Стронгилоидоз симптомы: 404 | World Gastroenterology Organisation

Содержание

Стронгилоидоз:Причины,Симптомы,Лечение | doc.ua

Причины

Обычно стронгилоидоз возникает в субтропических или тропических регионах. Паразит может проникать в организм несколькими путями и развиваться в несколько этапов:

  • через поврежденные кожные покровы (ступни ног) личинки паразита проникают в организм;
  • с кровью попадают в легкие и мигрируют в глотку или трахею;
  • через глотку попадают в кишечник и, таким образом, развиваются там до взрослых червей;
  • именно в пространстве кишечника круглые черви развиваются и паразитируют, вследствие чего наблюдается различная клиническая картина.

Симптомы

При заболевании стронгилоидоз симптомы имеют различные проявления, вследствие чего можно их разделить на несколько групп:

  • со стороны легких: кашель, одышка, периодическое повышение температуры;
  • со стороны кишечника: жидкий стул, переменный, с запорами, боль и вздутие живота;
  • со стороны кожных покровов: воспаления в месте внедрения или высыпания, сопровождающиеся сильным зудом.

Когда паразитарные заболевания такого типа распространяются в организме человека, то может наблюдаться поражение всех органов и возникновение различных специфических заболеваний (менингит, поражение почек, гепатит и прочие).
Но зачастую основной признак болезни – это характерная сыпь на коже в виде волдырей, возвышающихся над поверхностью и локализирующихся в определенном месте (очаг заражения). Специфическая сыпь на коже распространяется очень быстро – линейная форма высыпания, и, при этом, характеризирующаяся сильным зудом. Параллельно с сыпью наблюдаются и рассеянные хрипы в легких, которые легко прослушать.

Диагностика

Только анализ на стронгилоидоз поможет выявить заболевание, которое обычно проявляет себя поздно, так как клинические проявления вначале патологического процесса встречаются редко. Именно кал на стронгилоидоз с применением определенных методов определит личинки или взрослые круглые черви. При необходимости осуществляют аспирационную биопсию или определяют в крови антитела к возбудителю.

Лечение

Когда у человека встречается стронгилоидоз, лечение может осуществляться при помощи специфических препаратов, содержащих антипаразитарные вещества, например. минтезон или ивермектин. Однозначно, при проявлении симптомов стронгилоидоза, лечение необходимо проводить в стационаре. Иногда пациентам назначаются средства от аллергии, уменьшающие оттечность и зуд.
При течении заболевания в генерализованной форме для снятия симптомов назначается инфузионная терапия, направленная на поддержание работоспособности пораженных органов.
После двухнедельного курса с помощью антипаразитарных препаратов делаются повторные анализы, которые повторяются в течение трех месяцев три раза.

Осложнения

Наиболее часто наблюдаются осложнения в виде поражений желудочно-кишечного тракта:

  • перитонит;
  • аппендицит;
  • непроходимость кишечника;
  • нарушение поглощения питательных веществ;
  • развитие желтухи и гепатита;
  • закупорка желчных протоков.

Также развиваются различные воспалительные процессы со стороны легких в виде пневмонии, плеврита, а также аллергической реакции, а иногда и дыхательной недостаточности, кровотечения.
Если личинки паразита задержались в кожных покровах, то проявляется хроническая крапивница и множественные высыпания на коже.

Последствия

При своевременной диагностике и проведении специфического лечения, последствий от заболевания практически нет. Но при переходе болезни в хроническую форму возможно обострение процесса поражения внутренних органов, что особенно опасно для людей со сниженным иммунитетом.

Профилактика

Когда у человека встречается заболевание органов пищеварительной системы, которые сопровождаются аллергическими проявлениями, то необходимо провести анализ на стронгилоидоз.
В группу риска входят люди некоторых профессий, среди которых:

  • шахтеры;
  • землекопы;
  • строители дорог;
  • работники овощных баз;
  • работники сельского хозяйства;
  • пациенты психиатрических клиник;
  • работники с умственно отсталыми детьми.

Пациенты, которые переболели этой болезнью, должны быть под постоянным наблюдением и время от времени обследоваться в амбулаторных условиях.
В качестве профилактики заболевания необходимо проводить мероприятия очищения от фекальных загрязнений. В неблагоприятных районах не следует ходить босиком или лежать на земле без подстилки. Также следует мыть овощи и фрукты от грязи перед употреблением. В любом случае, нельзя игнорировать меры профилактики и личной гигиены.

Стронгилоидоз — признаки, причины, симптомы, лечение и профилактика

Симптомы

Основные симптомы, характерные для стронгилоидоза:

  • боли в животе;
  • вздутие живота;
  • жидкий, водянистый со слизью «стул», который сменяется запорами;
  • кашель;
  • повышение температуры тела;
  • рассеянные хрипы в легких;
  • одышка;
  • головная боль;
  • ригидность затылочных мышц;
  • высыпания и воспаление с сильным зудом в месте внедрения личинок в кожу.

Важно помнить, что при заболевании человека на стронгилоидоз у него поражаются все органы и системы. У больного появляется менингит, гепатит, поражение почек, сердца, брюшины, лимфатических узлов, поджелудочной и щитовидной железы, простаты, яичников.

Характерная черта стронгилоидоза – это особые высыпания на кожных покровах в виде волдырей, поднимающихся над кожей и локализирующимися в месте вхождения личинок. 

Диагностика 

Важно помнить, что у стронгилоидоза отсутствуют особые клинические проявления заболевания на начальной стадии. По этой причине диагноз «стронгилоидоз» ставится уже на поздней стадии.

Диагностировать стронгилоидоз – довольно непросто. Жалобы пациентов на странное состояние, как правило, размыты. Усложняет диагностику еще и тот факт, что не так много живет в организме паразитов, личинки время от времени выходят вместе с калом, при том, еще и в малых количествах, так что это тоже усложняет процесс диагностики стронгилоидоза.

Основные методики диагностики стронгилоидоза:

  • микроскопия кала;
  • модифицированный метод микроскопии по Бергману;
  • культуральное исследование кала на кровяном агаре;
  • иммуноферментный анализ;
  • реакция иммунофлуоресценции;
  • полимеразная цепная реакция;
  • аспирационная биопсия.

Больному врач-инфекционист назначает сделать анализ на стронгилоидоз – во время него исследуются кал и кровь пациента. В кале врач определяет нахождение личинок и взрослых форм паразитов, а в крови — наличие антител к возбудителю. Иногда, чтобы диагностировать заболевание, врачи также проводят аспирационную биопсию.

причины, симптомы, диагностика и лечение

Стронгилоидоз – инвазия круглыми гельминтами — кишечными угрицами, протекающая с аллергическим и гастроинтестинальным синдромами. Манифестное течение стронгилоидоза сопровождается зудящими кожными высыпаниями, кашлем с астматическим компонентом, тошнотой, рвотой, диареей, миалгиями, артралгиями, гепатоспленомегалией, желтушностью кожи и склер. Диагноз стронгилоидоза подтверждается с помощью обнаружения личинок глистов в кале или дуоденальном содержимом, а также антител к гельминту в крови. Лечение стронгилоидоза осуществляется противогельминтными препаратами (тиабендазол, ивермектин).

Общие сведения

Стронгилоидоз – кишечный нематодоз, характеризующийся преимущественным поражением пищеварительной и гепатобилиарной системы, а также аллергическими реакциями со стороны кожи и органов дыхания. Впервые стронгилоидоз был описан в последней четверти XIX в. на основании наблюдения за солдатами, вернувшимися из Вьетнама и страдавшими упорными поносами. Тогда гельминтоз получил название «кохинхинской диареи». Заболеваемость стронгилоидозом характерна, главным образом, для тропического и субтропического пояса, где инвазированность населения кишечными угрицами достигает 30–40%. На территории России стронгилоидоз выявляется с частотой 0,2–2 %. В настоящее время интерес к стронгилоидозу обусловлен его отнесением к ВИЧ-ассоциированным паразитозам.

Стронгилоидоз

Причины стронгилоидоза

Гельминтная инвазия вызывается представителем круглых паразитических червей Strongyloides stercoralis — кишечной угрицей. Развитие гельминта протекает со сменой паразитического (филириевидного) и свободноживущего (рабдитовидного) поколения. Взрослые угрицы представляют собой мелкие нитевидные нематоды длиной 0,7-2,2 мм, шириной 0,03-0,07 мм, живущие в криптах 12-перстной кишки (при массивной инвазии — в пилорическом отделе желудка и всей тонкой кишке). На головном конце гельминтов расположено ротовое отверстие. Кишечные угрицы – раздельнополые гельминты; после оплодотворения самка за сутки откладывает в кишечнике до 50 яиц, из которых выходят неинвазионные (рабдитовидные) личинки. Вместе с испражнениями личинки попадают во внешнюю среду — дальнейшее развитие возбудителя стронгилоидоза происходит в почве.

После линьки личинки превращаются в свободноживущие половозрелые особи, способные откладывать яйца в почве. Часть вышедших из яиц рабдитовидных личинок дифференцируется в половозрелых червей, другая – превращается в филяриевидные личинки, способные к инвазии. Проникновение личинок кишечных угриц в организм хозяина происходит преимущественно перкутантным путем (через кожу при контакте с почвой), также возможно заражение стронгилоидозом алиментарным путем (при употреблении инвазированных личинками продуктов и воды). В некоторых случаях рабдитовидные личинки превращаются в филяриевидные непосредственно в кишечнике человека, реализуя, таким образом, механизм аутоинвазии при стронгилоидозе. Такая ситуация обычно наблюдается у лиц с нарушениями функции иммунной системы, а также страдающих запорами. Повышенная заболеваемость стронгилоидозом отмечается среди пациентов с заболеваниями ЖКТ, ВИЧ-инфекцией, туберкулезом. Описаны внутрибольничные вспышки стронгилоидоза в стационарах психиатрического профиля.

Проникнув в организм человека через кожу или слизистые ЖКТ, личинки попадают в кровеносное русло, малый круг кровообращения, а затем – в бронхиолы и бронхи. При кашле вместе с мокротой личинки выходят в глотку, откуда при заглатывании бронхиального секрета проникают в пищеварительный тракт. Здесь происходит их превращение в половозрелых особей и откладывание яиц. В миграционную стадию, которая длится около 1 месяца, развивается сенсибилизация организма продуктами жизнедеятельности и распада личинок, что находит клиническое выражение в возникновении аллергических реакций. В органах, где паразитируют личинки кишечных угриц, возникает воспалительная реакция, эозинофильная инфильтрация, гранулемы, абсцессы. В тонком кишечнике образуются эрозии, язвенные поражения, кровоизлияния. Взрослые особи паразитируют в организме хозяина несколько месяцев, однако при аутоинвазии стронгилоидоз может длиться до 20-30 лет. При иммунодефицитах возможна генерализация инфекции с миграцией личинок в головной мозг, миокард, печень, присоединение вторичной бактериальной флоры с развитием летальных исходов.

Симптомы стронгилоидоза

По выраженности клинических симптомов течение стронгилоидоза может быть бессимптомным и манифестным; по тяжести — легким, среднетяжелым или тяжелым. Бессимптомные формы отмечаются у лиц, проживающих в эндемических очагах. В развитии манифестного стронгилоидоза выделяют раннюю (миграционную) и позднюю (хроническую) фазы.

Ранняя фаза стронгилоидоза протекает с преобладанием аллергических реакций: зудящих кожных высыпаний по типу крапивницы, приступообразного кашля, гиперэозинофилии. Сыпь представляет собой волдыри розово-красноватого цвета, обычно локализующиеся на животе, бедрах, ягодицах, спине, груди. При расчесывании элементов площадь поражения кожи увеличивается. Сыпь бесследно исчезает через 2-3 суток, однако периодически возвращается снова. Возможно развитие астматического бронхита, пневмонии, острого аллергического миокардита. При рентгенографии легких выявляют летучие инфильтраты. В ранний период больных стронгилоидозом беспокоит лихорадка неправильного типа, артралгии и мышечные боли, утомляемость, раздражительность, головные боли. Примерно через 2-3 недели после возникновения аллергического симптомокомплекса развиваются диспепсические нарушения, характеризующиеся болями в эпигастрии, тошнотой, рвотой, диареей с тенезмами. В некоторых случаях отмечается увеличение печени и селезенки, появление желтушности кожи и склер.

В поздней фазе, в зависимости от преобладающего синдрома, стронгилоидоз может протекать в дуодено-желчнопузырной, желудочно-кишечной, нервно-аллергической и смешанной формах. Дуодено-желчнопузырная форма сопровождается умеренным болевым синдромом в правом подреберье, горечью во рту, потерей аппетита, периодической тошнотой. По данным холецистографии устанавливается дискинезия желчного пузыря. При желудочно-кишечной форме ведущими в клинике стронгилоидоза являются диспепсические расстройства: длительные поносы, иногда чередующиеся с запорами, боли в животе. На этом фоне у больных может развиваться гипоацидный гастрит, энтерит, проктосигмоидит, язва двенадцатиперстной кишки, желудочно-кишечное кровотечение. Признаками нервно-аллергической формы стронгилоидоза служат упорные зудящие высыпания, астено-невротический синдром, потливость, бессонница, повышенная раздражительность. Перечисленные варианты стронгилоидоза редко встречаются изолированно, их симптомы обычно сочетаются друг с другом, обусловливая развитие смешанной формы глистной инвазии. У больных с иммунной супрессией течение стронгилоидоза может осложняться энцефалитом, абсцессом мозга, миокардитом, гепатитом, пиелонефритом, кератитом, конъюнктивитом.

Диагностика и лечение стронгилоидоза

По поводу отдельных клинических симптомов больные стронгилоидозом могут безуспешно лечиться у аллерголога, дерматолога, гастроэнтеролога. Опорными признаками, позволяющими думать о глистной инвазии, служат сочетание крапивницы, диареи, высокой эозинофилии крови и отсутствие эффекта от проводимого симптоматического лечения. Определенное диагностическое значение имеют данные эпиданамнеза (нахождение в очагах стронгилоидоза, работа с землей, подавление иммунитета и пр.).

Лабораторная диагностика стронгилоидоза основывается на выявлении личинок паразита в фекалиях, мокроте или дуоденальном содержимом, полученном при зондировании 12-перстной кишки. При хронической инвазии наибольшую чувствительность имеют серологические тесты (РИФ, ИФА), выявляющие наличие антител к паразиту. В раннем периоде у больных стронгилоидозом необходимо исключение лекарственной и пищевой аллергии; в позднем – дизентерии.

Больные стронгилоидозом госпитализируются в инфекционные клиники. Специфическая противогельминтная терапия осуществляется препаратами тиабендазол или ивермектин; реже – альбендазол, мебендазол. Параллельно назначаются десенсибилизирующие средства, проводится заместительная терапия ферментами. Повторные анализы берутся через две недели и затем ежемесячно в течение 3-х месяцев.

Прогноз и профилактика стронгилоидоза

В большинстве случаев дегельминтизация приводит к излечению от стронгилоидоза, однако больным с хронической формой требуется длительная (в течение 1 года) реабилитация с целью восстановления функции ЖКТ. При развитии органных осложнений летальность достигает 60-85%. К основным профилактическим направлениям относится выявление и лечение инвазированных лиц, охрана почвы от фекального загрязнения, санитарное благоустройство населенных пунктов. Следует помнить о недопустимости удобрения почвы в садах и огородах необезвреженными фекалиями; употребления немытых овощей, фруктов, зелени, некипяченой воды; проведения земляных работ без защитных рукавиц. Залогом массовой профилактики является повышение информированности населения о возможных путях заражения стронгилоидозом и другими кишечными гельминтозами.

Стронгилоидоз: особенности и виды, признаки Стронгилоидоз, диагностика и лечение | Патологии

Стронгилоидоз — нематодоз, вызванный круглыми червями семейства Strongyloididae, подотряда Rhabditata. Восприимчив и человек.


Биология развития


Cхожа для всех стронгилоидозов. Имеют прямой и непрямой тип развития, в зависимости от условий окружающей среды.  При прямом пути развития, чаще в теплое время года, во внешней среде из яйца вылупляется личинка, которая несколько раз линяет и затем становится инвазионной. Ее проглатывает основной хозяин. При непрямом пути развития после первой линьки во внешней среде, формируются личинки 2-й стадии, которые превращаются в свободноживущих раздельнополых самцов и самок. Они во внешней среде и откладывают яйца. Из яиц вылупляются личинки, образуются филяриевидные (инвазионные) формы. Данные гельминты могут развиваться разными путями вне организма хозяина. Заражение может происходить при попадании внутрь, так и через кожу при проникновении\ внедрении филяриевидных личинок.


Диагностика


Диагноз ставится на основании результатов анализа кала.


Стронгилоидоз крупного рогатого и мелкого рогатого скота


Возбудитель Strongyloides papillosus (восприимчивы зайцы и кролики). Поражают слизистую оболочку тонкого отдела кишечника.


Симптомы: у овец в первые дни после проникновения личинки через кожу начинается зуд, беспокойство, покраснение, образуются гнойнички. Во время миграции личинок состояние ухудшается, поднимается температура тела, снижается аппетит, в легких прослушиваются влажные хрипы, которые потом исчезают. Усиливается перистальтика, в кале появляется слизь, появляются поносы и запоры. У телят стронгилоидоз протекает хронически, сопровождается снижением массы тела отставанием в развитии. Редко схож с симптомами у ягнят (овец).


Лечение: используют препараты ивермектина, эприномектина, фебантела (Неомектин, Эпримек, Празивер)

Стронгилоидоз жеребят


Возбудитель Strongyloides westeri. Локализация взрослых нематод в тонком отделе кишечника.


Симптомы: протекает хронически, симптомы выражены слабо.


Лечение: эффективны препараты мебендазола, тиабендазола, эприномектина (Эпримек), ивермектина + празиквантела (Празивера).

Стронгилоидоз поросят


Возбудитель Strongyloides ransomi. Паразитирует в тонком отделе кишечника.


Симптомы: протекает остро и хронически. У поросят до 2-х месяцев отмечают вялость, проблемы пищеварения, снижение аппетита, снижение массы тела. Кожа краснеет, появляется сыпь, повышается температура тела, сильная болезненность в области спины и крупа, рвота, диарея, видимые слизистые становятся бледными. У взрослых животных в большинстве случаев протекает хронически, без явной клинической картины.


Лечение: препараты на основе фенбендазола, ивермектина, эприномектина (Эпримек, Празивер, Неомектин).

Профилактика: профилактикой стронгилоидозов для всех видов животных является своевременная дегельминтизация.

Определение антител к возбудителям стронгиллоидоза (Strongyloides stercoralis) класса IgG

Антитела класса IgG к  Strongyloides stercoralis появляются в крови через 2-3 недели с  момента первичного инфицирования, достигая максимума концентрации в острый период инфекции, затем снижаются, но невысокий титр антител сохраняется пожизненно. Данный тест необходим для диагностики текущей или перенесенной инфекции. 

Общая информация об инфекции

Стронгилоидоз — паразитарное заболевание человека, вызываемое круглыми червями  Strongyloides stercoralis. Характерной особенностью данных паразитов является способность с одной стороны жить и размножаться в организме хозяина десятилетиями практически бессимптомно, а с другой — вызывать угрожающие жизни состояния у людей со сниженным иммунитетом (диссеминированный стронгилоидоз со смертностью 60—85 %).
Стронгилоидоз широко распространён в странах с тропическим и субтропическим климатом, и в эндемичных районах может поражать до 40 % населения. 
Основной путь заражения стронгилоидозом — проникновение личинок червя через неповрежденную кожу при ходьбе босиком или при любом другом контакте с землёй. Симптомы могут отражать как процесс проникновения личинок, сопровождающийся зудом, так и пребывание червей внутри организма, где они разносятся током крови по сосудам и органам, в конечном итоге попадая в кишечник. Наиболее частые проявления инвазии — жидкий водянистый стул, боли в животе и уртикарная сыпь на коже.
Клинические симптомы стронгилоидоза варьируют в широких пределах в зависимости от остроты болезни и индивидуальной реакции организма. Болезнь может протекать в нескольких формах: острая инфекция, хроническая инфекция с желудочно-кишечными проявлениями, асимптоматическая аутоинфекция, симптоматическая аутоинфекция и синдром гиперинфекции с диссеминацией (распространением) паразитов по всему организму.
У иммунокомпетентных лиц стронгилоидоз обычно принимает асимптоматическую или наиболее мягкую форм. У ослабленных и иммунокомпрометированных лиц (имеющих раковые заболевания, СПИД, после трансплантации органов, химиотерапии и лечения кортикостероидами) стронгилоидоз может переходить в диссеминированную форму, когда личинки паразитов распространяются по всему организму. Эта форма болезни может протекать тяжело, вызывая заражение крови (паразитемия), менингит, миокардит и др..

Показания для назначения данного исследования
Определение специфических IgG к Strongyloides stercoralis используется в качестве дополнительного метода диагностики стронгилоидоза у лиц, проживающих в эндемичных районах и у лиц с характерными клиническими проявлениями. Хроническое течение заболевания с периодическими обострениями и разнообразием клинических проявлений (гастродуоденит, кожные высыпания, бронхит с астматическим компонентом) обусловливает определенные сложности в проведении дифференциальной диагностики и в этом случае данные о наличии/отсутствии специфических IgG имеют большое диагностическое значение. 

Литература:
1.  Бронштейн А.М., Токмалаев А.К. Паразитарные болезни человека. Протозоозы и гельминтозы. — М.: «Российский университет дружбы народов», 2002. 

Антитела к Strongyloides stercoralis, возбудителю стронгилоидоза, IgG

Метод определения
Иммуноанализ.

Исследуемый материал
Сыворотка крови

Ранняя (серологическая) диагностика стронгилоидоза.

Стронгилоидоз (ангвиллюлёз, кохинхинская диарея) – один из «тропических» гельминтозов. Это паразитарное заболевание с аллергическими, желудочно-кишечными и легочными проявлениями, вызываемое нематодой (круглым червем) Strongyloides stercoralis (угрица кишечная). Самка гельминта — бесцветная, нитевидная размером 2,2 • 0,03—0,07 мм, самцы имеют меньшие размеры — 0,7 • 0,05 мм. Оплодотворенные самки, паразитирующие в слизистой оболочке тощей кишки, откладывают туда яйца овальной формы, прозрачные, размерами 0,05 • 0,03 мм, из которых в кишечник выходят личинки длиной 0,2—0,3 мм.

Заболевание распространено в тропиках, но эндемические очаги могут обнаруживаться и во многих районах с умеренным климатом, что чаще связано с процессами туризма в тропические страны или миграцией из этих стран. Источник инфекции – больной человек, передача может происходить при контакте с почвой, инфицированной фекалиями, при употреблении загрязненной воды и пищи, при прямых контактах с больными. Заражают человека инвазионные филяриевидные (нитевидные) личинки третьей стадии, которые могут находиться на земле или в кале больного. Основной путь заражения стронгилоидозом — проникновение личинок червя через неповрежденную кожу при ходьбе босиком или при любом другом контакте с землей. Паразит, не покидая хозяина, может вновь проходить весь жизненный цикл (аутоинвазия). Личинки, проникнув в организм через кожу либо с загрязненной водой и пищей, внедряются в кровеносные или лимфатические сосуды и с током крови переносятся в легкие, проникают в альвеолы. Далее они по воздухоносным путям мигрируют в ротоглотку, откуда при заглатывании попадают в пищеварительный тракт и достигают 12-перстной кишки, где завершается их созревание.

Нередко болезнь протекает бессимптомно, но возможно и развитие угрожающего жизни состояния у людей со сниженным иммунитетом (диссеминированный стронгилоидоз со смертностью 60—85 %). На ранних стадиях преобладают аллергические проявления со стороны кожи и легких. В месте проникновения (часто на стопах) возникает зудящая папуллезная сыпь. Миграция личинок в легкие нередко сопровождается пневмонией с приступами удушья, одышкой, кровохарканьем. На поздних стадиях преобладают проявления со стороны желудочно-кишечного тракта (боли в животе, диарея) вплоть до очень тяжелого его поражения. У больных с иммунодефицитом (в том числе при ослаблении иммунитета на фоне лечения глюкокортикоидами) возможна гиперинвазия с развитием угрожающего жизни диссеминированного стронгилоидоза.

Диагностика стронгилоидоза, в отличие от диагноза многих других кишечных гельминтозов, основывается на выявлении в кале не яиц, а личинок паразита, что требует применения особых методов, которые обычно используют в специализированных лабораториях. Экскреция личинок может быть низкой и переменной, эффективность однократного исследования кала не превышает 50%. Обычно стронгилоидоз сопровождается эозинофилией: у большинства больных в количество эозинофилов в крови возрастает от 6 до 15% (в абсолютных значениях – 500-1500 клеток/мкл), но при стронгилоидозе на фоне применения иммунодепрессантов эозинофилия может отсутствовать. Серологические тесты (исследование крови на наличие антител к паразиту, которые появляются в результате контакта филяриевидных личинок с иммунной системой человека) являются наиболее чувствительным видом исследований при хронической инфекции. Чувствительность этих тестов, по данным литературы, составляет около 85%. Применение серологических тестов для контроля лечения затруднено тем, что антитела исчезают не ранее 6-12 месяцев после излечения.

Литература

  • Инфекционные болезни у детей. Ред. Д.Марри. М. Практика, 2006 г., 928с 

  • Медицинская микробиология (гл.ред. Покровский В.И., Поздеев О.К.). – ГЭОТАР, Медицина, Москва, 1999, 1184 с. 

  • Requena-Mendez A. et al, The laboratory diagnosis and follow up of strongyloidiasis: a systematic review. PLOS Neglected Tropical Diseases. – 2013, Vol. 7,1,2002.  

  • Материалы фирмы-производителя реагентов.

Стронгилоидоз кошек: эпидемиология, заражение, симптомы, диагностика, схема лечения и профилактики

Стронгилоидоз кошек: эпидемиология, заражение, симптомы, диагностика, схема лечения и профилактики

Стронглоидозы — это желудочно-кишечные гельминтозы, возникающие в результате проникновения в кожу и миграции в организме нематод, относящихся к отряду Rhabditida рода Strongyloides, иногда приводящих к развитию тяжелой степени энтерита. Стронгилоид также называют круглыми червями из-за очень тонкого тела.

Четыре вида этих паразитов могут поражать кошек: Strongyloides tumefaciens, S. felis, S. planiceps и S. stercoralis. S. stercoralis обычно поражает людей и собак, реже кошек. Из круглых червей у кошек наиболее часто обнаруживают S. tumefaciens, которые более специфичны для кошачьих.

S. stercoralis является возбудителем истинного зооноза, который часто бывает обратным, так как человек чаще всего является источником заражения собак и кошек. Стронгилоидоз — это редкий гельминтоз плотоядных, который хорошо описан у собак, но очень редко встречается у кошек.

Биология — Цикл развития

Стронгилоиды — это маленькие, тонкие нематоды длиной от 2 до 9 мм. Паразитируют только партеногенетические самки этого вида. Они откладывают яйца без присутствия самцов. Их яйца маленькие, овальные и прозрачные, размером около 30 × 40 мкм. В каждом отложенном яйце находится одна личинка 1-й стадии. Эта личинка 1-й стадии выходит из организма хозяина с фекалиями. Личинки имеют рабдитовидный пищевод и длину тела около 300 мкм. Стронгилоиды — это паразиты тонкого отдела кишечника.

Яйцеживородящие самки откладывают яйца с личинками, которые вылупляются в почве и развиваются в достаточно влажной, грязной и теплой среде. Рабдитовидные личинки будут развиваться через рабдитовидные стадии 2, 3, 4 до превращения в молодых особей и в конечном итоге станут свободно живущими зрелыми особями мужского и женского пола. Это происходит очень быстро, за одну неделю, при попадании в благоприятные условия. После спаривания непаразитические самки откладывают яйца, из которых вылупляются личинки и развиваются до стадий L1, L2 и, наконец, L3 инвазионных филяриевидных личинок. Именно это второе поколение личинок 3-й стадии является паразитическим, состоящим исключительно из самок.

Эти филяриевидные личинки 3-й стадии могут проникать в организм хозяина при проглатывании, но чаще заражение происходит через кожу. Они достигают кровотока и заносятся в легкие через правый желудочек сердца. Их откашливают из трахеи, затем, после проглатывания, личинки попадают в тонкий отдел кишечника, где становятся зрелыми особями. В случаях попадания в организм хозяина с ослабленным иммунитетом, вылупление личинок из яиц, откладываемых паразитическими самками, с последующим их развитием до личинок 3-й стадии и образованием новых поколений, может происходить внутри хозяина. Затем они проникают в другие органы и брюшину, вызывая инвазивный (иногда называемый злокачественный) стонгилоидоз у людей. При этом такой сценарий не наблюдали у собак. Классический цикл развития занимает от 4 до 6 недель. Личинки 3-й стадии продолжают миграцию в легочные артериолы и распространяются по всем тканям организма хозяина. Они инкапсулируются и остаются в неактивном состоянии в течение нескольких месяцев. Личинки могут снова возобновить миграцию в периоды стресса, например, родов. Затем они могут заражать щенков через материнское молоко

ОПИСАТЕЛЬНАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Ангиллюлез (общее название, используемое для стронгилоидоза) может возникать в течение всего года в жарких странах и летом в странах с умеренным климатом. Гельминтоз чаще всего возникает у молодых плотоядных. Свободноживущие особи гельминтов семейства Rhabditidae могут выживать на влажном полу в питомниках при плохом уходе и содержании животных.

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

Источники заражения

Источниками заражения являются инвазионные личинки Strongyhides стадии L3, средой обитания которых является влажная почва, так как они чувствительны к высыханию. Они имеют большой потенциал выживания во внешней среде с развитием до свободноживущих взрослых особей, в то время как только партеногенетические самки являются паразитами.

Способ заражения

Чрескожный путь является основным способом заражения. Проглатывание играет незначительную роль, так как личинки (L3) разрушаются в желудке.

Следует отметить, что личинка стадии L3 может инкапсулироваться в мышцах или других тканях млекопитающих и возобновлять свою активность в организме плотоядных животных после беременности, что приводит к заражению молодых млекопитающих через молозиво или молоко.

Восприимчивость

Наиболее восприимчивыми являются молодые животные. Подавление иммунитета (недоедание, иммуносупрессивное лечение и СПИД у человека) способствует размножению паразитов в кишечнике (самоинфекция) и проникновению в организм личинок (L3): инвазивный и диссеминированный ангиллюлез.

СИМПТОМЫ

Инвазивная фаза

Фаза характеризуется проявлением узелков, особенно на вентральной поверхности тела животных. Кожная инвазия также может быть вызвана другими почвенными нематодами (свободноживущие особи гельминтов семейства Rhabditidae, например, относящиеся к роду Pelodera). Последние уничтожаются и не продолжают свой цикл развития. Чрескожное заражение вызывает местную и региональную иммунную реакцию и, следовательно, множественные лимфаденопатии.

Фаза миграции

При прохождении личинок через паренхиму легких может наблюдаться кашель.

Кишечная фаза

Развитие острого энтерита с коликами, диареей и анемией. Стронгилоиды являются патогенными и вызывают обильную диарею, часто с фебрильным синдромом (гипертермия, тремор, апатия). Стронгилоидоз легко спутать с бактериальным или вирусным энтеритом, таким как парвовироз.

ОЧАГИ ПОРАЖЕНИЯ

Острый катаральный энтерит с возможными язвами и кровотечением.

ДИАГНОСТИКА

Дифференциальная диагностика требуется для исключения энтерита других этиологий у молодых плотоядных. Диагноз подтверждается на основании результатов микроскопического исследования кала и выявления яиц и личинок.

 

ПРЕПАРАТЫ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ

Применяют более сложные схемы лечения, чем при других желудочно-кишечных гельминтозах. Тиабендазол и ивермектин продемонстрировали эффективность в отношении стронгилоидов, но эти препараты не имеют регистрационного удостоверения для использования у собак или кошек. Бензимидазолы активны в отношении возбудителя, но требуется многократного применения. Например, фенбендазол в дозе 50 мг/кг/сутки в течение 7 дней. Информация предназначена для ветеринарных врачей. Не знаимайтесь самолечением кошек без посещения ветеринарной клиники. 

МЕТОДЫ ПРОФИЛАКТИКИ

Профилактика основана на дезинфекции и соблюдении гигиены в питомниках.

Читайте также по теме: «Ринотрахеит у кошек».

CDC — Strongyloides — Ресурсы для медицинских работников

значок предупреждения

Все анализы для молекулярной, серологической, морфологической идентификации или характеристики паразитарных заболеваний — а также тестирование на чувствительность Trichomonas — в CDC временно отключены, и время их проведения откладывается. Ожидается, что диагностическое тестирование через CDC возобновится в ближайшее время. CDC предлагает консультации относительно других вариантов при отсутствии диагностического тестирования в CDC на некоторые паразитарные заболевания.

Симптоматический спектр инфекции Strongyloides варьируется от субклинической при острой и хронической инфекции до тяжелой и смертельной при синдроме гиперинфекции и диссеминированном стронгилоидозе, летальность которых приближается к 90%. В любом случае симптомы у пациентов являются результатом миграции личинок паразита через различные органы тела.

Острый стронгилоидоз

Первым признаком острого стронгилоидоза, если он вообще заметен, является локализованная зудящая эритематозная сыпь в месте проникновения через кожу.У пациентов может развиться раздражение трахеи и сухой кашель, когда личинки мигрируют из легких вверх через трахею. После попадания личинок в желудочно-кишечный тракт у пациентов может возникнуть диарея, запор, боли в животе и анорексия.

Хронический стронгилоидоз

Хронический стронгилоидоз обычно протекает бессимптомно, но у пациентов с клиническими проявлениями желудочно-кишечные и кожные проявления являются наиболее частыми. Из жалоб со стороны желудочно-кишечного тракта наиболее частыми являются боль в эпигастрии, ощущение полноты после приема пищи, изжога и кратковременные эпизоды перемежающейся диареи и запора.Реже пациенты могут иметь скрытую кровь в фекалиях или массивные кровотечения из толстой кишки и желудка. Проявления, напоминающие воспалительное заболевание кишечника, особенно язвенный колит, встречаются редко. Также редко, но задокументированы, эндоскопические исследования, выявляющие патологию, похожую на псевдополипоз.

Кожные симптомы включают хроническую крапивницу и текущую личинку — повторяющуюся серпигинозную пятнисто-папулезную или крапивницу сыпь вдоль ягодиц, промежности и бедер из-за повторяющейся аутоинфекции.Он был описан как прогрессирующий со скоростью 10 см / час.

В редких случаях пациенты с хроническим стронгилоидозом жаловались на артрит, сердечную аритмию, а также признаки и симптомы, характерные для хронической мальабсорбции, дуоденальной непроходимости, нефротического синдрома и рецидивирующей астмы.

До 75% людей с хроническим стронгилоидозом имеют умеренную периферическую эозинофилию или повышенный уровень IgE.

Синдром гиперинфекции и диссеминированный стронгилоидоз

Синдром гиперинфекции и диссеминированный стронгилоидоз чаще всего связаны с субклинической инфекцией у пациентов, получающих высокие дозы кортикостероидов для лечения обострений астмы или хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ).Последующее нарушение иммунитета хозяина приводит к ускоренному автоинфекции и огромному количеству мигрирующих личинок. При хроническом стронгилоидозе и синдроме гиперинфекции личинки ограничиваются желудочно-кишечным трактом и легкими, тогда как при диссеминированном стронгилоидозе личинки проникают во многие органы. При отсутствии лечения уровень смертности от синдрома гиперинфекции и диссеминированного стронгилоидоза может приближаться к 90%.

Следующие признаки и симптомы могут наблюдаться при синдроме гиперинфекции и диссеминированном стронгилоидозе:

Желудочно-кишечные проявления

  • Боль в животе, тошнота, рвота, диарея
  • Илеус, отек кишечника, кишечная непроходимость
  • Изъязвление слизистой оболочки, массивное кровотечение и последующий перитонит или бактериальный сепсис

Легочные проявления и находки

  • Кашель, хрипы, одышка, охриплость
  • Пневмонит
  • Кровохарканье
  • Дыхательная недостаточность
  • Диффузные интерстициальные инфильтраты или уплотнения на рентгенограммах грудной клетки

Неврологическое исследование

  • Асептический или грамотрицательный менингит
  • Сообщалось о личинках в спинномозговой жидкости, менингеальных сосудах, твердой мозговой оболочке, эпидуральном, субдуральном и субарахноидальном пространствах

Системные признаки и симптомы

  • Периферический отек и асцит, вторичные по отношению к гипоальбуминемии вследствие энтеропатии с потерей белка
  • Рецидивирующая грамотрицательная бактериемия или сепсис от личинок, несущих бактерии, проникающие через стенки слизистой оболочки
  • Синдром неадекватной секреции антидиуретического гормона (SIADH)
  • Периферическая эозинофилия часто отсутствует

Кожные проявления

  • Рецидивирующая макулопапулезная или крапивница, которая может обнаруживаться в любом месте кожи, но чаще всего встречается вдоль ягодиц, промежности и бедер из-за повторяющейся аутоинфекции
  • Currens личинки — серпигинозная или крапивница, которая прогрессирует со скоростью 10 см / час.

Вернуться к началу

Золотым стандартом диагностики инфекции Strongyloides является серийное исследование кала. Однако традиционные исследования кала нечувствительны и требуют до семи исследований кала для достижения 100% чувствительности. Специализированные исследования кала включают определение концентрации по Берману, культивирование на фильтровальной бумаге Хоради-Мори, метод количественного определения концентрации ацетата и культивирование на чашках с питательным агаром. Дуоденальный аспират более чувствителен, чем исследование кала, а биопсия двенадцатиперстной кишки может выявить паразитов в желудочных криптах, двенадцатиперстных железах или эозинофильную инфильтрацию в собственной пластинке.Часто личинок можно увидеть, просто поместив их в жидкость из бронхоальвеолярного лаважа (БАЛ).

Многие из доступных серологических тестов довольно чувствительны, но перекрестно реагируют с другими филяриями паразитов, шистосомами и Ascaris lumbricoides , снижая специфичность тестов. Кроме того, бывает трудно отличить активные случаи от исторических случаев, поскольку антитела могут сохраняться в течение некоторого времени. У значительной части людей антитела становятся отрицательными в течение 6 месяцев после успешного лечения.Разработаны более чувствительные и специфические серологические тесты с использованием рекомбинантных антигенов.

Следует отметить, что CDC выполняет эталонное серологическое тестирование только для подтверждения результатов тестов, которые иногда трудно интерпретировать или сомнительно.

Вернуться к началу

Стронгилоидоз острый и хронический

Терапия первой линии
Ивермектин , однократно, 200 мкг / кг перорально в течение 1-2 дней

К относительным противопоказаниям относятся:

  • Подтвержденная или предполагаемая сопутствующая инфекция Loa loa
  • Лица с массой тела менее 15 кг
  • Беременные или кормящие женщины

Ивермектин для перорального применения доступен для использования людьми в США.

Альтернатива

Альбендазол , 400 мг перорально 2 раза в день в течение 7 дней.

Относительные противопоказания:

  • Повышенная чувствительность к соединениям бензимидазола или любому компоненту продукта
  • Следует избегать применения в 1 триместре беременности

Пероральный альбендазол доступен для использования людьми в США.

У пациентов с положительным результатом исследования кала на Strongyloides и стойкими симптомами последующие исследования кала следует проводить через 2–4 недели после лечения, чтобы подтвердить исчезновение инфекции.Если наблюдается рецидив личинок, показано повторное лечение.

Синдром гиперинфекции / Диссеминированный стронгилоидоз

Если возможно, иммуносупрессивную терапию следует прекратить или уменьшить, и:

Ивермектин, 200 мкг / кг в день перорально до отрицательного результата анализа стула и / или мокроты в течение 2 недель.

Опубликованные отчеты о случаях продемонстрировали эффективность ректального введения для пациентов с непереносимостью пероральной терапии, например с кишечной непроходимостью, непроходимостью, известной или подозреваемой мальабсорбцией.

Если пероральное и / или ректальное введение невозможно, то были случаи, когда FDA разрешало исключение в отношении нового исследуемого препарата (IND) для ветеринарной подкожной рецептуры ивермектина.

Вернуться к началу

Просеивание

Врачи должны особенно внимательно рассматривать Strongyloides у пациентов:

  • Кто сейчас или собирается начать терапию кортикостероидами или другими иммунодепрессантами
  • Заражение вирусом HTLV-1
  • С гематологическими злокачественными новообразованиями, включая лейкемии и лимфомы
  • Переносшие или планирующие трансплантацию органов
  • Со стойкой периферической или необъяснимой эозинофилией
  • С недавними или отдаленными историями путешествий в эндемичные районы.

Следует отметить, что хотя люди с ВИЧ / СПИДом могут иметь диссеминированный стронгилоидоз или синдром гиперинфекции, обсервационные исследования не показали повышенного риска в этой группе населения.

Меры предосторожности

При госпитализации пациентов со стронгилоидозом следует соблюдать стандартные меры предосторожности. При контакте с калом пациента важно носить перчатки и халат, соблюдать правила гигиены и тщательно мыть руки.

Подробнее на: Мытье рук

Вернуться к началу

Стронгилоидоз — Инфекционные заболевания — Руководство Merck Professional Edition

  • Идентификация личинок с помощью микроскопического исследования образцов, в том числе стула или двенадцатиперстной кишки, а также у пациентов с синдромом гиперинфекции и диссеминированным стронгилоидозом, смывом из бронхов, мокротой или другими биологическими жидкостями

  • Иммуноферментный анализ на антитела

При микроскопическом исследовании одного образца кала личинки обнаруживаются примерно в 25% неосложненных инфекций Strongyloides .Повторное исследование концентрированных проб стула повышает чувствительность; рекомендуется от 3 до 7 образцов стула. Специализированные методы исследования кала повышают чувствительность. Они включают культивирование на чашках с питательным агаром, технику воронки Баермана и технику фильтровальной бумаги Харада-Мори.

Эндоскопическая аспирация тонкой кишки или биопсия подозрительных поражений двенадцатиперстной кишки или тощей кишки могут быть положительными при инфекциях низкого уровня.

При синдроме гиперинфекции и диссеминированном стронгилоидозе нитевидные личинки могут быть обнаружены в кале, дуоденальном содержимом, мокроте и смывах из бронхов, а также, редко, в спинномозговой жидкости (CSF), моче, плевральной или асцитической жидкости.Их также можно увидеть в биопсиях легочной ткани или тканей других органов. Рентген грудной клетки может показать диффузные интерстициальные инфильтраты, уплотнение или абсцесс.

Доступно несколько иммунодиагностических тестов для выявления антител к стронгилоидам в сыворотке крови. Иммуноферментный анализ (EIA) рекомендуется из-за его большей чувствительности (> 90%). Антитела IgG в сыворотке обычно могут быть обнаружены даже у пациентов с ослабленным иммунитетом и диссеминированным стронгилоидозом, но отсутствие выявляемых антител не исключает инфекции.Перекрестные реакции у пациентов с филяриозом или другими нематодными инфекциями могут привести к ложноположительным результатам. Результаты теста на антитела нельзя использовать для дифференциации текущей инфекции от перенесенной. Положительный результат теста требует продолжения усилий по установлению паразитологического диагноза.

Серологический мониторинг может быть полезным при последующем наблюдении, поскольку уровни антител снижаются в течение 6 месяцев после успешной химиотерапии.

Молекулярные тесты для диагностики S. stercoralis , включая методы на основе полимеразной цепной реакции (ПЦР), доступны в некоторых справочных лабораториях.Чувствительность и специфичность молекулярных тестов различаются, и они еще не заменили микроскопию и серологию для диагностики.

Людей, которые могли подвергнуться воздействию Strongyloides , следует обследовать с помощью исследования кала и / или серологического тестирования. Кандидатами на скрининг являются люди, которые путешествовали или проживали в эндемичных районах (недавно или даже в далеком прошлом), и любое из следующего:

Пациенты с ВИЧ / СПИДом не подвергаются непропорционально высокому риску гиперинфекции или диссеминированный стронгилоидоз и не являются кандидатами для скрининга при отсутствии других факторов риска.

Стронгилоидоз: история болезни, патофизиология, этиология

Автор

Пранатхарти Харан Чандрасекар, MBBS, доктор медицины Профессор, заведующий отделением инфекционных заболеваний, факультет внутренней медицины, Медицинский факультет Государственного университета Уэйна

Пранатхарти Харан Чандрасекар, магистр медицины и медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей , Американское общество микробиологии, Международное принимающее общество с ослабленным иммунитетом, Американское общество инфекционных заболеваний

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Соавтор (ы)

Клаудиа Д. Джаррин Техада, доктор медицины Доцент, Отделение инфекционных заболеваний, Группа врачей Государственного университета Уэйна, Медицинский факультет Государственного университета Уэйна

Клаудиа Д. Джаррин Техада, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Общество инфекционных заболеваний America

Раскрытие: Ничего не раскрывать.

Главный редактор

Майкл Стюарт Бронз, доктор медицины Дэвид Росс Бойд Профессор и председатель медицинского факультета, кафедра внутренней медицины, кафедра медицины, Научный центр здравоохранения Университета Оклахомы; Магистр Американского колледжа врачей; Член Американского общества инфекционных болезней; Член Королевского колледжа врачей, Лондон

Майкл Стюарт Бронз, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж врачей, Американская медицинская ассоциация, Ассоциация профессоров медицины, Общество инфекционных болезней Америки, Медицинская ассоциация штата Оклахома, Южное общество клинических исследований

Раскрытие информации: Ничего не раскрывать.

Дополнительные участники

Хари Поленаковик, доктор медицины, FACP, FIDSA Профессор медицины, Государственный университет Райта, Медицинская школа Буншофт

Хари Поленаковик, доктор медицины, FACP, FIDSA является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж врачей , Американское общество микробиологов, Европейское общество клинической микробиологии и инфекционных заболеваний, Американское общество инфекционных заболеваний, Американское общество эпидемиологии здравоохранения

Раскрытие: нечего раскрывать.

Сильвия Поленаковик, врач-терапевт Терапевт, отделение внутренней медицины, больница Сикамор; Терапевт, Группа госпиталистов Майами-Вэлли, MVH; Клинический инструктор, Государственный университет Райта, Медицинская школа Буншофт

Сильвия Поленаковик, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей — Американского общества внутренней медицины, Общества госпитальной медицины

Раскрытие информации: не раскрывать.

Благодарности

Лесли Л. Бартон, доктор медицины Почетный профессор педиатрии, Медицинский колледж Университета Аризоны

Лесли Л. Бартон, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Ассоциации директоров педиатрических программ, Общества инфекционистов Америки и Общества педиатрических инфекционных болезней

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Рамеш А. Бхарадвадж, доктор медицины, научный сотрудник по инфекционным заболеваниям, Детройтский медицинский центр, медицинский факультет Государственного университета Уэйна

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Эмили Энн Карпентер Роуз, доктор медицины, Научный сотрудник по педиатрической неотложной медицинской помощи, Медицинский факультет Университета Лома Линда

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Rosalie Elenitsas, MD Herman Beerman Адъюнкт-профессор дерматологии Медицинского факультета Пенсильванского университета; Директор Службы кожной патологии Пенсильвании, Департамент дерматологии, Система здравоохранения Пенсильванского университета

Розали Еленицас, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии дерматологии и Американского общества дерматопатологов

Раскрытие информации: редактор учебника по роялти Липпинкотта Уильямса Уилкинса; Гонорар DLA Piper Консультации Консультации

Уэсли Эммонс, доктор медицины, FACP Доцент кафедры медицины, Университет Томаса Джефферсона; Консультант, Отдел инфекционных заболеваний, Отделение внутренней медицины, Christiana Care, Newark, DE

Уэсли Эммонс, доктор медицины, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Американской медицинской ассоциации, Американского общества тропической медицины и гигиены, Американского общества инфекционных болезней и Международного общества по СПИДу

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Рональд А. Гринфилд, доктор медицины Профессор кафедры внутренней медицины Медицинского колледжа Университета Оклахомы

Рональд Гринфилд, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей, Американской федерации медицинских исследований, Американского общества микробиологии, Центрального общества клинических исследований, Американского общества инфекционных болезней, Американского общества медицинской микологии, Фи Бета Каппа, Южное общество клинических исследований и Юго-западная ассоциация клинической микробиологии

Раскрытие информации: Pfizer Honoraria Выступление и обучение; Gilead Honoraria Выступление и обучение; Орто Макнил Гонорария Выступление и преподавание; Abbott Honoraria Выступление и преподавание; Астеллас Хонорария Выступление и обучение; Кубистская Гонорария Выступление и преподавание; Лесная фармацевтика Выступление и обучение

Ашир Кумар, MD, MBBS, FAAP, Почетный профессор, Департамент педиатрии и человеческого развития, Колледж медицины человека Мичиганского государственного университета

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Марк Лауден, доктор медицины, FACEP Заместитель директора по медицине, отделение неотложной помощи, Госпиталь Дьюка Роли

Марк Лауден, доктор медицины, FACEP является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины и Американского колледжа врачей неотложной помощи

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Антонио Муньис, доктор медицины Профессор неотложной медицины и педиатрии, Медицинская школа Техасского университета в Хьюстоне; Заведующий отделением неотложной педиатрической помощи, Детская Мемориальная больница Германа

Антонио Муньис, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американской академии педиатрии, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американской кардиологической ассоциации, Американской медицинской ассоциации, Общества академической неотложной медицины и Южной медицинской ассоциации

.

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Джеймс Дж. Нордлунд, доктор медицины Почетный профессор кафедры дерматологии Медицинского колледжа Университета Цинциннати

Джеймс Дж. Нордлунд, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии дерматологии, Sigma Xi и Общества исследовательской дерматологии

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Эллисон Дж. Ричард, доктор медицины Доцент кафедры неотложной медицины Медицинской школы Кека Университета Южной Калифорнии; Заместитель директора отдела международной медицины; Лечащий врач отделения неотложной помощи больницы округа Лос-Анджелес Университета Южной Калифорнии

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Роберт А. Шварц, доктор медицины, магистр здравоохранения Профессор и руководитель дерматологии, профессор патологии, педиатрии, медицины, профилактической медицины и общественного здравоохранения, Университет медицины и стоматологии Медицинской школы Нью-Джерси-Нью-Джерси

Роберт А. Шварц, доктор медицины, магистр здравоохранения является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американская академия дерматологии, Американский колледж врачей и Sigma Xi

.

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Russell W. Steele, MD Руководитель отделения детских инфекционных болезней Детского оздоровительного центра Ochsner; Клинический профессор кафедры педиатрии медицинского факультета Тулейнского университета

Рассел Стил, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американской ассоциации иммунологов, Американского педиатрического общества, Американского общества микробиологов, Американского общества инфекционных болезней, Медицинского общества штата Луизиана, Общества педиатрических инфекционных болезней, Общество педиатрических исследований и Южная медицинская ассоциация

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Франсиско Талавера, фармацевт, доктор философии Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Medscape Salary Employment

Mordechai M Tarlow, MD Клинический сотрудник, Отделение дерматологии, Медицинская школа Университета Пенсильвании

Мордехай М. Тарлоу, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американская академия дерматологии, Американская медицинская ассоциация, Американское общество хирургии MOHS, Американское общество косметической дерматологии и эстетической хирургии и Sigma Xi

.

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Джетер (Джей) Притчард Тейлор III, MD Специалист по соблюдению нормативных требований, лечащий врач, отделение неотложной медицины, отделение неотложной медицины, Palmetto Health Richland, Школа медицины Университета Южной Каролины; Медицинский директор, отделение неотложной медицины, Palmetto Health Baptist

Джетер (Джей) Притчард Тейлор III, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неотложной медицины, Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американской медицинской ассоциации и Общества академической неотложной медицины

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Роберт Толан-младший, доктор медицины Начальник отдела аллергии, иммунологии и инфекционных заболеваний, Детская больница при университетской больнице Святого Петра; Клинический адъюнкт-профессор педиатрии, Медицинский колледж Дрексельского университета

Роберт Толан-младший, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американской медицинской ассоциации, Американского общества микробиологии, Американского общества тропической медицины и гигиены, Американского общества инфекционных болезней, Общества педиатрических инфекционных болезней, Phi Бета Каппа и врачи за социальную ответственность

Раскрытие информации: GlaxoSmithKline Honoraria Выступление и обучение; MedImmune Honoraria Выступление и обучение; Merck Honoraria Выступление и обучение; Санофи Пастер Гонорария Выступление и преподавание; Baxter Healthcare Honoraria Выступление и преподавание; Novartis Honoraria Выступление и обучение

Эрик Л. Вайс, доктор медицины DTM & H, медицинский директор, Управление непрерывности обслуживания и планирования на случай стихийных бедствий, директор по стипендии, Стипендия по медицине стихийных бедствий Медицинского центра Стэнфордского университета, председатель SUMC и LPCH Целевая группа по биотерроризму и готовности к чрезвычайным ситуациям, клинический доцент кафедры Хирургия (неотложная медицина), Медицинский центр Стэнфордского университета

Эрик Л. Вайс, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американского колледжа врачей неотложной помощи, Американского колледжа медицины труда и окружающей среды, Американской медицинской ассоциации, Американского общества тропической медицины и гигиены, Врачи за социальную ответственность, Юго-Восточный хирургический конгресс, Южная ассоциация онкологии, Южное клиническое неврологическое общество и Медицинское общество дикой природы

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Майкл Дж. Уэллс, доктор медицины Доцент, кафедра дерматологии, Центр медицинских наук Техасского технологического университета, Медицинская школа Пола Л. Фостера

Майкл Дж. Уэллс, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американской академии дерматологии, Американской медицинской ассоциации и Техасской медицинской ассоциации

.

Раскрытие: Ничего не нужно раскрывать.

Стронгилоидоз | DermNet NZ

Автор: Ванесса Нган, штатный писатель, 2008 г.


Что такое стронгилоидоз?

Стронгилоидоз — кишечная инфекция, вызываемая паразитическими аскаридами (нематодами) Strongyloides stercoralis . Он отличается от других паразитарных нематодных инфекций, например филяриатоз, как по клиническим характеристикам, так и по сложному жизненному циклу.

  • Паразиты Strongyloides могут сохраняться и размножаться внутри человека-хозяина до 30 лет, вызывая минимальные симптомы или не вызывая их вообще. Однако у хозяина с ослабленным иммунитетом они могут вызвать серьезную и опасную для жизни инфекцию.
  • Жизненный цикл стронгилоидных паразитов намного сложнее, чем у других паразитических нематод, поскольку он может протекать в двух средах: полный жизненный цикл может иметь место в пределах человеческого хозяина или в цикле «свободно живущего», который происходит в открытой среде. .

Где обнаружен стронгилоидоз?

Стронгилоидоз — это болезнь преимущественно тропических и субтропических стран, но случаи заболевания также встречаются в умеренном климате (включая юго-восточные штаты США).В таких странах, как Западная Африка, Юго-Восточная Азия и Карибский бассейн, уровень инфицирования достигает 40%. Это наиболее часто встречается в сельской местности, в специализированных учреждениях по уходу и в более низких социально-экономических группах. По оценкам, это повлияет на жизнь 70 миллионов человек во всем мире.

Жизненный цикл стронгилоидов

Самым распространенным способом заражения стронгилоидозом является проникновение личинок стронгилоидов через кожу при контакте с зараженной почвой.

Личинки попадают с кровотоком в легкие или непосредственно в тонкий кишечник.Инфекция через легкие в конечном итоге достигает глотки (задней части рта), где личинки проглатываются, и попадает в тонкий кишечник. Попадая в тонкий кишечник, они дважды линяют, чтобы стать паразитирующими взрослыми женскими особями.

Взрослые черви живут, переплетаясь в слизистой оболочке тонкой кишки, и производят яйца, дающие неинфекционные (рабдитовидные) личинки. Эти личинки могут выводиться из организма хозяина со стулом, где они линяют, спариваются и размножаются в течение свободного жизненного цикла.

В качестве альтернативы при определенных условиях может произойти аутоинфекция. Здесь личинки становятся заразными, проводят свой жизненный цикл и повторно заражают организм, даже не покидая хозяина.

Каковы признаки и симптомы стронгилоидоза?

Существует несколько клинических форм стронгилоидоза.

Неосложненный стронгилоидоз

В острой фазе сразу после заражения у пациентов может появиться легкая зудящая сыпь, которая часто возникает в месте проникновения через кожу личинок, обычно на стопах.Это может распространиться на области ягодиц и талии. Эта сыпь получила название земного зуда. Желудочно-кишечные симптомы могут включать диарею, боль в животе и иногда тошноту и рвоту. У пациентов также может быть субфебрильная температура, кашель и хрипы из-за миграции личинок через легкие.

Стронгилоидоз может перейти в хроническую форму из-за хронической инфекции. Многие пациенты с хроническим заболеванием полностью бессимптомны. Периодически они могут испытывать неопределенный дискомфорт в животе, перемежающуюся диарею и запор, а также периодические высыпания.

Рецидивирующие высыпания известны как течения личинок или ползучая инфекция. Это происходит в результате аутоинфекции стронгилоидесов и проявляется в виде высыпаний, начинающихся в перианальной области, которые быстро распространяются и вызывают сильный зуд. Эпизоды обычно длятся несколько часов, прежде чем снова утихают на несколько недель или месяцев. Из-за аутоинфекции рецидивирующие личинки могут продолжаться в течение многих лет, часто десятилетий.

Стронгилоидозная инфекция может имитировать язвенную болезнь желудка и желчного пузыря, и часто пациенты подвергаются лечению или хирургическому вмешательству по поводу одного или обоих, но не реагируют на эти методы лечения.

Тяжелый стронгилоидоз

Существует две критических формы стронгилоидоза: синдром гиперинфекции и диссеминированный стронгилоидоз.

  • Синдром гиперинфекции возникает при чрезмерном скоплении червей в тонком кишечнике из-за ускорения их нормального жизненного цикла.
  • Диссеминированный стронгилоидоз возникает, когда личинки распространяются на другие органы (например, сердце, мочевыводящие пути, центральную нервную систему), которые обычно не являются частью жизненного цикла паразитов.Это может произойти, когда у пациентов с хроническим стронгилоидозом становится подавленный иммунитет.

Клинические признаки и симптомы тяжелого стронгилоидоза могут возникать внезапно и включать сильную боль в животе, тошноту и рвоту, кровавую диарею, кашель с кровью, одышку, ригидность шеи, головную боль, спутанность сознания, лихорадку, озноб и кожную сыпь.

Кожная сыпь может проявляться в виде петехий и пурпуры на туловище и конечностях. Массовая миграция личинок внутри кожи приводит к разрыву мелких кровеносных сосудов под кожей и их кровотечению.

Как диагностируется стронгилоидоз?

Диагноз стронгилоидоза подтвержден серологией на стронгилоидоз.

Некоторые пациенты страдают эозинофилией. Фекальные паразиты могут быть обнаружены или не обнаружены в кале инфицированных людей.

В регионах, где это заболевание широко распространено, рекомендуется проводить скрининг на стронгилоиды перед введением иммуносупрессивных лекарств и биологических агентов.

Как лечить стронгилоидоз?

Лечение стронгилоидоза — противоглистная терапия.Ивермектин в дозе 200 мкг / кг ежедневно в течение двух дней является препаратом выбора при неосложненном стронгилоидозе. Этот препарат не убивает личинок только взрослых червей, поэтому для полного уничтожения инфекции необходимо повторное дозирование. Другие эффективные препараты включают альбендазол и тиабендазол.

В дополнение к антигельминтной терапии тяжелых форм стронгилоидоза может потребоваться поддерживающее лечение, такое как внутривенное введение жидкости для уменьшения объема, переливание крови при желудочно-кишечном кровотечении и механическая вентиляция при дыхательной недостаточности.Лечение антибиотиками может быть показано, если также развилась бактериемия или менингит.

Что такое Strongyloides | Диагностика симптомов стронгилоидов

Strongyloidesis заболевание, вызываемое кишечными аскаридами или нематодами Strongyloides. Существует более 40 видов Strongyloides , которые могут инфицировать птиц, домашний скот и других животных, но вид S. stercoralis вызывает большинство Strongyloides у людей.

Strongyloides чаще всего встречается в тропиках, субтропиках и регионах с умеренно теплым климатом. Заболевание также чаще встречается в сельской местности и среди институционального населения. По оценкам Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC & P), во всем мире инфицировано от 30 до 100 миллионов человек. Заболевание редко встречается в Соединенных Штатах, но может быть обнаружено в юго-восточных штатах.

Вот некоторые из наиболее часто задаваемых вопросов о диагностике, лечении и профилактике Strongyloides .

  1. Как получить Strongyloides ? Люди заражаются Strongyloides , когда их кожа контактирует с почвой, зараженной личинками круглых червей. Молодые черви Strongyloides невидимы невооруженным глазом и могут проходить через кожу человека в кровоток в легкие и горло; из глотки они попадают в желудок и попадают в тонкий кишечник, где прикрепляются к стенкам кишечника. Затем яйца аскариды проходят через стул.Поскольку заражение Strongyloides происходит из почвы, некоторые виды деятельности увеличивают вероятность заражения человека. Факторы риска для Strongyloides включают хождение босиком по загрязненным территориям, сельское хозяйство, добычу угля и участие в деятельности, которая приводит к контакту с отходами жизнедеятельности человека или сточными водами. Люди с ослабленной иммунной системой также подвергаются более высокому риску заражения Strongyloides и развития более серьезного случая этого заболевания; Было обнаружено, что люди с Т-клеточным лимфотропным вирусом-1 человека (HTLV-1) особенно подвержены инфекции Strongyloides .
  2. Каковы симптомы Strongyloides ? Примерно в 50% случаев стронгилоидоз протекает бессимптомно. Если симптомы Strongyloides вообще проявляются, они будут включать боль в животе (особенно в верхней части живота), диарею, рвоту, потерю веса, кашель и сыпь. В более редких случаях могут возникать опасные для жизни формы заболевания, называемые синдромом гиперинфекции и диссеминированным стронгилоидозом; в таких случаях люди заболевают в критическом состоянии и должны немедленно обращаться в больницу.Как упоминалось ранее, эти тяжелые случаи чаще встречаются у людей с подавленной иммунной системой.
  3. Как диагностируется инфекция Strongyloides ? Наиболее распространенный способ диагностировать инфекцию Strongyloides — это анализ стула, который затем исследуется под микроскопом для обнаружения личинок аскариды. Анализы крови также можно использовать для обнаружения антигенов Strongyloides . В некоторых случаях проводится дуодемальная аспирация, при которой небольшое количество ткани тонкой кишки удаляется и проверяется на наличие личинок.
  4. Как обычно лечат инфекцию Strongyloides ? Strongyloides центров лечения пероральными противогельминтными препаратами, включая ивермектин и альбендазол. Дозировка и продолжительность лечения будут зависеть от тяжести инфекции Strongyloides . Людям с синдромом гиперинфекции и диссеминированным стронгилоидозом часто требуется несколько курсов лечения. После лечения в течение 2-4 недель следует собрать образец кала, чтобы убедиться, что инфекция исчезла.
  5. Как я могу предотвратить заражение Strongyloides ? Соблюдение правил личной гигиены — лучший способ предотвратить заражение Strongyloides . Всегда тщательно мойте руки теплой водой с мылом после посещения туалета или смены подгузника. Правильно выбрасывайте отходы и сточные воды и надевайте обувь при ходьбе по земле.
  6. Какие существуют типы тестов Strongyloides ? Стандартные серийные исследования стула часто являются первой линией диагностического тестирования; однако они могут быть нечувствительными и требовать нескольких тестов.В серологическом тестировании на Strongyloides используются иммуноферментные анализы (ELISA), такие как набор для тестирования сывороточных антител IVD Strongyloides Microwell ELISA.

Список литературы

Центр контроля заболеваний (CDC). «Паразиты — Strongyloides». Доступно по адресу
https://www.cdc.gov/parasites/Strongyloides/.

Medline Plus. «Информационный бюллетень по Strongyloides». Доступно по адресу
https://medlineplus.gov/ency/article/000630.htm.

Причины этого, способы лечения и др.

‌Стронгилоидоз — это кишечная инфекция, вызываемая разновидностью аскариды, которая называется Strongyloides stercoralis. Он может жить и размножаться в вашем кишечнике десятилетиями, не вызывая симптомов. Однако у людей со слабой иммунной системой это может быть опасно для жизни. Он откладывает яйца в вашем кишечнике, и когда личинки вылупляются, они сразу же повторно заражают вас. Вот почему инфекция может продолжаться так долго.

Что вызывает стронгилоидоз?

‌Стронгилоидоз вызывается паразитом, который представляет собой организм, который питается другим организмом. Аскариды, вызывающие стронгилоидоз, живут в почве, воде или фекалиях в виде личинок.Когда вы вступаете в контакт с этими личинками, они проникают через вашу кожу и попадают в ваш тонкий кишечник.

Попав в тонкую кишку, они откладывают яйца. Взрослые самки могут откладывать до 40 яиц в сутки. Эти яйца либо выводятся со стулом и продолжают загрязнять почву, либо остаются внутри вас и вызывают аутоинфекцию. Это когда они снова зарываются в ваш кишечник или кожу вокруг ануса, чтобы повторно заразить вас. Это может не вызывать никаких симптомов даже при стойкой инфекции.

Каковы симптомы стронгилоидоза?

‌Почти половины всех людей, страдающих стронгилоидозом, не имеют никаких симптомов. У людей с симптомами наблюдаются проблемы, связанные с пищеварительным трактом, которые включают следующее: ‌

У людей с запущенными случаями могут быть более серьезные симптомы, в том числе следующие: ‌

Как диагностируется стронгилоидоз?

‌Стронгилоидоз бывает сложно диагностировать, потому что исследование кала под микроскопом не всегда показывает инфекцию.Более надежным может быть осмотр стула пять раз в разное время. Стронгилоидоз иногда можно диагностировать с помощью анализа крови. Более запущенные случаи могут быть диагностированы путем анализа жидкости из легких или тонкой кишки.

Каковы осложнения стронгилоидоза?

‌Люди с ослабленной иммунной системой подвержены риску синдрома гиперинфекции. Синдром гиперинфекции может возникнуть в результате новой инфекции или предыдущей, которая была в спящем состоянии. Это происходит, когда заражаются органы, которые обычно не входят в жизненный цикл паразита.

В случае синдрома гиперинфекции личинки перемещаются в другие части тела, такие как легкие, печень, сердце и центральную нервную систему. В этих случаях уровень смертности может достигать 80%.

Люди со следующими состояниями имеют более высокий риск синдрома гиперинфекции: ‌

Как лечат стронгилоидоз?

‌Стронгилоидоз лечится лекарствами. Лучшее лекарство от этого — ивермектин. Стандартное лечение — 200 мкг на килограмм ивермектина один раз в день в течение 2 дней.Возможно, вы не сможете принимать ивермектин, если вы недавно путешествовали по районам Центральной Африки. В этом случае стронгилоидоз можно лечить 400 миллиграммами альбендазола перорально два раза в день в течение 7 дней.

Людей с ослабленной иммунной системой или синдромом гиперинфекции необходимо лечить до тех пор, пока результаты посева мокроты или стула не станут отрицательными в течение 2 недель. В некоторых случаях антибиотики необходимы и для лечения бактериальных инфекций.

Каковы факторы риска стронгилоидоза?

‌Стронгилоидоз чаще всего встречается во влажных, влажных районах, включая Южную Америку, Африку и юго-восток Соединенных Штатов, особенно в сельских Аппалачах.Вы подвергаетесь наибольшему риску, если жили или путешествовали в этих областях в течение длительного периода времени. Больше всего рискуют иммигранты, беженцы и ветераны вооруженных сил.

Стронгилоидоз чаще встречается у следующих людей: ‌

  • Те, кто находится в неблагоприятном социально-экономическом положении
  • Те, кто живет в учреждениях
  • Те, кто живет в сельской местности
  • Те, кто работает в сельском хозяйстве

‌ Потому что паразит, вызывающий стронгилоидоз, живет В загрязненной почве действия, которые увеличивают ваш контакт с почвой, увеличивают вероятность заражения.К ним относятся ходьба босиком, контакт со сточными водами или отходами жизнедеятельности человека или контакт с загрязненной почвой из-за таких занятий, как сельское хозяйство или добыча угля.

Как предотвратить стронгилоидоз?

‌Стронгилоидоз в основном ликвидирован в странах, где улучшились санитария и удаление отходов жизнедеятельности человека. Дополнительные стратегии по предотвращению стронгилоидоза включают следующее: ‌

  • Ношение обуви при ходьбе по земле
  • Избегание контакта со сточными водами и фекалиями
  • Уборка после собак
  • Обеспечение надлежащего удаления сточных вод и фекалий

Систематический обзор барьеров на пути борьбы со стронгилоидозом для общин коренных народов Австралии

Аннотация

Фон

Strongyloides stercoralis заражает человека-хозяина главным образом через контакт кожи с зараженной почвой.Результатом является стронгилоидоз, паразитарное заболевание с уникальным циклом аутоинфекции, вызывающим множество симптомов и признаков, с возможным летальным исходом от гипер-инфекции. Члены общины коренного населения Австралии, часто проживающие в сельских и отдаленных районах, подвергаются воздействию S. stercoralis и заражаются им. Цель этого обзора — определить препятствия на пути борьбы со стронгилоидозом. Цель — способствовать развитию инициатив по профилактике, раннему выявлению и эффективному лечению стронгилоидоза.

Методология / основные выводы

Проведено систематическое поисковое рецензирование исследований, опубликованных в 2012 г. и ранее. Были рассмотрены исследовательские статьи, в которых обсуждались аспекты стронгилоидоза, контекст инфекции и общее состояние здоровья коренных австралийцев. На основании заявления PRISMA был проведен систематический поиск в базах данных здравоохранения, Academic Search Premier, Informit, Medline, PubMed, AMED, CINAHL, Health Source Nursing и Academic. Ключевые поисковые запросы включали стронгилоидоз, коренное население, Австралию, здоровье и сообщество.Было отобрано 340 статей, из них 16 оригинальных исследовательских статей, опубликованных в период с 1969 по 2006 год, соответствовали критериям. Обзор выявил препятствия для контроля, определенные по трем ключевым темам: (1) состояние здоровья, (2) социально-экономический статус и (3) грамотность и процедуры в области здравоохранения.

Выводы / Значение

Это исследование определяет пять направлений вмешательства: (1) разработать протоколы отчетности между системой здравоохранения и сообществами; (2) протестировать всех пациентов из числа коренного населения Австралии, пациентов с ослабленным иммунитетом и пациентов, подвергшихся воздействию S.stercoralis ; (3) медицинским работникам требуется подробная информация о стронгилоидозе и потенциальной опасности заражения коренным австралийским народом; (4) разработать инициативы по тестированию и лечению в сообществах; и (5) измерять и сообщать о показателях распространенности, характерных для сообществ, и действовать с инициативами, основанными на этих результатах. Определив препятствия на пути борьбы со стронгилоидозом у коренного населения Австралии, можно достичь улучшенных результатов профилактики, лечения стронгилоидоза и общего состояния здоровья.

Сведения об авторе

Strongyloides stercoralis , нематодный паразит, имеет хорошо задокументированную историю заражения человека-хозяина в тропических и субтропических регионах в основном через контакт кожи с обитаемой почвой. Результатом является стронгилоидоз, паразитарное заболевание человека, с уникальным циклом аутоинфекции, способствующей возникновению множества симптомов, из которых гипер-инфекция может привести к летальному исходу. В Австралии члены коренных общин, часто проживающие в сельских и отдаленных районах, подвергаются воздействию стронгилоидов и заражаются ими.Предыдущие исследователи сообщали, что стронгилоидоз является постоянной проблемой для здоровья коренных австралийцев. Это систематический обзор для определения препятствий для борьбы с этим вредоносным патогеном. Барьеры на пути контроля можно определить по трем ключевым темам: (1) состояние здоровья, (2) социально-экономический статус и (3) грамотность и процедуры в области здравоохранения. Путем концептуализации этих препятствий и принятия мер по контролю, как указано в данном исследовании, есть потенциал для улучшения результатов профилактики и лечения стронгилоидоза, а, следовательно, и общего состояния здоровья коренных жителей Австралии.Это исследование способствует дальнейшей профилактике и лечению стронгилоидоза, повышая осведомленность о проблеме стронгилоидоза у коренных жителей Австралии. Цель данной статьи — выразить необходимость продолжения исследований и дальнейшей политики здравоохранения, направленной конкретно на искоренение стронгилоидоза в общинах коренных народов Австралии.

Образец цитирования: Миллер А., Смит М.Л., Джадд Дж. А., Спир Р. (2014) Strongyloides stercoralis : Систематический обзор препятствий на пути борьбы со стронгилоидозом для общин коренных народов Австралии.PLoS Negl Trop Dis 8 (9):
e3141.

https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0003141

Редактор: Чарльз Х. Кинг, Медицинский факультет Университета Кейс Вестерн Резерв, Соединенные Штаты Америки

Поступило: 28 февраля 2014 г .; Одобрена: 24 июля 2014 г .; Опубликовано: 25 сентября 2014 г.

Авторские права: © 2014 Miller et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Финансирование этого исследования было предоставлено Австралийским исследовательским советом, http://www.arc.gov.au/about_arc/grants.htm, грант № DI0989521. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Strongyloidies stercoralis , нематодный паразит, хорошо документирован как потенциально смертельный гельминт, передаваемый через почву, описанный в Спире как уникальный и сложный паразит человека. S. stercoralis — космополитический паразит, но более распространен в тропических регионах мира, включая тропическую Австралию. Сельские и отдаленные районы Австралии, в частности, Квинсленд, Северная территория, Западная Австралия, к северу от Южной Австралии и северные районы Нового Южного Уэльса, эндемичные показатели [1] — [5]. В общинах коренного населения Австралии высока распространенность стронгилоидоза (заболевания, вызываемого S. stercoralis ), как и у иммигрантов из других эндемичных стран, путешественников в эти страны и военнослужащих, которые провели время в эндемичных регионах [6], [7].Соулсби, Хевагама и Брэди [8] сообщают о четырех случаях стронгилоидоза у некоренного населения, возникшего в результате воздействия на работе, присутствующего в больнице Алис-Спрингс, и косвенно переданного от коренного населения. Среди инфицированных были учитель в школе для коренного населения, работник по уходу за детьми, бывшая медсестра и педиатр. Сообщается об очень высоких показателях распространенности среди общин коренных народов Австралии [3], [4], [6], [7], [9], [10]. Джонстон, Моррис, Спир и др. [7] описывают стронгилоидоз как клинически важное заболевание в Австралии.Клайн, Маккарти, Пирсон и др. [11] обсуждают основные забытые тропические болезни в Океании и подчеркивают, что стронгилоидоз является важной инфекцией, несмотря на отсутствие данных об общих показателях распространенности и клиническом воздействии.

Стронгилоидоз в сообществе свидетельствует о том, что отдельные лица в этом сообществе подверглись воздействию S. stercoralis из почвы, загрязненной человеческими фекалиями [6]. Инфицированные особи передают личинки первой стадии с фекалиями; они развиваются на почве до инфекционных личинок, которые проникают через кожу следующего хозяина.После миграции кровь-легкие паразитические взрослые самки (паразитические самцы отсутствуют) линяют и развиваются во взрослых самок червей в туннелях в слизистой оболочке тонкой кишки [12]. Затем яйца откладываются в туннели, вылупляются и производят личинок первой стадии в просвете кишечника. Большинство из них выходит с фекалиями. Однако небольшое количество личинок в кишечнике превращается в инфекционных личинок. Эти аутоинфекционные личинки проникают через стенку толстой кишки и повторно попадают в организм. Следовательно, S. stercoralis — очень необычная нематода, производящая инфекционных личинок не только снаружи в почве, но и внутри нее [12].

Появление аутоинфекционных личинок — основная причина, по которой стронгилоидоз является таким серьезным заболеванием [12], [13]. Инфекция длится всю жизнь, поскольку взрослые черви заменяются молодыми червями, и инфекция не прекращается, когда исходный урожай взрослых особей умирает. Количество гельминтов может постепенно увеличиваться, вызывая тяжелое заболевание, известное как синдром гиперинфекции. Аутоинфекционные личинки, мигрирующие из просвета толстой кишки, могут переносить кишечные бактерии в организм, что приводит к сепсису в любом органе.Среди пациентов с синдромом гиперинфекции у 50% имеется септическое событие (пневмония, сепсис, менингит, перитонит), обычно вызванное кишечными бактериями или полимикробным набором кишечных бактерий [14]. Это усложняет то, что S. stercoralis обладает иммуносупрессивным действием [15], [16]. Гиперинфекция происходит в основном, но не исключительно, у людей с ослабленным иммунитетом или иммунодефицитом с высоким уровнем летальности от гиперинфекции, по крайней мере, 60% [6], [7], [9], [10], [13], [ 17], [18].

Стронгилоидоз обычно симптоматический [14], но большинство признаков и симптомов неспецифичны. Исключение составляет личинка currens, быстро движущаяся линейная крапивница, которая отмечает прохождение аутоинфекционных личинок через кожу [14], [19]. Это патогномоничный стронгилоидоз. Другие неспецифические признаки и симптомы могут включать желудочно-кишечный тракт (например, боль в животе, тошноту, диарею, потеря веса), респираторный (например, кашель (продуктивный и непродуктивный), кровохарканье, кожное (например, кожное).g., urticara) и общее недомогание [7], [10], [14], [20]. Гиперинфекционный стронгилоидоз, помимо спектра симптомов острой инфекции, также может клинически проявляться как паралитическая кишечная непроходимость, легочное кровотечение, пневмония, менингит, сепсис или другие бактериальные инфекции [6], [10], [14], [16], [18], [20] — [22].

Диагностическое тестирование включает серологическое исследование и исследование фекалий. После постановки диагноза стронгилоидоз можно искоренить с помощью специфических глистогонных средств, причем ивермектин является препаратом выбора [6], [7], [12], [17].Рекомендуемое лечение стронгилоидоза изменилось с появлением более эффективных противогельминтных препаратов. Тиабендазол был первым противогельминтным средством средней эффективности, представленным в середине 1970-х годов [23], [24]. Альбендазол, бензимидазол, подобный тиабендазолу, был рекомендован в качестве препарата выбора при стронгилоидозе примерно в середине 1990-х годов [25]. В начале 2000-х он был заменен ивермектином в качестве глистогонного препарата первой линии [10].

В Австралии ивермектин не лицензирован для детей младше 5 лет или для использования во время беременности [26], [27], хотя нет никаких доказательств вреда в этих группах [10].Альбендазол используется взрослыми в течение> 6 месяцев и весом <10 кг, не лицензирован для применения во время беременности [26] - [28]. Смертельный исход от стронгилоидоза чаще всего является следствием пропущенной или поздней диагностики, неадекватного лечения и / или использования иммунодепрессивной лекарственной терапии в группах высокого риска [6], [10], [17]. Совместная инфекция стронгилоидоза с HTLV-1 связана с более серьезным стронгилоидозом и потенциальной резистентностью к лечению [10], [15]. Кроме того, у носителей HTLV-1 выше вероятность развития Т-клеточного лейкоза при заражении S.stercoralis [29] — [32].

Имеются вопросы об ограниченности доступной информации о распространенности, клинической картине, диагностике и подходах общественного здравоохранения к лечению стронгилоидоза в сельских и удаленных коренных сообществах тропических регионов Австралии [5], [33]. Программы, основанные на лечении людей с положительным стулом, также были связаны со снижением распространенности [7]. Исследователи предполагают, что существует мало опубликованных данных о подходах общественного здравоохранения к борьбе со стронгилоидозом [7], [34] и существует необходимость рассмотреть вопрос о массовом применении лекарств в коренных австралийских общинах с высокой распространенностью стронгилоидоза [10], [11].

В этом систематическом обзоре делается попытка ответить на вопросы, какова эпидемиология стронгилоидоза у коренных жителей Австралии и каковы упомянутые препятствия для борьбы, если таковые имеются? Целью этого обзора является выявление исследований, посвященных стронгилоидозу в этой конкретной популяции, а также сбор и анализ имеющихся данных, специфичных для симптомов, диагностики и лечения, для определения препятствий на пути контроля над стронгилоидозом. В данной статье мы используем термин «коренные народы» для обозначения австралийских аборигенов и жителей островов Торресова пролива.

Методы

Схема и фокус данной статьи построены на концепции трансляционной исследовательской структуры, описанной Томсоном [35] в рамках сети HealthInfoNet для коренных народов Австралии. Этот систематический обзор был разработан как повествовательный обзор доказательств как способ обобщения, объяснения и интерпретации доказательств с помощью тематического анализа [36].

Этот систематический обзор был основан на заявлении PRISMA, инструменте для обобщения точных, надежных и качественных доказательств посредством прозрачной отчетности (Контрольный список S1) [37], [38].Систематический поиск в базах данных здравоохранения, Academic Search Premier, Informit, Medline, PubMed, AMED, CINAHL, Health Source Nursing и Academic был выполнен для поиска всех статей, опубликованных в 2012 г. и ранее, которые были включены в поиск. Поиск статей проводился через академический поисковый сайт, Google Scholar и поиск в Интернете веб-сайтов, содержащих информацию о стронгилоидозе. Ключевые поисковые запросы включали стронгилоидоз, коренное население, Австралию, здоровье и сообщество. Стратегия поиска, разработанная для доступа к самому широкому спектру статей о стронгилоидозе, представлена ​​в таблице 1.Списки ссылок оригинальных статей, обзорных статей, «серой» литературы и веб-сайтов были проверены на предмет потенциальных статей для обзора для включения. Языковых ограничений не накладывалось.

Чтобы соответствовать критериям включения, оригинальные качественные или количественные исследовательские статьи содержали контент, посвященный одному или нескольким из следующего: симптомы, диагностика, лечение и препятствия на пути к борьбе со стронгилоидозом. Местом проведения исследований должна была быть Австралия, в которой участвовали коренные жители Австралии.Критерии исключения включали обзорные статьи и нерецензируемую литературу, оригинальные исследовательские статьи с исследованиями только на животных, исследования только с фармацевтической терапией и исследования, не отличающие S. stercoralis или стронгилоидоз от других паразитов или паразитарных инфекций.

На основании этих критериев отбора статьи проверялись в два этапа. На первом этапе были проверены названия статей и аннотации на предмет соответствия тематике стронгилоидоза, местоположению в Австралии и включению коренных австралийцев.На втором этапе статьи читались как полнотекстовые. В исследование были включены статьи, соответствующие окончательным критериям. На рисунке 1 представлен общий результат поиска статьи.

Исходя из первоначальных вопросов исследования, (1) какова эпидемиология стронгилоидоза у коренных жителей Австралии? и (2) каковы, если таковые имеются, упомянутые препятствия для контроля? Было собрано описание исследований и проведен тематический анализ [36]. Ключевые извлеченные данные включали: цель исследования, дизайн исследования, описание участника, симптомы, диагноз, лечение, препятствия для контроля и выводы автора.Статьи были представлены в базе данных с подробной информацией об издателях и обобщенными ключевыми данными. Категории симптомов, диагноз, лечение и препятствия для контроля были дополнительно оценены и закодированы с использованием тематического анализа для определения повторяющихся пунктов в каждой из них. Симптомы определялись как проявления стронгилоидоза и включали симптомы и признаки, вызванные стронгилоидозом и другими существующими сопутствующими состояниями. Диагноз определялся медицинскими диагнозами, включая состояние здоровья, проведенные анализы и результаты.

Оценка лечения стронгилоидоза основывалась на рекомендованной терапии на момент публикации и определялась как сведения о предоставленной терапии и комментарии к результатам. Барьеры для контроля были определены как медицинский контекст, симптом и / или состояние, или социальная детерминанта (полученная из категорий симптомов, диагноза, лечения и резюме и выводов каждого автора), которые препятствуют общему состоянию здоровья и / или выздоровлению человека от стронгилоидоза. (s). После того, как барьеры на пути к элементам контроля были задокументированы, они были закодированы в темы барьеров и уровень здоровья.Детализация каждого барьера и связанной темы и уровня поддерживает концепцию трансляционных знаний, помогая идентифицировать соответствующие заинтересованные стороны [39].

Результаты

На рисунке 1 представлен обзор результатов поиска литературы. Было отобрано 340 статей, всего 16 статей, опубликованных в период с 1969 по 2006 гг., Подходящих для систематического обзора, суммированы в Таблице 2. Одиннадцать подходящих статей были взяты из баз данных электронных библиотек. Google Scholar обнаружил две дополнительные подходящие статьи.Списки литературы, проверенные на основе опубликованных статей, серой литературы и интернет-сайтов, сообщающих о стронгилоидозных инфекциях коренных народов Австралии, выявили три подходящие статьи. Дизайн исследования включал тематические исследования, ретроспективные и проспективные сравнительные и несравнительные исследования. Число участников варьировалось от 1 до 683. Дети коренных австралийцев были зарегистрированы в 12 из 16 исследований, из которых 8 из 12 сообщили только о детях. Взрослые коренные австралийцы были зарегистрированы в 7 из 16 исследований, из которых 4 из 7 относились только к взрослым.Тринадцать исследований были проведены в больницах и четыре — в общинах коренных народов. В одиннадцати исследованиях изучался только стронгилоидоз, а в остальных паразитарная инфекция обсуждалась в контексте других инфекций [40], [41] или при изучении желудочно-кишечных проблем [42] — [44]. В 16 работ входили 2537 участников из числа коренных народов и 272 некоренных народа. участников.

В одиннадцати статьях описаны проявления стронгилоидоза, включая симптомы и признаки, вызванные стронгилоидозом, а также другими сопутствующими состояниями (Таблица 3).Исследования отметили симптомы стронгилоидоза, такие как диарея, недоедание и анорексия, боль в животе, вздутие живота, анемия, сепсис и лихорадка. Сообщалось о других сопутствующих состояниях, включая диабет 2 типа, волчанку, хроническое заболевание печени и хроническое заболевание легких, алкоголизм, пневмонию, бронхит, ХОБЛ, острую ревматическую лихорадку, острую почечную недостаточность и / или общие желудочно-кишечные, сердечные и респираторные проблемы. Гинцбург, Грейси, Берк и др. [43] сообщили только о диарейных симптомах, поскольку это входило в объем исследования.Page, Dempsey, McCarthy [28] и Prociv & Luke [5], хотя и изучали стронгилоидоз конкретно, не сосредотачивались на симптомологии. В четырех исследованиях [4], [15], [40], [42] не обсуждалась симптоматика из-за цели исследования.

Все шестнадцать исследований предоставили данные о диагнозе стронгилоидоза, установленном с помощью одного или нескольких тестов (Таблица 4). В девяти исследованиях проводилось целенаправленное тестирование [4], [5], [21], [28], [40] — [43]. В пяти исследованиях сообщалось о стронгилоидозе. был диагностирован при отсутствии подозрений [15], [22], [42], [45], [46].

На предмет адекватности лечения было рассмотрено

статей, в которых отмечалось, что рекомендованная терапия со временем менялась (Таблица 5). В восьми статьях обсуждалось использование одного или комбинации альбендазола, тиабендазола и ивермектина. В трех статьях описана подгруппа пациентов, не получающих лечения [28], [42], [45], а в одной статье упоминается использование пирантела только для лечения стронгилоидоза [5]. Пирантел неэффективен против S. stercoralis [47]. В двух статьях пациентам назначали преднизолон или преднизон — лечение, подавляющее иммунную систему и, как следствие, увеличивающее тяжесть стронгилоидоза.Walker-Smith [42] обсудил диагнозы лямблиоза и стронгилоидоза у детей и не предоставил данных о лечении. Einsiedel и Fernandes [15] подробно описали лечебную терапию в четырех тематических исследованиях, из которых только в одном случае было проведено правильное лечение стронгилоидоза ивермектином. В целом адекватное лечение было зарегистрировано в публикациях только в 5,2% случаев.

Препятствия на пути к борьбе со стронгилоидозом были обобщены с точки зрения элемента, темы и уровня доступа к услугам здравоохранения (Таблица 6).В качестве пунктов, способствующих адекватному ведению стронгилоидоза, возникли три темы препятствий: (1) состояние здоровья; (2) социально-экономический статус; (3) грамотность и процедуры в области здравоохранения. Тема 1 — состояние здоровья — определялось состояние здоровья пациентов до и во время диагностики стронгилоидоза. Сюда входят сопутствующие инфекции (например, менингит, пневмония), сопутствующие хронические заболевания (например, волчанка, хроническая болезнь печени, хроническая болезнь легких, острая ревматическая лихорадка, HTLV-1, гепатит B, алкоголизм, иммунодефицит, иммуносупрессия) и феномен стронгилоидоз (например, стронгилоидоз)g., повторное инфицирование, гиперинфекция, иногда бессимптомная, хроническая диарея, сепсис). Тема 2, социально-экономический статус, включала условия жизни, расовое неравенство, общение (например, взаимодействие между сообществом, пациентами, медицинскими работниками / учреждениями). Тема 3, грамотность в области здравоохранения и процедуры включали препятствия, которые влияют на диагностику и результаты лечения (например, отсроченная постановка диагноза). , трудно обнаружить, неспособность распознать симптомы, неадекватные знания / лечение / лечебная доза, отключение серологического теста, отсутствие связи, отсутствие скрининга, отсутствие последующего наблюдения, несоблюдение режима лечения).

Einsiedel и Fernandes [15] имели наибольшее количество симптомов и признаков, а также других состояний, связанных с препятствиями на пути контроля стронгилоидоза. Четыре основных фактора, перечисленных в списке наиболее часто (определяемых наибольшим количеством препятствий на статью, всего 4), включают несвоевременную диагностику, неадекватное лечение, условия жизни и недоедание. Препятствия для контроля находятся на всех четырех уровнях доступа к здоровью: (1) индивидуальный; (2) Общественность / Сообщество; (3) Организация; и (4) система здравоохранения.

Обсуждение

В этом исследовании были рассмотрены оригинальные статьи о стронгилоидозе у коренных австралийцев. Статьи были проанализированы на предмет симптомов, диагностики и лечения, а также препятствий для борьбы со стронгилоидозом. Общие результаты представлены в виде симптомов , протоколов диагностики и лечения, исследований и действий сообщества, а также устранения препятствий для контроля .

Симптомология

Широкий спектр симптомов, представленных в проявлениях стронгилоидоза в таблице 3, иллюстрирует сложную природу стронгилоидоза, который так часто ошибочно диагностируется.Многие из этих проявлений, такие как диарея, боль в желудке, недоедание, обезвоживание и рвота, являются общими для многих болезней и болезней. Как описано исследователями [6], [15], [16], [20], [43], [45], [46], стронгилоидоз может проявляться множеством различных симптомов или протекать бессимптомно [43], [46]. Важно понимать, что стронгилоидоз потенциально может существовать в течение многих лет, часто проявляясь неспецифическими симптомами и признаками (например, диареей), а иногда и периодами без симптомов.

Гиперинфекция.

Einsiedel и Fernandes [15], Byard, Bourne, Matthews et al., [22] и Potter, Stephens и De Keulenaer [16] сообщают о конкретных случаях гиперинфекции. Из этих 4 конкретных случаев летальный исход произошел в двух из этих исследований [15], [22]. Результаты подтверждают предыдущие исследования, показывающие, что случаи гиперинфекции и летального исхода можно предотвратить, так как ранее диагностированный стронгилоидоз как невыявленный стронгилоидоз в течение более длительного периода времени приводит к такому результату. Adams, Page и Speare [6] и Speare and Durrheim [12] сообщают, что необходимо уделять внимание тем, кто имеет ослабленный иммунитет, и во всех случаях не следует назначать стероидные препараты до тех пор, пока диагноз стронгилоидоза не будет подтвержден или исключен.Ранняя диагностика увеличивает вероятность выздоровления. Возможность гиперинфекции или диссеминированного стронгилоидоза у пациентов с ослабленным иммунитетом, особенно в эндемичных регионах, требует рассмотрения [48]. Действующий протокол предусматривает введение первой дозы ивермектина при подозрении на стронгилоидоз (т. Е. При взятии крови или фекалий), а затем введение последующих доз при положительном результате теста. Те, кто из регионов с высокой распространенностью и принимает иммуносупрессивное лечение (и до его окончания), должны продолжать лечение стронгилоидозом каждые три месяца [26], [27], [49].

Протоколы диагностики и лечения

Поздняя диагностика, неадекватные знания / лечение / лечебная доза, отсутствие связи и отсутствие последующего наблюдения со стороны медицинских работников были описаны как особые проблемы в большинстве исследований [5], [15], [16], [22], [ 29], [40], [44], [45], [50], [51]. Инфекцию следует подозревать у каждого человека с необъяснимой болью в животе, диареей, кожными симптомами или эозинофилией, а лабораторию следует предупреждать о предварительном диагнозе [45].Тестирование на стронгилоидоз особенно важно для пациентов из популяций эндемичных по S. stercoralis районов. Сельские и удаленные общины коренных народов (точнее, северная Австралия), в том числе пациенты с ослабленным иммунитетом, подвергаются особому риску гиперинфекции до введения иммуносупрессивных препаратов [22]. Рекомендуется протокол, включающий индекс клинического скрининга, микроскопию и посев кала, полный анализ крови, уровни иммуноглобулинов и серологические тесты [22].

В большинстве исследований сообщалось, что дети коренных австралийцев, страдающие стронгилоидозом, предполагают, что диагноз стронгилоидоза следует рассматривать, когда у детей коренных народов имеются даже не подозревающие общие желудочно-кишечные симптомы. Повреждение слизистой оболочки у детей коренных австралийцев, возможно, является результатом повреждения, вызванного повторяющимися эпизодами гастроэнтерита и / или паразитарной инфекции, включая стронгилоидоз [42]. Снижение частоты гастроэнтерита и паразитарных инфекций у детей коренных народов должно значительно снизить частоту повреждения слизистой оболочки тонкого кишечника [42].Работа по искоренению или снижению инфекции стронгилоидоза у детей с ранним выявлением и немедленным лечением может уменьшить стронгилоидоз и повреждение слизистой оболочки. Учитывая проблемы диагностики инфекции, стандартизация лечения в общинах в течение длительного периода может потенциально снизить уровень инфицирования [5].

Отсутствие контроля.

Наблюдения за стронгилоидозом неоднократно отсутствовали [15], [45], [50]. Вполне возможно, что пациенты, получающие лечение от строниглоидоза, могут продолжать переносить инфекцию, как это было показано в случаях с людьми, страдающими инфекцией строниглоидоза в течение многих лет после первоначального контакта [16], [21].Это проблематично по ряду причин. Существует повышенный риск для здоровья пациента в результате продолжающейся инфекции, включая гиперинфекцию и летальный исход. Отсутствие осведомленности о продолжающейся инфекции у пациента приводит к повышенному риску инфицирования в сообществе пациентов и снижает осведомленность медицинских работников и сообщества о необходимости искоренить заражение в сообществе и, наконец. Это приводит к неадекватной отчетности о стронгилоидозе в общинах и заниженной репрезентативности показателей распространенности стронгилоидоза.Диагностика и лечение стронгилоидоза сложны и требуют специальных знаний. Эти знания должны приобретаться и поддерживаться медицинскими работниками в Австралии и, в частности, при оказании помощи членам общины коренных австралийцев [6]. Помощь начинается не только на месте оказания помощи в больнице, но и на уровне сообщества.

Лечение.

Вызывает беспокойство низкий уровень адекватного лечения, зарегистрированный в случаях, описанных в литературе (Таблица 5).Айнзидель и Фернандес [15] подчеркнули, что многие (14/18) пациенты из числа коренного населения в Центральной Австралии не получали лечения. Наша переоценка четырех пациентов, которые все же получали лечение в своей серии, показала, что все режимы были неадекватными. Серологический диагноз означает, что подтверждение стронгилоидоза обычно откладывается, а для пациентов в отдаленных районах Австралии эта задержка может увеличиваться до нескольких недель [12]. В результате некоторые клиницисты использовали подход, согласно которому если образец был взят на S.Stercoralis серологически пациент должен получить первую дозу ивермектина [48]. Последующее лечение будет зависеть от серологического результата.

Исследования и действия сообщества

Паразитарные болезни представляют значительный риск для здоровья и заболеваемости коренного населения Австралии [11], [20]. Больше всего пострадали сельские и удаленные общины [3], [18]; в основном у детей; и пациенты с ослабленным иммунитетом, у которых зарегистрировано несколько летальных исходов [15], [22], [40], [41].Исследования, проведенные в 2002 и 2005 годах, сообщают, что существует ограниченное количество опубликованных примеров вмешательства на уровне местных сообществ в Австралии для борьбы со стронгилоидозом [7], [52]. Джонстон, Моррис, Спир и др. [7] не нашли доказательств исследований роли экологических вмешательств и заявили о необходимости сделать это. Потребность в инициативах по жилью и санитарии является императивной [15]. Вопросы гигиены окружающей среды должны решаться одновременно с инициативами служб здравоохранения для разработки долгосрочных и устойчивых улучшений в борьбе с инфекционными паразитарными и непаразитарными заболеваниями в сельских и отдаленных общинах коренных народов Австралии [10], [11], [20].Может возникнуть повышенный риск, связанный с случайным подходом к лечению, и он может быть значительно выше для коренных австралийцев, живущих в Центральной Австралии, эндемичной по HTLV-1 [10], [40]. Эйнзидель и Вудман [40] далее заявляют о риске стронгилоидоза в общинах коренных народов, а инфекция HTLV-1 может еще больше предрасполагать людей к осложненному стронгилоидозу.

Устранение препятствий к контролю

Шаги по устранению препятствий для контроля должны включать: (1) разработку S.stercoralis и протоколы отчетности о стронгилоидозе в системе здравоохранения и сообществах (например, последовательные методы отчетности по тематическим исследованиям, документирование текущих очагов заражения) [6], [40]; (2) тестирование всех пациентов из числа коренного населения Австралии, пациентов с ослабленным иммунитетом и лиц, подвергшихся воздействию стронгилоидоза или проживающих в зонах стронгилоидоза (например, в сельских / отдаленных общинах) с желудочно-кишечными или респираторными симптомами (обратите особое внимание на людей из этих групп при повторных посещениях больницы) [7], [15], [16], [48]; (3) требование к медицинским работникам иметь подробную информацию и образование в отношении стронгилоидоза и возможности заражения в коренных австралийских общинах (e.g., понимание обширности симптомов и потенциальной асимптомологии, трудности в диагностике, необходимость в различных тестах и ​​повторных тестах, точное последующее наблюдение для подтверждения того, что у пациента нет инфекции) [5], [15], [21], [ 42]; (4) внедрение инициатив по тестированию и лечению в сообществе (например, в течение продолжительных периодов времени и периодически и для лечения симптоматических и бессимптомных носителей стронгилоидоза) [6], [10], [12], [15], [45]; (5) измерять и сообщать о распространенности, характерной для коренных австралийских общин, и действовать с инициативами, основанными на этих результатах [6], [12], [40].

Ограничения.

В исследованиях, проанализированных для этого обзора, в целом отсутствовала подробная информация о показателях распространенности, диагнозах и результатах лечения. Неоднократное отсутствие последующего наблюдения затрудняло определение исходов для пациентов, инфицированных стронгилоидозом в исследованиях. Кроме того, в ряде статей [5], [15], [50] проводились ретроспективные исследования больничных карт с отсутствующими данными, отсутствующими записями и непоследовательными отчетами. В тематических исследованиях не было согласованного протокола отчетности для облегчения анализа внутри и между случаями.К сожалению, из этого обзора пришлось исключить ряд исследований, поскольку в них были собраны общие данные о паразитарных инфекциях в коренных австралийских общинах, но не были представлены данные по паразитам (например, анкилостомы, S. stercoralis ). Эти данные были бы потенциально ценными для увеличения как доказательств, так и поддержки для дальнейшего определения стронгилоидоза как проблемы коренных австралийцев.

Выводы.

Если препятствия преодолены, текущие исследования и система здравоохранения смогут точно сообщить и предоставить данные, необходимые для поддержки инициатив по искоренению стронгилоидоза в общинах коренных австралийцев.Устранение этих препятствий поддержало бы выводы исследователей о важности санитарного просвещения и вмешательства в области общественного здравоохранения, а также руководящих принципов массового лечения с последующим наблюдением для эффективного лечения [6], [10], [11]. Как утверждают Айнзидель и Вудман [40], устойчивые улучшения требуют скоординированного подхода, основанного на диалоге, культурном взаимопонимании и разработке местных решений самими коренными народами. Это всестороннее внимание коренным австралийским народам и их общинам к стронгилоидозу является обязательным.Инициативы сообществ по искоренению эндемичных паразитарных инфекций, таких как анкилостомы, увенчались успехом, и есть потенциал сделать то же самое с S. stercoralis [10].

Вклад авторов

Проанализированные данные: AM MLS JAJ RS. Написал статью: AM MLS JAJ RS.

Список литературы

  1. 1.
    Спир Р. (1989) Идентификация видов стронгилоидов. В: Grove D, редактор. Стронгилоидоз: серьезная инфекция человека аскаридами. Лондон: Тейлор и Фрэнсис Лтд.С. 11–83.
  2. 2.
    Кукурузович Р., Робинс-Браун Р.М., Ансти Н.М., Брюстер Д.Р. (2002) Кишечные патогены, кишечная проницаемость и выработка оксида азота при остром гастроэнтерите. Pediatr Infect Dis J 21: 730–739.
  3. 3.
    Aland K, Prociv P, Currie B, Jones H (1996) Проект червя в Галивиньку. Работаем вместе 6: 10.
  4. 4.
    Фланнери Г., Уайт Н. (1993) Иммунологические параметры у аборигенов северо-востока Арнемленда: последствия изменения моделей расселения и образа жизни.Городская экология и здоровье в странах третьего мира. Издательство Кембриджского университета, Кембридж: 202–220.
  5. 5.
    Prociv P, Luke R (1993) Наблюдения за стронгилоидозом в аборигенных общинах Квинсленда. Med J Aust 158: 160–163.
  6. 6.
    Адамс М., Пейдж У, Спир Р. (2003) Стронгилоидоз: проблема в общинах аборигенов. Здравоохранение в сельской и отдаленной местности 3: 152.
  7. 7.
    Джонстон Ф. Х., Моррис П. С., Спир Р., Маккарти Дж., Карри Б. и др. (2005) Стронгилоидоз: обзор доказательств для австралийских врачей.Aust J Rural Health 13: 247–254.
  8. 8.
    Soulsby HM, Hewagama S, Brady S (2012) Серия случаев четырех пациентов со стронгилоидами после профессионального воздействия. Med J Aust 196: 444
  9. 9.
    Спир Р., Уайт С. (2001) Стронгилоидоз — социальная детерминанта здоровья. Флаер необжитой местности 50: 4–5.
  10. 10.
    Shield JM, Page W (2008) Эффективные диагностические тесты и антигельминтное лечение Strongyloides stercoralis делают возможным общественный контроль. Медицинский журнал Папуа-Новой Гвинеи 51: 105–119.
  11. 11.
    Kline K, McCarthy JS, Pearson M, Loukas A, Hotez PJ (2013) Забытые тропические болезни Океании: обзор их распространенности, распространения и возможностей контроля. Плос забытые тропические болезни 7: e1755.
  12. 12.
    Speare R, Durrheim D (2004) Серология Strongyloides — полезна для диагностики и лечения стронгилоидоза у сельских коренных народов, но остаются важные пробелы в знаниях. Rural Remote Health 4: 264.
  13. 13.Scowden EBMD, Schaffner WMD, Stone WJMD (1978) Подавляющий стронгилоидоз: недооцененная оппортунистическая инфекция. Медицина 57: 527–544.
  14. 14.
    Grove DI. (1989) Клинические проявления. В: Grove DI, редактор. Стронгилоидоз: серьезная инфекция человека аскаридами. Лондон: Тейлор и Фрэнсис Лтд., Стр. 155–173.
  15. 15.
    Айнзидель Л., Фернандес Л. (2008) Strongyloides stercoralis: причина заболеваемости и смертности коренных жителей Центральной Австралии.Intern Med J 38: 697–703.
  16. 16.
    Поттер А., Стивенс Д., Де Келенаер Б. (2003) Гипер-инфекция Strongyloides: аргумент в пользу осведомленности. Энн Троп Мед Паразитол 97: 855–860.
  17. 17.
    Page W, Shield J (2005) Стронгилоидоз — обновленная информация о передовой практике. Журнал для медсестер по месту жительства 10: 15.
  18. 18.
    Хансман Д. (1995) Информация об общественном здравоохранении. Быстро прогрессирующее смертельное заболевание, связанное со стронгилоидозом. Отчет об инфекционных заболеваниях. Аделаида: Женская и детская больница.
  19. 19.
    Gill GV, Welch E, Bailey JW, Bell DR, Beeching NJ (2004) Хроническая инфекция strongyloides stercoralis у бывших британских военнопленных Дальнего Востока. QJM 97: 789–795.
  20. 20.
    Холт Д.С., Маккарти Дж. С., Карапетис Дж. Р. (2010) Паразитарные болезни отдаленных коренных общин Австралии. Int J Parasitol 40: 1119–1126.
  21. 21.
    Мак Д. (1993) Рецидивирующий бактериальный менингит, связанный с гиперинфекцией стронгилоидес. Med J Aust 159: 354–354.
  22. 22.
    Байард Р., Борн А., Мэтьюз Н., Хеннинг П., Робертон Д. и др. (1993) Легочный стронгилоидоз у ребенка, диагностированный при открытой биопсии легкого. Хирургическая патология 5: 55–62.
  23. 23.
    Chaun H (1967) Лечение хронического стронгилоидоза тиабендазолом. Trans R Soc Trop Med Hyg 61: 812–816.
  24. 24.
    Франц К. (1963) Клинические испытания тиабендазола против стронгилоидоза человека. Am J Trop Med Hyg 12: 211–214.
  25. 25.Archibald LK, Beeching NJ, Gill GV, Bailey JW, Bell DR (1993) Альбендазол является эффективным средством лечения хронического стронгилоидоза. QJ Med 86: 191–195.
  26. 26.
    NPS Medicinewise (2013) Стромектол (ивермектин). Доступно: http://www.nps.org.au/medicines/infections-and-infestations/worm-medicines/ivermectin/stromectol-blister-pack-tablets. Доступ: 25 мая 2014 г.
  27. 27.
    NPS Medicinewise (2010) Список альбендазола (зентела) расширен для лечения анкилостомоза и стронилоидоза.Доступно: http://www.nps.org.au/publications/health-professional/nps-radar/2010/march-2010/brief-item-albendazole. По состоянию на 25 мая 2014 г.
  28. 28.
    Page WA, Dempsey K, McCarthy JS (2006) Полезность серологического наблюдения за хроническим стронгилоидозом после антигельминтной химиотерапии. Trans R Soc Trop Med Hyg 100: 1056–1062.
  29. 29.
    Стюарт Д.М., Раманатан Р., Маханти С., Федорко Д.П., Джаник Дж. Э. и др. (2011) Распространенная инфекция Strongyloides stercoralis при HTLV-1-ассоциированном Т-клеточном лейкозе / лимфоме взрослых.Acta Haematol 126: 63–67.
  30. 30.
    Plumelle Y, Gonin C, Edouard A, Bucher BJ, Thomas L и др. (1997) Влияние инфекции Strongyloides stercoralis и эозинофилии на возраст начала и прогноз Т-клеточного лейкоза у взрослых. Am J Clin Pathol 107: 81–87.
  31. 31.
    Сато М., Тома Х., Сугахара К., Это К., Широма Й. и др. (2002) Участие активации системы IL-2 / IL-2R антигеном паразита в поликлональной экспансии CD4 (+) 25 (+) HTLV-1-инфицированных Т-клеток у людей-носителей как HTLV-1, так и S.stercoralis. Онкоген 21: 2466–2475.
  32. 32.
    Keizer PB, Nutman TB (2004) Strongyloides stercoralis в популяции с ослабленным иммунитетом. Clin Microbiol Rev 17: 208–217.
  33. 33.
    Thompson R (2001) Будущее влияние социальных и культурных факторов на паразитарные заболевания — некоторые возникающие проблемы. Int J Parasitol 31: 949–959.
  34. 34.
    Конвей Д. Д., Линдо Дж. Ф., Робинсон Р. Д., Банди Д. А. (1995) На пути к эффективному контролю над Strongyloides stercoralis. Паразитология сегодня 11: 420–424.
  35. 35.
    Томсон Н. (2012) Трансляционные исследования и HealthInfoNet для коренных народов Австралии. здоровье 7: 211.
  36. 36.
    Mays N, Pope C, Popay J (2005) Систематический обзор качественных и количественных данных для информирования руководства и разработки политики в области здравоохранения. Политика J Health Serv Res 10, приложение 16–20.
  37. 37.
    Moher D, Liberati A, Tetzlaff J, Altman DG (2009) Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA.Ann Intern Med 151: 264–269.
  38. 38.
    Либерати А., Альтман Д.Г., Тецлафф Дж., Малроу С., Готше П.С. и др. (2009) Заявление PRISMA о систематических обзорах и мета-анализах исследований, оценивающих медицинские вмешательства: Объяснение и уточнение. J Clin Epidemiol 62: e1–34
  39. 39.
    Тагвелл П., Робинсон В., Гримшоу Дж., Сантессо Н. (2006) Систематические обзоры и перевод знаний. Bull World Health Organ 84: 643–651.
  40. 40.
    Einsiedel LJ, Woodman RJ (2010) Две страны: расовые различия в инфекциях кровотока, зарегистрированные в больнице Алис-Спрингс, Центральная Австралия, 2001–2005 гг.Med J Aust 192: 567.
  41. 41.
    Einsiedel LJ, Fernandes LA, Woodman RJ (2008) Расовые различия в смертности, связанной с инфекциями, в больнице Алис-Спрингс, Центральная Австралия, 2000–2005 гг. Med J Aust 188: 568–571.
  42. 42.
    Walker-Smith J, Reye R (1971) Морфология тонкого кишечника у детей аборигенов. Aust N Z J Med 1: 377–384.
  43. 43.
    Gunzburg S, Gracey M, Burke V, Chang B (1992) Эпидемиология и микробиология диареи у маленьких аборигенных детей в регионе Кимберли в Западной Австралии.Epidemiol Infect 108: 67–76.
  44. 44.
    Кукурузович Р.Х., Брюстер Д.Р. (2002) Кишечная проницаемость тонкой кишки у детей аборигенов Австралии. J Pediatr Gastroenterol Nutr 35: 206–212.
  45. 45.
    Yiannakou J, Croese J, Ashdown LR, Prociv P (1992) Стронгилоидоз на севере Квинсленда: возрождение забытой группы риска? Med J Aust 156: 24–27.
  46. 46.
    Уокер А., Блейк Г., Даунинг Д. (1976) Синдром частичной кишечной непроходимости, вызванный Strongyloides stercoralis.Med J Aust 1: 47–48.
  47. 47.
    Desowitz RS, Bell T, Williams J, Cardines R, Tamarua M (1970) Антигельминтная активность пирантела памоата. Ам Дж. Троп Мед Хиг 19: 775–778.
  48. 48.
    Дэвис Дж. С., Карри Б. Дж., Фишер Д. А., Хаффам С. Е., Ансти Н. М. и др. (2003) Профилактика оппортунистических инфекций у пациентов с ослабленным иммунитетом в верхней части тропиков Северной Территории. Commun Dis Intell Q Rep 27: 526–532.
  49. 49.
    CARPA. (2009) Стандартное руководство по лечению CARPA: клиническое руководство для практикующих врачей первичной медико-санитарной помощи в отдаленных и сельских общинах Центральной и Северной Австралии.Алис-Спрингс: Ассоциация сельских практикующих Центральной Австралии, Inc. 432 с.
  50. 50.
    Фишер Д., Маккарри Ф., Карри Б. (1993) Стронгилоидоз на Северной территории. недооцененные и недооцененные? Med J Aust 159: 88–90.
  51. 51.
    Уокер-Смит Дж. А., Макмиллан Б., Миддлтон А. В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.