эффектом, что обуславливает целесообразность применения современных антиоксидантов в комплексной терапии острых отравлений ФОС.

Не преуменьшая роли вскрытых за последние годы нехолинэстеразных эффектов ФОС, основная роль в механизме действия отводится их антихолинэстеразному действию [1, 2, 39, 40]. Как известно, различают три типа ХЭ: ацетилхолинэстеразу (АХЭ) или ацетилхолин-гидролазу, содержащуюся в сером веществе мозговой ткани, симпатических ганглиях, мотонейронах спинного мозга, аксоновой терминали, двигательных концевых пластинках, мембране ядра, эритроцитах, эндоплазматическом ретикулуме и мышцах; бутирилхолинэстеразу (БуХЭ) или ацилгидролазу ацилхолинов, локализующуюся в плазме крови, стенке кишечника, печени, поджелудочной железе, мембране лимфоцитов и бензоилхолинэстеразу (БеХЭ) или бензоилхолингидролазу, однако ведущая роль в гидролизе АХ принадлежит АХЭ [1, 2, 4, 5, 11]. Тем не менее, в большинстве тканей можно обнаружить все типы ХЭ, но активность их в разных тканях различна. Исследованиями ряда авторов показано, что помимо ХЭ в организме есть еще несколько сотен сериновых гидролаз и около 50-ти из них являются мишенями для ФОС [1, 2, 5, 11], при этом снижение активности ХЭ эритроцитов служит основным маркером острого отравления ФОС. Однако в ряде случаев наличие токсических признаков не сопровождается ингибированием ХЭ и поэтому до настоящего времени проводится поиск дополнительных биомаркеров интоксикации.

Так как ФОС обладают различными токсикокинетическими характеристиками, они имеют различный спектр молекулярных и клеточных мишеней, чем обусловлены различия биохимического «профиля» после острого отравления, а среди факторов, от которых зависит избирательное действие ФОС, как известно, главное место принадлежит их метаболическим превращениям в организме [1, 2, 5, 38, 85, 86, 87]. Тем не менее, отмечаются общие тенденции изменения комплекса биохимических процессов. Наряду с прооксидантным действием ФОС вызывают изменения белкового обмена посредством фосфорилирования и окисления белков, нарушают функционирование не только ХЭ, но и ряда других ферментных систем, в частности, протеинкиназы. АТФ-азы, трипсина, сукцинатдегидрогеназы, фосфолипазы С и других ферментов [2, 5, 11, 39, 40], что обуславливает их цито- и мембранотоксическое действие и лежит в основе формирования нейротоксических эффектов, метаболического ацидоза и полиорганной патологии. Исходя из политропного действия ФОС, вызывающего нарушения ряда ферментных систем, в последние годы в качестве дополнительных биохимических маркеров интоксикации ФОС предлагается использовать активность аминотрансфераз, гамма-глутамилтрансферазы и параоксаназы-1 [53, 74, 75]. В эксперименте отмечено [53], что если уровень аминотрансфераз, гамма-глютамилтрансферазы и параоксаназы-I, являются биохимическими маркерами интоксикации в течение первой недели после острого отравления ФОС и свидетельствуют прежде всего о повреждении эндотелия сосудов и гепатоцитов, а также печеночном цитолизе, то повышение уровня креатинина и мочевины предлагается использовать как неспецифические маркеры на поздних сроках интоксикации, свидетельствующие видимо, уже о развитии почечной недостаточности.

Специфическим проявлением острого отравления ФОС в первые сутки является холинергический криз, обусловленный ингибированием АХЭ и избыточным накоплением ацетилхолина в нервных окончаниях. Клинические проявления холинергического криза при остром отравлении ФОС могут развиваться сразу или спустя несколько часов после воздействия [85, 86, 87]. Для более липофильных ФОС, которые требуют метаболической активации, симптомы интоксикации развиваются медленнее и клиника острого отравления, включающая мускариноподобные и никотиноподобные нарушения, а также изменения со стороны ЦНС и дыхания, может развиваться в течение нескольких суток [2, 4, 8, 14].

Первые признаки холинергических симптомов в большинстве случаев появляются тогда, когда активность АХЭ в крови снижается до 50 %, в то же время падение её активности ниже 40 % может сопровождаться тяжелыми симптомами, например при отравлении ДФФ [2]. В то же время способность ФОС ингибировать ХЭ зависит в значительной степени от характера группировок, связанных с атомом фосфора, которые не отщепляются в ходе фосфорилирования фермента, от количества метиленовых групп, наличия связи фосфора с кислородом в структуре ФОС, его электронной структуры, а также от строения активного центра ХЭ у пациента [1, 2, 8]. Симптомы холинергического криза при отравлении ФОС можно разделить на три основные группы: мускариновые эффекты, никотиновые эффекты и эффекты поражения ЦНС, однако их выраженность зависит от дозы и токсичности ФОС, а также от пути их поступления [4, 7, 10, 21]. Основные проявления мускариновых эффектов на органы и системы характеризуются насморком, бронхореей, бронхоспазмом, кашлем, дыхательной недостаточностью, повышенным слюноотделением, тошнотой, рвотой, абдоминальной болью, диареей, недержанием кала, недержанием мочи, миозом, слезотечением, нарушением зрения, повышенным потоотделением, брадикардией, артериальной гипотензией. Никотиновые же признаки и симптомы включают мышечные фасцикуляции, судороги, слабость или парез диафрагмы, бледность, гипертензию и тахикардию [1, 2, 4, 42]. Поражение ЦНС (не только холинэргических, но и ГАМК-эргических, и адренэргических структур) способствует формированию судорожного синдрома, тремора, атаксии, эмоциональной лабильности, спутанности сознания, комы, а в последующем — и формированию нервно-психических и когнитивных нарушений [9, 10, 48, 49]. Антихолинэстеразное, неантихолинэстеразное, а также прямое цитотоксическое действие ФОС первоначально вызывает нарушение нервной и гуморальной регуляции сосудистой системы мозга, появление главным образом реактивных (обратимых) изменений нейронов, а при более выраженной интоксикации в связи с резким нарушением микроциркуляции, развитием гипоксии мозга, влиянием эндогенных токсических факторов, развиваются структурные изменения структурных элементов сосудистой стенки, нарастают дегенеративные изменения нейронов головного и спинного мозга [92], обуславливающие формирование токсической энцефалопатии с различными синдромами: бульбарного миастеноподобного синдрома, коматозного, психотического, судорожного, мозжечкового и экстрапирамидного синдромов, как нарушений 1-го типа, преимущественно вследствие избыточной стимуляции мускариновых рецепторов [10, 38, 60, 61, 79, 92]. При рентгено-компьютерной и магнитно-резонансной томографии у больных с энцефалопатией, индуцированной ФОС, обнаруживают отёк мозга смешанной природы (цитотоксический и вазогенный) [88, 89], нарушение плотности в различных отделах головного мозга [89, 90]. Выраженные формы токсической энцефалопатии при отравлениях ФОС со снижением уровня ХЭ более, чем на 80 %, как правило, сопровождаются формированием дыхательной недостаточности [56, 84, 85, 86, 87]. С частотой дыхательной недостаточности кореллируют артериальная гипотензия, брадикардия, интенсивные фасцикуляции и кома [91].

Особое место в неврологической синдромологии при отравлениях ФОС занимают всё чаще описываемые в последние десятилетия специфические синдромы. Это миастеноподобный или промежуточный синдром и синдром отставленной или отсроченной полинейропатии, в генезе формирования которых до настоящего времени остаётся много неясного [80, 81, 82, 86, 87, 88]. Промежуточный синдром как паралич II типа при остром отравлении ФОС впервые описали R.S. Wadia и соавт. [93], однако термин промежуточного синдрома предложен позже N. Senannayke и соавт. [9] вследствие того, что он возникает между периодом раннего холинергического синдрома и поздним началом отсроченной полинейропатии. Частота проявления этого синдрома по данным разных авторов составляет 20–68 % [9, 10, 92, 93, 94]. Этот синдром обычно ассоциируется с такими ФОС, как диазинон, диметоат, малатион, хлорпирифос, метилпаратион, метамидафос, монокротофос, фентион, фенитротион, этилпаратион, карбофос. Авторы [9, 10, 93, 94] утверждают, что он развивается через 12–96 часов после воздействия ФОС, отражает пролонгированное действие АХ на никотиновые рецепторы и характеризуется мышечной слабостью век, сгибателей шеи, проксимальных отделов конечностей и сгибательных мышц. Регрессия промежуточного синдрома обычно наблюдается через 4–16 дней [9, 10, 94, 95]. При описании промежуточного синдрома при отравлении диметоатом и метилпаратионом отмечены слабость черепно-мозговых нервов, проксимальных мышц конечностей и развитие дыхательной недостаточности, а у погибших болных отмечено наличие некротизированных мышечных волокон [95, 96].

Сообщается о 3-х четко дифференцируемых фазах острого отравления ФОП [97]. После купирования холинергического криза у некоторых больных развивалось состояние мышечного паралича, которое расценивалось как промежуточный синдром: у 10-ти пациентов автор описывает паралич периферической мускулатуры: сгибателей шеи, двигательных волокон черепномозговых нервов и дыхательной мускулатуры. У 9 из них отсутствовали ахилловы рефлексы, что расценивалось как проявление нейропатии. Автор предполагает постсинаптическое происхождение нейропатии, поскольку имеются и электромиографические признаки нейромышечных расстройств [97]. Элекгромиографические исследования у больных с промежуточным синдромом выявляют пресинаптические и постсинаптические дефекты, характеризующиеся низким (декретным) ответом вызванных потенциалов на низких (от 1 до 3 Гц) и особенно на промежуточных (от 10 до 20 Гц) частотах [9, 94, 105]. Регрессирует промежуточный синдром обычно в течение 5–18-ти дней.

Синдром отставленной или отсроченной полинейропатии или паралич III типа описан при отравлениях триортокрезилфосфатом, а также рядом высокотоксичных ФОС (липафос, мерфос, лептофос, хлорпирифос, дихлофос, ДЕФ, цианофос трихлоронат, афос и др.), использование которых в сельском хозяйстве запрещено [1, 2, 43, 46, 92, 94, 96, 97]. Описано развитие отсроченной полинейропатии у рабочих с отравлением хлорпирифосом [98], дихлофосом [99], хлорофосом [9, 94, 98]. Отсроченная периферическая нейропатия, как правило, развивается через 7–22 дня после острого отравления, чаще на фоне медленного восстановления АХЭ или на фоне уже полной нормализации ее активности. Она начинается с болей и парестезий в кистях и стопах, с нарастанием расстройств чувствительности, слабости, вплоть до развития двигательной дистальной аксональной полинейропатии со снижением или исчезновением сухожильных рефлексов с дистальных отделов конечностей, с гипотрофией или атрофией дистальных групп мышц [97, 98, 99, 100]. При этом патологии со стороны черепно-мозговых нервов, респираторной, кардиоваскулярной и абдоминальной системы обычно не обнаруживается, основные биохимические показатели не изменены. Электронейромиографические исследования периферических нервов выявляют снижение как скорости проведения импульса, так и его амплитуды, характерные для двигательной аксональной нейропатии [9, 98, 100]. Ряд авторов отмечает, что нарушение проводимости по нервам, удлиннение времени латенции и снижение амплитуды импульса по двигательным волокнам периферических нервов обычно предшествуют клинической манифестации отсроченной полинейропатии [2, 4, 98, 100] и могут быть использованы как прогностические тесты. Развитие отсроченной нейропатии связывают с дегенеративными изменениями задних столбов кортико-спинального тракта [101], а также пирамидного тракта [9]. Прогноз при отсроченной дистальной полинейропатии обычно благоприятный, проявления её регрессируют в течение 6–22 месяцев, но в тяжелых случаях на многие годы остаются парезы кистей, стоп и атаксия [9, 97, 98, 99]. При отравлении высокими дозами ФОС описано развитие отсроченной аксональной полинейропатии с восходящей полирадикулопатией типа синдрома Гийен-Барре [ 102], а также появление интенсивного тремора и ригидности с развитием синдрома Паркинсона [103] или спастического парапареза [101].

Патогенез отсроченной полинейропатии связывают с фосфорилированием и старением нейротоксической эстеразы ( НТЭ) в аксонах периферических нервов [9, 98, 99]. НТЭ обнаруживается в головном мозгу, в проводящих путях спинного мозга и периферических нервах, а также в селезёнке, мышцах и лимфоцитах. Функция НТЭ не до конца изучена [9, 98, 99, 101], но ее фосфорилирование сопровождается развитием валлеровской аксональной дегенерации. Приведены данные о структуре НТЭ и ее функциональной роли в развитии отставленной нейропатии [106]. Авторы отмечают умеренную структурную гомологию НТЭ и Са-независимой фосфолипазы А2, что обеспечивает возможность участия в процессах деацилирования фосфолипидов в положении Sn-2. Показано, что ФОС вызывают отставленную нейропатию, ингибируя НТЭ, что сопровождается нарушением гомеостаза мембранных фосфолипидов, приводящих к повреждениям аксонального транспорта. При отравлении ФОС старение НТЭ происходит за счёт расщепления боковой цепи фермента и происходит этот процесс в аксонах, а не в теле нейрона. Эти молекулярные изменения сопровождаются характерными изменениями в периферических нервах, в том числе в дегенерации преимущественно длинных аксонов с потерей миелина с явлениями пролиферации шванновских клеток и макрофагальной инфильтрацией нервов [43]. Отсроченная нейропатия развивается только при отравлении теми ФОС, которые способны ингибировать НТЭ в аксонах [94]. В то же время некоторые авторы, обсуждая роль ряда ингибиторов эстераз, индуцирующих аксонопатии, считают, что этот эффект не связан с НТЭ как «мишенью» нейропатии [107]. Авторы отмечают, что отсроченная нейропатия при отравлении ФОС практически всегда развивается при выраженных формах интоксикации и является не отдельным феноменом, а скорее неотъемлемой частью процесса, в результате которого развивается полиорганная дисфункция и недостаточность. Для развития отсроченной нейропатии характерно наличие общих микроциркуляторных, клеточных и метаболических патофизиологических механизмов.

Считается, что причиной клеточной и органной дисфункции является нарушение функций митохондрий, которое происходит в виде снижения биосинтеза АТФ, выработки и потребления энергии (цитопатическая гипоксия) [126]. Возбудимые ткани периферических нервов и мышц, которые тратят большое количество энергии на поддержание своего функционального состояния, являются основными мишенями и скорее всего повреждаются при сочетании ишемической и цитопатической гипоксии, а также дисфункции кальциевых и натриевых каналов клеток, что способствует деполяризации клеточных мембран периферических нервов и развитию нейропатии. Чепур С.В. [127] также отмечает, что многочисленные работы о роли НТЭ не обеспечили за последнее десятилетие сколь угодно реального решения проблемы отдалённых органо-фосфатных нейропатий. Кроме того, изучение этого фермента и его физиологического значения не позволило за последнее десятилетие создать эффективные средства для профилактики отдалённых нейропатий. Автор отмечает, что при отдалённых нейротоксических процессах как в глиальных клетках ЦНС, так и в шванновских клетках периферических нервов развивается митохондриальная патология со снижением активности ферментов цикла Кребса и активация каскадных метаболических реакций свободнорадикального окисления, сопряженных с кальцийзависимыми процессами. Показано, что ФОС необратимо фосфорилируют структуры открытых кальциевых каналов, что препятствует их инактивации, формирует условия для постоянного притока кальция в клетку. В свою очередь, кальцийзависимая активация синтазы оксида азота способствует образованию пероксинитрита, обладающего высокой пенетрирующей способностью, дисмутирование которого происходит с образованием других активных форм кислорода и прогрессированием окислительного стресса. В связи с этим, выявленные механизмы обуславливают целесообразность применения кальций-блокаторов и антиоксидантов в комплексном лечении отравлений ФОС.

Другие авторы утверждают, что отставленные нейротоксические эффекты связаны с повышенным фосфорилированием микротрубочек клеток мозга [109]. Авторы отмечают, что снижение НТЭ в мозгу происходит уже на 2–7 день, а к 15–21-му дню после воздействия ФОС активность Са2+/кальмодулин-зависимой протеинкиназы изолированных микротрубочек мозга повышается почти в 3 раза, что и играет роль в формировании отставленных нейротоксических эффектов. В.Я. Шульгой экспериментально показано [110], что клиническая картина отставленной нейро-эндокринной токсичности ФОС протекает в две стадии. Первая стадия характеризуется отсутствием видимых клинических отклонений от нормы на протяжении, как правило, 6–60 дней, в течение которых развиваются специфические пусковые механизмы холинергической природы, преимущественно на уровне гипоталамических ядер диэнцефальной области головного мозга. Вторая стадия является неспецифической и проявляется в виде различной степени выраженности вегетативно-эндокринно-трофических расстройств, которые обычно носят необратимый характер, трудно поддаются терапии. Для прогнозирования отсроченной полинейропатии создана база данных ФОС, опасных в отношении отставленных нейропатий, куда введены сведения по 157-ми соединениям, в том числе и об их способности ингибировать НТЭ [104]. При создании тест-системы в качестве доступного источника НТЭ использованы клетки периферической крови кур и человека, что даёт возможность диагностировать опасность развития отдалённых нейропатий в каждом случае, а также проводить скрининг новых и известных ФОС на вероятность их отставленного нейротоксического действия.

Отмечено, что одними из ранних признаков отсроченной нейропатии является резкое (на 35–40 %) замедление скорости распространения возбуждения по периферическим нервам кур и морских свинок, а также снижение амплитуды потенциала действия нерва, которые отмечаются прежде развития видимых клинических проявлений — атаксии, парезов и параличей [2]. При этом наблюдаемые изменения указывали на потерю возбудимости в первую очередь толстыми быстропроводящими нервными волокнами A-а. Процесс демиелинизации в периферических нервах и спинном мозге был подтверждён морфологически [1, 2, 108].

Эффект отсроченной нейропатии был обнаружен для ФОС различной структуры — фосфатов, фосфонатов, амидофосфатов, в то же время ФОС с гидрофильными и гетероциклическими заместителями наименее опасны в плане развития нейропатии [2]. Выявленные отдельные звенья патогенеза отсроченной нейропатии расширяют представления о формировании данного синдрома, однако механизм формирования отсроченной нейропатии при воздействии отдельных ФОС окончательно не выяснен.

Наряду с нейротоксическими эффектами ФОС при воздействии больших доз вызывают синдром мультиорганной дисфункции с нарушением функции печени, сердца, почек и других органов [5, 9, 42, 111]. На фоне синдрома мультиорганной дисфункции отмечено повышение активности трансаминаз, уровней билирубина и креатинина [111], при этом авторы считают, что повышение в крови концентрации общего билирубина является фактором риска указанного синдрома. В развитии синдрома мультиорганной дисфункции с поражением печени, почек, сердца и поджелудочной железы, наряду с холинергическим, цито- и мембранотоксическим действием ФОС большая роль отводится окислительному стрессу с повышением продукции активных форм кислорода. [68, 69, 70, 71, 112]. Наиболее частым проявлением мультиорганной дисфункции при отравлении ФОС является развитие токсической гепатопатии и кардиомиопатии [2, 112, 113]. Отравление ФОС сопровождается уменьшением гранул гликогена в гепатоцитах, вакуолярной дегенерацией и некрозом клеток, а также гипергликемией и метаболическим ацидозом [113]. Выявлено связывание ФОС с мускариновыми рецепторами сердца, что, по мнению авторов, обусловливает их кардиотоксический эффект. [117].

Установлено, что на догоспитальном этапе при острых отравлениях ФОС тяжелой степени, как правило, нарушения гемодинамики характеризовались резким падением артериального давления в сочетании с выраженным уменьшением частоты сердечных сокращений, замедлением желудочковой проводимости [115]. При поступлении были снижены ударный объём сердца, минутный объём крови и увеличено периферическое сопротивление сосудов. В токсигенной фазе отравления ФОС у всех больных статистически достоверно снижалась величина работы левого желудочка, что приводило у части больных на 3–4-е сутки к развитию острой левожелудочковой недостаточности и летальному исходу. Самыми распространёнными видами гетеротропной аритмии при острой интоксикации ФОС являлись суправентрикулярная экстрасистолия (в 70 % случаев) и желудочковая экстрасистолия (в 90 %). Нарушения проводимости и автоматизма у больных с летальным исходом наблюдались в первые часы после отравления ФОС. Эти изменения проявлялись в виде желудочковых экстрасистол высоких градаций, желудочковой тахикардии, суправентрикулярной экстрасистолии и фибрилляции желудочков. Указанные изменения возбудимости свидетельствовали об электрической нестабильности миокарда, возникавшей вследствие его метаболического и органического поражения в результате интоксикации. [115]. Кардиотоксические эффекты ФОС связывают не только с их антихолинэстеразным действием, но и с развитием метаболического ацидоза, окислительного стресса, гипоксией, а также с нарушением функции других нейромедиаторных систем [58. 59, 115, 122].

Среди последствий острых отравлений ФОС описано развитие нейропсихологических и нейрокогнитивных расстройств с развитием астено-невротического синдрома и неврозов [116, 117]. Психические расстройства нередко проявлялись манией и повышенной возбудимостью. Расстройства психической сферы определялись в 93 % случаев, при этом в 81 % случаев наблюдались изменения электроэнцефалограммы [116]. Изучение влияния ФОС на центральную нервную систему при двухлетнем динамическом наблюдении показало [117], что визуомоторные способности и кратковременная вербальная память, нарушенные в раннем периоде после отравления, со временем восстанавливаются.

Как осложнение острого отравления ФОС описано развитие острого панкреатита [118], ишемического колита, несахарного диабета, гломерулонефрита и пневмонии [119, 120, 121]. Так, частота развития пневмоний у больных с острым отравлением ФОС составляет 42–59,3 % и нередко приводит к летальному исходу [121]. В генезе пневмоний выявлены патоспецифические факторы: нарушения бронхиальной проходимости и легочного кровотока, гиперсекреция слизи, снижение сократительной функции миокарда, наличие токсической иммунодепрессии и агрессии нейтрофильных гранулоцитов, а также эндотоксикоз [121]. В механизмах токсического действия и формирования полиорганной патологии при отравлениях ФОС большая роль отводится их иммунотоксичносги [2, 123, 124, 125]. Показано, что в основе отдалённой нейротоксичности и мультиорганной патологии лежит формирование иммуносупрессии и аутоиммунных процессов с нарушением иммунорегуляторной функции. Отмечено также, что одним из путей детоксикации при отравлениях ФОС является формирование иммунных комплексов и выведение их посредством фагоцитоза [125].

Обобщая данные литературы, можно заключить, что механизмы формирования основных клинических синдромов при отравлении ФОС включают в себя три основные реакции: холинергическая с антихолинэстеразным эффектом, мембранотоксическая (в первую очередь фосфорилирующая) и прооксидантная. Холинергические эффекты ФОС состоят из антихолинэстеразного и холинорецепторного действия, а также включают нехолинергические механизмы действия (глютаматный, адренергический и др.). Вышеуказанные механизмы обеспечивают нарушение микроциркуляции, гипоксию, цитотоксический эффект, обуславливающе дезорганизацию клеточного метаболизма, гибель нейронов, гепато-, кардиоцитов и других клеток, а также иммунопатологические нарушения.

Целью данной работы наряду с анализом литературы по синдромологии острых отравлений ФОС было изучение частоты различных клинических синдромов у сельскохозяйственных рабочих, перенесших острое отравление ФОП.

Материалы и методы. Нами была изучена частота и структура клинических синдромов при острых отравлениях ФОП у сельскохозяйственных рабочих различных профессий, развившихся вследствие грубых нарушений гигиенических регламентов, в расследовании этиологии которых принимали участие сотрудники института.

Полученные результаты и их обсуждение.

Всего проспективно обследовано 60 сельскохозяйственных рабочих с острым отравлением ФОП (карбофосом, дихлофосом, фозалоном и диметоатом). Профессиональный состав пострадавших, структура и частота основных клинических синдромов острых отравление ФОП представлены в таблице. Из 60-ти больных 14 (23,3 %) были мужчины, 46 (76,7 %) — женщины. Возрастной диапазон составлял от 26 до 62-х лет (в среднем — 39,2±10,6 лет). Острое отравление ФОП перенесли 8 садоводов, работавших на участке, граничащем с садом, который в это время обрабатывался механизаторами карбофосом при помощи тракторного опрыскивателя. Из таблицы видно, что основными синдромами данного отравления были холинергический криз и астено-вегетативный синдром (ABC).

Таблица. Основные клинические синдромы у сельскохозяйственных рабочих с острым отравлением фосфорорганическими пестицидами

Острое отравление карбофосом перенесли 2 дезинфектора в результате того, что сорвался шланг насоса, который облил рабочих. Если у одной из женщин развилось острое отравление лёгкой степени в виде слабо выраженного хо-линергического криза и ABC, то у другой, у которой раствор карбофоса попал не только на кожу, но и в глаза и в рот, развилось острое отравление ФОС с выраженным холинергическим кризом со стойким угнетением АХЭ на 70 %, с промежуточным (миастеноподобным) синдромом, развившимся через 10 часов и проявлявшимся в течение 5-ти дней с последующим развитием токсической энцефалопатии, токсической гепатопатии с цитолитическим синдромом, с угнетением синтетической функции печени и токсической кардиомиопатии с тахикардией, с развитием желудочковой экстрасистолии, а также с психоневрологическими нарушениями в виде когнитивной дисфункции и астеноипохондрического синдрома. Развившиеся у больной синдромы привели к стойкой потере трудоспособности и инвалидизации.

Острое отравление карбофосом лёгкой степени развилось у 3-х скотоводов после обработки овец и характеризовалось слабо выраженным холинергическим кризом с угнетением АХЭ на 30–40 % и ABC, которые регрессировали в течение недели. Острое отравление дихлофосом развилось у 6-ти рабочих, использовавших его в смеси с известковым раствором при побелке коровника в качестве инсектицида. Двое из них работали в течение нескольких часов и перенесли острое отравление ФОС лёгкой степени со слабо выраженным холинергическим кризом и ABC, которые регрессировали через 2 недели. У остальных 4-х рабочих, работавших в течение 2-х дней, развилось более выраженное острое отравление ФОС: у 2-х — средней степени тяжести, у 2-х — тяжелое. Отравление характеризовалось выраженным холинергическим кризом с выраженным судорожным синдромом, с промежуточным синдромом, развившимся через 6–12 часов и державшимся в течение недели, с последующим развитием токсической энцефалопатии с психоневрологическими нарушениями, с токсической гепатопатией с выраженным цитолитическим синдромом, с токсической кардиомиопатией с брадикардией в первые сутки, сменившейся впоследствии на тахикардию с грубым нарушением сердечного ритма. У 2-х из 6-ти пострадавших развилась отсроченная нейропатия (у одного — через 18 дней после отравления, у второго — через месяц). Отсроченная нейропатия начиналась с болей и парестезий в конечностях, особенно в ночное время, с последующим проявлением атаксии, дистальной вегетативно-моторной полинейропатии с парезом стоп и развитием параличей. У одного больного развился спастический паралич нижних конечностей, который регрессировал через 5 лет, у другого больного развился спастический тетрапарез, который регрессировал очень медленно, через 10 лет наблюдения сохранились выраженная атаксия и парез стоп. Четверо из пострадавших были инвалидизированы.

Острое отравление дихлофосом развилось у двух рабочих склада по хранению ядохимикатов после разлива большой ёмкости с препаратом (при этом раствор разлился на одного из рабочих, вызвал ожог кожи рук и нижних конечностей). Рабочие после первичной обработки были госпитализированы. У одного из рабочих развилось острое отравление ФОС лёгкой степени тяжести со слабо выраженным холинергическим кризом, слабо выраженным промежуточным синдромом через 8 часов и ABC, которые регрессировали через неделю. У другого рабочего развилось тяжелое отравление ФОС с выраженным холинергическим кризом, судорожным синдромом, стойким угнетением АХЭ на 80 %, ожогом кожных покровов нижних конечностей II степени, развитием промежуточного миастеноподобного синдрома через 10 часов со слабостью разгибателей шеи, снижением тонуса и силы мышц в проксимальных отделах конечностей, который регрессировал через 6 дней, с последующим развитием токсической энцефалопатии с психоневрологическими нарушениями, токсической гепатопатии с цитолитическим и гепато-депрессивным синдромом, токсической кардиомиопатии с тахикардией и нарушением ритма. Через 22 дня появилась атаксия, боли и парестезии в дистальных отделах конечностей, в последствии развилась энцефаломиелополинейропатия с парезом нижних конечностей, тазовыми нарушениями в виде императивных позывов к мочеиспусканию. Через 12 лет наблюдения регресса неврологических нарушений почти не наблюдалось, больной оставался инвалидом 1-й группы. Особенностью отсроченной нейропатии у данного больного была длительная заинтересованность всех структур периферических нервов — двигательных, чувствительных и вегетативных с преобладанием моторно-атактических нарушений.

Синдромология острого отравления лёгкой степени фозалоном прослежена у 3-х механизаторов, у которых отравление возникло после обработки сада в жаркий день. Через 3–4 часа после обработки появилась сиптоматика лёгкого холинергического криза на фоне угнетения АХЭ на 30–40 %. Клинические проявления ABC регрессировали через неделю.

У 36-ти виноградарей изучена синдромология острого отравления баковой смесью с инсектоакарицидом, содержащим препараты Бимер (действующее вещество диметоат), дитан-45 (действующее вещество манкоцеб) и уникаль (действующее вещество тебуконазол). Виноградари в жаркую погоду работали на участке, граничащем с виноградником, который в это время обрабатывался тракторными опрыскивателями указанной баковой смесью, содержащей ФОП — диметоат. В результате сноса пестицидов с соседнего участка у виноградарей через 3–4 часа появилась симптоматика холинергического криза — слюнотечение, слезотечение, миоз, головная боль, судороги в мышцах конечностей, угнетение АХЭ на 30–40 %. У трёх женщин развилось острое отравление средней степени тяжести с промежуточным синдромом через 8–12 часов, токсической энцефалопатией и токсической нефропатией. У остальных 33-х женщин — отравление лёгкой степени с ABC. При наблюдении в течение 2-х месяцев выраженность энцефалопатии уменьшилась, симптоматика токсической нефропатии исчезла. Значительно регрессировала симптоматика ABC у больных с лёгкой степенью отравления. Синдром отсроченной нейропатии не развился ни в одном случае. В 35 случаях острого отравления ФОС (у 2-х с тяжелой, 3-х — со средней степенью выраженности интоксикации и 30 случаях с легкой степенью) в комплексную терапию наряду с атропином и реактиваторами АХЭ включали кальцийблокатор нимотоп и антиоксидант α-липолевую кислоту, что способствовало более раннему регрессу основных клинических синдромов по сравнению с результатами лечения 25 больных с отравлением ФОС (5 — со средней степенью и 20 — с легкой степенью интоксикации). Инфузии нимотопа и α-липолевой кислоты в течение недели с последующим пероральным их применением способствовали уменьшению выраженности и укорочению длительности холинергического криза и промежуточного синдрома. Отсроченная нейропатия развилась в этой группе лишь у 1 больного и регрессировала в течение 3–4 недель, тогда как в контрольной группе отсроченная нейропатия развилась в 2-х случаях (в одном случае — тяжелая энцефаломиелополинейропатия) со стойкими отдаленными последствиями.

Обобщив результаты изучения синдромологии 60-ти случаев острых отравлений различными ФОП у сельскохозяйственных рабочих, выявлено, что во всех случаях наблюдается холинергический криз различной степени выраженности, лишь в 16,7 % случаев имел место промежуточный синдром (только при средней и тяжелой степени выраженности интоксикации). Отравление легкой степени в большинстве случаев (85 %) характеризовалось развитием ABC. Отсроченная нейропатия наблюдалась лишь в 5 % случаев (только при средней и тяжелой степени отравления). Из таблицы видно, что токсическая гепатопатия, кардиомиопатия и нефропатия развивались в 13,3 %, 18,3 % и 5 % случаев соответственно, преимущественно при выраженных формах интоксикации. У этих больных в 8,3 % случаев также наблюдались психоневрологические нарушения.

Таким образом, анализ литературных данных и собственных исследований свидетельствует о том, что индуцированные ФОС нарушения обуславливают формирование таких основных клинических синдромов отравления, как холинергический криз, промежуточный синдром, синдром отсроченной нейропатии, а также синдром токсической гепатопа-тии, кардиомиопатии, нефропатии и психических нарушений. Если клинические синдромы при лёгкой степени отравления ФОП быстро регрессируют, то последствия отравления средней и тяжелой степени носят стойкий характер и являются причиной длительной инвалидизации больных.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Каган Ю.С. Токсикология фосфорорганических пестицидов / Ю.С. Каган // — М.: «Медицина», 1977. — 295 с.

2. Каган Ю.С. Блокаторы холинэстеразы. / Ю.С. Каган, Н.В. Кокшарева, П.Г. Жминько. — В кн.: Общая токсикология. [под ред. Б.А. Курляндського, В.А. Филова]. — М.: «Медицина», 2002. — С. 176–227

3. Casey P. Deaths from pesticide poisoning in England and Wes: 1945–1999. Hut Exper Toxicol. / P. Casey, J.A. We // Hum. Exper. Tocsicol. 1999; 13, P. 95–101

4. Ellenhom M.J. Diagnosis and Treatment of Human Poisoning / M.J. Ellenhom // Williams&Wilkins, Baltimore, 2003. — P. 681–737

5. Koelle G.B. Pharmacology and Toxicology of organophos-phates and carbonates. I n: Clinical and experimental toxicology of organophosphates and carbonates./ G.B. Koelle, B. Ballantyn, T. Marrs //Butterworth Heinmann. Oxford. 1992. — P. 33–40.

6. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. /L. KaralUedde, // Br. J. Anaesth. — 1989, — 63. — P. 736–750

7. Vucinic S. Acute organophosphate insecticide poisoning: Antidotes and intensive care management / S. Vucinic, D. Joksovic, V Todorovic // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — V. 41, № 4. — P. 444–445.

8. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // J. Int. Fed. Clin. Chem. — 1999. — № 11. — P. 1–9.

9. Senanayake N. Neurotoxic effects organophosphorous insecticides. / N. Senanayake, L. Karalliedde // N. Engl. J. Med. — 1987. — V. 316 — P. 761–763.

10. Leon-s-Fidas E. Neurological effects of organophosphorous pesticides / E. Leon-s-Fidas E. // BMJ. — 1996, — V. 313. — P. 690–698

11. Kwong T.C. Organophosphate pesticides: biochemistry and clinical toxicology / T.C. Kwong // Ther. Drug Monit. — 2002. — V. 24. — P. 144–149.

12. Лужников E.A. Клиническая токсикология. / Е,А, Лужников // М,: Медицина, 1994. — 256 с.

13. Tompson J.P. Suspected paediatric poisoning in the UK. / J.P. Thompson // Home accident surveillance system, 1982–1994. Hum Exper. Toxicol. — 1994. № 13. — P. 529–533.

14. Ливанов Г.А. Острые отравления ФОС (патогенез, клиника, диагностика, лечение) / Г.А. Ливанов, М.Л. Калмансон, В.Б. Прозоровский //С-Пб: Изд. С-ПбМАПО, 1996. — 19 с.

15. Wadia R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. Wadia // Indian J. Crit. Med. — 2003. — № 7. — P. 85–88.

16. Кундиев Ю.И. Профессиональные заболевания работников сельского хозяйства / Ю. И. Кундиев, Е.П. Краснюк, В.Г. Бойко // К.: Здоров’я, 1989. — 271 с.

17. Балан Г.М. Острые отравления пестицидами. / Г.М. Балан, С.И. Иванова, ВА Бабич // Матер, науч. пракг. конф. «Актуальні проблеми екогігієни і токсикології», Київ, 28–29 травня, 1998. — С. 32–38

18. Харченко О.А. Острoе отравления пестицидами у р ботников сельского хазяйства Украины / О.А. Харченко, Г.М. Балан, В.А. Бабич, Т.В. Мымренко // Матер, междун. конф. «Гигиена, организация здравоохранения и профпатология» — Новокузнецк, 23–24 мая 2012, Новокузнецк, 2012. — С. 182–184.

19. Острое групповое отравление виноградарей баковой смесью пестицидов / Балан Г.М., Харченко О.А., Лепешкин И.В. [и др.] Матер. XV з’їезду гігієністів України 20–21 вересня 2012р., — Львів, 2012. — С. 408–409.

20. Corriols М. Incidence of acute pesticide poisoning in Nicaragua: Apublic health concern / M. Corriols, L. Marin, J. Berroteran // OccuP. and Environ. Med. — 2009. — 66, № 3. — P. 205–210.

21. Bento G. Intoxicacoes por agrotoxicos entre trabalhadores rurias de fruticultura / G. Bento, R.S. Muller // ReV. saude pablica — 2009. — 43. № 2. — P. 335–344.

22. Hazarika R. Health hazard due to exposure of pesticide // R. Hazarika, S. Das // J. Epidemiol, and Community Health. — 2011. — 65, 1. — P. 436–437.

23. Kegley S. Pesticide drift continues upabated / S. Kegley, M. Ruves, A. Katten // Glob. Pestic. Campaigner. — 2001. — 11. № 2. — P. 12–15.

24. Wadi a R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. V&dia // Indian J. Crit. Care Med. — 2003. — 7, — P. 85–87.

25. Wong A. Organophosphate poisoning in Brazil / A. Wong, J.G. Duarte // Hum. and Exp. Tocsicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 72–74.

26. De Schampheleire M. The risks of pesticide spray drift for human and environment and the possibilities to reduce pesticide / M. De Schampheleire, P. Spanoghe / Parasitica/ — 2006. — 62. № 1–2. — P. 9–19.

27. Caganova B. Acute pesticids poisoning in the years 1994–2002 reported do the toxicological information centre in Bratislava / B. Caganova, S. Plaskova, I. Batora // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2004. — 42. № 4. — P. 531–532.

28. Recena M. Acute poisoning with pesticides in the state of Mato Grosso do Sul, Brasil. / M. Recena, D.X. Pires // Sci. Total Environ. — 2006. — 357. № 1–3. — P. 88–95.

29. Mohebli G.H. Ingibition of Acetyl Cholinesterase Activity Farmers Exposed to Organophosphate pesticides in Bushehz, Iran / G.H. Mohebli, A. Jahangirl // American-Eurasian J. of Toxicol. Scienses. — 2011. — 3 (3). — P. 127–130.

30. Jalali N. Incidence of pesticides poisoning in Tehran Iran / N. Jalali, A. Pajoomand // Toxicol. Lett. — 2002. — 1. — P. 105–106.

31. Persson H. Pesticide poisoning in Sweden — actual situation and changes over a 10 year period / H. Persson, M. Palmborg, B. Irestedt // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 657–661.

32. Schmid T. Acute organophosphorus and carbonate insecticide poisoning in Switzerland / T. Schmid, M.E. Wilks // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — 41. № 4. — P. 525–527.

33. Brahams D.B. Organophosphates judget to cuuse injury in UK / D.B. Brahams // Lancet. — 1997. — 350, № 9080. — P. 1457–1459.

34. Ferlik-Gattner I. Acute severe cholinesterase inhibitors poisonings in the material of occupational diseases and toxicology ward in Poznann /I. Ferlik-Gattner, A. Kostzewa // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 756–758.

35. Acute pesticides poisoning in the Krakow Departament of Clinical Toxicology in 1986–1995 / А. Kamenszak, A. Rfmenczak, K. Jasinska-Kolowa, D. Targosz, B. Szkolnicka // Pzz. Lee. — 1997. — 54, № 10. — P. 671–676.

36. O’Malley M. Evaluation clinique de 1,exposition aux pesticides et intoxication / M. O’Malley. // Energ-sante. — 1997. — 8, № 3, P. 420–422

37. Jeyaratnam J. Ежеквартальный обзор миров, сан. стат. / J. Jeyaratnam Женева, 1993. — Т. 43. — С. 107–111.

38. Голиков С.Н. Холинергические механизмы высшей нервной деятельности / С.Н. Голиков, А.Т. Селиванова // В кн.: Достижения современной фармакологии, [под ред. Н.П. Бехтеревой, С.Н. Голикова] M.: Медицина, — 1976. — С. 195–199.

39. Прозоровский В.Б. Некоторые теоретические и клинические проблемы токсикологии фосфорорганических инсектецидов / В.Б. Прозоровский, Г.А. Ливанов // Токсикол. Вестник, — 1997. —Т. 3, — С. 2–11.

40. Прозоровский В.Б. Неантихолинэстеразные механизмы действия антихолинэстеразных веществ / В.Б. Прозоровский, Н.В. Саватлев // М., Медицина, 1976. — 160 с.

41. Morgan D.R. Recognition and management of pesticide poisoning. / D.R. Morgan // Washington, DC: US Environmental Protection Agency EPA — 540/9-88-001, — 1998.

42. KaralUedde L. Acute organophosphorus insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // Hum. Toxicol. — 1988. — № 7, — P. 363–369.

43. Lotti M. Organophosphate polyneuropathy: pathogenesis and prevention / M. Lotti, C.E. Becker, M.Y. Aminoff // Neurology. — 1984. — № 34. — P. 658–660.

44. Hayes M.J. Pesticides studied in man. / M.J. Hayes //— Baltimor; London: Williams and Wilkins, 1982. — 672 p.

45. Zilker T. Organophosphate poisoning in Germany / T. Zilker // Hum. and Exp. Toxicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 73–75.

46. Сосюкин A.E. К патогенезу отдаленных нейропатий, индуцированных хлорофосом / А.Е. Сосюкин, В.Б. Василюк, М.А. Юдин // Веста. Рос. воен. — мед. акад. — 2005. — № 1. — С. 259–260.

47. Wu Q. Involvement of the GABergic system in dimethoate-inducent intoxication / Q. Wu, T. Wkn, X. Chang // J. Health Sci. — 2007. — 53. № 5. — P. 527–533.

48. Duysen E. Evidence for nonacetylcholinesterase targets of organophosphorus nerve agent: supersehsitivity of acetylcholinesterase knockout mouse to VX lethality / E. Duysen, B.Li. // J. Pharmacol, and Exp. Ther. — 2001. — 299, № 2. — P. 528–535

49. O’Neil J.J. Non-cholinesterase effects of anticholinesterases / J.J. O’Neil // Prog. Mol. And Subcell. Biol., — 1983, — V. 8, — P. 122–143.

50. Коржев A.A. О механизмах повреждающего действия гипоксии на дыхательную цепь и способы ее фармакологической коррекции / А. А. Коржев, И.А. Комиссарова // Эксп. и клинич. фармакол. — 1994. — т. 57, № 1. — C. 45–47.

51. Tjerk J.H. Block of neurchal nicotine acetylcholine receptors by organophosphate insecticides / J.H. Tjerk, J.G. Chantal // Toxicol. Sci. — 2004. — 82, № 2. — P. 545–554

52. Петров A.H. Патогенетические механизмы формирования гипоксии при острых тяжелых отравлениях нейрот-ропными ядами / А.Н. Петров, В.И. Саноцкий // 1-й съезд токсикологов России. Москва, 17–20 нояб. 1998: Тез. докл. — М. 1999. — С. 199–200.

53. Биохимические маркеры интоксикации фосфорорганическими отравляющими веществами / В.И. Шмурак, И.Д. Курдюков, А.Д. Надеев [и др] // Токсикол. Вестник, — 2012. — № 4, — С. 30–34.

54. Li Н. Cytotoxicity of the organophosphorus insecticide methylparathion FG-9307, the gillcell line of flounder / H. Li, S. Zhang // Cell. Biol, and Toxicol. — 2002. — 18, № 4. — P. 235–241.

55. Guizzetli M. Effect of organophosphorus insecticides and their metabolites on astroglial cell proliferation / M. Guizzetli, S. Pathak, G. Giordano // Toxicology. — 2005. — 215, № 3. — P. 182–190.

56. Senanayake N.E. Electrophysiological correlates of respiratory failure in acute organophosphate poisoning: Evidence for differential roles of muscarinic and nicotinic stimulation / N. E. Senanayake, P. Jayawardane // Clin. Toxicol. (Phila). — 2012. — 50 (4). — P. 250–253.

57. Gaspari R.J. Respiratory failure inducend by acute organophosphate poisoning in rats: effects of vagotomy / R.J. Gaspari, D. Paydarfar // Neurotoxicology. — 2009. — 30. (2) — P. 298–304.

58. Abraham S.O. QTc prolongation and cardiac lesions following acute organophosphate poisoning. / S.O. Abraham, R. Sahar, T. Kadar // Proc West Pharmacol. Soc. 2001. — V. 44 — P. 185–186.

59. Сенцов В.Г. Нарушения сократительной способности миокарда под воздействием хлорофоса в эксперименте / В.Г. Сенцов, О.В. Новикова, Г.И. Мошанов // 1-й съезд токсикологов России, Москва, 17–20 ноября, 1998: Тез. докл. — М., 1999. — С. 211–212.

60. Zimmer L.A. Soman — inducent slizures rapidly actuvate astrocytes and microglia in discrete brain regions / L.A. Zimmer, M. Ennis // BehaV. Neurosci. — 1996. — 110, № 5. — P. 482–492.

61. Ruzhinskaya N.N. The effect of malathion on ultrastructure of synapses and M-choline receptors in the brain. / N.N. Ruzhinskaya, S.B. Jones // Матер, научн. практ. Конф, Петрозаводск, 6–10 сент. 1999. Петрозаводск, 1999. — С. 178–180.

62. Lessenger J.E. The patophysiology of acetylcholinesterase inhibiting pesticides / J.E. Lessenger, B.E. Resse // Agromed. — 2000, — 7, № 2. — P. 5–19.

63. Ban T. Fudan xuebao. Yixue ban. / T. Ban, Q. Wu // Fudan UniV. J. Med. Sci. — 2007. — 34, № 1. — P. 12–16.

64. Casida J. E. Organophosphate toxicology: Safety aspects of nonacetylcholintsterase secondary targets / J.E. Casida, G.B. Quistad // Chem. Res. Toxicol. — 2004. — 17, № 8. — P. 983.

65. Ranjbar A. The study of organophosphorus insecticides in oxidative stress and its relation to acetylcholine esterase / A. Ranjbar, P. Pasalar // Toxicol. Lett. — 2001. — 123, P. 69–71.

66. Altuntas I. The effects of organophosphorus insecticide methi-dathion on lipid peroxidation and anti-oxidant enzymes in rat erythrocytes: Role of vitamins E and С / I. Altuntas, N. Delibas, R. Sutcu // Hum. and Exp. Toxicol. — 2002. — 21. № 12. — P. 681–685.

67. Chen Y. Xiamen daxue xuebao. Ziran kexue ban. / Y. Chen, T. Feng, X. Guo // J. Xiamen. UniV. Natur. Sci. — 2004, — 43, № 6. — P. 828–832.

68. Попова T.A. Влияние инсектицидов карате и хлорофоса на развитие окислительного стресса в митохондриях печени и мозга крыс. /Т.А. Попова // Поволж. экол. вестн. — 2000, — № 7. — C. 205–208.

69. Guttiezzez А.М. The effect of lindane on the lipid peroxidation of microsomes and mitochondria isolated from liver and heart of Columba livia / A.M. Guttiezzez, J. Redoredo // Pestic. Biochem. and Phisiol. — 2000. — 68. № 2. — P. 119–126.

70. Shah M. Diazinon — induced oxidative stress and renal dysfunction in rats / M. Shah, M. Igbal // Food and Chem. Toxicol. — 2010. — 48. № 12. — P. 3345–3353

71. Зацепин Э.П. Влияние атиоксидантов на мембранотоксические эффекты антихолинэстеразных средств / Э.П. Зацепин, Н.Н. Чураев, Т.А. Успенская //Бюлл. экспер. би-ол. и мед. — 1990. — Т. 110, №12. — С. 623–624.

72. Ргаll Y.G. Acetylcholinesterase: an enzymatic marker of human red blood cell aging / Y.G. Prall, K.K. Gambhir, F.R. Ampy. // Life Sci, — 1998. — V. — 63. № 3. — P. 177–184.

73. Wbrek F. Diagnostic aspects of organophosphate poisoning. / F. Wbrek, M. Roller // Toxicology. — 2005. — V. 214. — P. 182–189.

74. Sedlacek M. Bytyrylcholinesterase, paraoxonase, and albumin esterase, but not carboxylenesterase, are present in human plasma / M. Sedlacek, I. Manoharan // Biochem. Pharmacol. — 2005, — V. 70. № 11. — P. 1673–1684.

75. Vansen K.L. Paraoxonase 1 (PON1) modulates the toxicity of mixed organophosphorus compounds / K.L. Vansen, T.B. Cole, S.S. Park // Toxicol. Appl. Pharmacol. — 2009. — V. 236. № 2. — P. 142–153.

76. Бабаков B.H. Новые маркеры интоксикации фосфорорганическими соединениями в пептидной фракции плазмы крови крыс. / В.Н. Бабаков, Е.П. Подольская, Н.В. Гончаров // Токсикол. вестник, — 2010. — № 2. — С. 30–35.

77. Zurabashvili Z. Morfological indices of toxic action of insecticides / Z. Zurabashvili, G. Esartia / Bui. Georg. Acad. Sci. — 2005. — 172. № 1. — P. 144–146.

78. Прозоровский В.Б. Дистантное действие в патогенезе отравлений фосфорорганическими соединениями / В.Б. Прозоровский, В.Г. Скопичев // Обзр. по клин, фармак. и лекарств, терапии. — 2004. — 3. № 3. — С. 56–67.

79. Акимов Г.А. Изменения нервной системы при острой интоксикации карбофосом / Г.А. Акимов, И.П. Колесниченко, Н.В. Владеева // Сов. Медицина, — 1987. — №9. — С. 21–25.

80. Khurana D. Organophosphorus intoxication. / D. Khurana, S. Prabhakar. // Arch. Neurol. — 2000. — 57. — P. 600–602.

81. Senanayare N. Neurotoxic effects of organophosphorus insecticide — an intermediate syndrome. / N. Senanayare, L. Karalliedde. // N. Engl. J. Med. — 1987. — 316. — P. 761–763.

82. Saadeh A. Clinical and sociodemographic features of acute carbonate and organophosphate poisoning. / A. Saadeh, M.K. Al-Ali // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 1996. — 34. № 1. — P. 45–51.

83. Szymanowicz A. Acute intoxication an mevinphos / A. Szymanowicz, M.J. Carton, J.M. Gaulier // Spectra boil. — 2008. — 27, № 166. — P. 22–25

84. Driesschaert A. Eln bijna fatale organofosfaatintoxicate / A. Driesschaert, P. Martens // Tijdschr. Genesk. — 1997. — 53. № 19. — P. 1313–1317.

85. Reiner E. Toxicity and detoxication of organophosphates / E. Reiner, S. Radi, V. Simeon-Rudolf // Arch. Hig. Rada Toksicol. — 2007. — 58. — P. 329–338.

86. Baygar J. Organophosphates /nerve agent poisoning: mechanism of action, diagnosis, prophilaxis and treatment. / J. Baygar // Adv Clin Chem — 2004. — 38. — P. 151–216.

87. Gupta R.C Toxicology of Organophosphate and Carbonate Pesticides / R. C. Gupta. // Burlington: Elsevier Academic Press; 2006.

88. Liu H. Zhonghua fangshexue zazhi / H. Lin, C. Wing // Chin. J. Radiol. — 2005. — 39, № 6. — P. 599–603.

89. Jelic D. CT finding in diffuse encephalomalation after intoxication / D. JeUc, N. Rezic // Toxicol. Lett. — 2002. — 135. — P. 20–22.

90. Teke E. Organophosphate poisonins case with atypical clinical survey and magnetic resonance imading finding / E. Take. // J. Neurol Neurosurg Psychiatry // 2004. — 75. — P. 936–939

91. Lin C.L. Most common intoxication in nephrology ward organophosphate poisoning / C.L. Lin, C.T. Yang, K.Y. Pan // Renal Failure. — 2004. — 26. № 4. — P. 349–354.

92. Акимов Г.А. Изменения нервной системы при острой интоксикации карбофосом / Г.А. Акимов, И.П. Колесниченко, Н.В. Владеева // Сов. мед. — 1987. — № 9. — С. 21–24.

93. Wadia R.S. Neurological manifestations of organophosphorous insecticide poisoning / R.S. Wadia, C. Sadagopan // J. Neurol Neurosung Psychiatry, — 1974; 37, — P. 841–847.

94. Singh S. Neurological syndromes following organophosphate poisoning. / S. Singh, N. Sharma // Neurol India, — 48. — P. — 308. — 3/5.

95. De Bleecker J. L. The intermediate syndrome in organophosphate poisoning: Experimental and clinical observations. / J.L. De Bleecker // Ann. Emergency Med. — 1995. — 26, № 6. — P. 720–721.

96. Колесниченко И.П. Клинико-морфологические и гистохимические изменения нервно-мышечного апарата при остром отравлении карбофосом. / И.П. Колисниченко, B.М. Бучко, Н.В. Владеева // Ж. невропатол. и психиатрии, 1988. — № 7, — С. 76–80.

97. Wijeratne Т. Neurological effects of organophosphorus insecticide poisoning / T. Wijeratne // J. Clin. Neurosci. — 2005. — 12. № 3, — P. 337–339

98. Nand N. Organophosphate induced Delayed Neuropathy / N. Nand, H.K. Aggarwal // JAPI. — 2007, — 55, № 1. — P. 72–75.

99. Wadia R.S. Delayed neurotocicity after an episode of poisoning with dichlorovos / R.S. Wfodia, S.N. Shinde // Neurology India. — 1985. — 33. — P. 247–253.

100. Кокшарева Н.В. Развитие исследований по нейротоксикологии / Н.В. Кокшарева // Современные проблемы токсикологии. — 1999. — № 4. — С. 13–18.

101. Vasconcellos L.F.R. Organophosphate — induced delayed neuropathy / L.F.R. Vasconcellos, A.C. Leite // Arg Neuropsichiatr. — 2002. — 60(4) — P. 1003–1021.

102. Fisher J.R. Guillain-Barru syndrome following organophosphate poisoning / J.R. Fisher // JAMA. — 1977. — 238. — P. 1950–1951.

103. Bekarovski N. Parkinsonism after organophosphate poisoning / N. Bekarovski, S. Radulovic // J. Neurol. Sci. — 2001. — 187. — P. 101–102.

104. Тест-система для ранней диагностики отравлений нейротоксичности / С.И. Дворецкая, Е.И. Малочкина, Н.В. Образцов [и др.] // Медико-биологические проблемы противолучевой и противохимической защиты: Сб. материалов Российской научн. конф. СП-б, 20–21 мая, 2004. — СП-б. 2004. — С. 183–185.

105. Sedwick E.M. Pathophysiology of the intermediate syndrome of organophosphorus poisoning. / E.M. Sedwick, N. Senanayake // J. Neurol. Neurosurg Psychiatry. — 1997. — 62. — P. 201–202.

106. Glynn P.A. Mechanism for organophosphate — induced dehayed neuropathy. / P. Glynn. // Toxicol. Lett. — 2006. — 162. № 1. — P. 94–98.

107. Moretto A. Peripheral nerve esterases and the promotion of organophosphate — induced neuropathy in hens. / A. Moretto, A. Nicolly, M. Lotti // Chem. — Biol. Interact. — 2005. — 157. — P. 285–291.

108. Ashauer R. Toxicokinetic and toxicodynamic modeling explains carry — over toxicity from exposure to diazinon by slow organism recovery. / R. Ashauer, A. Hintermaister // Environ. Sci. and Technol. — 2010. — 44. № 10, — P. 3963–3971.

109. Sanjeev C. Possible role of enhanced microtubule phosphorylation in dichlorvos induced delayed neurotoxicity / С. Sanjieev, Y. Kusum, G. Dip // Brain Res. — 2001. — 897. № 1–2. — P. 60–70.

110. Шульга В.Я. Клиника и патогенез отравлений нейроэндокринной токсичности ФОС / В.Я. Шульга. // 1-й съезд токсикологов России, М., 17–20 нояб. 1998: Тез. Докл. — М. — 1999. — С. 231–232.

111. Jin К. Zhongguo yike daxre xuebao. / К. Jin., Q. Zhu // J. China Med. UniV. — 2007. — 36, № 4. — P. 460–462.

112. Lukaszewicz-Hussain A. Toksycznosc pestycydow phosforoorganicznych — wplyw na watrole / A. Lukaszewicz-Hussain // Bromatol. Chem.. toxykol. — 2004. — 37. № 1. — P. 85–90.

113. Lukaszewicz-Hussain A. Stezenie mleczanow і glucozy w surowicy krowi oraz glikogenu w watrobie w zatruciu ostrum chlorfenwinfosem / A. Lukaszewicz-Hussain, L. Chyczewski. — 1998. — 31. № 3, — P. 251–258.

114. Howard M.D. In vitro effects of chlorpyrifos, parathion, methylparathion and their oxons on cardiac muscarinic receptor binding in neonatal and adult rats / M.D. Howard, C.N. Pope // Toxicology. — 2002, — 170, № 1–2. — P. 32–36.

115. Оксас A.E. Гемодинамические и электрофизиолопиеские изменения сердечно-сосудистой системы при острых отравлениях фосфорорганическими соединениями / А.Е. Оксас, В.М. Рыбалко // 2 Съезд токсикологов России, М., 10–23 нояб. 2003: Тезисы докладов. — С. 391–392.

116. Roldan-Tapia L. Secuelas neuropsicologicas de las intoxicaciones aguadas por pladuiciddas inhibidores de las colinesterasas / L. Roldan-Tapia, F. Sanchez // Rev. neurol. — 2004. — 38, № 6. — P. 591–597.

117. Delgado E. Central nervous system effects of acute organophosphate poisoning in a two — year follow — uP. / E. Delgado, R. MeConnell // Scand. J. Work. Environ. And Health. — 2004. — 30. № 5. — P. 362–370.

118. Harputluoglu M.M. Acute pancreatitis: An obscure complication of organophosphate intoxication / M.M. Harputluoglu // Hum. And Exp. Toxicol. — 2003. — 22, № 6. — P. 341–343.

119. Bailer D. Akute ischamische Kolitis nach Alkilphosphat — Vergiftung / D. Bailer, H. Huchzermeyer // Intensiv und Notfallbehandl. — 1995. — 20, № 2. — P. 74–77.

120. Димитраков Й. Полулунен гломерулонефрит след отравяне с паратион (В-58) / Й. Димитраков, А. Анани, Д. Николов // Нефрол., хемодиал. и транспл. — 2003. — 9, № 2–3. — С. 52–54.

121. Особенности пневмоний при острых экзогенных отравлениях / К.К. Ильяшенко, Е.А. Савина [и др.] // Пульмонология (М). — 1997. — №1. — С. 68–71.

122. Серединська Н.М. Токсикодинаміка антихолінестеразних речовин та роль холіненергічної системи в опосередкованій кардіотоксичної дії ФОС / Н.М. Серединська // Современные проблемы токсикологии, — 2010. — № 2–3. — С. 5–13.

123. Герунов Т.В. Иммунотоксичность пестицидов: роль в патологии животных и человека / Т.В. Герунов, Ю.В. Редьки //Успіхи соврем, биол. — 2011. — 131, № 5. — С. 474–482.

124. 3абродский П.Ф. Роль ангахолинэстеразного механизма в супрессии антителообразования при острой интоксикации фосфороорганическими соединениями / П.Ф. Забродский, В.Ф. Киричук, В.Г. Германчук // Бюл. эксперим. биол. и мед. — 2001. — 131, № 5. — С. 551–553.

125. Жминько П.Г. Роль иммунной системы в патогенезе отдаленной нейротоксичности некоторых фосфорорганических соединений / П.Г. Жминько // Соврем, проблемы токсикологии. — 1999. — № 4. — С. 18–25.

126. Latronico N. Critical illness polyneuropathy and miopathy: a major cause of muscle weakness and paralysis / N. Latronico, C.F. Bolton // The Lancet Neurology. — 2011. — 10. —P. 931–941.

127. Чепур C.B. Отдалённые органофосфатные нейропатии: патогенез и профилактика / С.В. Чепур. // Токсиколог, вестник. — 2010. — №3. — С. 42–43.

 

REFERENCES

1. Kagan Yu.S. Toksikologiya fosfororganicheskikh pesticidov / Yu.S. Kagan // — M.: «Medicina», 1977. — 295 s.

2. Kagan Yu.S. Blokatory kholinesterazy. / Yu.S. Kagan, N.V. Kokshareva, P.G. Zhmin’ko. — V kn.: Obschaya toksikologiya. [pod red. B.A. Kurlyands’kogo, V.A. Filova]. — M.: «Medicina», 2002. — S. 176–227

3. Casey P. Deaths from pesticide poisoning in England and Wes: 1945–1999. Hut Exper Toxicol. / P. Casey, J.A. We // Hum. Exper. Tocsicol. 1999; 13, P. 95–101

4. Ellenhom M.J. Diagnosis and Treatment of Human Poisoning / M.J. Ellenhom // Williams&Wilkins, Baltimore, 2003. — P. 681–737

5. Koelle G.B. Pharmacology and Toxicology of organophos-phates and carbonates. I n: Clinical and experimental toxicology of organophosphates and carbonates./ G.B. Koelle, B. Ballantyn, T. Marrs //Butterworth Heinmann. Oxford. 1992. — P. 33–40.

6. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. /L. KaralUedde, // Br. J. Anaesth. — 1989, — 63. — P. 736–750

7. Vucinic S. Acute organophosphate insecticide poisoning: Antidotes and intensive care management / S. Vucinic, D. Joksovic, V Todorovic // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — V. 41, № 4. — P. 444–445.

8. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // J. Int. Fed. Clin. Chem. — 1999. — № 11. — P. 1–9.

9. Senanayake N. Neurotoxic effects organophosphorous insecticides. / N. Senanayake, L. Karalliedde // N. Engl. J. Med. — 1987. — V. 316 — P. 761–763.

10. Leon-s-Fidas E. Neurological effects of organophosphorous pesticides / E. Leon-s-Fidas E. // BMJ. — 1996, — V. 313. — P. 690–698

11. Kwong T.C. Organophosphate pesticides: biochemistry and clinical toxicology / T.C. Kwong // Ther. Drug Monit. — 2002. — V. 24. — P. 144–149.

12. Luzhnikov E.A. Klinicheskaya toksikologiya. / E,A, Luzhnikov // M,: Medicina, 1994. — 256 s.

13. Tompson J.P. Suspected paediatric poisoning in the UK. / J.P. Thompson // Home accident surveillance system, 1982–1994. Hum Exper. Toxicol. — 1994. № 13. — P. 529–533.

14. Livanov G.A. Ostrye otravleniya FOS (patogenez, klinika, diagnostika, lechenie) / G.A. Livanov, M.L. Kalmanson, V.B. Prozorovskij //S-Pb: Izd. S-PbMAPO, 1996. — 19 s.

15. Wadia R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. Wadia // Indian J. Crit. Med. — 2003. — № 7. — P. 85–88.

16. Kundiev Yu.I. Professional’nye zabolevaniya rabotnikov sel’skogo khozyajstva / Yu.I. Kundiev, E.P. Krasnyuk, V.G. Bojko // K.: Zdorov’ya, 1989. — 271 s.

17. Balan G.M. Ostrye otravleniya pesticidami. / G.M. Balan, S.I. Ivanova, VA Babich // Mater, nauch. prakt. konf. «Aktual’ni problemy ekohihiyeny i toksykolohii», Kyiv, 28–29 travnya, 1998. — S. 32–38

18. Kharchenko O.A. Ostroe otravleniya pesticidami u r botnikov sel’skogo khazyajstva Ukrainy / O.A. Kharchenko, G.M. Balan, V.A. Babich, T.V. Mymrenko // Mater, mezhdun. konf. «Gigiena, organizaciya zdravookhraneniya i profpatologiya» — Novokuzneck, 23–24 maya 2012, Novokuzneck, 2012. — S. 182–184.

19. Ostroe gruppovoe otravlenie vinogradarej bakovoj smes’yu pesticidov / Balan G.M., Kharchenko O.A., Lepeshkin I.V. [i dr.] Mater. XV z’izdu hihiyenistiv Ukrainy 20–21 veresnya 2012r., — L’viv, 2012. — S. 408–409.

20. Corriols М. Incidence of acute pesticide poisoning in Nicaragua: Apublic health concern / M. Corriols, L. Marin, J. Berroteran // OccuP. and Environ. Med. — 2009. — 66, № 3. — P. 205–210.

21. Bento G. Intoxicacoes por agrotoxicos entre trabalhadores rurias de fruticultura / G. Bento, R.S. Muller // ReV. saude pablica — 2009. — 43. № 2. — P. 335–344.

22. Hazarika R. Health hazard due to exposure of pesticide // R. Hazarika, S. Das // J. Epidemiol, and Community Health. — 2011. — 65, 1. — P. 436–437.

23. Kegley S. Pesticide drift continues upabated / S. Kegley, M. Ruves, A. Katten // Glob. Pestic. Campaigner. — 2001. — 11. № 2. — P. 12–15.

24. Wadi a R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. V&dia // Indian J. Crit. Care Med. — 2003. — 7, — P. 85–87.

25. Wong A. Organophosphate poisoning in Brazil / A. Wong, J.G. Duarte // Hum. and Exp. Tocsicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 72–74.

26. De Schampheleire M. The risks of pesticide spray drift for human and environment and the possibilities to reduce pesticide / M. De Schampheleire, P. Spanoghe / Parasitica/ — 2006. — 62. № 1–2. — P. 9–19.

27. Caganova B. Acute pesticids poisoning in the years 1994–2002 reported do the toxicological information centre in Bratislava / B. Caganova, S. Plaskova, I. Batora // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2004. — 42. № 4. — P. 531–532.

28. Recena M. Acute poisoning with pesticides in the state of Mato Grosso do Sul, Brasil. / M. Recena, D.X. Pires // Sci. Total Environ. — 2006. — 357. № 1–3. — P. 88–95.

29. Mohebli G.H. Ingibition of Acetyl Cholinesterase Activity Farmers Exposed to Organophosphate pesticides in Bushehz, Iran / G.H. Mohebli, A. Jahangirl // American-Eurasian J. of Toxicol. Scienses. — 2011. — 3 (3). — P. 127–130.

30. Jalali N. Incidence of pesticides poisoning in Tehran Iran / N. Jalali, A. Pajoomand // Toxicol. Lett. — 2002. — 1. — P. 105–106.

31. Persson H. Pesticide poisoning in Sweden — actual situation and changes over a 10 year period / H. Persson, M. Palmborg, B. Irestedt // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 657–661.

32. Schmid T. Acute organophosphorus and carbonate insecticide poisoning in Switzerland / T. Schmid, M.E. Wilks // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — 41. № 4. — P. 525–527.

33. Brahams D.B. Organophosphates judget to cuuse injury in UK / D.B. Brahams // Lancet. — 1997. — 350, № 9080. — P. 1457–1459.

34. Ferlik-Gattner I. Acute severe cholinesterase inhibitors poisonings in the material of occupational diseases and toxicology ward in Poznann /I. Ferlik-Gattner, A. Kostzewa // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 756–758.

35. Acute pesticides poisoning in the Krakow Departament of Clinical Toxicology in 1986–1995 / А. Kamenszak, A. Rfmenczak, K. Jasinska-Kolowa, D. Targosz, B. Szkolnicka // Pzz. Lee. — 1997. — 54, № 10. — P. 671–676.

36. O’Malley M. Evaluation clinique de 1,exposition aux pesticides et intoxication / M. O’Malley. // Energ-sante. — 1997. — 8, № 3, P. 420–422

37. Jeyaratnam J. Ezhekvartal’nyj obzor mirov, san. stat. / J. Jeyaratnam Zheneva, 1993. — T. 43. — S. 107–111.

38. Golikov S.N. Kholinergicheskie mekhanizmy vysshej nervnoj deyatel’nosti / S.N. Golikov, A.T. Selivanova // V kn.: Dostizheniya sovremennoj farmakologii, [pod red. N.P. Bekhterevoj, S.N. Golikova] M.: Medicina, — 1976. — S. 195–199.

39. Prozorovskij V.B. Nekotorye teoreticheskie i klinicheskie problemy toksikologii fosfororganicheskikh insekticidov / V.B. Prozorovskij, G.A. Livanov // Toksikol. Vestnik, — 1997. —T. 3, — S. 2–11.

40. Prozorovskij V.B. Neantikholinesteraznye mekhanizmy dejstviya antikholinesteraznykh veschestv / V.B. Prozorovskij, N.V. Savatlev // M., Medicina, 1976. — 160 s.

41. Morgan D.R. Recognition and management of pesticide poisoning. / D.R. Morgan // Washington, DC: US Environmental Protection Agency EPA — 540/9-88-001, — 1998.

42. KaralUedde L. Acute organophosphorus insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // Hum. Toxicol. — 1988. — № 7, — P. 363–369.

43. Lotti M. Organophosphate polyneuropathy: pathogenesis and prevention / M. Lotti, C.E. Becker, M.Y. Aminoff // Neurology. — 1984. — № 34. — P. 658–660.

44. Hayes M.J. Pesticides studied in man. / M.J. Hayes //— Baltimor; London: Williams and Wilkins, 1982. — 672 p.

45. Zilker T. Organophosphate poisoning in Germany / T. Zilker // Hum. and Exp. Toxicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 73–75.

46. Sosyukin A.E. K patogenezu otdalennykh nejropatij, inducirovannykh khlorofosom / A.E. Sosyukin, V.B. Vasilyuk, M.A. Yudin // Vesta. Ros. voen. — med. akad. — 2005. — № 1. — S. 259–260.

47. Wu Q. Involvement of the GABergic system in dimethoate-inducent intoxication / Q. Wu, T. Wkn, X. Chang // J. Health Sci. — 2007. — 53. № 5. — P. 527–533.

48. Duysen E. Evidence for nonacetylcholinesterase targets of organophosphorus nerve agent: supersehsitivity of acetylcholinesterase knockout mouse to VX lethality / E. Duysen, B.Li. // J. Pharmacol, and Exp. Ther. — 2001. — 299, № 2. — P. 528–535

49. O’Neil J.J. Non-cholinesterase effects of anticholinesterases / J.J. O’Neil // Prog. Mol. And Subcell. Biol., — 1983, — V. 8, — P. 122–143.

50. Korzhev A.A. O mekhanizmakh povrezhdayuschego dejstviya gipoksii na dykhatel’nuyu cep’ i sposoby ee farmakologicheskoj korrekcii / A.A. Korzhev, I.A. Komissarova // Eksp. i klinich. farmakol. — 1994. — t. 57, № 1. — C. 45–47.

51. Tjerk J.H. Block of neurchal nicotine acetylcholine receptors by organophosphate insecticides / J.H. Tjerk, J.G. Chantal // Toxicol. Sci. — 2004. — 82, № 2. — P. 545–554

52. Petrov A.H. Patogeneticheskie mekhanizmy formirovaniya gipoksii pri ostrykh tyazhelykh otravleniyakh nejrotropnymi yadami / A.N. Petrov, V.I. Sanockij // 1-j s’ezd toksikologov Rossii. Moskva, 17–20 noyab. 1998: Tez. dokl. — M. 1999. — S. 199–200.

53. Biokhimicheskie markery intoksikacii fosfororganicheskimi otravlyayuschimi veschestvami / V.I. Shmurak, I.D. Kurdyukov, A.D. Nadeev [i dr] // Toksikol. Vestnik, — 2012. — № 4, — S. 30–34.

54. Li Н. Cytotoxicity of the organophosphorus insecticide methylparathion FG-9307, the gillcell line of flounder / H. Li, S. Zhang // Cell. Biol, and Toxicol. — 2002. — 18, № 4. — P. 235–241.

55. Guizzetli M. Effect of organophosphorus insecticides and their metabolites on astroglial cell proliferation / M. Guizzetli, S. Pathak, G. Giordano // Toxicology. — 2005. — 215, № 3. — P. 182–190.

56. Senanayake N.E. Electrophysiological correlates of respiratory failure in acute organophosphate poisoning: Evidence for differential roles of muscarinic and nicotinic stimulation / N. E. Senanayake, P. Jayawardane // Clin. Toxicol. (Phila). — 2012. — 50 (4). — P. 250–253.

57. Gaspari R.J. Respiratory failure inducend by acute organophosphate poisoning in rats: effects of vagotomy / R.J. Gaspari, D. Paydarfar // Neurotoxicology. — 2009. — 30. (2) — P. 298–304.

58. Abraham S.O. QTc prolongation and cardiac lesions following acute organophosphate poisoning. / S.O. Abraham, R. Sahar, T. Kadar // Proc West Pharmacol. Soc. 2001. — V. 44 — P. 185–186.

59. Sencov V.G. Narusheniya sokratitel’noj sposobnosti miokarda pod vozdejstviem khlorofosa v eksperimente / V.G. Sencov, O.V. Novikova, G.I. Moshanov // 1-j s’ezd toksikologov Rossii, Moskva, 17–20 noyabrya, 1998: Tez. dokl. — M., 1999. — S. 211–212.

60. Zimmer L.A. Soman — inducent slizures rapidly actuvate astrocytes and microglia in discrete brain regions / L.A. Zimmer, M. Ennis // BehaV. Neurosci. — 1996. — 110, № 5. — P. 482–492.

61. Ruzhinskaya N.N. The effect of malathion on ultrastructure of synapses and M-choline receptors in the brain. / N.N. Ruzhinskaya, S.B. Jones // Матер, научн. практ. Конф, Петрозаводск, 6–10 сент. 1999. Петрозаводск, 1999. — С. 178–180.

62. Lessenger J.E. The patophysiology of acetylcholinesterase inhibiting pesticides / J.E. Lessenger, B.E. Resse // Agromed. — 2000, — 7, № 2. — P. 5–19.

63. Ban T. Fudan xuebao. Yixue ban. / T. Ban, Q. Wu // Fudan UniV. J. Med. Sci. — 2007. — 34, № 1. — P. 12–16.

64. Casida J. E. Organophosphate toxicology: Safety aspects of nonacetylcholintsterase secondary targets / J.E. Casida, G.B. Quistad // Chem. Res. Toxicol. — 2004. — 17, № 8. — P. 983.

65. Ranjbar A. The study of organophosphorus insecticides in oxidative stress and its relation to acetylcholine esterase / A. Ranjbar, P. Pasalar // Toxicol. Lett. — 2001. — 123, P. 69–71.

66. Altuntas I. The effects of organophosphorus insecticide methi-dathion on lipid peroxidation and anti-oxidant enzymes in rat erythrocytes: Role of vitamins E and С / I. Altuntas, N. Delibas, R. Sutcu // Hum. and Exp. Toxicol. — 2002. — 21. № 12. — P. 681–685.

67. Chen Y. Xiamen daxue xuebao. Ziran kexue ban. / Y. Chen, T. Feng, X. Guo // J. Xiamen. UniV. Natur. Sci. — 2004, — 43, № 6. — P. 828–832.

68. Popova T.A. Vliyanie insekticidov karate i khlorofosa na razvitie okislitel’nogo stressa v mitokhondriyakh pecheni i mozga krys. /T.A. Popova // Povolzh. ekol. vestn. — 2000, — № 7. — C. 205–208.

69. Guttiezzez А.М. The effect of lindane on the lipid peroxidation of microsomes and mitochondria isolated from liver and heart of Columba livia / A.M. Guttiezzez, J. Redoredo // Pestic. Biochem. and Phisiol. — 2000. —

68. № 2. — P. 119–126.

70. Shah M. Diazinon — induced oxidative stress and renal dysfunction in rats / M. Shah, M. Igbal // Food and Chem. Toxicol. — 2010. — 48. № 12. — P. 3345–3353

71. Zacepin E.P. Vliyanie atioksidantov na membranotoksicheskie effekty antikholinesteraznykh sredstv / E.P. Zacepin, N.N. Churaev, T.A. Uspenskaya //Byull. eksper. biol. i med. — 1990. — T. 110, №12. — S. 623–624.

72. Ргаll Y.G. Acetylcholinesterase: an enzymatic marker of human red blood cell aging / Y.G. Prall, K.K. Gambhir, F.R. Ampy. // Life Sci, — 1998. — V. — 63. № 3. — P. 177–184.

73. Wbrek F. Diagnostic aspects of organophosphate poisoning. / F. Wbrek, M. Roller // Toxicology. — 2005. — V. 214. — P. 182–189.

74. Sedlacek M. Bytyrylcholinesterase, paraoxonase, and albumin esterase, but not carboxylenesterase, are present in human plasma / M. Sedlacek, I. Manoharan // Biochem. Pharmacol. — 2005, — V. 70. № 11. — P. 1673–1684.

75. Vansen K.L. Paraoxonase 1 (PON1) modulates the toxicity of mixed organophosphorus compounds / K.L. Vansen, T.B. Cole, S.S. Park // Toxicol. Appl. Pharmacol. — 2009. — V. 236. № 2. — P. 142–153.

76. Babakov B.H. Novye markery intoksikacii fosfororganicheskimi soedineniyami v peptidnoj frakcii plazmy krovi krys. / V.N. Babakov, E.P. Podol’skaya, N.V. Goncharov // Toksikol. vestnik, — 2010. — № 2. — S. 30–35.

77. Zurabashvili Z. Morfological indices of toxic action of insecticides / Z. Zurabashvili, G. Esartia / Bui. Georg. Acad. Sci. — 2005. — 172. № 1. — P. 144–146.

78. Prozorovskij V.B. Distantnoe dejstvie v patogeneze otravlenij fosfororganicheskimi soedineniyami / V.B. Prozorovskij, V.G. Skopichev // Obzr. po klin, farmak. i lekarstv, terapii. — 2004. — 3. № 3. — S. 56–67.

79. Akimov G.A. Izmeneniya nervnoj sistemy pri ostroj intoksikacii karbofosom / G.A. Akimov, I.P. Kolesnichenko, N.V. Vladeeva // Sov. Medicina, — 1987. — №9. — S. 21–25.

80. Khurana D. Organophosphorus intoxication. / D. Khurana, S. Prabhakar. // Arch. Neurol. — 2000. — 57. — P. 600–602.

81. Senanayare N. Neurotoxic effects of organophosphorus insecticide — an intermediate syndrome. / N. Senanayare, L. Karalliedde. // N. Engl. J. Med. — 1987. — 316. — P. 761–763.

82. Saadeh A. Clinical and sociodemographic features of acute carbonate and organophosphate poisoning. / A. Saadeh, M.K. Al-Ali // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 1996. — 34. № 1. — P. 45–51.

83. Szymanowicz A. Acute intoxication an mevinphos / A. Szymanowicz, M.J. Carton, J.M. Gaulier // Spectra boil. — 2008. — 27, № 166. — P. 22–25

84. Driesschaert A. Eln bijna fatale organofosfaatintoxicate / A. Driesschaert, P. Martens // Tijdschr. Genesk. — 1997. — 53. № 19. — P. 1313–1317.

85. Reiner E. Toxicity and detoxication of organophosphates / E. Reiner, S. Radi, V. Simeon-Rudolf // Arch. Hig. Rada Toksicol. — 2007. — 58. — P. 329–338.

86. Baygar J. Organophosphates /nerve agent poisoning: mechanism of action, diagnosis, prophilaxis and treatment. / J. Baygar // Adv Clin Chem — 2004. — 38. — P. 151–216.

87. Gupta R.C Toxicology of Organophosphate and Carbonate Pesticides / R.C. Gupta. // Burlington: Elsevier Academic Press; 2006.

88. Liu H. Zhonghua fangshexue zazhi / H. Lin, C. Wing // Chin. J. Radiol. — 2005. — 39, № 6. — P. 599–603.

89. Jelic D. CT finding in diffuse encephalomalation after intoxication / D. JeUc, N. Rezic // Toxicol. Lett. — 2002. — 135. — P. 20–22.

90. Teke E. Organophosphate poisonins case with atypical clinical survey and magnetic resonance imading finding / E. Take. // J. Neurol Neurosurg Psychiatry // 2004. — 75. — P. 936–939

91. Lin C.L. Most common intoxication in nephrology ward organophosphate poisoning / C.L. Lin, C.T. Yang, K.Y. Pan // Renal Failure. — 2004. — 26. № 4. — P. 349–354.

92. Akimov G.A. Izmeneniya nervnoj sistemy pri ostroj intoksikacii karbofosom / G.A. Akimov, I.P. Kolesnichenko, N.V. Vladeeva // Sov. med. — 1987. — № 9. — S. 21–24.

93. Wadia R.S. Neurological manifestations of organophosphorous insecticide poisoning / R.S. Wadia, C. Sadagopan // J. Neurol Neurosung Psychiatry, — 1974; 37, — P. 841–847.

94. Singh S. Neurological syndromes following organophosphate poisoning. / S. Singh, N. Sharma // Neurol India, — 48. — P. — 308. — 3/5.

95. De Bleecker J. L. The intermediate syndrome in organophosphate poisoning: Experimental and clinical observations. / J.L. De Bleecker // Ann. Emergency Med. — 1995. — 26, № 6. — P. 720–721.

96. Kolesnichenko I.P. Kliniko-morfologicheskie i gistokhimicheskie izmeneniya nervno-myshechnogo aparata pri ostrom otravlenii karbofosom. / I.P. Kolisnichenko, B.M. Buchko, N.V. Vladeeva // Zh. nevropatol. i psikhiatrii, 1988. — № 7, — S. 76–80.

97. Wijeratne Т. Neurological effects of organophosphorus insecticide poisoning / T. Wijeratne // J. Clin. Neurosci. — 2005. — 12. № 3, — P. 337–339

98. Nand N. Organophosphate induced Delayed Neuropathy / N. Nand, H.K. Aggarwal // JAPI. — 2007, — 55, № 1. — P. 72–75.

99. Wadia R.S. Delayed neurotocicity after an episode of poisoning with dichlorovos / R.S. Wfodia, S.N. Shinde // Neurology India. — 1985. — 33. — P. 247–253.

100. Kokshareva N.V. Razvitie issledovanij po nejrotoksikologii / N.V. Kokshareva // Sovremennye problemy toksikologii. — 1999. — № 4. — S. 13–18.

101. Vasconcellos L.F.R. Organophosphate — induced delayed neuropathy / L.F.R. Vasconcellos, A.C. Leite // Arg Neuropsichiatr. — 2002. — 60(4) — P. 1003–1021.

102. Fisher J.R. Guillain-Barru syndrome following organophosphate poisoning / J.R. Fisher // JAMA. — 1977. — 238. — P. 1950–1951.

103. Bekarovski N. Parkinsonism after organophosphate poisoning / N. Bekarovski, S. Radulovic // J. Neurol. Sci. — 2001. — 187. — P. 101–102.

104. Test-sistema dlya rannej diagnostiki otravlenij nejrotoksichnosti / S.I. Dvoreckaya, E.I. Malochkina, N.V. Obrazcov [i dr.] // Mediko-biologicheskie problemy protivoluchevoj i protivokhimicheskoj zaschity: Sb. materialov Rossijskoj nauchn. konf. SP-b, 20–21 maya, 2004. — SP-b. 2004. — S. 183–185.

105. Sedwick E.M. Pathophysiology of the intermediate syndrome of organophosphorus poisoning. / E.M. Sedwick, N. Senanayake // J. Neurol. Neurosurg Psychiatry. — 1997. — 62. — P. 201–202.

106. Glynn P.A. Mechanism for organophosphate — induced dehayed neuropathy. / P. Glynn. // Toxicol. Lett. — 2006. — 162. № 1. — P. 94–98.

107. Moretto A. Peripheral nerve esterases and the promotion of organophosphate — induced neuropathy in hens. / A. Moretto, A. Nicolly, M. Lotti // Chem. — Biol. Interact. — 2005. — 157. — P. 285–291.

108. Ashauer R. Toxicokinetic and toxicodynamic modeling explains carry — over toxicity from exposure to diazinon by slow organism recovery. / R. Ashauer, A. Hintermaister // Environ. Sci. and Technol. — 2010. — 44. № 10, — P. 3963–3971.

109. Sanjeev C. Possible role of enhanced microtubule phosphorylation in dichlorvos induced delayed neurotoxicity / С. Sanjieev, Y. Kusum, G. Dip // Brain Res. — 2001. — 897. № 1–2. — P. 60–70.

110. Shul’ga V.Ya. Klinika i patogenez otravlenij nejroendokrinnoj toksichnosti FOS / V.Ya. Shul’ga. // 1-j s’ezd toksikologov Rossii, M., 17–20 noyab. 1998: Tez. Dokl. — M. — 1999. — S. 231–232.

111. Jin К. Zhongguo yike daxre xuebao. / К. Jin., Q. Zhu // J. China Med. UniV. — 2007. — 36, № 4. — P. 460–462.

112. Lukaszewicz-Hussain A. Toksycznosc pestycydow phosforoorganicznych — wplyw na watrole / A. Lukaszewicz-Hussain // Bromatol. Chem.. toxykol. — 2004. — 37. № 1. — P. 85–90.

113. Lukaszewicz-Hussain A. Stezenie mleczanow і glucozy w surowicy krowi oraz glikogenu w watrobie w zatruciu ostrum chlorfenwinfosem / A. Lukaszewicz-Hussain, L. Chyczewski. — 1998. — 31. № 3, — P. 251–258.

114. Howard M.D. In vitro effects of chlorpyrifos, parathion, methylparathion and their oxons on cardiac muscarinic receptor binding in neonatal and adult rats / M.D. Howard, C.N. Pope // Toxicology. — 2002, — 170, № 1–2. — P. 32–36.

115. Oksas A.E. Gemodinamicheskie i elektrofiziolopieskie izmeneniya serdechno-sosudistoj sistemy pri ostrykh otravleniyakh fosfororganicheskimi soedineniyami / A.E. Oksas, V.M. Rybalko // 2 S’ezd toksikologov Rossii, M., 10–23 noyab. 2003: Tezisy dokladov. — S. 391–392.

116. Roldan-Tapia L. Secuelas neuropsicologicas de las intoxicaciones aguadas por pladuiciddas inhibidores de las colinesterasas / L. Roldan-Tapia, F. Sanchez // Rev. neurol. — 2004. — 38, № 6. — P. 591–597.

117. Delgado E. Central nervous system effects of acute organophosphate poisoning in a two — year follow — uP. / E. Delgado, R. MeConnell // Scand. J. Work. Environ. And Health. — 2004. — 30. № 5. — P. 362–370.

118. Harputluoglu M.M. Acute pancreatitis: An obscure complication of organophosphate intoxication / M.M. Harputluoglu // Hum. And Exp. Toxicol. — 2003. — 22, № 6. — P. 341–343.

119. Bailer D. Akute ischamische Kolitis nach Alkilphosphat — Vergiftung / D. Bailer, H. Huchzermeyer // Intensiv und Notfallbehandl. — 1995. — 20, № 2. — P. 74–77.

120. Dimitrakov J. Polulunen glomerulonefrit sled otravyane s paration (V-58) / J. Dimitrakov, A. Anani, D. Nikolov // Nefrol., khemodial. i transpl. — 2003. — 9, № 2–3. — S. 52–54.

121. Osobennosti pnevmonij pri ostrykh ekzogennykh otravleniyakh / K.K. Il’yashenko, E.A. Savina [i dr.] // Pul’monologiya (M). — 1997. — №1. — S. 68–71.

122. Seredyns’ka N.M. Toksykodynamika antykholinesteraznykh rechovyn ta rol’ kholinenerhichnoi systemy v oposeredkovanij kardiotoksychnoi dii FOS / N.M. Seredyns’ka // Sovremennye problemy toksikologii, — 2010. — № 2–3. — S. 5–13.

123. Gerunov T.V. Immunotoksichnost’ pesticidov: rol’ v patologii zhivotnykh i cheloveka / T.V. Gerunov, Yu.V. Red’ki //Uspikhy sovrem, byol. — 2011. — 131, № 5. — S. 474–482.

124. 3abrodskij P.F. Rol’ angakholinesteraznogo mekhanizma v supressii antiteloobrazovaniya pri ostroj intoksikacii fosforoorganicheskimi soedineniyami / P.F. Zabrodskij, V.F. Kirichuk, V.G. Germanchuk // Byul. eksperim. biol. i med. — 2001. — 131, № 5. — S. 551–553.

125. Zhmin’ko P.G. Rol’ immunnoj sistemy v patogeneze otdalennoj nejrotoksichnosti nekotorykh fosfororganicheskikh soedinenij / P.G. Zhmin’ko // Sovrem, problemy toksikologii. — 1999. — № 4. — S. 18–25.

126. Latronico N. Critical illness polyneuropathy and miopathy: a major cause of muscle weakness and paralysis / N. Latronico, C.F. Bolton // The Lancet Neurology. — 2011. — 10. —P. 931–941.

127. Chepur C.B. Otdalennye organofosfatnye nejropatii: patogenez i profilaktika / S.V. Chepur. // Toksikolog. vestnik. — 2010. — №3. — S. 42–43.

Надійшла до редакції 14.01.2013 р.

Отравления фосфорорганическими соединениями / Внутренние не заразные болезни собак и кошек / Московский Ветеринарный WEB-Центр




К группе фосфорорганических

соединений (ФОС) относятся вещества, большинство которых по химическому составу

является производными ортофосфорной кислоты. Они обладают высокой физиологической

активностью. Наиболее распространенными представителями этой группы являются ацетофос, метилацетофос, тиофос, метафос, октаметил.

Патогенез. Органические

соединения фосфора в основе токсического действия на организм имеют общие для

всех веществ этой группы признаки: угнетение активности фермента холинэстеразы,

изменение процессов окислительных реакций и фосфорилирования в органах и тканях

животного. В результате блокирования холинэстеразы образуется относительный

избыток ацетилхолина, который обусловливает активацию парасимпатической нервной

системы, сходную с действием карбохолина, пилокарпина и других веществ холиномиметической

группы. Все это вызывает обильную секрецию желез, усиление перистальтики, угнетение

работы сердца.

Симптомы. У отравленных

собак и кошек отмечают слюнотечение, рвоту, понос, уменьшение числа сердечных

сокращений (пульса), затрудненное дыхание брюшного типа, сужение зрачков. Животное

погибает от паралича дыхательного центра, причем нередко отмечаются мышечные

подергивания, судороги различной степени.

Лечение. Специфическим

противоядием при отравлениях ФОС является сульфат атропина в дозах 0, 002-0,03

г подкожно. Другой антидот — фосфолитин. Применяют его отдельно или в смеси

с препаратом ТМБ-4. Препарат вводят внутримышечно. Дозы взрослым собакам и кошкам:

водной смеси фосфолитина 0, 3 мл, смеси фосфолитина с ТМБ-4 — 0, 5 мл; дозы

щенкам и котятам соответственно 0,06 и 0,1 мл.

Михайлов Л.С., Колесниченко И.С. получили высокие результаты в лечении отравленных

животных ФОС, применяя антидоты АЛ-85, будаксим и П-10М. Внутрилегочное введение

АЛ-85 и будаксима в отсроченные периоды интоксикации гораздо эффективнее внутри-мышечного.

При инъекции антидота в легкие он практически мгновенно и массированно поступает

в кровь, что способствует более быстрому по сравнению с внутримышечной инъекцией

восстановлению функций дыхательной, сердечно-сосудистой систем и гемодинамики

до момента наступления у отравленных животных паралича сосудодвигательного

и дыхательного центров.

При сердечно-сосудистых нарушениях применяют коразол подкожно или внутривенно

в дозах 0,02-0,05 г.

Выздоравливающим животным предоставляют покой в теплом, хорошо вентилируемом

помещении и легкоперевариваемый корм, обогащенный витаминами.

омские врачи сразу определили у Навального симптомы отравления

https://www.znak.com/2020-09-09/meduza_omskie_vrachi_srazu_opredelili_u_navalnogo_simptomy_otravleniya

2020.09.09

Омские врачи сразу же определили у оппозиционного политика Алексея Навального, которого сейчас лечат в берлинской клинике «Шарите», «четкую картину отравления фосфорорганическим соединением» (ФОС), пишет «Медуза» со ссылкой на два источника, участвовавших в консилиумах врачей в Омске.  

Kay Nietfeld / dpa / Global Look Press

По словам источников издания, у Навального были и характерные, и нехарактерные признаки отравления ФОС. Из типичных симптомов у политика были зафиксированы суженные зрачки, повышенное слюноотделение, потливость и гипертонус мышц. При этом у него отсутствовали бронхоспазмы и бронхореи легких, а в реанимации у Навального не было рвоты и диареи. Врачи также отметили нетипичный для отравления ФОС кетоацидоз — состояние, характерное для дефицита инсулина, при котором в теле скапливаются кетоновые тела. 

Источник, знакомый с результатами обследования Навального, говорит, что из-за явных признаков отравления ФОС омские врачи ввели Навальному антидот при отравлении фосфорорганикой — атропин. По мнению источника, это могло снять проблемы с легкими и желудочно-кишечным трактом. Курс атропина продолжили в реанимации, но после нескольких доз его отменили из-за развившейся у политика сильной тахикардии.  

Эксперты по химоружию, к которым обратилась «Медуза», рассказали, что отравление агентами из группы «Новичок» может иметь смазанную клиническую картину.

Алексей Навальный был госпитализирован в Омске 20 августа после экстренной посадки пассажирского самолета, направлявшегося из Томска в Москву. В полете Навальному стало плохо, с летного поля его эвакуировал экипаж реанимобиля. С этого момента политик находился в состоянии комы. Спустя два дня, 22 августа, Навального доставили в Берлин и поместили в клинику «Шарите», специалисты которой 24 августа сообщили об обнаружении в организме пациента признаков отравления. 

2 сентября правительство ФРГ в лице канцлера Ангелы Меркель выступило с утверждением, что токсикологи вооруженных сил страны, основываясь на результатах исследования анализов Навального, пришли к выводу, что политик подвергся воздействию отравляющего вещества из группы «Новичок». Берлин призвал Россию прояснить обстоятельства инцидента. В Москве ответили, что также заинтересованы в расследовании произошедшего с Навальным, но ждут от германской стороны доказательства версии об отравлении.

7 сентября клиника «Шарите» заявила, что состояние Навального улучшилось. Медики вывели пациента из медикаментозной комы. Как говорится в сообщении немецких врачей, Навального также отключили от аппарата ИВЛ, он самостоятельно дышит и уже реагирует на слова окружающих. Однако, как говорят врачи, пока все еще «слишком рано оценивать потенциальные долгосрочные последствия его тяжелого отравления».  

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Что известно об отравляющем веществе ″Новичок″ | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) в среду, 2 сентября, официально объявила результаты токсикологического анализа проб, взятых у находящегося в берлинской клинике «Шарите» российского политика Алексея Навального. Россиянин «стал жертвой покушения с использованием боевого химического нервно-паралитического вещества семейства «Новичок», — заявила канцлер, добавив, что «наличие этого яда в анализах не подлежит сомнению».

В марте 2018 года в Великобритании с помощью «Новичка» было совершено покушение на бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь Юлию. Это вызвало дипломатический скандал, так как Лондон обвинил в организации покушения российские власти. Несколько позже от того же яда в результате трагической случайности погибла британка Дон Стерджес.

DW — о самом важном, что нужно знать об отравляющем веществе «Новичок».

Кто изобрел «Новичок»?

«Новичок» — это группа фосфорорганических отравляющих веществ нервно-паралитического действия. Советский Союз вел его разработки в 1970-е и 1980-е годы в рамках программы по созданию химического оружия, которая получила название «Фолиант». Вся информация об этом яде, имеющаяся в открытом доступе, была обнародована российским химиком Вилом Мирзаяновым. Он 26 лет проработал в Государственном союзном НИИ органической химии и технологии (ГСНИИОХТ), где велись разработки отравляющих веществ группы «Новичок». 

Разработчик «Новичка» Вил Мирзаянов у себя дома в Принстоне

В 1992 году ученый вместе с ведущим научным сотрудником Института геохимии и аналитической химии (ГЕОХИ) РАН Львом Федоровым опубликовал статью в газете «Московские новости», в которой рассказал, что Россия на основе «Новичка» разработала новое поколение бинарного оружия и собирается скрывать его от мировой общественности. По словамВила Мирзаянова, он не мог смириться с таким «обманом», особенно учитывая, что Москва тогда готовилась подписать международную Конвенцию о запрете химического оружия.

После публикации статьи Мирзаянова арестовали и обвинили в разглашении государственной тайны. К тому моменту его уже уволили из ГСНИИОХТ. Впоследствии дело ученого было закрыто, поскольку в его действиях не нашли состава преступления, а сам Мирзаянов эмигрировал в США. В интервью агентству Reuters он рассказал, что в России была произведена не одна тонна веществ группы «Новичок». «Никто во всем мире не знал об этом», — добавил ученый. 

Чем опасно отравляющее вещество «Новичок»?

К группе «Новичок» принадлежит более сотни различных по структуре отравляющих веществ. Самыми опасными из них считаются «Новичок-5» и «Новичок-7». Они в восемь раз превосходят по токсичности газ VX — самое ядовитое из всех искусственно синтезированных человеком веществ.

О химическом составе «Новичка» известно не так много. Синтезировать его можно путем смешения двух нетоксичных компонентов. По словам Мирзаянова, это позволяло советским ученым изготавливать составные части ядовитого вещества под прикрытием производства сельскохозяйственных химикатов. Ученый предположил, что яд для покушения на Скрипаля был произведен в России в виде двух безвредных компонентов, которые уже в Великобритании были соединены в крошечном распылителе с аэрозолем.

Мишель Карлин

Мирзаянов, который по собственному признанию много лет тестировал и улучшал «Новичок», как никто другой знает, какое воздействие этот яд оказывает на организм человека. По его словам, он «по меньшей мере в десять раз мощнее любого нервно-паралитического вещества». Десять граммов этого яда — эта уже большая концентрация, объяснил ученый: «В летнее время всего двух граммов было бы достаточно, чтобы убить 500 человек». 

«Новичок» поражает нервную систему, в результате чего жертва отравления не может дышать и испытывает очень сильные боли. «Это пытка. Это абсолютно неизлечимо», — рассказал Мирзаянов Reuters. У отравленных этим веществом нет никаких шансов на выздоровление. Даже если Сергей и Юлия Скрипаль выживут, они останутся инвалидами, отметил химик в интервью The Telegraph. Так ли это на самом деле — неизвестно. Сергей Скрипаль и его дочь Юлия — в мае и апреле соответственно — были выписаны из больницы, однако продолжают проходить лечение. Их местонахождение держится в секрете.

Как действует отравляющее вещество?

Британская сторона не уточняет, каким именно химическим веществом из группы «Новичок» отравили Скрипаля и его дочь. Однако, по словам Мишель Карлин, токсиколога из Нортумбрийского университета в Ньюкасле, эффект от этого яда похож на действие других нервно-паралитических веществ. Попадая в организм, отравляющий агент химически связывает белок, регулирующий передачу нервного импульса. Это приводит к тому, что к тканям организма, органам и мышцам начинают бесконтрольно поступать нервные сигналы. В результате происходит перевозбуждение сердечных, дыхательных и других мышц.

К признакам отравления нервно-паралитическим веществом относятся избыточное слюноотделение и проблемы с дыханием, поскольку человек больше не может контролировать свои мышцы, объяснила Карлин в интервью DW. «Это может привести к параличу, конвульсиям и в конечном итоге смерти, если речь идет об очень большой дозе или длительном воздействии отравляющего вещества», — добавила она.

Поскольку отравляющие вещества группы «Новичок» гораздо токсичнее других подобных веществ, они действуют намного быстрее, отметила Карлин. При этом попадание в организм даже очень малой дозы яда может нанести очень серьезный вред.

Есть ли противоядие?

Отравление веществом типа «Новичок» лечат введением пациенту двух препаратов. Антидот фосфорорганических соединений пралидоксим запускает в организме синтез фермента, который блокируется отравляющим веществом. Это позволяет предотвратить бесконтрольное поступление нервных импульсов к органам и мышцам.  

Кроме того, врачи вводят пациенту атропин. «Это вещество также используют в случаях отравления другими фосфорорганическими соединениями, такими, как средства против насекомых или пестициды», — рассказала Карлин. Она также отметила, что, попадая в окружающую среду, ядовитые вещества группы «Новичок» представляют опасность только некоторое время. В контакте с влагой нервно-паралитический агент распадается, поэтому его можно смыть водой.

Однако любой потенциальный контакт с ядом группы «Новичок» опасен, поэтому те, кто использовал его для покушения на Скрипаля, тоже подвергались большому риску, отметила токсиколог. «Если нервно-паралитический агент состоит из двух нетоксичных компонентов, с ним, очевидно, легче обращаться, — объяснила эксперт. — Но как только компоненты смешиваются, могут возникнуть проблемы».

«Новичок» производят только в России?

9 июня 2018 года, после смерти Дон Стерджес, глава британского Минобороны заявил: «Простая истина в том, что Россия совершила атаку на британской территории, что привело к гибели британской подданной».

В случае с отравлением Скрипалей тогдашний премьер Соединенного Королевства Тереза Мэй также неоднократно утверждала, что за покушением на бывшего полковника ГРУ и экс-агента британской МИ-6 Сергея Скрипаля «с высокой вероятностью» стоит Россия. По оценке британских властей, только в России производят нервно-паралитическое вещество «Новичок», которым были отравлены бывший разведчик и его дочь.

О том же самом заявлял и его разработчик, Вил Мирзаянов. В интервью британской газете The Telegraph он рассказал, что создать «Новичок» могла только Россия, которая никогда бы не выдала его формулу. В советское время даже сам факт разработки этого отравляющего вещества держался в секрете, отметил Мирзаянов. Поэтому, предположил ученый, если Скрипаля отравили «Новичком», то либо за этой атакой действительно стоят российские власти, либо Россия утратила контроль над ядом, который мог попасть в чужие руки. В РФ отвергают причастность к отравлению Скрипалей.

Смотрите также:

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Место происшествия

    В британском городке Солсбери неподалеку от Лондона 4 марта были обнаружены без сознания пожилой мужчина и женщина с признаками сильного отравления.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Бывший двойной агент и его дочь

    Как выяснилось, жертвами отравления стали бывший двойной агент, экс-полковник ГРУ Сергей Скрипаль, живущий в Великобритании, и его дочь Юлия.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Юлия Скрипаль вышла из комы

    Сразу после того, как 4 марта Сергей и Юлия Скрипаль были обнаружены в бессознательном состоянии, их доставили в больницу города Солсбери. Там они до сих пор и находятся. Юлия, по сообщениям СМИ, пришла в себя и начала говорить и самостоятельно принимать пищу. По словам директора больницы, отец Юлии «остается в критическом, но стабильном состоянии после контакта с нервно-паралитическим веществом».

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Обмен и британское гражданство

    В 2006 году отставной сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль был осужден в России за шпионаж в пользу британской разведки и приговорен к 13 годам лишения свободы. В июле 2010 году в рамках крупномасштабного обмена шпионами между США и Россией Скрипаль был помилован президентом России, перебрался в Лондон и получил британское гражданство и пенсию.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Здесь нашли жертв отравления

    Лавка, на которой обнаружили Скрипаля и его дочь в бессознательном состоянии, накрыта палаткой. Сержанта криминальной полиции Ника Бейли, первым оказавшегося рядом с жертвами, после интенсивной терапии выписали из больницы 22 марта.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Полицейские в защитных костюмах

    Поскольку поначалу не было известно, чем именно отравились Сергей Скрипаль и его дочь, полиция изучала место их обнаружения в защитных костюмах и противогазах.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Британские военные в Солсбери

    После того, как пострадавших доставили в клинику, власти вызвали военных, которые эвакуировали несколько автомобилей из-за опасений, что на них попало ядовитое вещество.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Отец и дочь обедали в пиццерии Zizzi

    В центре инцидента невольно оказались два заведения — пиццерия Zizzi, в которой отец и дочь обедали перед тем, как были найдены в парке, и расположенный неподалеку на берегу реки паб The Mill. Оба заведения закрыты. В них полиция проводит следственные мероприятия.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Тереза Мэй обвинила Россию

    Британские власти утверждают, что Скрипаль и его дочь были отравлены нервно-паралитическим веществом. По словам премьер-министра Терезы Мэй, Россия ответственна за это. 14 марта в парламенте она объявила о высылке из страны 23 российских дипломатов. 17 марта МИД РФ заявил об ответных мерах — высылке 23 дипломатов из посольства Великобритании в Москве и закрытии Британского совета в России.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Совет Безопасности ООН обсудил отравление Скрипаля

    По требованию Лондона 14 марта отравление бывшего двойного агента обсудил Совет Безопасности ООН. Великобритания и США обвинили Россию в атаке на двух человек с использованием нервно-паралитического вещества и в нарушении Конвенции о запрещении химического оружия. Москва все обвинения решительно отвергла.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Взаимные высылки диломатов

    26 марта администрация президента США Трампа объявила о решении выслать из страны в связи с делом Скрипаля 60 российских дипломатов. О высылке дипломатов из РФ заявили также еще 27 стран. 29 марта министр иностранных дел России Сергей Лавров сообщил о принятии зеркальных мер в отношении стран, выславших российских дипломатов.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Споры о стране происхождения яда

    Глава МИД Великобритании Борис Джонсон в интервью DW выразил уверенность в российском происхождения яда «Новичок», которым, как считают в Лондоне, отравили Скрипалей. Британские военные химики из лаборатории «Портон-Даун», идентифицировав «Новичок, не подтвердили его российское происхождение, т.к. это не было их задачей. Британский МИД, в отличие от Москвы, не нашел в этих заявлениях противоречий.

  • Все, что известно об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери

    Юлия Скрипаль вышла из больницы

    Между тем Юлия Скрипаль 9 апреля покинула клинику в Солсбери. Об этом сообщила Кристин Бланшар, замглавы клиники. По ее словам, Юлия «исключительно хорошо» отреагировала на лечение, но оно еще не завершено. Через 2 дня Скрипаль отказалась от поддержки посольства РФ в Великобритании. «Сейчас я не хочу прибегать к их услугам», — сказано в заявлении, опубликованном Скотленд-Ярдом от ее имени.

    Автор: Сергей Гуща, Владимир Дорохов

Возможны необратимые последствия. Врачи – об отравлении Навального

Алексей Навальный остается в тяжелом состоянии в берлинской клинике «Шарите» – после череды событий, которые, по мнению сторонников оппозиционного политика, являются следствием спланированного отравления. Такой же версии придерживаются и немецкие врачи, в ведении которых сейчас находится Навальный, – в отличие от своих российских коллег, которые отрицают, что при поступлении в омскую больницу у Навального были признаки отравления.

Чтобы понять, какая из этих версий выглядит на данный момент более убедительно, Радио Свобода попросило экспертов ответить на ряд вопросов – например, насколько однозначны симптомы, проявившиеся у Навального после посадки в самолет в Томске, почему ему с самого начала давали используемый в качестве противоядия атропин и сможет ли он вернуться к политической и общественной деятельности, если версия отравления будет окончательно подтверждена.

Санкт-Петербург, пикет в поддержку Алексея Навального, 20 августа 2020 года

Нестыковки в показаниях

Основная нестыковка между заявлениями российских и немецких врачей о возможных причинах отравления Алексея Навального – противоречивые заявления о наличии или об отсутствии у политика признаков интоксикации ингибиторами холинэстеразы. В понедельник заведующий отделением анестезиологии-реанимации №1 московского центра имени Пирогова Борис Теплых, помогавший омским врачам с лечением Навального, сказал «Интерфаксу», что не видит серьезных противоречий между заявлениями омских медиков и клиники «Шарите» в Берлине. «Они говорят о клинических данных, показывающих на интоксикацию ингибиторами холинэстеразы. Ну, во-первых, о клинических данных, а не о самом веществе, которое ни нами, ни, видимо, ими на данный момент обнаружено не было».

Теплых отметил, что версия такой интоксикации прорабатывалась и российскими врачами в первый же день поступления пациента, «но подтверждения не нашла»: «Наличие такой клинической реакции в организме возможно как в результате применения других медицинских препаратов, так и при естественном ходе болезни», – цитирует слова врача «Интерфакс». Словам Теплых вторит и пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, который во вторник заявил, что «немецкие врачи не сказали ничего нового по сравнению с тем, что выяснили врачи в Омске». «Аналитика у всех врачей одинаковая, но выводы разнятся», – считает Песков.

Борис Теплых (слева) и заместитель главврача омской БСМП № 1 Анатолий Калиниченко перед журналистами около входа в больницу, куда был доставлен Алексей Навальный, 21 августа 2020 года

Главный токсиколог Омской области и Сибирского федерального округа Александр Сабаев в ответ за заявление врачей «Шарите» также утверждает, что «клинической картины, характерной для отравления веществом из группы ингибиторов холинэстеразы» у Навального при поступлении в больницу не было. При этом Сабаев ничего не говорит о том, были ли найдены ИХЭ в результате анализов, которые делали Навальному в России.

В заявлении клиники «Шарите» действительно речь идет лишь о клинических признаках интоксикации, а не об обнаружении самого токсичного вещества. Причиной угнетения холинэстеразы в организме может быть не только отравление, однако для того, чтобы понять это, надо внимательно изучить результаты анализов, сделанных как в России, так и в Германии, – рассказал Радио Свобода российский врач, пожелавший остаться неназванным. Как российские, так и немецкие медики говорят, что образцы крови Навального тестировались несколько раз в разных лабораториях.

Что такое ингибиторы холинэстеразы?

Ингибиторы холинэстеразы (ИХЭ) – класс химических веществ, замедляющих действие фермента ацетилхолинэстеразы. Этот фермент служит для разрушения нейромедиатора ацетилхолина, вещества, отвечающего за передачу нервных импульсов. Соответственно, ИХЭ вызывают переизбыток ацетилхолина, что приводит к перегрузке нервной системы и нарушению ее функций. Это свойство ИХЭ лежит в основе применения химических соединений этого класса в качестве боевых отравляющих веществ (БОВ) – к таким, в частности, относятся зарин, зоман, V-газы и вещества типа «Новичок», одно из которых было использовано для покушения на Сергея и Юлию Скрипаль в Солсбери в 2018 году, в котором британское следствие подозревает российскую военную разведку. В то же время ИХЭ используются в качестве лекарственных средств, например, для терапии болезни Альцгеймера, развитие которой связано с недостатком ацетилхолина. Кроме того, к классу ИХЭ относятся бытовые химические вещества, например пестициды карбофос, дихлофос и другие.

Солсбери, место, где нашли в бессознательном состоянии Сергея и Юлию Скрипаль, 8 марта 2018 года

Насколько однозначны симптомы отравления ИХЭ?

Отравление ингибиторами холинэстеразы сопровождается набором характерных симптомов: среди них сужение зрачков, замедление пульса, обильная мокрота и слюнотечение, диарея. Наблюдались ли эти симптомы по отдельности или в комплексе у Алексея Навального, до сих пор неизвестно. Специалисты при этом считают, что не заметить этих клинических проявлений и на их основании не принять версию отравления ИХЭ в качестве основной – практически невозможно, во всяком случае для профессиональных токсикологов.

Константин Балонов, заведующий отделением постоперационной медицины в отделении анестезиологии и реанимации в клинике Tufts Medical Center в США, рассказал в интервью Би-би-си, что в случае типичной клинической картины омские врачи не могли не диагностировать отравление.

С Балоновым согласен профессор органической химии в Университетском колледже Лондона Андреа Селла, который рассказал журналистам CNN, что отравление ингибиторами холинэстеразы диагностируется очень легко. «Это одна из первых вещей, которую должны были проверить в Омске. Есть ряд симптомов, которые сопровождают такие отравления, включая мышечный паралич, сужение зрачков, анализы крови и так далее».

Судебный токсиколог из Германии Томас Далдруп также выражает удивление тем, что версию отравления Алексея Навального не подтвердили еще в Омске. «Врачи должны знать соответствующие симптомы – судороги, слюнотечение, влажность кожных покровов, узкие зрачки», – говорит врач в интервью порталу t-online.de. Далдруп также упоминает препарат «Тиофос» (другие названия – паратион, Е605), используемый в агропромышленности. «Это пестицид, который содержит ингибиторы холинэстеразы. До 80-х годов он часто использовался как яд для убийств или самоубийств, и не только в Германии. Нередки были и несчастные случаи в результате неосторожного обращения с ним. Поскольку риск отравления этим или подобным веществом существует и в наши дни, в любой больнице должен быть в наличии основной антидот к нему – атропин.

Еще один эксперт из Германии, химик и консультант Организации по запрещению химического оружия Ральф Трапп, сказал Радио Свобода, что не считает возможным комментировать ситуацию вокруг Алексея Навального из-за недостаточности имеющихся в открытом доступе данных.

Михаил Фремдерман, врач-реаниматолог израильской клиники Tel-Aviv Medical, в прошлом – заведующий первым отделением анестезиологии и реаниматологии 26-й городской больницы Санкт-Петербурга, считает, что версия об отравлении ингибиторами холинэстеразы (а именно – фосфорорганическими соединениями, ФОС) могла появиться у врачей не первой.

«Есть несколько симптомов, позволяющих поставить такой диагноз, но, как правило, в том случае, когда есть еще какие-то указания из анамнеза, из того, что творится вокруг. Допустим, рядом был взрыв завода, перерабатывающего минеральные удобрения, что-то такого рода. Если человек внезапно упал на улице, к нему подошел врач, и этот врач не только что окончил курс токсикологии, – крайне маловероятно, что он заподозрит именно отравление ФОС. Например – безотносительно ситуации с Алексеем Навальным, – одним из симптомов являются узкие зрачки, но точно так же узкие зрачки бывают и при отравлении опиатами, а отравление опиатами в наше время встречается гораздо чаще. Так что есть характерные признаки отравления ФОС, заподозрить его можно, но это не самая простая задача для человека, который не каждый день с этим сталкивается», – сказал Фремдерман Радио Свобода.

Селфи, которое Алексей Навальный сделал с пассажирами рейса Томск – Москва в автобусе перед посадкой в самолет:

Впрочем, Фремдерман подчеркивает, что профессиональный токсиколог при наличии характерных симптомов должен был бы рассматривать версию отравления ингибиторами холинэстеразы в качестве одной из первых.

Российский врач-токсиколог Виктор Шилов в интервью Forbes также согласился с тем, что симптоматику отравления ИХЭ сложно пропустить – и на этом основании предположил, что врачи в Омске ее не наблюдали.

«[Навальный] пожаловался бы, что плохо видит. А по факту была потеря сознания, потливость с переходом в потерю сознания. И причин потери сознания может быть масса. Не доверять сведениям [омских врачей] о том, что он впал в гипогликемическую кому, то есть снизилось содержание глюкозы в крови, нет оснований. Это приводит к голоданию мозга, поскольку мозг питается глюкозой. И, соответственно, происходит потеря сознания», – говорит Шилов.

Насколько просто лабораторно измерить уровень холинэстеразы?

Борис Теплых говорит, что версия интоксикации ИХЭ рассматривалась, но не нашла подтверждения. Каким образом она проверялась, он не объяснил. Для этого существует специальный анализ – оценка уровня активности холинэстеразы в крови. Этот уровень существенно снижается при отравлении ИХЭ, впрочем, на него могут влиять и другие патологии. Судя по всему, именно на основании этого анализа сделали свои выводы врачи из немецкой клиники «Шарите».

Лечащий врач Навального Анастасия Васильева рассказала Радио Свобода, что о наличии у пациента характерных для отравления ИХЭ симптомов она услышала от одного из врачей в Омске. Тогда Васильева спросила заместителя главного врача БСМП №1: «А холинэстеразу смотрели?» – «Смотрели. Все нормально», – ответил он.

Анастасия Васильева (слева), брат Алексея Навального Олег и супруга политика Юлия Навальная, Омск, 21 августа 2020 года

Главный токсиколог столицы Азербайджана Баку Исмаил Эфендиев в интервью «Фонтанке» сказал, что анализ снижения активности холинэстеразы «доступен практически каждой лаборатории». Реаниматолог Михаил Фремдерман считает, что такая диагностика все же не самая рутинная и проводится не в каждой больнице – есть ли такие возможности у омской больницы скорой помощи, Фремдерман не знает. О том, был или не был сделан анализ активности холинэстеразы Навальному в Омске, ни один из российских врачей не говорил.

В интервью «Медузе», опубликованном во вторник, Борис Теплых вновь не сказал прямо о том, был ли сделан такой анализ Навальному в России. Но на вопрос корреспондента «Предполагали ли вы возможное изменение уровня холинэстеразы у Алексея Навального?» он отвечает: «Были признаки холинергического криза, мы исключали причину. Опять же, что такое холинергический криз? (…) Это нарушение метаболизма. Вы понимаете, мы – святые люди. Токсикологи там были, и несмотря на применение отравляющего вещества, если оно там было, мы спасли ему жизнь, чем позволили ему доехать до «Шарите». Мы спасением жизни занимались, понимаете?» Возможно, под «признаками холинергического криза» Теплых имеет в виду как раз снижение активности холинэстеразы, которое, в отличие от «Шарите», в Омске не стали интерпретировать как явный признак отравления ИХЭ.

Впрочем, еще до публикации этого интервью Теплых сомнения относительно того, был ли измерен уровень холинэстеразы у Навального, развеял Дмитрий Песков. «Пониженный уровень холинэстеразы был зафиксирован у политика Алексея Навального в первые часы после госпитализации в Омске», – цитирует слова Пескова телеканал «Дождь».

Анастасия Васильева вспоминает о разговоре с заместителем главного врача омской больницы, который состоялся, как ей кажется, уже после того, как было принято решение отпустить Навального в Германию. «Он уже совсем по-другому с нами разговаривал, все рассказывал и сказал: «У нас там было несколько консилиумов, видеоконсилиумов, и мы все-таки пришли к выводу, что это не ФОС». И даже пошутил: «Да, мы тоже думали, что это «Новичок».

Почему Навальному давали атропин?

О том, что Алексей Навальный получал в Омске атропин, типичный антидот при отравлении ИХЭ, известно и из рассказа Бориса Теплых, и из общения Анастасии Васильевой с замглавврача омской больницы.

«Что касается атропина, который коллеги назначили для лечения, то в первые минуты после поступления инъекции этого препарата пациенту были сделаны. В последующем обсуждалась необходимость его повторного введения», – сказал Теплых в интервью «Интерфаксу». По словам Васильевой, на вопрос об атропине омский врач ответил: «Атропин у него идет».

Впрочем, само по себе использование атропина, возможно, спасшее Алексею Навальному жизнь, не обязательно означает, что медики лечили его именно от отравления ИХЭ, которое подозревали, – считает Михаил Фремдерман:

«Атропин используется всегда, когда больной в коме. Он используется для проведения интубации трахеи, для вентиляции легких и для того, чтобы пульс больного был в пределах нормы, а не был редким, не было брадикардии. Как антидот атропин используется, только когда доказано отравление. Введение атропина однократное – это одно, а атропинизация – это совсем другое. Если человека сознательно лечат атропином как антидотом, это другая методика введения атропина и контроля за введением атропина. Это разные вещи», – утверждает врач.

Анастасия Васильева, напротив, уверена, что назначение атропина – улика, указывающая на то, что врачи в Омске понимали диагноз Алексея Навального, но не раскрывали его под внешним давлением.

«Скорее всего, когда они его привезли с диагнозом «кома неясного генеза», они поняли, что это такое, и стали вводить ему антидот – атропин, и именно поэтому он выжил. Просто потом, когда врачи поняли, что это отравление, и доложили об этом главному врачу, а он доложил, как говорится, куда надо, им были просто даны сверху указания – не называть вещи своими именами. Поэтому они начали выкручиваться, придумать какие-то странные диагнозы. И то, что они стали это делать, говорит только об одном: они сознательно врали, и это накладывает на них отпечаток, что они это делали специально, и значит, власти к этому причастны. С позиции сегодняшнего дня, оборачиваясь назад, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что диагноз, скорее всего, был известен омским врачам. И те врачи, которые его спасали, им глубокая благодарность, они тут вообще ни при чем. Информацию транслировали главный врач и зам главного врача, и они делали так, как им говорили силовики в штатском, которые ходили там туда-сюда», – считает Васильева.

Пикет в поддержку Алексея Навального, Санкт-Петербург, 21 августа 2020 года

Сможет ли Алексей Навальный полностью восстановиться?

В Берлине Алексея Навального продолжают лечить атропином. Впрочем, это не единственное лекарство при отравлении ИХЭ.

«При отсутствии более современных средств, например афина или апрофена (тарена), атропин может быть использован в порядке первой помощи как антидот от действия ФОС (зарин, зоман, VX, хлорофос, карбофос и т. д.), с обязательным приемом в ближайшие часы реактиваторов холинэстеразы (изонитрозин, 2-ПАМ пралидоксим)», – рассказал Радио Свобода Александр Даган, в прошлом офицер химзащиты, работающий сейчас в области биотехнологий.

Атропин блокирует излишнюю активность ацетилхолинов, уровень которых растет в организме из-за ингибирования разрушающего их фермента, холинэстеразы. Фактически это симптоматическое лечение. Реактиваторы холинэстеразы как раз лечат причину – «очищают» этот фермент от воздействия фосфорорганики. «Реактиваторы холинэстеразы замещают и связывают яд, поэтому в любом случае их нужно вводить в качестве антидота. Вопрос в концентрации. Там тоже есть терапевтическое окно, в больших количествах это яд», – говорит Даган. Кроме того, такие препараты нужно успеть ввести вовремя – на раннем этапе отравления. «Сейчас их применять уже поздно. Наверное, поэтому немецкие специалисты остановились на атропинотерапии», – сказал «Фонтанке» токсиколог Исмаил Эфендиев.

Если функция холинэстеразы не реактивирована и организм не способен самостоятельно справляться с контролем уровня ацетилхолина, вводить атропин пациенту придется в течение долгого времени – сутками, объясняет Александр Даган. Сам атропин при этом имеет серьезные противопоказания, – говорит Михаил Фремдерман. С ним согласен и Даган: «Если вводить его несколько суток, будут проблемы с сердцем и неврологией».

Алексей Навальный при поступлении в больницу в Омске

Впрочем, выздоровление и дальнейшая реабилитация Алексея Навального главным образом зависит от того, каким именно веществом он был отравлен. Фосфорорганические боевые отравляющие вещества специально создавались так, чтобы сделать ингибирование холинэстеразы необратимым. Если яд, которым был отравлен политик, относится к этому классу, его организм в течение продолжительного времени не сможет справляться с избыточным уровнем ацетилхолинов без больших доз атропина.

Александр Даган предполагает, что Навальный отравлен именно БОВ: «Это не бытовая химия типа карбофоса, поскольку там первый симптом – это рвота, он плохо работает на млекопитающих и при этом не встречается такой спазм, какой, вероятно, вызвал крик в самолете. Это и не лекарства от брадикардии или бронхоспазма, которые легко диссоциируют от белка, для отравления ими нужна лошадиная доза. Впрочем, пока нет доступа к эпикризу и плану лечения, это всё гадания на кофейной гуще», – говорит специалист.

Из-за угнетения дыхания у Алексея Навального могла быть снижена сатурация и кора его головного мозга получала недостаточно питания кислородом. «Сколько у него погибло нейронов в коре, никто не знает. Необратимые последствия будут в любом случае. Вопрос, сколько продлится реабилитация и насколько будет сохранена функция. В первую очередь страдает лобная доля и мозжечок. Руки дрожать будут точно», – говорит Даган.

«Это было стыдно и ужасно»

Все собеседники Радио Свобода предупреждают: для того, чтобы делать ответственные выводы об отравлении, состоянии и перспективах лечения Алексея Навального, пока не хватает данных – в открытом доступе нет ни подробных данных анализов, сделанных в Германии, ни эпикриза из омской больницы.

«Сугубо теоретически существует сценарий без яда. Ингибиторы [холинэстеразы] могли ввести по показаниям. Они применяются при некоторых нарушениях сердечного ритма. Пока нет данных масс спектрометрии, речь идёт о гипотезах разной степени верифицируемости», – говорит Александр Даган.

Анастасия Васильева не знает, получили ли в «Шарите» выписной эпикриз Алексея Навального из Омска. «Я задала этот вопрос. Я не полетела вместе с ними [в Германию], не контролировала этот процесс, поэтому точно не знаю, но скорее всего, выписного эпикриза до сих пор нет. Это нарушение вообще всех понятий. Если эпикриз так и не выдали, это говорит о том, что они не хотят показывать, чем они лечили и что там вообще происходило. Они это скрывают, может быть, им стыдно за то, что они делали, может, не хотят правду говорить. И то, что они не дали этот документ, все равно накладывает на них тень подозрения и причастности к этому отравлению. По-другому сказать нельзя. Вероятно, им дали приказ сверху – не давать, не распространять», – говорит Васильева.

Михаил Фремдерман говорит, что сталкивается в Израиле с врачами из Омска и считает их хорошо подготовленными, прошедшими хорошую школу. В то же время заявления главврача БСМП №1 о гипогликемии и «нарушении углеводного обмена» вызвали у него недоумение. «На мой взгляд, главный врач и начмед уронили свое достоинство и вообще всех медиков вокруг них. Я не знаю, почему нельзя было сказать честно: «У больного кома неясной этиологии, мы продолжаем исследования». Это диагноз, нормальный рабочий диагноз. Я думаю, что все это можно было проговорить, и никто это им бы не запретил. А они потеряли лицо, стали лепетать что-то про нарушение обмена веществ. Это было стыдно и ужасно, сразу было понятно, что это какая-то лажа. И сразу возникает ощущение, что они что-то скрывают и чего-то боятся», – считает Фремдерман.

Врачи еще в Омске наблюдали у Навального «четкую картину отравления ФОС» – Meduza

Врачи еще в Омске наблюдали у Алексея Навального признаки отравления фосфорорганическим агентом (ФОС). При этом у него были и нетипичные симптомы. Об этом говорится в расследовании «Медузы», опубликованном во вторник вечером.

Издание ссылается на двух врачей, которые принимали участие в консилиумах в Омске. Они заявили, что в российской клинике у Навального в течение двух суток сохранялась «четкая картина отравления ФОС» – суженные зрачки, повышенное слюноотделение, потливость и гипертонус мышц. Но не наблюдалось характерных проблем с легкими и желудком.

Собеседники «Медузы» назвали и нетипичный признак – кетоацидоз, который бывает при дефиците инсулина. Это дало возможность предположить, что у оппозиционера в самолете произошел скачок сахара.

Участникам консилиума не показывали анализы Навального по токсикологии. Специалисты из лаборатории Московского медицинского центра на словах рассказали, что в первую очередь исключили отравление фосфорорганическими веществами.

При этом врачи в Омске ввели Навальному атропин еще в машине скорой помощи, так как признаки отравления ФОС были явными. По мнению источника, это первые дозы препарата могли снять проблемы с легкими и желудочно-кишечным трактом, возникшие еще в самолете. Как рассказал участник консилиума, курс атропина отменили после нескольких доз из-за развившейся у оппозиционера тахикардии.

Срочно

Врачи Charité вывели Алексея Навального из искусственной комы

07.09.2020 16:13

По мнению собеседников «Медузы», нетипичная картина отравления Навального могла быть вызвана тем, что против него применили смесь из двух компонентов. Эксперты, опрошенные изданием, в свою очередь полагают, что атипичная картина могла возникнуть, поскольку сам яд отличался от известных боевых отравляющих веществ. «Новички» из-за своей повышенной стабильности могут медленнее воздействовать на организм, поступая через кожу, но по той же причине легче накапливаются в легких, растягивая отравление во времени и осложняя лечение, заявил один из опрошенных журналистами ученых.

Официально главный токсиколог Омской области Александр Сабаев отрицает версию отравления Навального ингибитором холинестеразы и входящим в эту группу советским боевым ядом «Новичок». Он утверждает, что у политика выявили признаки серьезного метаболического нарушения, которое не связано со внешним воздействием.


20 августа Алексею Навальному стало плохо на борту самолета Томск – Москва, который экстренно сел в Омске. Оппозиционера почти двое суток продержали в городской больнице, после чего все же разрешили перевезти частным бортом в Берлин. После этого политик находился в клинике Charité. 7 сентября немецкие врачи сообщили, что вывели политика из состояния искусственной комы, а его состояние улучшается.

По версии омских врачей, Навальному стало плохо из-за нарушения обмена веществ. Они заявляют, что не нашли следов яда. Врачи из Charité пришли к выводу, что политик отравлен веществом из группы ингибиторов холинэстеразы. А специалисты Бундесвера сообщили, что обнаружили следы разработанного в СССР яда «Новичок». Следы отравляющего вещества были обнаружены во всех материалах, которые были взяты у оппозиционера.

Вот так

Отравление Навального: обвинения, «переговоры», санкции

07.09.2020 22:06

Российские власти считают версию с отравлением «Новичком» бездоказательной. 27 августа МВД России начало проверку в связи с госпитализацией оппозиционера. В ведомстве заявили, что сильнодействующих и наркотических веществ не обнаружено. Уголовное дело заведено не было. Генпрокуратура запросила у немецкой клиники результаты анализов политика.

Фонд борьбы с коррупцией требует возбудить уголовное дело о покушении на убийство общественного деятеля. Однако Басманный суд отклонил жалобу ФБК на бездействие Следственного комитета. Глава МВД Владимир Колокольцев заявил, что не видит «криминала» в отравлении Навального.

ПБ / vot-tak.tv

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Омские врачи сразу определили у Навального признаки отравления. Но были необычные симптомы

Что случилось

После госпитализации Алексея Навального в омскую больницу у него почти сразу определили чёткие симптомы отравления. Об этом сообщила «Медуза» со ссылкой на два источника, участвовавших в консилиумах врачей.

Омские врачи определили у политика симптомы отравления нервно-паралитическим агентом — у него наблюдалась «чёткая картина отравления» фосфорорганическими соединениями (ФОС). У Навального зафиксировали суженные зрачки, повышение слюноотделения, потливость, гипертонус мышц, но в то же время — у него отсутствовали бронхоспазма, бронхорея лёгких и проблемы с желудочно-кишечным трактом.

Постановку диагноза осложнило то, что комплекс симптомов был не вполне классическим для отравления ФОС. Наиболее нетипичный для отравления симптом у Навального — кетоацидоз, когда в теле скапливаются кетоновые тела. Это происходит, как правило, у людей с дефицитом инсулина при диабете. «Анализы по токсикологии нам не показывали, мы видели только стандартную биохимию, в которой были выраженные нарушения кислотно-основного состояния и нарушения углеводного обмена», — рассказал источник.

Как рассказал собеседник издания, поскольку признаки отравления ФОС были явными, врачи в Омскве ввели Навальному атропин, причем первую дозу — еще в машине скорой помощи. По его словам, первые дозы атропина могли снять проблемы с легкими и желудочно-кишечным трактом, которые могли быть у него в самолёте. В реанимации курс атропина продолжили, но после нескольких доз его отменили, поскольку у Навального развилась сильная тахикардия.

По мнению двух поговоривших с «Медузой» врачей, присутствовавших на консилиуме в Омске, не совсем типичную картину отравления (отсутствие проблем с легкими и желудочно-кишечным трактом) можно объяснить тем, что Алексея Навального «отравили смесью из двух компонентов».

Химик Владимир Углов, работавший с веществами по проекту «Новичок», выразил мнение, что политик получил яд «через кожу от зараженной одежды, это достаточно точно коррелируется по динамике развития поражения».

Получите онлайн-справку по борьбе с отравлениями или позвоните по телефону 1-800-222-1222

Аккумуляторы вызывают тяжелые травмы

Проглоченные батарейки прожигают пищевод ребенка всего за 2 часа, что приводит к операции, месяцам с трубками для кормления и дыхания и даже смерти. Литиевые батарейки на 3 вольта размером 20 мм, размером с никель, являются наиболее опасными, поскольку они достаточно большие, чтобы застревать и сгорать быстрее.Закрепите батарейные отсеки и храните незакрепленные батарейки в недоступном для детей месте.


Узнать больше

Электронные сигареты и малыши: остерегайтесь

Электронные сигареты (e-Cigs) — это устройства, которые выглядят как настоящие сигареты.В них есть аккумулятор, нагреватель и жидкий никотин. При нагревании никотиновая жидкость превращается в пар, который пользователи вдыхают. Жидкие никотиновые продукты содержат ароматизаторы и что-то, что помогает продукту испаряться. Жидкие никотиновые продукты очень ядовиты при проглатывании.


Узнать больше

Окись углерода: невидимый убийца

Это не интригующая или новая опасность, а постоянный невидимый убийца: окись углерода.Серьезно, у вас все еще нет сигнализатора угарного газа в каждой спальной зоне вашего дома? Получить один! И содержать топливные приборы в исправном состоянии; не используйте грили или бензиновые инструменты в помещении, не запускайте машину в пристроенном гараже и не размещайте генератор рядом с домом.


Узнать больше

Дезинфицирующее средство для рук: какова настоящая история?

Полная история

Дезинфицирующие средства для рук обычно содержат спирты, одобренные FDA для местного применения.Такие продукты обычно содержат этанол (этиловый спирт), изопропанол (изопропиловый спирт) или хлорид бензалкония (моющее средство). Употребление дезинфицирующих средств для рук на спиртовой основе может вызвать интоксикацию и кому. В частности, продукты на основе этанола могут вызывать низкий уровень сахара в крови, что может привести к судорогам у детей. До недавнего времени риск воздействия дезинфицирующего средства для рук не считался более опасным, чем воздействие других источников алкоголя в окружении ребенка. Все спиртосодержащие продукты, такие как: пиво, вино, спиртные напитки, медицинский спирт, жидкость для полоскания рта, тоник для лица или тоники для волос, содержащие алкоголь, следует хранить в недоступном для детей месте.Однако в июне 2020 года FDA объявило, что некоторые популярные дезинфицирующие средства для рук загрязнены метанолом (метиловым спиртом). Эта новость побудила медработников быть более осторожными.

Метанол имеет гораздо более узкий диапазон безопасности по сравнению с этанолом и изопропанолом. Слишком большое количество метанола может вызвать необратимую слепоту и смерть в результате серьезных изменений химического состава тела, которые происходят, когда наш организм его метаболизирует. Даже если на этикетке вашего дезинфицирующего средства для рук указано, что оно содержит спирт, этанол, изопропиловый спирт или хлорид бензалкония, важно проверить здесь, чтобы убедиться, что оно не является одним из загрязненных продуктов.Метанол не будет указан на этикетке.

Чаще всего дети получают доступ к дезинфицирующему средству для рук, кладя рот на помпу или облизывая то, что выкачивали им на руки родители. Ни в одной из этих ситуаций не следует ожидать серьезной токсичности, даже если это продукт, содержащий метанол.

Когда дезинфицирующие средства для рук произведены надлежащим образом и не содержат метанол, при их употреблении детьми возникают две потенциально серьезные проблемы. Во-первых, это может снизить уровень сахара в крови.В крайних случаях без лечения это может привести к коме и судорогам. Вот почему первая лечебная инструкция после того, как ребенок выпьет алкоголь из любого источника, — дать выпить чего-нибудь сладкого. Вторая проблема в том, что от него дети могут опьянеть. Это не значит просто одурманить; это означает замедление пульса и дыхания. Позвоните в токсикологический отдел, и специалист по ядам рассчитает количество выпитого алкоголя по сравнению с массой тела ребенка. Если это действительно слишком много, ребенка отправят в отделение неотложной помощи, чтобы за ним можно было безопасно наблюдать и лечить в случае возникновения любой из этих проблем.

Еще одна проблема с дезинфицирующими средствами для рук заключается в том, что они могут вызывать раздражение желудка, вызывая тошноту или рвоту. НО, лизание дезинфицирующего средства для рук не должно делать этого.

Даже глоток дезинфицирующего средства для рук, загрязненного метанолом, может вызвать отравление у маленького ребенка. Длительное хроническое использование на коже также может быть проблемой. Вероятность токсичности следует рассматривать в индивидуальном порядке.

Некоторые люди злоупотребляют дезинфицирующим средством для рук, чтобы попытаться опьянеть или выпить. Если кто-то из ваших знакомых злоупотребляет дезинфицирующим средством для рук, обратитесь за помощью.Хотя преднамеренное употребление дезинфицирующего средства для рук никогда не является безопасным, если человек злоупотребляет дезинфицирующим средством для рук, содержащим метанол, такое поведение может быть смертельным.

Помните, что продукты, загрязненные метанолом, намного опаснее, чем продукты, изготовленные с использованием одобренных ингредиентов дезинфицирующего средства для рук. Необходимо проглотить меньшие количества, прежде чем они могут вызвать серьезные, иногда необратимые последствия для здоровья и даже смерть. Метанол не будет указан в качестве ингредиента. Если кто-то проглотил продукт с метанолом (см. Этот список), немедленно обратитесь за помощью.Не ждите, пока появятся симптомы, они могут стать постоянными! Получите помощь онлайн с помощью webPOISONCONTROL ® или позвоните по телефону 1-800-222-1222.

(обновлено в июле 2020 г.)

Роуз Энн Гулд Солоуэй, RN, BSN, MSEd, DABAT Emerita
Клинический токсиколог

Поделись этим:


Для получения дополнительной информации

FDA обновляет дезинфицирующие средства для рук с метанолом. https://www.fda.gov/drugs/drug-safety-and-availability/fda-updates-hand-sanitizers-methanol.Дата обращения 29.07.2020.

Научно обоснованный подход к использованию дезинфицирующих средств для рук (CDC)


Список литературы

FDA издает окончательные правила безопасности и эффективности дезинфицирующих средств для рук потребителей. https://www.fda.gov/news-events/press-announcements/fda-issues-final-rule-safety-and-effectiveness-consumer-hand-sanitizers. Дата обращения 29.07.2020.

Engel JS, Spiller HA. Острое отравление этанолом у 4-летнего ребенка в результате приема дезинфицирующего средства для рук на основе этанола.Педиатр Скорая помощь. 2010; 26: 508-509.

Миллер М., Борис Д., Морган Д. Дезинфицирующие средства для рук на спиртовой основе и непреднамеренное воздействие на детей: ретроспективный обзор. Клиническая педиатрия. 2009; 48 (4): 429-431.

Райар П., Ратнапалан С. Проглатывание бытовых товаров, содержащих этанол, детьми: обзор. Клиническая педиатрия. 2013. 52 (3): 203–209.

Пуговичные батарейки

Ежегодно в Соединенных Штатах более 3500 человек всех возрастов глотают батарейки-пуговицы.Они используются для питания слуховых аппаратов, часов, игрушек, игр, мигающих украшений, поющих поздравительных открыток, устройств дистанционного управления и многих других предметов. Позвоните по телефону 800-498-8666 , если кто-то проглотит аккумулятор.

Большинство батареек-пуговиц проходят через тело и выводятся в стуле. Однако иногда батарейки «зависают», и именно они вызывают проблемы. Батарея, застрявшая в пищеводе, с большой вероятностью может вызвать повреждение тканей. Электрический ток может образовываться на внешней стороне батареи, образуя гидроксид (щелочное химическое вещество) и вызывая ожог тканей.Когда аккумулятор проглочен, невозможно сказать, пройдет ли он насквозь или «зависнет».

Если кто-то проглотит батарею, сделайте следующее:

  1. Немедленно позвоните на круглосуточную национальную горячую линию по приему аккумуляторов по телефону 800-498-8666 .

  2. Если возможно, укажите идентификационный номер аккумулятора, указанный на упаковке или от подходящего аккумулятора.

  3. В большинстве случаев необходимо сразу же сделать рентгеновский снимок, чтобы убедиться, что батарея прошла через пищевод в желудок.(Если батарея остается в пищеводе, ее необходимо немедленно удалить. Большинство батареек попадают в желудок и могут пройти сами по себе.) В зависимости от возраста пациента и размера батареи Национальная горячая линия по проглатыванию батареек Специалисты могут помочь вам определить, требуется ли немедленный рентген.

  4. Не вызывать рвоту. Не ешьте и не пейте, пока рентген не покажет, что батарея вышла за пределы пищевода.

  5. Следите за температурой, болью в животе, рвотой или кровью в стуле.Немедленно сообщите об этих симптомах.

  6. Проверяйте табуреты, пока батарея не разрядится.

  7. Ваш врач или отделение неотложной помощи могут позвонить на национальную горячую линию по приему батарейки по номеру 800-498-8666 , чтобы получить консультацию о батарейках-таблетках. Консультации экспертов доступны 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Батарейки-пуговицы также могут стать причиной необратимых травм, если их поместить в нос или уши.В инциденты такого рода особенно вовлечены маленькие дети и пожилые люди. Симптомы, на которые следует обратить внимание, — это боль и / или выделения из носа или ушей. ЗАПРЕЩАЕТСЯ использовать капли для носа или ушей до тех пор, пока человек не будет осмотрен врачом, так как эти жидкости могут нанести дополнительные травмы, если задействована батарея.

© Национальный центр столичных отравлений, 2012-2020

что такое webPOISONCONTROL

Что такое web POISON CONTROL?

web POISON CONTROL ® — это инновационный онлайн-инструмент и приложение для сортировки, которое помогает пользователям, столкнувшимся с отравлением, ответить на ряд простых вопросов, чтобы определить токсичность.Это помогает вам решить, что делать, когда вещества проглатываются, попадают в глаза или на кожу, вдыхаются или вводятся. После указания названия вещества, количества, возраста и веса пользователю дается рекомендация для конкретного случая. Эта рекомендация может заключаться в том, что оставаться дома безопасно, потому что токсичность минимальна, что требуется оценка отделения неотложной помощи (ER) или что необходимы дополнительные указания от токсикологической службы (телефонный звонок по номеру 1-800-222-1222). Когда оставаться дома безопасно, пользователю также предоставляется информация о конкретных симптомах, которые могут возникнуть, но не вызывают беспокойства, и о симптомах, которые должны вызвать вызов в токсикологический центр или визит в неотложную помощь, если они появятся.

В августе 2016 года Американский журнал экстренной медицины опубликовал статью под названием «Интернет POISO NCONTROL: можно ли автоматизировать борьбу с отравлениями?» В статье проанализированы первые 9256 случаев КОНТРОЛЯ web POISON . Исследование показало, что приложение безопасное, быстрое и простое в использовании. Более 400 000 человек воспользовались веб-сайтом POISON CONTROL, чтобы получить онлайн-помощь специалистов в случае отравления.

Кто мы?

web POISON CONTROL представлена ​​вам группой дальновидных токсикологических центров.Это первый полностью автоматизированный виртуальный токсикологический центр. В качестве интерактивного инструмента он проведет вас через конкретную ситуацию воздействия яда, как это сделали бы токсикологические центры, если бы вы позвонили. Логика, алгоритмы и рекомендации, лежащие в основе этого инструмента, написаны сертифицированными экспертами по токсикологии, каждый из которых имеет многолетний опыт борьбы с отравлениями. Проект осуществляется под эгидой Национального центра столичных отравлений в Вашингтоне, округ Колумбия.

Как мне найти или загрузить Интернет

POISON CONTROL?

web POISON CONTROL — это интерактивный веб-инструмент (web POISON CONTROL.org), а также бесплатное мобильное приложение, которое можно загрузить в App Store или Google Play. Мобильное приложение предлагает дополнительную функцию сканирования штрих-кода продукта, экономя время, необходимое пользователю для ввода и поиска названия продукта. Мы призываем родителей и поставщиков услуг по уходу за детьми быть готовыми к чрезвычайной ситуации, связанной с отравлением: загрузите приложение на свое мобильное устройство с номера до того, как оно вам понадобится! Хотя инструмент сортировки является уникальным компонентом web- POISON CONTROL, онлайн-версия имеет сопутствующий идентификатор таблетки, множество статей о конкретных ядах с информацией о токсичности и советах по профилактике, загружаемые материалы по профилактике и сводку статистики отравлений.Сайт также предлагает возможность подписаться на бесплатный информационный бюллетень по безопасности отравлений: The Poison Post ® .

Почему мне следует обращаться за советом по борьбе с отравлениями?

Экспертное руководство во время чрезвычайной ситуации с отравлением означает, что лучшая помощь будет оказана быстро. Без руководства по борьбе с отравлениями слишком многие люди просто догадываются, что приводит к ненужным посещениям скорой помощи для тех, кому не нужно обращаться к врачу, и к ужасным последствиям для тех, кто остается дома, хотя им следовало обращаться за медицинской помощью.Широко признано, что советы по борьбе с отравлениями, предоставляемые экспертами во время возможной отравления, спасают жизнь и сокращают расходы.

Почему был разработан web

POISON CONTROL?

За последнее десятилетие произошли изменения в способах доступа людей к медицинской информации и получения помощи в экстренных случаях. По данным Бюро переписи населения США, в 2013 году 83,8% домохозяйств в США имели компьютеры, а 73,4% имели высокоскоростное подключение к Интернету.72% пользователей Интернета ищут информацию о здоровье в Интернете. Исследования, проведенные исследовательским центром Pew Research Center, показывают, что 64% ​​американцев владеют смартфонами, а 62% владельцев используют их для получения медицинской информации. Точно так же растущая часть населения теперь обращается к Интернету, а не к телефону, чтобы получить ответы, когда сталкивается с возможным отравлением. Этот сдвиг повлиял на количество звонков в службу токсикологии: с 2008 по 2014 год число случаев отравления человека сократилось на 13,1%.Хотя часть этого снижения может быть отнесена на счет связанной с рецессией низкой рождаемости, несомненно, большая часть снижения использования связана с развивающимся поведением, связанным с поиском информации, с явным переходом к Интернету в качестве основного канала для получения информации о здоровье. До запуска веб-версии POISON CONTROL, информация о токсичности для конкретных случаев не была доступна в Интернете, а информация о конкретных веществах часто была неточной, вплоть до небезопасной. Теперь, если вы не можете или просто предпочитаете не пользоваться телефоном, web POISON CONTROL позволит вам получить точные инструкции по борьбе с отравлениями, как вы хотите.

Сэкономит ли web

POISON CONTROL деньги за счет автоматизации консультаций по Poison Control?

Хотя web POISON CONTROL был разработан для расширения доступа к руководству по борьбе с отравлениями, предоставляя онлайн-портал для тех, кто предпочитает не звонить, ожидается вторичная выгода — снижение затрат на борьбу с отравлениями и повышение рентабельности. Более десятка исследований продемонстрировали экономию средств, приписываемую токсикологическим центрам США, в диапазоне от 6 до 36 долларов на доллар, потраченный на услуги по борьбе с отравлениями.В отчете Lewin Group за 2012 год указана рентабельность инвестиций на уровне 13,39 доллара на каждый потраченный доллар (включая экономию на медицинском обслуживании и сокращение потерь производительности), или 1,8 миллиарда долларов в год. Эта экономия объясняется: 1) предотвращением использования медицинских услуг, таких как ненужные посещения скорой помощи (752,9 млн долларов США), сокращением продолжительности пребывания в больнице благодаря рекомендациям по борьбе с отравлениями (441,1 млн долларов США), предотвращением отравлений (23,9 млн долларов США) и сокращением дней потери работы ( 603 миллиона долларов).

Несмотря на предоставление услуг по спасению жизни и экономии средств, большинство U.Ядовитые центры S. борются с недостаточным финансированием. Когда использование увеличится, web POISON CONTROL может снизить стоимость предоставления токсикологических услуг на национальном уровне, наконец, предлагая некоторое облегчение финансовых проблем, с которыми токсикологические центры сталкивались на протяжении десятилетий. Ценник на систему борьбы с отравлениями США оценивался в 136 миллионов долларов в 2011 году, а с учетом инфляции в сфере здравоохранения, вероятно, приблизился к 153 миллионам долларов в 2015 году. В 55 ядовитых центрах США в настоящее время обрабатывается около двух.2 миллиона отравлений человека ежегодно — почти 6000 случаев в день. Только время покажет, примет ли общественность онлайн-альтернативу, но по крайней мере треть случаев воздействия отравления человека потенциально может быть обработана онлайн. Общественное признание и использование онлайн-решения остается неизвестным фактором при определении величины потенциальной экономии затрат.

Но web POISON CONTROL не заменит традиционные токсикологические центры. Вместо этого он дополняет их услуги, предоставляя доступ тем, кто раньше не звонил, и обеспечивая непрерывность рекомендаций для тех, кто начинает с онлайн-обращения, но нуждается в дополнительной помощи.В идеале web POISON CONTROL также высвободит ограниченные ресурсы по борьбе с отравлениями, чтобы традиционные токсикологические центры могли справиться с постоянно возрастающей серьезностью зарегистрированных случаев.

Dig Deeper:
Состояние борьбы с отравлениями в США: рост спроса, несмотря на сокращение бюджета

Как web

POISON CONTROL определяет, серьезно ли отравление?

web POISON CONTROL основан на более чем 2 000 алгоритмов на основе ингредиентов, каждый из которых соответствует соответствующему ингредиенту (ам) в 103 000 продуктов и веществ.Более 725 000 штрих-кодов продуктов связаны в базе данных продуктов. Ежедневно добавляются новые алгоритмы, продукты и штрих-коды. Ядро приложения, алгоритмы ингредиентов, обеспечивают пороговые значения на основе возраста или веса для каждого ингредиента. Алгоритмы также определяют обоснование порогового значения, перечисляют ожидаемые незначительные симптомы и симптомы, которые требуют дальнейшего медицинского обследования, указывают лечение в домашних условиях, где это необходимо, определяют начало и продолжительность симптомов и устанавливают окно риска, за пределами которого значительная токсичность маловероятна при клинических условиях. проявления еще не начались.Специальная логика предусмотрена для обработки каждого типа рецептуры, многокомпонентных продуктов, нескольких путей (проглатывание, глаза, кожа, ингаляция, инъекция), неизвестных количеств, неизвестного веса и минимально возможного веса для возраста. Пользователям рекомендуется (но не обязательно) указывать адрес электронной почты для получения копии дела и рекомендаций. Адрес электронной почты также служит ключом к дальнейшим действиям по делу. Пользователи получают электронные письма с интервалами, соответствующими кинетике вещества, и в целях их собственной безопасности просят перейти по ссылке на дополнительный модуль.Этот модуль собирает информацию о том, что было сделано на самом деле (остался дома, обратился в скорую помощь, поступил в больницу и т. Д.) И какие конкретные симптомы развились, если таковые были. Симптомы дополнительно оцениваются и сравниваются с тревожными эффектами отравления, что приводит к изменению рекомендаций по сортировке в случае показаний.

Может быть сложно представить, насколько сложен двигатель, управляющий этим приложением. Для его поддержки существует более 50 административных интерфейсов, которые позволяют отслеживать, связывать и управлять продуктами, изображениями, штрих-кодами, алгоритмами и данными дел.Также предоставляются инструменты для обеспечения качества и аналитики.

Могу ли я полагаться на рекомендации, которые я получаю из Интернета

POISON CONTROL?

Считайте Интернет ЯД КОНТРОЛЬ вашим надежным интернет-ресурсом, когда кто-то подвергается воздействию вещества (проглатывание, брызги или вдыхание), которое может быть ядовитым, и вам нужно знать, что делать. web POISON CONTROL был разработан сертифицированными клиническими и медицинскими токсикологами с многолетним опытом борьбы с отравлениями.Помимо токсикологов, сертифицированные специалисты по информации о ядах помогают с кодированием продукта, а также с привязкой штрих-кода и алгоритма.

Каждый этап разработки контролировался экспертами по борьбе с отравлениями. Эти же эксперты также проводят регулярную проверку качества — рассматривают каждый зарегистрированный случай, пересчитывают дозу по сравнению с применимым порогом и отслеживают отчеты о совпадении ингредиентов с алгоритмами и отчеты об отсутствующей или несовместимой информации.

Более того, веб-ресурс POISON CONTROL используется Poison Control, если вы звоните.Участвующие центры полагаются на те же 2000 алгоритмов, используя расширенное представление каждого алгоритма или интерфейс «Рассчитайте для меня» для оценки воздействия отравляющих веществ, сообщаемых по телефону.

Интенсивное пилотное онлайн-тестирование началось 30 декабря 2014 года. С тех пор каждый случай, поступивший от общественности, тщательно оценивался и отслеживалось взаимодействие с пользователем. Были внесены изменения для улучшения приложения, удаления ненужных вопросов и корректировки презентации для повышения удобства использования. Сфера охвата была расширена с фармацевтических препаратов, чтобы также включить многие бытовые товары, а также с проглоченных веществ до глаз, кожи, вдыхания и инъекций.Пороги сортировки были скорректированы на основании новых данных о токсичности и отзывов участвующих токсикологических центров. Данные пилотного этапа продемонстрировали, что этот метод предоставления рекомендаций по борьбе с отравлениями был осуществим и безопасен.

Могу я попробовать, чтобы подготовиться к чрезвычайной ситуации?

Хотите узнать, что делает web POISON CONTROL? Ознакомьтесь перед чрезвычайной ситуацией. Зайдите на сайт POISON CONTROL.org и нажмите оранжевую кнопку с надписью «ПОМОГИТЕ МНЕ с возможным отравлением».Внизу первой страницы установите флажок «Я просто пробую этот инструмент. Это не настоящий случай». Это сигнал к тому, чтобы исключить ваш тестовый пример из нашей статистики отравлений и мероприятий по обеспечению качества. Вы также можете попробовать его как приложение на своем мобильном устройстве; загрузите приложение в App Store или Google play. Мобильное приложение обеспечивает контроль отравления «на ходу» и дает возможность сканировать штрих-код продукта, чтобы выбрать соответствующее вещество.

Какую информацию мне нужно будет предоставить, чтобы использовать web POISON CONTROL?

Веб-инструмент УПРАВЛЕНИЕ ЯДОМ определяет, насколько опасно воздействие, на основе информации, которую вы нам предоставляете.Вам будет предложено предоставить следующее:

  • Вещество (название продукта и дозировка, если это лекарство) — вы можете сканировать штрих-код продукта, если используете мобильное приложение.
  • Сумма
  • Возраст
  • Вес
  • Время с момента воздействия
  • Почтовый индекс
  • Электронная почта (необязательно, но безопаснее, если вы ее предоставите, потому что вы получите сводку рекомендаций и ссылку на дополнительный модуль)

Сколько времени нужно, чтобы войти в мое дело и получить рекомендацию?

В среднем требуется менее 3 минут, чтобы ввести вашу информацию в Интернет POISON CONTROL и получить рекомендацию.

Когда мне следует позвонить в Poison Control вместо использования веб-

POISON CONTROL?

Если этот инструмент не решает вашу проблему или вы предпочитаете поговорить с реальным человеком, вы всегда можете позвонить в Poison Control по телефону 1-800-222-1222 для немедленной экспертной помощи (только для США). Если вы уже в панике, ничто не заменит успокаивающий голос специалиста. Так что не стесняйтесь снимать трубку и звонить в Poison Control, когда вам нужна помощь. Дружелюбный специалист готов к вашему звонку 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.И ваш звонок бесплатный и конфиденциальный.

Сколько это стоит?

Никогда не взимается плата за использование веб-инструмента POISON CONTROL онлайн или за загрузку приложения на свой смартфон. На своем смартфоне вы можете сканировать штрих-код проглоченного продукта, чтобы быстрее определить конкретное вещество. Также бесплатно звонят в токсикологическую службу (1-800-222-1222).

Почему Web

POISON CONTROL не устранит необходимость в традиционных токсикологических центрах?

web ЯД КОНТРОЛЬ сосредоточен в области применения.Он устраняет непреднамеренное воздействие яда на человека, который не беременен и не имеет серьезных заболеваний. Подробное руководство предоставляется только для случаев, которые можно лечить дома, без вмешательства поставщика медицинских услуг. Это оставляет более сложные дела — сложные, преднамеренные, нюансы или серьезные — на рассмотрение специалистов-людей в традиционных центрах токсикологии, ориентированных на телефонную связь.

Но есть и другие причины, по которым компьютер не заменит традиционный токсикологический центр на базе телефона.Токсикологические центры не только принимают звонки. Они также предоставляют консультации для медицинских работников, ухаживающих за отравленными пациентами, обучение профессиональных медиков-стажеров, наблюдение за опасностями и химическим / биотерроризмом, общественное просвещение и участие в государственных и местных ответных мерах на появляющиеся вещества, вызывающие злоупотребление, вспышки болезней пищевого происхождения, опасности продуктов, готовность и планирование .

Что такое «отравление»?

Токсикологи используют термин «отравление» вместо «отравление» для обозначения инцидента с участием человека, который глотает или вступает в контакт с веществом, которое может быть ядовитым.Контакт может быть глотанием, попаданием брызг в глаза или на кожу, вдыхании или инъекции. Часто вещество не так токсично, как кажется, или принятое количество настолько мало, что не ожидается отрицательного эффекта. Поскольку симптомы могут не развиваться, технически эти воздействия нельзя назвать «отравлениями».

Какое влияние оказывает Web

POISON CONTROL на традиционные токсикологические центры?

web POISON CONTROL оказал неожиданные преимущества для токсикологических центров, участвующих в проекте.Внедрение стандартизированных алгоритмов сортировки ядовитых веществ стало первым шагом на пути к гармонизации пороговых значений сортировки отравляющих веществ между и внутри токсикологических центров. Эти алгоритмы не только привели к стандартизации, но и повысили эффективность работы, поскольку специалистам по информации о ядах больше не нужно постоянно тратить время (каждый раз, когда есть случай) на исследование потенциально токсичной дозы для определения порога безопасной сортировки. Кроме того, обучению новых сотрудников способствует доступ к более конкретным инструкциям по сортировке.

В настоящее время количество дел, связанных с Интернетом ЯД КОНТРОЛЬ, не оказало заметного влияния на количество телефонных звонков в традиционных токсикологических центрах. Многие пользователи сети POISON CONTROL — это люди, которые бы не позвонили. Поскольку объем Интернета POISON CONTROL медленно растет, рабочие места национальных специалистов по информации о ядах не находятся под угрозой. Если количество звонков в конечном итоге снизится, обычная убыль персонала, несомненно, превысит влияние на укомплектование персоналом.

Как финансируется web

POISON CONTROL?

web POISON CONTROL полностью финансируется за счет благотворительных взносов. Мы зависим от поддержки отдельных лиц, фондов и корпораций в поддержании системы и расширении ее масштабов. Пожалуйста, поддержите веб-сайт POISON CONTROL. Вы можете сделать пожертвование онлайн или отправить пожертвование по адресу: National Capital Poison Center, 3201 New Mexico Ave, Ste 310, Washington DC 20016. Центр является некоммерческой благотворительной организацией 501 (c) (3).Для получения дополнительной информации о возможностях финансирования пишите на [email protected]

CDC | Определение случая: Phosphorus

Клиническое описание

Попадание в организм элементарного белого или желтого фосфора обычно вызывает сильную рвоту и диарею, которые описываются как «курение», «люминесцентность» и запах чеснока. Другие признаки и симптомы тяжелого отравления могут включать аритмию, кому, гипотонию и смерть.Контакт с кожей может вызвать серьезные ожоги в течение нескольких минут или часов (1–4).

Лабораторные критерии диагностики

  • Biologic: Специальных тестов на элементарный белый или желтый фосфор не существует; однако повышенный уровень фосфата в сыворотке может указывать на то, что произошло воздействие. Хотя производство фосфата является побочным продуктом метаболизма элементарного фосфора в организме человека, нормальная концентрация фосфата не исключает воздействия элементарного фосфора.
  • Окружающая среда: Обнаружение элементарного фосфора в образцах окружающей среды, как определено NIOSH, и повышенный уровень фосфора в продуктах питания, как определено FDA, также могут указывать на воздействие.

Классификация корпуса

  • Подозреваемый: Случай, когда медицинские работники или должностные лица общественного здравоохранения оценивают потенциально зараженного человека на предмет отравления определенным химическим агентом, но не существует конкретной достоверной угрозы.
  • Вероятный: Клинически совместимый случай, при котором существует высокий индекс подозрения (достоверная угроза или история пациента относительно места и времени) для воздействия элементарного белого или желтого фосфора, или существует эпидемиологическая связь между этим случаем и лабораторно подтвержденным случаем.
  • Подтверждено: Клинически совместимый случай, подтверждающий лабораторные исследования проб окружающей среды.

Случай может быть подтвержден, если лабораторные исследования не проводились из-за наличия преобладающего количества клинических и неспецифических лабораторных доказательств наличия определенного химического вещества или из-за 100% достоверности этиологии агента.

Дополнительные ресурсы

  1. Агентство регистрации токсичных веществ и заболеваний. Токсикологический профиль белого фосфора. Атланта, Джорджия: Агентство регистрации токсичных веществ и заболеваний, Отдел токсикологии; 2001.
  2. Харбисон РД. Фосфор. В: Harbison RD, ed. Промышленная токсикология Гамильтона и Харди. 5-е изд. Сент-Луис, Миссури: Ежегодник Мосби; 1998: 194-7.
  3. Саймон Ф.А., Пикеринг Л.К. Острое отравление желтым фосфором: синдром курения стула. JAMA 1976; 235: 1343-66.
  4. Talley RC, Linhart JW, Trevino AJ, Мур L, Беллер BM. Острое отравление элементарным фосфором у человека: сердечно-сосудистая токсичность. Am Heart J 1972; 84: 139-40.

Отравление фосфорорганическими соединениями: симптомы, лечение и многое другое

Обзор

Фосфорорганические соединения — это распространенный класс инсектицидов. Но большие дозы органофосфатов также могут нанести вред людям и другим животным. Отравление фосфорорганическими соединениями может произойти, если вы подвергаетесь их слишком долгому или высокому уровню.

Органофосфаты обычно представляют собой жидкости от бесцветного до коричневого цвета при комнатной температуре. Некоторые из них могут быть без запаха, в то время как другие имеют фруктовый запах.

Исследователи говорят, что у 25 миллионов сельскохозяйственных рабочих в развивающихся странах хотя бы один эпизод отравления фосфорорганическими соединениями в год. Это наблюдается все чаще в районах, где ограничен доступ к средствам защиты от насекомых, таким как костюмы и дыхательные аппараты.

Органофосфаты в террористических целях используются редко, но имели место.Зарин, фосфорорганический яд, дважды преднамеренно использовался во время террористических атак в Японии.

Отравление фосфорорганическими соединениями может быть краткосрочным или долгосрочным. Это может быть вызвано большими или малыми дозами. Чем дольше воздействие и чем больше доза, тем токсичнее воздействие. Симптомы могут проявиться в течение нескольких минут или часов после воздействия.

Легкое воздействие фосфорорганических соединений может вызвать:

  • суженные, узкие зрачки
  • нарушение зрения, нечеткое зрение
  • покалывание в глазах
  • насморк
  • слезотечение
  • избыток слюны
  • остекленевшие глаза
  • головная боль
  • тошнота
  • слабость

  • подергивание мышц
  • возбуждение

Умеренные признаки воздействия фосфорорганических соединений включают:

  • очень суженные зрачки
  • головокружение
  • дезориентация
  • кашель и хрипы
  • чрезмерное чихание
  • затрудненное дыхание
  • слюнотечение или слюнотечение 900 мышечные подергивания и тремор
  • мышечная слабость
  • усталость
  • сильная рвота и диарея
  • непроизвольное мочеиспускание и дефекация

Экстренные признаки отравления фосфорорганическими соединениями включают:

  • очень суженные зрачки
  • спутанность сознания
  • возбуждение
  • судороги
  • чрезмерная секреция тела, включая пот, слюну, слизь и слезы
  • нерегулярное сердцебиение
  • коллапс
  • угнетение или остановка дыхания
  • кома

Отравление фосфорорганическими соединениями может вызвать несколько серьезных осложнений.К ним относятся:

  • нарушения обмена веществ, такие как гипергликемия (повышенный уровень сахара в крови) и глюкозурия (избыток сахара в моче)
  • диабетический кетоацидоз, при котором ваша кровь вырабатывает избыток кислот в крови
  • панкреатит или воспаление поджелудочной железы
  • рак
  • неврологические проблемы, такие как мышечная слабость и подергивание, плохая концентрация, плохая память и посттравматическое стрессовое расстройство
  • Проблемы с фертильностью
  • паралич

Осложнения, как правило, ухудшаются, чем дольше и интенсивнее вы подвергаетесь воздействию органофосфатов.

Наибольшему риску непреднамеренного отравления фосфорорганическими соединениями подвержены те, кто живет или работает на фермах или рядом с ними. Вы также можете получить отравление фосфорорганическими соединениями, употребив зараженную пищу или воду. Наиболее распространенные пути непреднамеренного воздействия — это дыхание и контакт с кожей.

Люди, которые намеренно подвергают себя воздействию органофосфатов, склонны вдыхать и глотать их. Эти концентрированные высокие дозы часто приводят к летальному исходу.

Если вы подозреваете, что подверглись воздействию какого-либо вредного химического вещества, ваш врач определит, какое из них влияет на вас.Есть тонкие различия между эффектами различных типов ядов. Отравление фосфорорганическими соединениями отличается от других видов отравлений очень быстрым появлением симптомов.

Если у вас есть симптомы отравления фосфорорганическими соединениями, ваш врач попытается определить, насколько серьезно вы подверглись воздействию. Они сделают это с помощью анализов крови и мочи.

Первая цель оказания неотложной помощи — стабилизация. Работники скорой помощи:

  • обеззараживают ваше тело, чтобы предотвратить дальнейшее воздействие.
  • стабилизируют ваше дыхание.
  • используют внутривенные жидкости, чтобы промыть вашу систему от токсинов.

.Они будут внимательно следить за вашим дыханием. Дыхательная функция ослабляется воздействием фосфорорганических соединений.

Врачи могут назначить вам лекарство под названием атропин для стабилизации вашего дыхания. Они также могут назначать пралидоксим, который может помочь облегчить нервно-мышечные проблемы. В тяжелых случаях врачи часто назначают бензодиазепины для предотвращения или купирования судорог.

Если вы подверглись воздействию органофосфатов в малых дозах и не нуждаетесь в госпитализации, вы можете ввести себе небольшую дозу атропина с помощью коммерчески приготовленной инъекции:

Отравление фосфорорганическими соединениями является серьезным заболеванием, независимо от того, как малая доза.Больше всего беспокоят длительные и высокоинтенсивные экспозиции. Немедленно обратитесь к врачу, если вы считаете, что подверглись воздействию фосфорорганических химикатов. Немедленно обратитесь за неотложной помощью, если вы заметили серьезные признаки отравления.

Позвоните в службу 911 или немедленно обратитесь за неотложной медицинской помощью, если вы или кто-то из ваших знакомых предприняли попытку самоубийства с помощью органофосфатов или любого другого метода. Если вы или кто-то из ваших знакомых думаете о самоубийстве, позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255.Если вы можете безопасно предотвратить попытку человека покончить жизнь самоубийством, сделайте это и немедленно отвезите его в больницу.

Отравление фосфорорганическими соединениями: симптомы и лечение

Фосфорорганические соединения — это химические вещества в составе инсектицидов, широко используемых в сельском хозяйстве. Когда люди, например сельскохозяйственные рабочие, подвергаются воздействию большого количества органофосфатов, эти химические вещества могут быть вредными.

Заболевание, вызванное воздействием фосфорорганических соединений, называется отравлением фосфорорганическими соединениями.

В этой статье мы рассмотрим отравление фосфорорганическими соединениями, включая признаки и симптомы, факторы риска и варианты лечения при отравлении.

Краткие сведения об отравлении фосфорорганическими соединениями

  • Ежегодно в сельскохозяйственной отрасли во всем мире происходит около 25 миллионов случаев непреднамеренного отравления пестицидами.
  • Случаи заболевания наиболее распространены в регионах, где рабочие не используют или не имеют доступа к средствам защиты, таким как костюмы или маски.
  • Симптомы и осложнения различны, но могут включать смерть.

Поделиться на PinterestВозможные симптомы отравления фосфорорганическими соединениями включают суженные зрачки, потемнение в глазах или слезотечение.

Симптомы отравления фосфорорганическими соединениями могут варьироваться от легких до тяжелых. В более тяжелых случаях человек может умереть от отравления.

Продолжительность и сила воздействия будут определять характер симптомов. Симптомы могут проявиться через несколько минут или через несколько часов.

Симптомы умеренного воздействия органофосфатов включают:

  • нечеткость или нарушение зрения
  • слезотечение
  • суженные зрачки
  • покалывание в глазах
  • тошнота
  • насморк
  • мышечные подергивания
  • стеклянные глаза
  • лишняя слюна головная боль
  • мышечная усталость или слабость
  • возбуждение

Симптомы умеренного воздействия фосфорорганических соединений включают:

  • головокружение
  • очень узкие зрачки
  • усталость
  • мышечный тремор
  • мышечные подергивания
  • слюнотечение
  • дезориентация или кашель
  • сильная диарея
  • затрудненное дыхание
  • чихание
  • неконтролируемое мочеиспускание или дефекация
  • чрезмерная мокрота
  • мышечная слабость
  • сильная рвота

Симптомы экстренного воздействия орга нофосфаты включают:

  • спутанность сознания
  • узкие зрачки
  • судороги
  • кома
  • возбуждение
  • чрезмерные выделения, такие как слюна, пот, слезы и слизь
  • нерегулярное или медленное сердцебиение
  • коллапс
  • дыхание неэффективно останавливает

В дополнение к непосредственным признакам и симптомам воздействие фосфорорганических соединений может вызвать ряд долгосрочных осложнений.Опять же, серьезность осложнений зависит от степени и продолжительности воздействия.

Возможные осложнения включают:

  • паралич
  • проблемы с фертильностью
  • рак
  • метаболические нарушения, такие как высокий уровень сахара в крови
  • воспаление поджелудочной железы
  • избыток кислоты в крови
  • проблемы мозга и нервной системы

При появлении признаков отравления фосфорорганическими соединениями важно обратиться к врачу для эффективного лечения потенциально смертельного состояния.

Поделиться на PinterestТе, кто живет или работает рядом с сельскохозяйственными угодьями, могут подвергаться риску отравления фосфорорганическими соединениями.

Люди, подвергающиеся наибольшему риску отравления фосфорорганическими соединениями, живут или работают на ферме или сельхозугодьях или рядом с ними.

Чаще всего человек подвергается непреднамеренному воздействию через прямой контакт с кожей или вдыхание химических веществ.

Пестицид всасывается через кожу быстрее, если он жидкий, жирный, или если кожа воспалена, имеет порезы или ссадины.Он попадает в легкие в виде порошка или по каплям в воздухе, включая газ или пары.

Менее распространенным методом воздействия является потребление загрязненной воды или пищи.

Сообщалось о нескольких случаях использования органофосфатов в терроризме. Сообщенные случаи произошли в Японии, где люди подвергались воздействию химического вещества, пытаясь вызвать травмы или смерть.

Наконец, люди могут намеренно подвергать себя воздействию фосфорорганических соединений. В этих случаях человек часто вдыхает или выпивает часть яда в попытке покончить жизнь самоубийством.

Как и в случае любого отравления в результате химического воздействия, врач будет работать с человеком, чтобы выяснить, какое химическое вещество вызывает симптомы. По быстрому появлению симптомов часто определяют воздействие фосфорорганических соединений.

Врач также, вероятно, назначит анализ крови и, возможно, анализы мочи, если человек с отравлением фосфорорганическими соединениями может сотрудничать. Эти тесты помогут определить, насколько серьезным было воздействие на человека, и определить правильное лечение.

Как и во многих случаях отравления и химического воздействия, первым шагом является стабилизация состояния человека, которого лечат.Сотрудники скорой помощи часто:

  • помогают человеку вернуться к нормальному режиму дыхания
  • обеззараживают тело человека, чтобы предотвратить дальнейшие повреждения
  • используют внутривенные (IV) жидкости для удаления токсинов из крови и тела

дыхание человека часто является приоритетом. Врач все еще может попытаться обеззаразить организм, но основное внимание в лечении смещается на поддержание нормального дыхания человека.

Атропин — это широко используемый препарат для облегчения дыхания человека после химического воздействия.Врач также может назначить лекарства, такие как пралидоксим, для облегчения нервно-мышечных проблем.

В наиболее тяжелых случаях, когда вероятен приступ, врач может назначить бензодиазепины.

Людям, которые часто работают с органофосфатами, следует обсудить со своим врачом варианты экстренной инъекции атропина.

Поделиться на PinterestЛичное защитное снаряжение, включая перчатки, маску и очки, может помочь предотвратить отравление фосфорорганическими соединениями.

Для людей, которые могут контактировать с органофосфатами, важно уметь идентифицировать это, чтобы избежать ненужного воздействия.

Органофосфат — жидкость от прозрачного до коричневого цвета. Он может не иметь запаха, но иногда имеет фруктовый запах. Фосфаторганические соединения следует правильно хранить и хорошо маркировать, чтобы избежать непреднамеренного контакта.

Люди, работающие на ферме, должны носить защитную одежду во время и после внесения пестицидов, содержащих фосфорорганические соединения, на посевы. Защитное снаряжение должно включать прикрытие головы и шеи, ношение маски или респиратора и использование средств защиты глаз.

Любое воздействие органофосфатов следует немедленно смыть водой с мягким щелочным мылом.Избегайте использования моющих средств, так как они могут увеличить абсорбцию за счет удаления защитного масла с кожи.

Любой, кто работает с органофосфатами, должен умываться перед едой, питьем, курением или мочеиспусканием и всегда тщательно принимать ванну или душ в конце рабочего дня.

Для людей, живущих или работающих вблизи ферм, использующих фосфорорганические соединения, нахождение в помещении с закрытыми окнами во время нанесения может помочь ограничить воздействие.

Может быть полезно спросить фермера, работающего на местных полях, используют ли они органофосфат, и получить предупреждение о том, когда он будет применяться.Люди, у которых есть колодцы возле ферм, могут захотеть проверить свою воду.

Для других профилактика может быть такой же простой, как тщательное мытье всех фруктов и овощей. Это может помочь предотвратить случайное воздействие зараженной пищи.

Отравление фосфорорганическими соединениями — серьезное заболевание, требующее медицинской помощи даже в самых легких случаях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *