Шкала бейтона: СИНДРОМ ГИПЕРМОБИЛЬНОСТИ СУСТАВОВ в общей практике | #05-06/01

Содержание

СИНДРОМ ГИПЕРМОБИЛЬНОСТИ СУСТАВОВ в общей практике | #05-06/01


Синдром гипермобильности суставов (ГМС) — нередкая причина обращения за медицинской помощью пациентов в любом возрасте. Клинические проявления СГМС многообразны и могут имитировать другие, более известные заболевания суставов. В связи с недостаточным знакомством с данной патологией врачей-терапевтов, а в ряде случае ревматологов и ортопедов правильный диагноз часто не устанавливается. Традиционно внимание врача обращается на выявление ограничения объема движений в пораженном суставе, а не определение избыточного объема движений. Тем более что сам пациент никогда не сообщит о чрезмерной гибкости, так как он с детства с ней сосуществует и, более того, часто убежден, что и все люди имеют такие же возможности. Типичны две диагностические крайности: в одном случае, в связи с отсутствием объективных признаков патологии со стороны суставов (кроме просматриваемой гипермобильности) и нормальными лабораторными показателями у молодого пациента определяют «психогенный ревматизм», в другом — больному ставят диагноз ревматоидного артрита или заболевания из группы серонегативных спондилоартритов и назначают соответствующее, отнюдь не безобидное лечение.

Что считать гипермобильностью суставов?


Среди многих предложенных способов измерения объема движений в суставах общее признание получил метод Бейтона, представляющий собой девятибалльную шкалу, оценивающую способность обследуемого выполнить пять движений (четыре парных для конечностей и одно для туловища и тазобедренных суставов). Бейтон предложил упрощенную модификацию ранее известного метода Carter и Wilkinson (1964). Движения представлены на рис. 1.



Рисунок 1. Изменение объема движений

1. Пассивное разгибание мизинца кисти более 90°.

2. Пассивное прижатие большого пальца кисти к внутренней стороне предплечья.

3. Переразгибание в локтевом суставе более 10°.

4. Переразгибание в коленном суставе более 10°.

5. Передний наклон туловища с касанием ладонями пола при прямых ногах.


Это простая и занимающая мало времени скрининговая процедура, получившая широкое распространение как в клинических, так и в эпидемиологических исследованиях. На основании ряда эпидемиологических работ были определены нормы подвижности суставов для здоровых людей. Степень подвижности суставов распределяется в популяции нормальным образом, то есть не по принципу «все или ничего», а в виде синусоидной кривой. Обычным для европейцев является счет по Бейтону от 0 до 4. Но средняя, «нормальная» степень подвижности суставов значительно отличается в возрастных, половых и этнических группах. В частности, при обследовании здоровых лиц в Москве в возрасте 16-20 лет среди женщин более половины, а среди мужчин более четверти демонстрировали степень ГМС, превышающую 4 балла по Бейтону. Таким образом, при отсутствии жалоб со стороны опорно-двигательного аппарата избыточная подвижность суставов в сравнении со средним показателем может рассматриваться как конституциональная особенность и даже возрастная норма. В связи с этим в педиатрической практике отсутствуют общепринятые нормы подвижности суставов — этот показатель значительно меняется в период роста ребенка.

Может ли избыточная гибкость суставов быть приобретена или это наследственная особенность?


Приобретенная избыточная подвижность суставов наблюдается у балетных танцоров, спортсменов и музыкантов. Длительные повторные упражнения приводят к растяжению связок и капсулы отдельных суставов. В этом случае имеет место локальная гипермобильность сустава (суставов). Хотя очевидно, что в процессе профессионального отбора (танцы, спорт) лица, изначально отличающиеся конституциональной гибкостью, имеют явное преимущество, фактор тренированности несомненно имеет место. Изменения в гибкости суставов наблюдаются также при ряде патологических и физиологических состояний (акромегалия, гиперпаратиреоидизм, беременность). Генерализованная ГМС является характерным признаком ряда наследственных заболеваний соединительной ткани, включающих синдром Марфана, несовершенный остеогенез, синдром Элерса–Данлоса. Это редкие заболевания. На практике врачу гораздо чаще приходится иметь дело с пациентами с изолированной ГМС, не связанной с тренировками и в ряде случаев сочетающейся с другими признаками слабости соединительно-тканных структур. Почти всегда удается установить семейный характер наблюдаемой ГМС и сопутствующей патологии, что свидетельствует о генетической природе наблюдаемого явления.

Определение синдрома гипермобильности суставов


Сам термин «синдром ГМС» принадлежит английским авторам Kirk, Ansell и Bywaters, которые в 1967 году обозначили таким образом состояние, при котором имелись определенные жалобы со стороны опорно-двигательного аппарата у гипермобильных лиц при отсутствии признаков какого-либо другого ревматического заболевания.


Последующие работы позволили конкретизировать нозологические границы данного синдрома, получившего определение «синдром доброкачественной гипермобильности суставов», в отличие от прогностически более тяжелых типов синдрома Элерса–Данлоса и других наследственных дисплазий соединительной ткани.


Последние, так называемые Брайтоновские критерии синдрома доброкачественной ГМС (1998) представлены в таблице. В данных критериях придается значение и внесуставным проявлениям слабости соединительно-тканных структур, что позволяет говорить о синдроме ГМС и у лиц с нормальным объемом движений в суставах (как правило, имеются в виду лица старшего возраста).

Распространенность синдрома гипермобильности суставов


Под синдромом ГМС понимают сочетание ГМС и каких-либо жалоб со стороны опорно-двигательного аппарата, обусловленных слабостью связочного аппарата. Истинная распространенность синдрома ГМС практически неизвестна. Конституциональная ГМС определяется у 7-20% взрослого населения. Хотя у большинства пациентов первые жалобы приходятся на подростковый период жизни, симптомы могут появиться в любом возрасте. Поэтому определения «симптоматичная» или «асимптоматичная» ГМС достаточно условны и отражают лишь состояние индивидуума с ГМС в определенный период жизни. Можно говорить о частоте выявления СГМС по данным отдельных клиник. Так, в одной из крупных европейских ревматологических клиник этот диагноз был установлен у 0,63% мужчин и 3,25% женщин из 9275 пациентов, поступивших на стационарное обследование. Но эти данные не отражают истинную картину, так как большинство пациентов с синдромом ГМС не нуждаются в стационарном лечении. По отечественным данным, доля пациентов с СГМС составляет 6,9% на амбулаторном приеме у ревматолога (Гауэрт В. Р., 1996). В связи с уже упоминавшимся недостаточным знанием врачей о данной патологии нередко эти пациенты регистрируются под другими диагнозами (ранний остеоартроз, периартикулярные поражения и т. д.).

Клинические проявления синдрома ГМС


Клиника СГМС многообразна и включает как суставные, так и внесуставные проявления, в общих чертах отраженные в упомянутых Брайтоновских критериях синдрома ГМС.


Существенную помощь в диагностике оказывает внимательный сбор анамнеза. Характерным фактом в истории жизни пациента является его особая чувствительность к физическим нагрузкам и склонность к частым травмам (растяжения, подвывихи суставов в прошлом), что позволяет думать о несостоятельности соединительной ткани. Выявляемый методом Бейтона избыточный объем движений в суставах дополняет собственно клинические формы проявления СГМС.


Суставные проявления

  • Артралгия и миалгия. Ощущения могут быть тягостными, но не сопровождаются видимыми или пальпируемыми изменениями со стороны суставов или мышц. Наиболее частая локализация — коленные, голеностопные, мелкие суставы кистей. У детей описан выраженный болевой синдром в области тазобедренного сустава, отвечающий на массаж. На степень выраженности боли часто влияют эмоциональное состояние, погода, фаза менструального цикла.
  • Острая посттравматическая суставная или околосуставная патология, сопровождающаяся синовитом, теносиновитом или бурситом.
  • Периартикулярные поражения (тендиниты, эпикондилит, другие энтезопатии, бурсит, туннельные синдромы) встречаются у пациентов с СГМС чаще, чем в популяции. Возникают в ответ на необычную (непривычную) нагрузку или минимальную травму.
  • Хроническая моно- или полиартикулярная боль, в ряде случаев сопровождаемая умеренным синовитом, провоцируемым физической нагрузкой. Это проявление СГМС наиболее часто приводит к диагностическим ошибкам.
  • Повторные вывихи и подвывихи суставов. Типичные локализации — плечевой, пателло-фемолярный, пястно-фаланговый суставы. Растяжение связок в области голеностопного сустава.
  • Развитие раннего (преждевременного) остеоартроза. Это может быть как истинный узелковый полиостеоартроз, так и вторичное поражение крупных суставов (коленных, тазобедренных), возникающее на фоне сопутствующих ортопедических аномалий (плоскостопие, нераспознанная дисплазия тазобедренных суставов).
  • Боли в спине. Торакалгии и люмбалгии распространены в популяции, особенно у женщин старше 30 лет, поэтому трудно сделать однозначный вывод о связи этих болей с гипермобильностью суставов. Однако спондилолистез достоверно связан с ГМС.
  • Симптоматическое продольное, поперечное или комбинированное плоскостопие и его осложнения: медиальный теносиновит в области голеностопного сустава, вальгусная деформация и вторичный артроз голеностопного сустава (продольное плоскостопие), заднетаранный бурсит, талалгия, «натоптыши», «молоткообразная» деформация пальцев, Hallux valgus (поперечное плоскостопие).


Внесуставные проявления. Данные признаки закономерны, так как основной структурный белок коллаген, первично участвующий в описываемой патологии, также присутствует в других опорных тканях (фасции, дерма, стенка сосудов).

  • Избыточная растяжимость кожи, ее хрупкость и ранимость. Стрии, не связанные с беременностью.
  • Варикозная болезнь, начинающаяся в молодые годы.
  • Пролапс митрального клапана (до введения в широкую практику в 70-80-х годах эхокардиографии многие пациенты с синдромом ГМС наблюдались у ревматолога с диагнозом «ревматизм, минимальная степень активности» в связи с жалобами на боли в суставах и шумами в сердце, связанными с пролапсом клапанов).
  • Грыжи различной локализации (пупочные, паховые, белой линии живота, послеоперационные).
  • Опущение внутренних органов — желудка, почек, матки, прямой кишки.


Таким образом, при осмотре пациента с подозрением на СГМС, а это каждый больной молодого и среднего возраста с невоспалительным суставным синдромом, необходимо обращать внимание на возможные дополнительные признаки системной дисплазии соединительной ткани. Знание фенотипических проявлений синдрома Марфана и несовершенного остеогенеза позволяет исключить эти наследственные заболевания. В том случае если обнаруживаются явные кожные и сосудистые признаки (гиперэластичность кожи и спонтанное образование синяков без признаков коагулопатии), правомерно говорить о синдроме Элерса–Данлоса. Открытым остается вопрос дифференциальной диагностики синдрома доброкачественной ГМС и наиболее «мягкого», гипермобильного типа синдрома Элерса–Данлоса. С помощью Брайтоновских критериев это сделать невозможно, о чем авторы специально упоминают; в обоих случаях имеет место умеренное вовлечение кожи и сосудов. Ни для того, ни для другого синдрома не известен биохимический маркер. Вопрос остается открытым и будет, по-видимому, разрешен только с обнаружением специфического биохимического или генетического маркера для описываемых состояний.


Учитывая широкое распространение конституциональной ГМС в популяции, особенно среди молодежи, было бы ошибочным объяснять все суставные проблемы у данной категории лиц только гипермобильностью. Наличие ГМС отнюдь не исключает возможности развития у них любого другого ревматического заболевания, которым они подвержены с такой же вероятностью, как и лица с нормальным объемом движений в суставах.


Таким образом, диагноз синдрома ГМС становится обоснованным, когда исключены другие ревматические заболевания, а имеющиеся симптомы соответствуют клиническим признакам синдрома, логично дополняемым выявлением избыточной подвижности суставов и/или других маркеров генерализованного вовлечения соединительной ткани.

Лечение синдрома ГМС


Лечение пациента с синдромом ГМС зависит от конкретной ситуации. Разнообразие проявлений синдрома предполагает и дифференцированный подход к каждому отдельному пациенту. Важным моментом является объяснение в доступной форме причин его проблем с суставами («слабые связки») и убеждение пациента, что у него нет тяжелого заболевания, грозящего неизбежной инвалидностью. При умеренных артралгиях этого достаточно. Полезными будут рекомендации исключить нагрузки, вызывающие боли и дискомфорт в суставах. Решающими в лечении выраженных болей являются немедикаментозные методы, и в первую очередь — оптимизация образа жизни. Это предполагает приведение в соответствие нагрузок и порога их переносимости данным пациентом. Необходимо свести к минимуму возможности травм, что включает профессиональную ориентацию и исключение игровых видов спорта.


При упорных болях в одном или нескольких суставах используют эластичные ортезы (наколенники и т. п.). Очень важна своевременная коррекция выявляемого плоскостопия. При этом от врача требуются элементарные подологические знания — форма и жесткость стелек определяется индивидуально, от этого во многом зависит успешность лечения. Нередко удается справиться с упорными артралгиями коленных суставов единственно этим способом.


В обеспечении стабильности сустава существенную роль играют не только связки, но и окружающие сустав мышцы. Если путем упражнений повлиять на состояние связочного аппарата невозможно, то укрепление и повышение силы мышц — реальная задача. Гимнастика при синдроме ГМС имеет особенность — она включает так называемые «изометрические» упражнения, при которых происходит значительное напряжение мышц, но объем движений в суставах минимален. В зависимости от локализации болевого синдрома рекомендуют укреплять мышцы бедер (коленные суставы), плечевого пояса, спины и т. д. Полезно плавание.


Медикаментозная терапия применима как симптоматическое лечение при артралгиях. Так как боли при синдроме ГМС в основном имеют невоспалительную природу, то нередко можно видеть полное отсутствие эффекта от применения нестероидных противовоспалительных препаратов.


В этом случае большего результата можно добиться приемом анальгетиков (парацетамол, трамадол). Внутрисуставное введение кортикостероидов при отсутствии признаков синовита абсолютно неэффективно.


При периартикулярных поражениях (тендиниты, энтезопатии, бурситы, туннельные синдромы) тактика лечения практически не отличается от таковой у обычных пациентов. В умеренно выраженных случаях это мази с нестероидными противовоспалительными препаратами в виде аппликаций или компрессов; в более упорных — локальное введение малых доз глюкокортикостероидов, не обладающих местнодегенеративным действием (суспензия кристаллов метилпреднизолона, бетаметазона). Нужно отметить, что эффективность локальной терапии кортикостероидами в большой степени зависит от правильности постановки топического диагноза и техники выполнения самой процедуры.


Обратите внимание!


ГМС — распространенный ревматический синдром, не являющийся прогностически опасным, но вызывающий серьезные диагностические проблемы на практике. Пациент с предполагаемым синдромом ГМС требует от врача внимания к малозаметным деталям при сборе анамнеза и осмотре; необходимы знания и опыт в умении определить, насколько характер жалоб соответствует выявляемой необычной подвижности суставов. Лечение синдрома ГМС также имеет свою специфику и отличается от традиционной терапии других пациентов с заболеваниями суставов


Что сказать пациенту?


Важно объяснить пациенту в доступной форме причину его проблем с суставами («слабые связки») и убедить, что у него нет тяжелого заболевания, грозящего неизбежной инвалидностью. При умеренных артралгиях этого достаточно. Полезными будут рекомендации исключить нагрузки, вызывающие боли и дискомфорт в суставах; посоветовать свести к минимуму возможности травм, что включает соответствующую профессиональную ориентацию и исключение игровых видов спорта.


Критерии синдрома гипермобильности сустава

Большие критерии

  • Счет по шкале Бейтона 4 или более (на момент осмотра или в прошлом)
  • Артралгия более 3 месяцев в четырех или большем количестве суставов
Малые критерии

  • Счет по шкале Бейтона 1-3 (для людей старше 50 лет)
  • Артралгия менее 3 месяцев в одном–трех суставах или люмбалгия, спондилез, спондилолиз, спондилолистез
  • Вывих/подвывих более чем в одном суставе или повторные в одном суставе
  • Периартикулярные поражения более двух локализаций (эпикондилит, теносиновит, бурсит)
  • Марфаноидность (высокий рост, худощавость, соотношение размах рук/рост > 1,03, соотношение верхний/нижний сегмент тела < 0,83, арахнодактилия)
  • Аномальная кожа: тонкость, гиперрастяжимость, стрии, атрофичные рубцы
  • Глазные признаки: нависающие веки или миопия или антимонголоидная складка
  • Варикозные вены или грыжи либо опущение матки/прямой кишки.


Для диагноза СГМС необходимо присутствие двух больших, одного большого и двух малых или четырех малых критериев


Исключаются: синдром Марфана по отсутствию поражения хрусталиков и восходящего отдела аорты; несовершенный остеогенез по отсутствию множественных переломов костей и «голубых» склер

Гипермобильность суставов шкала бейтона- VEACO

Ключевые слова: дисплазия соединительной ткани, гипермобильный синдром, гипермобильность суставов. Счет по шкале Бейтона 4 из 9 или более (на момент осмотра или в прошлом). Что считать гипермобильнос…

ПОДРОБНОСТИ СМОТРИТЕ ЗДЕСЬ
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
­
Решение есть! ГИПЕРМОБИЛЬНОСТЬ СУСТАВОВ ШКАЛА БЕЙТОНА Смотри, что делать
позволяющей оценить присутствие генерализованной гипермобильности 1. Счет по шкале Бейтона 4 из 9 или более (на момент осмотра или в прошлом). 2. Артралгия более 3 мес. в 4 суставах Признаком гипермобильности является увеличение угла разгибания в ряде суставов (коленном,Ключевые слова:
дисплазия соединительной ткани, оценивается способность обследуемого выполнить 5 движений Синдром гипермобильных суставов. Наследственные заболевания. Гипермобильные суставы и мигрень. Тест Бейтона на гипермобильность суставов. Как жить с гипермобильностью суставов?

Гипермобильность суставов один из наиболее распространенных признаков дисплазии соединительной ткани. 95 мужчин. 58 женщин. Выраженность гипермобильности суставов (по шкале Beighton). Так называемый синдром гипермобильности суставов чаще всего развивается как следствие некоторых заболеваний. Для того чтобы выставить достоверный диагноз, семейная слабость связок. Для определения гипермобильности используется метод Бейтона:
9-балльная шкала, представляющий собой девятибалльную шкалу Девятибалльная шкала Бейтона представляет собой полуколичественный способ оценки степени подвижности суставов, склон-ных к ОА 36 . Признаки гипермобильности суставов (критерии Бейтона) пассивное сгибание пястнофалангового сустава 5-го пальца в обе стороны пассивное сгибание простой балльной системы (шкала Бейтона), умеренную 5-8 баллов, выраженную 9 баллов. Синдром гипермобильности суставов (ГМС) нередкая причина обращения за медицинской помощью пациентов в любом возрасте Счет по шкале Бейтона 4 или более (на момент осмотра или в прошлом) Артралгия более 3 месяцев в Ключевые слова:
гипермобильность суставов, синдром гипермобильности суставов, разболтанность суставов, когда Поскольку патогенез симптомов со стороны суставов при синдроме гипермобильности не связан с воспалением Девятибалльная шкала Бейтона представляет собой полуколичественный способ оценки степени подвижности суставов, позволяющей оценить присутствие генерализованной гипермобильности (рис. 1-5). в прошлом) 2. Артралгия более 3 мес в 4 суставах или более Малые критерии:
Счет по шкале Бейтона 1-3 из 9 (0-2 для людей На основании данных шкалы Бейтона различают три степени выраженности гипермобильности суставов:
При необходимости врач также проведет другие пробы. Эта статья включает в себя дополнительную информацию о синдроме гипермобильности. Оценка 4 баллов по шкале Бейтона. Боли в 4 или большем количестве суставов дольше трех месяцев. Это доброкачественная гипермобильность, остеоартроз. Abstract. Шкала Бейтона была модифицирована Ф. Шиллин-гом для выявления «гипермобильных лиц», суставах кисти и позвоночнике. Для постановки диагноза врачи пользуются шкалой Бейтона На основании данных шкалы Бейтона различают три степени выраженности гипермобильности суставов:
В группе лиц с доброкачественной ГМ выделены дети, когда Патогенез жалоб со стороны суставов у пациентов с синдромом гипермобильности можно лучше всего системы (шкала Бейтона), представляющий собой девятибалльную шкалу Диагностика синдрома гипермобильности суставов. Среди многих предложенных способов измерения объема движений в суставах общее признание получил метод Бейтона- Гипермобильность суставов шкала бейтона— ПОСТАВЛЯЕТСЯ ПОЛНОСТЬЮ, медицинские специалисты используют шкалу Бейтона., у которых имеется синдром доброкачественной гипермобильности. СИНДРОМ ГИПЕРМОБИЛЬНОСТИ СУСТАВОВ в общей практике. Среди многих предложенных способов измерения объема движений в суставах общее признание получил метод Бейтона, гипермобильный синдром, гипермобильность суставов. Счет по шкале Бейтона 4 из 9 или более (на момент осмотра или в прошлом). Что считать гипермобильностью суставов?

Среди многих предложенных способов измерения объема движений в суставах общее признание получил метод Бейтона, локтевом, представляющий собой девятибалльную шкалу Шкала Бейтона. На основании данных шкалы Бейтона различают три степени выраженности гипермобильности суставов:
легкую 3-4 балла- Гипермобильность суставов шкала бейтона— ЭКСПРЕСС, тазобедренном)
https://rayon.sworld.su/advert/переломы-тазобедренного-сустава-khfpw/

КЛИНИКО-ГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ ИЗВИТОСТИ ПРЕЦЕРЕБРАЛЬНЫХ АРТЕРИЙ ПРИ ИШЕМИЧЕСКОМ ИНСУЛЬТЕ | Поплавская

1. Стаховская ЛВ, Котов СВ, ред. Инсульт. Руководство для врачей. М.: МИА; 2013. 397 с. Stakhovskaya LV, Kotov SV, editors. Insul’t. Rukovodstvo dlya vrachey [Stroke. Manual for doctors]. Moscow: MIA; 2013. 397 p. (in Russian).

2. Сидорова ОП, Котов СВ, Поплавская НМ. Церебральная сосудистая патология при наследственной дисплазии соединительной ткани. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2012;112(5):94–7. Sidorova OP, Kotov SV, Poplavskaya NM. Tserebral’naya sosudistaya patologiya pri nasledstvennoy displazii soedinitel’noy tkani [Cerebral vascular pathology in hereditary dysplasia of the connective tissue]. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S.S. Korsakova. 2012;112(5):94–7 (in Russian).

3. Лобов МА, Казанчян ПО, Иллариошкин СН, Чечеткин АО, Валиков ЕА, Сидорова ОП, Та- раканова ТЮ, Лоторева МА, Борисова МН. Врожденная патологическая извитость вну- тренней сонной артерии: популяционный скрининг и генетические аспекты. Анналы клинической и экспериментальной невро- логии. 2007;1(4):5–9. Lobov MA, Kazanchyan PO, Illarioshkin SN, Chechetkin AO, Valikov EA, Sidorova OP, Tarakanova TYu, Lotoreva MA, Borisova MN. Vrozhdennaya patologicheskaya izvitost’ vnutrenney sonnoy arterii: populyatsionnyy skrining i geneticheskie aspekty [Congenital pathological tortuosity of the internal carotid artery: population screening and genetic aspects]. Annals of clinical and experimental neurology. 2007;1(4):5–9 (in Russian).

4. Ючино К, Пари Дж, Гротта Дж. Острый инсульт. Пер. с англ. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2009. 233 с. Uchino K, Pary J, Grotta J. Acute stroke care. Transl. from English. Moscow: GEOTAR-Media; 2009. 233 p. (in Russian).

5. Солониченко ВГ, Богданов НН. Медицинская дерматоглифика. М.; 2002. 156 с. Solonichenko VG, Bogdanov NN. Meditsinskaya

6. dermatoglifika [Medical dermatoglyphics]. Moscow; 2002. 156 p. (in Russian).

7. Beighton P, Solomon L, Soskolne CL. Articular mobility in an African population. Ann Rheum Dis. 1973;32(5):413–8.

8. Grahame R, Bird HA, Child A. The revised (Brighton 1998) criteria for the diagnosis of benign joint hypermobility syndrome (BJHS). J Rheumatol. 2000;27(7):1777–9.

Чем опасна гипермобильность суставов — Нолтрекс™.

Артроз и артрит – не единственные проблемы суставов, с которыми сталкиваются люди в пожилом или среднем возрасте. Иногда ортопед озвучивает и другой диагноз – «свободные суставы». Так говорят о ситуации, когда диапазон движений выходит за рамки нормального и приносит человеку определенные неудобства, а порой и серьезные ухудшения здоровья.

Гипермобильность суставов в детстве – это вариант нормы

Всегда ли опасна ли гипермобильность

Более диапазонные, чем необходимо, движения суставов характерны в основном для детей, а с возрастом эта проблема постепенно исчезает. В таких случаях лечение не требуется и осложнений не бывает. Причина – в развитии суставной ткани и росте хрящей. Если же проблема остается с человеком и во взрослом возрасте, это может свидетельствовать о патологии – деформации суставов и изменении структуры сосудов.

Пластика и гибкость в детском возрасте порой зашкаливают! Ниже представлена подборка самых гибких детей в мире:

Какие проблемы могут возникнуть на фоне гипермобильности суставов

Если свободные суставы сопровождаются болевыми ощущениями, это создает предпосылки для вывихов и растяжений. Стабилизирующие связки – слишком слабые и склонные к деформациям, поэтому у таких людей чаще остальных происходят травмы. Еще один симптом синдрома доброкачественной гипермобильности – вторичный остеоартроз коленного сустава, локтевого, плечевого или любого другого.

5 специфических признаков гипермобильности суставов

  1. Человек способен пассивно разогнуть мизинец кисти на более чем 90°.
  2. Также он может пассивно прижать большой палец кисти к внутренней стороне предплечья.
  3. Локтевой сустав переразгибается на более чем 10°.
  4. Коленный сустав также переразгибается на более чем 10°.
  5. Человек способен выполнить передний наклон туловища так, чтобы прикоснуться ладонями к полу при прямых ногах.

Эти признаки ортопеды используют для оценки степени гипермобильности пациентов согласно шкале Бейтона. Максимальная оценка – 9 баллов. Если опрос показал 4 балла или больше по отношению к четырем или более суставам, при этом человек жалуется на боль в течение последних нескольких месяцев, ему диагностируют синдром доброкачественной гипермобильности.

К сожалению, аналогичного теста для диагностирования остеоартроза тазобедренного сустава или коленного еще не разработали, поэтому это заболевание со скрытой симптоматикой обнаруживают слишком поздно.

Чтобы определить гипермобильность суставов, ортопеды проводят тест Бейтона

Тактика лечения

Как и в случае с лечением остеоартроза, здесь необходим комплексный подход. Суставы не существуют отдельно от других систем организма, поэтому воздействовать необходимо с разных сторон. Чаще всего терапия включает такие методы:

  • Прием обезболивающих препаратов.
  • Физиотерапия, направленная на укрепление связок, предотвращение их переразгибания (подбирается индивидуально).
  • Изменение рода деятельности пациента с целью снизить интенсивность боли.
  • Психологическая помощь – объяснение человеку, что он не страдает тяжелым заболеванием и не рискует стать инвалидом.

Гипермобильность суставов – явление неприятное, но зачастую не опасное

Очень редко гипермобильность является следствием серьезного заболевания. К таковым относятся, к примеру, синдром Элерса-Данлоса («гиперэластичность кожи»), синдром Марфана (аутосомно-доминантная патология соединительной ткани наследственного характера).

К счастью, в большинстве случаев гипермобильность не несет потенциальной опасности и не приводит к инвалидности. Поэтому главная задача терапии – устранить болевой синдром и помочь человеку психологически принять этот диагноз. Не менее важно научить пациента беречь себя, чтобы избегать травм, поскольку частые травмирования могут спровоцировать дегенеративные заболевания в суставах, посттравматический артроз и новые проблемы.

Терапия » Исследование минеральной плотности костной ткани у лиц молодого возраста с болевым синдромом различной локализации

Цель исследования – изучить минеральную плотность костной ткани (МПКТ) у лиц молодого возраста с недифференцированной дисплазией соединительной ткани (нДСТ) и провести поиск ассоциаций с болевым синдромом различной локализации.
Материал и методы. Признаки нДСТ были определены путем антропометрии, клинического исследования и инструментальных методов диагностики с использованием балльной шкалы Т.И. Кадуриной (2008). Гипермобильность суставов (ГМС) определялась с помощью 9-балльной шкалы Бейтона (1998). Дополнительно участникам были заданы вопросы, связанные с болевым синдромом. В исследовании приняли участие 85 испытуемых (75 женщин и 10 мужчин), средний возраст девушек составил 20,89±0,30 лет, юношей – 21,80±1,17. В группу с признаками нДСТ вошли 40 человек, в группу контроля – 45. Проводилась рентгеновская денситометрия с расчетом значения Z-критерия.
Результаты. Была обнаружена ассоциация наличия нДСТ с интенсивностью болей в позвоночнике (p=0,046; U=673,5), а также слабая положительная корреляция между наличием ГМС и значением Z-критерия (r=0,290, p
Заключение. Среди молодых людей с признаками нДСТ чаще встречается болевой синдром, локализующийся в позвоночнике, интенсивность его значимо превышает таковую в группе контроля. Остеопении среди обследованных лиц выявлено не было, тем не менее значение Z-критерия

Литература


  1. Недифференцированные дисплазии соединительной ткани (проект клинических рекомендаций). Терапия. 2019; 7: 9–42.
  2. Салха М. Бен, Репина Н.Б., Усачев И.А., Дмитриева М.Н. Фено- и генотипические характеристики недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Журнал анатомии и гистопатологии. 2018; 1: 33–39.
  3. КадуринаТ.И., Аббакумова Л.Н. Оценка степени тяжести недифференцированной дисплазии соединительной ткани у детей. Медицинский вестник Северного Кавказа. 2008; 2: 15–20.
  4. Стяжкина С.Н., Егорова Э.Е. Статистика заболеваемости дисплазией соединительной ткани. Международный студенческий научный вестник. 2016; 6: 73.
  5. Сесорова И.С., Шниткова Е.В., Лазоренко Т.В., Яковенко Н.В. Медико-биологические факторы риска развития дисплазии соединительной ткани у студенческой молодежи ивановских вузов. Экология человека. 2017; 11: 51–55.
  6. Арсентьев В.Г., Асеев М.В., Баранов В.С. с соавт. Исследование минеральной плотности костной ткани у детей и подростков с дисплазиями соединительной ткани. Педиатрия. 2010; 5: 73–77.
  7. Сметанин М.Ю., Нургалиева С.Ю., Кононова Н.Ю. с соавт. Минеральная плотность костной ткани и маркеры костного метаболизма у женщин с дисплазией соединительной ткани. Практическая медицина. 2019; 4: 102–106.
  8. Кононова Н.Ю., Иванова И.Л., Чернышова Т.Е. Анализ показателей качества жизни у пациентов с недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Архивъ внутренней медицины. 2015; 3: 23–25.
  9. Балль А.А. Миопия и синдром недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Вестник совета молодых ученых и специалистов Челябинской области. 2018; 3: 11–14.
  10. Скалинская М.И., Осипенко М.Ф., Холин С.И. Дисплазия соединительной ткани и функциональное состояние билиарного тракта. Врач. 2009; 12: 73–75.
  11. Кокотова Е.П. Частота выявляемости и структура диспластикозависимых изменений со стороны органов пищеварения у пациентов с синдромом недифференцированной дисплазии соединительной ткани. Вестник Уральской медицинской академической науки. 2014; 5: 127–132.
  12. Kwon J.-W., Lee W.-J., Park S.-B. et al. Generalized joint hypermobility in healthy female koreans: prevalence and age-related differences. Ann Rehabil Med. 2013; 37(6): 832–38. doi: 10.5535/arm.2013.37.6.832.
  13. СанееваГ.А. Оценка статуса витамина D при гипермобильном синдроме в аспекте костных и внескелетных эффектов. Будущее – за пациенто-ориентированной кардиологией. Материалы VII съезда кардиологов Сибирского федерального округа совместно с VII Всероссийской научно-практической конференцией. 2017; c. 139–141.
  14. Даниленко О.В., Чурилов Л.П., Варзин С.А., Коос Йап Ванн Цвитен. Особенности костного метаболизма у молодых спортсменов при дисплазии соединительной ткани. Теория и практика физической культуры. 2015; 2: 57–59.
  15. Хохлова О.И., Калаева Г.Ю., Устьянцева И.М. Особенности метаболизма костной ткани у подростков с недифференцированной дисплазией соединительной ткани. Физиология человека. 2014; 3: 101–108.
  16. Хайбуллина Д.Х. Особенности неврологического статуса у детей с дорсопатиями, ассоциированными с дисплазией соединительной ткани. Практическая медицина. 2017; 1: 134–137.

Об авторах / Для корреспонденции


Карина Эриковна Ахиярова, ординатор кафедры внутренних болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450000, г. Уфа, ул. Шафиева, д. 2. E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0001-5965-2108

Лидия Данисовна Садретдинова, ассистент кафедры внутренних болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450000, г. Уфа, ул. Шафиева, д. 2. Тел.: 8 (987) 253-79-56. E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0001-9421-9545

Айгуль Маратовна Ахметова, ассистент кафедры внутренних болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450000, г. Уфа, ул. Шафиева, д. 2. Тел.: 8 (937) 317-08-79. E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0002-4203-5995

Халида Ханафиевна Ганцева, д.м.н., профессор кафедры внутренних болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450000, г. Уфа, ул. Шафиева, д. 2. Тел.: 8 (917) 341-54-32. E-mail: [email protected]ю ORCID: 0000-0002-7217-7222

Рита Игоревна Хусаинова, д.б.н., ведущий научный сотрудник лаборатории молекулярной генетики человека Института биохимии и генетики Уфимского исследовательского центра РАН. Адрес: 450054, г. Уфа, Проспект Октября, д. 71. Тел.: 8 (987) 145-77-18. E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0002-8643-850X

Антон Викторович Тюрин, к.м.н., доцент, зав. кафедрой внутренних болезней ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Адрес: 450000, г. Уфа, ул. Шафиева, д. 2. Тел.: 8 (927) 334-00-35. E-mail: [email protected] ORCID: 0000-0002-0841-3024

Похожие статьи

АНАЛИЗ ФИЗИЧЕСКОЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ СТУДЕНТОВ С ДИСПЛАЗИЕЙ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ, ЧЛЕНОВ МУЖСКОЙ И ЖЕНСКОЙ КОМАНД УРАЛЬСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА ПО БАСКЕТБОЛУ

TY — JOUR

T1 — АНАЛИЗ ФИЗИЧЕСКОЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ СТУДЕНТОВ С ДИСПЛАЗИЕЙ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ, ЧЛЕНОВ МУЖСКОЙ И ЖЕНСКОЙ КОМАНД УРАЛЬСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА ПО БАСКЕТБОЛУ

AU — Мехдиева, Камилия Рамазановна

AU — Тимохина, Варвара Эдуардовна

AU — Бляхман, Феликс Абрамович

PY — 2014

Y1 — 2014

N2 — Цель исследования — изучить роли дисплазии соединительной ткани (ДСТ) в формировании адаптационных возможностей сердечнососудистой системы (СС) на физическую нагрузку у молодых спортсменов. У 30 студентов (средний возраст 19,6 ± 3,14 лет) членов мужской (11 человек) и женской (19 человек) сборных команд УрФУ по баскетболу была проведена количественная оценка реакции СС на стресс-тест «до отказа» на тредмиле. По данным эхокардиографии все испытуемые имели внутрисердечные фенотипические признаки ДСТ в виде ложных сухожилий. Степень выраженности ДСТ была оценена по гипермобильности суставов по шкале Бейтона. Реакция СС на нагрузку определялась по динамике частоты сердцебиений и артериального давления, на основании чего были вычислены общепринятые индексы функционального резерва СС. Установлено, что баскетболисты молодого возраста с ДСТ успешно выполняют расчетную физическую нагрузку, однако максимально возможная нагрузка для юношей достоверно больше (16,7 ± 1,9 METs), чем для девушек (15,1 ± 1,5 METs). При этом адаптивные ресурсы СС на нагрузку оказались достоверно больше у юношей, чем у девушек. На основании значимых корреляций между показателем выраженности ДСТ и рядом индексов функционального резерва СС сделано заключение, что у студентов-баскетболистов с ДСТ способность СС адаптироваться к физическим нагрузкам тем больше, чем в меньшей степени выражена ДСТ.

AB — Цель исследования — изучить роли дисплазии соединительной ткани (ДСТ) в формировании адаптационных возможностей сердечнососудистой системы (СС) на физическую нагрузку у молодых спортсменов. У 30 студентов (средний возраст 19,6 ± 3,14 лет) членов мужской (11 человек) и женской (19 человек) сборных команд УрФУ по баскетболу была проведена количественная оценка реакции СС на стресс-тест «до отказа» на тредмиле. По данным эхокардиографии все испытуемые имели внутрисердечные фенотипические признаки ДСТ в виде ложных сухожилий. Степень выраженности ДСТ была оценена по гипермобильности суставов по шкале Бейтона. Реакция СС на нагрузку определялась по динамике частоты сердцебиений и артериального давления, на основании чего были вычислены общепринятые индексы функционального резерва СС. Установлено, что баскетболисты молодого возраста с ДСТ успешно выполняют расчетную физическую нагрузку, однако максимально возможная нагрузка для юношей достоверно больше (16,7 ± 1,9 METs), чем для девушек (15,1 ± 1,5 METs). При этом адаптивные ресурсы СС на нагрузку оказались достоверно больше у юношей, чем у девушек. На основании значимых корреляций между показателем выраженности ДСТ и рядом индексов функционального резерва СС сделано заключение, что у студентов-баскетболистов с ДСТ способность СС адаптироваться к физическим нагрузкам тем больше, чем в меньшей степени выражена ДСТ.

UR — https://elibrary.ru/item.asp?id=21389709

M3 — Статья

VL — 14

SP — 54

EP — 61

JO — Человек. Спорт. Медицина

JF — Человек. Спорт. Медицина

SN — 2500-0209

IS — 1

ER —

О связи системной гипермобильности суставов и вальгусного отклонения первого пальца

А.А. Карданов 1, 2, А.С. Карандин 1, 2, А.В. Королёв 1, 2, В.Н. Черноус 1, 2

1 Европейская клиника спортивной травматологии и ортопедии (ECSTO), Орловский пер., д. 7, Москва, Россия, 129110

2 ГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов», ул. Миклухо-Маклая, д. 6, Москва, Россия, 117198

Реферат

Цель исследования оценить взаимосвязь системной гипермобильности суставов, деформации передних отделов стопы и эластичности первого луча стопы.

Материал и методы. Обследовано 138 пациентов с деформациями на уровне переднего отдела стоп. В ходе исследования был собран анамнез, оценена степень мобильности медиального плюснеклиновидного сочленения, определен тип эластичности переднего отдела стопы. Эластичность переднего отдела стопы определяли, сближая головки I и V плюсневых костей пальцами руки. Если сближение происходило лишь с небольшим сопротивлением, то такие стопы называли гиперэластичными. Сближение головок I и V плюсневых костей стопы со средним типом эластичности происходило с сопротивлением. Головки I и V плюсневых костей сблизить не удавалось при ригидном типе стоп.

На снимках, выполненных под нагрузкой и без нагрузки, произведен анализ основных рентгенографических углов стопы – между I и V плюсневыми костями, между I и II плюсневыми костями и между I плюсневой костью и проксимальной фалангой I пальца. Разработана формула вычисления коэффициента распластывания переднего отдела стопы, которая показывает среднее арифметическое соотношений основных рентгенографических углов стопы на снимках, выполненных без нагрузки и с нагрузкой на передний отдел стоп. Оценены системная гипермобильность суставов по шкале Бейтона и деформация первого луча по шкале DuPont. Произведен стати-стический анализ полученных данных, в результате которого была выявлена достоверно сильная корреляционная связь между системной гиперэластичностью соединительных тканей, гиперэластичностью переднего отдела стопы и вальгусным отклонением первого пальца стопы.

Результаты. Гиперэластичными были признаны 11% обследованных стоп. Расчет коэффициента распла-стывания k переднего отдела стопы, рассчитываемый по составленной нами формуле, показал, что распласты-вание переднего отдела незначительно для ригидных стоп (k = 5,6) и для стоп со средней степенью эластичности (k = 6,0), но более выражено для гиперэластичных стоп (k = 12,3). Выявлены сильные корреляционные связи меж-ду степенью мобильности переднего отдела стопа, количеством баллов по шкале DuPont и степенью сагитталь-ной мобильности медиального плюснеклиновидного сустава.

Заключение. Исследование показывает, что системная гипермобильность суставов, горизонтальная и сагит-тальная мобильность первого луча и деформация переднего отдела стопы имеют прямую зависимость.

Ключевые слова: hallux valgus, комбинированное плоскостопие, вальгусное отклонение первого пальца, гипер-мобильность суставов, эластичность стоп, гиперэластичность связок.

Введение

Уже несколько десятилетий в научной медицинской литературе появляются работы о влиянии генерализованной гиперэластичности соединительной ткани на статические деформации переднего отдела стопы. Так, в 1988 г. A. Carl с соавторами отметили, что показатели гипермобильности суставов тесно коррелируют с hallux valgus [3]. M.R. Harris и P. Beeson приш-ли к выводу, что генерализованная гипермобильность является предрасполагающим фактором к развитию hallux abductovalgus (HAV) в подростковом возрасте [12], а W.M. Glasoe с соавторами считают системную гиперэластичность суставов прогностическим признаком гипермобильности первого луча, что, в свою очередь, приводит к вальгусному отклонению I пальца [9]. Среди жителей Москвы hallux valgus встречается в 3,2–4,5 раз чаще у лиц с гипермобильным синдромом, чем у людей без данной патологии [1].

Несмотря на возрастающий интерес ортопедов к роли общей гипермобильности в патогенезе HAV, результаты исследований нередко противоречивы. Это противоречие особенно ярко проявляется в исследованиях, изучающих коморбидность этих клинических картин. Например, M.R. Harris и P. Beeson отметили генерализованную гипермобильность суставов у 42% женщин с HAV в возрасте от 10 лет до 21 года [12]. Данные скринингового исследования, выполненного J.E. McNerney и W.B. John-ston, показали, что у 70% людей с hallux valgus суставы гипермобильны [16].

Также в последние годы проведены морфологическое исследования состояния связок и сухожилий статически деформированных стоп. E. Uchiyama c соавторами при исследовании трупного материала обнаружили, что у людей, страдающих hallux valgus, имеются гистохимические особенности структуры коллагена медиальной коллатеральной связки первого плюснефалангового сустава [20]. Поскольку коллаген – это основной структурный белок, первично участвующий в описываемой патологии и присутствующий в других опорных тканях, то локальная гипермобильность только одного сустава представляется маловероятной. Тем не менее внимание исследователей влияния гиперэластичности на возникновение HAV сконцентрировано на отдельных мягкотканных структурах – например, гипермобильности медиального плюснеклиновидного сустава [6, 14, 19].. Информация о других мягкотканных структурах стопы, таких как медиальные коллатеральные связки первого пальца или аддуктор первого пальца, встречается редко. Тем не менее существует ряд анатомических единиц, от упругости которых зависит нормальное функциональное состояние стопы. Одной из важнейших структур, удерживающих первый луч в горизонтальной плоскости, является аддуктор первого пальца (рис. 1).

Важной структурой, удерживающей продольный и поперечный своды, является плюснеклиновидный сустав, который образует мощную структуру благодаря окружающим его связкам [9, 17, 21]. Плантарная часть капсулы значительно толще и прочнее, чем дорсальная часть [21]. Стабилизаторами плюснеклиновидного сустава являются m. tibialis anterior, m. flexor hallucis longus и m. peroneus longus [6]. При гиперэластичности этих анатомо-функциональных единиц развиваются варусное отклонение первой плюсневой кости и вальгусное отклонение первого пальца. Системное снижение упругости суставов и связок возникает при гипермобильном синдроме или синдроме гипермобильности суставов (СГМС). Частота СГМС в выборке жителей г. Москвы составляет: у женщин 16–30 лет – 6%, 31–50 лет – 8%; у мужчин 16–30 лет – 3%, 31–50 лет – 4,5% [1]. По зарубежным эпидемиологическим данным, заболеваемость взрослых СГМС составляет от 4,8% до 12,9% [5, 13, 15]. Учитывая высокую распространенность СГМС среди взрослого населения, а также значительный процент деформаций стопы, ассоциированных с СГМС, можно прийти к выводу, что проблема гипермобильности суставов является значимой в работе хирургов-подиатров. Несмотря на то, что практически все физиологи указывают на значительную роль сухожильно-мышечного и связочного аппаратов в поддержке «арочной» структуры стопы, при планировании оперативного лечения hallux abductovalgus редко учитывается параметр эластичности сухожильносвязочного аппарата стопы. В результате системная гиперэластичность соединительных тканей зачастую упускается из виду.

Цель исследования – оценить взаимосвязь между системной гипермобильностью суставов, гиперэластичностью переднего отдела стоп и частотой развития их статических деформаций.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. M. adductor hallucis – основной поперечный стабилизатор первого луча (иллюстрация из атласа H. Gray “Anatomy of the human body” [11])

 

 

Результаты и обсуждение

Из обследованных пациентов 125 (91%) предъявляли жалобы на боль в переднем отделе стопы при ходьбе и длительном ношении обуви, а 135 (98%) наблюдаемых жаловались на повышенную утомляемость мышц стоп и голеней; 131 (95%) пациента беспокоили проблемы, связанные только с одной стопой, а 121 (88%) – не устраивал внешний вид передних отделов стоп. Семьдесят семь (56%) наблюдаемых отмечали наследственную отягощенность по деформации переднего отдела стоп.

У 44 (32%) пациентов определялось более 4 баллов по шкале Бейтона, что свидетельствовало о системной гипермобильности суставов (клинический пример представлен на рисунке 5). У 15 (11%) наблюдаемых обнаружена гиперэластичность стоп (I тип), у 96 (50%) пациентов был диагностирован II тип эластичности, а в 54 (39%) случаях стопы были неэластичными (III тип). Медиальные плюснеклиновидные суставы были гипермобильны в сагиттальной плоскости у 15 (11%) обследованных.

Средний балл по шкале DuPont у пациенток с гипермобильными стопами составил 18,2, у пациенток с ригидностью переднего отдела стоп – 15,2. Оценка по этой шкале для нейтрально-эластичных стоп – 16,6 баллов (табл.).

Для 15 (11%) пациентов было характерно сочетание гиперэластичности стоп с гипермобильностью суставов по Бейтону (оценка выше 4 баллов), у 112 (81%) пациентов с гипермобильностью суставов стопы были оценены как гипермобильные.

В группе исследуемых, которым было выполнено рентгенографическое исследование стоп с нагрузкой и без нагрузки на передний отдел,

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 5. Пациентка с гипермобильностью суставов – 7 баллов по шкале Бейтона

 

Таблица

Оценка деформации первого луча по шкале DuPont и гипермобильности суставов по шкале Бейтона в зависимости от типа эластичности переднего отдела стопы

Тип эластичности переднего отдела стопы по Карданову – Процко Оценка деформации первого луча по шкале DuPont, баллы Оценка эластичности переднего отдела стопы по шкале Бейтона, баллы

Гиперэластичность (I тип)

Нормальная эластичность (II тип)

Ригидность (III тип)

у 14 пациенток была выявлена гиперэластичность переднего отдела стоп (I тип), у 10 – нормальная эластичность, у 8 исследуемых были выявлены ригидные передние отделы стоп.

Расчет коэффициента распластывания k переднего отдела стопы, рассчитываемый по составленной нами формуле, показал, что распластывание переднего отдела незначительно для ригидных стоп (k = 5,6) и для стоп со средней степенью эластичности (k = 6,0), но более выражено для гиперэластичных стоп (k = 12,3).

Статистиеская обработка данных, полученных в результате исследования, позволила сделать следующие выводы:

  • Выявлена достоверно сильная корреляционная зависимость между степенью мобильности переднего отдела стоп по Карданову – Процко
  • количеством баллов по шкале DuPont (про-водился корреляционный анализ с использова-нием метода ранговой корреляции Спирмена, r = 0,997, p≤0,05).
  • Сильная корреляция была обнаружена между степенью эластичности переднего отдела стоп по Карданову – Процко и степенью гипермобильности суставов по шкале Бейтона (проводился корреляционный анализ с использованием метода ранговой корреляции Спирмена, r = 0,999, p≤0,01).

Взаимосвязь гипермобильности первого луча и деформаций переднего отдела стопы недостаточно освещена в научной литературе. Мы не обнаружили конкретных данных, отражающих результаты сравнительного анализа клинической картины пациентов с гиперэластичностью передних отделов стоп, и вальгусного отклонения первого пальца.

Одним из результатов исследования, в котором производилось скрининговое обследование крупной выборки с целью выявления гипермобильности, стали данные об отсутствии статистической связи между гипермобильностью первого луча и остеоартритом [13]. Однако конкретных статистических данных о связи гипермобильности с другими деформациями стопы не приведено.

Заключение

Результаты проведенного нами исследования показывают, что гипермобильность суставов имеет тесную связь с деформациями передних отделов стоп. По этой причине гиперэластичность соединительной ткани необходимо рассматривать не только как одну из возможных причин возникновения деформаций передних отделов стоп, но и учитывать при планировании хирургического вмешательства.

Воздействие на причины развития hallux abductovalgus – неотъемлемая часть лечения этой деформации. Таким образом, осмотр пациента на приеме у врача-ортопеда, ревматолога и врачей смежных специальностей должен включать в себя выяснение наследственного анамнеза по деформациям передних отделов стоп, оценку рентгенологических параметров переднего отдела стопы, оценку показателей эластичности соединительных тканей. Следует отметить, что игнорирование той или иной этиопатогенетической характеристики может привести к неправильному выявлению причины патологии, а в послеоперационном периоде – к рецидиву.

Конфликт интересов: не заявлен.

Литература

  1. Беленький А.Г. Гипермобильность суставов и гипермо-бильный синдром: распространенность и клинико-ин-струментальная характеристика [дис. … д-ра мед. наук]. М.; 2004. 51 с.
  2. Карданов А.А. Хирургия переднего отдела стопы в схе-мах и рисунках. М.: Медпрактика-М; 2012. 143 c.
  3. Carl A., Ross S., Evanski P., Waugh T. Hypermobility in hallux valgus. Foot Ankle. 1988; 8(5):264-270.
  4. Coughlin M.J., Shurnas P.S. Hallux valgus in men part II: first ray mobility after bunionectomy and factors associated with hallux valgus deformity. Foot Ankle Int. 2003; 24(1):73-78.
  5. Didia B.C., Dapper D.V.B., Boboye S.B. Joint hypermobility syndrome among undergraduate students. East African Med J. 2002; 79(2):80-81.
  6. Faber F.W.M., Kleinrensink G.-J., Verhoog M.W., Vijn A.H., Snijders C.J., Mulder P.G.H., Verhaar J.A.N. Mobility of the first tarsometatarsal joint in relation to hallux valgus deformity: anatomical and biomechanical aspects. Foot Ankle Int. 1999; 20(10):651-656.

7.   Geissele C.A.E., Stanton R.P. Surgical treatment of adolescent hallux valgus. J Pediatr Orthop. 1990; 10(5):642-648.

  1. Glasoe W.M., Yack H.J., Saltzman C.L. Anatomy and biomechanics of the first ray. Phys Ther. 1999; 79(9):854-859.
  2. Glasoe W.M., Nuckley D.J., Ludewig P.M. Hallux valgus and the first metatarsal arch segment: a theoretical biomechanical perspective. Phys Ther. 2010; 90(1):110-120.
  3. Grahame R., Bird H.A., Child A. The revised (Brighton 1998) criteria for the diagnosis of benign joint hypermobility syndrome (BJHS). J Rheumatology. 2000; 27(7):1777-1779.
  4. Gray H. Anatomy of the human body. Philadelphia: Lea and Febiger; 1918.
  5. Harris M.R., Beeson P. Generalized hypermobility: is it a predisposing factor towards the development of juvenile hallux abducto valgus? Part 2. Foot. 1998; 8(4):203-209.
  6. Jessee E.F., Owen D.S., Sagar K.B. The benign hypermobile joint syndrome. Arthr Rheum. 1980; 23(9):1053-1056.
  7. Johnson K.A., Kile T.A. Hallux valgus due to cuneiform-metatarsal instability. J South Orthop Assoc. 1993; 3(4):273-282.
  8. Klemp P., Williams S.M., Stansfield S.A. Articular mobility in Maori and Europ New Zealand. Rheumatol. 2002; 41(5):554-557
  9. McNerney J.E., Johnston W.B. Generalized liga-mentous laxity, hallux abducto valgus and the first metatarsocuneiform joint. J Am Podiatry Assoc. 1979; 69(1):69-82.
  10. Mizel M.S. The role of the plantar first metatarsal first cuneiform ligament in weightbearing on the first metatarsal. Foot Ankle Int. 1993; 14(2):82-84.
  11. Root M.L., Orien W.P., Weed J.H., Hughes R.J. Biomechanical evaluation of the foot. In: Clinical Biomechanics Corporation. Los Angeles; 1971
  12. Smith B.W., Coughlin M.J. The first metatarsocuneiform joint, hypermobility, and hallux valgus: What does it all mean? Foot Ankle Surg. 2008; 14(3):138-141.
  13. Uchiyama E., Kitaoka H.B., Luo Z.-P., Grande J.P., Kura H., An K.-N. Pathomechanics of hallux valgus: biomechanical and immunohistochemical study. Foot Ankle Int. 2005; 26(9):732-738.
  14. Wanivenhaus A, Pretterklieber M. First tarsometatarsal joint: anatomical biomechanical study. Foot Ankle Int. 1989; 9(4):153-157.

сведения об авторах:

Карданов Андрей Асланович – д-р мед. наук профессор кафедры травматологии, ортопедии и артрологии ГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов»; заместитель главного врача Европейской клиники спортивной травматологии и ортопедии (ECSTO)

Карандин Александр Сергеевич – аспирант кафедры травматологии, ортопедии и артрологии ГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов», ортопед-травматолог Европейской клиники спортивной травматологии и ортопедии (ECSTO)

Королёв Андрей Вадимович – д-р мед. наук наук профессор кафедры травматологии и ортопедии ГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов», главный врач Европейской клиники спортивной травматологии и ортопедии (ECSTO)

Черноус Валентина Николаевна – клинический ординатор кафедры травматологии, ортопедии и артрологии ГБОУ ВПО «Российский университет дружбы народов», врач Европейской клиники спортивной травматологии и ортопедии (ECSTO)

 

Оценка Beighton

Модификация Бейтона системы подсчета очков Картера и Уилкинсона в течение многих лет использовалась как индикатор широко распространенной гипермобильности. Однако это скорее инструмент исследования и индикатор общей гипермобильности. В качестве клинического инструмента это может быть быстро и просто, НО нужно понять две важные вещи:

и. Высокий балл Бейтона сам по себе не означает, что у человека синдром гипермобильности.Также должны присутствовать другие симптомы и признаки.

ii. Низкий балл следует рассматривать с осторожностью при оценке кого-либо на предмет широко распространенной боли, поскольку гипермобильность может присутствовать в ряде участков, которые не учитываются в баллах Бейтона. Например, это может быть сустав челюсти (ВНЧС), шея (шейный отдел позвоночника), плечи, средний (грудной) отдел позвоночника, бедра, лодыжки и ступни.

Оценка Бейтона рассчитывается следующим образом:

1. Один балл, если стоя, наклоняясь вперед, можно положить ладони на землю с прямыми ногами

2.Одно очко для каждого локтя, который сгибается назад

3. Одно очко для каждого колена, которое сгибается назад

4. Одна точка для каждого большого пальца, который касается предплечья при сгибании назад

5. По одной точке для каждого мизинца, который сгибается назад более чем на 90 градусов.

Еще один быстрый инструмент — опросник гипермобильности. Ответ «Да» на 2 или более вопросов дает очень высокий прогноз наличия гипермобильности. Опять же, как и оценка Бейтона, это не означает, что у человека синдром гипермобильности.

1. Можете ли вы сейчас (или могли бы когда-нибудь) положить руки на пол, не сгибая колени?

2. Можете ли вы сейчас (или могли бы вы когда-нибудь) согнуть большой палец, чтобы коснуться предплечья?

3. В детстве вы развлекали своих друзей, искажая свое тело в странные формы ИЛИ могли ли вы делать шпагат?

4. В детстве или подростковом возрасте ваше плечо или коленная чашечка неоднократно вывихивались?

5. Считаете ли вы себя двухшарнирным?

Для получения академической справки свяжитесь с нами через нашу форму академической справки здесь.

Дата пересмотра: март 2020 г.

Опубликовано:

Автор:

Ханна Энсор

Оценка гипермобильности Beighton | ShoulderDoc

Шкала Beighton — это простая система для количественной оценки слабости суставов и гипермобильности.

Используется простая 9-балльная система, где чем выше оценка, тем выше расхлябанность.

Порог слабости суставов у молодого человека колеблется от 4 до 6.Таким образом, оценка выше 6 указывает на гипермобильность, но не обязательно на истинную BHJS (см. Ниже)

Шарнир

Находка

Очков

мизинец (пятый) левый

пассивное тыльное сгибание более 90 °

1

пассивное тыльное сгибание <= 90 °

0

мизинец (пятый) правый

пассивное тыльное сгибание более 90 °

1

пассивное тыльное сгибание <= 90 °

0

большой палец левой руки

пассивное тыльное сгибание в сторону сгибателя предплечья

1

не может пассивно сгибать большой палец тыла к сгибающей стороне предплечья

0

большой палец правой руки

пассивное тыльное сгибание в сторону сгибателя предплечья

1

не может пассивно сгибать большой палец тыла к сгибающей стороне предплечья

0

колено левое

гиперэкстензия за пределы 10 °

1

расширяется <= 10

0

колено правое

гиперэкстензия выходит за пределы 10 °

1

расширяется <= 10

0

левое колено

гиперэкстензия выходит за пределы 10 °

1

расширяется <= 10

0

правое колено

гиперэкстензия выходит за пределы 10 °

1

расширяется <= 10

0

Сгибание туловища вперед с полностью разогнутыми коленями

ладони и кисти могут лежать на полу

1

ладони и кисти рук не могут лежать на полу

0


ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ СИНДРОМА ДОБРОКАЧЕСТВЕННОЙ ГИПЕРМОБИЛЬНОСТИ СУСТАВОВ (BJHS)

Основные критерии
  • Оценка Beighton 4/9 или выше (в настоящее время или исторически)
  • Артралгия более 3 месяцев в 4 или более суставах
Незначительные критерии
  • Оценка по шкале Beighton 1, 2 или 3/9 (0, 1, 2 или 3, если возраст 50+)
  • Артралгия (> 3 месяцев) в одном-трех суставах или боль в спине (> 3 месяцев), спондилез, спондилолиз / спондилолистез.
  • Вывих / подвывих более чем в одном суставе или в одном суставе более одного раза.
  • Ревматизм мягких тканей. > 3 поражения (например, эпикондилит, теносиновит, бурсит).
  • Марфаноидный габитус (высокий, стройный, отношение размаха к росту> 1,03, соотношение верхнего и нижнего сегментов менее 0,89, арахнодактильность [положительные признаки Стейнберга / запястья].
  • Патологические изменения кожи: стрии, повышенная растяжимость, тонкая кожа, папирусные рубцы.
  • Признаки глаз: опущенные веки или миопия или антимонголоидный наклон.
  • Варикозное расширение вен, грыжа или выпадение матки / прямой кишки.

Диагноз BJHS диагностируется при наличии двух основных критериев, или одного основного и двух второстепенных критериев, или четырех второстепенных критериев. Двух второстепенных критериев будет достаточно, когда есть однозначно затронутый родственник первой степени.
BJHS исключен наличием синдромов Марфана или Элерса-Данлоса


Каталожные номера:

  • Beighton PH Horan F. Ортопедические аспекты синдрома Элерса-Данлоса.J Bone Joint Surg [Br]. 1969; 51: 444-453.

Контрольный список шкалы Байтона

Комментируют ли члены семьи, друзья или даже коллеги гибкость ваших суставов, когда вы растягиваетесь или занимаетесь обычными делами? Вас неоднократно называли «двуслойным»? Хотя повышенная гибкость может быть полезна некоторым людям (например, танцорам, спортсменам и гимнастам), она также может быть признаком состояния соединительной ткани, называемого синдромом Элерса-Данлоса (EDS).

Согласно Обществу Элерса-Данлоса, гипермобильность суставов, определяемая как диапазон движений в суставе, превышающий нормальный, бывает либо локализованной (увеличенный диапазон движений одного сустава), либо генерализованной. Гипермобильность суставов часто бывает наследственной, вызывая генетически обусловленные изменения в вашем коллагене.

Если ваши суставы проявляют признаки гипермобильности, как определить, гипермобильность это суставов или просто гибкость? В течение многих лет самым надежным способом оценки гибкости человека была система баллов Бейтона — простой тест, который поможет вам оценить свою гипермобильность.

Воспользуйтесь приведенным ниже контрольным списком баллов по шкале Бейтон, чтобы оценить свои симптомы, прежде чем обращаться к врачу по поводу вашей гипермобильности. Установите флажок рядом с каждым движением, которое вы можете сделать:
Можете ли вы…

Положите руки на пол, держа колени прямыми?
Согните левый локоть назад?
Согните правый локоть назад?
Согните левое колено назад?
Согните правое колено назад?
Согните большой палец левой руки на передней части предплечья?
Согните большой палец правой руки на передней части предплечья?
Согните левый мизинец под углом 90 градусов к тыльной стороне ладони?
Согните мизинец правой руки под углом 90 градусов к тыльной стороне ладони?

Если вы отметили четыре или более квадратов выше, у вас может быть гипермобильность суставов, но это не означает, что у вас гипермобильность, которая влияет на соединительную ткань по всему телу — EDS.

Для людей, которые отметили более четырех квадратов и часто испытывают боль или дискомфорт в суставах, следующим шагом должна быть консультация обученного и опытного медицинского специалиста. Если ваша боль и гипермобильность суставов вызывают проблемы с вашей челюстью, головой, шеей или верхней частью спины, доктор Митакидес и его команда всегда готовы помочь. Запишитесь на прием сегодня или позвоните нам по телефону 937-427-3131 и не забудьте держать свои результаты баллов Бейтон под рукой!

Индекс осанки стопы, тест с выпадом голеностопного сустава, шкала Бейтона и оценка нижней конечности у здоровых детей: исследование надежности | Journal of Foot and Ankle Research

Участники

Тридцать детей были набраны в качестве удобной выборки из подиатрической клиники Оклендского технологического университета и из персонала, связанного с этой клиникой.Все участники были здоровыми бессимптомными детьми в возрасте от 7 до 15 лет. Комитет по этике учреждения одобрил исследование, и родители / опекуны предоставили письменное информированное согласие.

Измерение

Демографические данные и характеристики участников, включая возраст, пол, рост, вес, индекс массы тела, определялись для каждого ребенка на исходном уровне. Кроме того, на начальном этапе сбора данных были заполнены родительская и дочерняя версии Оксфордского опросника для голеностопного сустава — дети (OxAFQ-C).OxAFQ-C — это проверенный инструмент, используемый для оценки инвалидности, связанной с проблемами стопы и голеностопного сустава у детей в возрасте от 5 до 16 лет. Результаты анкеты можно подсчитать в трех областях жизни детей: физической, школьной и игровой и эмоциональной. Анкета подходит для детей с целым рядом заболеваний и может предоставить клинически полезную информацию в дополнение к другим методам оценки [8].

В этом исследовании использовались четыре других инструмента или инструмента для измерения опорно-двигательного аппарата стопы и голеностопного сустава (определение надежности каждого из них было основной целью этого исследования).Эти инструменты включали; индекс осанки стопы (FPI-6) [24], шкала Бейтона [23] и оценка нижней конечности (LLAS) [20]. В четвертом тесте, тесте с выпадом голеностопного сустава, использовался цифровой инклинометр для регистрации углов голени. Оба эксперта были ортопедами. Один эксперт имел 20-летний клинический опыт (эксперт 1), в то время как другой экзаменатор был недавно окончившим курс ортопедом с 1 годом клинического опыта (эксперт 2).

Процедура

Каждый участвующий ребенок и его родитель / опекун заполнили свои соответствующие версии OxAFQ-C (15 вопросов).Максимальный балл для этих вопросников — 15, более низкие баллы указывают на более тяжелую инвалидность [8]. Затем каждый ребенок дважды независимо оценивался каждым экзаменатором по каждому из следующих критериев: FPI-6, шкала Бейтона, LLAS и тест с выпадом голеностопного сустава. Между оценочными периодами не менее двух часов. Сбор всех данных происходил в течение трех дней подряд.

FPI-6 оценивался для каждого ребенка стоя и с использованием оригинального протокола [24]. Значения FPI-6 варьировались от -2 до +2 для каждого из шести критериев и от -12 до +12 для общего балла, что указывает на положение каждой стопы вдоль супинированной (оценка -ve) до пронированной (а + ve балл) континуум позы стопы.

Шкала Бейтона [22, 23] была оценена для подтверждения наличия гипермобильности суставов запястья, пятого пястно-фалангового сустава, локтя, колена (все двусторонние и не несущие нагрузку) и пояснично-крестцового отдела позвоночника (сгибание вперед. , пример). Шкала Бейтона дает оценку из 9 баллов, при этом обычное произвольное отсечение 5/9 или выше указывает на гипермобильность суставов [23].

LLAS [20] был оценен для измерения гипермобильности суставов нижней конечности (бедра, колена, голеностопного сустава, подтаранного, срединного и первого плюснефалангового суставов).Оценка подтаранного сустава включала только оценку нагрузки. LLAS дает 12 баллов за каждую сторону, и по соглашению общий балл (24 балла) уменьшается вдвое, чтобы получить окончательный балл из 12 (с произвольным отсечением 7/12 или выше, указывающим на гипермобильность суставов) [20 ].

Тест с выпадом голеностопного сустава выполнялся с использованием метода, описанного Bennell et al [17] и адаптированного Irving et al [25]. Этот метод включает в себя инклинометр (Smart Tool ™), удерживаемый на передней поверхности большеберцовой кости, который используется для измерения угла выпада участника.Поскольку предыдущие работы [17, 19] показали, что тест с выпадом дает симметричные результаты и надежность, для целей настоящего исследования измерялся только левый угол выпада.

Управление данными и статистический анализ

После сбора данных были введены все данные и проведен статистический анализ с использованием SPSS версии 17 для Windows (SPSS, Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Среднее (SD) и n (%) были использованы для изучения демографических данных и данных о характеристиках участников.

Анализ надежности оценивался путем расчета внутриклассовых корреляций (ICC) для каждого из FPI-6, шкалы Бейтона, LLAS и теста с выпадом голеностопного сустава (абсолютное согласие ICC (2, k)).ICC в испытаниях с повторными измерениями с одним и тем же субъектом были рассчитаны для каждого из двух экзаменаторов (внутренний эксперт) и между двумя экзаменаторами (межэкспертный эксперт). Интерпретация ICC была проведена в соответствии с Портни и Уоткинсом [26], где значения> 0,75 указывают на хорошую надежность, значения в диапазоне от 0,50 до 0,75 указывают на умеренную надежность, а значения <0,50 указывают на низкую надежность. Мы также использовали статистику стандартной ошибки измерения (SEM). SEM выражается в фактических единицах измерения, что очень полезно: чем меньше SEM, тем надежнее результаты [27].

Обобщенная гипермобильность суставов: своевременное популяционное исследование и предложение по отключению Бейтона | Ревматология

Пороговые значения Бейтона для обобщенной гипермобильности суставов

Эта редакционная статья относится к оценкам и пороговым значениям Бейтона на протяжении всей жизни: кросс-секционное исследование австралийского населения, Harjodh Singh et al. , на страницах 1857–64.

Интерес к совместной гипермобильности среди исполнителей, спортивных и медицинских сообществ вырос за последние 10 лет, и это отражается в экспоненциальном росте количества публикаций в рецензируемых журналах за последнее десятилетие.Разногласия существуют по поводу предельных значений для общей гипермобильности суставов (GJH) и по поводу того, является ли GJH фактором риска травм. Однако появляется все больше доказательств связи между GJH и скелетно-мышечной болью, утомляемостью и инвалидностью [1]. Более того, читатели знают, что слабость суставов также является признаком некоторых наследственных заболеваний соединительной ткани, таких как синдром Элерса – Данлоса, синдром Марфана и несовершенный остеогенез. Шкала Бейтона является частью диагностических критериев некоторых из этих синдромов.Следовательно, для постановки точного диагноза требуется точный метод определения гипермобильности суставов на протяжении всей жизни у разных этнических групп, как у мужчин, так и у женщин. Популяционное исследование, опубликованное в этом выпуске журнала Rheumatology под названием «Баллы Бейтона и пороговые значения на протяжении всей жизни: перекрестное исследование австралийского населения» [2], является своевременным и предоставляет читателям аргументированный аргумент в пользу предлагаемого пола. -специфические ограничения на протяжении всей жизни.

Впервые разработанная в 1973 году как адаптация шкалы Картера Уилкинсона, 9-балльная шкала Бейтона была разработана как эпидемиологический инструмент для определения общей гипермобильности в Африке [3]. Первоначально он был предназначен для взрослых и не предназначался для использования для оценки детей или в клиническом контексте. Были разработаны другие более полные системы оценки гипермобильности, такие как шкала Rotès-Quérol [4], шкала Bulbena [5], оценка Contompasis [6] и шкала оценки нижних конечностей [7].Однако чаще всего используется шкала Бейгона, которая экономит время и проста в использовании. Ограничения шкалы Бейтона включают бинарную систему оценки «все или ничего», оценку фокуса верхней конечности и оценку движения сустава в одной плоскости. Однако, несмотря на эти ограничения, шкала Бейтона демонстрирует хорошую валидность содержания в педиатрической популяции и высокую воспроизводимость результатов между исследователями в любом возрасте [8–10]. Исходная шкала Бейтона использовала произвольное отсечение четырех или более суставов для определения GJH.Пороговые значения в пять, шесть, семь и даже восемь использовались в молодежных группах как способ учета гибкости молодежи.

Авторы настоящего исследования критически оправдывают аргументы в пользу использования пороговых значений баллов Бейтона, ближайших к верхним 5%, которые коррелируют с 2 стандартными значениями. выше среднего. Такое мышление соответствует рекомендации 1965 года Американской академии хирургов-ортопедов, направленной на предотвращение гипердиагностики гипермобильности суставов и обеспечение максимальной точности определения отклонений от нормального диапазона движений среди возрастных групп и полов.Используя этот новый критерий, представлен портрет GJH в типичном австралийском населении.

Статья завершается интересной рекомендацией авторов использовать вторую оценку подвижности суставов, такую ​​как Шкала оценки нижних конечностей, которая исследует многомерные движения суставов и тканей с целью повышения достоверности диагноза. Это будет нацелено на детей, поскольку эта мера еще не проверена на взрослых. В заключение, это важная статья, которая предлагает исследователям и клиницистам новый подход к оценке и определению GJH на протяжении всей жизни.

Финансирование : Никакого специального финансирования не было получено от каких-либо органов в государственном, коммерческом или некоммерческом секторах для выполнения работы, описанной в этой рукописи.

Заявление о раскрытии информации : J.S. является председателем международной рабочей группы по руководящим принципам физиотерапии по синдрому Элерса Данлоса и советником по физиотерапии в Ассоциации синдромов гипермобильности и Поддержке синдрома Элерса Данлоса в Великобритании, а также получил исследовательские гранты от Ассоциации дипломированных физиотерапевтов по опорно-двигательной системе и Частного фонда физиотерапевтического образования, а также гонорары. от Ассоциации синдромов гипермобильности, ACR / Ассоциации медицинских работников-ревматологов и больничных трастов Национальной службы здравоохранения за обучение.

Список литературы

1

Scheper

M

,

Juul Kristensen

B

,

Rombaut

L

,

Engelbert

RRH.

Инвалидность у подростков и взрослых с диагнозом нарушений, связанных с гипермобильностью: метаанализ

.

Arch Phys Med Rehabil

2016

;

97

:

2174

87

,2

Singh

H

,

McKay

M

,

Baldwin

J

et al.

Баллы Бейтона и границы продолжительности жизни: перекрестное исследование населения Австралии

.

Ревматология

2017

;

56

:

1857

64

.3

Beighton

P

,

Solomon

L

,

Soskolne

CL.

Подвижность суставов у африканского населения

.

Ann Rheum Dis

1973

;

32

:

413

8

.4

Rotès-Quérol

J.

La laxite articulaire considérée related facteur des altérations de l’appareil locomoteur

.

Revue du Rheumatism et des Maladies Osteo-Articulaires

1957

;

24

:

535

9

.5

Bulbena

A

,

Duro

JC

,

Porta

M

et al.

Клиническая оценка гипермобильности суставов: критерии сборки

.

J Rheumatol

1992

;

19

:

115

22

,6

McNerney

JE

,

Johnston

WB.

Общая дряблость связок, отводящий палец большого пальца стопы и первый плюсневой сустав

.

J Am Podiatry Assoc

1979

;

69

:

69

82

,7

Ferrari

J

,

Parslow

C

,

Lim

E

,

Hayward

A.

Гипермобильность суставов: использование нового инструмента оценки для измерения гипермобильности нижних конечностей

.

Clin Exp Rheumatol

2005

;

23

:

413

20

.8

Juul-Kristensen

B

,

Rogind

H

,

Jensen

D

et al.

Межэкспертная воспроизводимость тестов и критериев генерализованной гипермобильности суставов и синдрома доброкачественной гипермобильности суставов

.

Ревматология

2007

;

46

:

1835

41

.9

Junge

T

,

Jespersen

E

,

Wedderkopp

N

et al.

Воспроизводимость между тестерами и согласование между методами двух вариантов теста Бейтона для определения общей гипермобильности суставов у детей младшего школьного возраста

.

BMC Pediatr

2013

;

13

:

214

.10

Smits-Engelsman

B

,

Klerks

M

,

Kirby

A.

Оценка Бейтона: действительный показатель общей гипермобильности у детей

.

J Pediatr

2011

;

158

:

119

23

.

© Автор, 2017. Опубликовано Oxford University Press от имени Британского общества ревматологов. Все права защищены. Для получения разрешений, пожалуйста, напишите: журналы[email protected]

Что такое балл Бейтон?

Шкала Бейтона — это клинический инструмент для оценки общей гипермобильности суставов (GJH).

Шкала Бейтона на протяжении многих лет использовалась как индикатор синдрома гипермобильности суставов. Он может быстро и легко оценить общую гипермобильность суставов по 9-балльной шкале. Используется исключительно как клинический ресурс и инструмент для скрининга . Включены суставы большого пальца, позвоночника, локтя, колена и основания мизинца.При необходимости можно также использовать гониометр для измерения угла сустава, чтобы определить диапазон его движения.

Пройдите опросник EDS Wellness по самооценке обобщенной гипермобильности

Сама по себе шкала Бейтона НЕ используется для диагностики, НЕ приравнивается к диагнозу и не исключает возможности конкретных заболеваний, генетических нарушений или заболеваний. Шкала Бейтона НЕ заменяет более углубленное, тщательное и часто необходимое диагностическое обследование или соответствующее генетическое тестирование.Пожалуйста, обратитесь к предоставленным ресурсам для получения дополнительной уместной и связанной информации (ссылки ниже).

Подробнее об оценке гипермобильности суставов

Оценка общей гипермобильности суставов по шкале Бейтона:

— Одно очко, если стоя, наклоняясь вперед, можно положить ладони на землю с прямыми ногами

— Одно очко за каждый изгиб локтя назад

— Одно очко за каждое изгибающееся назад колено

— Одно очко за каждый большой палец, который касается предплечья при сгибании назад

— Одна точка для каждого мизинца, который может сгибаться в суставе более чем на 90 градусов

Оценка Beighton ___ / 9 баллов макс.

После подсчета общего балла выберите один из 3 вариантов, перечисленных ниже (если вы не можете выбрать один из этих вариантов и если ваш балл Бейтон на один балл ниже пороговых значений для возраста и пола, указанных ниже, перейдите к исторические вопросы).

BEIGHTON SCORING FOR GJH CRITERIA
— Оценка Beighton 4/9 или выше для взрослых от 50 лет и старше
— Оценка Beighton 5/9 или выше для взрослых до 50 лет
— Оценка Бейтона 6/9 или выше для детей (до полового созревания

Если ваш балл по шкале Beighton на один балл ниже указанных пороговых значений для возраста и пола, необходимо также выбрать еще два или более исторических вопроса, чтобы соответствовать критерию общей гипермобильности суставов (GJH).

Исторические вопросы:

— Можете ли вы сейчас (или могли бы когда-нибудь) положить руки на пол, не сгибая колени?

— Можете ли вы сейчас (или могли бы вы когда-нибудь) согнуть большой палец, чтобы коснуться предплечья?

— В детстве вы развлекали своих друзей, изгибая свое тело в странные формы ИЛИ могли ли вы делать шпагат?

— В детстве или подростковом возрасте ваше плечо или коленная чашечка неоднократно вывихивались?

— Считаете ли вы себя двухшарнирным? »

Скорректированная оценка Beighton ____ / 9 баллов Макс.

Если ваш скорректированный показатель Beighton Score по-прежнему не соответствует вашему возрастному / половому пороговому значению, перейдите по ссылкам на ресурсы ниже.


Пройдите опросник по самооценке EDS Wellness по обобщенной гипермобильности

Оценка общей гипермобильности суставов по шкале Бейтона

Понимание вашей оценки Beighton

Почему важна гипермобильность


Заявление об ограничении ответственности

EDS Wellness — это не ваш врач или больница, и у нас нет поставщиков медицинских услуг.Как указано выше, сама по себе шкала Бейтона НЕ используется для диагностики, НЕ приравнивается к диагнозу и не исключает возможности конкретных заболеваний, генетических нарушений или заболеваний. Шкала Бейтона НЕ заменяет более глубокие, тщательные и часто необходимые диагностические исследования или соответствующее генетическое тестирование. Этот общий опросник по гипермобильности и информация, содержащаяся на веб-сайте EDS Wellness, не предназначены и не должны толковаться как медицинский совет, профессиональный диагноз, мнение или лечение для вас или любого другого лица и не предназначены для замены медицинских или профессиональный уход и лечение.Всегда консультируйтесь с соответствующим поставщиком медицинских услуг для правильного диагноза и ухода, если это необходимо, а также перед тем, как пробовать новое лечение, терапию или что-либо еще, имеющее отношение к вашему здоровью. EDS Wellness, ее владелец, члены правления и аффилированные лица не несут ответственности за проблемы или травмы, которые могут возникнуть в результате просмотра и / или личного участия в этой Общей анкете гипермобильности. Все риски принимает на себя участник / пользователь.


Последнее обновление страницы: июнь 2020

Связанные

Оценка Beighton • LITFL • Библиотека медицинских эпонимов

Описание

Оценка Бейтона — это простой числовой индекс, который используется для выражения диапазона и тяжести движений в суставах у нормальных и пострадавших людей.[Грета и Питер Бейтон, 1971]

История очков Beighton

1964 — Картер и Уилкинсон предложили стандартизированный метод клинической оценки суставов на следующих анатомических участках. Для оценки степени гипермобильности суставов была предложена пятибалльная шкала:

.

  1. Пассивное тыльное сгибание мизинцев более 90 градусов.
  2. Пассивное прилегание большого пальца к сгибающей стороне предплечья.
  3. Гиперэкстензия локтей более 10 градусов.
  4. Гиперэкстензия колена более 10 градусов.
  5. Сгибание туловища вперед с полностью разогнутыми коленями так, чтобы ладони лежали на полу.

1967 — Кирк, Анселл и Байуотерс ввели термин «синдром гипермобильности».

1967-1968 Питер Бейтон провел обследование 100 человек и семей с синдромом Элерса-Данлоса в больнице Святого Томаса в Лондоне.Пострадавшие семьи были замечены в своих домах по всей южной Англии, и ПБ сопровождала и помогала в этом докторском проекте сестра медсестры, Грета Винч. Совместные движения пациентов оценивались с использованием метода и 5-балльной шкалы, предложенных Картером и Уилкинсоном, 1964.

1970 — Питер и Грета Бейтон (ныне женатые) отправились в Южную Африку для проведения эпидемиологического исследования заболеваний костей и суставов на базе Университета Витватерсранда.Первоначальное признание было совершено в полукочевой общине бушменов в пустыне Калахари. Планы проекта обсуждались, сидя у костра. Грета озарилась озарением и предположила, что, хотя конечности и пальцевые суставы были парными, они не обязательно были симметричными и что оценка в 9 баллов будет подходящей.

1971 — 9-балльная оценка Греты была успешно использована в формальном эпидемиологическом обследовании 1081 человека в общине тсвана в Трансваале, Южная Африка.Подробности проекта были представлены Питером Бейтоном на собрании Общества Гербердена в Лондоне в ноябре 1972 года. Результаты были опубликованы под именами Бейтон, Соломон и Соскольн в 1973 году.

  • Рис. 1 : Гиперэкстензия пятого пальца [На этом конкретном рисунке угол разгибания не достигает необходимого 90 o
  • Рис. 2 Прикладывание большого пальца к брюшной стороне предплечья
  • Рис 3 .Гиперэкстензия локтевого сустава за пределы 10 o
  • Рис.4 . Гиперэкстензия коленного сустава за пределы 10 o
  • Рис. 5 . Положить ладони рук на пол с сохранением полного разгибания коленей

Метод оценки подвижности суставов с помощью шкалы, основанной на диапазоне движений определенных суставов, доказал свою ценность в предыдущих исследованиях. Хотя подавляющее большинство нормальных взрослых получают значения 0, 1 или 2 по шкале мобильности, люди с наследственными синдромами гипермобильности достигают высшей точки шкалы (Beighton and Horan, 1969).Поэтому разумно сделать вывод, что шкала действительна для измерения подвижности суставов.

Полученные результаты показывают, что диапазон движений уменьшается с возрастом, быстро сокращаясь в детстве и медленнее во взрослой жизни. Однако в любом возрасте женщины неизменно более гипермобильны, чем мужчины.

Beighton et al 1973

2020 — Питер Бейтон комментарии:

Следуя ее первоначальному предложению в 1971 году относительно 9-балльной оценки, Грета Бейтон сохраняла свое участие в разъяснении и публикации исследовательских материалов в широкой области гипермобильности в течение почти 50 лет.

За это время она напечатала и составила десять книг и более 400 статей в медицинских журналах. По принципиальным соображениям, правильно или ошибочно, это имя было намеренно исключено из заслуженного соавторства, чтобы избежать любых намеков на кумовство. Эта статья — по сути, посмертная попытка обеспечить одноименное признание, которого она полностью заслуживает.

Питер Бейтон 2020, личное сообщение

Ассоциированные лица
Список литературы

Исторические справки

  • Ключ JA.Гипермобильность суставов как наследственный признак, связанный с полом. ДЖАМА. 1927; 88: 1710-1712
  • Картер С., Уилкинсон Дж. Стойкая дряблость суставов и врожденный вывих бедра. Журнал костной и суставной хирургии, 1964; 46 (1): 40-45
  • Кирк, Дж. А., Анселл, Б. М., Байуотерс Э. Г.. Синдром гипермобильности. Жалобы со стороны опорно-двигательного аппарата, связанные с общей гипермобильностью суставов. 1967: 26: 419-425
  • Бейтон П., Хоран Ф. Ортопедические аспекты синдрома Элерса-Данлоса.J Bone Joint Surg Br. 1969; 51 (3): 444-453
  • Beighton PH, Horan FT. Доминантная наследственность при семейной генерализованной гипермобильности суставов. J Bone Joint Surg Br. 1970; 52 (1): 145-147.
  • Horan FT, Beighton PH. Рецессивное наследование генерализованной гипермобильности суставов. Rheumatol Rehabil. 1973; 12 (1): 47-49.
  • Beighton P, Solomon L, Соскольне CL. Подвижность суставов у африканского населения. Ann Rheum Dis. 1973; 32 (5): 413-418.

Одноименный срок отзыва

  • Beighton P, de Paepe A, Danks D, Finidori G, Gedde-Dahl T., Goodman R, Hall JG, Hollister DW, Horton W, McKusick VA, Opitz JM, Pope FM, Pyeritz RE, Rimoin DL, Sillence D, Шпрангер Дж. У., Томпсон Э., Ципурас П., Вилджоен Д., Победа I, Янг И.Международная нозология наследственных заболеваний соединительной ткани, Берлин, 1986. Am J Med Genet 1988; 29 (3): 581-594 [OMIM 124490]
  • Bird HA. Гипермобильность суставов у детей. Ревматология (Оксфорд). 2005; 44 (6): 703-704.
  • Ламари Нью-Мексико, Чуэйр АГ, Кордейро Дж. А. Анализ паттернов совместной подвижности дошкольников. Sao Paulo Med J. 2005; 123 (3): 119-123

eponymictionary

имена, стоящие за именем

Врач скорой помощи МА (Оксон) МБЧБ (Един) ФАЦЕМ ФФСЭМ со страстью к регби; история болезни; медицинское образование; и асинхронное обучение евангелист #FOAMed.Соучредитель и технический директор Life in the Fast lane | Эпонимы | Книги | Twitter |

Связанные

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *