При отравлении фос необходимо: НЕОТЛОЖНЫЕ СОСТОЯНИЯ ПРИ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫХ ОТРАВЛЕНИЯХ

Содержание

основные клинические синдромы и механизмы их формирования (обзор литературы и данные собственных исследований)

О.А. Харченко, Г.М. Балан, доктор мед. наук, проф., Н.Н. Бубало

ГП «Научный токсикологический центр имени академика Л.И. Медведя М3 Украины», г. Киев

РЕЗЮМЕ. В работе обобщены данные отечественных и зарубежных исследователей о частоте развития и патогенетических механизмах формирования основных клинических синдромов при острых отравлениях фосфорорганическими пестицидами (ФОП), а также результаты собственных наблюдений и лечения 60 больных, перенесших острое отравление ФОП.
Ключевые слова: фосфорорганические пестициды, острое отравление, патогенез, клинические синдромы.

Фосфорорганические пестициды (ФОП) до настоящего времени широко применяются в сельском хозяйстве в качестве инсектицидов для обработки садов, виноградников, овоще-бахчевых, зерновых, зерно-бобовых и других культур, а также в качестве дефолиантов, десикантов и для борьбы с эктопаразитами животных [1, 2, 3]. На протяжении последних двух десятилетий в различных странах ФОП продолжают оставаться одной из основных причин острых отравлений пестицидами как среди работников сельского хозяйства [1, 4–7, 11], так и среди населения, использующего данные препараты в быту в качестве инсектицидов [8, 9, 10, 12, 14], а также при случайном или преднамеренном приёме внутрь [12–15].

Частота развития острых отравлений ФОП в сельском хозяйстве за последние двадцать лет несколько снизилась по сравнению с семидесятыми — девяностыми годами прошлого столетия, когда на долю отравлений ФОП приходилось 70–90 % в структуре острых отравлений пестцидами [1, 16]. Наибольшее число отравлений ФОП наблюдалось в странах Южной Америки и Азии [4, 8, 9, 16]. Среди профессиональных отравлений пестицидами 23 % были связаны с промышленным производством, 77 % — с их реализацией и применением, причем более 80 % профессиональных отравлений пестицидами было вызвано ФОП [1]. Большая часть отравлений возникала непосредственно при работе с ФОП (опрыскивание, опыливание) в условиях сельскохозяйственного производства и чаще всего они были связаны с недостаточной осведомлённостью работающих о токсических свойствах ФОП, несоблюдением мер предосторожности [1, 4, 7, 11]. Возникновению отравлений часто способствовала жаркая погода, затрудняющая использование средств индивидуальной защиты, особенно у хлопкоробов, табаководов, садоводов, свекловодов, работников тепличных хозяйств. При этом часть отравлений была связана с ранним выходом людей на обработанные ФОП плантации и проведением на них различных процессов по обработке почвы или уходу за посевами [1, 3, 11]. Нередко групповые отравления сельскохозяйственных рабочих происходят в результате сноса пестицидов с соседних обработанных ФОП полей [1, 8, 11, 14, 16, 17]. Чаще всего причиной острых отравлений работников сельского хозяйства были такие ФОП, как тиофос, меркаптофос, каптофос, хлорофос, карбофос, метилмеркаптофос, интратион, трихлорметафос-3, антио, диазинон, дурсбан, фозалон, фосфамид [1, 3, 4, 7, 11, 12, 14].

За последние десятилетия в связи с запрещением применения в сельском хозяйстве высокотоксичных ФОС, а также в связи с ростом ассортимента других пестицидов, количество отравлений ФОП среди сельскохозяйственных рабочих снизилось. Тем не менее, именно отравления ФОП остаются одной из основных составляющих в общей структуре отравлений пестицидами, особенно групповых [16, 17, 18, 19, 20]. Большая часть групповых профессиональных отравлений ФОП до настоящего времени регистрируется в развивающихся странах [15, 20, 21, 22, 24, 30, 37]. Так, в Никарагуа из 72-х описанных случаев острых отравлений пестицидами 65 были связаны с профессиональным воздействием, преимущественно ФОП, из них большинство составляли групповые отравления сельскохозяйственных рабочих [20]. Изучение частоты отравлений ФОП в 290 бразильских фермерских садоводческих семьях показало, что острые профессиональные отравления ФОП регистрировались в 4 % семей за последние 12 месяцев, в 19 % — в предыдущие годы [21]. Среди работников, использовавших ФОП в течение 10 дней перед исследованием, у 2,9 % присутствовали симптомы отравления, у 20 % наблюдалось снижение активности холинэстеразы. Авторы считают необходимым повысить существующие требования к защите при работе с пестицидами для дальнейшего уменьшения риска развития отравлений. По данным 18 центров отравлений в Бразилии за период 1991–1994 гг зарегистрировано 153459 случаев отравлений, из них 12,8 % — пестицидами, 42,3 % из которых были вызваны ФОП [25]. Отравления пестицидами в основном отмечались в сельской местности, причиной их в 83,8 % случаев явились производственные воздействия. Среди отравлений ФОС преобладали отравления паратионом, тамароном, малатионом, диазиноном и дихлофосом. Смертность при отравлениях ФОП составила 1,7 %. Анализ распространённости острых отравлений пестицидами в Бразилии с 1992 по 2002 г показал, что только в штате Мату-Гросу-ду-Сул зарегистрировано 1355 подобных случаев [28]. Большинство пострадавших составили мужчины в возрасте от 15-ти до 49-ти лет. В разных сельских районах штата число отравлений в анализируемый период варьировало от 25 до 65,7 на 100000 жителей. Причиной отравлений в 75,7 % случаев были ФОП, в 12,2 % — гербициды. Летальные исходы зафиксированы в 176 наблюдениях. Самая высокая смертность отмечена при воздействии ФОС [28].

Из описанных за 5 лет в Калифорнии 4000 случаев отравлений пестицидами более 70 % составляли отравления ФОП [23]. В 44 % случаев профессиональные отравления были связаны со сносом пестицидов с обрабатываемых полей. Авторы отмечают, что предпринимаемые властями меры недостаточны и носят формальный характер. Сообщается, что ФОП становятся частой причиной отравлений среди сельскохозяйственных рабочих в Индии [24], причем среди 15730 случаев отравлений в год 1571 случай сопровождался летальным исходом. О риске развития острых отравлений ФОП у сельскохозяйственных рабочих при их сносе с обрабатываемых плантаций отмечают и другие авторы [1, 17, 18, 19, 26]. Проведение оценки риска сноса распылённых пестицидов для людей и окружающей среды с помощью моделирования распыления флюоресцентным красителем в концентрации 3 г/л позволило доказать потенциальный риск сноса пестицидов и, соответственно, риск развития отравлений даже при их низкой летучести [26]. Среди острых отравлений, зарегистрированных в Словакии за 9 лет, отравления пестицидами составили 13,9 % (1761 случай), из которых в 72 % случаев причиной отравления послужили ФОП [27]. Продолжают регистрироваться острые отравления ФОП среди фермеров в Иране [29]. Наряду с профессиональными отравлениями авторы отмечают большую частоту отравлений в сельской местности из-за отсутствия достаточных знаний о токсичности ФОП, нередко из-за отсутствия средств индивидуальной защиты. Оценка частоты отравлений пестицидами в Тегеране и пригородах за 2000–2002 гг показала, что за рассматриваемые 2 года зарегистрировано 583 случая отравлений (ФОП — 58,8 %, карбаматы — 32,9 %, хлорорганические пестициды — 0,5 %, прочие — 7,8 %) [30]. Отравления средней тяжести при этом составили 29 % от общего числа, тяжелые отравления — 14 %, летальные исходы зафиксированы в 13 % случаев. В Швеции в 1994 г. по сравнению с 1984 г. число отравлений увеличилось с 493 до 774, при этом ФОП — со 162 до 349 [31]. В Швейцарии с 1966 по 2001 г зарегистрировано 6076 случаев отравлений ФОП и карбаматами, при этом случаи тяжелых отравлений и отравлений с летальным исходом составили лишь 1 % от общего их числа [32]. В Великобритании наметилась тенденция к снижению частоты острых профессиональных отравлений ФОП у сельскохозяйственных рабочих [33]. Однако, авторы отмечают длительные неврологические расстройства у рабочих, контактировавших с ФОП, особенно с диазиноном и актелликом Д. Отмечена тенденция к снижению частоты острых отравлений ФОП и в Польше [34, 35]. По данным токсикологического центра г. Познани, количество острых отравлений ФОП за периоды 1977–1986 и 1987–1996 гг снизилось в 2 раза [34]. Такая же тенденция наблюдалась и в Краковском центре клинической токсикологии [35]. Анализ 482 случаев острого отравления ФОС в Германии показал, что в 287 случаях отмечено отравление паратионом, в 90 — оксидеметон-метилом или метасистоксом, в 20 — диметоатом, в 6 — монокротофосом [45].

O’Malley М [36] сообщает, что по данным ВОЗ, только за 1990 г. в мире произошло 1 миллион тяжелых отравлений пестицидами в сельском хозяйстве и 2 миллиона в быту, в структуре которых преобладали отравления ФОП. По данным ежеквартального обозрения мировой санитарной статистики в ходе многочисленных независимых оценок было подтверждено, что проблема острых отравлений пестицидами остаётся одной из основных глобальных проблем здравоохранения [37]. Признаётся, что данная проблема более типична прежде всего для развивающихся стран. Ежегодно в этих странах более 25 млн. сельскохозяйственных рабочих переносят 1 и более случаев отравления пестицидами разной степени выраженности. Подчеркивается необходимость борьбы с этой проблемой на основе взаимного сотрудничества всех сторон, включая национальные правительства, представителей агрохимической промышленности, международные агентства, ученых и пострадавших.

Механизм действия фосфорорганических соединений, являющихся одной из основных причин отравлений, широко изучается в последние 20–30 лет [1, 2, 5, 7, 11, 38, 39]. ФОС проявляют своё токсическое действие в результате того, что имеют определённое сходство в строении с естественным субстратом — холинэстераза (ХЭ) — ацетилхолин (АХ) как стереохимически, так и по реакционной способности [1, 2]. При достижении активного участка ХЭ взаимодействие ФОС с ферментом сводится к фосфорилированию (или карбамилированию) гидроксила серина. Доказано, что ФОС реагируют с ХЭ в две стадии. На первой стадии за счет электростатических и гидрофобных взаимодействий образуется комплекс типа комплекса Михаэлиса, на второй — возникает ковалентная связь ингибитора с сери-ном в эстератическом центре фермента [1, 2, 4]. Комплекс ингибитор-фермент на первой стадии легко распадается, в то время как на второй стадии становится более прочным. Прочность его в значительной мере определяется концентрацией и длительностью действия ФОС. Одни ФОС, к ним относятся некоторые ФОП, образуют с ХЭ чрезвычайно устойчивую связь, другие — легко гидролизуемую.

В последние десятилетия появились исследования, вскрывающие тонкие механизмы развития нарушений пре- и постсинаптической нейропередачи при воздействии ФОС [2, 5, 11, 39], а также выявлен ряд неантихолинэстеразных механизмов их действия [39, 40, 41, 42, 64]. Доказано, что ФОС, способные реагировать с ХЭ, обладают большим или меньшим сродством также к m- и n-холинорецепторам (ХР), оказывая при этом как холиномиметическое, так и холинолитическое действие, а также облегчающее и холиносенсибилизирующее действие на ХР [2, 39, 43, 44, 48]. Известно, что m-ХР локализованы в постсинаптических мембранах клеток эффекторных органов и в окончаниях парасимпатических нервных волокон и относятся к метаботропному типу [1, 2, 39, 40]. Внутриклкточные эффекты их возбуждения реализуются за счет повышения цитозольной концентрации Са2+, который активирует Са2+-зависимую гуанилатциклазу, что вызывает генерацию цГМФ, опосредующего действие АХ на m-ХР и соответственно на цГМФ-зависимые биохимические системы соответствующих мишеней. В свою очередь n-ХР, локализованные в постсинаптических мембранах ганглионарных клеток, которые контактируют с окончаниями парасимпатических и симпатических преганглионарных волокон, являются рецепторами ионотропного типа, стимуляция которых АХ сопровождается повышением проницаемости клеточных мембран (n-холинергических синапсов нервной системы и нервно-мышечной пластинки) к ионам Са2+, Na+ и К+. Такой эффект активации n-ХР обусловлен их внутримембранной организацией, представленной надмолекулярным комплексом из пяти белковых субединиц (α1, α2, β, γ, δ), которые окружают белковый канал, пронизывающий липидный слой мембраны. Если синтез АХ происходит в нервных окончаниях, то сохранение — в специальных синаптических везикулах, а освобождение его в синаптическую щель происходит вследствие возбуждения нейрона дискретными порциями («квантами») по механизму экзоцитоза из синаптических везикул. Непосредственным сигналом, активирующим процессы выхода АХ через пресинаптическую мембрану, является повышение в середине нервного окончания ионов Са2+. Угнетение ХЭ вследствие воздействия ФОС сопровождается избытком АХ и перевозбуждением m- и n-холинергических реакций в органах-мишенях. В.Б. Прозоровский и соавторы [39, 40, 73] доказали наличие у ФОС дистантного действия на клетки, не имеющие иннервации: клетки крови и эндотелиоциты и описали наличие АХЭ в клетках крови и эндотелиоцитах [39, 40, 73].

Наряду с холинергическими механизмами интоксикации ФОС доказано развитие также нехолинергических механизмов [2, 39, 40, 46, 64]. Доказана роль сериновых гидролаз, карбоксилэстераз, амилаз и ряда других компонентов холинергической системы как мишеней ФОС [64]. Выявлено участие в патогенезе интоксикации ФОС ГАМК-эргической системы мозга, а также симпато-адреналовой системы [46, 47, 63], в частности в развитии судорожного синдрома. Получены доказательства нехолинэстеразных мишеней ФОС: сверхвысокая чувствительность нокаутных по АХЭ мышей к летальному действию ФОС [48]. Показано, что острое воздействие диметоата вызывает падение активности АХЭ крови и гиппокампа с частичным восстановлением через 24 часа [63]. Одновременно отмечается повышение в гиппокампе содержания ГАМК и градуальное повышение глицина. Авторы отводят важную роль повышению уровня аминокислотных нейромедиаторов гиппокампа в неантихолинэстеразных механизмах токсического действия ФОС [63].

Установлено, что холиномиметическое и литическое действие ФОС преимущественно проявляется на n-ХР ганглиях, сенсибилизирующее — на m-ХР, облегчающее — на нервных окончаниях скелетной мускулатуры, перевозбуждение которых лежит в основе формирования миофасцикуляций [39, 40, 46, 49]. Совокупность антихолинэстеразных и неантихолинэстеразных эффектов ФОС обуславливает прежде всего их нейротоксическое действие, что в первые сутки характеризуется развитием холинергического криза, а в последующие дни — формированием токсической энцефалопатии или астено-вегетативного синдрома, в зависимости от степени тяжести интоксикации [1, 4, 5, 8, 12, 16, 17, 62]. При этом существенный вклад вносят гемодинамические сдвиги с нарушением микроциркуляции, гипоксия и метаболический ацидоз [50, 51, 52], а также цитотоксическое действие ФОС [53], причем клетки астроглии наиболее чувствительны к их воздействию [54]. Изменения ультраструктуры клеток астроглии характеризовались расширением митохондрий, изменением гладкого эндоплазматического ретикулума, некрозом ядер, образованием липидных вакуолей. Наиболее чувствительны к действию ФОС клетки астроглии на стадии клеточного деления, что обусловлено ингибированием синтеза ДНК [55, 73]. Обращается внимание на морфологическое существование зон реактивной глии мозга и нейронов, экспрессирующих фибриллярный белок после введения ФОС [60, 72]. Экспериментальное изучение действия сублетальных доз малатиона на ультраструктуру синапсов и m-холинорецепторы головного мозга показало, что малатион обуславливает сокращение протяженности активных асимметричных синаптических зон в результате увеличения численности коротких и уменьшения численности длинных зон. Упьтраструктурные изменения синапсов проявляются после 24 часов действия токсиканта, а уменьшение количества ш-холинорецепторов отмечено через 96 часов [61]. Среди многочисленных нейротоксических реакций при воздействии ФОС очень большое значение придаётся гипоксии [1, 39, 40, 50, 52]. Основными причинами ее возникновения являются: затруднение проходимости дыхательных путей (спазм бронхов и бронхоррея), изменения активности дыхательных мышц (фасцикуляция, гипертонус и паралич) [56, 57, 62], нарушение микроциркуляции (агрегация эритроцитов и стаз) [1, 2, 3, 9, 40, 64], нарушение функции сердечной мышцы (аритмия, гипер- или гиподинамическая реакция) [1, 2, 58, 59, 62], угнетение дыхательного центра и подавление утилизации кислорода тканями [1, 3, 50, 52, 56, 57]. Гипоксия сама по себе активирует перекисное окисление липидов (ПОЛ) и нарушает биохимические процессы, обеспечивающие тканевое дыхание [39, 50, 62]. Развитию гипоксии и нейротоксичности ФОС способствуют нарушения гомеостаза кальция [62]. Показано увеличение содержания интрасинаптосомального Са в мозге на фоне снижения активности основного фермента, участвующего в выведении Са — Са++ — АТФазы. Увеличение интрасинаптосомального Са сопровождалось увеличением активности кальпаина, что также вело к нарушению нейрональной функции. Развитию гипоксии и полиорганных нарушений, особенно нейротоксических реакций, значительно способствует формирование окислительного стресса при интоксикации ФОС на фоне ингибиции антиоксидантной системы [39, 65, 66, 67, 68]. В эксперименте активация процессов ПОЛ с угнетением антиоксидантной системы при действии ФОС выявлена как в головном и спинном мозге, периферических нервах [2, 39, 40, 68], так и во внутренних органах, особенно в микросомах и митохондриях, выделенных из печени и сердца [69], а также в периферической крови и эритроцитах [39, 66]. Авторы считают, что активные формы кислорода обуславливают развитие как нейротоксических реакций, так и полиорганных нарушений, дыхательной и почечной недостаточности [2, 70], а также хронизацию синдромов острого отравления ФОС [1, 32, 39, 41, 71]. Показано, что хотя у разных ФОС выраженность прооксидантного действия различна [39, 41, 71], тем не менее, наряду со специфическим для них холинергическим и мембранотоксическим действием, они обладают также и неспецифическим прооксидантным эффектом, что обуславливает целесообразность применения современных антиоксидантов в комплексной терапии острых отравлений ФОС.

Не преуменьшая роли вскрытых за последние годы нехолинэстеразных эффектов ФОС, основная роль в механизме действия отводится их антихолинэстеразному действию [1, 2, 39, 40]. Как известно, различают три типа ХЭ: ацетилхолинэстеразу (АХЭ) или ацетилхолин-гидролазу, содержащуюся в сером веществе мозговой ткани, симпатических ганглиях, мотонейронах спинного мозга, аксоновой терминали, двигательных концевых пластинках, мембране ядра, эритроцитах, эндоплазматическом ретикулуме и мышцах; бутирилхолинэстеразу (БуХЭ) или ацилгидролазу ацилхолинов, локализующуюся в плазме крови, стенке кишечника, печени, поджелудочной железе, мембране лимфоцитов и бензоилхолинэстеразу (БеХЭ) или бензоилхолингидролазу, однако ведущая роль в гидролизе АХ принадлежит АХЭ [1, 2, 4, 5, 11]. Тем не менее, в большинстве тканей можно обнаружить все типы ХЭ, но активность их в разных тканях различна. Исследованиями ряда авторов показано, что помимо ХЭ в организме есть еще несколько сотен сериновых гидролаз и около 50-ти из них являются мишенями для ФОС [1, 2, 5, 11], при этом снижение активности ХЭ эритроцитов служит основным маркером острого отравления ФОС. Однако в ряде случаев наличие токсических признаков не сопровождается ингибированием ХЭ и поэтому до настоящего времени проводится поиск дополнительных биомаркеров интоксикации.

Так как ФОС обладают различными токсикокинетическими характеристиками, они имеют различный спектр молекулярных и клеточных мишеней, чем обусловлены различия биохимического «профиля» после острого отравления, а среди факторов, от которых зависит избирательное действие ФОС, как известно, главное место принадлежит их метаболическим превращениям в организме [1, 2, 5, 38, 85, 86, 87]. Тем не менее, отмечаются общие тенденции изменения комплекса биохимических процессов. Наряду с прооксидантным действием ФОС вызывают изменения белкового обмена посредством фосфорилирования и окисления белков, нарушают функционирование не только ХЭ, но и ряда других ферментных систем, в частности, протеинкиназы. АТФ-азы, трипсина, сукцинатдегидрогеназы, фосфолипазы С и других ферментов [2, 5, 11, 39, 40], что обуславливает их цито- и мембранотоксическое действие и лежит в основе формирования нейротоксических эффектов, метаболического ацидоза и полиорганной патологии. Исходя из политропного действия ФОС, вызывающего нарушения ряда ферментных систем, в последние годы в качестве дополнительных биохимических маркеров интоксикации ФОС предлагается использовать активность аминотрансфераз, гамма-глутамилтрансферазы и параоксаназы-1 [53, 74, 75]. В эксперименте отмечено [53], что если уровень аминотрансфераз, гамма-глютамилтрансферазы и параоксаназы-I, являются биохимическими маркерами интоксикации в течение первой недели после острого отравления ФОС и свидетельствуют прежде всего о повреждении эндотелия сосудов и гепатоцитов, а также печеночном цитолизе, то повышение уровня креатинина и мочевины предлагается использовать как неспецифические маркеры на поздних сроках интоксикации, свидетельствующие видимо, уже о развитии почечной недостаточности.

Специфическим проявлением острого отравления ФОС в первые сутки является холинергический криз, обусловленный ингибированием АХЭ и избыточным накоплением ацетилхолина в нервных окончаниях. Клинические проявления холинергического криза при остром отравлении ФОС могут развиваться сразу или спустя несколько часов после воздействия [85, 86, 87]. Для более липофильных ФОС, которые требуют метаболической активации, симптомы интоксикации развиваются медленнее и клиника острого отравления, включающая мускариноподобные и никотиноподобные нарушения, а также изменения со стороны ЦНС и дыхания, может развиваться в течение нескольких суток [2, 4, 8, 14].

Первые признаки холинергических симптомов в большинстве случаев появляются тогда, когда активность АХЭ в крови снижается до 50 %, в то же время падение её активности ниже 40 % может сопровождаться тяжелыми симптомами, например при отравлении ДФФ [2]. В то же время способность ФОС ингибировать ХЭ зависит в значительной степени от характера группировок, связанных с атомом фосфора, которые не отщепляются в ходе фосфорилирования фермента, от количества метиленовых групп, наличия связи фосфора с кислородом в структуре ФОС, его электронной структуры, а также от строения активного центра ХЭ у пациента [1, 2, 8]. Симптомы холинергического криза при отравлении ФОС можно разделить на три основные группы: мускариновые эффекты, никотиновые эффекты и эффекты поражения ЦНС, однако их выраженность зависит от дозы и токсичности ФОС, а также от пути их поступления [4, 7, 10, 21]. Основные проявления мускариновых эффектов на органы и системы характеризуются насморком, бронхореей, бронхоспазмом, кашлем, дыхательной недостаточностью, повышенным слюноотделением, тошнотой, рвотой, абдоминальной болью, диареей, недержанием кала, недержанием мочи, миозом, слезотечением, нарушением зрения, повышенным потоотделением, брадикардией, артериальной гипотензией. Никотиновые же признаки и симптомы включают мышечные фасцикуляции, судороги, слабость или парез диафрагмы, бледность, гипертензию и тахикардию [1, 2, 4, 42]. Поражение ЦНС (не только холинэргических, но и ГАМК-эргических, и адренэргических структур) способствует формированию судорожного синдрома, тремора, атаксии, эмоциональной лабильности, спутанности сознания, комы, а в последующем — и формированию нервно-психических и когнитивных нарушений [9, 10, 48, 49]. Антихолинэстеразное, неантихолинэстеразное, а также прямое цитотоксическое действие ФОС первоначально вызывает нарушение нервной и гуморальной регуляции сосудистой системы мозга, появление главным образом реактивных (обратимых) изменений нейронов, а при более выраженной интоксикации в связи с резким нарушением микроциркуляции, развитием гипоксии мозга, влиянием эндогенных токсических факторов, развиваются структурные изменения структурных элементов сосудистой стенки, нарастают дегенеративные изменения нейронов головного и спинного мозга [92], обуславливающие формирование токсической энцефалопатии с различными синдромами: бульбарного миастеноподобного синдрома, коматозного, психотического, судорожного, мозжечкового и экстрапирамидного синдромов, как нарушений 1-го типа, преимущественно вследствие избыточной стимуляции мускариновых рецепторов [10, 38, 60, 61, 79, 92]. При рентгено-компьютерной и магнитно-резонансной томографии у больных с энцефалопатией, индуцированной ФОС, обнаруживают отёк мозга смешанной природы (цитотоксический и вазогенный) [88, 89], нарушение плотности в различных отделах головного мозга [89, 90]. Выраженные формы токсической энцефалопатии при отравлениях ФОС со снижением уровня ХЭ более, чем на 80 %, как правило, сопровождаются формированием дыхательной недостаточности [56, 84, 85, 86, 87]. С частотой дыхательной недостаточности кореллируют артериальная гипотензия, брадикардия, интенсивные фасцикуляции и кома [91].

Особое место в неврологической синдромологии при отравлениях ФОС занимают всё чаще описываемые в последние десятилетия специфические синдромы. Это миастеноподобный или промежуточный синдром и синдром отставленной или отсроченной полинейропатии, в генезе формирования которых до настоящего времени остаётся много неясного [80, 81, 82, 86, 87, 88]. Промежуточный синдром как паралич II типа при остром отравлении ФОС впервые описали R.S. Wadia и соавт. [93], однако термин промежуточного синдрома предложен позже N. Senannayke и соавт. [9] вследствие того, что он возникает между периодом раннего холинергического синдрома и поздним началом отсроченной полинейропатии. Частота проявления этого синдрома по данным разных авторов составляет 20–68 % [9, 10, 92, 93, 94]. Этот синдром обычно ассоциируется с такими ФОС, как диазинон, диметоат, малатион, хлорпирифос, метилпаратион, метамидафос, монокротофос, фентион, фенитротион, этилпаратион, карбофос. Авторы [9, 10, 93, 94] утверждают, что он развивается через 12–96 часов после воздействия ФОС, отражает пролонгированное действие АХ на никотиновые рецепторы и характеризуется мышечной слабостью век, сгибателей шеи, проксимальных отделов конечностей и сгибательных мышц. Регрессия промежуточного синдрома обычно наблюдается через 4–16 дней [9, 10, 94, 95]. При описании промежуточного синдрома при отравлении диметоатом и метилпаратионом отмечены слабость черепно-мозговых нервов, проксимальных мышц конечностей и развитие дыхательной недостаточности, а у погибших болных отмечено наличие некротизированных мышечных волокон [95, 96].

Сообщается о 3-х четко дифференцируемых фазах острого отравления ФОП [97]. После купирования холинергического криза у некоторых больных развивалось состояние мышечного паралича, которое расценивалось как промежуточный синдром: у 10-ти пациентов автор описывает паралич периферической мускулатуры: сгибателей шеи, двигательных волокон черепномозговых нервов и дыхательной мускулатуры. У 9 из них отсутствовали ахилловы рефлексы, что расценивалось как проявление нейропатии. Автор предполагает постсинаптическое происхождение нейропатии, поскольку имеются и электромиографические признаки нейромышечных расстройств [97]. Элекгромиографические исследования у больных с промежуточным синдромом выявляют пресинаптические и постсинаптические дефекты, характеризующиеся низким (декретным) ответом вызванных потенциалов на низких (от 1 до 3 Гц) и особенно на промежуточных (от 10 до 20 Гц) частотах [9, 94, 105]. Регрессирует промежуточный синдром обычно в течение 5–18-ти дней.

Синдром отставленной или отсроченной полинейропатии или паралич III типа описан при отравлениях триортокрезилфосфатом, а также рядом высокотоксичных ФОС (липафос, мерфос, лептофос, хлорпирифос, дихлофос, ДЕФ, цианофос трихлоронат, афос и др.), использование которых в сельском хозяйстве запрещено [1, 2, 43, 46, 92, 94, 96, 97]. Описано развитие отсроченной полинейропатии у рабочих с отравлением хлорпирифосом [98], дихлофосом [99], хлорофосом [9, 94, 98]. Отсроченная периферическая нейропатия, как правило, развивается через 7–22 дня после острого отравления, чаще на фоне медленного восстановления АХЭ или на фоне уже полной нормализации ее активности. Она начинается с болей и парестезий в кистях и стопах, с нарастанием расстройств чувствительности, слабости, вплоть до развития двигательной дистальной аксональной полинейропатии со снижением или исчезновением сухожильных рефлексов с дистальных отделов конечностей, с гипотрофией или атрофией дистальных групп мышц [97, 98, 99, 100]. При этом патологии со стороны черепно-мозговых нервов, респираторной, кардиоваскулярной и абдоминальной системы обычно не обнаруживается, основные биохимические показатели не изменены. Электронейромиографические исследования периферических нервов выявляют снижение как скорости проведения импульса, так и его амплитуды, характерные для двигательной аксональной нейропатии [9, 98, 100]. Ряд авторов отмечает, что нарушение проводимости по нервам, удлиннение времени латенции и снижение амплитуды импульса по двигательным волокнам периферических нервов обычно предшествуют клинической манифестации отсроченной полинейропатии [2, 4, 98, 100] и могут быть использованы как прогностические тесты. Развитие отсроченной нейропатии связывают с дегенеративными изменениями задних столбов кортико-спинального тракта [101], а также пирамидного тракта [9]. Прогноз при отсроченной дистальной полинейропатии обычно благоприятный, проявления её регрессируют в течение 6–22 месяцев, но в тяжелых случаях на многие годы остаются парезы кистей, стоп и атаксия [9, 97, 98, 99]. При отравлении высокими дозами ФОС описано развитие отсроченной аксональной полинейропатии с восходящей полирадикулопатией типа синдрома Гийен-Барре [ 102], а также появление интенсивного тремора и ригидности с развитием синдрома Паркинсона [103] или спастического парапареза [101].

Патогенез отсроченной полинейропатии связывают с фосфорилированием и старением нейротоксической эстеразы ( НТЭ) в аксонах периферических нервов [9, 98, 99]. НТЭ обнаруживается в головном мозгу, в проводящих путях спинного мозга и периферических нервах, а также в селезёнке, мышцах и лимфоцитах. Функция НТЭ не до конца изучена [9, 98, 99, 101], но ее фосфорилирование сопровождается развитием валлеровской аксональной дегенерации. Приведены данные о структуре НТЭ и ее функциональной роли в развитии отставленной нейропатии [106]. Авторы отмечают умеренную структурную гомологию НТЭ и Са-независимой фосфолипазы А2, что обеспечивает возможность участия в процессах деацилирования фосфолипидов в положении Sn-2. Показано, что ФОС вызывают отставленную нейропатию, ингибируя НТЭ, что сопровождается нарушением гомеостаза мембранных фосфолипидов, приводящих к повреждениям аксонального транспорта. При отравлении ФОС старение НТЭ происходит за счёт расщепления боковой цепи фермента и происходит этот процесс в аксонах, а не в теле нейрона. Эти молекулярные изменения сопровождаются характерными изменениями в периферических нервах, в том числе в дегенерации преимущественно длинных аксонов с потерей миелина с явлениями пролиферации шванновских клеток и макрофагальной инфильтрацией нервов [43]. Отсроченная нейропатия развивается только при отравлении теми ФОС, которые способны ингибировать НТЭ в аксонах [94]. В то же время некоторые авторы, обсуждая роль ряда ингибиторов эстераз, индуцирующих аксонопатии, считают, что этот эффект не связан с НТЭ как «мишенью» нейропатии [107]. Авторы отмечают, что отсроченная нейропатия при отравлении ФОС практически всегда развивается при выраженных формах интоксикации и является не отдельным феноменом, а скорее неотъемлемой частью процесса, в результате которого развивается полиорганная дисфункция и недостаточность. Для развития отсроченной нейропатии характерно наличие общих микроциркуляторных, клеточных и метаболических патофизиологических механизмов.

Считается, что причиной клеточной и органной дисфункции является нарушение функций митохондрий, которое происходит в виде снижения биосинтеза АТФ, выработки и потребления энергии (цитопатическая гипоксия) [126]. Возбудимые ткани периферических нервов и мышц, которые тратят большое количество энергии на поддержание своего функционального состояния, являются основными мишенями и скорее всего повреждаются при сочетании ишемической и цитопатической гипоксии, а также дисфункции кальциевых и натриевых каналов клеток, что способствует деполяризации клеточных мембран периферических нервов и развитию нейропатии. Чепур С.В. [127] также отмечает, что многочисленные работы о роли НТЭ не обеспечили за последнее десятилетие сколь угодно реального решения проблемы отдалённых органо-фосфатных нейропатий. Кроме того, изучение этого фермента и его физиологического значения не позволило за последнее десятилетие создать эффективные средства для профилактики отдалённых нейропатий. Автор отмечает, что при отдалённых нейротоксических процессах как в глиальных клетках ЦНС, так и в шванновских клетках периферических нервов развивается митохондриальная патология со снижением активности ферментов цикла Кребса и активация каскадных метаболических реакций свободнорадикального окисления, сопряженных с кальцийзависимыми процессами. Показано, что ФОС необратимо фосфорилируют структуры открытых кальциевых каналов, что препятствует их инактивации, формирует условия для постоянного притока кальция в клетку. В свою очередь, кальцийзависимая активация синтазы оксида азота способствует образованию пероксинитрита, обладающего высокой пенетрирующей способностью, дисмутирование которого происходит с образованием других активных форм кислорода и прогрессированием окислительного стресса. В связи с этим, выявленные механизмы обуславливают целесообразность применения кальций-блокаторов и антиоксидантов в комплексном лечении отравлений ФОС.

Другие авторы утверждают, что отставленные нейротоксические эффекты связаны с повышенным фосфорилированием микротрубочек клеток мозга [109]. Авторы отмечают, что снижение НТЭ в мозгу происходит уже на 2–7 день, а к 15–21-му дню после воздействия ФОС активность Са2+/кальмодулин-зависимой протеинкиназы изолированных микротрубочек мозга повышается почти в 3 раза, что и играет роль в формировании отставленных нейротоксических эффектов. В.Я. Шульгой экспериментально показано [110], что клиническая картина отставленной нейро-эндокринной токсичности ФОС протекает в две стадии. Первая стадия характеризуется отсутствием видимых клинических отклонений от нормы на протяжении, как правило, 6–60 дней, в течение которых развиваются специфические пусковые механизмы холинергической природы, преимущественно на уровне гипоталамических ядер диэнцефальной области головного мозга. Вторая стадия является неспецифической и проявляется в виде различной степени выраженности вегетативно-эндокринно-трофических расстройств, которые обычно носят необратимый характер, трудно поддаются терапии. Для прогнозирования отсроченной полинейропатии создана база данных ФОС, опасных в отношении отставленных нейропатий, куда введены сведения по 157-ми соединениям, в том числе и об их способности ингибировать НТЭ [104]. При создании тест-системы в качестве доступного источника НТЭ использованы клетки периферической крови кур и человека, что даёт возможность диагностировать опасность развития отдалённых нейропатий в каждом случае, а также проводить скрининг новых и известных ФОС на вероятность их отставленного нейротоксического действия.

Отмечено, что одними из ранних признаков отсроченной нейропатии является резкое (на 35–40 %) замедление скорости распространения возбуждения по периферическим нервам кур и морских свинок, а также снижение амплитуды потенциала действия нерва, которые отмечаются прежде развития видимых клинических проявлений — атаксии, парезов и параличей [2]. При этом наблюдаемые изменения указывали на потерю возбудимости в первую очередь толстыми быстропроводящими нервными волокнами A-а. Процесс демиелинизации в периферических нервах и спинном мозге был подтверждён морфологически [1, 2, 108].

Эффект отсроченной нейропатии был обнаружен для ФОС различной структуры — фосфатов, фосфонатов, амидофосфатов, в то же время ФОС с гидрофильными и гетероциклическими заместителями наименее опасны в плане развития нейропатии [2]. Выявленные отдельные звенья патогенеза отсроченной нейропатии расширяют представления о формировании данного синдрома, однако механизм формирования отсроченной нейропатии при воздействии отдельных ФОС окончательно не выяснен.

Наряду с нейротоксическими эффектами ФОС при воздействии больших доз вызывают синдром мультиорганной дисфункции с нарушением функции печени, сердца, почек и других органов [5, 9, 42, 111]. На фоне синдрома мультиорганной дисфункции отмечено повышение активности трансаминаз, уровней билирубина и креатинина [111], при этом авторы считают, что повышение в крови концентрации общего билирубина является фактором риска указанного синдрома. В развитии синдрома мультиорганной дисфункции с поражением печени, почек, сердца и поджелудочной железы, наряду с холинергическим, цито- и мембранотоксическим действием ФОС большая роль отводится окислительному стрессу с повышением продукции активных форм кислорода. [68, 69, 70, 71, 112]. Наиболее частым проявлением мультиорганной дисфункции при отравлении ФОС является развитие токсической гепатопатии и кардиомиопатии [2, 112, 113]. Отравление ФОС сопровождается уменьшением гранул гликогена в гепатоцитах, вакуолярной дегенерацией и некрозом клеток, а также гипергликемией и метаболическим ацидозом [113]. Выявлено связывание ФОС с мускариновыми рецепторами сердца, что, по мнению авторов, обусловливает их кардиотоксический эффект. [117].

Установлено, что на догоспитальном этапе при острых отравлениях ФОС тяжелой степени, как правило, нарушения гемодинамики характеризовались резким падением артериального давления в сочетании с выраженным уменьшением частоты сердечных сокращений, замедлением желудочковой проводимости [115]. При поступлении были снижены ударный объём сердца, минутный объём крови и увеличено периферическое сопротивление сосудов. В токсигенной фазе отравления ФОС у всех больных статистически достоверно снижалась величина работы левого желудочка, что приводило у части больных на 3–4-е сутки к развитию острой левожелудочковой недостаточности и летальному исходу. Самыми распространёнными видами гетеротропной аритмии при острой интоксикации ФОС являлись суправентрикулярная экстрасистолия (в 70 % случаев) и желудочковая экстрасистолия (в 90 %). Нарушения проводимости и автоматизма у больных с летальным исходом наблюдались в первые часы после отравления ФОС. Эти изменения проявлялись в виде желудочковых экстрасистол высоких градаций, желудочковой тахикардии, суправентрикулярной экстрасистолии и фибрилляции желудочков. Указанные изменения возбудимости свидетельствовали об электрической нестабильности миокарда, возникавшей вследствие его метаболического и органического поражения в результате интоксикации. [115]. Кардиотоксические эффекты ФОС связывают не только с их антихолинэстеразным действием, но и с развитием метаболического ацидоза, окислительного стресса, гипоксией, а также с нарушением функции других нейромедиаторных систем [58. 59, 115, 122].

Среди последствий острых отравлений ФОС описано развитие нейропсихологических и нейрокогнитивных расстройств с развитием астено-невротического синдрома и неврозов [116, 117]. Психические расстройства нередко проявлялись манией и повышенной возбудимостью. Расстройства психической сферы определялись в 93 % случаев, при этом в 81 % случаев наблюдались изменения электроэнцефалограммы [116]. Изучение влияния ФОС на центральную нервную систему при двухлетнем динамическом наблюдении показало [117], что визуомоторные способности и кратковременная вербальная память, нарушенные в раннем периоде после отравления, со временем восстанавливаются.

Как осложнение острого отравления ФОС описано развитие острого панкреатита [118], ишемического колита, несахарного диабета, гломерулонефрита и пневмонии [119, 120, 121]. Так, частота развития пневмоний у больных с острым отравлением ФОС составляет 42–59,3 % и нередко приводит к летальному исходу [121]. В генезе пневмоний выявлены патоспецифические факторы: нарушения бронхиальной проходимости и легочного кровотока, гиперсекреция слизи, снижение сократительной функции миокарда, наличие токсической иммунодепрессии и агрессии нейтрофильных гранулоцитов, а также эндотоксикоз [121]. В механизмах токсического действия и формирования полиорганной патологии при отравлениях ФОС большая роль отводится их иммунотоксичносги [2, 123, 124, 125]. Показано, что в основе отдалённой нейротоксичности и мультиорганной патологии лежит формирование иммуносупрессии и аутоиммунных процессов с нарушением иммунорегуляторной функции. Отмечено также, что одним из путей детоксикации при отравлениях ФОС является формирование иммунных комплексов и выведение их посредством фагоцитоза [125].

Обобщая данные литературы, можно заключить, что механизмы формирования основных клинических синдромов при отравлении ФОС включают в себя три основные реакции: холинергическая с антихолинэстеразным эффектом, мембранотоксическая (в первую очередь фосфорилирующая) и прооксидантная. Холинергические эффекты ФОС состоят из антихолинэстеразного и холинорецепторного действия, а также включают нехолинергические механизмы действия (глютаматный, адренергический и др.). Вышеуказанные механизмы обеспечивают нарушение микроциркуляции, гипоксию, цитотоксический эффект, обуславливающе дезорганизацию клеточного метаболизма, гибель нейронов, гепато-, кардиоцитов и других клеток, а также иммунопатологические нарушения.

Целью данной работы наряду с анализом литературы по синдромологии острых отравлений ФОС было изучение частоты различных клинических синдромов у сельскохозяйственных рабочих, перенесших острое отравление ФОП.

Материалы и методы. Нами была изучена частота и структура клинических синдромов при острых отравлениях ФОП у сельскохозяйственных рабочих различных профессий, развившихся вследствие грубых нарушений гигиенических регламентов, в расследовании этиологии которых принимали участие сотрудники института.

Полученные результаты и их обсуждение.

Всего проспективно обследовано 60 сельскохозяйственных рабочих с острым отравлением ФОП (карбофосом, дихлофосом, фозалоном и диметоатом). Профессиональный состав пострадавших, структура и частота основных клинических синдромов острых отравление ФОП представлены в таблице. Из 60-ти больных 14 (23,3 %) были мужчины, 46 (76,7 %) — женщины. Возрастной диапазон составлял от 26 до 62-х лет (в среднем — 39,2±10,6 лет). Острое отравление ФОП перенесли 8 садоводов, работавших на участке, граничащем с садом, который в это время обрабатывался механизаторами карбофосом при помощи тракторного опрыскивателя. Из таблицы видно, что основными синдромами данного отравления были холинергический криз и астено-вегетативный синдром (ABC).

Таблица. Основные клинические синдромы у сельскохозяйственных рабочих с острым отравлением фосфорорганическими пестицидами

Острое отравление карбофосом перенесли 2 дезинфектора в результате того, что сорвался шланг насоса, который облил рабочих. Если у одной из женщин развилось острое отравление лёгкой степени в виде слабо выраженного хо-линергического криза и ABC, то у другой, у которой раствор карбофоса попал не только на кожу, но и в глаза и в рот, развилось острое отравление ФОС с выраженным холинергическим кризом со стойким угнетением АХЭ на 70 %, с промежуточным (миастеноподобным) синдромом, развившимся через 10 часов и проявлявшимся в течение 5-ти дней с последующим развитием токсической энцефалопатии, токсической гепатопатии с цитолитическим синдромом, с угнетением синтетической функции печени и токсической кардиомиопатии с тахикардией, с развитием желудочковой экстрасистолии, а также с психоневрологическими нарушениями в виде когнитивной дисфункции и астеноипохондрического синдрома. Развившиеся у больной синдромы привели к стойкой потере трудоспособности и инвалидизации.

Острое отравление карбофосом лёгкой степени развилось у 3-х скотоводов после обработки овец и характеризовалось слабо выраженным холинергическим кризом с угнетением АХЭ на 30–40 % и ABC, которые регрессировали в течение недели. Острое отравление дихлофосом развилось у 6-ти рабочих, использовавших его в смеси с известковым раствором при побелке коровника в качестве инсектицида. Двое из них работали в течение нескольких часов и перенесли острое отравление ФОС лёгкой степени со слабо выраженным холинергическим кризом и ABC, которые регрессировали через 2 недели. У остальных 4-х рабочих, работавших в течение 2-х дней, развилось более выраженное острое отравление ФОС: у 2-х — средней степени тяжести, у 2-х — тяжелое. Отравление характеризовалось выраженным холинергическим кризом с выраженным судорожным синдромом, с промежуточным синдромом, развившимся через 6–12 часов и державшимся в течение недели, с последующим развитием токсической энцефалопатии с психоневрологическими нарушениями, с токсической гепатопатией с выраженным цитолитическим синдромом, с токсической кардиомиопатией с брадикардией в первые сутки, сменившейся впоследствии на тахикардию с грубым нарушением сердечного ритма. У 2-х из 6-ти пострадавших развилась отсроченная нейропатия (у одного — через 18 дней после отравления, у второго — через месяц). Отсроченная нейропатия начиналась с болей и парестезий в конечностях, особенно в ночное время, с последующим проявлением атаксии, дистальной вегетативно-моторной полинейропатии с парезом стоп и развитием параличей. У одного больного развился спастический паралич нижних конечностей, который регрессировал через 5 лет, у другого больного развился спастический тетрапарез, который регрессировал очень медленно, через 10 лет наблюдения сохранились выраженная атаксия и парез стоп. Четверо из пострадавших были инвалидизированы.

Острое отравление дихлофосом развилось у двух рабочих склада по хранению ядохимикатов после разлива большой ёмкости с препаратом (при этом раствор разлился на одного из рабочих, вызвал ожог кожи рук и нижних конечностей). Рабочие после первичной обработки были госпитализированы. У одного из рабочих развилось острое отравление ФОС лёгкой степени тяжести со слабо выраженным холинергическим кризом, слабо выраженным промежуточным синдромом через 8 часов и ABC, которые регрессировали через неделю. У другого рабочего развилось тяжелое отравление ФОС с выраженным холинергическим кризом, судорожным синдромом, стойким угнетением АХЭ на 80 %, ожогом кожных покровов нижних конечностей II степени, развитием промежуточного миастеноподобного синдрома через 10 часов со слабостью разгибателей шеи, снижением тонуса и силы мышц в проксимальных отделах конечностей, который регрессировал через 6 дней, с последующим развитием токсической энцефалопатии с психоневрологическими нарушениями, токсической гепатопатии с цитолитическим и гепато-депрессивным синдромом, токсической кардиомиопатии с тахикардией и нарушением ритма. Через 22 дня появилась атаксия, боли и парестезии в дистальных отделах конечностей, в последствии развилась энцефаломиелополинейропатия с парезом нижних конечностей, тазовыми нарушениями в виде императивных позывов к мочеиспусканию. Через 12 лет наблюдения регресса неврологических нарушений почти не наблюдалось, больной оставался инвалидом 1-й группы. Особенностью отсроченной нейропатии у данного больного была длительная заинтересованность всех структур периферических нервов — двигательных, чувствительных и вегетативных с преобладанием моторно-атактических нарушений.

Синдромология острого отравления лёгкой степени фозалоном прослежена у 3-х механизаторов, у которых отравление возникло после обработки сада в жаркий день. Через 3–4 часа после обработки появилась сиптоматика лёгкого холинергического криза на фоне угнетения АХЭ на 30–40 %. Клинические проявления ABC регрессировали через неделю.

У 36-ти виноградарей изучена синдромология острого отравления баковой смесью с инсектоакарицидом, содержащим препараты Бимер (действующее вещество диметоат), дитан-45 (действующее вещество манкоцеб) и уникаль (действующее вещество тебуконазол). Виноградари в жаркую погоду работали на участке, граничащем с виноградником, который в это время обрабатывался тракторными опрыскивателями указанной баковой смесью, содержащей ФОП — диметоат. В результате сноса пестицидов с соседнего участка у виноградарей через 3–4 часа появилась симптоматика холинергического криза — слюнотечение, слезотечение, миоз, головная боль, судороги в мышцах конечностей, угнетение АХЭ на 30–40 %. У трёх женщин развилось острое отравление средней степени тяжести с промежуточным синдромом через 8–12 часов, токсической энцефалопатией и токсической нефропатией. У остальных 33-х женщин — отравление лёгкой степени с ABC. При наблюдении в течение 2-х месяцев выраженность энцефалопатии уменьшилась, симптоматика токсической нефропатии исчезла. Значительно регрессировала симптоматика ABC у больных с лёгкой степенью отравления. Синдром отсроченной нейропатии не развился ни в одном случае. В 35 случаях острого отравления ФОС (у 2-х с тяжелой, 3-х — со средней степенью выраженности интоксикации и 30 случаях с легкой степенью) в комплексную терапию наряду с атропином и реактиваторами АХЭ включали кальцийблокатор нимотоп и антиоксидант α-липолевую кислоту, что способствовало более раннему регрессу основных клинических синдромов по сравнению с результатами лечения 25 больных с отравлением ФОС (5 — со средней степенью и 20 — с легкой степенью интоксикации). Инфузии нимотопа и α-липолевой кислоты в течение недели с последующим пероральным их применением способствовали уменьшению выраженности и укорочению длительности холинергического криза и промежуточного синдрома. Отсроченная нейропатия развилась в этой группе лишь у 1 больного и регрессировала в течение 3–4 недель, тогда как в контрольной группе отсроченная нейропатия развилась в 2-х случаях (в одном случае — тяжелая энцефаломиелополинейропатия) со стойкими отдаленными последствиями.

Обобщив результаты изучения синдромологии 60-ти случаев острых отравлений различными ФОП у сельскохозяйственных рабочих, выявлено, что во всех случаях наблюдается холинергический криз различной степени выраженности, лишь в 16,7 % случаев имел место промежуточный синдром (только при средней и тяжелой степени выраженности интоксикации). Отравление легкой степени в большинстве случаев (85 %) характеризовалось развитием ABC. Отсроченная нейропатия наблюдалась лишь в 5 % случаев (только при средней и тяжелой степени отравления). Из таблицы видно, что токсическая гепатопатия, кардиомиопатия и нефропатия развивались в 13,3 %, 18,3 % и 5 % случаев соответственно, преимущественно при выраженных формах интоксикации. У этих больных в 8,3 % случаев также наблюдались психоневрологические нарушения.

Таким образом, анализ литературных данных и собственных исследований свидетельствует о том, что индуцированные ФОС нарушения обуславливают формирование таких основных клинических синдромов отравления, как холинергический криз, промежуточный синдром, синдром отсроченной нейропатии, а также синдром токсической гепатопа-тии, кардиомиопатии, нефропатии и психических нарушений. Если клинические синдромы при лёгкой степени отравления ФОП быстро регрессируют, то последствия отравления средней и тяжелой степени носят стойкий характер и являются причиной длительной инвалидизации больных.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Каган Ю.С. Токсикология фосфорорганических пестицидов / Ю.С. Каган // — М.: «Медицина», 1977. — 295 с.

2. Каган Ю.С. Блокаторы холинэстеразы. / Ю.С. Каган, Н.В. Кокшарева, П.Г. Жминько. — В кн.: Общая токсикология. [под ред. Б.А. Курляндського, В.А. Филова]. — М.: «Медицина», 2002. — С. 176–227

3. Casey P. Deaths from pesticide poisoning in England and Wes: 1945–1999. Hut Exper Toxicol. / P. Casey, J.A. We // Hum. Exper. Tocsicol. 1999; 13, P. 95–101

4. Ellenhom M.J. Diagnosis and Treatment of Human Poisoning / M.J. Ellenhom // Williams&Wilkins, Baltimore, 2003. — P. 681–737

5. Koelle G.B. Pharmacology and Toxicology of organophos-phates and carbonates. I n: Clinical and experimental toxicology of organophosphates and carbonates./ G.B. Koelle, B. Ballantyn, T. Marrs //Butterworth Heinmann. Oxford. 1992. — P. 33–40.

6. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. /L. KaralUedde, // Br. J. Anaesth. — 1989, — 63. — P. 736–750

7. Vucinic S. Acute organophosphate insecticide poisoning: Antidotes and intensive care management / S. Vucinic, D. Joksovic, V Todorovic // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — V. 41, № 4. — P. 444–445.

8. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // J. Int. Fed. Clin. Chem. — 1999. — № 11. — P. 1–9.

9. Senanayake N. Neurotoxic effects organophosphorous insecticides. / N. Senanayake, L. Karalliedde // N. Engl. J. Med. — 1987. — V. 316 — P. 761–763.

10. Leon-s-Fidas E. Neurological effects of organophosphorous pesticides / E. Leon-s-Fidas E. // BMJ. — 1996, — V. 313. — P. 690–698

11. Kwong T.C. Organophosphate pesticides: biochemistry and clinical toxicology / T.C. Kwong // Ther. Drug Monit. — 2002. — V. 24. — P. 144–149.

12. Лужников E.A. Клиническая токсикология. / Е,А, Лужников // М,: Медицина, 1994. — 256 с.

13. Tompson J.P. Suspected paediatric poisoning in the UK. / J.P. Thompson // Home accident surveillance system, 1982–1994. Hum Exper. Toxicol. — 1994. № 13. — P. 529–533.

14. Ливанов Г.А. Острые отравления ФОС (патогенез, клиника, диагностика, лечение) / Г.А. Ливанов, М.Л. Калмансон, В.Б. Прозоровский //С-Пб: Изд. С-ПбМАПО, 1996. — 19 с.

15. Wadia R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. Wadia // Indian J. Crit. Med. — 2003. — № 7. — P. 85–88.

16. Кундиев Ю.И. Профессиональные заболевания работников сельского хозяйства / Ю.И. Кундиев, Е.П. Краснюк, В.Г. Бойко // К.: Здоров’я, 1989. — 271 с.

17. Балан Г.М. Острые отравления пестицидами. / Г.М. Балан, С.И. Иванова, ВА Бабич // Матер, науч. пракг. конф. «Актуальні проблеми екогігієни і токсикології», Київ, 28–29 травня, 1998. — С. 32–38

18. Харченко О.А. Острoе отравления пестицидами у р ботников сельского хазяйства Украины / О.А. Харченко, Г.М. Балан, В.А. Бабич, Т.В. Мымренко // Матер, междун. конф. «Гигиена, организация здравоохранения и профпатология» — Новокузнецк, 23–24 мая 2012, Новокузнецк, 2012. — С. 182–184.

19. Острое групповое отравление виноградарей баковой смесью пестицидов / Балан Г.М., Харченко О.А., Лепешкин И.В. [и др.] Матер. XV з’їезду гігієністів України 20–21 вересня 2012р., — Львів, 2012. — С. 408–409.

20. Corriols М. Incidence of acute pesticide poisoning in Nicaragua: Apublic health concern / M. Corriols, L. Marin, J. Berroteran // OccuP. and Environ. Med. — 2009. — 66, № 3. — P. 205–210.

21. Bento G. Intoxicacoes por agrotoxicos entre trabalhadores rurias de fruticultura / G. Bento, R.S. Muller // ReV. saude pablica — 2009. — 43. № 2. — P. 335–344.

22. Hazarika R. Health hazard due to exposure of pesticide // R. Hazarika, S. Das // J. Epidemiol, and Community Health. — 2011. — 65, 1. — P. 436–437.

23. Kegley S. Pesticide drift continues upabated / S. Kegley, M. Ruves, A. Katten // Glob. Pestic. Campaigner. — 2001. — 11. № 2. — P. 12–15.

24. Wadi a R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. V&dia // Indian J. Crit. Care Med. — 2003. — 7, — P. 85–87.

25. Wong A. Organophosphate poisoning in Brazil / A. Wong, J.G. Duarte // Hum. and Exp. Tocsicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 72–74.

26. De Schampheleire M. The risks of pesticide spray drift for human and environment and the possibilities to reduce pesticide / M. De Schampheleire, P. Spanoghe / Parasitica/ — 2006. — 62. № 1–2. — P. 9–19.

27. Caganova B. Acute pesticids poisoning in the years 1994–2002 reported do the toxicological information centre in Bratislava / B. Caganova, S. Plaskova, I. Batora // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2004. — 42. № 4. — P. 531–532.

28. Recena M. Acute poisoning with pesticides in the state of Mato Grosso do Sul, Brasil. / M. Recena, D.X. Pires // Sci. Total Environ. — 2006. — 357. № 1–3. — P. 88–95.

29. Mohebli G.H. Ingibition of Acetyl Cholinesterase Activity Farmers Exposed to Organophosphate pesticides in Bushehz, Iran / G.H. Mohebli, A. Jahangirl // American-Eurasian J. of Toxicol. Scienses. — 2011. — 3 (3). — P. 127–130.

30. Jalali N. Incidence of pesticides poisoning in Tehran Iran / N. Jalali, A. Pajoomand // Toxicol. Lett. — 2002. — 1. — P. 105–106.

31. Persson H. Pesticide poisoning in Sweden — actual situation and changes over a 10 year period / H. Persson, M. Palmborg, B. Irestedt // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 657–661.

32. Schmid T. Acute organophosphorus and carbonate insecticide poisoning in Switzerland / T. Schmid, M.E. Wilks // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — 41. № 4. — P. 525–527.

33. Brahams D.B. Organophosphates judget to cuuse injury in UK / D.B. Brahams // Lancet. — 1997. — 350, № 9080. — P. 1457–1459.

34. Ferlik-Gattner I. Acute severe cholinesterase inhibitors poisonings in the material of occupational diseases and toxicology ward in Poznann /I. Ferlik-Gattner, A. Kostzewa // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 756–758.

35. Acute pesticides poisoning in the Krakow Departament of Clinical Toxicology in 1986–1995 / А. Kamenszak, A. Rfmenczak, K. Jasinska-Kolowa, D. Targosz, B. Szkolnicka // Pzz. Lee. — 1997. — 54, № 10. — P. 671–676.

36. O’Malley M. Evaluation clinique de 1,exposition aux pesticides et intoxication / M. O’Malley. // Energ-sante. — 1997. — 8, № 3, P. 420–422

37. Jeyaratnam J. Ежеквартальный обзор миров, сан. стат. / J. Jeyaratnam Женева, 1993. — Т. 43. — С. 107–111.

38. Голиков С.Н. Холинергические механизмы высшей нервной деятельности / С.Н. Голиков, А.Т. Селиванова // В кн.: Достижения современной фармакологии, [под ред. Н.П. Бехтеревой, С.Н. Голикова] M.: Медицина, — 1976. — С. 195–199.

39. Прозоровский В.Б. Некоторые теоретические и клинические проблемы токсикологии фосфорорганических инсектецидов / В.Б. Прозоровский, Г.А. Ливанов // Токсикол. Вестник, — 1997. —Т. 3, — С. 2–11.

40. Прозоровский В.Б. Неантихолинэстеразные механизмы действия антихолинэстеразных веществ / В.Б. Прозоровский, Н.В. Саватлев // М., Медицина, 1976. — 160 с.

41. Morgan D.R. Recognition and management of pesticide poisoning. / D.R. Morgan // Washington, DC: US Environmental Protection Agency EPA — 540/9-88-001, — 1998.

42. KaralUedde L. Acute organophosphorus insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // Hum. Toxicol. — 1988. — № 7, — P. 363–369.

43. Lotti M. Organophosphate polyneuropathy: pathogenesis and prevention / M. Lotti, C.E. Becker, M.Y. Aminoff // Neurology. — 1984. — № 34. — P. 658–660.

44. Hayes M.J. Pesticides studied in man. / M.J. Hayes //— Baltimor; London: Williams and Wilkins, 1982. — 672 p.

45. Zilker T. Organophosphate poisoning in Germany / T. Zilker // Hum. and Exp. Toxicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 73–75.

46. Сосюкин A.E. К патогенезу отдаленных нейропатий, индуцированных хлорофосом / А.Е. Сосюкин, В.Б. Василюк, М.А. Юдин // Веста. Рос. воен. — мед. акад. — 2005. — № 1. — С. 259–260.

47. Wu Q. Involvement of the GABergic system in dimethoate-inducent intoxication / Q. Wu, T. Wkn, X. Chang // J. Health Sci. — 2007. — 53. № 5. — P. 527–533.

48. Duysen E. Evidence for nonacetylcholinesterase targets of organophosphorus nerve agent: supersehsitivity of acetylcholinesterase knockout mouse to VX lethality / E. Duysen, B.Li. // J. Pharmacol, and Exp. Ther. — 2001. — 299, № 2. — P. 528–535

49. O’Neil J.J. Non-cholinesterase effects of anticholinesterases / J.J. O’Neil // Prog. Mol. And Subcell. Biol., — 1983, — V. 8, — P. 122–143.

50. Коржев A.A. О механизмах повреждающего действия гипоксии на дыхательную цепь и способы ее фармакологической коррекции / А.А. Коржев, И.А. Комиссарова // Эксп. и клинич. фармакол. — 1994. — т. 57, № 1. — C. 45–47.

51. Tjerk J.H. Block of neurchal nicotine acetylcholine receptors by organophosphate insecticides / J.H. Tjerk, J.G. Chantal // Toxicol. Sci. — 2004. — 82, № 2. — P. 545–554

52. Петров A.H. Патогенетические механизмы формирования гипоксии при острых тяжелых отравлениях нейрот-ропными ядами / А.Н. Петров, В.И. Саноцкий // 1-й съезд токсикологов России. Москва, 17–20 нояб. 1998: Тез. докл. — М. 1999. — С. 199–200.

53. Биохимические маркеры интоксикации фосфорорганическими отравляющими веществами / В.И. Шмурак, И.Д. Курдюков, А.Д. Надеев [и др] // Токсикол. Вестник, — 2012. — № 4, — С. 30–34.

54. Li Н. Cytotoxicity of the organophosphorus insecticide methylparathion FG-9307, the gillcell line of flounder / H. Li, S. Zhang // Cell. Biol, and Toxicol. — 2002. — 18, № 4. — P. 235–241.

55. Guizzetli M. Effect of organophosphorus insecticides and their metabolites on astroglial cell proliferation / M. Guizzetli, S. Pathak, G. Giordano // Toxicology. — 2005. — 215, № 3. — P. 182–190.

56. Senanayake N.E. Electrophysiological correlates of respiratory failure in acute organophosphate poisoning: Evidence for differential roles of muscarinic and nicotinic stimulation / N. E. Senanayake, P. Jayawardane // Clin. Toxicol. (Phila). — 2012. — 50 (4). — P. 250–253.

57. Gaspari R.J. Respiratory failure inducend by acute organophosphate poisoning in rats: effects of vagotomy / R.J. Gaspari, D. Paydarfar // Neurotoxicology. — 2009. — 30. (2) — P. 298–304.

58. Abraham S.O. QTc prolongation and cardiac lesions following acute organophosphate poisoning. / S.O. Abraham, R. Sahar, T. Kadar // Proc West Pharmacol. Soc. 2001. — V. 44 — P. 185–186.

59. Сенцов В.Г. Нарушения сократительной способности миокарда под воздействием хлорофоса в эксперименте / В.Г. Сенцов, О.В. Новикова, Г.И. Мошанов // 1-й съезд токсикологов России, Москва, 17–20 ноября, 1998: Тез. докл. — М., 1999. — С. 211–212.

60. Zimmer L.A. Soman — inducent slizures rapidly actuvate astrocytes and microglia in discrete brain regions / L.A. Zimmer, M. Ennis // BehaV. Neurosci. — 1996. — 110, № 5. — P. 482–492.

61. Ruzhinskaya N.N. The effect of malathion on ultrastructure of synapses and M-choline receptors in the brain. / N.N. Ruzhinskaya, S.B. Jones // Матер, научн. практ. Конф, Петрозаводск, 6–10 сент. 1999. Петрозаводск, 1999. — С. 178–180.

62. Lessenger J.E. The patophysiology of acetylcholinesterase inhibiting pesticides / J.E. Lessenger, B.E. Resse // Agromed. — 2000, — 7, № 2. — P. 5–19.

63. Ban T. Fudan xuebao. Yixue ban. / T. Ban, Q. Wu // Fudan UniV. J. Med. Sci. — 2007. — 34, № 1. — P. 12–16.

64. Casida J. E. Organophosphate toxicology: Safety aspects of nonacetylcholintsterase secondary targets / J.E. Casida, G.B. Quistad // Chem. Res. Toxicol. — 2004. — 17, № 8. — P. 983.

65. Ranjbar A. The study of organophosphorus insecticides in oxidative stress and its relation to acetylcholine esterase / A. Ranjbar, P. Pasalar // Toxicol. Lett. — 2001. — 123, P. 69–71.

66. Altuntas I. The effects of organophosphorus insecticide methi-dathion on lipid peroxidation and anti-oxidant enzymes in rat erythrocytes: Role of vitamins E and С / I. Altuntas, N. Delibas, R. Sutcu // Hum. and Exp. Toxicol. — 2002. — 21. № 12. — P. 681–685.

67. Chen Y. Xiamen daxue xuebao. Ziran kexue ban. / Y. Chen, T. Feng, X. Guo // J. Xiamen. UniV. Natur. Sci. — 2004, — 43, № 6. — P. 828–832.

68. Попова T.A. Влияние инсектицидов карате и хлорофоса на развитие окислительного стресса в митохондриях печени и мозга крыс. /Т.А. Попова // Поволж. экол. вестн. — 2000, — № 7. — C. 205–208.

69. Guttiezzez А.М. The effect of lindane on the lipid peroxidation of microsomes and mitochondria isolated from liver and heart of Columba livia / A.M. Guttiezzez, J. Redoredo // Pestic. Biochem. and Phisiol. — 2000. — 68. № 2. — P. 119–126.

70. Shah M. Diazinon — induced oxidative stress and renal dysfunction in rats / M. Shah, M. Igbal // Food and Chem. Toxicol. — 2010. — 48. № 12. — P. 3345–3353

71. Зацепин Э.П. Влияние атиоксидантов на мембранотоксические эффекты антихолинэстеразных средств / Э.П. Зацепин, Н.Н. Чураев, Т.А. Успенская //Бюлл. экспер. би-ол. и мед. — 1990. — Т. 110, №12. — С. 623–624.

72. Ргаll Y.G. Acetylcholinesterase: an enzymatic marker of human red blood cell aging / Y.G. Prall, K.K. Gambhir, F.R. Ampy. // Life Sci, — 1998. — V. — 63. № 3. — P. 177–184.

73. Wbrek F. Diagnostic aspects of organophosphate poisoning. / F. Wbrek, M. Roller // Toxicology. — 2005. — V. 214. — P. 182–189.

74. Sedlacek M. Bytyrylcholinesterase, paraoxonase, and albumin esterase, but not carboxylenesterase, are present in human plasma / M. Sedlacek, I. Manoharan // Biochem. Pharmacol. — 2005, — V. 70. № 11. — P. 1673–1684.

75. Vansen K.L. Paraoxonase 1 (PON1) modulates the toxicity of mixed organophosphorus compounds / K.L. Vansen, T.B. Cole, S.S. Park // Toxicol. Appl. Pharmacol. — 2009. — V. 236. № 2. — P. 142–153.

76. Бабаков B.H. Новые маркеры интоксикации фосфорорганическими соединениями в пептидной фракции плазмы крови крыс. / В.Н. Бабаков, Е.П. Подольская, Н.В. Гончаров // Токсикол. вестник, — 2010. — № 2. — С. 30–35.

77. Zurabashvili Z. Morfological indices of toxic action of insecticides / Z. Zurabashvili, G. Esartia / Bui. Georg. Acad. Sci. — 2005. — 172. № 1. — P. 144–146.

78. Прозоровский В.Б. Дистантное действие в патогенезе отравлений фосфорорганическими соединениями / В.Б. Прозоровский, В.Г. Скопичев // Обзр. по клин, фармак. и лекарств, терапии. — 2004. — 3. № 3. — С. 56–67.

79. Акимов Г.А. Изменения нервной системы при острой интоксикации карбофосом / Г.А. Акимов, И.П. Колесниченко, Н.В. Владеева // Сов. Медицина, — 1987. — №9. — С. 21–25.

80. Khurana D. Organophosphorus intoxication. / D. Khurana, S. Prabhakar. // Arch. Neurol. — 2000. — 57. — P. 600–602.

81. Senanayare N. Neurotoxic effects of organophosphorus insecticide — an intermediate syndrome. / N. Senanayare, L. Karalliedde. // N. Engl. J. Med. — 1987. — 316. — P. 761–763.

82. Saadeh A. Clinical and sociodemographic features of acute carbonate and organophosphate poisoning. / A. Saadeh, M.K. Al-Ali // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 1996. — 34. № 1. — P. 45–51.

83. Szymanowicz A. Acute intoxication an mevinphos / A. Szymanowicz, M.J. Carton, J.M. Gaulier // Spectra boil. — 2008. — 27, № 166. — P. 22–25

84. Driesschaert A. Eln bijna fatale organofosfaatintoxicate / A. Driesschaert, P. Martens // Tijdschr. Genesk. — 1997. — 53. № 19. — P. 1313–1317.

85. Reiner E. Toxicity and detoxication of organophosphates / E. Reiner, S. Radi, V. Simeon-Rudolf // Arch. Hig. Rada Toksicol. — 2007. — 58. — P. 329–338.

86. Baygar J. Organophosphates /nerve agent poisoning: mechanism of action, diagnosis, prophilaxis and treatment. / J. Baygar // Adv Clin Chem — 2004. — 38. — P. 151–216.

87. Gupta R.C Toxicology of Organophosphate and Carbonate Pesticides / R.C. Gupta. // Burlington: Elsevier Academic Press; 2006.

88. Liu H. Zhonghua fangshexue zazhi / H. Lin, C. Wing // Chin. J. Radiol. — 2005. — 39, № 6. — P. 599–603.

89. Jelic D. CT finding in diffuse encephalomalation after intoxication / D. JeUc, N. Rezic // Toxicol. Lett. — 2002. — 135. — P. 20–22.

90. Teke E. Organophosphate poisonins case with atypical clinical survey and magnetic resonance imading finding / E. Take. // J. Neurol Neurosurg Psychiatry // 2004. — 75. — P. 936–939

91. Lin C.L. Most common intoxication in nephrology ward organophosphate poisoning / C.L. Lin, C.T. Yang, K.Y. Pan // Renal Failure. — 2004. — 26. № 4. — P. 349–354.

92. Акимов Г.А. Изменения нервной системы при острой интоксикации карбофосом / Г.А. Акимов, И.П. Колесниченко, Н.В. Владеева // Сов. мед. — 1987. — № 9. — С. 21–24.

93. Wadia R.S. Neurological manifestations of organophosphorous insecticide poisoning / R.S. Wadia, C. Sadagopan // J. Neurol Neurosung Psychiatry, — 1974; 37, — P. 841–847.

94. Singh S. Neurological syndromes following organophosphate poisoning. / S. Singh, N. Sharma // Neurol India, — 48. — P. — 308. — 3/5.

95. De Bleecker J. L. The intermediate syndrome in organophosphate poisoning: Experimental and clinical observations. / J.L. De Bleecker // Ann. Emergency Med. — 1995. — 26, № 6. — P. 720–721.

96. Колесниченко И.П. Клинико-морфологические и гистохимические изменения нервно-мышечного апарата при остром отравлении карбофосом. / И.П. Колисниченко, B.М. Бучко, Н.В. Владеева // Ж. невропатол. и психиатрии, 1988. — № 7, — С. 76–80.

97. Wijeratne Т. Neurological effects of organophosphorus insecticide poisoning / T. Wijeratne // J. Clin. Neurosci. — 2005. — 12. № 3, — P. 337–339

98. Nand N. Organophosphate induced Delayed Neuropathy / N. Nand, H.K. Aggarwal // JAPI. — 2007, — 55, № 1. — P. 72–75.

99. Wadia R.S. Delayed neurotocicity after an episode of poisoning with dichlorovos / R.S. Wfodia, S.N. Shinde // Neurology India. — 1985. — 33. — P. 247–253.

100. Кокшарева Н.В. Развитие исследований по нейротоксикологии / Н.В. Кокшарева // Современные проблемы токсикологии. — 1999. — № 4. — С. 13–18.

101. Vasconcellos L.F.R. Organophosphate — induced delayed neuropathy / L.F.R. Vasconcellos, A.C. Leite // Arg Neuropsichiatr. — 2002. — 60(4) — P. 1003–1021.

102. Fisher J.R. Guillain-Barru syndrome following organophosphate poisoning / J.R. Fisher // JAMA. — 1977. — 238. — P. 1950–1951.

103. Bekarovski N. Parkinsonism after organophosphate poisoning / N. Bekarovski, S. Radulovic // J. Neurol. Sci. — 2001. — 187. — P. 101–102.

104. Тест-система для ранней диагностики отравлений нейротоксичности / С.И. Дворецкая, Е.И. Малочкина, Н.В. Образцов [и др.] // Медико-биологические проблемы противолучевой и противохимической защиты: Сб. материалов Российской научн. конф. СП-б, 20–21 мая, 2004. — СП-б. 2004. — С. 183–185.

105. Sedwick E.M. Pathophysiology of the intermediate syndrome of organophosphorus poisoning. / E.M. Sedwick, N. Senanayake // J. Neurol. Neurosurg Psychiatry. — 1997. — 62. — P. 201–202.

106. Glynn P.A. Mechanism for organophosphate — induced dehayed neuropathy. / P. Glynn. // Toxicol. Lett. — 2006. — 162. № 1. — P. 94–98.

107. Moretto A. Peripheral nerve esterases and the promotion of organophosphate — induced neuropathy in hens. / A. Moretto, A. Nicolly, M. Lotti // Chem. — Biol. Interact. — 2005. — 157. — P. 285–291.

108. Ashauer R. Toxicokinetic and toxicodynamic modeling explains carry — over toxicity from exposure to diazinon by slow organism recovery. / R. Ashauer, A. Hintermaister // Environ. Sci. and Technol. — 2010. — 44. № 10, — P. 3963–3971.

109. Sanjeev C. Possible role of enhanced microtubule phosphorylation in dichlorvos induced delayed neurotoxicity / С. Sanjieev, Y. Kusum, G. Dip // Brain Res. — 2001. — 897. № 1–2. — P. 60–70.

110. Шульга В.Я. Клиника и патогенез отравлений нейроэндокринной токсичности ФОС / В.Я. Шульга. // 1-й съезд токсикологов России, М., 17–20 нояб. 1998: Тез. Докл. — М. — 1999. — С. 231–232.

111. Jin К. Zhongguo yike daxre xuebao. / К. Jin., Q. Zhu // J. China Med. UniV. — 2007. — 36, № 4. — P. 460–462.

112. Lukaszewicz-Hussain A. Toksycznosc pestycydow phosforoorganicznych — wplyw na watrole / A. Lukaszewicz-Hussain // Bromatol. Chem.. toxykol. — 2004. — 37. № 1. — P. 85–90.

113. Lukaszewicz-Hussain A. Stezenie mleczanow і glucozy w surowicy krowi oraz glikogenu w watrobie w zatruciu ostrum chlorfenwinfosem / A. Lukaszewicz-Hussain, L. Chyczewski. — 1998. — 31. № 3, — P. 251–258.

114. Howard M.D. In vitro effects of chlorpyrifos, parathion, methylparathion and their oxons on cardiac muscarinic receptor binding in neonatal and adult rats / M.D. Howard, C.N. Pope // Toxicology. — 2002, — 170, № 1–2. — P. 32–36.

115. Оксас A.E. Гемодинамические и электрофизиолопиеские изменения сердечно-сосудистой системы при острых отравлениях фосфорорганическими соединениями / А.Е. Оксас, В.М. Рыбалко // 2 Съезд токсикологов России, М., 10–23 нояб. 2003: Тезисы докладов. — С. 391–392.

116. Roldan-Tapia L. Secuelas neuropsicologicas de las intoxicaciones aguadas por pladuiciddas inhibidores de las colinesterasas / L. Roldan-Tapia, F. Sanchez // Rev. neurol. — 2004. — 38, № 6. — P. 591–597.

117. Delgado E. Central nervous system effects of acute organophosphate poisoning in a two — year follow — uP. / E. Delgado, R. MeConnell // Scand. J. Work. Environ. And Health. — 2004. — 30. № 5. — P. 362–370.

118. Harputluoglu M.M. Acute pancreatitis: An obscure complication of organophosphate intoxication / M.M. Harputluoglu // Hum. And Exp. Toxicol. — 2003. — 22, № 6. — P. 341–343.

119. Bailer D. Akute ischamische Kolitis nach Alkilphosphat — Vergiftung / D. Bailer, H. Huchzermeyer // Intensiv und Notfallbehandl. — 1995. — 20, № 2. — P. 74–77.

120. Димитраков Й. Полулунен гломерулонефрит след отравяне с паратион (В-58) / Й. Димитраков, А. Анани, Д. Николов // Нефрол., хемодиал. и транспл. — 2003. — 9, № 2–3. — С. 52–54.

121. Особенности пневмоний при острых экзогенных отравлениях / К.К. Ильяшенко, Е.А. Савина [и др.] // Пульмонология (М). — 1997. — №1. — С. 68–71.

122. Серединська Н.М. Токсикодинаміка антихолінестеразних речовин та роль холіненергічної системи в опосередкованій кардіотоксичної дії ФОС / Н.М. Серединська // Современные проблемы токсикологии, — 2010. — № 2–3. — С. 5–13.

123. Герунов Т.В. Иммунотоксичность пестицидов: роль в патологии животных и человека / Т.В. Герунов, Ю.В. Редьки //Успіхи соврем, биол. — 2011. — 131, № 5. — С. 474–482.

124. 3абродский П.Ф. Роль ангахолинэстеразного механизма в супрессии антителообразования при острой интоксикации фосфороорганическими соединениями / П.Ф. Забродский, В.Ф. Киричук, В.Г. Германчук // Бюл. эксперим. биол. и мед. — 2001. — 131, № 5. — С. 551–553.

125. Жминько П.Г. Роль иммунной системы в патогенезе отдаленной нейротоксичности некоторых фосфорорганических соединений / П.Г. Жминько // Соврем, проблемы токсикологии. — 1999. — № 4. — С. 18–25.

126. Latronico N. Critical illness polyneuropathy and miopathy: a major cause of muscle weakness and paralysis / N. Latronico, C.F. Bolton // The Lancet Neurology. — 2011. — 10. —P. 931–941.

127. Чепур C.B. Отдалённые органофосфатные нейропатии: патогенез и профилактика / С.В. Чепур. // Токсиколог, вестник. — 2010. — №3. — С. 42–43.

 

REFERENCES

1. Kagan Yu.S. Toksikologiya fosfororganicheskikh pesticidov / Yu.S. Kagan // — M.: «Medicina», 1977. — 295 s.

2. Kagan Yu.S. Blokatory kholinesterazy. / Yu.S. Kagan, N.V. Kokshareva, P.G. Zhmin’ko. — V kn.: Obschaya toksikologiya. [pod red. B.A. Kurlyands’kogo, V.A. Filova]. — M.: «Medicina», 2002. — S. 176–227

3. Casey P. Deaths from pesticide poisoning in England and Wes: 1945–1999. Hut Exper Toxicol. / P. Casey, J.A. We // Hum. Exper. Tocsicol. 1999; 13, P. 95–101

4. Ellenhom M.J. Diagnosis and Treatment of Human Poisoning / M.J. Ellenhom // Williams&Wilkins, Baltimore, 2003. — P. 681–737

5. Koelle G.B. Pharmacology and Toxicology of organophos-phates and carbonates. I n: Clinical and experimental toxicology of organophosphates and carbonates./ G.B. Koelle, B. Ballantyn, T. Marrs //Butterworth Heinmann. Oxford. 1992. — P. 33–40.

6. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. /L. KaralUedde, // Br. J. Anaesth. — 1989, — 63. — P. 736–750

7. Vucinic S. Acute organophosphate insecticide poisoning: Antidotes and intensive care management / S. Vucinic, D. Joksovic, V Todorovic // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — V. 41, № 4. — P. 444–445.

8. Karalliedde L. Organophosphorous insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // J. Int. Fed. Clin. Chem. — 1999. — № 11. — P. 1–9.

9. Senanayake N. Neurotoxic effects organophosphorous insecticides. / N. Senanayake, L. Karalliedde // N. Engl. J. Med. — 1987. — V. 316 — P. 761–763.

10. Leon-s-Fidas E. Neurological effects of organophosphorous pesticides / E. Leon-s-Fidas E. // BMJ. — 1996, — V. 313. — P. 690–698

11. Kwong T.C. Organophosphate pesticides: biochemistry and clinical toxicology / T.C. Kwong // Ther. Drug Monit. — 2002. — V. 24. — P. 144–149.

12. Luzhnikov E.A. Klinicheskaya toksikologiya. / E,A, Luzhnikov // M,: Medicina, 1994. — 256 s.

13. Tompson J.P. Suspected paediatric poisoning in the UK. / J.P. Thompson // Home accident surveillance system, 1982–1994. Hum Exper. Toxicol. — 1994. № 13. — P. 529–533.

14. Livanov G.A. Ostrye otravleniya FOS (patogenez, klinika, diagnostika, lechenie) / G.A. Livanov, M.L. Kalmanson, V.B. Prozorovskij //S-Pb: Izd. S-PbMAPO, 1996. — 19 s.

15. Wadia R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. Wadia // Indian J. Crit. Med. — 2003. — № 7. — P. 85–88.

16. Kundiev Yu.I. Professional’nye zabolevaniya rabotnikov sel’skogo khozyajstva / Yu.I. Kundiev, E.P. Krasnyuk, V.G. Bojko // K.: Zdorov’ya, 1989. — 271 s.

17. Balan G.M. Ostrye otravleniya pesticidami. / G.M. Balan, S.I. Ivanova, VA Babich // Mater, nauch. prakt. konf. «Aktual’ni problemy ekohihiyeny i toksykolohii», Kyiv, 28–29 travnya, 1998. — S. 32–38

18. Kharchenko O.A. Ostroe otravleniya pesticidami u r botnikov sel’skogo khazyajstva Ukrainy / O.A. Kharchenko, G.M. Balan, V.A. Babich, T.V. Mymrenko // Mater, mezhdun. konf. «Gigiena, organizaciya zdravookhraneniya i profpatologiya» — Novokuzneck, 23–24 maya 2012, Novokuzneck, 2012. — S. 182–184.

19. Ostroe gruppovoe otravlenie vinogradarej bakovoj smes’yu pesticidov / Balan G.M., Kharchenko O.A., Lepeshkin I.V. [i dr.] Mater. XV z’izdu hihiyenistiv Ukrainy 20–21 veresnya 2012r., — L’viv, 2012. — S. 408–409.

20. Corriols М. Incidence of acute pesticide poisoning in Nicaragua: Apublic health concern / M. Corriols, L. Marin, J. Berroteran // OccuP. and Environ. Med. — 2009. — 66, № 3. — P. 205–210.

21. Bento G. Intoxicacoes por agrotoxicos entre trabalhadores rurias de fruticultura / G. Bento, R.S. Muller // ReV. saude pablica — 2009. — 43. № 2. — P. 335–344.

22. Hazarika R. Health hazard due to exposure of pesticide // R. Hazarika, S. Das // J. Epidemiol, and Community Health. — 2011. — 65, 1. — P. 436–437.

23. Kegley S. Pesticide drift continues upabated / S. Kegley, M. Ruves, A. Katten // Glob. Pestic. Campaigner. — 2001. — 11. № 2. — P. 12–15.

24. Wadi a R.S. Treatment of Organophosphate Poisoning / R.S. V&dia // Indian J. Crit. Care Med. — 2003. — 7, — P. 85–87.

25. Wong A. Organophosphate poisoning in Brazil / A. Wong, J.G. Duarte // Hum. and Exp. Tocsicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 72–74.

26. De Schampheleire M. The risks of pesticide spray drift for human and environment and the possibilities to reduce pesticide / M. De Schampheleire, P. Spanoghe / Parasitica/ — 2006. — 62. № 1–2. — P. 9–19.

27. Caganova B. Acute pesticids poisoning in the years 1994–2002 reported do the toxicological information centre in Bratislava / B. Caganova, S. Plaskova, I. Batora // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2004. — 42. № 4. — P. 531–532.

28. Recena M. Acute poisoning with pesticides in the state of Mato Grosso do Sul, Brasil. / M. Recena, D.X. Pires // Sci. Total Environ. — 2006. — 357. № 1–3. — P. 88–95.

29. Mohebli G.H. Ingibition of Acetyl Cholinesterase Activity Farmers Exposed to Organophosphate pesticides in Bushehz, Iran / G.H. Mohebli, A. Jahangirl // American-Eurasian J. of Toxicol. Scienses. — 2011. — 3 (3). — P. 127–130.

30. Jalali N. Incidence of pesticides poisoning in Tehran Iran / N. Jalali, A. Pajoomand // Toxicol. Lett. — 2002. — 1. — P. 105–106.

31. Persson H. Pesticide poisoning in Sweden — actual situation and changes over a 10 year period / H. Persson, M. Palmborg, B. Irestedt // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 657–661.

32. Schmid T. Acute organophosphorus and carbonate insecticide poisoning in Switzerland / T. Schmid, M.E. Wilks // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 2003. — 41. № 4. — P. 525–527.

33. Brahams D.B. Organophosphates judget to cuuse injury in UK / D.B. Brahams // Lancet. — 1997. — 350, № 9080. — P. 1457–1459.

34. Ferlik-Gattner I. Acute severe cholinesterase inhibitors poisonings in the material of occupational diseases and toxicology ward in Poznann /I. Ferlik-Gattner, A. Kostzewa // Pzz. Lek. — 1997. — 54. № 10. — P. 756–758.

35. Acute pesticides poisoning in the Krakow Departament of Clinical Toxicology in 1986–1995 / А. Kamenszak, A. Rfmenczak, K. Jasinska-Kolowa, D. Targosz, B. Szkolnicka // Pzz. Lee. — 1997. — 54, № 10. — P. 671–676.

36. O’Malley M. Evaluation clinique de 1,exposition aux pesticides et intoxication / M. O’Malley. // Energ-sante. — 1997. — 8, № 3, P. 420–422

37. Jeyaratnam J. Ezhekvartal’nyj obzor mirov, san. stat. / J. Jeyaratnam Zheneva, 1993. — T. 43. — S. 107–111.

38. Golikov S.N. Kholinergicheskie mekhanizmy vysshej nervnoj deyatel’nosti / S.N. Golikov, A.T. Selivanova // V kn.: Dostizheniya sovremennoj farmakologii, [pod red. N.P. Bekhterevoj, S.N. Golikova] M.: Medicina, — 1976. — S. 195–199.

39. Prozorovskij V.B. Nekotorye teoreticheskie i klinicheskie problemy toksikologii fosfororganicheskikh insekticidov / V.B. Prozorovskij, G.A. Livanov // Toksikol. Vestnik, — 1997. —T. 3, — S. 2–11.

40. Prozorovskij V.B. Neantikholinesteraznye mekhanizmy dejstviya antikholinesteraznykh veschestv / V.B. Prozorovskij, N.V. Savatlev // M., Medicina, 1976. — 160 s.

41. Morgan D.R. Recognition and management of pesticide poisoning. / D.R. Morgan // Washington, DC: US Environmental Protection Agency EPA — 540/9-88-001, — 1998.

42. KaralUedde L. Acute organophosphorus insecticide poisoning. / L. Karalliedde, N. Senanayake. // Hum. Toxicol. — 1988. — № 7, — P. 363–369.

43. Lotti M. Organophosphate polyneuropathy: pathogenesis and prevention / M. Lotti, C.E. Becker, M.Y. Aminoff // Neurology. — 1984. — № 34. — P. 658–660.

44. Hayes M.J. Pesticides studied in man. / M.J. Hayes //— Baltimor; London: Williams and Wilkins, 1982. — 672 p.

45. Zilker T. Organophosphate poisoning in Germany / T. Zilker // Hum. and Exp. Toxicol. — 1996. — 15, № 1. — P. 73–75.

46. Sosyukin A.E. K patogenezu otdalennykh nejropatij, inducirovannykh khlorofosom / A.E. Sosyukin, V.B. Vasilyuk, M.A. Yudin // Vesta. Ros. voen. — med. akad. — 2005. — № 1. — S. 259–260.

47. Wu Q. Involvement of the GABergic system in dimethoate-inducent intoxication / Q. Wu, T. Wkn, X. Chang // J. Health Sci. — 2007. — 53. № 5. — P. 527–533.

48. Duysen E. Evidence for nonacetylcholinesterase targets of organophosphorus nerve agent: supersehsitivity of acetylcholinesterase knockout mouse to VX lethality / E. Duysen, B.Li. // J. Pharmacol, and Exp. Ther. — 2001. — 299, № 2. — P. 528–535

49. O’Neil J.J. Non-cholinesterase effects of anticholinesterases / J.J. O’Neil // Prog. Mol. And Subcell. Biol., — 1983, — V. 8, — P. 122–143.

50. Korzhev A.A. O mekhanizmakh povrezhdayuschego dejstviya gipoksii na dykhatel’nuyu cep’ i sposoby ee farmakologicheskoj korrekcii / A.A. Korzhev, I.A. Komissarova // Eksp. i klinich. farmakol. — 1994. — t. 57, № 1. — C. 45–47.

51. Tjerk J.H. Block of neurchal nicotine acetylcholine receptors by organophosphate insecticides / J.H. Tjerk, J.G. Chantal // Toxicol. Sci. — 2004. — 82, № 2. — P. 545–554

52. Petrov A.H. Patogeneticheskie mekhanizmy formirovaniya gipoksii pri ostrykh tyazhelykh otravleniyakh nejrotropnymi yadami / A.N. Petrov, V.I. Sanockij // 1-j s’ezd toksikologov Rossii. Moskva, 17–20 noyab. 1998: Tez. dokl. — M. 1999. — S. 199–200.

53. Biokhimicheskie markery intoksikacii fosfororganicheskimi otravlyayuschimi veschestvami / V.I. Shmurak, I.D. Kurdyukov, A.D. Nadeev [i dr] // Toksikol. Vestnik, — 2012. — № 4, — S. 30–34.

54. Li Н. Cytotoxicity of the organophosphorus insecticide methylparathion FG-9307, the gillcell line of flounder / H. Li, S. Zhang // Cell. Biol, and Toxicol. — 2002. — 18, № 4. — P. 235–241.

55. Guizzetli M. Effect of organophosphorus insecticides and their metabolites on astroglial cell proliferation / M. Guizzetli, S. Pathak, G. Giordano // Toxicology. — 2005. — 215, № 3. — P. 182–190.

56. Senanayake N.E. Electrophysiological correlates of respiratory failure in acute organophosphate poisoning: Evidence for differential roles of muscarinic and nicotinic stimulation / N. E. Senanayake, P. Jayawardane // Clin. Toxicol. (Phila). — 2012. — 50 (4). — P. 250–253.

57. Gaspari R.J. Respiratory failure inducend by acute organophosphate poisoning in rats: effects of vagotomy / R.J. Gaspari, D. Paydarfar // Neurotoxicology. — 2009. — 30. (2) — P. 298–304.

58. Abraham S.O. QTc prolongation and cardiac lesions following acute organophosphate poisoning. / S.O. Abraham, R. Sahar, T. Kadar // Proc West Pharmacol. Soc. 2001. — V. 44 — P. 185–186.

59. Sencov V.G. Narusheniya sokratitel’noj sposobnosti miokarda pod vozdejstviem khlorofosa v eksperimente / V.G. Sencov, O.V. Novikova, G.I. Moshanov // 1-j s’ezd toksikologov Rossii, Moskva, 17–20 noyabrya, 1998: Tez. dokl. — M., 1999. — S. 211–212.

60. Zimmer L.A. Soman — inducent slizures rapidly actuvate astrocytes and microglia in discrete brain regions / L.A. Zimmer, M. Ennis // BehaV. Neurosci. — 1996. — 110, № 5. — P. 482–492.

61. Ruzhinskaya N.N. The effect of malathion on ultrastructure of synapses and M-choline receptors in the brain. / N.N. Ruzhinskaya, S.B. Jones // Матер, научн. практ. Конф, Петрозаводск, 6–10 сент. 1999. Петрозаводск, 1999. — С. 178–180.

62. Lessenger J.E. The patophysiology of acetylcholinesterase inhibiting pesticides / J.E. Lessenger, B.E. Resse // Agromed. — 2000, — 7, № 2. — P. 5–19.

63. Ban T. Fudan xuebao. Yixue ban. / T. Ban, Q. Wu // Fudan UniV. J. Med. Sci. — 2007. — 34, № 1. — P. 12–16.

64. Casida J. E. Organophosphate toxicology: Safety aspects of nonacetylcholintsterase secondary targets / J.E. Casida, G.B. Quistad // Chem. Res. Toxicol. — 2004. — 17, № 8. — P. 983.

65. Ranjbar A. The study of organophosphorus insecticides in oxidative stress and its relation to acetylcholine esterase / A. Ranjbar, P. Pasalar // Toxicol. Lett. — 2001. — 123, P. 69–71.

66. Altuntas I. The effects of organophosphorus insecticide methi-dathion on lipid peroxidation and anti-oxidant enzymes in rat erythrocytes: Role of vitamins E and С / I. Altuntas, N. Delibas, R. Sutcu // Hum. and Exp. Toxicol. — 2002. — 21. № 12. — P. 681–685.

67. Chen Y. Xiamen daxue xuebao. Ziran kexue ban. / Y. Chen, T. Feng, X. Guo // J. Xiamen. UniV. Natur. Sci. — 2004, — 43, № 6. — P. 828–832.

68. Popova T.A. Vliyanie insekticidov karate i khlorofosa na razvitie okislitel’nogo stressa v mitokhondriyakh pecheni i mozga krys. /T.A. Popova // Povolzh. ekol. vestn. — 2000, — № 7. — C. 205–208.

69. Guttiezzez А.М. The effect of lindane on the lipid peroxidation of microsomes and mitochondria isolated from liver and heart of Columba livia / A.M. Guttiezzez, J. Redoredo // Pestic. Biochem. and Phisiol. — 2000. —

68. № 2. — P. 119–126.

70. Shah M. Diazinon — induced oxidative stress and renal dysfunction in rats / M. Shah, M. Igbal // Food and Chem. Toxicol. — 2010. — 48. № 12. — P. 3345–3353

71. Zacepin E.P. Vliyanie atioksidantov na membranotoksicheskie effekty antikholinesteraznykh sredstv / E.P. Zacepin, N.N. Churaev, T.A. Uspenskaya //Byull. eksper. biol. i med. — 1990. — T. 110, №12. — S. 623–624.

72. Ргаll Y.G. Acetylcholinesterase: an enzymatic marker of human red blood cell aging / Y.G. Prall, K.K. Gambhir, F.R. Ampy. // Life Sci, — 1998. — V. — 63. № 3. — P. 177–184.

73. Wbrek F. Diagnostic aspects of organophosphate poisoning. / F. Wbrek, M. Roller // Toxicology. — 2005. — V. 214. — P. 182–189.

74. Sedlacek M. Bytyrylcholinesterase, paraoxonase, and albumin esterase, but not carboxylenesterase, are present in human plasma / M. Sedlacek, I. Manoharan // Biochem. Pharmacol. — 2005, — V. 70. № 11. — P. 1673–1684.

75. Vansen K.L. Paraoxonase 1 (PON1) modulates the toxicity of mixed organophosphorus compounds / K.L. Vansen, T.B. Cole, S.S. Park // Toxicol. Appl. Pharmacol. — 2009. — V. 236. № 2. — P. 142–153.

76. Babakov B.H. Novye markery intoksikacii fosfororganicheskimi soedineniyami v peptidnoj frakcii plazmy krovi krys. / V.N. Babakov, E.P. Podol’skaya, N.V. Goncharov // Toksikol. vestnik, — 2010. — № 2. — S. 30–35.

77. Zurabashvili Z. Morfological indices of toxic action of insecticides / Z. Zurabashvili, G. Esartia / Bui. Georg. Acad. Sci. — 2005. — 172. № 1. — P. 144–146.

78. Prozorovskij V.B. Distantnoe dejstvie v patogeneze otravlenij fosfororganicheskimi soedineniyami / V.B. Prozorovskij, V.G. Skopichev // Obzr. po klin, farmak. i lekarstv, terapii. — 2004. — 3. № 3. — S. 56–67.

79. Akimov G.A. Izmeneniya nervnoj sistemy pri ostroj intoksikacii karbofosom / G.A. Akimov, I.P. Kolesnichenko, N.V. Vladeeva // Sov. Medicina, — 1987. — №9. — S. 21–25.

80. Khurana D. Organophosphorus intoxication. / D. Khurana, S. Prabhakar. // Arch. Neurol. — 2000. — 57. — P. 600–602.

81. Senanayare N. Neurotoxic effects of organophosphorus insecticide — an intermediate syndrome. / N. Senanayare, L. Karalliedde. // N. Engl. J. Med. — 1987. — 316. — P. 761–763.

82. Saadeh A. Clinical and sociodemographic features of acute carbonate and organophosphate poisoning. / A. Saadeh, M.K. Al-Ali // J. Toxicol. Clin. Toxicol. — 1996. — 34. № 1. — P. 45–51.

83. Szymanowicz A. Acute intoxication an mevinphos / A. Szymanowicz, M.J. Carton, J.M. Gaulier // Spectra boil. — 2008. — 27, № 166. — P. 22–25

84. Driesschaert A. Eln bijna fatale organofosfaatintoxicate / A. Driesschaert, P. Martens // Tijdschr. Genesk. — 1997. — 53. № 19. — P. 1313–1317.

85. Reiner E. Toxicity and detoxication of organophosphates / E. Reiner, S. Radi, V. Simeon-Rudolf // Arch. Hig. Rada Toksicol. — 2007. — 58. — P. 329–338.

86. Baygar J. Organophosphates /nerve agent poisoning: mechanism of action, diagnosis, prophilaxis and treatment. / J. Baygar // Adv Clin Chem — 2004. — 38. — P. 151–216.

87. Gupta R.C Toxicology of Organophosphate and Carbonate Pesticides / R.C. Gupta. // Burlington: Elsevier Academic Press; 2006.

88. Liu H. Zhonghua fangshexue zazhi / H. Lin, C. Wing // Chin. J. Radiol. — 2005. — 39, № 6. — P. 599–603.

89. Jelic D. CT finding in diffuse encephalomalation after intoxication / D. JeUc, N. Rezic // Toxicol. Lett. — 2002. — 135. — P. 20–22.

90. Teke E. Organophosphate poisonins case with atypical clinical survey and magnetic resonance imading finding / E. Take. // J. Neurol Neurosurg Psychiatry // 2004. — 75. — P. 936–939

91. Lin C.L. Most common intoxication in nephrology ward organophosphate poisoning / C.L. Lin, C.T. Yang, K.Y. Pan // Renal Failure. — 2004. — 26. № 4. — P. 349–354.

92. Akimov G.A. Izmeneniya nervnoj sistemy pri ostroj intoksikacii karbofosom / G.A. Akimov, I.P. Kolesnichenko, N.V. Vladeeva // Sov. med. — 1987. — № 9. — S. 21–24.

93. Wadia R.S. Neurological manifestations of organophosphorous insecticide poisoning / R.S. Wadia, C. Sadagopan // J. Neurol Neurosung Psychiatry, — 1974; 37, — P. 841–847.

94. Singh S. Neurological syndromes following organophosphate poisoning. / S. Singh, N. Sharma // Neurol India, — 48. — P. — 308. — 3/5.

95. De Bleecker J. L. The intermediate syndrome in organophosphate poisoning: Experimental and clinical observations. / J.L. De Bleecker // Ann. Emergency Med. — 1995. — 26, № 6. — P. 720–721.

96. Kolesnichenko I.P. Kliniko-morfologicheskie i gistokhimicheskie izmeneniya nervno-myshechnogo aparata pri ostrom otravlenii karbofosom. / I.P. Kolisnichenko, B.M. Buchko, N.V. Vladeeva // Zh. nevropatol. i psikhiatrii, 1988. — № 7, — S. 76–80.

97. Wijeratne Т. Neurological effects of organophosphorus insecticide poisoning / T. Wijeratne // J. Clin. Neurosci. — 2005. — 12. № 3, — P. 337–339

98. Nand N. Organophosphate induced Delayed Neuropathy / N. Nand, H.K. Aggarwal // JAPI. — 2007, — 55, № 1. — P. 72–75.

99. Wadia R.S. Delayed neurotocicity after an episode of poisoning with dichlorovos / R.S. Wfodia, S.N. Shinde // Neurology India. — 1985. — 33. — P. 247–253.

100. Kokshareva N.V. Razvitie issledovanij po nejrotoksikologii / N.V. Kokshareva // Sovremennye problemy toksikologii. — 1999. — № 4. — S. 13–18.

101. Vasconcellos L.F.R. Organophosphate — induced delayed neuropathy / L.F.R. Vasconcellos, A.C. Leite // Arg Neuropsichiatr. — 2002. — 60(4) — P. 1003–1021.

102. Fisher J.R. Guillain-Barru syndrome following organophosphate poisoning / J.R. Fisher // JAMA. — 1977. — 238. — P. 1950–1951.

103. Bekarovski N. Parkinsonism after organophosphate poisoning / N. Bekarovski, S. Radulovic // J. Neurol. Sci. — 2001. — 187. — P. 101–102.

104. Test-sistema dlya rannej diagnostiki otravlenij nejrotoksichnosti / S.I. Dvoreckaya, E.I. Malochkina, N.V. Obrazcov [i dr.] // Mediko-biologicheskie problemy protivoluchevoj i protivokhimicheskoj zaschity: Sb. materialov Rossijskoj nauchn. konf. SP-b, 20–21 maya, 2004. — SP-b. 2004. — S. 183–185.

105. Sedwick E.M. Pathophysiology of the intermediate syndrome of organophosphorus poisoning. / E.M. Sedwick, N. Senanayake // J. Neurol. Neurosurg Psychiatry. — 1997. — 62. — P. 201–202.

106. Glynn P.A. Mechanism for organophosphate — induced dehayed neuropathy. / P. Glynn. // Toxicol. Lett. — 2006. — 162. № 1. — P. 94–98.

107. Moretto A. Peripheral nerve esterases and the promotion of organophosphate — induced neuropathy in hens. / A. Moretto, A. Nicolly, M. Lotti // Chem. — Biol. Interact. — 2005. — 157. — P. 285–291.

108. Ashauer R. Toxicokinetic and toxicodynamic modeling explains carry — over toxicity from exposure to diazinon by slow organism recovery. / R. Ashauer, A. Hintermaister // Environ. Sci. and Technol. — 2010. — 44. № 10, — P. 3963–3971.

109. Sanjeev C. Possible role of enhanced microtubule phosphorylation in dichlorvos induced delayed neurotoxicity / С. Sanjieev, Y. Kusum, G. Dip // Brain Res. — 2001. — 897. № 1–2. — P. 60–70.

110. Shul’ga V.Ya. Klinika i patogenez otravlenij nejroendokrinnoj toksichnosti FOS / V.Ya. Shul’ga. // 1-j s’ezd toksikologov Rossii, M., 17–20 noyab. 1998: Tez. Dokl. — M. — 1999. — S. 231–232.

111. Jin К. Zhongguo yike daxre xuebao. / К. Jin., Q. Zhu // J. China Med. UniV. — 2007. — 36, № 4. — P. 460–462.

112. Lukaszewicz-Hussain A. Toksycznosc pestycydow phosforoorganicznych — wplyw na watrole / A. Lukaszewicz-Hussain // Bromatol. Chem.. toxykol. — 2004. — 37. № 1. — P. 85–90.

113. Lukaszewicz-Hussain A. Stezenie mleczanow і glucozy w surowicy krowi oraz glikogenu w watrobie w zatruciu ostrum chlorfenwinfosem / A. Lukaszewicz-Hussain, L. Chyczewski. — 1998. — 31. № 3, — P. 251–258.

114. Howard M.D. In vitro effects of chlorpyrifos, parathion, methylparathion and their oxons on cardiac muscarinic receptor binding in neonatal and adult rats / M.D. Howard, C.N. Pope // Toxicology. — 2002, — 170, № 1–2. — P. 32–36.

115. Oksas A.E. Gemodinamicheskie i elektrofiziolopieskie izmeneniya serdechno-sosudistoj sistemy pri ostrykh otravleniyakh fosfororganicheskimi soedineniyami / A.E. Oksas, V.M. Rybalko // 2 S’ezd toksikologov Rossii, M., 10–23 noyab. 2003: Tezisy dokladov. — S. 391–392.

116. Roldan-Tapia L. Secuelas neuropsicologicas de las intoxicaciones aguadas por pladuiciddas inhibidores de las colinesterasas / L. Roldan-Tapia, F. Sanchez // Rev. neurol. — 2004. — 38, № 6. — P. 591–597.

117. Delgado E. Central nervous system effects of acute organophosphate poisoning in a two — year follow — uP. / E. Delgado, R. MeConnell // Scand. J. Work. Environ. And Health. — 2004. — 30. № 5. — P. 362–370.

118. Harputluoglu M.M. Acute pancreatitis: An obscure complication of organophosphate intoxication / M.M. Harputluoglu // Hum. And Exp. Toxicol. — 2003. — 22, № 6. — P. 341–343.

119. Bailer D. Akute ischamische Kolitis nach Alkilphosphat — Vergiftung / D. Bailer, H. Huchzermeyer // Intensiv und Notfallbehandl. — 1995. — 20, № 2. — P. 74–77.

120. Dimitrakov J. Polulunen glomerulonefrit sled otravyane s paration (V-58) / J. Dimitrakov, A. Anani, D. Nikolov // Nefrol., khemodial. i transpl. — 2003. — 9, № 2–3. — S. 52–54.

121. Osobennosti pnevmonij pri ostrykh ekzogennykh otravleniyakh / K.K. Il’yashenko, E.A. Savina [i dr.] // Pul’monologiya (M). — 1997. — №1. — S. 68–71.

122. Seredyns’ka N.M. Toksykodynamika antykholinesteraznykh rechovyn ta rol’ kholinenerhichnoi systemy v oposeredkovanij kardiotoksychnoi dii FOS / N.M. Seredyns’ka // Sovremennye problemy toksikologii, — 2010. — № 2–3. — S. 5–13.

123. Gerunov T.V. Immunotoksichnost’ pesticidov: rol’ v patologii zhivotnykh i cheloveka / T.V. Gerunov, Yu.V. Red’ki //Uspikhy sovrem, byol. — 2011. — 131, № 5. — S. 474–482.

124. 3abrodskij P.F. Rol’ angakholinesteraznogo mekhanizma v supressii antiteloobrazovaniya pri ostroj intoksikacii fosforoorganicheskimi soedineniyami / P.F. Zabrodskij, V.F. Kirichuk, V.G. Germanchuk // Byul. eksperim. biol. i med. — 2001. — 131, № 5. — S. 551–553.

125. Zhmin’ko P.G. Rol’ immunnoj sistemy v patogeneze otdalennoj nejrotoksichnosti nekotorykh fosfororganicheskikh soedinenij / P.G. Zhmin’ko // Sovrem, problemy toksikologii. — 1999. — № 4. — S. 18–25.

126. Latronico N. Critical illness polyneuropathy and miopathy: a major cause of muscle weakness and paralysis / N. Latronico, C.F. Bolton // The Lancet Neurology. — 2011. — 10. —P. 931–941.

127. Chepur C.B. Otdalennye organofosfatnye nejropatii: patogenez i profilaktika / S.V. Chepur. // Toksikolog. vestnik. — 2010. — №3. — S. 42–43.

Надійшла до редакції 14.01.2013 р.

ИДЦ — Иркутский диагностический центр

Холинэстераза (сыворотка крови) (количественный)

Описание услуги

Код услуги:

2Ж1082

Готовность результатов:

по графику, ближайшие даты: 26.10.21, 29.10.21, 02.11.21, 05.11.21, результат на следующий рабочий день

Холинэстераза преимущественно находится в нервной ткани, скелетных мышцах. Уровень холинэстеразы в сыворотке используется как показатель синтетической активности печени. Значительными резервными возможностями печени объясняется уменьшение активности фермента только при выраженном поражении паренхимы печени. Низкая активность указывает на тяжелое течение болезни и является плохим прогностическим признаком. Понижение активности холинэстеразы в сыворотке сопровождается, как правило, снижением концентрации альбумина и ростом активности трансаминаз. Восстановление активности фермента свидетельствует о нормализации функции печени.
Норма: 5300 – 12900 ед/л.

Клинико-диагностическое значение
Повышение активности может указывать на: экссудативную энтеропатию, нефроз,
сахарный диабет II типа (тучность), алкоголизм.
Снижение активности может указывать на: острый гепатит, цирроз печени, застойные явления в печени при сердечной недостаточности. Отравление фосфорорганическими соединениями, инсектицидами.

Для
сдачи биоматериала (кровь из вены) обратиться в регистратуру
клинико-диагностической лаборатории на 2 этаже. При заборе крови накануне
вечером – легкий ужин, в день забора крови не завтракать. Необходимо не менее
8 и не более 14 часов голодания, можно пить воду без газа. 

Токсиколог рассказал, как лечат отравление «Новичком»

https://ria.ru/20200904/novichok-1576756536.html

Токсиколог рассказал, как лечат отравление «Новичком»

Токсиколог рассказал, как лечат отравление «Новичком» — РИА Новости, 04.09.2020

Токсиколог рассказал, как лечат отравление «Новичком»

Лечение при отравлении веществами типа «Новичок» существенно отличается от терапии при диагнозе «нарушение обмена веществ», поставленном Алексею Навальному в… РИА Новости, 04.09.2020

2020-09-04T12:32

2020-09-04T12:32

2020-09-04T12:32

омск

германия

алексей навальный

здоровье — общество

россия

госпитализация алексея навального

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/17/1576204893_0:0:3282:1846_1920x0_80_0_0_0ec2ea2af914a201d2dafac735c0658f.jpg

ОМСК, 4 сен – РИА Новости. Лечение при отравлении веществами типа «Новичок» существенно отличается от терапии при диагнозе «нарушение обмена веществ», поставленном Алексею Навальному в больнице в Омске, сообщил завотделением острых отравлений омской Больницы скорой медпомощи №1, главный токсиколог Омской области и Сибирского федерального округа Александр Сабаев.»Лечение существенно отличается. Ну, во-первых, при лечении пациента с отравлением фосфорорганическими соединениями необходимы методы детоксикации. Иногда даже экстракорпоральной детоксикации. При лечении метаболических нарушений больше акцент делается на коррекцию водно-электролитного состава, углеводного состава, ферментов в крови. Это принципиально разные патологические процессы», — сказал врач, слова которого приводит минздрав Омской области.Врач отметил, что он и его коллеги в Омске наблюдали у Навального «нарушение метаболизма, выраженный метаболический дисбаланс». По словам специалиста, случаи нахождения человека с нарушением обмена веществ в коме – не редкость, и история Навального не была уникальной в клиническом плане.»Мне сложно сказать о программах лечения немецких специалистов, поскольку я не владею документацией и никакой информацией по этому поводу. Одно могу сказать, что терапия отравления фосфорорганическими соединениями, к чему собственно говоря и относится «Новичок», это достаточно тяжелое отравление с достаточно высоким риском летального исхода, требующее специального лечения, специальной антидотной терапии в очень больших количествах», — сказал Сабаев.Он подчеркнул, что, когда Навальный находился в омской клинике, врачи не наблюдали у него тяжелого холинэргического синдрома и, на основе данных химико-токсикологического исследования, которое исключило наличие фосфорорганических соединений… «на основании этого мы пришли к выводу, что данных об остром отравлении химической этиологии все-таки нет».

https://ria.ru/20200902/novichok-1576651147.html

https://ria.ru/20200904/navalnyy-1576726965.html

омск

германия

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/08/17/1576204893_240:0:2971:2048_1920x0_80_0_0_00090611ef3fc3da7f50fc812334a172.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

омск, германия, алексей навальный, здоровье — общество, россия, госпитализация алексея навального

ОМСК, 4 сен – РИА Новости. Лечение при отравлении веществами типа «Новичок» существенно отличается от терапии при диагнозе «нарушение обмена веществ», поставленном Алексею Навальному в больнице в Омске, сообщил завотделением острых отравлений омской Больницы скорой медпомощи №1, главный токсиколог Омской области и Сибирского федерального округа Александр Сабаев.

«Лечение существенно отличается. Ну, во-первых, при лечении пациента с отравлением фосфорорганическими соединениями необходимы методы детоксикации. Иногда даже экстракорпоральной детоксикации. При лечении метаболических нарушений больше акцент делается на коррекцию водно-электролитного состава, углеводного состава, ферментов в крови. Это принципиально разные патологические процессы», — сказал врач, слова которого приводит минздрав Омской области.

2 сентября 2020, 20:44

Нервно-паралитическое вещество «Новичок»

Врач отметил, что он и его коллеги в Омске наблюдали у Навального «нарушение метаболизма, выраженный метаболический дисбаланс». По словам специалиста, случаи нахождения человека с нарушением обмена веществ в коме – не редкость, и история Навального не была уникальной в клиническом плане.

«Мне сложно сказать о программах лечения немецких специалистов, поскольку я не владею документацией и никакой информацией по этому поводу. Одно могу сказать, что терапия отравления фосфорорганическими соединениями, к чему собственно говоря и относится «Новичок», это достаточно тяжелое отравление с достаточно высоким риском летального исхода, требующее специального лечения, специальной антидотной терапии в очень больших количествах», — сказал Сабаев.

4 сентября 2020, 11:41

«Органы не повреждены». Почему врачи не верят в отравление Навального

Он подчеркнул, что, когда Навальный находился в омской клинике, врачи не наблюдали у него тяжелого холинэргического синдрома и, на основе данных химико-токсикологического исследования, которое исключило наличие фосфорорганических соединений… «на основании этого мы пришли к выводу, что данных об остром отравлении химической этиологии все-таки нет».

Первая помощь при отравлении

Отравление возникает при попадании в организм яда, которым может быть всякое вещество, оказывающее вредное воздействие, а иногда даже приводящее к летальному исходу. Важно помнить, что яд может попадать различными путями: через рот, легкие, кожу (чаще у детей), слизистые оболочки (глаза, нос и т.п.), укусы насекомых и змей. От того, каким путем попал яд в организм, а также от состояния больного, во многом зависит первая помощь и лечение отравления.

Задачи первой помощи при отравлении:

  • Остановить или ограничить поступление яда в организм.
  • Как можно скорее вывести уже попавший яд, если это возможно.
  • Обеспечить пострадавшему безопасные условия.
  • Привести пострадавшего в чувства, при необходимости — провести искусственное дыхание и непрямой массаж сердца.
  • Как можно скорее доставить пострадавшего в больницу.

Первая помощь может быть оказана как посторонними людьми, так и самим пострадавшим. Часто оказывается, что вовремя оказанная первая помощь в лечении отравления помогает спасти жизнь. Согласно статистике, в подавляющем большинстве случаев бытовые отравления составляют 97-98%, тогда как производственные всего 2-3%.

Бытовые отравления подразделяются на алкогольные интоксикации, несчастные случаи в быту и суицидальные отравления, предпринятые умышленно. В литературе описаны более 500 отравляющих веществ.

Основные признаки и симптомы отравления

  • тошнота, рвота
  • холодный пот
  • озноб
  • судороги
  • внезапная вялость
  • сонливость
  • жидкий стул;
  • головная боль и головокружение.
  • угнетение дыхательной функции и нарушения сознания (в тяжелых случаях)
  • слюнотечение и/или слезотечение
  • ожоги вокруг губ, на языке или на коже
  • странная манера поведения пострадавшего

Что делать при отравлении в зависимости от пути попадания яда:

При отравлении алкоголем, недоброкачественной пищей, грибами, ядовитыми растениями и их плодами и пр. ядами , когда яд в организм поступает через рот.Если пострадавший в сознании, ему дают выпить большое количество жидкости, затем вызывают рвоту надавливанием на корень языка (для лиц старше 6 лет) пальцами, процедуру повторяют до чистых промывных вод.

После промывания желудка в лечении отравления используют растолченный активированный уголь (1 таблетка на 10 кг веса), смекту и др. сорбенты. Можно принять белую глину, солевое слабительное средство.

Пострадавшего укладывают в восстановительное положение — на бок (чтобы он не захлебнулся рвотными массами), согревают с помощью грелок ноги. Дают обильное питье (для этого подойдет чай, вода).

Как можно скорее вызывают бригаду скорой медицинской помощи для госпитализации пострадавшего, так как его состояние может ухудшится. Желательно сохранить и передать врачу вещество, которым отравился больной.

При отравлении кислотами (уксус) и щелочами промывать желудок нельзя.

При отравлении газообразными химическими веществами ( угарный газ, окислы азота, аммиака, пары брома, фтористого водорода, хлор, сернистый газ, и др.),когда яд поступает в организм через легкие при вдыхании. По частоте отравлений газами, отравление угарным газом происходит чаще, чем отравления другими газообразными ядами. Угарный газ образуется при сжигании любого вида топлива: газа, нефти, керосина, древесины или угля.

При отравлении угарным газом , пострадавшего в первую очередь нужно вывести на свежий воздух, обеспечить ему удобное горизонтальное положение, освободить от стесняющей одежды.

Необходимо растереть тело пострадавшего, затем тепло укутать, приложить согревающие грелки к его ногам, дать понюхать ватку с нашатырным спиртом, если пострадавший в сознании- ему можно прополоскать горло и рот раствором соды.В случае отсутствия дыхания или его значительного ослабления нужно начать проведение искусственного дыхания.

Независимо от степени отравления пострадавшего госпитализируют в стационар, на случай, если позднее возникнут осложнения со стороны нервной и дыхательной систем;

При отравлении токсическими веществами, проникающими через кожный покров (некоторые ядовитые растения, химические растворители и средствах от насекомых-ФОС-фосфорорганическими соединениями (карбофос, дихлофос и др.)),яд в организм проникает через кожу и слизистые поверхности.

При попадании ядовитого вещества на кожу нужно как можно быстрее снять это вещество с поверхности кожи ватным или марлевым тампоном или тряпкой, стараясь не размазывать его на поверхности кожи.

После этого кожу следует хорошо обмыть теплой водой с мылом или слабым раствором питьевой (пищевой) соды, обработать место поражения на коже 5—10%-ным раствором нашатырного спирта.При наличии раны, например ожога, наложите чистую или стерильную влажную повязку. Далее дважды промыть желудок 2%-ным раствором пищевой соды (1 ч. л. соды на 1 стакан воды).

Затем следует выпить 0,5 стакана 2%-ного раствора пищевой соды с добавлением активированного угля или солевое слабительное. Пострадавшему дают выпить крепкий чай. Дождаться прибытия бригады скорой медицинской помощи.

При попадании отравляющего вещества в глаза надо немедленно промыть их струей воды при открытых веках. Промывание должно быть тщательным в течение 20-30 минут, так как даже небольшое количество ядовитого вещества, попавшего в глаза, может вызвать их глубокие поражения. После промывания глаз следует наложить сухую повязку и немедленно обратиться к глазному врачу.

Чего НЕ делать

  • не вызывать рвоту, если человек без сознания
  • не вызывать рвоту у беременных
  • не вызывать рвоту у тех, у кого слабое сердце и при судорогах
  • не вызывать рвоту при отравлении нефтепродуктами, кислотами, щелочью
  • не давать слабительное средство при отравлении нефтепродуктами, кислотами, щелочью
  • не давать газировку!
  • не давать кислоту при отравлении щелочью и наоборот!!!

Источники

  • Pellegrino JL., Krob JL., Orkin A. First Aid Education for Opioid Overdose Poisoning: Scoping Review. // Cureus — 2021 — Vol13 — N1 — p.e12454; PMID:33552772
  • Borra V., Avau B., De Paepe P., Vandekerckhove P., De Buck E. Is placing a victim in the left lateral decubitus position an effective first aid intervention for acute oral poisoning? A systematic review. // Clin Toxicol (Phila) — 2019 — Vol57 — N7 — p.603-616; PMID:30784327
  • Avau B., Borra V., Vanhove AC., Vandekerckhove P., De Paepe P., De Buck E. First aid interventions by laypeople for acute oral poisoning. // Cochrane Database Syst Rev — 2018 — Vol12 — NNULL — p.CD013230; PMID:30565220
  • Yue Y., Pan X., Zhang S., Jin J., Wang W., Wang D., Han D., Wang G., Hu Q., Kang J., Ding S., Yang Y., Bu H., Guo Y. A Randomized Controlled Trial of Puncturing and Bloodletting at Twelve Hand Jing Points to Treat Acute Carbon Monoxide Poisoning as Adjunct to First Aid Treatment: A Study Protocol. // Evid Based Complement Alternat Med — 2015 — Vol2015 — NNULL — p.827305; PMID:26339271
  • Goktas S., Yildirim G., Kose S., Yildirim S., Ozhan F., Senturan L. First Aid Knowledge of University Students in Poisoning Cases. // Turk J Emerg Med — 2014 — Vol14 — N4 — p.153-9; PMID:27437513

Отравление фосфорорганическими соединениями — это… Что такое Отравление фосфорорганическими соединениями?

Отравле́ние фо́сфороргани́ческими соедине́ниями — остро развивающееся патологическое состояние, которое без оказания своевременной и адекватной медицинской помощи может нанести существенный ущерб здоровью, либо привести к смерти пострадавшего.

Этиология

ФОС (фосфорорганические соединения) — весьма распространённая группа соединений, используемых в качестве бытовых и сельскохозяйственных инсектицидов, а также в качестве боевых отравляющих веществ. Вещества, входящие в эту группу многочислены, но наиболее распространены: дихлофос, тиофос, хлорофос, карбофос, метафос, пирофос, зарин, зоман, VX и другие. Токсичность препаратов колеблется в широких пределах и зависит от пути поступления яда в организм[1].

Патогенез

Токсическое действие ФОС на организм человека и животных заключается в связывании холинэстеразы — фермента разрушающего ацетилхолин. Таким образом, в организме возникает избыточное возбуждение ацетилхолином холинреактивных структур (не исключается и прямое воздействие ФОС на эти структуры)[1], приводящее к:

Клиническая картина

Первые признаки отравления — головная боль, слюнотечение, обильное потоотделение, головокружение, слабость в нижних конечностях. В более тяжёлых случаях присоединяется рвота, одышка, сужение зрачков, падение артериального давления, болезненность печени, общие клонические и тонические судороги, непроизвольная дефекация и мочеотделение, коматозное состояние.

Лечение

Препаратом экстренной помощи является атропин или другой аналогичный м-холинолитик. В аптечке индивидуальной АИ-2 антидот афин находится в красном шприц-тюбике, вводится при первых признаках отравления во внутреннюю поверхность бедра. В первые часы эффективно применение реактиваторов холинэстеразы: Дипироксим, Изонитрозин.

Примечания

  1. 1 2 Руководство для врачей скорой помощи / Михайлович В. А. — 2-е изд., перераб. и доп. — Л.: Медицина, 1990. — С. 114-116. — 544 с. — 120 000 экз. — ISBN 5-225-01503-4

Литература

  • Неотложная терапевтическая помощь», А. И. Германов. Куйбышев,1971 г. — 350стр.

Выяснен механизм действия противоядия от химического оружия


Несмотря на наличие международных документов, направленных на борьбу с распространением химического оружия, его использовали в военных конфликтах на Ближнем Востоке и действиях невоенного характера в Великобритании. Также известны случаи бытовых отравлений фосфорорганическими пестицидами, которые используются в сельском хозяйстве для борьбы с вредителями и болезнями растений, зерна и древесины, а также с паразитами и сорняками. ФОС очень токсичны: они блокируют работу фермента холинэстеразы в организме человека, который обычно подавляет их активность. При отравлении этими соединениями могут наступить судороги, кома, летальный исход.


Чтобы создавать эффективные препараты для защиты от отравлений ФОС, необходимо детальное понимание механизма действия этих ферментов. Это и стало объектом исследования российских ученых. Современные исследования, направленные на изучение биологических антидотов, позволили группе ученых из Института биоорганической химии имени академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН и МГУ имени М.В. Ломоносова получить новые варианты фермента бутирилхолинэстеразы, которые оказались способны расщеплять фосфорорганические соединения и нейтрализовать их. 


«Благодаря проведению масштабных расчетов на суперкомпьютере «Ломоносов-2» нам удалось получить полную, буквально с точностью до атома, картину работы этих ферментов», — говорит ведущий авторы статьи Александр Злобин из МГУ.



Фото: организация активного центра фермента в ходе реакции расщепления ФОС параоксона. Источник: Александр Злобин


В эксперименте путем случайного перебора всех возможных комбинаций составляющих фермент аминокислот по одной из петель активного центра бутирилхолинэстеразы ученые получили варианты, способные расщеплять фосфорорганические соединения. Однако оставалось неизвестным, как именно новые комбинации аминокислот повлияли на 3D-структуру фермента и помогли ему приобрели новые свойства. Необходимо было рассчитать модели 3D-структур новых вариантов, для чего потребовалось перебрать тысячи возможных вариантов пространственного расположения их петель и отобрать наиболее вероятные. Такая задача предполагает большое количество вычислений, поэтому были задействованы мощности суперкомпьютера. Затем для каждой отобранной структуры рассчитали возможные пути прохождения реакции расщепления ФОС. Биохимики детально остановились на наиболее энергетически выгодных вариантах.


Ученые установили, что эффективность новых вариантов фермента связана с появлением в его структуре дополнительного остатка аминокислоты гистидина, у которого подходящее расположение для ускорения повторной активации фермента, что и обеспечивает его способность нейтрализовать ФОС. После реактивации фермент готов снова взаимодействовать с фосфорорганическими соединениями и разрушать их.


«Полученные результаты позволят в ближайшем будущем создавать новые, все более эффективные средства защиты и лечения при отравлении фосфорорганическими соединениями», — говорит руководитель исследования Иван Смирнов.

Симптомы характерные для клиники острых отравлений фос. Отравление фосфорорганическими веществами. СОС: оказание неотложной помощи

ФОС или фосфорорганические соединения – это токсические вещества, используются в качестве пестицидов, гербицидов, при дератизационных мероприятиях. Типичные представители группы: Дихлофос, Карбофос, Метафос. Летальная доза составляет 2 г при пероральном приеме.

Каковы симптомы поражения соединениями фосфора? Существует ли антидот от фосфатного отравления? Как оказать пострадавшему первую помощь?

Отравление фосфором, хлором происходит по причине нарушения правил техники безопасности при работе с ядами, при попытках самоубийства. Препараты фосфора блокируют продукцию ферментов холинэстеразы, которая разрушает ацетилхолин. Медиатор содержится в мышечных структурах, нервных ганглиях, потовых железах и накапливается в тканях. Избыток медиатора оказывает возбуждающие, затем истощающее действие на холинергические структуры. Приводит к устойчивым формам паралича.

Особенность интоксикации соединениями фосфора: в организме преобразуются в токсичные соединения. Высвобождаются циклично, у 10% пострадавших наблюдаются рецидивы, хотя контакта с токсинами не происходит. Ставиться диагноз хроническая интоксикация.

Симптомы отравления фос отличаются характерным течением. Проявления острой интоксикации проходят 3 стадии:

  1. Возбуждение.
  2. Судороги и избыточная активность ограниченной группы мышц.
  3. Паралич дыхательного центра.

Симптоматика интоксикации начальной стадии:

  • головная боль;
  • слабость;
  • гиперсаливация;
  • гипергидроз;
  • слезотечение.

Отравление средней тяжести от ФОС вызывает одышку, сужение зрачка, снижение АД, боли в эпигастрии, развивается судорожное состояние, наблюдается расслабление сфинктеров мочевого пузыря и анального отверстия. Судороги начинаются в течение 30 минут после контакта с токсином. В тяжелых случаях пациент впадает в кому.

Последовательность развития симптомов при отравлении фосфорорганическими соединениями зависит от пути проникновения токсических веществ в организм. При вдыхании паров фосфора появляются признаки поражения дыхательной системы – бронхоспазм, ринорея.

Если яд впитался в кожные покровы, развивается гипергидроз, фибрилляция мышц в месте контакта. При попадании соединений фосфора на кожу голову наблюдаются симптомы поражения ЦНС.

Если произошло случайное проглатывание токсического вещества, реагирует система ЖКТ. Появляются понос, рвота, боли в печени, эпигастрии.

Во время диагностических мероприятий врач учитывает клинические проявления, проводит анализ ситуации, при которой произошло отравление. ФОС имеют специфический запах чеснока. Легко обнаружить в промывных водах и на коже.

Дополнительно определяют наличие соединений фосфора в крови, моче, прочих биологических жидкостях. Проводят исследование на активность холинэстеразы. Снижение активности на 20–30% свидетельствует о легкой тяжести отравления, на 80–90% – признак тяжелой интоксикации с непредсказуемыми последствиями.

Необходимые антидоты

Алгоритм оказания медицинской помощи не зависит от способа попадания фосфатов в организм. На первой стадии терапии проводят мероприятия нормализации дыхания. Интубация, удаление остатков токсического вещества при помощи промывания бронхоальвеолярной системы, ротовой полости.

При невозможности самостоятельного дыхания пациента переводят на искусственную вентиляцию легких. Показано промывание желудка, кишечника, введение сорбентов, инъекционные лекарства для предупреждения шокового состояния.

Антидот при отравлении фосфорорганическими соединениями – медикаментозное средство, восстанавливающее активность холинэстеразы в условиях ингибирования соединениями фосфора. Препараты инъекционного введения. Таблетки в качестве антидотов не используются.

В медицинской практике применяют следующие препараты:

  1. Атропина сульфат – показано внутримышечное, внутривенное введение. На начальном этапе терапии доза составляет 1–2 мг. Показано введение препарата до появления симптоматики передозировки атропином. Проявляется как сухость кожи и в ротовой полости, расширение зрачка. Максимальная дозировка 50 мг в сутки при тяжелой форме интоксикации.
  2. Аллоксим – эффективная антидотная дозировка зависит от тяжести отравления фосфорсодержащими препаратами. При легкой и средней степени интоксикации показаны инъекции каждые 3 часа, при тяжелой – каждые 2 часа. Суточные дозировки 0,3 г — 1,5 г в сутки.
  3. Диэтиксим – показано внутримышечное введение по 0,5 г препарата. При легкой степени интоксикации инъекции проводят 6 раз в сутки, при средней – 8 раз в сутки. Тяжелым пациентам показано 12–24 введений в сутки.
  4. Резервный антидот при отравлении ФОС – дипироксим. Вводят внутримышечно. При легкой интоксикации инъекции проводят 3 раза в сутки, средняя тяжесть – каждые 2 часа. Тяжелым пациентам антидот показан 1 раз каждые 90 минут.

Для профилактики нарушений работы нервной системы показано назначение витаминных препаратов. Обязательная часть терапевтических мероприятий — форсирование диуреза. По показаниям проводят диализ и переливание крови.

В независимости от патогенеза и тяжести пострадавшего, при интоксикации соединениями фосфора вызвать бригаду скорой помощи.

Неотложные мероприятия:

  • прекратить контакт с ФОС;
  • вывести пострадавшего из зоны поражения на свежий воздух;
  • при попадании на кожные покровы – промыть пострадавший участок водой, при ожоге ортофосфорной кислотой использовать для нейтрализации раствор пищевой соды;
  • промывание желудка водой;
  • если яд попал на волосы, необходимо состричь.

Дальнейшее лечение проводят на базе медицинского учреждения. Используются антидоты, витаминные препараты, проводится аспирация органов дыхания, противошоковая терапия.

Последствия и прогноз выздоровления

Прогноз зависит от дозы токсического вещества, пути проникновения в организм, возраста пациента и реакции на лечебные мероприятия.

Осложнения отравления соединениями фосфора:

  • гепатит;
  • поражение почек;
  • полинейропатии с нарушением функций ЦНС;
  • стойкие двигательные нарушения;
  • демиелинизация нервной ткани конечностей;
  • периодические рецидивы, связанные с выбросом фосфора, накопленного в жировой ткани;
  • пневмония;
  • летальный исход.

Отравление ФОС – тяжелый диагноз. Как и интоксикация аммиаком, тяжелыми металлами, цинком может иметь непредсказуемые и отдаленные последствия.

Если вы применяете фосфорные соединения при работе, в домашних условиях, соблюдайте правила техники безопасности. Не используйте Дихлофос или аналоги без веской причины.

На настоящем этапе развития науки медицина полностью купировать последствия интоксикации ФОС не может. Антидоты имеют специфический режим дозирования и методику введения, иметь их в домашней аптечке бессмысленно. Использовать может только медицинский работник.


Фосфорорганические соединения (ФОС) — сильнодействующие ядовитые вещества, которые крайне опасны для человеческого организма. Некоторые ФОС разрабатывались как отравляющие вещества нервно-паралитического действия (Зарин даже использовался террористами). Фосфорорганические соединения и карбаматы обычно используются в качестве инсектицидов. Отравление ФОС сопровождается тяжелой интоксикацией и требует немедленного обращения за медицинской помощью в поликлинику, т. к. несет смертельную угрозу для человека.

Механизм отравления

Отравление фосфорорганическими соединениями наиболее часто происходит при использовании химикатов, предназначенных для обработки помещений от грызунов и насекомых и защиты сельскохозяйственных культур от вредителей. Реже наблюдается интоксикация вследствие применения ФОС в качестве боевых отравляющих веществ (во время военных действий) и при неправильном использовании инсектоакарицидных средств для животных и лекарственных препаратов, в составе которых содержатся фосфорорганические соединения.

Выделяют следующие пути проникновения токсина в организм:

  • употребление в пищу неочищенных овощей и фруктов, обработанных инсектицидами на основе фосфора;
  • прием питьевой воды, в которой присутствуют ядовитые соединения;
  • вдыхание паров ФОС при обработке растений и животных, помещений;
  • употребление молока животных, питающихся травой и кормами, отравленными токсичным веществом.

ФОС может попадать в тело человека пероральным способом, через дыхательные пути и кожу.
Получение любой дозы яда быстро приводит к нарушению выработки холинэстеразы — важнейшего фермента, который отвечает за нервную деятельность. Если активность холинэстеразы уменьшается, это провоцирует выброс ацетилхолина и чрезмерное длительное возбуждение М- и Н-холинорецепторов. Подобные изменения влекут за собой возникновение нарушений в работе жизненно важных систем (сердечно-сосудистой, нервной, дыхательной, зрительной, пищеварительной).

Признаки и симптомы отравления ФОС

Симптомы отравления ФОС зависят от стадии интоксикации. Выделяют 3 степени отравления ядовитыми фосфорсодержащими соединениями:

  1. Возбуждение.
  2. Стадия судорог и гиперкинезов.
  3. Паралич.

Для первой фазы, развивающейся примерно через 20 минут после попадания токсина в организм, характерны следующие признаки:

  • головные боли;
  • головокружение;
  • избыточное потоотделение;
  • слезотечение;
  • слабость в мышцах;
  • тошнота, рвота;
  • снижение остроты зрения;
  • боль в животе, диарея;
  • брадикардия (уменьшение частоты сердечных сокращений).

На 2 стадии у пострадавшего наблюдаются гиперкинезы (частые непроизвольные подергивания мышц тела и лица), судороги, резкое повышение и снижение артериального давления, спутанность сознания и заторможенность, цианоз кожных покровов. У больных отсутствует реакция зрачков на яркий свет, расслабляются сфинктеры мочевого пузыря и анального отверстия, развивается токсическое поражение печени, почек, легких, желудка и кишечника. На этом этапе пострадавший может впасть в состояние комы.

Отравление фосфорорганическими веществами 3 степени сопровождается полным нарушением нервной деятельности, которое приводит к ослаблению всех рефлексов. У пострадавшего наблюдается паралич мышц тела, сильное снижение или повышение частоты сердечных ударов (менее 30 или более 120 сокращений в минуту), угнетение функций дыхательного центра. В случае остановки дыхания наступает летальный исход. Это может произойти через 3–9 часов после попадания токсичных соединений в организм человека.

Возможные последствия

Фосфорорганические соединения имеют свойство преобразовываться в организме человека в более токсичные вещества, которые ведут к нарушению деятельности жизненно важных систем и провоцируют развитие опасных патологий.

При отравлении 2 и 3 степени тяжести наступает паралич всей мускулатуры тела, в т. ч. мышечной ткани внутренних органов, что вызывает отклонения в их работе.

У пострадавшего могут возникнуть болезни ЖКТ, пневмония, бронхит, нефропатия, гепатит, дистрофия миокарда. При отсутствии своевременной медицинской помощи человек впадает в кому и умирает. У выживших нередко наблюдаются отдаленные последствия отравления токсичным веществом.
Проблемы могут возникнуть через 2–3 года после интоксикации. К таким осложнениям относятся полиневриты, астеновегетативный синдром, воспалительные заболевания спинного мозга.

Первая помощь при отравлении фосфорорганическими соединениями

В случае отравления фосфорорганическими соединениями пострадавшего нужно вывести из отравленной зоны на свежий воздух. Загрязненную одежду необходимо снять, кожу и глаза обработать, используя 2 % содовый раствор (1 ч. л. бикарбоната натрия на 2 стакана воды). Желудок следует обильно промыть теплой водой, после чего рекомендуется дать отравившемуся человеку солевое слабительное. Одновременно с оказанием первой помощи пострадавшему необходимо вызвать бригаду «Скорой помощи».

Больной должен как можно быстрее получить противоядие. При отравлении фосфорорганическими соединениями показано внутривенное или внутримышечное введение атропина сульфата — блокатора М-холинорецепторов. Дополнительно необходимо использовать реактиваторы холинэстеразы — препараты, которые восстанавливают активность фермента и снижают выраженность токсического эффекта. К таким лекарственным средствам относят тримедоксима бромид (Дипироксим) и изонитрозин.

Лечение

При отравлении ядовитыми соединениями человек проходит комплексную интенсивную терапию в условиях стационара. Лечение включает проведение следующих мер:

  1. Использование атропина сульфата в сочетании с реактиваторами холинэстеразы в течение первых 3–4 дней после развития интоксикации.
  2. Введение М- и Н-холинолитических средств.
  3. Использование препаратов для симптоматического лечения, направленных на нормализацию функций внутренних органов, устранение судорог, улучшение общего состояния (глюкокортикостероиды, дезинтоксикационные, противосудорожные, сосудорасширяющие средства).
  4. Применение антибиотиков (для профилактики и лечения последствий токсического поражения внутренних органов).

Экстракорпоральные методы детоксикации — гемосорбция, гемодиализ, гемофильтрация — эффективны в ранние сроки отравления.

Если у пострадавшего наблюдается состояние комы или остановка дыхания, показано проведение реанимационных мероприятий и использование искусственной вентиляции легких.

Профилактические мероприятия

Чтобы избежать интоксикации при использовании фосфорорганических веществ, необходимо соблюдать ряд важных правил:

  1. При приготовлении растворов и обработке помещений или садовых участков необходимо использовать средства индивидуальной защиты: перчатки, маску, обувь, костюм.
  2. Хранить химикаты следует в местах, недоступных для детей и домашних питомцев.
  3. В течение 3–4 дней после нанесения инсектицидов на поверхности помещения или растения необходимо исключить нахождение людей и животных на обработанной территории.
  4. После работы с ядовитыми веществами нужно вымыть руки водой с мылом. Необходимо особенно тщательно очищать под проточной водой ягоды, овощи и фрукты, собранные с обработанных химикатами кустарников и деревьев.
  5. Во время использования растворов нельзя принимать пищу и курить.
  6. Лучше всего проводить обработку сельскохозяйственных угодий в нежаркую погоду, т. к. токсичность готовых фосфорсодержащих растворов при температуре +35 °С повышается в несколько раз.

На предприятиях, использующих в производстве фосфорорганические вещества, должны строго соблюдаться нормы охраны здоровья работников и техника безопасности.
При первых признаках интоксикации необходимо немедленно обращаться за помощью к специалистам.

По токсичности ФОС различают:

  • сильнодействующие (LD50
  • высокотоксичные (LD50 от 51 до 200 мг / кг),
  • среднетоксичные (LD50 от 201 до 1000 мг / кг),
  • и малотоксичные (LD50> 1000 мг / кг).

Фосфорорганические соединения — кристаллические вещества или жидкости. Большинство из них хорошо растворимые в жирах, других растворителях (в ксилоле, толуоле, ацетоне, хлороформе), имеют специфический керосиново-чесночный запах. Лишь некоторые из них растворимы в воде, в частности хлорофос, метилацетофос, фосфакол. Отличаются достаточной устойчивостью, но в щелочной среде при высокой температуре гидролизуются в течение суток. Однако в кислой среде, в почве могут сохраняться месяцами.

Токсичность водных растворов при температуре 35 ° С может расти в сутки в десятки раз. Поступают фосфорорганические вещества в организм преимущественно через рот, а также через дыхательные пути и кожу. Интоксикация людей возникают из-за использования загрязненной воды; потребление овощей и фруктов после обработки садов и огородов соответствующими ФОС, при опрыскивании ими деревьев и помещений, потреблении молока коров, которые употребляли загрязненные воду и корма и т.д.. Эти же свойства и еще высокая летучесть обусловливают интенсивное поступление яда через кожу и дыхательные пути.

Действие на организм

Всасывание ФОС начинается уже в ротовой полости, далее продолжается в желудке и кишечнике. Из-за высокой липоидотропности они вскоре через любые из указанных путей проникновения появляются в крови, во всех органах, включая головной мозг. В организме токсичность их резко возрастает, поскольку около 50% их биотрансформируется в печени по типу летального синтеза, то есть с образованием очень токсичных метаболитов.

Выделяются они из организма почками, около 30% в неизмененном виде, а 20-25% — дыхательными путями.

Токсическое действие обусловлено их антихолинестеразными свойствами. Взаимодействуя с ацетилхолинэстеразой, фосфорорганические соединения образуют неактивный фосфорилированный комплекс, который способен катализировать ацетилхолин. В результате резко возрастает содержание этого медиатора в синаптической щели -холинергических синапсов, что приводит к длительному возбуждения м и н-холинорецепторов.

Кроме того, эти соединения способны снижать активность протеаз, кислой и щелочной фосфатаз, фосфорилировать некоторые белки, нарушать состав крови, блокировать мембранные АТФазы и нарушать проницаемость мембран миокардиальных клеток.

Стадии отравления

Различают две стадии острого отравления фосфорорганическими соединениями:

  • первую (холинергическая),
  • вторую (нехолинергическая).

Первая стадия
проявляется эффектами значительного возбуждения м и н-холинорецепторов, т.е.:

  • миозом,
  • спазмом аккомодации,
  • нарушением зрения,
  • саливацией,
  • бронхореи,
  • усилением перистальтики и спазмом кишечника,
  • диареей,
  • брадикардией,
  • острой дыхательной недостаточностью из-за периферическое нарушение дыхания (м холиномиметическое действие).

При этом развивается психомоторное возбуждение, атаксия, одышка, дрожь, клоническо-тонические судороги, помрачение сознания, кома, паралич дыхательного центра как следствие центрального н-холиномиметического действия.

Кроме того, в результате возбуждения и последующего паралича жизненно важных центров, нервных узлов и исполнительных органов, отмечается сначала повышение, а затем снижение артериального давления, расстройство сердечного ритма, повышение с последующим снижением температуры тела, признаки истощения надпочечников, гипергликемия, гипокалиемия, появление отека легких.

На второй стадии острого отравления ФОС
признаки первой стадии начинают несколько ослабляться, но появляются признаки экзотоксического шока:

  • цианоз,
  • арефлексия,
  • нарушение сердечного ритма,
  • гипотония,
  • проявления ацидоза,
  • отека мозга,
  • судороги.

Иногда, на 2-8-е сутки, наступает рецидив интоксикации ядом.

Смерть на первой стадии острого отравления ФОС может наступить на высоте судорог из-за перевозбуждения и паралич дыхательного центра, а на второй — через фибрилляцию желудочков сердца, внезапной остановки его или паралич дыхательного центра. Острая сердечная недостаточность может быть результатом аспирационно-обтурационных, периферических нарушений дыхания или токсического отека легких.

Клинические симптомы при отравлении ФОС

В течении острых отравлений ФОС принято выделять 3 периода:

  1. острый — 1-3 сутки;
  2. осложнений — 4-14-е сутки;
  3. отдаленных последствий — до 3-х лет.

Проявления острых отравлений определяются стадией и тяжестью интоксикации и осложнениями (конечно, на второй стадии — в виде пневмонии, токсического гепатита, нефропатии, миокардиодистрофии и др.), а отдаленные последствия — в форме астеновегетативного синдрома, миелорадикулоневритов, полиневритов.

По скорости нарастания проявлений острого отравления фосфорорганическими соединениями различают молниеносную и медленно текущую формы (легкое отравление, отравление средней тяжести, тяжелое, крайне тяжелое).

У пострадавших с молниеносной формой интоксикации судорожный синдром развивается в течение первых 30 мин после поступления яда в организм.

Пострадавшие с легким отравлением
жалуются на:

  • головокружение,
  • головную боль,
  • боль в глазах,
  • светобоязнь,
  • «туман в глазах»,
  • иногда на психомоторное возбуждение или подавленность,
  • тошнота,
  • рвота,
  • спастические боли в животе,
  • понос,
  • иногда на затруднение дыхания,
  • чувство сжатия в груди.

У них имеются потливость, бледность кожи, саливация, в некоторых — умеренная бронхорея, умеренный миоз, с нарушением реакций зрачков на свет, дрожание век и вытянутых пальцев. Тахикардия, небольшая гипертензия. Мочеиспускание учащенное. Активность холинэстеразы уменьшена на 20-50%.

Более тяжелые проявления характерны для отравлений средней тяжести
. У пострадавших появляются признаки бронхоспазма и нарушения ЦНС:

  • психомоторное возбуждение,
  • галлюцинации,
  • дезориентация,
  • атаксия,
  • расстройства координации движений,
  • миофибриляция (языка, лица, голеней, груди),
  • миоз,
  • спазм аккомодации и нарушения зрения.

Со стороны сердечно-сосудистой системы отмечаются брадикардия или тахикардия, гипертензия органов дыхания — одышка с затруднением выдоха, дыхание шумное или типа Чейна-Стокса; желез — саливация, бронхорея, потливость; в легких — сухие и влажные хрипы, при пероральном отравлении — тошнота, рвота, боль в животе, понос. Мочеиспускание непроизвольное. Судороги отсутствуют. Активность холинэстеразы уменьшена на 51-70%.

Для тяжелой формы
медленно протекающих острых отравлений, кроме указанных холиномиметических проявлений, характерны судороги и потеря сознания, позже — бронхоспазм. Дыхание становится клокочущим, отмечается значительное количество пенистого секрета. Фибрилляция охватывает все мышцы. Во время судорог теряется сознание. Температура тела повышается. Очень опасным является развитие острой дыхательной недостаточности. Возможны непроизвольное не только мочеиспускания, но и дефекация. Активность холинэстеразы падает на 71-80%.

Крайне тяжелое острое отравление ФОС
характеризуется прекращением судорог, появлением паралича и комы. Сознание, как и рефлексы, теряется, растет цианоз, снижается температура тела. Дыхание аритмичное, поверхностное, частое. Растет частота сердечных сокращений, возможна пароксизмальная желудочковая тахикардия. Имеется острая сосудистая недостаточность (коллапс). Активность холинэстеразы не превышает 10% от нормальной.

Летальность на токсической стадии отравления ФОС достаточно высока. Пострадавшие лица умирают от внезапной остановки сердца или фибрилляции желудочков, центрального паралича или от острой респираторной недостаточности в связи с параличом дыхательных мышц.

Клинические проявления острого отравления ФОС в значительной степени определяются путями проникновения яда в организм. При пероральном поступлении летальной дозы яда уже через 10-15 мин появляются признаки острой интоксикации, через 20-30 мин — кома, а через 3-9 часов — смерть. При затяжном течении острого отравления смерть наступает на 2-6-е сутки.

При чрескожном проникновении первые признаки проявляются позже, иногда даже через 2-3 суток. Они могут возникать внезапно после легких проявлений, в виде слабости, головной боли, подергивания мышц, потливости в месте контакта яда с кожей.

Лечение острого отравления ФОС

При создании индивидуальных программ оказания неотложной помощи пострадавшим с острым отравлением ФОС усилия медицинского персонала направляется, в первую очередь, на устранение наиболее опасных проявлений интоксикации, в частности: первичного специфического кардиотоксического эффекта (расстройств сердечного ритма и проводимости, острой сердечной недостаточности, внезапной остановки сердца), центрального паралича дыхания, острой дыхательной недостаточности в связи с параличом дыхательных мышц.

В программу лечения следует включить: комплекс интенсивных реанимационных мероприятий и активный комплекс специфической и патогенетической терапии. Из реанимационных мероприятий, проводимых на месте происшествия, особенно важное значение придается промыванию желудка (если яд проник в организм пероральным путем), промывке глаз и смыванию ее с кожи большим количеством воды с мылом или 2% раствором натрия хлорида, хлорамина или нашатырного спирта. В случае ингаляционного острого отравления пострадавшего следует вынести из зараженного помещения или зоны и провести эти же меры. В стационаре прибегают к форсированного диуреза или перитонеального диализа.

Антидот атропин

Из медикаментозных средств ведущее значение имеет атропина сульфат как средство, устраняющее все проявления м холиномиметического действия яда и таким образом осуществляет специфическую защиту потерпевшего. Вводится он внутривенно, внутримышечно или подкожно в виде 0,1% раствора в дозах, определяемых тяжестью острого отравления, причем повторно и длительное время, желательно в сочетании с реактиваторами холинэстеразы.

В течение часа проводится интенсивная атропинизация. Для этого больному вводят по 2-4 мл 0,1% раствора атропина сульфата через каждые 10-15 мин, до появления характерных признаков действия этого средства — уменьшение бронхореи, сухости кожи и слизистой оболочки ротовой полости, заметной тахикардии и т.д..

Этот этап лечения целесообразно проводить в соответствии с тяжестью состояния.

В частности, рекомендуется при легком течении интоксикации ФОС вводить пострадавшим внутривенно 2-3 мл этого раствора, пациентам с острым отравлением средней тяжести — одновременно внутривенно 5 мл внутримышечно — 3 мл и подкожно — 4 мл тяжелом и крайне тяжелом — внутривенно 10-14 мл, внутримышечно и подкожно по 3-5 мл.

В последующие 3-4 дня осуществляется поддерживающая атропинизация путем повторного введения 0,1% раствора атропина сульфата в 30-50 мл и более в сутки.

Кроме этого препарата, больным, особенно при тяжелом остром отравлении, целесообразно вводить в такие центральные и периферические м и н-холинолитические средства, как апрофен и Арпенал (по 1 мл). Целесообразно сочетать лечение атропином с введением реактиваторов холинэстеразы: дипироксима, диетиксима. Так, дипироксим вводится внутривенно или внутримышечно по 1 мл 15% раствора в течение первых суток в 6-7 раз, диетиксим — внутримышечно 3-5 мл 10% раствора.

В то же время, для предупреждения нарушений со стороны сердца прибегают к введению 5-10 мл 5% раствора унитиола, 300 мг токоферола ацетата и 60 мг преднизолона. При аритмии показаны антиаритмические средства.

В случае остановки дыхания или его резкого ослабления следует прибегнуть к искусственной вентиляции легких. Если судороги не снимающиеся средствами специфической терапии — применяют магния сульфат внутримышечно 10 мл 25% раствора, натрия оксибутират внутривенно по 5-120 мг / кг в 20 мл 5% раствора глюкозы. Эффективное сочетание аминазина (2,5% раствор), димедрола (2% раствор) и промедола (2% раствор) — по 2 мл каждого.

Применяют также сосудистые средства, а для профилактики пневмонии — антибиотики.

После оказания неотложной помощи все пострадавшие лица подлежат госпитализации в реанимационные отделения больниц, в которых есть аппараты «искусственная почка», или в токсикологические центры.

Из химических особенностей данных веществ следует обра­тить внимание на их высокий коэффициент распределения между маслом и водой, что обусловливает их свободное проникновение через неповрежденную кожу, биологические мембраны, гематоэнцефалический барьер.

В повседневной работе токсикологических отделений наиболее часто встречаются бытовые пероральные отравления (случайные или предна­меренные) карбофосом, дихлофосом, хлорофосом, а производственные отравления чаще бывают ингаляционными. Перкутантные отравления в мирное время представляют собой казуистические случаи.

Патогенез.
ФОС нарушают или блокируют функцию холинэстеразы (ХЭ), образуя устойчивый к гидролизу фосфорилирован­ный фермент, неспособный реагировать с молекулами ацетилхолина (АХ), вследствие чего АХ, являющийся медиатором при пере­даче возбуждения в синапсах, перестает своевременно разрушаться и накапливается на постсинаптической мембране, вызывая ее стой­кую деполяризацию, что клинически проявляется формированием четырех специфических эффектов: мускариноподобного, никотиноподобного, курареподобиого и центрального действия.

1. Мускариноподобный эффект
связан с возбуждением М-холинорецепторов. Клинически это проявляется обильным потоотделе­нием, саливацией, бронхореей, спазмом гладкой мускулатуры бронхов, кишечника, миозом.

2. Никотиноподобный эффект
связан с возбуждением Н-холинорецепторов и клинически проявляется гиперкинезами и судорогами.

3. Курареподобный эффект
проявляется развитием периферических параличей.

4. Центральное действие
ФОС проявляется развитием клонических и тонических судорог, психических нарушений.

Клиника.
При пероральном отравлении ФОС выделяют три стадии отравления.

I стадия (стадия возбуждения)
наблюдается у больных через 15-20 мин. после приема ФОС. Появляется психомоторное возбу­ждение, головокружение, головная боль, тошнота, иногда рвота. Объективно отмечаются умеренный миоз, потливость, саливация, иногда присоединяются явления умеренно выраженной бронхореи. Появляются рвота, спастические боли в животе. АД повышено, уме­ренная тахикардия.

II стадия (стадия гиперкинезов и судорог)
развивается примерно через 1-2 часа после приема ФОС (время ее наступления во многом зависит от количества попавшего внутрь вещества).Специфические признаки отравления достигают своего максимума и создают яркую клиническую картину. Больной предъявляет жалобы на общее пло­хое самочувствие, самопроизвольные мышечные подергивания, на­рушенное зрение, затрудненное дыхание, слюнотечение, профузную потливость, учащенное мочеиспускание, болезненные тенезмы. Характерное для начала заболевания возбуждение сменяется сту­пором, затем сопором, вплоть до развития коматозного состояния.
При осмотре отмечаются значительный миоз,
реакция зрачков на свет отсутствует. Грудная клетка ригидная, ее экскурсия ограниче­на. Гипергидроз достигает своего максимального развития
— больного буквально заливает слюной, аускультативно определяется большое количество проводных влажных хрипов в результате гиперсек­реции трахеобронхиального дерева.Характернейшим признаком данной стадии заболевания является появление миофибрилляций
вначале в области лица, шеи, мышц груди, предплечий и голеней, а в после­дующем и в остальных группах мышц (аналогичную миофибрилляцию можно наблюдать у больных в операционной, при в/в введении миорелаксантов короткого дейтвия при вводном наркозе). Периоди­чески развивается общий гипертонус с переходом в тонические судороги.
На фоне имеющейся исходной тахикардии начинает развивать­ся тенденция
к отчетливой брадикардии.
Повышение АД достигает максимального уровня (250/160 мм рт. ст.), затем возможно падение сердечно-сосудистой деятельности и развитие коллаптоидного состояния. Отмечаются учащенное мочеиспускание, болезненные тенезмы, непроизвольный жидкий стул.

III стадия (стадия параличей). На первое место в клинике вы­ходит паралич поперечно-полосатой мускулатуры.
Сознание, как правило, отсутствует. Зрачки точечные, реакции на свет нет. Сухо­жильные рефлексы резко ослаблены, или полная арефлексия. По­являются признаки ОДН, угнетение дыхания центрального генеза. Брадикардия (ЧСС до 40-20 в минуту), гипотония.

Лабораторная диагностика.
Специфическими методами иссле­дования являются количественная и качественная реакции на от­равляющее вещество группы ФОС, определение активности ХЭ.

Неотложная помощь.
Принцип лечения больных с острым от­равлением ФОС — комплексная антидотная терапия в сочетании с неспецифическими методами.

Антидотная терапия
состоит в комбинированном применении холинолитических препаратов (чаще всего атропин) и реактиваторов ХЭ.

При использовании атропина различают «интенсивную» и «под­держивающую» атропинизацию. «Интенсивную» атропинизацию проводят в течение первого часа с момента начала лечения больно­го до купирования всех симптомов мускариноподобного действия ФОС, что проявляется в виде характерных признаков атропинизации: развивается умеренная тахикардия, исчезает миоз, расширя­ются зрачки, появляется сухость кожи и слизистых оболочек. Ори­ентировочные дозы вводимого атропина для интенсивной атропинизации следующие: I стадия — 2-3 мг, II стадия 20-25 мг, 111 стадия — 30-50 мг в/в. «Поддерживающие» дозы вводятся при по­явлении признаков окончания действия «интенсивной» дозы атро­пина и составляют примерно 80-90% от ее количества. Суточная доза атропина при тяжелых отравлениях может доходить до 150- 200 мг и более. Уменьшение суточной дозы атропина должно про­изводиться постепенно, параллельно нарастанию уровня активно­сти ХЭ. При резкой отмене поддерживающей дозы атропина при невосстановленном уровне ХЭ возможна внезапная смерть.

Реактиваторы холинэстеразы (оксимы) следует вводить парал­лельно проводимой атропинизации. Основным препаратом данной группы является дипироксим.

В I стадии отравления дипироксим назначается по 150 мг в/м 1-2 раза в сутки (ампулы по 1 мл 15% р-ра).

При
II стадии
дипироксим вводят по 150 мг в/м через каждые 1-3 часа в суммарной дозе до 1,2-2 г. При наличии нарушений сознания, необходимо введение препаратов центрального действия.

Для лечения III стадии
применяют сочетание дипироксима с другим оксимом центрального и периферического действия — диэтиксимом, лечебная доза которого составляет 250 мг, общая доза 5-6 г.

Примечание. Интенсивная реактивация эффективна только до мо­мента возникновения устойчивой блокировки ХЭ, которая наступает че­рез 6-8 часов после отравления, поэтому введениереактиваторов ХЭ на 2-е сутки после отравления и позже будет неэффективно и даже опасно в связи с их выраженным токсическим действием, которое проявляется на­рушением внутрисердечной проводимости, рецидивом острой симптома­тики отравления ФОВ,
а также токсической.


Отравление ФОС (фосфорорганическими соединениями) регистрируется часто, так как вещества широко распространены в быту и при отсутствии мер безопасности легко приводят к интоксикациям. В случае непосредственного контакта необходимо вызвать бригаду медиков и по возможности оказать первую помощь. В этом случае риски осложнений для здоровья существенно снизятся.

Соединения фосфора в быту

Являются сложными химикатами, которые находят применение не только в производстве, но и в домашних условиях, ветеринарии. В настоящее время ФОС используют:

Об отравляющих качествах фосфорорганических веществ можно судить по армейским разработкам. На основе химического элемента разработаны такие яды, как Зоман, Зорин, V-газы.

ФОС могут быть твердыми, летучими, жидкими. В основном имеют специфический чесночно-керосиновый аромат, отлично растворяются в жирных средах и плохо в Н2О. При этом токсичность водной жидкости при нагревании до 35° C увеличивается в 35 раз.

Практически каждый день человек сталкивается с такими соединениями. Наиболее опасными признаются следующие фосфорорганические средства:

  • метафос;
  • ДЦВФ;
  • тиофос;
  • гетерофос;
  • фталофос;
  • метил меркаптофос;
  • корал;
  • хлорофос;
  • дихлофос;
  • карбофос.

В сельском хозяйстве применяют:

  1. Диметоат. Опрыскивают растения, которые становятся ядовитыми для сосущих насекомых.
  2. Фенитротион. Распространен в промышленности для защиты цитрусовых и плодовых культур. Также востребован для обработки овощных семян.
  3. Диазинон. Рекомендован для поверхностного применения и внесения в почву. В течение нескольких дней корни впитывают вещество, которое насыщает весь куст.

В составах этих фосфорсодержащих препаратов присутствуют малатион, диазинон и пиримифосметил крайне опасные для человека.

Пути отравления ФОС

Интоксикация происходит 3 способами:

  1. Перорально. Развивается в результате попадания фосфатов, фосфидов, фосфинов через ЖКТ с водой, содержащей токсины, с плохо промытыми фруктами, нестерилизованным молоком.
  2. Ингаляционно. Причиной становится вдыхание паров.
  3. Перкутанно. Непосредственный контакт с кожей.

Проникая в организм, соединения фосфора блокируют холинэстеразу (АХЭ). Образуется фермент, обладающий высокой устойчивостью к процессу гидролиза. Он разрушает ацетилхолин и постепенно накапливается, приводя к развитию клинической картины. Классификация эффектов:

При малейших симптомах отравления фосфорорганическими соединениями необходимо срочно вызывать неотложную помощь, желательно показать медикам вещество, ставшее причиной.

Признаки отравления ФОС

После контакта, органические соединения фосфора всасываются кровью. При этом проникать могут через слизистые ротовой полости, желудка и кишечника, легкие, кожу. Процессам характерна особенность – цикличность. Химикат преобразуется, создавая новые ядовитые вещества, и повторного взаимодействия с препаратами не требуется. Опасности такой хронической интоксикации подвергается как взрослый человек, так и ребенок. По статистике, рецидивы развиваются примерно у 10% пациентов.

Стадии отравления ФОС

Фосфорное поражение имеет общую клиническую картину, которая практически не зависит от вида средства. Развивается симптоматика по 3 фазам:

  1. Возбуждение.

Уже через 15 минут после интоксикации фосфорорганическими соединениями проявляются начальные признаки:

  • цефалгия;
  • приступы тошноты;
  • рвотные позывы;
  • боль в животе;
  • сужение зрачков;
  • повышенное выделение слюны;
  • обильный пот;
  • скачок АД;
  • учащение сердцебиения.

Желательно оказать первую помощь пострадавшему уже на этой стадии.

2. Гиперкинезы и судороги.

Если не принято никаких мер, спустя несколько часов, человек сталкивается с такими симптомами отравления фосфорорганическими соединениями:

  • общее недомогание;
  • проблемы со зрением;
  • затруднение дыхания;
  • профузный пот;
  • болезненность при испускании мочи и опорожнении кишечника;
  • мышечные подергивания.

Отмечается ступор, при прогрессировании кома. При этом зрачки не реагируют на свет, тонус скелетной мускулатуры повышен, движения грудной клетки ограничены, АД растет до критических показателей. Судороги постепенно переходят на мышечные ткани шеи, синергисты голеней, предплечий. Вероятен коллапс.

На данной стадии отсутствуют сухожильные рефлексы, проявляется брадикардия, падение АД. Большие риски летального исхода при отсутствии терапии.

Отдаленные последствия отравления фосфорорганическими соединениями могут проявляться даже через несколько лет.

Симптоматика возможных осложнений в результате интоксикации

Поражение ФОС негативно влияет практически на все группы внутренних органов:

  1. Страдает сердечно-сосудистая система. Показатель частоты пульса достигает 120–130 ударов. Наблюдается артериальная гипертензия, после которой обычно развивается коллапс.
  2. Избыточная выработка ацетилхолина провоцирует обильное выделение пота и слюны. Проявляется миоз – резкое сужение зрачков, что сопровождается потерей светового рефлекса.
  3. Изначальные судороги при угнетении холинэстеразы приводят к параличу поперечнополосатой, а также дыхательной мускулатуры. Мышечный тонус исчезает, нарушается нервная деятельность.

Коматозное состояние может продолжаться до 6 суток.

Диагностика интоксикации

Обследование включает изучение косвенных и прямых признаков отравления фосфорорганическими соединениями. Для патогенеза желательно иметь представления о месте поражения, предупредить врачей о наличии характерного запаха.

Подтвердить присутствие ФОС помогает биохимическое изучение состава крови. Кроме того, обращают внимание на скорость реакции – клиника возникает очень быстро, что позволяет отделить ее от проявлений интоксикации хлором, цинком, сероводородом, аммиаком и прочими химическими веществами.

Первая помощь

Как только у пострадавшего проявились признаки поражения фосфорорганическими соединениями, необходимо выполнить последовательно несколько шагов.

Алгоритм доврачебных действий:

  1. При пероральном отравлении рекомендовано промыть желудок, применяя такие средства, как сульфат магния, вазелиновое масло, универсальный антидот при отравлении – активированный уголь, который берут по 1 таблетке на каждые 10 кг массы.
  2. Если произошло проникновение паров в легочную систему, человека выводят на свежий воздух, также очищают ЖКТ. Показан прием противоядия и слабительного.
  3. При контакте кожи с веществом, способным отравлять, используют мыльный раствор, содовый 20%, хлорамин. Когда наблюдается поражение непосредственно фосфором, поврежденный участок должен оставаться влажным, в противном случае не исключено воспламенение.
  4. При необходимости прибегают к непрямому массажу сердечной мышцы.

Пациента быстро транспортируют на «скорой» в госпиталь, где и будет проходить дальнейшая терапия.

Лечение

Люди, подвергшиеся действию фосфорорганических отравляющих веществ, направляются в реанимационное отделение.

Программа включает диагностику, на основании которой и разрабатывается оптимальная схема:

  1. При острой интоксикации показано вводить по 2–3 мл Атропина 0,1% внутривенно либо подкожно. Инъекции повторяют каждые 15 минут до исчезновения таких симптомов, как потливость и течение слюны. Расширение зрачков, сухость рта – свидетельства, указывающие на прекращение этого метода лечения. Порой суточная дозировка достигает 50–70 мл. Но обычно для нормализации состояния достаточно 5–10 мл.
  2. Применяются антидоты, нейтрализующие яд – Дипироксим 15% по 1 мл, Изонитрозин 40% по 2 мл. С их помощью устраняют судороги, восстанавливают дыхание.
  3. Для снижения всасываемости фосфорорганических соединений повторно очищают желудок активированным углем.
  4. При стойком повышенном АД применяют 3% Дибазол, 25% магния сульфат. Помогает капельное введение 2,5% Аминозина. Но использовать этот препарат нужно осторожно, так как присутствуют риски коллапса.

Врачам необходимо подобрать специфический антидот, который позволит в кратчайшие сроки устранить выраженную симптоматику отравления. Фармакология предлагает обширный список препаратов, которые можно включать в лечебную программу:

  • реактиваторы холинэстеразы;
  • Пентафен;
  • Амизил;
  • Дипироксим;
  • Изонитрозин;
  • Тропацин.

Выполняют такие мероприятия:

  1. В случае необходимости подключают к аппарату искусственного дыхания.
  2. Для исключения инфицирования назначают антибиотики.
  3. Чтобы предупредить сгущение крови, используют антикоагулянты.

Антидотная терапия проводится в зависимости от степени отравления. Наиболее эффективна в первые 6 часов. При поражениям некоторыми соединениями не требуется. Например, при выявлении в организме авенина или метилацетофоса лечить пациента будут симптоматически, используя препараты, устраняющие общеядовитые проявления.

Позднее применение антагонистов опасно, так как соединения отрицательно воздействуют на печень, сердце и провоцируют повторную интоксикацию.

Профилактика

Для предупреждения как острых, так и хронических отравлений фо́сфороргани́ческими соедине́ниями, необходимо придерживаться рекомендаций по технике безопасности:

  1. Чтобы патология не стала профболезнью, работать с применением защитных средств.
  2. Ограничить доступ детей к бытовым препаратам, содержащим химикат.
  3. Своевременно утилизировать опустевшие емкости, просроченные вещества.
  4. При попадании на кожу немедленно снять одежду, тщательно промыть участки, состричь ногтевые пластины и волосы.

Если профилактика не соблюдалась и угораздило отравиться фосфором, фосгеном, тетрахлорэтаном, хлорорганической кислотой или прочими веществами, следует срочно вызывать медиков – симптоматика проявляется быстро, нередко тяжелая. Своевременная госпитализация снизит существующие риски осложнений, а возможно, и спасет жизнь серьезно пострадавшего.

Луч надежды в самых темных облаках

Anesth Essays Res. Январь-июнь 2010 г .; 4 (1): 20–24.

Сухминдер Джит Сингх Баджва

Анестезиология и интенсивная терапия, Медицинский колледж и больница Джиан Сагар, Рам Нагар, Банур, Пенджаб, Индия

Сукхвиндер Каур Баджва

Анестезиология и интенсивная терапия, Медицинский колледж Рам Нагар, больница Гиан Сагар Банур, Пенджаб, Индия

Джасбир Каур

Анестезиология и интенсивная терапия, Медицинский колледж и больница Джиан Сагар, Рам Нагар, Банур, Пенджаб, Индия

Канвалприт Сингх

Анестезиология и больница интенсивной терапии, Колледж Гиан Сагар Нагар, Банур, Пенджаб, Индия

Апараджита Панда

Анестезиология и интенсивная терапия, Медицинский колледж и больница Джан Сагар, Рам Нагар, Банур, Пенджаб, Индия

Анестезиология и интенсивная терапия, Медицинский колледж и больница Джиан Сагар Нагар Banur, Пенджаб, Индия

Автор, ответственный за переписку: Dr.Сухминдер Баджва, дом № 27-А, Ратан Нагар, Трипури, Патиала — 147 001, Пенджаб, Индия. Электронная почта: [email protected]_rednimhkus Авторские права: © Anesthesia: Essays and Researches

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Unported, что разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Контекст:

Отравление целфосом — одно из самых распространенных и смертельных отравлений, противоядие от которого до сих пор отсутствует.

Цели:

Оценить эффективность новых схем лечения и мероприятий по снижению смертности от фатальных последствий отравления целфосом.

Настройки и дизайн:

Был изучен профиль 33 пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии (ОИТ) нашего института с предполагаемым приемом гранул целфоса.

Материалы и методы:

Всем 33 пациентам с предполагаемым отравлением целфосом было выполнено обширное промывание желудка смесью кокосового масла и раствора бикарбоната натрия. Проводился строгий мониторинг, как инвазивный, так и неинвазивный, и проводилось симптоматическое / поддерживающее лечение на индивидуальной основе.

Статистический анализ:

В конце исследования все данные были систематизированы, а статистический анализ был проведен с использованием непараметрических тестов и значения P <0.05 считалось значительным.

Результаты:

Большинство пациентов из 33 были молодыми со средним возрастом 21,86 ± 4,92 года и имели хороший уровень образования. У большинства пациентов клинически проявлялись сердечно-сосудистые признаки и симптомы (58%), за которыми следовали респираторные расстройства (15%) и несколько более высокая частота полиорганной симптоматики (18%). Среднее время пребывания пациентов в ОИТ составляло 5,84 ± 1,86 дня, а выживаемость — 42%.

Выводы:

С помощью разработанной нами схемы лечения мы смогли спасти 42% наших пациентов и рекомендовали использовать эту схему всем реаниматологам и терапевтам.

Ключевые слова: Фосфид алюминия, целфос, кокосовое масло, сульфат магния, отравление фосфидами

ВВЕДЕНИЕ

Фосфид алюминия (AlP) используется для консервирования зерна во всем мире. Он также известен как целфос и является одним из самых страшных ядов, с которыми когда-либо сталкивались в токсикологии. Соль обычно выпускается в форме таблеток и гранул. Отравление AlP распространено во всех частях мира, но чаще встречается в развивающихся странах, таких как Индия, и часто связано с случайными и суицидальными отравлениями в Индии.[1–3] Смертельная доза составляет около 0,5 г, и острое отравление этими соединениями может быть прямым из-за проглатывания солей или косвенным из-за случайного вдыхания фосфина, образующегося при их разрешенном использовании. За последние три десятилетия было потеряно много жизней, особенно среди молодого сельского населения северной Индии. Заболеваемость не ограничивается только сельскохозяйственным обществом, но заболеваемость растет и в городских семьях. Раньше законы и законодательные акты не были такими строгими, и его можно было легко найти на прилавке; но в последние несколько лет более строгие нормы уменьшили его доступность, хотя они все еще недостаточны для снижения уровня суицидальных настроений из-за его потребления, которое травмирует так много семей.Это высокотоксичное соединение, которое выделяет газообразный фосфин при контакте с влажными поверхностями, и пациенты могут клинически проявлять желудочно-кишечные кровотечения, аритмии, шок, почечную и печеночную недостаточность, нарушения центральной нервной системы и, в конечном итоге, приводить к смерти почти в 100% случаев. [1,3,4] Большинство выживших пациентов либо приняли очень небольшое количество, либо таблетка подверглась воздействию воздуха, что сделало ее нетоксичной. Пациенты остаются психически чистыми до церебральной аноксии из-за шока, приводящего к сонливости, делирию и коме.Наблюдалось несколько изменений ЭКГ, начиная от подъема / депрессии сегмента ST, удлинения интервала PR и QRS, полной блокады сердца до эктопии и фибрилляции. Сообщалось также об обратимом повреждении миокарда. [3,5,6]

Дыхание пациентов, принявших АлП, имеет характерный запах чеснока. Подтверждение диагноза основывается на анамнезе пациента и положительном результате (почернение) на тестах дыхания пациента бумагой, смоченной свежим раствором нитрата серебра, или на химическом анализе крови или кислоты желудочного сока на фосфин.

Отравление целфосом всегда было большой головной болью и угрозой для реаниматологов во всем мире, вероятно, из-за отсутствия его противоядия и 100% смертности, что не побуждает врачей от всей души пытаться спасти пациентов. Литература полна различных лекарств и испытаний, направленных на противодействие его необратимым токсическим эффектам, но вряд ли с конкретным успехом. Принимая во внимание все эти факты и цифры, мы провели ретроспективный анализ в отделении интенсивной терапии (ICU) нашего института, в котором мы пытались лечить пациентов смесью кокосового масла и бикарбоната натрия, используемой для промывания желудка, смешанной в равных пропорциях. , сделать раствор для промывания 100 мл.Главная цель состояла в том, чтобы выяснить, может ли разработанный нами режим хоть как-то помочь в спасении драгоценных жизней людей, которые в ярости и ярости потребляют этот смертельный яд, противоядия от которого все еще не видно. Цель состояла в том, чтобы увидеть эффективность этой комбинации лекарств в снижении очень высокой смертности и заболеваемости в результате употребления этого яда.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Утверждение этического комитета института уже получено на все случаи отравления и особенно на лечение отравления целфосом.Причина предварительного разрешения на отравление целфосом заключалась в том, что в таких случаях смертность составляет 100%, и не следует терять время на реанимацию таких пациентов. За последние 3,5 года в отделение интенсивной терапии нашего института поступили 33 пациента с предполагаемым отравлением целфосом (АЛФ) в анамнезе. Большинство пациентов были молоды, не замужем или молодожены. У большинства из них были признаки кардиогенного шока, гипотонии и аритмий, в то время как немногие были госпитализированы с респираторной недостаточностью, а у остальных было множество симптомов, связанных с различными системами органов.

При поступлении в отделение интенсивной терапии пациентам удобно расположились на кровати, к ним были прикреплены устройства для мониторинга частоты сердечных сокращений (ЧСС), неинвазивного артериального давления (НИАД), ЭКГ, пульсовой оксиметрии (SpO 2 ) и конечного выдоха. диоксид углерода (EtCO 2 ) и трубку Райла вводили через нос. Пациентам с крайне нестабильной гемодинамикой или респираторной недостаточностью вызывали инъекцию кетамина 2 мг / кг массы тела и инъекцию векурония бромида 0,1 мг / кг массы тела.Эндотрахеальная интубация проводилась с помощью эндотрахеальной трубки с манжетами соответствующего размера, и пациенты были переведены на искусственную вентиляцию легких. Промывание желудка начинали аликвотами из 50 мл кокосового масла и 50 мл раствора бикарбоната натрия и продолжали в течение следующих получаса с одновременной аспирацией через каждые 2–3 минуты через трубку Райла. Кокосовое масло просто нагревали до чуть теплой температуры, чтобы получить раствор, смешивающийся с бикарбонатом натрия. Процедуру промывания желудка обычно проводили 12–15 раз в первый час.Первоначальный лаваж объемом 30 мл был отправлен в лабораторию судебно-медицинской экспертизы на токсикологический анализ.

Внутривенный доступ через внутреннюю яремную вену был создан для мониторинга центрального венозного давления, а также для проведения инфузионной терапии у большинства пациентов с сердечно-сосудистой нестабильностью, респираторным дистресс-синдромом и почечной недостаточностью. У нескольких пациентов, перенесших тяжелый кардиогенный шок, артериальная линия была также закреплена через лучевую / тыльную артерию стопы для наблюдения за изменением ЧСС и АД.Симптоматическое лечение было начато на индивидуальной основе. Инфузии сульфата магния, дофамина, добутамина, амиодарона и другие соответствующие внутривенные препараты вводились в зависимости от клинических проявлений и симптоматики пациента, а также от аритмий и колебаний артериального давления. Мочу контролировали через катетер Фолея, прикрепленный к уробагу. Пациенты, которым требовалась искусственная вентиляция легких, находились в состоянии седативного действия с помощью инъекции мидазолама и парализованы инъекцией векурония.В течение этого периода проводился строгий и бдительный мониторинг всех жизненно важных параметров, а схемы лечения подбирались в соответствии с клиническим состоянием пациентов. Через 1 час приема снова производили промывание желудка тем же раствором в течение следующих получаса.

После поступления в отделение интенсивной терапии были проведены все базовые стандартные и специальные исследования, включая регулярный анализ газов артериальной крови (ABG). Бикарбонат соды вводили эмпирически всем пациентам в дозе 1–1.5 мг-экв / кг массы тела и дополнительно скорректированы для коррекции метаболического ацидоза согласно отчетам ABG. В конце периода исследования все данные были систематизированы и подвергнуты статистическому анализу с использованием непараметрических тестов. Значение P <0,05 было принято как значимое.

РЕЗУЛЬТАТЫ

За последние 3,5 года 673 пациента поступили в отделение интенсивной терапии по тем или иным показаниям, из которых 33 были госпитализированы с предполагаемым приемом целфоса в анамнезе.Демографический профиль этих пациентов показан в.

Таблица 1

Демографический профиль и характеристики пациентов

Возраст 33 пациентов, поступивших в ОИТ, варьировал от 18 до 48 лет со средним значением и стандартным отклонением 21,86 ± 4,92. Значительных различий по полу не было, так как 19 мужчин и 14 женщин были госпитализированы с потреблением целфоса. Частота отравлений была на удивление высокой, причем значительная доля была среди более образованного класса и тех, кто не работал ( P <0.05). Заболеваемость была больше в семьях со средним достатком, особенно среди не состоящих в браке молодых членов, что было статистически значимым при анализе. Частота отравлений была равномерно распределена среди сельского и городского населения и считалась незначимым фактором ( P > 0,05) [].

Таблица 2

Клиническая картина пациентов в отделении интенсивной терапии

Максимальное количество пациентов с клинически выраженной сердечно-сосудистой нестабильностью в виде гипотензии или аритмий (58%), что было клинически достаточно значимым ( P <0 .05). Кроме того, у 15% пациентов наблюдалась только респираторная недостаточность, в то время как у 18 пациентов наблюдались комбинированные симптомы, связанные с респираторными заболеваниями, сердечно-сосудистыми заболеваниями или ЦНС. Остальные пациенты поступили с другими симптомами, такими как кровотечение из желудочно-кишечного тракта или измененные сенсориумы [].

Таблица 3

Из 33 пациентов 28 потребовалась искусственная вентиляция легких, а 73% пациентов нуждались в ионотропной поддержке для поддержания стабильных гемодинамических параметров. Средняя продолжительность пребывания в отделении интенсивной терапии варьировалась от 2 до 11 дней, при средней продолжительности пребывания 5 дней.84 дня со стандартным отклонением 1,86. Кроме того, 42% пациентов были спасены, что весьма существенно, но остальные (58%) скончались от отравлений [].

Таблица 4

Количество пораженных систем органов

Уровень смертности варьировал от 20 до 100%, и смертность увеличивалась с прогрессирующим поражением ряда органов. Как показано на фиг.4, смертность достигает 100%, если поражены четыре или более органов, что является статистически значимым ( P <0,05).

ОБСУЖДЕНИЕ

Celphos представляет собой зеленовато-серую таблетку весом 3 г, которая в присутствии влаги или HCl выделяет фосфин:

AlP + 3H 2 O = Al (OH) 3 + PH 3

AlP + 3HCl = AlC1 3 + PH 3

Остаток, Al (OH) 3 нетоксичен

AlP при проглатывании высвобождает много фосфина (PH 3 ) газ в желудке с очень резким запахом.Газообразный фосфин быстро всасывается из слизистой оболочки желудка, и, как только он попадает в кровоток, он достигает различных тканей и на клеточном уровне подавляет дыхательную цепь митохондрий и, следовательно, приводит к некрозу и гибели клеток. Было высказано предположение, что фосфин ведет к неконкурентному ингибированию цитохромоксидазы митохондрий, блокируя цепь переноса электронов и окислительное фосфорилирование, вызывая энергетический кризис в клетках. [7,8] Недавно Chugh et al .обнаружили ингибирование каталазы и индукции ферментов супероксиддисмутазы фосфином у людей, что приводит к образованию свободных радикалов, перекисному окислению липидов и денатурации белков клеточной мембраны, что в конечном итоге приводит к гипоксическому повреждению клеток. Было высказано предположение, что это ингибирует клеточный метаболизм миокарда и некроз сердечной ткани, что приводит к высвобождению реактивных промежуточных соединений кислорода. [9] Рефрактерная депрессия миокарда из-за токсичности AlP не редкость и приводит к очень высокой смертности.[4,10] Эти кардиотоксические эффекты были весьма выражены у наших пациентов, так как 88% пациентов нуждались в ионотропной поддержке. Сосудистые изменения могут привести к заметному понижению артериального давления, которое плохо поддается воздействию прессорных агентов. Кардиотоксичность / токсический химический миокардит проявляется сниженной фракцией выброса левого желудочка, изменениями ЭКГ, варьирующимися от подъема / депрессии сегмента ST, удлинения PR, широких комплексов QRS и блокады правой или левой ножки пучка Гиса, наджелудочковой эктопии или фибрилляции.[11] Биохимические изменения включают повышение уровня аспартаттрансаминазы (AST), креатинфосфокиназы-MB (CPK-MB) и лактатдегидрогеназы (LDH). Гистопатология показывает миоцитолиз, множественные участки некроза и застойные явления [12]. Известно, что гипомагниемия вызывает аритмию при отравлении AlP, и добавление магния было предложено в качестве терапевтического варианта [4]. Результаты нашего исследования действительно коррелируют со всеми вышеупомянутыми исследованиями, так как у большинства наших пациентов были аритмии различной природы, и это оказалось фатальным для большинства пациентов, умерших в нашем отделении интенсивной терапии.Большинство наших пациентов были молодыми, не состоящими в браке с преобладанием мужского пола, и отравления были довольно распространены в образованном сообществе, как среди сельского, так и городского населения, почти в равной пропорции. Уровень заболеваемости был одинаковым среди работающего и неработающего населения, что подчеркивает тот факт, что стресс от занятости — не единственный фактор, а скорее социальные и семейные факторы, которые побуждают этих людей к самоубийству.

Токсичность, возникающая при вдыхании, характеризуется стеснением в груди, кашлем и одышкой.Тяжелое воздействие может вызвать скопление жидкости в легких, которое может появиться через 72 часа или более после воздействия. Дети могут быть более уязвимыми из-за относительно повышенной минутной вентиляции на килограмм и невозможности своевременно эвакуироваться из зоны воздействия. Кроме того, этот газообразный фосфин выводится через легкие; следовательно, из-за высокой концентрации в респираторных альвеолах он ответственен за прямое повреждение альвеол. [8] Большое количество наших пациентов также обращались с респираторным дистресс-синдромом либо отдельно, либо в сочетании с дисфункцией других органов.У пяти из наших пациентов развился тяжелый отек легких во время начального курса лечения, и мы прибегли к ручной вентиляции цепи Бейнса со 100% кислородом, поскольку у пациентов развилась тяжелая гипоксемия, которая была очевидна в отчете по ГД. Вентилятор не смог доставить кислород из-за очень высокого давления в легочных альвеолах. Мы продолжали ручную вентиляцию легких до коррекции гипоксемии, которая заняла у всех пяти пациентов почти 2–3 часа. Могут развиться острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС) и экссудативный плевральный выпот.Предыдущие исследования показали повышенный уровень воспалительных маркеров (цитокинов и интерлейкинов) при ОРДС, которые увеличивают проницаемость капилляров. Этот комбинированный эффект увеличения проницаемости капилляров из-за глобальной гипоксии и ОРДС может быть ответственным за экссудативный выпот, наблюдаемый преимущественно в плевральной полости, а не в других серозных полостях [13].

Симптомы со стороны желудочно-кишечного тракта обычно возникают первыми после заражения. Симптомы могут включать тошноту, рвоту, боль в животе и диарею.У одного из наших пациентов, который принял шесть таблеток целфоса, развилось сильное желудочное кровотечение, которое невозможно было контролировать, и в конечном итоге привело к смерти пациента в течение 1 часа. Сообщалось также о смерти из-за острой гепатоцеллюлярной токсичности и молниеносной печеночной недостаточности при остром отравлении. Кровь и белок в моче, а также острая почечная недостаточность из-за шока. Анализ газов крови может выявить сочетанный респираторный и метаболический ацидоз. Также были сообщения о значительной гипомагниемии и гипермагниемии, связанных с массивным очаговым поражением миокарда.[13,14] Наши результаты полностью согласуются с этими фактами, так как смертность возрастала с увеличением числа поражений систем органов. Хроническое воздействие очень низких концентраций может привести к анемии, бронхиту, расстройствам желудочно-кишечного тракта, а также нарушениям зрения, речи и моторики. [9]

Промывание желудка важно на начальной стадии. Принципы лечения направлены на поддержание жизни с помощью соответствующих реанимационных мероприятий до тех пор, пока фосфин не будет выведен из организма. При проглатывании фосфидов не вызывайте рвоту.Промывание желудка физиологическим раствором, бикарбонатом натрия или перманганатом калия (1: 1000) также рекомендовалось в более ранних исследованиях [14]. Обоснование использования смеси бикарбоната соды и кокосового масла у наших пациентов связано с химической реакцией AlP с влагой и HCl, высвобождающей газообразный фосфин, который быстро всасывается через слизистую желудка. Поскольку яд сам по себе вызывает сильное повреждение слизистой оболочки желудка, он открывает большую площадь для абсорбции фосфина. Механизм, с помощью которого кокосовое масло снижает токсичность фосфидов, неизвестен, но, скорее всего, оно образует защитный слой вокруг слизистой оболочки желудка, тем самым предотвращая абсорбцию газообразного фосфина.Во-вторых, он помогает разбавить HCl и снова препятствовать распаду фосфида из гранул. Бикарбонат соды в основном нейтрализует HCl и, таким образом, уменьшает каталитическую реакцию фосфида с HCl, тем самым ингибируя высвобождение фосфина. [15]

Основные принципы лечения следующие.

  1. Выполните методы абсорбции фосфина через желудочно-кишечный тракт и нейтрализации HCl с помощью бикарбоната соды и кокосового масла, как объяснялось ранее.

  2. Уменьшить органную токсичность с помощью соответствующих вмешательств.

  3. Усилить выведение фосфина, особенно через легкие, за счет увеличения частоты дыхания, что становится легче, когда пациента парализовали, вводили седативные препараты и помещали на искусственную вентиляцию легких. Это приводит к снижению основной скорости метаболизма в организме и снижению потребности в кислороде, что в некоторой степени компенсирует действие ингибированной цитохромоксидазы.

  4. Фосфин также выводится с мочой. Следовательно, необходимо поддерживать адекватную гидратацию и почечную перфузию низкими дозами дофамина 4–6 мкМ г / кг / мин.Диуретики не помогают при сильном шоке.

  5. Необходимо принять поддерживающие меры.

Предложения

Могут быть приняты определенные меры для уменьшения количества смертельных эпизодов АлП. К ним относятся следующие.

  1. Роль гипербарического кислорода может быть изучена, особенно на фоне угнетения дыхательной цепи митохондрий.

  2. Гастроскоп можно использовать для удаления нерастворенных гранул.

  3. Воду нельзя использовать в качестве средства для промывания.

  4. К гранулам может быть добавлено какое-то очень едкое и вызывающее тошноту вещество.

  5. Могут быть приняты строгие законы и законодательные акты в отношении свободной продажи химического вещества.

  6. Будет полезно наличие упаковки с отдельными таблетками, заключенных в твердый пластик с твердыми шипами.

  7. Требуется осведомленность общества в отношении обращения с веществом и его летальных последствий.

  8. Альтернативы целфосу, которые менее токсичны и смертельны, должны производиться для той же цели.

  9. Необходимо тщательно провести лабораторные исследования, чтобы найти его противоядие.

ВЫВОДЫ

Противоядия от различных смертельных ядов были разработаны за последние три десятилетия, но даже сейчас этот яд убивает человечество. Хотя кое-где было спасено несколько жизней, все еще остаются сомнения относительно природы потребленного яда, количества потребляемого яда, временного интервала между употреблением и реанимацией и так далее.С помощью разработанного нами режима лечения мы смогли спасти 42% наших пациентов, поступивших с определенным анамнезом и подтвержденными лабораторными данными об отравлении целфосом. Четверо наших пациентов приняли три или более трех таблеток яда целфоса, в то время как пятеро пациентов были доставлены в больницу почти через 4 часа после приема гранулы целфоса, что, по нашему мнению, привело к увеличению уровня смертности среди наших пациентов. . Мы рекомендуем использовать этот режим всем реаниматологам и терапевтам, чтобы по возможности спасти жизни стольких пациентов из этой безнадежной ситуации.

Сноски

Источник поддержки: Нет

Конфликт интересов: Не объявлен.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Сивач С.Б., Ядав Д.Р., Арора Б., Далал С., Джагдиш Острое отравление фосфидом алюминия: эпидемиологическое, клиническое и гистопатологическое исследование. J Assoc Physitors Индия. 1988. 36: 594–6. [PubMed] [Google Scholar] 2. Колей Т.Ф. Отравление фосфидом алюминия. Индийский J Clin Pract. 1988; 9: 14–22. [Google Scholar] 3. Гупта С., Ахлават СК. Отравление фосфидом алюминия — обзор.J Toxicol Clin Toxicol. 1995; 33: 19–24. [PubMed] [Google Scholar] 4. Чу С.Н., Арора Б.Б., Мальхотра Г.К. Частота и исход отравления фосфидом алюминия в больничном исследовании. Индийский J Med Res. 1991; 94: 232–5. [PubMed] [Google Scholar] 5. Сингх Великобритания, Чакраборти Б., Прасад Р. Отравление фосфидом алюминия: растущая проблема среди педиатров. Indian Paediatr. 1997; 34: 650–1. [PubMed] [Google Scholar] 6. Чу С. Н., Арора В., Каур С., Суд А. К.. Токсичность открытого фосфида алюминия. J Assoc Physitors Индия.1993; 41: 569–70. [PubMed] [Google Scholar] 7. Черфука В, Каши КП, Бонд ЭП. Влияние фосфина на транспорт электронов в митохондриях. Pest Biochem Physiol. 1976; 6: 65–84. [Google Scholar] 8. Судакин ДЛ. Профессиональное воздействие фосфида алюминия и газообразного фосфина: отчет о предполагаемом случае и обзор литературы. Hum Exp Toxicol. 2005; 24: 27–33. [PubMed] [Google Scholar] 9. Лалл С.Б., Синха К., Миттра С., Сет С.Д. Экспериментальное исследование кардиотоксичности фосфида алюминия. Индийский J Exp Biol.1997; 35: 1060–4. [PubMed] [Google Scholar] 11. Матур А., Сваруп А., Аггарвал А. Изменения ЭКГ при отравлении фосфидом алюминия и фосфорорганическими соединениями. Индийский Практик. 1999; 52: 249–52. [Google Scholar] 12. Карант С., Найяр В. Гепатотоксичность, вызванная родентицидами. J Assoc Physitors Индия. 2005; 51: 316–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Суман Р.Л., Савани М. Плевральный выпот — редкое осложнение отравления фосфидом алюминия. Indian Paediatr. 1999; 36: 1161–3. [PubMed] [Google Scholar] 14. Chugh SN. Фосфид алюминия в Lall SB, Основы клинической токсикологии.Нью-Дели: Издательство Нароса; 1998. С. 41–6. [Google Scholar] 15. Шадния С., Рахими М., Паджуманд А., Расули М. Х., Абдоллахи М. Успешное лечение острого отравления фосфидом алюминия: Возможная польза кокосового масла. Hum Exp Toxicol. 2005; 24: 215–8. [PubMed] [Google Scholar]

Успешное лечение отравления фосфидом цинка — случай в Венгрии | International Journal of Emergency Medicine

Несмотря на наличие ряда сообщений и обзоров об интоксикациях фосфидами металлов в азиатских странах [7, 19, 20], отравления фосфидами в Европе сообщаются лишь спорадически [2, 21].Насколько нам известно, это первый задокументированный случай преднамеренного отравления ZnP в Венгрии, когда пациентом была проглочена особенно большая доза ZnP, но, тем не менее, пациент полностью выздоровел.

Промывание желудка рекомендуется пациентам, если интоксикация фосфидом произошла в течение нескольких часов [9], а также рекомендуется использование древесного угля [22], хотя некоторые источники предлагали использовать перманганат калия или кокосовое масло для дезактивации [8, 23]. В соответствии с предыдущими рекомендациями у нашего пациента также проводились промывание желудка и обеззараживание углем.

Наиболее частыми симптомами интоксикации PH 3 являются боли в животе, рвота, одышка, гипотензия, тахикардия, аритмии, возбуждение, галлюцинации, депрессия или даже кома [24, 25]. Наиболее часто наблюдаемыми лабораторными отклонениями являются метаболический ацидоз, электролитные нарушения, лейкопения, признаки печеночной и почечной недостаточности и аномалии коагуляции [7, 10, 26].

У нашего пациента первоначально были боли в животе, дыхательная недостаточность, смешанный ацидоз с умеренно увеличенным анионным разрывом и спутанность сознания.Подобно сообщениям об отравлениях фосфидами металлов, у нашего пациента наблюдались гипокалиемия и гипокальциемия [27, 28].

В некоторых случаях тяжелое отравление ZnP может привести к сердечной недостаточности, отеку легких, молниеносной печеночной недостаточности, тромбоцитопении и диссеминированной внутрисосудистой коагулопатии [22, 29], а в редких случаях также могут развиться внутрисосудистый гемолиз и тубулоинтерстициальный нефрит [30, 31]. Сообщалось также об острой почечной недостаточности после интоксикации фосфидом алюминия и ZnP [4, 31].В соответствии с этими сообщениями, у нашего пациента умеренно нарушенная функция почек при поступлении начала ухудшаться, а уровень креатинина достиг пика на третий и четвертый дни. Это указывало на повреждение почек и, вероятно, было связано с отравлением ZnP. У пациента также развилась дыхательная недостаточность, которая могла быть вызвана расширенным ателектазом, подтвержденным с помощью компьютерной томографии грудной клетки [22, 29]. Этот ателектаз мог стать причиной последующей бактериальной пневмонии, которая развивалась через 6 дней после поступления в больницу.Пневмония пациента улучшилась после в / в введения. ципрофлоксацин и последующее микробиологическое исследование подтвердили наличие инфекции, вызванной Acinetobacter spp.

Было показано, что отравления фосфидом цинка вызывают типичные легочные и абдоминальные осложнения, такие как рентгеноконтрастное вещество в желудке, видимое с помощью определенных методов визуализации [32]. В нашем случае, наряду с болью в животе, мы обнаружили уникальный признак утолщения стенки тощей кишки на КТ брюшной полости нашего пациента.

В нескольких исследованиях описана индуцированная ZnP потенциально летальная печеночная недостаточность [33, 34]. По данным Gokdemir et al., Смертность пациентов с повышенным уровнем печеночных ферментов после отравления ZnP может даже удвоиться [35].

При поступлении у пациента уровни AST и GGT были немного повышены, семейный анамнез также был положительным на хронический алкоголизм. На следующий день неоднократные низкие уровни ХЭ-ПС у пациента подтвердили наличие повреждения печени, вероятно, в результате продолжающегося употребления алкоголя.Было показано, что ChE-PS является прогностическим маркером заболевания печени. Исследования показали, что уровень ChE-PS тесно коррелировал с тяжестью повреждения клеток печени у пациентов с циррозом [36]. Кроме того, определение уровней ChE-PS помогло отличить заболевание печени от заболевания, не связанного с печенью, у пациентов, у которых функциональные тесты печени (AST, ALT, GGT) были отклонены от нормы [37, 38]. На уровень ХЭ-ПС может влиять не только заболевание печени, но и отравление некоторыми инсектицидами [39].Низкая активность бутирилхолинэстеразы в плазме может быть использована для прогнозирования необходимости неотложной помощи и смерти при отравлении фосфорорганическими соединениями при определенных обстоятельствах, и в экспериментальном исследовании было показано, что отравление фосфидом алюминия приводит к снижению активности холинэстеразы [39, 40].

Поскольку уровни ChE-PS у нашего пациента могли быть снижены из-за более чем одного повреждающего фактора: вызванного алкоголем поражения печени и токсического повреждения ZnP, мы инициировали защиту печени и начали введение антиоксидантной ALA вместе с NAC.В день прекращения лечения АЛК ферменты печени пациента, АСТ, АЛТ и ГГТ быстро повышались, а затем постепенно снижались до почти нормальных уровней. Однозначное постепенное улучшение наблюдалось в уровнях ChE-PS, которые увеличились в шесть раз по сравнению с исходным уровнем до 14-го дня лечения.

После абсорбции через слизистую оболочку пищеварительного тракта PH 3 , образованный из ZnP, достигает печени через систему воротной вены. PH 3 вызывает цитоплазматическую вакуолизацию гепатоцитов и вызывает синусоидальный застой [41].PH 3 ингибирует цитохром С-оксидазу, предотвращает активность пероксидазы и каталазы, вызывает перекисное окисление липидов и нарушение митохондриальной системы и окислительного дыхания [4]. Было показано, что АЛК и ее восстановленная форма, дигидролипоевая кислота, устраняют активные формы кислорода и препятствуют перекисному окислению липидов [42]. Было также показано, что АЛК образует комплексы с ионами меди, тем самым предотвращая прооксидантный эффект, индуцированный ионами металлов [43]. Предыдущие исследования доказали этот терапевтический эффект АЛК на клетках, подвергшихся воздействию свинца, и на крысах [17, 18].Несмотря на эти экспериментальные исследования, до случая с нашим нынешним пациентом мы не обнаружили документально подтвержденного использования АЛК при лечении отравления фосфидом металлов. Было показано, что NAC предотвращает органную токсичность, включая гепатотоксичность, служа предшественником глутатиона (GSH) или восстановителем GSH, а также оказался полезным при отравлении ZnP [34].

Было проведено два исследования, в которых пациентам давали комбинацию фиксированных доз ALA, NAC вместе с селеном и силимарином. Эти исследования показали, что комбинация является терапевтически эффективной у пациентов с алкогольным и вирусным гепатитом, у которых наблюдалось значительное снижение параметров функции печени без значительных побочных эффектов [44, 45].

В случае нашего пациента первоначально сниженные уровни ChE-PS, указывающие на хроническую печеночную недостаточность, постепенно увеличивались в течение второй недели лечения пациента. Использование ALA при интоксикации ZnP может быть полезным благодаря ее антиоксидантным и хелатирующим свойствам. Хотя положительные терапевтические эффекты интенсивной и других форм поддерживающей терапии, скорее всего, были ответственны за успешное лечение нашего пациента и его повреждение печени, мы не можем исключить возможность того, что комбинированное введение ALA и NAC также могло быть положительным фактором.Подобно NAC, о котором сообщалось как об успешном веществе при гепатотоксичности, вызванной ZnP [34], существует вероятность того, что добавление ALA может еще больше усилить предотвращение повреждений, вызванных перекисным окислением липидов.

Из-за известной кардиотоксичности PH 3 в некоторых случаях после интоксикации ZnP может потребоваться введение сульфата магния, триметазидина или вазопрессоров [46,47,48]. Во время лечения нашего пациента в стационаре однажды возникла неустойчивая желудочковая тахикардия, которая, однако, не вызвала сердечной нестабильности, и не было необходимости в антиаритмических препаратах.Было также показано, что отравление ZnP вызывает возбуждение, замешательство и галлюцинации [49]. Поскольку наш пациент был хроническим алкоголиком, и его спутанность сознания улучшилась после введения клоназепама и тиаприда, мы предположили, что его делирий, возможно, был вызван отменой алкоголя, а не самим отравлением.

История болезни отравления фосфидом цинка, осложненного острой почечной недостаточностью и тубулоинтерстициальным нефритом | BMC Pharmacology and Toxicology

Отравление фосфидом цинка признано важной причиной заболеваемости и смертности среди демографических групп как социально-экономически низкого, но экономически активного возраста, особенно в развивающихся странах.Дозировка от 4 до 5 г фосфида цинка (55–70 мг / кг) привела к смерти людей в результате острой токсичности [1]. У нашего пациента развился острый тубулоинтерстициальный нефрит с субнефротической протеинурией, повышенным уровнем печеночных ферментов с гипербилирубинемией, острым панкреатитом и динамическими изменениями ЭКГ, возможно, из-за элемента миокардита после приема 2,5 г (61 мг / кг) фосфида цинка.

Общие симптомы отравления фосфидом цинка после вдыхания включают боль в животе, кашель, головокружение, головную боль, воспаление горла и затрудненное дыхание.Симптомы после проглатывания включают тошноту, рвоту, боль в животе, стеснение в груди, возбуждение, цианоз, потерю сознания и судороги.

Лаутербах М. и др., В конце исследования, проведенного в Германии и проанализировавшего общее число 188 случаев отравления фосфидом водорода, пришли к выводу, что большая часть отравлений фосфидом водорода была непреднамеренной. Они также отметили, что тяжесть симптомов различается при преднамеренном и непреднамеренном отравлении фосфидами, и что необходимо тщательное наблюдение за пациентами с преднамеренным отравлением фосфидами [5].Застойная сердечная недостаточность, респираторный дистресс-синдром у взрослых, острое олигурическое повреждение почек (примерно у 50% пациентов), фульминантная печеночная недостаточность с повышенным уровнем печеночных ферментов, требующая трансплантации печени, тромбоцитопения, метаболический ацидоз, ацидоз дистальных тубулярных каналов, гипомагниемия, тяжелая гипокальциемия, гипокалиемия, внутрисосудистая гемолиз, диссеминированное внутрисосудистое свертывание и генерализованные тонические клонические судороги с делирием — все это было признано при отравлении фосфидами [4]. Он также вызывает миокардит и перикардит с изменениями ЭКГ, такими как синусовая тахикардия, брадикардия, суправентрикулярная эктопия, желудочковая эктопия, фибрилляция предсердий, фибрилляция желудочков, дефекты проводимости, а именно широкий комплекс QRS, дефекты AV-проводимости, блокада ножек пучка Гиса, полная блокада сердца и ST-T. такие изменения, как депрессия ST, элевация ST, изменения зубца Т [3, 4].

Смертность от отравления фосфидом цинка составляет около 37–100% [3]. Он вызывает как метаболические, так и неметаболические токсические эффекты. Механизм отравления фосфидами был объяснен в различных исследованиях следующим образом.

  1. 1.

    Фосфин подавляет поглощение кислорода митохондриями печени крыс [6].

  2. 2.

    Он ингибирует АДФ-несвязанный сайт и стимулируемое ионами дыхание, таким образом воздействуя на биомолекулы пирувата малата, сукцината, глицерофосфата и аскорбата цитохрома в митохондриях печени [7].Однако точный целевой сайт — спорный вопрос.

  3. 3.

    Он изменяет морфологию митохондрий, подавляет окислительное дыхание на 70% и вызывает большое падение потенциала митохондриальной мембраны в течение 5 часов после воздействия [8].

  4. 4.

    Фосфин и перекись водорода могут взаимодействовать с образованием высокореактивного гидроксильного радикала, который вызывает перекисное окисление липидов, которое является основным механизмом окислительного повреждения клеточных структур, приводящего к гибели клеток [3].

  5. 5.

    Система цитохрома С-оксидазы ингибируется [2, 9].

  6. 6.

    Наблюдается снижение активности цитохромоксидазы наряду с изменением активности НАДН и янтарной дегидрогеназы [10].

  7. 7.

    Он увеличивает перекисное окисление липидов в центральной нервной системе при одновременном снижении системы антиоксидантной защиты, такой как супероксиддисмутаза, каталаза и глутатионредуктаза [11].

  8. 8.

    Подавляет синтез белка и ферментативную активность

  9. 9.

    Он обладает антихолинэстеразным действием, а также вызывает денатурацию молекул оксигемоглобина [12].

Известно также, что отравление фосфидом вызывает нарушение гликемии. Тяжелая гипогликемия чаще наблюдается из-за сниженного гликогенолиза и глюконеогенеза в печени. Тем не менее, что интересно, транзиторная гипергликемия, которая может возникать редко, возможно, связана с поражением поджелудочной железы.В литературе делается вывод о том, что лечение гипергликемии снижает потребление клеточного кислорода за счет повторного поступления глюкозы во внутриклеточный компартмент. Gunaratne et al. Предположили, что отсроченное проявление болезни и гипергликемия, которая редко может возникать из-за необъяснимых механизмов, предсказывают худший исход [13]. Jain et al. Также пришли к выводу, что следует искать гипергликемию, которая требует своевременной коррекции [14]. Mehrpour et al., Добавили подкрепление к этому факту в конце аналитического исследования отравления фосфидом алюминия тем, что у умерших пациентов уровень глюкозы был относительно значительно выше, чем у выживших [15].

Surgit Singh и др. Пришли к выводу, что исход отравления фосфидом может коррелировать с количеством индуцированной рвоты у пациента, тяжестью гиповолемии и ацидоза [9]. Большинство смертей произошло в первые 12–24 ч, и основными выявленными причинами являются рефрактерная гипотензия и аритмии. Поздняя смерть (более 24 часов) обычно была вызвана респираторным дистресс-синдромом у взрослых, печеночной и почечной недостаточностью. Более того, исход хуже при поздней презентации, развитии коагулопатии, гипергликемии и полиорганной недостаточности [15].

Dogan et al. Сообщили о 21-летней женщине, у которой был токсический уровень отравления фосфидом цинка, состояние которого ухудшилось до тяжелого гиповолемического шока и ацидоза, что сделало ее непригодной для гемодиализа и умерла в ожидании гемофильтрации у постели больного. В большинстве случаев пострадавшие скончались, несмотря на жидкостную реанимацию, инотропную поддержку, заместительную почечную терапию или терапию бикарбонатом [3]. Озгур и др. Сообщили о другом 22-летнем пациенте, который скончался в результате тяжелого рефрактерного острого отека легких с почечной, а также печеночной недостаточностью, миоперикардитом, приводящим к рефрактерному ацидозу и остановке дыхания.Вскрытие показало гиперемию печени, легких и селезенки [16]. Churgh и Aggarwal. Сообщили о двадцати случаях отравления фосфидом цинка, которые произошли в период с 1992 по 1996 год в Индии. У всех пострадавших была рвота и боли в животе; у большинства были вегетативные симптомы (80%), одышка (75%) и метаболический ацидоз (60%). Сорок процентов пациентов страдали гипотонией с шоком, из которых 25% пациентов умерли [17].

Гунаратне и др. Недавно сообщили о случае отравления фосфидом цинка в Цейлонском медицинском журнале.У этого пациента также были нарушения печени и почек, аналогичные нашему. Однако степень тяжести была относительно меньшей. Ферменты печени повысились до АЛТ 157 Ед / л и AST 93 Ед / л; креатинин сыворотки 145 мкмоль / л. У этого пациента развился геморрагический острый отек легких и развилась асистолическая остановка сердца на ИВЛ. Она была гемодинамически нестабильна, чтобы пройти гемодиализ, в отличие от нашей пациентки [13].

Saleki et al. Проанализировали гистологические изменения, которые проявляются в печени в 38 случаях смертельных отравлений фосфином.Следующие были перечислены как основные гистологические изменения: синусоидальная гиперемия; 12 случаев (31,6%) — тяжелая синусоидальная гиперемия; 25 случаев (45,8%) — заложенность центральных вен; 23 случая (60,5%) — центрилобулярный некроз; 3 случая (7,9%), фрагментация ядра гепатоцитов; 6 случаев (15,8%) — синусоидальные скопления полиморфно-ядерных лейкоцитов; 12 случаев (31,6%) — макровезикулярный стеатоз легкой степени; 5 случаев (13,2%) [18]. Резистентная гипотензия и резистентный метаболический ацидоз были двумя основными общепризнанными причинами смерти в большинстве зарегистрированных случаев [3].Однако Gokdemir et al. Пришли к выводу, что уровень смертности в два раза выше у пациентов, у которых после отравления фосфидом цинка развивается повышенный уровень печеночных ферментов [19]. Метаболический ацидоз может возникать из-за индуцированного гипоксией производства молочной кислоты, почечной и печеночной недостаточности, что приводит к летальному исходу.

Были очень редкие случаи, когда биопсия почек проводилась у выживших после отравления фосфидом цинка. Однако есть несколько сообщений о случаях, включая результаты аутопсии почечной ткани.У большинства пациентов развился острый некроз канальцев, особенно проксимальных извитых канальцев с пятнистым распределением, вероятно, из-за преренального гипоксического инсульта [20]. У нашего пациента в основном было воспаление канальцев, зернистые цилиндры, связанные с интерстициальной инфильтрацией нейтрофилами, эозинофилами и лимфоцитами. Также были доказательства острого канальцевого некроза, в основном в регенеративной фазе, так как биопсия была выполнена в конце 2 недель после первичного обращения.

При анализе прогностических факторов прогноза, о которых говорилось выше, у нашего пациента не было задержки с обращением за лечением, он был достаточно гидратирован и не имел гипергликемии, несмотря на поражение поджелудочной железы.Кроме того, почечная недостаточность поддается заместительной почечной терапии, поскольку она была гемодинамически стабильной, в отличие от большинства случаев, описанных в литературе.

Лечение носит симптоматический и поддерживающий характер, поскольку нет определенного антидота против фосфидов. Необходима адекватная инфузионная терапия пероральным и внутривенным путями. Инотропная поддержка с Добутамином и дополнительно гидрокортизоном или дексаметазоном рекомендуется, если ответ плохой, несмотря на жидкостную реанимацию.Витамин К (фитоменадион) можно назначать, если протромбиновое время продлено [21]. Определенный критерий выбора трансплантации печени для пациентов, у которых развивается острая фульминантная печеночная недостаточность, еще предстоит изучить. Однако исследование, проведенное в Керале, показало, что наличие 31 балла по шкале MELD на шестой день или наличие энцефалопатии в любое время после приема внутрь является сильным предиктором смертности без трансплантации печени [6].

Проблемы, с которыми сталкиваются азиатские страны, заключаются в том, что такие родентициды широко доступны, хотя их использование является незаконным.Тропические страны и сельское население, занимающееся сельским хозяйством, имеют более легкий доступ к комплексу, поскольку он доступен по более низкой цене. Кроме того, отсутствие противоядия и передовых реанимационных мероприятий, таких как инотропная поддерживающая терапия и средства по замене почек в большинстве периферийных больниц, делают лечение жертв, получивших смертельную дозу, серьезной проблемой.

Анализ фосфина в посмертных образцах после вдыхания фосфина: смертельное отравление фосфидом алюминия у детей | Журнал аналитической токсикологии

Аннотация

Фосфин — это инсектицид для фумигации зерна, кормов для животных и листового табака, который использовался в качестве родентицида в оптовых хранилищах зерна.Отравление фосфином может произойти после случайного вдыхания фосфина, что иногда приводит к смерти. В этом исследовании был проведен анализ фосфина и его метаболитов в посмертных образцах из семи смертельных случаев, а также в посмертных образцах, собранных у кроликов, подвергшихся воздействию фосфина. Общий фосфин в посмертных образцах анализировали с помощью газовой хроматографии над паром в сочетании с масс-спектрометрией. Диагноз отравления фосфидом алюминия был поставлен после патологоанатомического токсикологического анализа и подтвержден полицией.Смерть детей наступила после вдыхания фосфина, образовавшегося из фосфида алюминия, контактировавшего с влагой воздуха, во всех семи случаях со смертельным исходом. Концентрация общего фосфина в биологических жидкостях и тканях жертв колебалась от 0,2 до 4,7 мкг / мл (мкг / г). Эксперименты на животных показали, что фосфин, полученный из фосфида алюминия, может быстро вызвать смерть. Токсикологический анализ посмертных образцов дает полезную информацию для диагностики отравления фосфидом алюминия в судебной медицине.Как важный пестицид для фумигации, фосфид алюминия заслуживает особого внимания, тем более что не существует специфического антидота и высокий уровень смертности.

Введение

Фосфид алюминия (AlP) — твердый пестицид-фумигант, продаваемый в виде таблеток и используемый с 1940-х годов. Он считается идеальным пестицидом из-за его дешевизны, эффективности и доступности на рынке и широко используется в качестве консерванта зерна во всем мире (1, 2). Хотя химическое вещество не накапливается в пищевой цепи (3–5), отравление фосфидом алюминия является одной из наиболее распространенных форм отравления в Индии (6–8).Частота отравлений неуклонно растет, и большая часть отравлений происходит в результате самоубийств в сельскохозяйственном сообществе (9). Сообщалось о профессиональном облучении или случайном облучении людей в железнодорожных вагонах, грузовых судах или в непосредственной близости от зернохранилищ. Смертность при отравлении фосфидом алюминия колеблется от 60% до 90% даже в опытных и хорошо оборудованных больницах (10). Ни один из пациентов, принявших более трех таблеток, не выжил.Средний интервал времени между приемом AlP и смертью составляет 3 часа (1–48 часов), 95% пациентов умирают в течение 24 часов, и наиболее частой причиной смерти в этой группе является сердечная аритмия. Сообщается, что смерть наступает в результате глубокого шока, миокардита и полиорганной недостаточности (11). В некоторых странах использование AlP строго контролируется и не может поставляться бесплатно (12).

Фосфид алюминия может выделять газообразный фосфин при контакте с влагой в воздухе. Фосфиновый газ бесцветен, легко воспламеняется и взрывоопасен; очень токсичен для насекомых; и полезен в качестве фумиганта для хранимых продуктов для борьбы с вредителями; у него уникальный запах чеснока или гниющей рыбы с порогом запаха 0.14 ppm и плотность пара 1,17 (4). Сообщалось также об отравлении фосфином после вдыхания (13, 14). Установлено, что смертельная доза фосфида алюминия находится в диапазоне 150–500 мг / 70 кг (15, 16). ЛК50 (летальная концентрация) у крыс составляет 11 частей на миллион в течение 4 часов; TC10 (более низкая токсическая концентрация) у человека, проявляющаяся респираторными симптомами, составляет 8 частей на миллион в течение 1 часа, тогда как LC10 (более низкая летальная концентрация) у кроликов составляет 2500 частей на миллион в течение 20 минут (17, 18). Несколько агентств установили стандарты воздействия и руководящие принципы для фосфина, которые кратко изложены в Таблице I.

Таблица I.

Нормы воздействия и руководящие принципы для фосфина

санитарный стандарт Китайской Народной Республики

35

.

Стандарты воздействия и руководящие принципы для фосфина

Стандарты воздействия
.
Время выдержки
.
Пороговое значение
.
Агентство
.
Контрольная концентрация (RfC) Срок службы 0,0002 ppm Агентство по охране окружающей среды США (US EPA)
Предел воздействия фосфина 8 ч 0.3 ppm Управление по охране труда, США
Непосредственно опасное для жизни или здоровья значение 50 ppm
Максимально допустимая концентрация 0,3 мг / м 3
Нормы выбросов 0,03–0,6 мг / м 3 Государственное агентство по охране окружающей среды, Китай
Руководство по планированию реагирования на чрезвычайные ситуации-2 (ERPG-2, максимальная концентрация в воздухе ниже для лиц без необратимых или других серьезных неблагоприятных последствий для здоровья) 1 ч 0.5 частей на миллион Американская ассоциация промышленной гигиены (АМСЗ), США
ERPG-3 (максимальная концентрация в воздухе для людей без опасных для жизни последствий для здоровья) 1 час 5 частей на миллион
Уровень 2 (AEGL 2, концентрация в воздухе, при которой население в целом может столкнуться с необратимыми или другими серьезными, долгосрочными неблагоприятными последствиями для здоровья или нарушением способности к побегу) 10 мин 4 ppm Национальный консультативный комитет по острому воздействию рекомендуемые уровни для Опасные вещества (NAC), США
30 мин 4 ppm
60 мин 2 ppm
4 ч 0.5 частей на миллион
8 часов 0,25 частей на миллион
AEGL 3 (концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать опасные для жизни последствия для здоровья или смерть) 10 минут 7,2 частей на миллион
30 минут 7,2 частей на миллион
60 минут 3,6 частей на миллион
4 часа 0,9 частей на миллион
8 часов 0,45 частей на миллион
для здоровья мин 50 ppm Национальный институт профессиональной безопасности и здоровья (NIOSH), США
Рекомендуемые пределы воздействия (REL) 0.3 ppm
Предел краткосрочного воздействия (STEL) 1 ppm
Допустимые пределы воздействия — средневзвешенное по времени (PEL-TWA) <10 часов в день, 40 часов в неделю 0,28 частей на миллион Управление охраны труда и техники безопасности (OSHA), США
Пороговое значение – среднее взвешенное по времени (TLV-TWA) 8-часовой рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0,3 промилле Американский Конференция государственных специалистов по промышленной гигиене (ACGIH), США
Пороговое значение — кратковременный предел воздействия (TLV-STEL) 15 минут 1 ppm
Максимальная концентрация на рабочем месте (MAK) рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0.1 ppm Немецкий исследовательский фонд (DFG)
Максимальная допустимая концентрация (MAC) 15 мин 1 ppm SDU Uitgevers, Нидерланды
8 h 903
Стандарты воздействия
.
Время выдержки
.
Пороговое значение
.
Агентство
.
Контрольная концентрация (RfC) Срок службы 0.0002 ppm Агентство по охране окружающей среды США (US EPA)
Предел воздействия фосфина 8 ч 0,3 ppm Управление по охране труда, США
Немедленно опасно для жизни или здоровья 50 ppm
Максимально допустимая концентрация 0,3 мг / м 3 Национальный стандарт по охране труда Китайской Народной Республики
Стандарты выбросов 0.03–0,6 мг / м 3 Государственное агентство по охране окружающей среды, Китай
Руководство по планированию реагирования на чрезвычайные ситуации-2 (ERPG-2, максимальная концентрация в воздухе ниже для лиц без необратимых или других серьезных неблагоприятных последствий для здоровья) 1 h 0,5 ppm Американская ассоциация промышленной гигиены (AIHA), США
ERPG-3 (максимальная концентрация в воздухе для лиц без опасных для жизни последствий для здоровья) 1 час 5 ppm
Острое воздействие Нормативный уровень 2 (AEGL 2, концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать необратимые или другие серьезные, долгосрочные неблагоприятные последствия для здоровья или нарушение способности к побегу) 10 мин 4 ppm Национальный консультативный комитет по острым воздействиям Нормативные уровни для опасных веществ (NAC), US
30 мин 4 ppm 90 372
60 мин 2 ppm
4 ч 0.5 частей на миллион
8 часов 0,25 частей на миллион
AEGL 3 (концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать опасные для жизни последствия для здоровья или смерть) 10 минут 7,2 частей на миллион
30 минут 7,2 частей на миллион
60 минут 3,6 частей на миллион
4 часа 0,9 частей на миллион
8 часов 0,45 частей на миллион
для здоровья мин 50 ppm Национальный институт профессиональной безопасности и здоровья (NIOSH), США
Рекомендуемые пределы воздействия (REL) 0.3 ppm
Предел краткосрочного воздействия (STEL) 1 ppm
Допустимые пределы воздействия — средневзвешенное по времени (PEL-TWA) <10 часов в день, 40 часов в неделю 0,28 частей на миллион Управление охраны труда и техники безопасности (OSHA), США
Пороговое значение – среднее взвешенное по времени (TLV-TWA) 8-часовой рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0,3 промилле Американский Конференция государственных специалистов по промышленной гигиене (ACGIH), США
Пороговое значение — кратковременный предел воздействия (TLV-STEL) 15 минут 1 ppm
Максимальная концентрация на рабочем месте (MAK) рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0.1 ppm Немецкий исследовательский фонд (DFG)
Максимально допустимая концентрация (MAC) 15 мин 1 ppm SDU Uitgevers, Нидерланды
8 часов 903 0,3 ppm

4358 час 0.5 частей на миллион

35

легко распределяется по всем тканям, выводится с мочой и выводится через легкие (7, 19). Наиболее важными метаболитами фосфина в моче являются фосфит и гипофосфит (20). Токсичность фосфина для человека возникает при общем механизме угнетения дыхания (21).Фосфин является неконкурентным ингибитором цитохромоксидазы в митохондриях с блокировкой переноса электронов, что ингибирует окислительное фосфорилирование и, в свою очередь, клеточное дыхание и производство пероксидных радикалов. Это подавляет окислительное дыхание на 70% и в конечном итоге приводит к заметному снижению потенциала митохондриальной мембраны (4, 22). Фосфин может ингибировать каталазу и истощать глутатион, что также может привести к дисфункции клеточной стенки и каналов (19, 23). Вероятно, вмешательство в клеточное дыхание может привести к мультисистемной токсичности (24, 25).

Человеческое отравление фосфином происходит после вдыхания фосфина, образующегося из гранул фосфидов металлов, используемых в качестве фумигантов, что приводит к систематическим клиническим симптомам, включая поражение нервной системы и дыхательной системы. Острое отравление фосфином начинается быстро; Симптомы тяжелого отравления проявляются через несколько минут, хотя у некоторых пациентов латентный период реакции составляет 48 часов. В основном это вызывает головокружение, головную боль, усталость, тошноту, рвоту, потерю аппетита, кашель, стеснение в груди, сухость в горле, боль в животе и диарею, и пациенты часто выздоравливают в течение одной недели при соответствующем лечении.Тяжелое отравление может вызвать кому, судороги, отек легких, шок, значительное повреждение миокарда и значительное повреждение печени и почек. Симптомы поражения дыхательной и нервной системы возникают быстро после вдыхания фосфина, тогда как желудочно-кишечные симптомы возникают рано, в частности, при остром отравлении, вызванном приемом фосфида цинка или фосфида алюминия. Острое отравление фосфином может быть диагностировано на основании истории контакта, клинического осмотра, обследования на месте, за исключением других заболеваний, и это довольно сложно диагностировать отравление фосфином у детей (26).Определение сывороточного фосфора и сывороточного кальция не имеет значения для диагностики. Гарри и др. (27) сообщил в 1993 году о случайной смерти, связанной с воздействием фосфина из хранящегося зерна, окуриваемого гранулами AlP. Концентрация алюминия в крови составляла 713 пг / л, тогда как нормальные лабораторные значения колеблются от 2 до 42 пг / л. В нескольких литературных источниках исследуются токсикологические результаты фосфина после фатальной фосфиновой интоксикации, которые суммированы в Таблице II.

Таблица II.

Концентрации фосфина в биологических матрицах в предыдущей литературе

Стандарты воздействия
.
Время выдержки
.
Пороговое значение
.
Агентство
.
Эталонная концентрация (RfC) Срок службы 0,0002 ppm Агентство по охране окружающей среды США (US EPA)
Предел воздействия фосфина Безопасность на рабочем месте 8 ч 0,3 ppm Управление здравоохранения, США
Непосредственно опасное для жизни или здоровья значение 50 частей на миллион
Максимально допустимая концентрация 0.3 мг / м 3 Национальный стандарт по охране труда Китайской Народной Республики
Нормы выбросов 0,03–0,6 мг / м 3 Государственное агентство по охране окружающей среды, Китай
Руководство по планированию аварийного реагирования-2 (ERPG-2, максимальная концентрация в воздухе ниже для лиц без необратимых или других серьезных неблагоприятных последствий для здоровья) 1 час 0,5 ppm Американская ассоциация промышленной гигиены (AIHA), US
ERPG -3 (максимальная концентрация в воздухе для людей без опасных для жизни последствий для здоровья) 1 час 5 частей на миллион
Уровень 2 рекомендаций по острому воздействию (AEGL 2, концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать необратимые или другие серьезные последствия, длительные неблагоприятные последствия для здоровья или нарушение способности к побегу) 10 мин 9037 2

4 ppm Национальный консультативный комитет по уровням острого воздействия для опасных веществ (NAC), США
30 мин 4 ppm
60 минут 2 ppm
8 часов 0,25 частей на миллион
AEGL 3 (концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать опасные для жизни последствия для здоровья или смерть) 10 минут 7,2 частей на миллион
30 минут 7,2 частей на миллион
60 минут 3,6 частей на миллион
4 часа 0,9 частей на миллион
8 часов 0,45 частей на миллион
для здоровья мин 50 ppm Национальный институт профессиональной безопасности и здоровья (NIOSH), США
Рекомендуемые пределы воздействия (REL) 0.3 ppm
Предел краткосрочного воздействия (STEL) 1 ppm
Допустимые пределы воздействия — средневзвешенное по времени (PEL-TWA) <10 часов в день, 40 часов в неделю 0,28 частей на миллион Управление охраны труда и техники безопасности (OSHA), США
Пороговое значение – среднее взвешенное по времени (TLV-TWA) 8-часовой рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0,3 промилле Американский Конференция государственных специалистов по промышленной гигиене (ACGIH), США
Пороговое значение — кратковременный предел воздействия (TLV-STEL) 15 минут 1 ppm
Максимальная концентрация на рабочем месте (MAK) рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0.1 ppm Немецкий исследовательский фонд (DFG)
Максимальная допустимая концентрация (MAC) 15 мин 1 ppm SDU Uitgevers, Нидерланды
8 h 903
Стандарты воздействия
.
Время выдержки
.
Пороговое значение
.
Агентство
.
Контрольная концентрация (RfC) Срок службы 0.0002 ppm Агентство по охране окружающей среды США (US EPA)
Предел воздействия фосфина 8 ч 0,3 ppm Управление по охране труда, США
Немедленно опасно для жизни или здоровья 50 ppm
Максимально допустимая концентрация 0,3 мг / м 3 Национальный стандарт по охране труда Китайской Народной Республики
Стандарты выбросов 0.03–0,6 мг / м 3 Государственное агентство по охране окружающей среды, Китай
Руководство по планированию реагирования на чрезвычайные ситуации-2 (ERPG-2, максимальная концентрация в воздухе ниже для лиц без необратимых или других серьезных неблагоприятных последствий для здоровья) 1 h 0,5 ppm Американская ассоциация промышленной гигиены (AIHA), США
ERPG-3 (максимальная концентрация в воздухе для лиц без опасных для жизни последствий для здоровья) 1 час 5 ppm
Острое воздействие Нормативный уровень 2 (AEGL 2, концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать необратимые или другие серьезные, долгосрочные неблагоприятные последствия для здоровья или нарушение способности к побегу) 10 мин 4 ppm Национальный консультативный комитет по острым воздействиям Нормативные уровни для опасных веществ (NAC), US
30 мин 4 ppm 90 372
60 мин 2 ppm
4 ч 0.5 частей на миллион
8 часов 0,25 частей на миллион
AEGL 3 (концентрация в воздухе, при которой население в целом может испытывать опасные для жизни последствия для здоровья или смерть) 10 минут 7,2 частей на миллион
30 минут 7,2 частей на миллион
60 минут 3,6 частей на миллион
4 часа 0,9 частей на миллион
8 часов 0,45 частей на миллион
для здоровья мин 50 ppm Национальный институт профессиональной безопасности и здоровья (NIOSH), США
Рекомендуемые пределы воздействия (REL) 0.3 ppm
Предел краткосрочного воздействия (STEL) 1 ppm
Допустимые пределы воздействия — средневзвешенное по времени (PEL-TWA) <10 часов в день, 40 часов в неделю 0,28 частей на миллион Управление охраны труда и техники безопасности (OSHA), США
Пороговое значение – среднее взвешенное по времени (TLV-TWA) 8-часовой рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0,3 промилле Американский Конференция государственных специалистов по промышленной гигиене (ACGIH), США
Пороговое значение — кратковременный предел воздействия (TLV-STEL) 15 минут 1 ppm
Максимальная концентрация на рабочем месте (MAK) рабочий день и 40-часовая рабочая неделя 0.1 ppm Немецкий исследовательский фонд (DFG)
Максимально допустимая концентрация (MAC) 15 мин 1 ppm SDU Uitgevers, Нидерланды
8 h 903 ppm 903 ppm

фосфин

0,28–0,56

–94 мл / г

Биологический образец
.
Метод
.
Аналит
.
Концентрация фосфина (мкг / мл или мкг / г)
.
Виды
.
Путь всасывания
.
Причина отравления
.
ссылку
.
Печень, легкие, почки, селезенка, плевральный выпот, стекловидное тело, кишечник, желудочный концентрат, моча, желчь HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0.2–1,2 Человек (5 лет и 2 года) Вдыхание фосфина Случайное (10)
содержимое желудка, мазок из носа и тонкий кишечник HS – GC / NPD Человек (25 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (28)
кровь (0,5 нг / мл), печень (3 нг / г) и содержимое желудка (3 мкг) / г) HS – GC / NPD Фосфин 0.0005–3 Человек (27 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (29)
Печень, сердце, почки, мозг, надпочечники HS – GC – MS Фосфин Человек (39 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (30)
Печень, сердце, почки, мозг, селезенка, легкие HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0.2–1,1 Крысы Вдыхание фосфина Эксперимент на животных (10)
Биологический образец
.
Метод
.
Аналит
.
Концентрация фосфина (мкг / мл или мкг / г)
.
Виды
.
Путь всасывания
.
Причина отравления
.
ссылку
.
Печень, легкие, почки, селезенка, плевральный выпот, стекловидное тело, кишечник, желудочный концентрат, моча, желчь HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0,2–1,2 Человек (5 лет и 2 года) Вдыхание фосфина Случайное (10)
содержимое желудка, мазок из носа и тонкий кишечник HS – GC / NPD Фосфин 0.28–0,56 Человек (25 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (28)
кровь (0,5 нг / мл), печень (3 нг / г) и содержимое желудка (3 мкг) / г) HS – GC / NPD Фосфин 0,0005–3 Человек (27 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (29)
Печень, мозг, сердце, почка , надпочечники HS – GC – MS Фосфин 0.9–94 мл / г Человек (39 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (30)
Печень, сердце, почки, мозг, селезенка, легкие HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0,2–1,1 Крысы Вдыхание фосфина Эксперимент на животных (10)

Таблица II.

Концентрации фосфина в биологических матрицах в предыдущей литературе

фосфин

0,28–0,56

–94 мл / г

Биологический образец
.
Метод
.
Аналит
.
Концентрация фосфина (мкг / мл или мкг / г)
.
Виды
.
Путь всасывания
.
Причина отравления
.
ссылку
.
Печень, легкие, почки, селезенка, плевральный выпот, стекловидное тело, кишечник, желудочный концентрат, моча, желчь HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0.2–1,2 Человек (5 лет и 2 года) Вдыхание фосфина Случайное (10)
содержимое желудка, мазок из носа и тонкий кишечник HS – GC / NPD Человек (25 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (28)
кровь (0,5 нг / мл), печень (3 нг / г) и содержимое желудка (3 мкг) / г) HS – GC / NPD Фосфин 0.0005–3 Человек (27 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (29)
Печень, сердце, почки, мозг, надпочечники HS – GC – MS Фосфин Человек (39 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (30)
Печень, сердце, почки, мозг, селезенка, легкие HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0.2–1,1 Крысы Вдыхание фосфина Эксперимент на животных (10)
Биологический образец
.
Метод
.
Аналит
.
Концентрация фосфина (мкг / мл или мкг / г)
.
Виды
.
Путь всасывания
.
Причина отравления
.
ссылку
.
Печень, легкие, почки, селезенка, плевральный выпот, стекловидное тело, кишечник, желудочный концентрат, моча, желчь HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0,2–1,2 Человек (5 лет и 2 года) Вдыхание фосфина Случайное (10)
содержимое желудка, мазок из носа и тонкий кишечник HS – GC / NPD Фосфин 0.28–0,56 Человек (25 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (28)
кровь (0,5 нг / мл), печень (3 нг / г) и содержимое желудка (3 мкг) / г) HS – GC / NPD Фосфин 0,0005–3 Человек (27 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (29)
Печень, мозг, сердце, почка , надпочечники HS – GC – MS Фосфин 0.9–94 мл / г Человек (39 лет) Проглатывание фосфида алюминия Самоубийство (30)
Печень, сердце, почки, мозг, селезенка, легкие HS – GC – MS Метаболиты фосфина 0,2–1,1 Крысы Вдыхание фосфина Эксперимент на животных (10)

Анализ фосфина был проведен в семи экспериментах со смертельным исходом у детей, отравленных фосфином, и на животных. выполняется для имитации отравления фосфином при вдыхании.Обсуждалась также токсикологическая характеристика случаев.

История болезни

Корпус 1

У 32-летней женщины и ее двухлетней дочери в полночь началась рвота; прошел умеренный дождь. Девушка впала в кому в 6 часов, а в 8 часов скончалась в клинике. После нескольких дней лечения ее мать оказалась вне опасности. При внешнем осмотре тела повреждений не отмечено. Вскрытие обнаружило разбросанные точки и шелушащееся кровотечение на поверхности легких и пузырьки в бронхиальном пространстве.Гистопатологические исследования обнаружили бронхиолы и расширение альвеол, инфильтрацию воспалительных клеток в стенке бронхов, отечную жидкость в альвеолярной полости и небольшое количество коричневого гранулированного материала в части легочных альвеол и бронхиол. Инфильтрация воспалительными клетками присутствовала в интерстициальных очагах миокарда, а также в интерстициальном отеке. Присутствовали расширение сосудов мягкой мозговой оболочки, гиперемия и расширение периваскулярного пространства. Присутствовали застойные признаки печени, селезенки и почек.Рядом с ребенком в спальне был запас зерна. Хотя ее семья отрицала использование фосфида алюминия, его обычно используют во время заготовки зерна в этом месте. Метаболиты фосфина были определены в крови и мочевом пузыре, хотя фосфин не был обнаружен в фиксированных формалином тканях печени и почек. Токсикологический анализ не выявил других токсичных веществ или запрещенных препаратов в сердечной крови умершего. Следовательно, смерть наступила из-за отравления фосфином.

Корпус 2

8-летнего мальчика и его старших двоюродных сестер (10 и 12 лет) вырвало утром, и они обратились в больницу.Он вернулся домой в 10 часов вечера. В час ночи пошел сильный дождь. В 2 часа он потерял сознание, был отправлен в больницу в 4 часа и скончался в 6 часов. В его доме было найдено большое количество китайских лекарственных трав, а фосфид алюминия использовался для фумигации в течение этих двух дней. ГХ-МС использовалась для обнаружения фосфина и его метаболитов в крови, легких и порошке, обнаруженном на территории дома мальчика.

Корпус 3

У девочки 5 лет появились симптомы рвоты и боли в животе, и она была госпитализирована.У ее дедушки и бабушки была сухая рвота. Ее семья окурила ядро ​​грецкого ореха фосфидом алюминия в спальне, а образец мочи был отправлен на токсикологический анализ. В моче был обнаружен метаболит фосфина, подтверждено отравление фосфином. К сожалению, она умерла на пятый день, несмотря на целенаправленные усилия по спасению.

Корпус 4

Женщина и ее старшая дочь (2 года и 7 месяцев) обратились с жалобами на боли в животе и рвоту после обеда и были заподозрены на пищевое отравление.После двухдневного амбулаторного лечения острого гастрита состояние девочки ухудшилось, и она умерла в больнице утром четвертого дня. Ее младшая сестра (5-месячной) умерла вскоре после этого. Метаболиты фосфина были обнаружены в крови всех трех субъектов, включая мать, старшую сестру и младшую сестру, а также в образце мочи матери, взятой на пятый день. В комнате рядом со спальней хранилась стопка пшеницы, а в мусорном ведре у двери их дома была найдена бутылка с остатками фосфида алюминия.

Корпус 5

Девочка 7 лет обратилась с клиническими симптомами рвоты и болей в животе по утрам; у ее бабушки был слабый симптом рвоты. После лечения ее отправили в больницу и вернули домой. В ту ночь она умерла в полночь, и подозревалось отравление фосфином, потому что она жила недалеко от амбара. Кроме того, неделю шел дождь. Судебно-медицинское вскрытие не показало травм или смертельного исхода. Метаболиты фосфина были обнаружены в промывной жидкости печени и мочевого пузыря с помощью ГХ-МС.

Корпус 6

Девочка 2-х и 3-х месяцев была доставлена ​​в больницу с симптомами рвоты; ее состояние улучшилось после лечения, и она вернулась домой. На следующий день ее снова отправили в больницу и она умерла, несмотря на то, что ее спасли всеми силами. Метаболиты фосфина были обнаружены в крови, печени и почках методом ГХ-МС. Рядом с ее домом было найдено зернохранилище.

Корпус 7

Молодая пара обратилась в больницу из-за рвоты, головокружения, тошноты и дискомфорта в желудке, и у них заподозрили пищевое отравление.После лечения им стало лучше, и они вернулись домой. На следующий день после ужина муж снова пошел в больницу из-за рвоты и боли в животе. В полночь третьего дня пара снова почувствовала дискомфорт, у них появилась брадиаритмия, и они обратились в больницу в третий раз. Через несколько минут их 5-месячная дочь внезапно закатила глаза. Жена и дочь умерли через 2 часа. Затем муж впал в кому. Через пять дней его состояние было стабильным, и его перевели в общую палату.Было проведено расследование и выяснилось, что их спальня на третьем этаже через водопроводную трубу была соединена с комнатой, где хранилась китайская медицина с использованием фосфида алюминия, что было подтверждено полицией с помощью эксперимента с цветным дымом.

Экспериментальный

Источник данных

Записи семи случаев отравления фосфидом алюминия, полученные от Академии судебных наук, Китай, были ретроспективно просмотрены. В каждом случае исключена возможность механической асфиксии, механической травмы и заболевания.Окончательный вывод был сделан на основе всестороннего анализа отчетов расследования, истории болезни, токсикологических отчетов, вскрытия.

Реагенты

Фосфид алюминия (56%, 0,25 г в каждой таблетке) был получен от Shandong Shengpeng Keji Gufen Co., Ltd. (Шаньдун, Китай). Моногидрат гипофосфита натрия (98%) был приобретен у Anpel Laboratory Technologies Inc. (Шанхай, Китай). Цинковая энергия была получена от Sinopharm Chemical Reagent Co., Ltd. (Шанхай, Китай). Серная кислота аналитической чистоты. Воду фильтровали через систему Milli-Q (Millipore, Molsheim, Франция).

Анализ ГХ – МС

Используемый прибор представлял собой ГХ-МС Agilent 7890B / 5977 A (Agilent Technologies, Калифорния, США). Аналитическая колонка: капиллярная колонка GS-GASPRO (30 м × 0,32 мм). Температура форсунки 180 ° C; газ-носитель, гелий; скорость потока 3,5 мл / мин; соотношение разделения 1:10; программа температуры духовки, 30 ° C в течение 2 минут, 20 ° C / мин до 110 ° C, окончательное время, 0.5 мин. Режим положительного электронного удара, 70 эВ; температура источника 230 ° C; квадропольная температура 150 ° С; температура линии передачи 230 ° C; режим обнаружения, SIM (m / z 31, 33 и 34). Ион m / z 34 был выбран для количественного определения фосфина (10).

Пробоподготовка

Сорок миллиграммов цинкового порошка равномерно помещали на дно флакона объемом 10 мл и последовательно добавляли 1 мл биологической жидкости или 1 г тканей, 2 мл воды и 0,5 мл 20% -ной серной кислоты.Затем каждый флакон герметично закрывали и нагревали при 40 ° C в течение 30 минут, а через 60 минут помещали при комнатной температуре, после чего экстрагировали 500 мкл газа для анализа ГХ / МС.

Эксперимент на животных

Кроликов массой 2 ± 0,1 кг содержали со свободным доступом к пище и воде. Двух кроликов (1 # и 2 #) поместили в прозрачную пластиковую коробку с отверстиями для воздуха, и пять влажных таблеток фосфида алюминия закрепили в углу верхней части. Через несколько минут два кролика умерли. Еще двух кроликов (3 # и 4 #) помещали в коробку с пятью сухими таблетками фосфида алюминия, закрепленными в углу наверху.Кролики выглядели нормально через 4,5 ч, после чего таблетку поливали водой. Через десять минут два кролика умерли от конвульсий. Последний кролик (5 #) был заброшен. Кровь, мочу, печень, легкие, мозг, сердце, почки, селезенку и стекловидное тело удаляли и хранили при -20 ° C до момента анализа. При анатомии отравленного кролика наблюдались точечное кровотечение из тимуса, застой в легких, сердечная недостаточность, сомкнутость зубов и высунутый язык.

Результаты и обсуждение

В случаях 4 и 7 двое умерших, и восемь из девяти умерших от отравления фосфином были детьми.Ни на одном из девяти трупов не было обнаружено признаков механической травмы или механической асфиксии. При макроскопическом и микроскопическом исследованиях смертельных исходов заболевания не выявлено. Были взяты пробы крови, печени, содержимого желудка и другие биологические образцы и проанализированы с помощью ГХ-МС на фосфин и его метаболиты. Аналитические результаты для общей концентрации фосфина в случаях показаны в Таблице III. Фиксированные формалином печень и почки также были проанализированы в случае 1 на фосфин с отрицательными результатами. Образцы крови и мочи выжившей матери в случае 4 были собраны и проанализированы с содержанием фосфина 0.1 и 0,3 мкг / мл. Образец мочи часто недоступен, поскольку для отравления фосфином характерно малое количество мочи или ее отсутствие (31, 32).

Таблица III.

Результаты анализа общего фосфина в семи случаях смертельного отравления фосфином

Случай №.
.
Пол
.
Возраст (лет)
.
Фосфин в биологических образцах
.
1 Девушка 2 Кровь (0.3 мкг / мл), мочевой пузырь (0,3 мкг / г), желудок (0,4 мкг / г), стекловидное тело (-)
2 Мальчик 8 Кровь (1,4 мкг / мл), легкое ( 0,3 мкг / г), легочная кровь (0,5 мкг / мл)
3 Девочка 5 Моча (2,4 мкг / мл)
4 Девочка 2,6 Кровь (0,7 мкг / мл)
4 Девочка 0,4 Кровь (0,2 мкг / мл)
5 Девочка 7 Печень (2.1 мкг / г), кровь печени (2,5 мкг / мл), жидкость для промывки мочевого пузыря (0,2 мкг / мл)
6 Девушка 2,3 Кровь (2 мкг / мл), печень (0,9 мкг / мл). ж), почки (0,5 мкг / г), легкие (-), содержимое желудка (-)
7 Женский 23 Кровь (3,1 мкг / мл), моча (3,1 мкг / мл), печень (4,7 мкг / г), легкое (0,3 мкг / г)
7 Девушка 0,4 Кровь (2,8 мкг / мл), моча (2,2 мкг / мл), печень (4.2 мкг / г), легкое (0,8 мкг / г)

2,1

№ случая.
.
Пол
.
Возраст (лет)
.
Фосфин в биологических образцах
.
1 Девушка 2 Кровь (0,3 мкг / мл), мочевой пузырь (0,3 мкг / г), желудок (0,4 мкг / г), стекловидное тело (-)
2 Мальчик 8 Кровь (1.4 мкг / мл), легкое (0,3 мкг / г), легочная кровь (0,5 мкг / мл)
3 Девушка 5 Моча (2,4 мкг / мл)
4 Девушка 2,6 Кровь (0,7 мкг / мл)
4 Девушка 0,4 Кровь (0,2 мкг / мл)
5 Девочка 7 Liver ж), печеночная кровь (2,5 мкг / мл), жидкость для промывки мочевого пузыря (0,2 мкг / мл)
6 Девушка 2.3 Кровь (2 мкг / мл), печень (0,9 мкг / г), почки (0,5 мкг / г), легкие (-), содержимое желудка (-)
7 Женщина 23 Кровь (3,1 мкг / мл), моча (3,1 мкг / мл), печень (4,7 мкг / г), легкое (0,3 мкг / г)
7 Девушка 0,4 Кровь (2,8 мкг / мл ), моча (2,2 мкг / мл), печень (4,2 мкг / г), легкие (0,8 мкг / г)

Таблица III.

Результаты анализа общего фосфина в семи случаях смертельного отравления фосфином

Случай №.. Пол
.
Возраст (лет)
.
Фосфин в биологических образцах
.
1 Девушка 2 Кровь (0,3 мкг / мл), мочевой пузырь (0,3 мкг / г), желудок (0,4 мкг / г), стекловидное тело (-)
2 Мальчик 8 Кровь (1,4 мкг / мл), легкое (0,3 мкг / г), кровь легких (0,5 мкг / мл)
3 Девочка 5 Моча (2.4 мкг / мл)
4 Девушка 2,6 Кровь (0,7 мкг / мл)
4 Девушка 0,4 Кровь (0,2 мкг / мл) 67 9035 Девочка 7 Печень (2,1 мкг / г), кровь печени (2,5 мкг / мл), жидкость для промывки мочевого пузыря (0,2 мкг / мл)
6 Девочка 2,3 Кровь (2 мкг / мл), печень (0,9 мкг / г), почки (0,5 мкг / г), легкие (-), содержимое желудка (-)
7 Женский 23 Кровь (3.1 мкг / мл), моча (3,1 мкг / мл), печень (4,7 мкг / г), легкое (0,3 мкг / г)
7 Девушка 0,4 Кровь (2,8 мкг / мл), моча (2,2 мкг / мл), печень (4,2 мкг / г), легкие (0,8 мкг / г)
№ случая.
.
Пол
.
Возраст (лет)
.
Фосфин в биологических образцах
.
1 Девушка 2 Кровь (0.3 мкг / мл), мочевой пузырь (0,3 мкг / г), желудок (0,4 мкг / г), стекловидное тело (-)
2 Мальчик 8 Кровь (1,4 мкг / мл), легкое ( 0,3 мкг / г), легочная кровь (0,5 мкг / мл)
3 Девочка 5 Моча (2,4 мкг / мл)
4 Девочка 2,6 Кровь (0,7 мкг / мл)
4 Девочка 0,4 Кровь (0,2 мкг / мл)
5 Девочка 7 Печень (2.1 мкг / г), кровь печени (2,5 мкг / мл), жидкость для промывки мочевого пузыря (0,2 мкг / мл)
6 Девушка 2,3 Кровь (2 мкг / мл), печень (0,9 мкг / мл). ж), почки (0,5 мкг / г), легкие (-), содержимое желудка (-)
7 Женский 23 Кровь (3,1 мкг / мл), моча (3,1 мкг / мл), печень (4,7 мкг / г), легкое (0,3 мкг / г)
7 Девушка 0,4 Кровь (2,8 мкг / мл), моча (2,2 мкг / мл), печень (4.2 мкг / г), легкие (0,8 мкг / г)

Фосфин является раздражителем дыхательных путей, поражающим в первую очередь сердечно-сосудистую и дыхательную системы. У кроликов при отравлении фосфином наблюдались симптомы угнетения дыхания, такие как отек легких. Судороги возникли после очевидного выздоровления, что также может произойти при отравлении фосфином у людей (3). Судороги могут возникнуть после явного выздоровления. Кролики 3 # и 4 # погибли вскоре после того, как концентрация фосфина в воздухе увеличилась, когда вода была разбрызгана на таблетки фосфида алюминия, что указывает на резкую зависимость доза-ответ для фосфина, что аналогично наблюдалось у грызунов.Результаты анализа общего фосфина в крови и тканях кролика показаны в таблице IV. Непревращенный фосфин (0,3 мкг / г) был обнаружен в легких кролика 4 #. Положительные результаты посмертного анализа согласуются с расследованием, проведенным полицией, и результатами экспериментов на животных.

Таблица IV.

Результаты анализа общего фосфина в крови и тканях кролика (мкг / мл или мкг / г)

.2

Кролик
.
Сердце
.
Моча
.
Печень
.
Легкое
.
Мозг
.
Кровь
.
Почки
.
Селезенка
.
1 # 0,4 NA 1,6 0,3 0,2 NA 1,2 0,2
0,2
2 # 2 # 0,8 NA
3 # 0,2 0,3 0,5 0,7 ND 0,7 0,8

0,6 NA 0,1 1,1 0,2 0,4 0,2 NA
5 #

.2

Кролик
.
Сердце
.
Моча
.
Печень
.
Легкое
.
Мозг
.
Кровь
.
Почки
.
Селезенка
.
1 # 0,4 NA 1,6 0,3 0,2 NA 1,2 0,2
0,2
2 # 2 # 0,8 NA
3 # 0,2 0,3 0,5 0,7 ND 0,7 0,8 0,8

0,6 NA 0,1 1,1 0,2 0,4 0,2 NA
5 #

Таблица IV.

Результаты анализа общего фосфина в крови и тканях кролика (мкг / мл или мкг / г)

9037

9037

Кролик
.
Сердце
.
Моча
.
Печень
.
Легкое
.
Мозг
.
Кровь
.
Почки
.
Селезенка
.
1 # 0.4 NA 1,6 0,3 0,2 NA 1,2 0,2
2 # NA 0,2 — 0,2 — 0,2 — 0,2 — NA
3 # 0,2 0,3 0,5 0,7 ND 0,7 0,8 0,2
4 # 0.6 NA 0,1 1,1 0,2 0,4 0,2 NA
5 #

0,1

0,1

Кролик
.
Сердце
.
Моча
.
Печень
.
Легкое
.
Мозг
.
Кровь
.
Почки
.
Селезенка
.
1 # 0,4 NA 1,6 0,3 0,2 NA 1,2 0,2
0,2
2 # 0,8 NA
3 # 0.2 0,3 0,5 0,7 ND 0,7 0,8 0,2
4 # 0,6 NA 0,4 1,1 1,1 NA
5 #

Фосфид алюминия в настоящее время растет в последние десятилетия из-за увеличения использования в сельскохозяйственных и несельскохозяйственных целях (12).Фосфин более вреден для детей, чем для взрослых. Около 2 детей и 29 взрослых на борту зерновоза серьезно заболели после вдыхания токсичного фумиганта фосфина, и 1 ребенок умер (1). Перес Наверо и др. (33) сообщил о случаях смертельного отравления двух 6- и 9-летних сестер в результате случайного вдыхания фосфида алюминия после его ненадлежащего использования в сельской местности. Клинические симптомы после вдыхания фосфина включают тошноту, рвоту, сердечную аритмию, шок и одышку (13, 14).Посмертные изменения включают отек легких, плевральный выпот, увеличение селезенки, очаговый некроз миокарда, альвеолы, заполненные гемолизированными эритроцитами, и закупорку капилляров (13, 34). У взрослого с отравлением фосфином, который умер в случае 7, как и в клинических симптомах 5-месячной девочки, которые не были очевидны, более длительное время вдыхания фосфина может привести к более высокой концентрации фосфина в крови, чем в других случаях. Нарушения ЭКГ появились до существенного падения артериального давления в числе случаев смертельного отравления фосфином, как показано в Случае 7, где появилась брадиаритмия (11).Повторное воздействие фосфина вызывает эффекты, аналогичные тем, которые наблюдаются при однократном воздействии, с добавлением рвоты, апноэ, отека легких и эмфиземы (3). Сообщалось также о преднамеренном или случайном воздействии при приеме внутрь гранул фосфидов металлов, которые выделяют фосфин в желудочно-кишечном тракте. Диагноз ставится на основании клинических подозрений, ингаляционного воздействия или проглатывания AIP, подтвержденного просмотром таблеток AlP или его пустого контейнера, оставленных в доме, клинических проявлений с запахом чеснока или разлагающейся рыбы, необъяснимым шоком, положительный тест на AgNO3, химический анализ желудочного сока и внутренних органов и гистопатологические изменения (4).

Смертность от отравления фосфином очень высока, особенно среди детей, из-за высокотоксичной природы фосфина и отсутствия противоядия. Поскольку смерть наступает быстро, а выживаемость после значительного отравления редка, профилактика — разумный вариант. Фумигацию с использованием фосфида металлов необходимо проводить строго в соответствии с процедурами и правилами. Зернохранилища для фумигации должны быть размещены вдали от жилых районов, с установленными предупредительными линиями и снабжены четкими знаками.Независимо от формы отравления фосфином, будь то пероральное введение или ингаляция, своевременное обнаружение и своевременное проведение эффективного лечения важны для выздоровления пациентов.

Заключение

Смерть детей наступила после вдыхания фосфина, образовавшегося из фосфида алюминия, контактирующего с влагой воздуха, во всех семи случаях со смертельным исходом. Все они были подтверждены расследованием дела о случайном отравлении фосфином.Посмертные образцы собирали и анализировали с помощью газовой хроматографии в свободном пространстве над паром в сочетании с масс-спектрометрией. Концентрация общего фосфина в биологических жидкостях и тканях жертв колебалась от 0,2 до 4,7 мкг / мл (мкг / г). И он колебался от 0,2 до 1,6 мкг / мл (мкг / г) в биологических образцах кроликов, погибших после ингаляции фосфина. Положительный результат анализа фосфина в посмертных образцах дает полезную информацию для диагностики отравления фосфидом алюминия, а ранняя диагностика отравления фосфином может привести к хорошему результату и помочь найти и удалить источник фосфина, избегая возникновения отравления у других.

Финансирование

Авторы благодарны Министерству науки и технологий (2016YFC0800704), Национальному фонду естественных наук Китая (81302614), Комиссии по науке и технологиям муниципалитета Шанхая (13ZR1443000, 15DZ1207500, 17DZ2273200 / 16DZ22

), Министерству финансов, PR Китаю (GY2017G-2) за финансовую поддержку этого исследования.

Список литературы

1

Wilson

,

R.

,

Lovejoy

,

F.H.

,

Jaegar

,

R.J.

,

Landrigan

,

P.L.

(

1980

)

Острое отравление фосфином за границей, зерновоз. Эпидемиологические, клинические и патологические данные

.

JAMA: журнал Американской медицинской ассоциации

,

244

,

148

150

,2

Хосла

,

S.N.

,

Handa

,

R.

,

Khosla

,

P.

(

1992

)

Отравление фосфидом алюминия

.

Tropical Doctor

,

22

,

155

157

.3

Дерево

,

C.S.

Фосфин . Энциклопедия токсикологии , 3-е издание,

Elsevier Inc., Academic Press

, 2014; стр.

913

915

.4

Yatendra

,

S.

,

Subhash

,

CJ

,

Vivekanand

,

S.

,

Abhisek

(2014 г.)

)

Острое отравление фосфидом алюминия, что нового?

Египетское общество внутренних болезней

,

26

,

99

103

.5

Салеки

,

С.

,

Ардалан

,

F.A.

,

Джавидан-Нежад

,

A.

(

2007

)

Гистопатология печени при смертельном отравлении фосфином

.

Forensic Science International

,

166

,

190

193

,6

Bajpai

,

S.R.

(

2010

)

Отравление фосфидом алюминия: лечение и профилактика

.

Журнал Индийской академии судебной медицины

,

32

,

352

354

.7

Aggarwal

,

N.K.

,

Agarwal

,

B.B.L.

(

1998

)

Смертность в результате отравления фосфидом алюминия

.

Международный журнал медицинской токсикологии и судебной медицины

,

1

,

41

43

,8

Шарма

,

B.R.

,

Гупта

,

М.

,

Шарма

,

А.К.

,

Шарма

,

С.

,

Гупта

,

Н.

,

Relhan

,

N.

и др. . (

2007

)

Самоубийства в Северной Индии: сравнение тенденций и обзор литературы

.

Journal of Forensic and Legal Medicine

,

14

,

318

326

,9

Ranga

,

GS

,

Dwivedi

,

S.

,

Agarwal

003,

M.2

Кумар

,

D.

(

2004

)

Отравление фосфидом алюминия у молодого взрослого: суицидный кардиотоксин, имитирующий ишемию миокарда

.Журнал

, Индийская академия клинической медицины

,

5

,

369

.10

Ян

,

H.

,

Xiang

,

P.

,

Zhang

,

S.

,

Shen

,

B.

,

Shen

,

M.

Диагностика отравления фосфидом алюминия с использованием нового аналитического подхода: судебно-медицинская экспертиза смертельного отравления

.

Международный журнал судебной медицины

. .11

Kalawat

,

S.

,

Thakur

,

V.

,

Thakur

,

A.

,

Punjabi

,

N.D.

(

2016

)

Сердечно-сосудистый профиль отравления фосфидом алюминия и его клиническое значение

.

Международный журнал достижений в медицине

,

3

,

859

864

.12

Meena

,

M.C.

,

Mittal

,

S.

,

Rani

,

Y.

(

2015

)

Смертельное отравление фосфидом алюминия

.

Междисциплинарная токсикология

,

8

,

65

67

,13

Виллерс-Руссо

,

LJ

(

1999

)

Три смертельных случая, связанных с газом фосфином, полученным в результате производства метамфета сообщает

.

Journal of Forensic Sciences

,

44

,

647

652

,14

Канесаки

,

H.

,

Murai

,

N.

(

1984

) стивидоры, занимающиеся вывозом силикомарганцевой руды из трюма судна

.

Японский журнал травматологии и медицины труда

,

32

,

538

544

,15

Banjaj

,

R.

,

Wasir

,

H.S.

(

1988

)

Эпидемическое отравление фосфидом алюминия в северной Индии

.

The Lancet

,

331

,

820

821

.16

Chugh

,

S.N.

,

Ram

,

S.

,

Sharma

,

A.

,

Arora

,

B.B.

,

Saini

,

A.S.

,

Malhotra

,

K.G.

(

1988

)

Поражение надпочечников при отравлении фосфидом алюминия

.

Индийский журнал медицинских исследований

,

90

,

289

294

.17

Hughes

,

J.G.

,

Джонс

,

A.T.

(

1963

)

Оценка фосфина в воздухе

.

Журнал Американской ассоциации промышленной гигиены

,

24

,

164

,18

Gregorakos

,

L.

,

Sakayianni

,

K.

,

Harizopoulou

,

V.

(2002

V.

)

Выздоровление после тяжелого ингаляционного отравления фосфином. Протокол двух дел

.

Клиническая интенсивная терапия

,

13

,

177

179

,19

Хашеми-Доменех

,

B.

,

Zamani

,

N.

,

Hassanian-Moghaddam

,

H.

,

Rahimi

,

M.

,

Shadnia

,

S.

,

Erfantalab

, et al. al. . (

2016

)

Обзор отравления фосфидом алюминия и блок-схема его лечения

.

Архив за высоким уровнем безопасности и токсикологии

,

67

,

183

193

.20

Bumbrah

,

G.С.

,

Кришан

,

К.

,

Канчан

,

Т.

,

Шарма

,

М.

,

Гурвиндер

,

GS

(

2012

) отравление

Фосфид обзор литературы

.

Forensic Science International

,

214

,

1

6

,21

Chefurka

,

W.

,

Kashi

,

K.P.

,

Облигация

,

E.J.

(

1976

)

Влияние фосфина на транспорт электронов в митохондриях

.

Биохимия и физиология пестицидов

,

6

,

65

84

,22

Абдоллахи

,

М.

,

Mehrpour

,

О.

Фосфид алюминия. Энциклопедия токсикологии , 3-е издание,

Elsevier Inc., Academic Press

,

2014

; стр.

164

166

.23

Hsu

,

C.H.

,

Чи

,

до н.э.

,

Лю

,

М.Y.

,

Li

,

J.H.

,

Chen

,

C.J.

,

Chen

,

R.Y.

(

2002

)

Фосфин-индуцированное окислительное повреждение у крыс: роль глутатиона

.

Токсикология

,

179

,

1

8

.24

Накакита

,

H.

,

Katsumata

,

Y.

,

Ozawa

,

(

)

Влияние фосфина на дыхание митохондрий печени крыс

.

Журнал биохимии

,

69

,

589

593

,25

Chefurka

,

W.

,

Kashi

,

K.P.

,

Облигация

,

E.J.

(

1976

)

Влияние фосфина на транспорт электронов в митохондриях

.

Биохимия и физиология пестицидов

,

6

,

65

84

.26

Корети

,

S.

,

Verma

,

Y.S.

,

Prasad

,

N.

,

Patel

,

G.S.

,

Rajput

,

N.

(

2014

)

Отравление фосфидом алюминия у детей — проблемы в диагностике и лечении

.

Scholars Academic Journal of Biosciences

,

2

,

505

509

,27

Гарри

,

В.Ф.

,

Хорошо

,

П.Ф.

,

Manivel

,

J.C.

,

Perl

,

D.P.

(

1993

)

Расследование смертельного исхода в результате непрофессионального воздействия фосфида алюминия: измерение алюминия в тканях и жидкостях тела как маркер воздействия

.

Журнал лабораторной и клинической медицины

,

122

,

739

747

.28

Musshoff

,

F.

,

Preuss

,

J.

,

Lignitz

,

E.

E. ,

Madea

,

B.

(

2008

)

Газохроматографический анализ фосфина в биологическом материале в случае самоубийства

.

Forensic Science International

,

177

,

e35

e38

,29

Chan

,

L.T.

,

Crowley

,

R.J.

,

Delliou

,

D.

,

Geyer

,

R.

(

1983

)

Анализ фосфина в посмертных образцах после проглатывания фосфида алюминия

.

Журнал аналитической токсикологии

,

7

,

165

167

.30

Anger

,

F.

,

Paysant

,

F.

,

Brousse

,

F.

,

Le

,

N.

,

Develay

,

I.P.

,

Gaillard

,

Y.

, et al. . (

2000

)

Смертельное отравление фосфидом алюминия

.

Журнал аналитической токсикологии

,

24

,

90

92

.31

Wahab

,

A.

,

Rabbani

,

M.U.

,

Wahab

,

S.

,

Mch

,

R.A.K.

(

2009

)

Самовозгорание при остром отравлении фосфидом алюминия

.

Американский журнал экстренной медицины

,

27

,

752.e5

752.e6

.32

Шадния

,

S.

,

Soltaninejad

,

K.

(

2011

) Самовозгорание в результате умышленного острого отравления фосфидом алюминия

.

The Journal of Emergency Medicine

,

40

,

179

181

.33

Pérez Navero

,

JL

,

Ibarra de la Rosa

,

I.

,

Frías 3

,

Арройо Марин

,

MJ

,

Перес Хорхе

,

P.

(

2009

)

Смертельное отравление в результате случайного вдыхания фосфида алюминия

.

Anales De Pediatría

,

71

,

427

.34

Харгер

,

Р.М.

,

Споляр

,

Л.В.

(

1958

)

Токсичность фосфина с возможным летальным исходом от этого яда

.

A M A Архив промышленной гигиены

,

18

,

497

504

.

© Автор (ы) 2018. Опубликовано Oxford University Press. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

Фосфат железа Общий информационный бюллетень

Что такое фосфат железа?

Фосфат железа — это соединение, которое сочетает в себе фосфор и кислород.
с железом.При употреблении в пищу он может убить слизней и улиток. Токсичность железа
такие соединения зависят от количества доступного железа. Железо — это
незаменимый минерал для растений и животных. Его можно найти в окружающей среде,
продукты и вода. Фосфат железа зарегистрирован для использования в пестицидах
продукция в США с 1997 года.

Какие продукты содержат фосфат железа?

Продукты, содержащие фосфат железа, обычно имеют форму гранул.Их используют в приусадебных участках и в широком
разнообразие сельскохозяйственных культур и декоративных растений для борьбы с слизнями и улитками. Есть около двух десятков продуктов, содержащих железо.
фосфат на рынке США. Некоторые из них были одобрены для использования в органическом сельском хозяйстве.

Всегда следуйте инструкциям на этикетке и принимайте меры для минимизации воздействия.
В случае контакта с продуктом обязательно внимательно следуйте инструкциям по оказанию первой помощи на этикетке продукта. Для получения дополнительных рекомендаций по лечению обращайтесь в Центр по борьбе с отравлениями по адресу:
1-800-222-1222.Если вы хотите обсудить проблему с пестицидами, позвоните по телефону 1-800-858-7378.

Как действует фосфат железа?

Фосфат железа — это желудочный яд слизней и улиток. Это повреждает их пищеварительную ткань. При достаточном воздействии они
перестань есть совсем и медленно умри. Точный способ действия не совсем понятен.

Как я могу подвергнуться воздействию фосфата железа?

Ионы железа и фосфата естественным образом содержатся во многих продуктах питания. Используется фосфат железа
для обогащения таких продуктов, как хлеб.Другие продукты, такие как паста, молоко и напитки,
также усилен формами железа. Фосфат железа считается безопасным
(GRAS) Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Однако собаки стали
болеет после употребления большого количества железа. Это происходит, когда витамины, удобрения или
доступны приманки для слизняков.

Вы можете подвергнуться риску заражения, если примените слизневые приманки с фосфатом железа и вы
попадать на кожу, вдыхать, случайно съесть или выпить продукт.Вы можете ограничить воздействие и снизить риск, тщательно соблюдая все инструкции на этикетке.

Каковы некоторые признаки и симптомы кратковременного воздействия фосфата железа?

Считается, что фосфат железа очень малотоксичен при употреблении в пищу. Однако есть тоже
много железа может вызвать расстройство желудка у людей и животных. Диарея, рвота и
Сообщалось о депрессии. В тяжелых случаях отравления железом могут появиться симптомы:
временно разрешиться и вернуться через 12–96 часов после появления первых признаков.На это
стадии, проблемы с артериальным давлением и частотой сердечных сокращений могут привести к шоку, а иногда и к
смерть. Сообщалось также о слабости, мышечном треморе и печеночной недостаточности.

Фосфат железа может вызывать легкое раздражение глаз и незначительное раздражение или совсем не раздражать его.
кожа. Информации о его токсичности при вдыхании найти не удалось. Тем не мение,
фосфат железа вряд ли попадет в дыхательные пути. Это потому, что он сделан в гранулированном виде.
и не выделяет пары в воздух.

Что происходит с фосфатом железа, когда он попадает в организм?

У людей и домашних животных железо и фосфат распадаются в организме. Часть железа может абсорбироваться
кровоток. Поглощенное количество зависит от уровня железа в крови. Белки переносят железо
через тело.

Железо выполняет важные функции в клетках крови, производстве энергии и некоторых ферментах. Железо содержится в каждой клетке
тело. Когда железа слишком много для переноса белков, железо может разрушать клеточные мембраны, когда оно перемещается по телу в несвязанном виде.Это может позволить частицам свободного железа проникать через стенки кровотока, печени, сердца и мозга. Даже
при высоком воздействии из организма выводится очень мало железа, всасываемого в организм.

Может ли фосфат железа способствовать развитию рака?

Железо и фосфаты были частью нормального рациона человека на протяжении всей истории. Когда экологическая
Агентство по защите и FDA оценили фосфат железа на предмет безопасности, исследования рака не требовались.В клеточных исследованиях железо
фосфат не вызывал генных мутаций.

Изучал ли кто-нибудь нераковые эффекты длительного воздействия фосфата железа?

Не удалось найти исследований о влиянии длительного воздействия фосфата железа. Однако исследователи
оценивали добавки железа, давая добровольцам суточные дозы сульфата железа в течение нескольких недель. Они взяли не менее
50 мг железа в день. Многие из них (25-50%) имели симптомы расстройства желудка, в том числе боли в животе,
тошнота, рвота, изжога, диарея и запор.Сообщалось также о головных болях, изжоге и кожной сыпи.
В среднем в рационе человека содержится 10-15 мг железа в день.

Исследования на людях с участием беременных женщин, младенцев и детей показали, что железо не вызывает проблем с
рождение, рост или развитие. Когда цыплят, беременных крыс и мышей кормили сульфатом железа, не было никаких эффектов для матерей или потомства.

Дети более чувствительны к фосфату железа, чем взрослые?

Дети могут быть особенно чувствительны к пестицидам по сравнению со взрослыми.Однако в настоящее время нет данных, позволяющих сделать вывод о том, что у детей
повышенная чувствительность именно к фосфату железа. Рекомендации
для младенцев и детей потребление железа ниже, чем для
Взрослые.

Что происходит с фосфатом железа в окружающей среде?

Железо и фосфат естественным образом присутствуют в почве и не превращаются в
в воздухе. Применение наживки для слизняков и улиток может увеличить содержание железа и фосфатов в почве. Однако они часто применяются
в почву в больших количествах в качестве удобрения.Железо и фосфаты также необходимы для питания животных и растений. После применения
железо становится частью соединений, которые естественным образом содержатся в почве. Они прилипают к частицам почвы и действуют как мост, связывающий частицы вместе.

Бактерии могут превращать железо в формы, которые легко растворяются в воде, но быстро превращаются обратно. Фосфат делает
тоже плохо растворяется в воде. Железо и фосфаты не перемещаются с водой, но, как правило, остаются на месте. Они считаются
настойчивый.Однако из-за их низкой токсичности и мобильности проблем с грунтовыми водами выявлено не было.

Может ли фосфат железа повлиять на птиц, рыб или других диких животных?

Фосфат железа практически не токсичен для птиц, согласно результатам испытаний на перепелах. Жуки и дождевые черви не пострадали.
в исследованиях использовали вдвое больше разрешенного количества фосфата железа. Фосфат железа практически не токсичен для рыб, воды.
блохи и водоросли. Контакт с пчелами маловероятен, поскольку он вносится в почву в виде гранул.

Цитируйте как: Buhl, K .; Bond, C .; Stone, D. 2013. Общий информационный бюллетень по фосфату железа ; Национальный информационный центр по пестицидам, Консультационные службы Университета штата Орегон. http://npic.orst.edu/factsheets/ironphosphategen.html.

Общие принципы отравления — травмы; Отравление

В большинстве случаев лабораторные исследования не помогают. Стандартные, легкодоступные тесты для выявления распространенных наркотиков, вызывающих злоупотребление (часто называемые токсическими экранами), являются качественными, а не количественными.Эти тесты могут давать ложноположительные или ложноотрицательные результаты, и они проверяют только ограниченное количество веществ. Кроме того, наличие наркотика, вызывающего злоупотребление, не обязательно указывает на то, что это лекарство вызвало у пациента симптомы или признаки (т. Е. Пациент, который недавно принимал опиоид, на самом деле может быть ослаблен из-за энцефалита, а не из-за лекарства). Скрининг на наркотики в моче используется чаще всего, но имеет ограниченную ценность и обычно выявляет классы лекарств или метаболитов, а не конкретные лекарства.Например, иммуноферментный анализ мочи на опиоиды не обнаруживает фентанил или метадон, но реагирует с очень небольшими количествами аналогов морфина или кодеина. Тест, используемый для идентификации кокаина, обнаруживает метаболит, а не сам кокаин.

Для большинства веществ уровень в крови не может быть легко определен или не помогает при лечении. Для некоторых веществ (например, ацетаминофена, аспирина, окиси углерода, дигоксина, этиленгликоля, железа, лития, метанола, фенобарбитала, фенитоина, теофиллина) уровень в крови может помочь в лечении.Многие специалисты рекомендуют измерять уровни парацетамола у всех пациентов со смешанным приемом пищи, потому что прием парацетамола является обычным явлением, часто протекает бессимптомно на ранних стадиях и может вызвать серьезную отсроченную токсичность, которую можно предотвратить с помощью антидота. Для некоторых веществ другие анализы крови (например, PT [протромбиновое время] при передозировке варфарином, уровни метгемоглобина для определенных веществ) помогают направлять лечение. Для пациентов с измененным сознанием, аномальными жизненно важными показателями или принимавшими определенные вещества анализы должны включать электролиты сыворотки, азот мочевины крови (АМК), креатинин, осмоляльность сыворотки, глюкозу, исследования свертывания крови и газы артериальной крови (ГАК).Другие тесты (например, уровень метгемоглобина, уровень окиси углерода, КТ головного мозга) могут быть показаны при подозрении на определенные отравления или в определенных клинических ситуациях.

При отравлении лекарствами, оказывающими сердечно-сосудистое действие или неизвестным веществом, показаны электроэнцефалография (ЭЭГ) и кардиомониторинг.

Случай токсикоза фосфидом цинка

Наблюдалось, что 3-летняя интактная самка шетландской овчарки жевала гранулы яда крота и суслика (фосфид цинка 2%).Владелец собаки удалил две гранулы изо рта собаки и обратился в Центр борьбы с отравлениями животных ASPCA (APCC). ASPCA APCC проинструктировал владельца ввести две столовые ложки перекиси водорода перорально, чтобы вызвать рвоту. Была вызвана рвота, и впоследствии владелец доставил животное в отделение неотложной помощи Учебной ветеринарной больницы Иллинойского университета.

ОЦЕНКА И ЛЕЧЕНИЕ ПАЦИЕНТА

На момент осмотра животное было ярким, внимательным, отзывчивым и имело нормальную ректальную температуру (101.5 F [38,6 C]), частота пульса (88 ударов в минуту) и частота дыхания (хотя собака тяжело дышала). Терапия была начата немедленно и состояла из внутривенного введения фамотидина (0,5 мг / кг каждые 12 часов), перорального активированного угля (ToxiBan-Vet-A-Mix; 20 мл / кг однократно), внутривенной терапии изотонической кристаллоидной жидкостью (в три раза больше физиологической поддерживающей терапии). скорость в течение 48 часов) и внутривенное введение N-ацетилцистеина (первоначально 150 мг / кг, затем 50 мг / кг каждые четыре часа в течение шести доз).

Первоначальное диагностическое тестирование состояло из общего анализа крови, химического профиля сыворотки и анализа газов венозной крови.Результаты этих тестов были нормальными. Были получены серийные газы венозной крови, и результаты показали тенденцию к метаболическому ацидозу. Результаты анализа газов венозной крови, проведенного через восемь часов после презентации, продемонстрировали умеренный метаболический ацидоз с респираторной компенсацией. Это нарушение исправили в течение шести часов. Результаты общего анализа крови и химического профиля сыворотки, выполненные за восемь часов до выписки пациента из больницы, остались нормальными. Пациент был передан владельцу через 48 часов терапии.

ПОСЛЕДУЮЩИЕ ДЕЙСТВИЯ ПАЦИЕНТА

При контрольном осмотре через две недели результаты общего анализа крови и химического профиля сыворотки были нормальными. На сегодняшний день у этого пациента не было отмечено каких-либо долгосрочных вредных эффектов от приема фосфида цинка.

ОБСУЖДЕНИЕ

Фосфид цинка является активным ингредиентом в различных гранулах и отслеживающих порошках, используемых в качестве родентицидов.1 Торговые наименования включают Zinc Phosphide, Kilrat, Rumetan, Mous-Con, Phosvin, Zinc-Tox, Gopha-Rid, Ратол и Ридалл Цинк.2 Фосфид цинка используется в качестве родентицида с 1919 года. 3 Это темно-серый четырехугольный кристаллический порошок, часто смешанный с приятными на вкус основаниями, такими как пюре, хлеб, пропитанная пшеница, кукурузная мука или сахар, обычно в концентрациях от 2% до 5%. %. Его вкусовые качества делают его аппетитным для диких и домашних животных. Животные могут проглотить фосфид цинка напрямую или вторично, съев отравленную тушу2. Отравления произошли у нецелевых диких и домашних видов4 и людей 5, в том числе с целью самоубийства.6

Фосфид цинка легко воспламеняется, не растворяется в воде и имеет запах тухлой рыбы или ацетилена. Металлофосфид стабилен в течение длительного времени в сухом состоянии, но быстро портится во влажном состоянии2

Родственные химические соединения включают фосфид алюминия и магния; 23 продукта содержат фосфид алюминия в качестве активного ингредиента, а четыре продукта содержат фосфид магния. Обработка идентична, поскольку и алюминий, и фосфид магния выделяют газообразный фосфин.7

Токсичность

Токсичность фосфида цинка в первую очередь связана с выделением газообразного фосфина.5,8 Влажные и кислые условия способствуют химической реакции с образованием газообразного фосфина [Zn3P2 + 6h3O = 3Zn (OH) 2 + 2Ph4]. Повышенная восприимчивость к газу фосфина возникает, когда пища попадает в организм с токсином из-за сопутствующей секреции желудочной кислоты в желудке, что приводит к более быстрому высвобождению газа фосфина.

Смертельная доза. Сообщается, что смертельная доза для собак и кошек составляет от 20 до 40 мг / кг. Например, если собака весом 25 кг проглотит 5% -ный состав фосфида цинка, токсическая доза составит от 10 до 20 г.Однако любое количество проглоченного продукта следует рассматривать как потенциальную токсичность. Собаки могут выжить после приема больших количеств (300 мг / кг), если желудок перед проглатыванием был пуст.4

Меры предосторожности для лиц, ухаживающих за больными животными. Вдыхание выделившегося газообразного фосфина из рвотных масс или во время патологоанатомического исследования потенциально опасно для людей. Поэтому примите меры предосторожности. Предупредите владельцев домашних животных и ваш ветеринарный персонал, чтобы они не подвергались воздействию хорошо вентилируемых помещений. Фосфин считается профессиональным вредом при 0.3 промилле, но порог обонятельного обнаружения у людей составляет от 1,5 до 3 промилле. Известно, что газообразный фосфин при 7 ppm вызывает у людей серьезные заболевания и смерть.9

Клинические признаки

Клинические признаки могут проявляться в двух фазах — острой и подострой. Клинические признаки, связанные с острой фазой, проявляются в течение от 15 минут до четырех часов после приема внутрь и могут включать анорексию, летаргию, рвоту (часто с кровью), боль в животе и внезапную смерть. Подострые клинические признаки могут включать быстрое и глубокое дыхание, атаксию, слабость, гиперестезию, ригидность разгибателей и судороги.4,6 У животных может развиться вздутие живота в результате выделения газа фосфина в желудке. 3 Фосфид цинка является прямым раздражителем желудка. Что еще более важно, газообразный фосфин вызывает потерю жизнеспособности клеток и целостности клеточных мембран, что является причиной многих клинических признаков, но особенно респираторных признаков и боли в животе. 10 Однако стрихниновый токсикоз может вызывать аналогичные клинические признаки. Судороги, если они отмечены, являются конечной стадией и в предыдущих отчетах о случаях предшествовали смерти.11 Смерть может наступить в любое время, обычно в пределах от трех до 48 часов после приема внутрь.12

Диагностическое тестирование

Результаты общего анализа крови обычно нормальные, хотя у людей отмечалась тромбоцитопения.13 Биохимические отклонения обычно начинаются через 24–36 часов после приема внутрь и включают метаболический ацидоз, повышение активности ферментов печени (особенно щелочная фосфатаза), азотемия (которая может указывать на острую почечную недостаточность) и гипогликемию. Гипогликемия может возникать по нескольким причинам. Основной причиной считается нарушение гликогенолиза и глюконеогенеза в печени.14,15 Диагноз обычно основывается на анамнезе приема внутрь, но при его отсутствии клинические признаки, ацетиленовый или рыбный запах изо рта пациента, а также сопутствующие биохимические отклонения являются подозрительными.

В случаях проглатывания людьми, тестирования рвоты, желудочного сока или дыхания пациента рекомендуется использовать фильтровальную бумагу, пропитанную нитратом серебра.10 Нитрат серебра и фосфин вступают в реакцию с образованием фосфида серебра, который является темно-серым веществом. Для практикующих ветеринарных врачей возможно тестирование желудочного сока или рвотных масс, и в продаже имеются детекторные трубки с прямой индикацией.Анализ герметичных образцов рвотных масс или замороженного содержимого желудка с помощью жидкостной газовой хроматографии в аналитической лаборатории может предоставить окончательный диагноз.2,16

Патофизиология

Токсическая активность фосфина проявляется в результате окислительного повреждения. Мутагенные и цитологические эффекты возникают в результате увеличения количества активных форм кислорода, вероятно, в форме гидроксильных радикалов.17 Фосфин воздействует на цитохром С-оксидазу, подавляя клеточное дыхание. 17-21 Фосфин увеличивает выработку перекиси водорода митохондриями, что приводит к постепенному накоплению окислителя. -произведенное клеточное повреждение.21 Фосфин увеличивает перекисное окисление липидов, супероксиддисмутазу и активные формы кислорода. Он снижает каталазу, пероксидазу, цитохром С-оксидазу, глутатионпероксидазу, глутатион и глутатиондисульфин.17,22 Органы с наибольшей потребностью в кислороде ( например, мозг, печень, легкие, сердце, почки) наиболее чувствительны к этому окислительному повреждению. , и необходим долгосрочный мониторинг их функции.2,22

Лечение

Лечение включает в себя индукцию рвоты, снижение выделения фосфинового газа, а также поддерживающую терапию и антиоксидантную терапию.

Принять противорвотное средство. Немедленно вызвать рвоту у собак и кошек, которые проглотили фосфид цинка, если животные не находятся в конвульсиях или коматозном состоянии. Чтобы уменьшить воздействие газа фосфина на персонал и других пациентов, вызывайте рвоту в хорошо вентилируемых помещениях и, если возможно, на открытом воздухе.

Рвотным средством выбора является апоморфин (0,03 мг / кг внутривенно или 0,25 мг / кг, помещенный в конъюнктивальный мешок) для минимизации секреции кислоты желудочного сока. Тем не менее, 3% перекись водорода (2 мл / кг перорально, но не более 45 мл) продается без рецепта и легко вводится владельцами домашних животных перед тем, как направить ее в вашу клинику.

Уменьшает выделение газообразного фосфина в желудке и защищает дыхательные пути. Как можно скорее ввести внутривенный антагонист h3 (фамотидин 0,5 мг / кг два раза в день), чтобы свести к минимуму выработку кислоты в желудке. Промывание желудка 5% раствором бикарбоната натрия или жидкими антацидами (, например, гидроксид алюминия или магния) полезно после того, как возникла рвота. Больше ничего нельзя разрешать через рот. Защита дыхательных путей пациента и поддержание дыхания являются приоритетами; В некоторых случаях может потребоваться искусственная вентиляция легких.

Обеспечить поддерживающую терапию. При необходимости обеспечить поддерживающую терапию для контроля электролитных нарушений, кислотно-щелочного дисбаланса и гипогликемии. Показано лечение судорог, если они возникают. Как упоминалось выше, не вызывайте рвоту у животных, испытывающих судороги.

Введите антиоксидант. Показана антиоксидантная терапия, которую следует начинать как можно раньше. Антиоксиданты значительно ослабляют индуцированное фосфином in vitro образование активных форм кислорода, перекисное окисление липидов, образование 8-OH-Fua (окисление ДНК) и, таким образом, гибель клеток.17 Глутатион (поглотитель гидроксильных радикалов) является наиболее эффективным антиоксидантом против вызванного фосфином окислительного повреждения in vitro. 17 Эндогенный глутатион модулирует индуцированное фосфином окислительное повреждение у крыс. 23 Глутатион является мощным антиоксидантом, который существует в виде дисульфида глутатиона (его восстановленная форма) . Он снижает количество токсичных веществ до того, как они могут повредить другие молекулы или важные клеточные компоненты.

В ветеринарии используются два препарата-предшественника дисульфида глутатиона: S-аденозилметионин (SAM-e) и N-ацетилцистеин.SAM-e вводят перорально, тогда как N-ацетилцистеин можно вводить внутривенно или перорально. N-ацетилцистеин стимулирует синтез дисульфида глутатиона, усиливает активность глутатион-S-трансферазы, способствует детоксикации и действует непосредственно на активные формы кислорода; он способен восстанавливать гидроксильные радикалы и перекись водорода. Кроме того, N-ацетилцистеин увеличивает внутриклеточные концентрации дисульфида глутатиона в эритроцитах, гепатоцитах и ​​клетках легких и, как было доказано, пополняет запасы дисульфида глутатиона после экспериментального истощения.23 Таким образом, N-ацетилцистеин, по-видимому, показан для предотвращения окислительного повреждения, вызванного фосфином.

Пероральное введение лекарств не рекомендуется пациентам с токсикозом фосфида цинка, поскольку секреция желудочного сока увеличивается, поэтому требуется внутривенное введение перорального препарата N-ацетилцистеина (первоначально 140 мг / кг, затем 70 мг / кг каждые четыре часа в течение от трех до пяти процедур) .24 N-ацетилцистеин, хотя и маркирован только для перорального применения в США, безопасно применялся внутривенно в клинических условиях людям и животным.25 Нечасто аллергические реакции (обычно ограниченные кожей) возникали у людей, получавших N-ацетилцистеин внутривенно.25

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Родентициды на основе фосфида цинка токсичны для различных видов животных, включая собак. Вызвать рвоту и незамедлительно ввести внутривенные антагонисты h3. За этим начальным лечением может последовать промывание желудка подщелачивающими растворами. Эти меры важны для уменьшения выделения газа фосфина в желудок пациента.Как можно скорее начните антиоксидантную терапию внутривенным введением N-ацетилцистеина. Ранние клинические признаки могут напоминать стрихниновый токсикоз, а ненормальный неврологический статус часто предполагает плохой прогноз. Долгосрочные эффекты могут наблюдаться в отношении мозга, печени, легких, сердца и почек из-за окислительного повреждения, вызванного токсикозом фосфида цинка.

«Краткий обзор токсикологии» предоставили Аманда Г. Шниткер, DVM, Департамент неотложной и интенсивной терапии, Колледж ветеринарной медицины, Иллинойсский университет, Урбана, Иллинойс 61802, и Стивен Л.Marks, MS, MRCVS, DACVIM, Департамент клинических наук, Колледж ветеринарной медицины, Государственный университет Северной Каролины, Роли, Северная Каролина, 27606. Текущий адрес доктора Шниткера — Бевлаб Южный пригородный госпиталь для животных, 2949 W. 127th Street, Blue Island, IL 60406. Редактор отдела — Петра Волмер, DVM, MS, DABVT, DABT.

ССЫЛКИ

1. Murphy MJ. Родентициды. В: Howard JL, ed. Современная ветеринарная терапия 3: практика кормления животных .Филадельфия, Пенсильвания: WB Saunders Co, 1993; 282-286.

2. Guale FG, Stair EL, Johnson BW и др. Лабораторная диагностика отравлений фосфидом цинка. Vet Hum Toxicol 1994; 36 (6): 517-519.

3. Shepard HH. Химия и действие инсектицидов . Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill, 1980; 101.

4. Casteel SW, Bailey EM Jr. Обзор отравления фосфидом цинка. Vet Hum Toxicol 1985; 28 (2): 151-154.

5. Rodenberg HD, Chang CC, Watson WA. Проглатывание фосфида цинка: описание случая и обзор. Vet Hum Toxicol 1989; 31 (6): 559-562.

6. Chugh SN, Aggarwal HK, Mahajan SK. Симптомы интоксикации фосфидом цинка: анализ 20 случаев. Int J Clin Pharmacol Ther 1998; 36 (7): 406-407.

7. Факты в базе данных о праве на перерегистрацию Агентства по охране окружающей среды; Фосфид алюминия и магния; Профилактика, пестициды и токсичные вещества (7508C) EPA-738-F-98-015, декабрь 1998 г.

8. Osweiler GD. Токсикология. Родентициды . Филадельфия, Пенсильвания: Уильямс и Уилкинс, 1996; 275-296.

9. Уилсон Р., Лавджой Ф. Х., Джегер Р. Дж. И др. Острое отравление фосфином на зерновозе. Эпидемиологические, клинические и патологические данные. J Am Med Assoc 1980; 244 (2): 148-150.

10. Балали-Муд М. Фосфин. Информационная монография Международной программы по химической безопасности ядов 865.Доступно по адресу: http://www.inchem.org/documents/pims/chemical/pim865.htm.

11. Дроле Р., Лаверти С., Бразелтон В.Е. и др. Отравление фосфидом цинка у лошади. Equine Vet J 1996; 28 (2): 161-162.

12. Бак В.Б., Ван Гельдер Г.А., Освайлер Г.Д. Фосфид цинка. В: Клинико-диагностическая ветеринарная токсикология . Дубьюк, Айова: Kendall / Hunt Publishing Company, 1976; 257-258

13. Stephenson JBP. Отравление фосфидом цинка. Arch Environ Health 1967; 15 (1): 83-88.

14. Frangides CY, Pneumatikos IA. Стойкая тяжелая гипогликемия при остром отравлении фосфидом цинка. Intensive Care Med 2002; 28 (2): 223.

15. Патиал КР, Бансай СК, Кашьяп С. и др. Гипогликемия после отравления фосфидом цинка. J Assoc Physitors India 1990: 38 (4) 306-307.

16. Управление программ по пестицидам Агентства по охране окружающей среды США. Руководство по химическим методам для пестицидов и устройств .Фосфид цинка ЭПК-2. 2-е изд. Арлингтон, Вирджиния: AOAC International 1992.

17. Hsu CH, Quistad GB, Casida JE. Окислительный стресс, индуцированный фосфином, в клетках Hepa 1c1c7. Toxicol Sci 1998; 46 (1): 204-210.

18. Chefurka W, Kashi KP, Bond EJ. Влияние фосфина на транспорт электронов в митохондриях. Pestic Biochem Physiol 1976; 6: 65-84.

19. Цена NR. Механизм действия фумигантов. J Stored Prod Res 1985; 21: 157-164.

20. Накакита Х. Механизм действия фосфина. J. Pestic Sci 1987; 12: 299-309.

21. Bolter CJ, Chefurka W. Экстрамитохондриальное высвобождение перекиси водорода из митохондрий печени насекомых и мышей с использованием респираторных ингибиторов фосфина, миксотиазола и антимицина и спектральный анализ ингибированных цитохромов. Arch Biochem Biophys 1990; 278 (1): 65-72.

22. Hsu C, Han B, Liu M, et al.Фосфин-индуцированное окислительное повреждение у крыс: ослабление мелатонином. Free Radic Biol Med 2000; 28 (4): 636-642.

23. Hsu CH, Chi BC, Liu MY, et al.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *