Трубка в горле после операции: Уход после трахеостомии | Memorial Sloan Kettering Cancer Center

Содержание

Трахеостома накладывается временно или постоянно?

Трахеостома делятся на 2 типа:

  1. временная трахеостома – выводится менее чем на месяц;
  2. длительная или постоянная трахеостома– выводится более чем на месяц.

Края отверстия временной трахеостомы, как правило, не подшивают, а края постоянной, врач подшивает к слизистой трахеи для формирования стойкого отверстия.

Показания к различным видам операций

Трахеостома накладывается временно или постоянно в зависимости от показаний, из-за которых докторам пришлось прибегнуть к такой операции. Показания для временной трахеостомы – молниеносная, острая, подострая или хроническая непроходимость верхних дыхательных путей. Время ее возникновения – от нескольких секунд (молниеносная) до нескольких лет (хроническая). Она развивается по множеству причин:

  • закупорка дыхательных путей инородным телом,
  • аллергическая реакция в виде отека Квинке,
  • осложнения инфекционных болезней (дифтерии, подсвязочного ларингита, ангины, кори, т.д.),
  • травмы, химические ожоги.

Но их всех объединяет один фактор – после своевременного вмешательства врачей, к человеку снова возвращается способность дышать самостоятельно.


Постоянная трахеостома накладывается более чем на месяц или пожизненно. Показания к такой операции:

  • поддержка дыхания у пациентов во время длительной искусственной вентиляции легких (ИВЛ),
  • большие рубцы, раковые опухоли,
  • удаление гортани,
  • кома с нарушением глоточного рефлекса,
  • паллиативная поддержка.

Постоянная трахеостома: особенности

Постоянная трахеостома делится на два типа: пожизненная и длительная. Если после лечения болезни, следствием которой стала непроходимость дыхательных путей, пациент снова может дышать сам – то речь идет о длительной. В этом случае трубку извлекают. Чтобы определить, способен ли он к самостоятельному дыханию, врачи используют тест – закрывают отверстие канюли, просят человека дышать ртом. Первый тест длится несколько минут, но постепенно время дыхания ртом возрастает до часов. Если нет удушья – то трахеотомическую трубку извлекают. Также обращают внимание на отсутствие:

  • нарушения сознания,
  • быстрого накопления в трахее либо бронхах мокроты, трахеобронхита, пневмонии, опасных для жизни нарушений или угрозы их появления,
  • быстрого физического утомления после двигательной активности.

Показания к удалению стомы в трахее:

  • нормальный газообмен в легких,
  • полное восстановление гортанных, ротоглоточных рефлексов.

Нередко трубка устанавливается пожизненно – например, при полном удалении трахеи после рака горла, неспособности дышать самостоятельно во время комы, т.д.

Канюли и сохранение речи

Постоянная трахеостома также делится на:

  • канюльные – в отверстие трахеи вставляют трубку, которая не дает ему затянуться; к ней, в случае необходимости, фиксируют приборы для лечения или реабилитации,
  • бесканюльные – ношение возможно лишь в случае сохранения стойкого отверстия, с достаточным для дыхания просветом.

Чаще используются канюльные стомы. С ними проще начать разговаривать, при условии, что сохранены голосовые связки.

Вопрос сохранения голоса – важный для людей с трахестомой. Их делят на 2 категории:

  1. полностью или частично сохранена проходимость дыхательных путей над стомой,
  2. полная непроходимость (удаление гортани, опухоли, рубцы).
  • В первом случае можно восстановить собственный голос – от шепота до достаточно громкой речи. Для этого используют фенетрированные трубки с фонационным окном.
  • Во втором случае человеку предложат альтернативу: голосовой протез, голосообразующие аппараты, формирование пищеводной речи.

Удаление трахеостомической трубки

Когда временная трахостома уже не нужна, и пациент успешно проходит тест на самостоятельное дыхание, тогда врач принимает решение по удалению трубки. Как это происходит:

  1. Проводится гигиена трахеи и бронхов,
  2. Сдувается манжета, если она есть на трахеостомической трубке,
  3. Извлекается канюля,
  4. Обрабатываются края стомы антисептиком,
  5. Накладывается антисептическая повязка и фиксируется пластырем.

Этот процесс называется деканюляция. После нее отверстие самостоятельно заживает за несколько суток. Если человек дышит сам, то врач старается провести деканюляцию как можно раньше, особенно у ребенка.

Слишком долгое ношение трубки увеличивает риск появления осложнений:

  • хронический трахеит,
  • разрастание грануляций,
  • появления эрозии, кровотечения, стеноза гортани и трахеи,
  • формирование хронической трахеальной фистулы,
  • сложности с возвращением к естественному дыханию.

Избежать осложнений и облегчить жизнь с трахеостомой можно. Достаточно регулярно и правильно ухаживать за ней:

  • ежедневно очищать канюлю от скапливающейся в ней слизи
  • контролировать появление раздражения по краям стомы,
  • пользоваться искусственным носом для увлажнения и защиты слизистой от пересушивания и пыли,
  • носить фиксирующую ленту, предотвращающую случайное смещение или выпадение трубки,
  • подкладывать под манжетку повязку для трахеостомы – предотвращает натирание и мацерацию кожи.

Доказано, внимание и поддержка близких придает сил человеку после операции. Улучшается его моральное состояние, что способствует скорейшему восстановлению и возвращению к нормальной жизни.

Статьи по теме:

Уникальная операция на Кубани — пациентка заговорила после пересадки трахеи и части гортани

Уникальная операция в Краснодаре. Впервые в мире совместная бригада врачей из Швеции и России провела пересадку искусственной трахеи и части гортани, с использованием собственных клеток пациента. Эта операция стала возможной благодаря федеральному проекту по привлечению ведущих учёных в российские вузы, известному под названием «Мегагрант». Те, кто делали эту невероятную операцию, выиграли грант правительства России. И благодаря врачам, сегодня Юлия Туулик, молчавшая четыре года, может говорить самостоятельно, без прибора.

После операции Юлия быстро идет на поправку. Хотя еще несколько дней назад могла говорить, только прижав ладони к шее. Туда, где стояла трахеостома — специальная трубка, через которую девушка дышала. В 2008 году Юля получила тяжелые травмы в автоаварии: врачи насчитали 25 переломов. Во время многочисленных операций в горло вставляли трубку искусственной вентиляции легких, из-за этого трахея стала разрушаться. Обычно в таких случаях хирурги удаляют часть травмированного органа и сшивают, но трахея девушки была поражена почти полностью.

«Хирургия трахеи — это бывает драматично. Когда вы удаляете большой участок трахеи, то вы не знаете, можете вы ее натянуть и сшить или нет», — говорит главный врач Краснодарской краевой клинической больницы №1 Владимир Порханов.

4 года жизнь Юли состояла из запретов: ей нельзя было купаться, смеяться и как можно меньше разговаривать. Шанс вернуться к нормальной жизни дало уникальное изобретение иностранных ученых — биопротезы, созданные из нанокомпозитного материала. В прошлом году шведский хирург Паоло Маккиарини провел первую пересадку искусственного органа. Но Юлин случай особый — она первый в мире пациент, которому должны были пересадить биоинженерную трахею с частью гортани.

Операция длилась 5 с лишним часов. Хирурги сначала по кусочкам извлекли разрушенную трахею, затем на ее место поместили биопротез. Кропотливая работа, которой предшествовала еще более тщательная подготовка.

Ученые и медики готовились к трансплантации почти полгода. Специально для этого дня ими была создана уникальная технология. Накануне врачи постарались просчитать по минутам предстоящую операцию, ведь рядом с местом разреза находятся голосовые связки, которые нельзя задеть. За тем, как проходит первая в мире пересадка искусственной трахеи и части гортани, следят хирурги, приехавшие из разных стран.

Для России это уникальный опыт — раньше в стране пересаживали только донорские трахеи. Это и опасно, и приходилось долго ждать подходящий орган. Теперь их создают в лаборатории. Гибкий и упругий каркас сделан из синтетического материала, из похожего производят пластиковые бутылки.

«Материал, который используется для создания этого каркаса — достаточно упругий и гибкий, чтобы трахея была подвижна», — поясняет президент исследовательской компании Harvard Bioscience (США) Дэвид Грин.

Каркас изготовили по индивидуальным меркам, снятым с Юли. Потом поместили в биореактор, где обработали собственными клетками пациентки, выделенными из ее костного мозга. Через два дня на каркасе образовалась живая ткань. Наблюдали за этим круглосуточно. В стерильном помещении старались даже не разговаривать, общались на языке жестов. Изготовленный таким образом орган практически ничем не отличается от настоящего.

«Нет никого риска отторжения, потому что этот материал абсолютно сопоставим с организмом пациента. Так что не надо принимать иммуноподавляющие препараты», — сказал Паоло Маккиарини, профессор регенеративной хирургии Каролинского института (Швеция).

Выйдя из наркоза в операционном зале, Юля расплакалась и поблагодарила хирургов. «Я для начала просто хочу куда-нибудь съездить отдохнуть», — говорит она.

Накануне в краснодарской клинике провели уже вторую такую операцию. Биоинженерный орган пересадили молодому мужчине, также прожившему несколько лет с трахеостомой в горле. Трансплантация для таких больных — единственный шанс на выздоровление и полноценную жизнь.

 

Уход за трахеостомой — Про Паллиатив

Содержание

Требования к помещению, где находится больной с трахеостомой

Гигиена полости рта

Фиксация трахеостомической трубки

Уход за трахеостомическим отверстием (стомой)

Санация дыхательных путей (очистка от слизи)

Замена и обработка канюль

Жизнь с трахеостомой

Трахеостома –  это специальная трубка, устанавливаемая в трахею через отверстие (стому) в горле. Трахеостома создает искусственный дыхательный путь, через который воздух сразу попадает в трахею и в легкие, минуя полость рта и носа.

Если вы ухаживаете за человеком с трахеостомой, вам пригодится информация об уходе за:

  • трахеостомической трубкой;
  • кожей вокруг трубки и под фиксирующей лентой;
  • полостью рта и носа;
  • трахеей.

Важно

Помните, что уход за трахеостомой зависит от вида трахеостомической трубки и от индивидуальных особенностей человека. Все вопросы обсуждайте с лечащим врачом и патронажной медсестрой.

Требования к помещению, где находится больной с трахеостомой 

  • Ежедневная влажная уборка. В помещении не должны скапливаться пыль и бактерии.

Не используйте сильно пахнущие средства для уборки. Уберите ковры и книги.

  • Неаллергенная среда. Не пользуйтесь спреями (дезодорантами) в комнате.
  • «Правильный» воздух. Проветривайте помещение не реже 2-х раз в день по 10-15 минут.

Важно

Об использовании специальных увлажнителей воздуха проконсультируйтесь с врачом!

Гигиена полости рта 

Уход за ушами, глазами, носом и полостью ртаКак правильно проводить ежедневные гигиенические процедуры: алгоритмы ухода и базовые правила

Уход за полостью рта больного важен, чтобы избежать сухости, болезненных ощущений, развития инфекций и воспалительных процессов.

Нужно:

  • Два раза в день чистить зубы и полость рта.
  • При необходимости смачивать губы влажным ватным тампоном.
  • Использовать гигиеническую помаду для увлажнения губ.
  • Полоскать рот водой или дать больному пососать маленький кусочек льда.

Важно

Всегда предупреждайте больного о всех действиях и получайте его согласие на процедуру. Договоритесь с больным, как в случае неприятных ощущений он может подать вам сигнал тревоги.

Фиксация трахеостомической трубки 

  • Используйте специальные фиксирующие ленты. Если вы используете бинт для фиксации, то сложите его вдвое по длине, затем еще вдвое так, чтобы края были внутри.
  • Если ленты загрязнились, замените их (из бинта сделайте новые, а специальные завязки можно постирать).
  • Чтобы проверить, что повязка затянута (не давит и не душит), вставьте 1-2 пальца в пространство между лентой и шеей:

а) если остается свободное пространство – значит повязка затянута правильно;

б) если вы не можете вставить палец –  значит, повязка затянута слишком туго.

Важно

Не затягивайте ленты сильно. Это может привести к сдавливанию вен и возникновению пролежней.

Уход за трахеостомическим отверстием (стомой) 

  • До и после процедуры обязательно мойте руки с мылом проточной водой не менее 30 секунд.
  • 1-2 раза в день (и по необходимости) меняйте стерильные салфетки, расположенные вокруг трахеостомического отверстия под ушками трубки.
  • При смене салфетки очищайте кожу вокруг трахеостомы антисептиками на водной основе.
  • Наносите на кожу увлажняющий крем без отдушки (детский).

Важно

Салфетки можно купить в аптеке или сделать самостоятельно из марли.

*Сложите 3-4 марлевых салфетки вместе и сделайте V-образный поперечный разрез посередине с широкой стороны. Глубина разреза – приблизительно половина салфетки. Меняя количество салфеток, можно регулировать глубину введения трахеостомической трубки так, чтобы она не упиралась в стенку трахеи.

Нельзя:

  • Использовать бинт вместо специальных марлевых салфеток. Бинт оставляет волокна, которые будут прилипать к коже вокруг отверстия и могут вызвать раздражение на коже.
  • Использовать в уходе тальк или другие сыпучие примеси. Могут привести к пневмонии при попадании в дыхательные пути.
  • Наносить на кожу гормональные мази без рекомендации врача.

Обратитесь к врачу, если вы обнаружили на коже у больного с трахеостомой:

  • раздражения,
  • воспаления,
  • сыпь,
  • гнойные выделения.

Санация дыхательных путей (очистка от слизи) 

В процессе использования трахеостомы, во рту, носу, трахее и трубке скапливается слизь, которую надо удалять – санировать.  Санация – неприятная, но необходимая процедура.

  • Санируйте ротовую полость и нос по необходимости.
  • Санируйте трахеостомическую трубку ежедневно, минимум 2 раза в день.

Важно

Частая санация может раздражать слизистую трахеи, поэтому без видимых причин санировать не стоит.

Признаки того, что санация необходима:

  • скопление слизи в полости рта и носа;
  • шумное клокотание внутри трубки;
  • беспокойное поведение больного, попытки откашляться;
  • мокрота, вытекающая из отверстия трахеостомической трубки;
  • затрудненный вдох и выдох.

Важно

До и после процедуры обязательно мойте руки проточной водой с мылом не менее 30 секунд

Обратите  внимание:

  • Санация проводится с помощью специального катетера. Катетер должен быть с закругленным концом, а его размер не должен превышать ½  диаметра трахеостомической трубки. Это позволит предотвратить  повреждения тканей слизистой в процессе санации.
  • Катетер вводится в трахеостомическую трубку на ее длину (санация глубже длины трубки производится только по показаниям врача, так как это опасно).
  • Если у больного вязкая мокрота, то предварительно влейте из шприца в трахеостому 1-2 мл натрия хлорида 0,9%, а затем приступайте к санации.
  • Обратитесь к врачу, если при санировании или смене канюли у больного появилась зеленая мокрота/ неприятный запах, кровь.
  • При санации полости рта и носа, смочите катетер в растворе хлорида натрия 0,9%, чтобы катетер лучше скользил.
  • Смажьте полость носа кремом после процедуры, если есть корки и сухость.
  • Дайте больному время для отдыха между подходами во время санации.
  • Перед утилизацией катетеров, замочите их на несколько часов в дезрастворе. Бактерии с катетера могут быть опасны для окружающих при попадании в открытую среду.

Нельзя:

  • Вводить катетер дальше той глубины, которую вам указал врач.
  • Санировать трахеостомическую трубку, ротовую и носовую полость одним и тем же катетером.

Замена и обработка канюль 

Важно

Большинство трахеостомических трубок изготовлены из ПВХ, поэтому их нельзя обрабатывать, стерилизовать и повторно использовать. Стерилизовать и использовать повторно для одного больного можно только трубки из силикона, если это указано в инструкции.

При использовании трахеостомической трубки с внутренней канюлей, должна производиться очистка внутренней канюли:

10 советов, которые помогут вам выбрать сиделкуО важности прошлого опыта работы сиделки, биографии больного и заключении договора

Не реже 2-х раз в день.

  • Используйте физраствор или специальное  средство по рекомендации врача.
  • Мойте канюлю не только изнутри, но и снаружи, а также «крылышки».
  • Если внутри канюли образовались корки, воспользуйтесь ершиком.
  • Не кладите мокрые трубочки в герметичные пакеты/контейнеры, они могут приобрести неприятный запах.
  • Чтобы проще ввести внешнюю канюлю во внутреннюю, используйте масло (продается в специальных магазинах) или водный лубрикант (продается в аптеках).

Важно

Для чистки канюль используйте только специальные средства (продаются в специализированных магазинах).

Жизнь с трахеостомой 

  • Не рекомендуется гулять в очень холодную погоду.
  • Можно принимать душ, но следите, чтобы вода не попадала в трубку, поэтому во время душа прикрывайте ее рукой или используйте специальную защиту для душа – тепловлагообменник. Нырять нельзя.
  • Если больному сложно разговаривать, положите в каждой комнате блокнот и ручку. Задавайте простые вопросы, на которые можно ответить да или нет.
  • Если нет противопоказаний для голосового клапана, обсудите с врачом возможность его использования. Первый опыт разговора через клапан лучше провести в присутствии врача.
  • Сделайте записку с данными о болезни и лекарствах, которые принимает больной. Пусть он всегда носит ее с собой – в кризисной ситуации это может спасти ему жизнь.
  • Соберите аварийный комплект: сменная трахеостома, вакуумный отсос, катетеры, перчатки, шприцы, физраствор, фиксаторы для закрепления трахеостомической трубки, салфетки для подкладывания под трубку.

Гигиена

Соблюдайте гигиену, особенно во всем, что касается электроотсоса:

  • не реже 1 раза в день тщательно мойте емкость и шланг аспиратора дезинфицирующими средствами;
  • при обработке отсоса используйте перчатки, мойте руки до и после процедуры или обрабатывайте руки антисептическими средствами.  

Вебинар: «Эмоциональное выгорание родственников тяжелобольного»Психолог Ольга Шавеко о том, как справиться с эмоциональным выгоранием и не допустить физического истощения

Во избежание несчастных случаев полезно иметь:

  • запасную трахеостомическую трубку нужного размера,
  • запасную трахеостомическую трубку меньшего размера (если не получится установить нужного размера, то на время используйте меньшего, а позднее вам поможет врач),
  • механический аспиратор (если в вашем доме часты случаи отключения электричества).

Убедитесь, что у вас дома всегда есть в наличии:

  1. Вакуумный аспиратор – для отсасывания мокроты из трахеостомической трубки (1 шт.).
  2. Аспирационные катетеры для отсоса мокроты из трахеостомической трубки (150-300 шт./мес.).
  3. Фиксирующие ленты для крепления трубки (1шт./мес.) или специально сложенный бинт
  4. Сменные трахеостомичекие трубки (1 шт. /мес.).
  5. Компрессы или салфетки для подкладывания под трубку (30-50 шт./мес).
  6. Марлевые тампоны или стерильные салфетки для обработки кожи вокруг трахеостомы (30 упак./мес.).
  7. Физраствор (раствор натрия хлорид 0,9 % стерильный) для санирования (индивидуально).
  8. Водный антисептик для обработки кожи вокруг трахеостомы (500 мл/ мес.).
  9.  Увлажнитель воздуха (по рекомендации врача) (1шт.).
  10.  Тепловлагообменник как защита от влаги (30-50 шт./ мес.).
  11.  Колпачок для трахеостомы.
  12.  Антисептическое средство для обработки рук.

Памятку в формате pdf можно скачать здесь.

В создании материала участвовали: В.Н. Брусницына, ГБУЗ «Центр паллиативной помощи ДЗМ», Т.В. Задорожная, Детский хоспис «Дом с маяком», А.Н. Ибрагимов, ГБУЗ «Центр паллиативной помощи ДЗМ», ГБУ «НИИОЗММ ДЗМ».

Материал подготовлен при участии «Мастерской заботы», проекта благотворительного фонда помощи хосписам «Вера», с использованием гранта президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Анестезиология в отделении анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, стационар ЕМС в Москве

В ЕМС работает опытная команда анестезиологов. Весь процесс подготовки пациента к операции организован таким образом, чтобы минимизировать риск осложнений. Обязательной является консультация анестезиолога за несколько дней до операции. Пациент рассказывает об имеющихся изменениях здоровья, сопутствующих заболеваниях, аллергических реакциях, перенесенных ранее операциях. Анестезиолог оценивает результаты анализов, дополнительных методов исследования, обсуждает с пациентом планируемый вид анестезии, при необходимости назначает консультации специалистов, например, кардиолога при сложных проблемах с сердечно-сосудистой системой. С анестезиологом обязательно нужно обсудить принимаемые лекарства, некоторые из них необходимо отменить перед операцией. Утром в день операции анестезиолог обязательно еще раз встретится с пациентом, узнает самочувствие, настроение, ответит на возникшие вопросы. Анестезиолог внимательно сопровождает пациента в течение всего периода от подачи в операционную до перевода в стационар после операции.

В операционной медсестра-анестезистка подключает к пациенту монитор, который в заданном режиме в течение всей операции контролирует артериальное давление, электрокардиограмму, пульс, содержание кислорода в организме, частоту и объем дыхания пациента. При необходимости может контролироваться глубина сна пациента и степень мышечного расслабления. Врач-анестезиолог оценивает все жизненно важные параметры пациента, следит, чтобы пациенту не было больно, рассчитывает дозу и кратность введения различных лекарств.

Анестезия (наркоз или обезболивание) – это временная утрата чувствительности, в том числе и болевой, под действием различных медикаментов. Анестезия — важная составляющая оперативного вмешательства, во время операции она обеспечивает полное отсутствие ощущения боли. Анестезия проводится с высочайшей степенью ответственности. 

Методы анестезии

Общая анестезия

Во время наркоза сон пациента поддерживается постоянным точно дозированным введением снотворных препаратов внутривенно (через установленный перед операцией пластиковый внутривенный катетер) или ингаляционно (вдыханием через маску). Отсутствие боли обеспечивают анальгетики, которые также вводятся в течение всей операции.

Дыхание пациента во время общей анестезии может быть самостоятельным, но чаще всего поддерживается с помощью дыхательных аппаратов, «подстраивающихся» под ритм и глубину дыхания человека. Во время коротких и несложных операций анестезиолог использует ларингеальную маску, через которую пациент дышит смесью кислорода, воздуха и анестетических газов. При более длительных операциях, требующих полного мышечного расслабления, где применяются мышечные релаксанты, проводится эндотрахеальный наркоз. Под медикаментозным сном пациенту в дыхательные пути вводится термопластическая трубка со специальной манжетой, которая полностью защищает легкие и позволяет проводить искусственную вентиляцию.

У пациентов с сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой системы во время анестезии вводятся необходимые лекарства, поддерживающие работу сердца или нормализующие артериальное давление. У пациентов с сахарным диабетом контролируется уровень сахара в крови. При необходимости во время операции за короткое время может быть лабораторно исследован любой параметр.

Регионарная анестезия

Позволяет обезболивать отдельные зоны тела. Наиболее известны спинальная и эпидуральная анестезии, когда небольшим количеством местного анестетика блокируется проведение болевых и двигательных нервных импульсов нижней части тела. Под этим видом анестезии выполняется большинство операций на нижних конечностях. Для пациентов старших возрастных групп эта анестезия является альтернативным методом при протезировании коленных и тазобедренных суставов.

Регионарная анестезия применяется также при операциях на верхних конечностях. С помощью специального прибора точно определяется расположение нервного сплетения (в области шеи, подмышечной области или отдельных нервов на предплечье и кисти) и вводится местный анестетик. Через 20-30 минут рука теряет чувствительность и способность двигаться.

Блокада нервов длится 2-3 часа, затем постепенно восстанавливаются все обычные ощущения. Во время действия регионарной анестезии может поддерживаться легкий медикаментозный сон, исключающий «присутствие» пациента на операции. Этот вопрос обязательно обсуждается на консультации с анестезиологом перед операцией. По желанию пациента снотворные препараты не будут вводиться, и он сможет наблюдать за ходом операции на мониторе, не испытывая при этом никаких неприятных ощущений.

Регионарная анестезия также применяется для обезболивания в послеоперационном периоде, наиболее часто при операциях в области колена, голени, стопы, обеспечивая отсутствие боли на 8-12 часов.

Местная анестезия

В настоящее время применяется только при небольших операциях на поверхности тела. Разновидность местной анестезии – аппликационная, когда мазь с анестетиком наносится на кожу, и через 30-40 минут появляется возможность безболезненно производить пункцию вен для забора анализов крови.

Риски анестезии

Анестезия – безопасная манипуляция, но как и все медицинские процедуры имеет определенные риски. Осложнения, опасные для жизни (остановка сердца, дыхания, тяжелые аллергические реакции), наблюдаются крайне редко.

Однако риск при проведении анестезии считается повышенным, если:

  • У пациента есть какое-либо хроническое заболевание (гипертоническая болезнь, ишемическая болезнь сердца, астма, сахарный диабет и т.д.). Если эти заболевания хорошо компенсированы, риск повышается незначительно.

  • У пациента есть аллергия на какие-либо лекарственные препараты

  • Пациент курит, употребляет алкоголь и наркотики

  • Пациент невнимательно отнесся к рекомендациям по подготовке к операции и анестезии, например, не выдержал нужный временной интервал по ограничению в приеме пищи, либо не согласовал с анестезиологом прием своих лекарств.

Опасности при проведении общей анестезии

Во время общей анестезии защитные рефлексы угнетаются, поэтому существует опасность попадания желудочного содержимого в дыхательные пути, что может быть опасно для жизни. В связи с этим в течение 6 часов до начала операции нельзя употреблять пищу, а за 4 часа до операции не рекомендуется пить воду, жевать жевательную резинку, курить. Если пациент не следовал данному правилу, то в целях его безопасности операция откладывается или отменяется.

Важно сообщить анестезиологу о шатающихся зубах или съемных зубных протезах, так как во время эндотрахеального наркоза при постановке интубационной трубки есть возможность повреждения зубов или голосовых связок.

В редких случаях в раннем послеоперационном периоде может наблюдаться тошнота и рвота, что связано с индивидуальной реакцией на препараты для анестезии.

Во время наркоза снижен тонус мышц, поэтому при длительных операциях возможны так называемые позиционные сдавления нервов, что может привести к длящемуся до нескольких недель снижению чувствительности в какой-либо части тела.

Опасности при проведении регионарной анестезии

При снижении артериального давления, появлении головокружения, тошноты, затрудненного дыхания при проведении спинальной или эпидуральной анестезии сразу же сообщите об этом анестезиологу или медсестре. Специалисты примут необходимые меры для улучшения вашего состояния.

После операции, проведенной под спинальной или эпидуральной анестезией, в течение нескольких часов сохраняется снижение чувствительности в нижних конечностях. Также может быть затруднено опорожнение мочевого пузыря, при необходимости в мочевой пузырь вводят катетер.

После спинальной анестезии может возникнуть головная боль. Это редкое осложнение может потребовать нескольких дней постельного режима и приема обезболивающих препаратов.

Беседа с анестезиологом

Проведению анестезии всегда предшествует беседа с анестезиологом. Если у Вас есть вопросы, обязательно задайте их во время этой беседы! Вам выдадут анкету, где необходимо точно и подробно отметить все данные о состоянии Вашего здоровья, ранее перенесенных и имеющихся заболеваниях и применяемых в настоящее время лекарственных препаратах. Также необходима информация о ранее перенесенных операциях, возможной аллергии на лекарственные препараты и Ваших привычках (занятиях спортом, курении, употреблении алкоголя и т.д.). До операции Вы должны подписать форму согласия на операцию и проведение анестезии.

Подготовка к операции

  • Перед хирургическим вмешательством и анестезией

  • Предупредите врача обо всех изменениях здоровья, в частности для женщин – о начале менструации или о возможной беременности

  • Откажитесь от приема алкоголя и курения за 12 часов до визита в клинику

  • Подготовьтесь к возможной госпитализации на срок более суток.

В день операции

  • Не принимайте еду за 6 часов и напитки за 4 часа до операции

  • Не используйте косметику, лак для ногтей, контактные линзы. Накрашенные или искусственные ногти могут затруднять работу накладываемого на палец датчика слежения за кислородом

  • Принимайте назначенные анестезиологом лекарства не более, чем с одним глотком воды

  • Утром в день операции примите душ

  • В клинику следует прийти в указанное в направлении время

  • Непосредственно перед операцией необходимо переодеться в специальное белье, выданное Вам медсестрой

  • Снимите и отдайте медицинской сестре в отделении все украшения и кольца, очки, контактные линзы и съемные зубные протезы

  • Непосредственно перед операцией посетите туалет

  • При необходимости возьмите с собой в операционную слуховой аппарат или ингалятор, применяемый при астме.

После операции

  • Восстановление после анестезии происходит в послеоперационной палате, где медицинский персонал наблюдает за дыханием, пульсом, артериальным давлением, болевыми ощущениями. При необходимости вводятся обезболивающие препараты и подается кислород. Если Вам была проведена спинальная анестезия, то контролируется также восстановление подвижности и чувствительности в нижних конечностях. В палату стационара Вы будете переведены только после пробуждения при условии удовлетворительного состояния.

  • В зависимости от сложности операции может потребоваться послеоперационное лечение в отделении интенсивной терапии.

  • После операции в области раны может возникнуть боль. Для ее предотвращения или лечения Вам будут вводиться обезболивающие лекарства. У разных людей даже при одинаковых операциях интенсивность болевых ощущений может сильно отличаться. Сильная боль способствует нарушению сна, вызывает страх и раздражительность. Чем быстрее будет достигнут контроль над болью, тем быстрее Вы восстановитесь после перенесенной операции. Не надо терпеть боль! Если Вы почувствовали боль, сообщите об этом медицинской сестре.

  • Даже если операция проводится амбулаторно, и уже вечером Вы сможете уехать домой, покинуть клинику можно только с разрешения анестезиолога или хирурга. Необходимо, чтобы Вас сопровождал кто-то из друзей или близких (для детей сопровождающим не может быть человек, управляющий автомобилем). Все специальные рекомендации будут даны Вам перед выпиской из клиники.

В первые сутки после операции не рекомендуется:

  • Принимать алкоголь, снотворные или психотропные вещества, переедать вечером после операции

  • Управлять автомобилем или пользоваться другими потенциально опасными устройствами

  • Находиться в местах, требующих повышенного внимания, принимать важные решения

  • Оставаться в одиночестве в первые сутки после операции.

Противопоказания к анестезии

Врач не имеет право отказать пациенту в анестезии при проведении оперативного вмешательства.

Для каждого планового вмешательства есть определенный перечень видов анестезии, которые можно использовать. Вид анестезии для каждого пациента определяется во время консультации с анестезиологом перед операцией. Только оценив состояние пациента, сопутствующие заболевания, лекарственные препараты, которые он принимает, анестезиолог может сделать вывод о том, какая именно анестезия подходит конкретному пациенту при конкретной операции. Врач-анестезиолог совместно с пациентом составляет индивидуальный план анестезии.

Если у пациента в прошлом проявлялись аллергические реакции на лидокаин или новокаин, ему проведут анестезию с использованием других препаратов. Так же предварительно может быть рекомендована консультация аллерголога и проведение аллергопроб.

Противопоказания к общей анестезии:

— Тяжелое состояние пациента, когда риск анестезии может оказаться выше риска самой операции. Это может быть недавно перенесенный инфаркт миокарда, тяжелая сердечная или дыхательная недостаточность, недавно перенесенные операции.

— Анатомические особенности пациента (слишком высокий вес, короткая шея).

В этих случаях анестезиолог совместно с хирургом определяют, какое анестезиологическое пособие подойдет данному пациенту.

Противопоказания к регионарной анестезии (спинальная, эпидуральная):

— отказ самого пациента;

— инфекционный процесс в месте укола;

— татуировка в месте укола – относительное противопоказание; в ряде случаев можно ввести анестезию в другом месте или под другим углом.

Отсрочить проведение анестезии и самой операции врачам придётся в случаях:

— В случае общей анестезии — если пациент не выполнил рекомендации об отказе от приема пищи и жидкости перед операцией.

— В случае регионарной анестезии — если пациент недавно принял антикоагулянтный препарат (разжижающий кровь), и он продолжает действовать. Тогда проведение анестезии возможно только после того, как закончится действие текущей дозы препарата.

Благодаря новым технологиям и современным протоколам проведения анестезии НЕ являются противопоказаниями:

— активное кровотечение,

— тяжелый инфекционный процесс (сепсис),

— сердечно-сосудистые заболевания.

Показания к проведению манипуляций под медикаментозным сном в дополнение к местной анестезии:

 — тяжелое психоэмоциональное состояние,

— поздний возраст и сопутствующие заболевания,

— детский возраст.

 

лучшие методы реабилитации после операции

Цветной бульвар

Москва, Самотечная, 5

круглосуточно

Преображенская площадь

Москва, Б. Черкизовская, 5

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Выходной:

1 января 2020

Бульвар Дмитрия Донского

Москва, Грина, 28 корпус 1

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Мичуринский проспект

Москва, Большая Очаковская, 3

Ежедневно

c 09:00 до 21:00

Наркозы | Центр Эндохирургичеких технологий

В современном обществе почти каждому человеку рано или поздно приходится столкнуться с наркозом и испытать на себе, что это такое. Неведомое всегда вызывает беспокойство. Выяснить достоверную информацию о наркозе из научно-популярной литературы очень сложно. От того, что показывают в кино и описывают в художественных книгах, некоторых впечатлительных людей просто пугает. Подавляющее количество фильмов, где затрагивается медицинская тематика, профессионал смотреть просто не может. Ясно, что нужно заинтересовать зрителей, но такое просто нельзя снимать. Наркоз для человека не связанного с медициной – это большая таинственная область со своими слухами и домыслами.

У специалистов наркоз называют анестезиологическим пособием, потому что, это очень обширное понятие. Работа анестезиолога это не только сделать внутривенный укол или наложить на лицо маску (как представляют большинство обывателей). Основная задача анестезиолога защитить пациента от операционного стресса в целом и боль это только одна из его составляющих. Анестезиолог должен не только сделать так, чтобы вам не было больно и страшно, но и поддержать ваш организм во время и после операции, подстраховать вас от всяких случайностей. Это защитник, а не агрессор. Смысл анестезиологической помощи в том, чтобы уменьшить риск операции, а не увеличить его, минимализировать влияние операции на организм, а не усугублять его. То есть операция с наркозом должна быть безопаснее и безвреднее, чем операция без наркоза. Прогресс хирургии за последние полтора века обеспечен в основном прогрессом анестезиологии и интенсивной терапии. Многие операции в «доанестезиологическую» эпоху были просто невыполнимы, на другие можно было решиться только по жизненным показаниям, потому что сама операция представляла собой серьезную угрозу.

А что сегодня? Чего стоит бояться, чего нет? Каковы реальные риски, которым подвергает себя человек, решившийся на операцию. Как их минимализировать, не будучи специалистом. Как нужно вести себя, чтобы все было хорошо.

Чтобы принять правильное решение в любой ситуации, главное-информация, знание. Панический ужас, основанный на мифах и слухах, такой же плохой советчик, как наивная беззаботность.

Сначала разберемся в терминологии.

Анестезия. В дословном переводе — состояние бесчувственности. Очень широкое понятие, которое необходимо детализировать.

Местная анестезия. Проводится путем введения местного анестетика, вещества блокирующего проведение болевого импульса по нервному волокну, непосредственно в зону операции. Анестетик наносится либо в виде аппликации на слизистую или кожу, либо, чаще, путем инфильтрации, т. е. шприцевого введения в ткани. Создается как бы подушка из местного анестетика, в пределах которой и оперирует хирург.

Проводниковая, регионарная анестезия. Местный анестетик вводится около нервного ствола. Происходит временное «выключение» нервного проводника, обратимое обезболивание и обездвиживание в зоне его «ответственности». Блокируются либо нервные сплетения, либо нервные корешки, отходящие от спинного мозга. В последнем случае это либо спинальная, либо эпидуральная (перидуральная) анестезия. При спинальной анестезии анестетик вводится под оболочку, которая, как мешок, покрывает спинной мозг (твердая мозговая оболочка, dura mater). Спинной мозг внутри нее плавает в спинномозговой жидкости, ликворе. С этой жидкостью и смешивается анестетик. При эпидуральной анестезии твердая мозговая оболочка не прокалывается, анестетик вводится в так называемое эпидуральное пространство, заполненное клетчаткой, через которое проходят нервные корешки. Следует особо подчеркнуть, что ни игла, ни анестетик не вводится в сам спинной мозг или нервные сплетения, а около них. Чаще всего эти виды анестезии проводятся в поясничном отделе позвоночника, куда спинной мозг не спускается.

Общая анестезия или наркоз. Это состояние глубокого сна, когда человек ничего не чувствует, в том числе боль. В зависимости от того, каким путем вводятся средства для наркоза, выделяется внутривенная анестезия и ингаляционная( анестетик вдыхается). Часто пути введения анестетиков комбинируются. Если анестетик вдыхается через маску при самостоятельном дыхании пациента-это масочный наркоз. Для обеспечения проходимости дыхательных путей и их защиты в дыхательное горло(трахею) может вводиться специальная трубка — это интубационный или эндотрахеальный наркоз. С той же целью может использоваться так называемая ларингеальная маска, тоже трубка, но с надувной маской на конце, которая охватывает гортань. Во время наркоза кроме средств, вызывающих сон и обезболивание, часто применяются миорелаксанты-препараты, вызывающие расслабление скелетных мышц. Это позволяет обеспечить хирургам удобные условия для работы, не вводя чрезмерных количеств анестетиков.

Внутривенная седация. При этом виде анестезиологического пособия вводится снотворный препарат в таких дозах, чтобы не вызвать наркоз, а только успокоение, дремотное, психологически комфортное состояние, иногда поверхностный сон. При этом сама по себе седация не вызывает обезболивания. Ее задача убрать страх, тревогу. Как правило она сочетается с местной или регионарной анестезией. В ходе операции пациент доступен контакту, у него самостоятельное адекватное дыхание, он может глотать, кашлять, выполнять инструкции врача. Он заторможен, но ведет себя вполне адекватно. Операция ему кажется короче, иногда полностью стирается из памяти. В целом, это похоже на состояние между сном и бодрствованием, которое все мы испытываем, когда ночью засыпаем.

Как уже говорилось, анестезиологическое пособие должно не увеличивать риск операции, а снижать его. Каков же риск самой анестезии? Любое действие в нашей жизни сопряжено с каким-то риском. Важна его степень. За последние 25 лет риск для жизни при проведении наркоза снизился более чем в 10 раз. Сейчас он статистически, по разным оценкам, 1/100 000-200 000. Для наглядности — риск в течении года попасть под колеса поезда выше, риск погибнуть в автокатастрофе несоизмеримо выше. При этом 1/200 000 это, средние величины. Риск повышается при выполнении экстренных операций, при выполнении травматичных операций ( кардиохирургия, нейрохирургия, онкология, пересадка органов и т.д.), при выраженной сопутствующей патологии и в пожилом возрасте. В плановой, малотравматичной хирургии, не сопряженной с массивной кровопотерей и травмой жизненно важных органов, риск ниже. То есть о нем можно просто не думать. Опасности, подстерегающие нас в повседневной жизни, значительно больше. Все вроде бы замечательно. Но есть одно «но». Значительное снижение риска наркоза произошло не само по себе, оно обусловлено целенаправленным внедрением в анестезиологию стандартов безопасности, современной техники и анестетиков. Эти стандарты включают в себя: постоянное присутствие в операционной анестезиолога с достаточным уровнем квалификации, постоянный мониторинг целого ряда показателей: артериального давления, электрокардиограммы, частоты сердечных сокращений, насыщения крови кислородом, концетрации вдыхаемого кислорода и газообразных анестетиков, концентрации углекислого газа в выдыхаемой смеси, температуры тела и т.д. Кроме того, наркозно-дыхательный аппарат должен отслеживать объем вдыхаемой смеси, минутный объем вентиляции, давление в дыхательных путях, герметичность дыхательного контура и сигнализировать о возникающих отклонениях.

Нельзя нарушать определенные правила, просто нельзя и все. Эксперименты тут недопустимы. Экспериментировать нужно на мышах. К людям должны применяться проверенные методики. Всякая аналогия хромает, но сравнение с авиацией в данном случае будет уместно. Самолет является самым безопасным видом транспорта, но только в том случае, если это хороший самолет хорошей авиакомпании с грамотным пилотом в кабине. В авиации разработана целая система мер безопасности. Соблюдать их дорого и хлопотно, зато самолеты в этом случае не падают. Наркоз не является естественным, физиологичным состоянием человека. Поэтому он потенциально опасен. Но точно так же для человека не является естественным состояние полета. Тем не менее, мы все каждый год летаем, часто по многу раз. Одним словом, если это возможно, выберите себе клинику, где не жалеют средств на анестезиологию и безопасность, и забудьте о риске. Думайте о более приятных вещах.

Панический, ни на чем не основанный страх перед наркозом иногда приводит к тому, что люди принимают неправильные, даже трагические решения. Отказываются от необходимых операций, диагностических процедур. Изводя себя беспочвенной тревогой, не замечают настоящих угроз. Тот, кто шарахается от теней, рискует упасть в канаву.

Выбор вида анестезии. Нельзя сказать в общем, какой вид анестезии лучше, какой хуже. Выбор метода анестезии зависит от характера, объема, длительности операции, исходного состояния здоровья пациента, его анатомических, физиологических и характерологических особенностей. Анестезиолог должен подобрать метод анестезии, оптимальный именно для вас в данной конкретной ситуации. Осведомленность анестезиолога во всех нюансах этого выбора объективно на несколько порядков выше вашей. Поэтому естественно довериться в этом выборе ему. Но он обязан обосновать этот выбор, подробно и в доступной форме объяснить преимущества и недостатки того или иного вида анестезии, сообщить вам о возможных осложнениях. Если клиника позиционирует себя, как хирургическая, в ней должна быть обеспечена возможность проведения всех основных современных методов анестезии. Ведь любая местная анестезия или «маленький наркозик» всегда могут перейти в «большой». Должна быть обеспечена возможность маневра, гибкой тактики. От этого зависит ваша безопасность. Если вам упорно предлагают какой-то один вид анестезии, например местную анестезию с седацией, это может настораживать — не исключено, что в этой клинике просто экономят на анестезии. Часто можно предложить несколько альтернативных вариантов обезболивания, тогда выбор остается за вами. Например, абсолютным противопоказанием для проведения эпидуральной или спинальной анестезии является нежелание пациента. Вас не могут заставить их выбрать, но могут постараться объяснить их преимущества.

Особенно хочется остановиться на некоторых устойчивых стереотипах, касающихся выбора анестезии. Местная инфильтрационная анестезия несомненно является самой безопасной, но только в определенных пределах, только при выполнении небольших операций. Как и все препараты, местные анестетики безобидны только в определенной дозе. При превышении ее они становятся грозными ядами, возникают такие осложнения, как нарушения сердечного ритма, значительное снижения артериального давления, судороги с нарушением дыхания, кома. Если выполняется обширная операция, то перед хирургом встает альтернатива: или снизить концетрацию местного анестетика (тогда пациенту будет просто больно), или превысить максимально допустимую дозу местного анестетика. То есть либо неполноценная анестезия, либо недопустимый риск. Кроме того, во многих областях хирургии проведение полноценной местной анестезии просто невыполнимо. Собственно поэтому и пришлось в свое время разрабытывать методы общей анестезии. Токсическое действие местных анестетиков может проявиться и без превышения дозы, при случайном введении анестетика не в ткани, а в сосуд. Тогда концетрация местного анестетика в крови резко возрастает со всеми вытекающими последствиями. Развившееся тяжелое состояние иногда неверно интерпретируется врачом как «анафилактический шок». Истинный анафилактический шок, то есть бурная аллергическая реакция, конечно, встречается, но вовсе не так часто, как в нашей медицинской статистике. «Золотым стандартом» при выполнении небольших хирургических операций во всем мире становится местная анестезия с умеренной внутривенной седацией, которую проводит анестезиолог. Пациент при этом не в состоянии наркоза, он дремлет, адекватен, может отвечать на вопросы. Такой подход позволяет, с одной стороны, сделать операцию комфортной для пациента, уменьшить тревогу, страх, с другой стороны, присутствие анестезиолога на операции значительно уменьшает риск всевозможных непредвиденных обстоятельств. Такой метод анестезии часто практикуется в амбулаторной хирургии.

При больших, длительных операциях разумной альтернативы наркозу или проводниковой анестезии нет. Выбор между общей анестезией с самостоятельным дыханием (обычно в обиходе называемой внутривенной анестезией) и интубационным наркозом тоже не так прост. Людей страшит интубационная трубка, искуственная вентиляция легких. Внутривенный наркоз представляется безобиднее. «Ну там, введут чего -нибудь в вену, я посплю, и все». Между тем, во время внутривенного наркоза с самостоятельным дыханием и интубационного наркоза вводятся практически одни и теже препараты. Все они в той или иной степени угнетают самостоятельное дыхание. Поэтому наркоз без интубации и искуственной вентиляции легких возможен только при непродолжительных операциях и при свободном, неограниченном доступе анестезиолога к дыхательным путям пациента, чтобы он всегда мог помочь пациенту дышать. «Маленький» внутривенный наркоз может в любой момент перейти в интубационный, все для этого должно быть готово. Понятно, когда хирурги работают в области лица и головы, доступ этот ограничен. Заранее введенная интубационная трубка (или установленная ларингеальная маска) как раз и призвана обеспечить безопасность пациента, полную управляемость ситуации. В данном случае риск интубационного наркоза ниже, чем внутривенного или с применением лицевой маски. Интубационный наркоз позволят гарантированно обеспечить адекватную вентиляцию пациента, кроме того гораздо проще обеспечить стабильное артериальное давление на нужном уровне. Если анестезиолог рекомендует интубационный наркоз, он заботится прежде всего о Вашей безопасности. Зачастую интубационный наркоз позволяет ввести пациенту даже меньше анестетиков, чем это было бы сделано в той же ситуации при внутривенном наркозе. Введение интубационной трубки или установку ларингеальной маски вы не почувствуете, вы уже будете в наркозе. Их уберут, как только вы начнете просыпаться, скорее всего вы не вспомните этого момента. После больших травматичных операций в других областях хирургии наркоз иногда намеренно продлевают после окончания операции и продолжают искуственную вентиляцию легких. Это связано с тяжелым состоянием пациента и необходимостью временного протезирования его дыхательной функции. Иногда после интубационной трубки пациент какое- то время чувствует в горле дискомфорт, першение. Все эти симптомы проходят через несколько часов, редко через сутки.

Перидуральная и спинальная анестезия чаще применяются при операциях ниже реберной дуги, хотя и в грудной хирургии они нашли свое место. Риск при проведении этих методов анестезии сопоставим с риском при наркозе. Осложнения очень редки, но крайне неприятны для пациентов-это различные неврологические нарушения в зоне анестезии. Главное в их профилактике-опытные руки анестезиолога и использование наборов для анестезии и анестетиков только самого высокого качества. У этих методов есть определенные преимущества в некоторых областях хирургии, например в акушерстве. Перидуральная анестезия может быть продолжена и после операции. При травматичных операциях это позволяет эффективно решать проблему послеоперационного обезболивания, быстрой активизации пациента, что очень важно для достижения окончательного хорошего результата лечения.

О вреде наркоза. Современные анестетики малотоксичны. Они, конечно, не могут быть совершенно безразличны для организма, как и все медикаменты, но прямого повреждающего действия на печень, почки, мозг и другие органы не оказывают. Изменения, происходящие под их воздействием в органах, незначительны и быстрообратимы. Это позволило расширить показания для наркоза. Такие процедуры, как гастроскопия, колоноскопия в развитых странах теперь не принято проводить без участия анестезиолога. Появилась возможность оперировать очень пожилых пациентов, пациентов с серьезной сопутствующей патологией. На самом деле, теперь некорректен вопрос: перенесет ли пациент наркоз? Правильнее спросить: перенесет ли пациент операцию? Наркоз не бьет кувалдой по организму, не травит его. Хорошая вечеринка, скорее всего, принесет вашему организму больший ущерб, чем наркоз. Кстати, этиловый спирт в свое время пытались использовать в качестве анестетика, вводя его в вену. Он ведь и усыпляет, и обезболивает, это всем известно. В принципе, этанол — это анестетик. Но оказалось, что он слишком токсичен и плохо управляем.

Все, что сказано выше, относится к современным анестетикам. В нашей стране ситуация с обеспечением ими лечебных учреждений довольно пестрая. Зачастую анестезиологам приходится работать с тем, что есть в наличии. Отсюда всякие доморощенные » коктейли» и неудовлетворенность пациентов наркозом.

Несмотря на свою низкую токсичность, современные анестетики безопасны только в руках хорошо обученного специалиста, оснащенного соответствующей аппаратурой. Дело в том, что все они, в той или иной степени, вызывают угнетение самостоятельного дыхания, влияют на гемодинамику, то есть на артериальное давление, тонус сосудов, производительность сердца. Для того и нужен анестезиолог, чтобы применить анестетики вам во благо, а не во вред. Жутким примером ненадлежащего применения средств для наркоза является нелепая смерть Майкла Джексона. Он умер от дипривана (он же пропофол). Препарат этот сейчас является одним из базовых в анестезиологии. Он прекрасно себя зарекомендовал, является одним из самых безопасных и комфортных для пациентов. Но его нельзя применять дома, без постоянного наблюдения анестезиолога и соответствующего мониторинга. Когда я узнал о причине гибели Джексона, я был ошарашен. Как!!! В Штатах!!! Врач!!! Ввел или позволил ввести пациенту пропофол и куда- то ушел!!! Для меня объяснение этой нелепицы только одно: видимо это был «карманный» прикормленный врач, который за деньги мог позволить пациенту делать все, что угодно. Даже если вы очень богаты, никогда не поступайте так. Природа равнодушна к денежным знакам, и очень жестока к тем, кто с ней не считается.

Чего обычно боятся пациенты. Одни боятся не уснуть, другие не проснуться. По порядку. Проблема восстановления сознания во время наркоза сейчас широко обсуждается как в профессиональном кругу, так и в околопрофессиональном. Она действительно есть. Ежегодно в мире проводятся миллионы наркозов. Есть сообщения о том, что пациенты просыпались во время наркоза, некоторые из них даже чувствовали боль. В США посыпались иски. Создана ассоциация людей, перенесших эту серьезную психотравму. Понятно, что некоторые люди просто пытаются заработать, журналисты раздувают тему в погоне за сенсацией. В общем, ажиотаж как всегда гипертрофирован. Но проблема-то есть. Когда и почему такое может случиться? Подавляющее большинство таких случаев зарегистрировано в акушерской практике, кардиохирургии и при очень тяжелой травме. Во всех этих ситуациях анестезиолог выбирает из двух зол меньшее. В акушерстве при проведении наркоза он вынужден думать о том, чтобы не навредить ребенку, не усыпить вместе с мамой и его. Поэтому он стремится ввести анестетиков поменьше. Такая дилемма явилась одной из причин, почему в акушерстве стараются проводить не наркоз, а спинальную или эпидуральную анестезию. При травме состояние пациента бывает настолько тяжелым, что ему нельзя вводить много средств для наркоза, все они снижают давление. Врач пытается спасти пациенту жизнь, и заведомо идет на риск его пробуждения. Такой приоритет естественен и психологически понятен. В кардиохирургии такие ситуации тоже не редки. Чтобы анестезиолог все-таки мог пройти между Сциллой и Харибдой, сейчас все шире внедряются специальные мониторы глубины наркоза. Что касается плановой малотравматичной хирургии, то здесь ситуация гораздо проще. Действия анестезиолога здесь не лимитированы тяжелым состоянием пациента. Имея современные анестетики и аппаратуру можно гарантировать пациенту, что он не проснется во время операции.

Можно ли не проснуться после наркоза? Действие анестетиков прекращается само по себе. Организм их успешно разрушает и выводит. Иногда, после длительных, травматичных оперативных вмешательств, или при очень значительном нарушении функции печени или почек, это происходит не быстро, но все равно происходит. Не проснуться после наркоза нельзя. Трагические случаи комы после операции и наркоза связаны не с прямым действием анестетиков на мозг. Это всегда результат катастрофы. Как правило, кома является следствием нарушения доставки в мозг кислорода. Или дыхание страдает, или кровообращение, или то и другое вместе. Причины могут быть разными. Объективные причины — это кровопотеря, тяжелая инфекция, фатальное поражение сердца или сосудов и т. д. Но это все не про плановую, малотравматичную хирургию. В малотравматичной хирургии оперируются относительно здоровые люди и операции не столь агрессивны. Здесь главное исключить субъективный фактор, ошибку, несчастный случай. Для этого есть правила безопасности, которые должны выполняться неукоснительно.

Наиболее частые осложнения наркоза:

Тошнота, рвота после наркоза. Это бывает. Современная анестезиология обладает серьезным арсеналом средств для профилактики этих осложнений. Частота их несравненно ниже, чем лет 10 назад, но, тем не менее, проблема эта полностью не решена. Вероятность того, что вам придется это испытать, низка, но не равна нулю.

Озноб. Это тоже бывает. Пациент во время операции неподвижен, если она достаточно длительная, он просто охлаждается. С этим борются, но, как и тошноту, озноб не удается исключить в 100 процентах случаев.

Что Вам нужно сделать, чтобы минимализироваать риск наркоза.

Во-первых, если возможно, вам нужно выбрать клинику, где думают о вашей безопасности. Во-вторых, вам нужно заранее и продуктивно пообщаться с анестезиологом. Вы оба заинтересованы в одном и том же: в том, чтобы ваша операция прошла для вас безопасно, безвредно и с максимальным для вас комфортом. Анестезиолог обязательно расспросит вас о вашем здоровье, о хронических заболеваниях, предшествующих операциях. Если вы до этого где- то лечились или обследовались, захватите с собой выписки из истории болезни или данные обследования. Ничего не скрывайте. Вся информация, сообщенная вами — конфиденциальна. Если Вы чем-то больны, не нужно бояться, что ваша операция не состоится из-за ваших болезней. Обсудите это с анестезиологом. Возможно, вам придется пройти дополнительное обследование, консультацию соответствующего специалиста, предварительный курс лечения. Вам откажут, только если операция для вас действительно опасна. В таком случае пытаться прооперироваться во что бы то ни стало не нужно. Вы подвергнете себя серьезному риску. Это уже не мифическая страшилка о «вреде» наркоза, это реальная угроза.

Анестезиолог расскажет вам о предстоящей анестезии, о том что вы почувствуете, о возможных осложнениях.

Задавайте анестезиологу вопросы. Обо всем, что вас страшит, непонятно, все что угодно. Вы должны прийти к вашей операции с ясным пониманием, что вам предстоит. Не стыдитесь самых «глупых» вопросов. Вы не специалист. Вы имеете право знать, что с вами будет. Умный анестезиолог рад любым вашим вопросам. Ему это поможет найти с вами контакт, успокоить вас, познакомиться с вами, как с личностью. Это важно. Лучше поступать в операционную, когда там не чужие люди.

Анестезиолог даст Вам инструкции, как вести себя до и после операции. Эти инструкции не рекомендательны, они обязательны. Эта небольшая статья носит ознакомительный характер. Вы можете задать мне вопросы на нашем сайте. В любом случае, только личное общение с Вашим анестезиологом может дать Вам исчерпывающую информацию о Вашей анестезии.

Для записи на консультацию: e-mail: [email protected], тел.: +7 (391) 297-52-52, 298-91-27

Трахеостомия в практике врача-реаниматолога

На сегодняшний день, одним из эффективных методов в арсенале средств борьбы с нарушениями функции внешнего дыхания является трахеостомия. Указанная методика широко применяется в реаниматологической практике, трахеостомию выполняют приблизительно у 10% пациентов, находящихся на ИВЛ.

Показаниями  к выполнению трахеостомии и трахеотомии являются:

1.Стенозирующий ларинготрахеобронхит III и IV степени через 1—2 дня безуспешного лечения при назотрахеальной интубации,

2. Инородные тела трахеи при невозможности их удаления во время прямой ларингоскопии или верхней трахеобронхоскопии.

3. При дренировании дыхательных путей у больных с нарушением акта откашливания.

4. В случаях заведомо длительной (более 5 сут) искусственной вентиляции легких.

5. При рубцовых стенозах и опухолях гортани при невозможности выполнения радикальных операций.

6. При травмах гортани и трахеи с нарушениями внешнего дыхания.

7. При черепно-мозговой травме с необходимостью систематического дренирования трахеобронхиального дерева или длительной искусственной вентиляции легких.

8. Обширные ранения с повреждением лицевого скелета.

Преимущества трахеотомии перед интубацией трахеи:

  • облегчение проведения искусственной вентиляции легких;
  • облегчение санации и туалета трахеобронхиального дерева;
  • предотвращение аспирации желудочного содержимого;
  • уменьшение так называемого мертвого пространства на 30—40%.

По данным современных литературных обзоров,  среди  общеизвестных  преимуществ  трахеостомии  —  меньшая  потребность  в  глубокой седации, более быстрое отлучение от респиратора и уменьшение  длительности  пребывания  в  ОРИТ  и  лечебном  учреждении.  Прежде всего, от ранней трахеостомии выиграют больные с  тяжелой сочетанной травмой, особенно с черепно-мозговой травмой  и(или)  с  нарушениями  сознания.  За исключением  нескольких  сообщений,  не  отмечалось  различий  в уровне смертности между больными с трахеостомой или продленной  трансгортанной  интубацией.  Зачастую,  пациенты  с  трахеостомой  могут  быть  раньше  переведены  из  ОРИТ  в профильное  отделение,  поэтому  вопрос  раннего  наложения трахеостомы  должен  рассматриваться,  как  только  складываются подходящие  условия.  У  больных  с  трахеостомой  инциденты, связанные  с  трахеостомической  трубкой,  могут  быть  более частыми  и  с  более  тяжелыми  последствиями,  поэтому  при решении  о  переводе  больного  из  ОРИТ  прежде  всего  должна учитываться безопасность пациента.

Безусловно,  трахеостомия не лишена  и серьезных недостатков, связанных с повышением риска инфекционных осложнений, необходимостью постоянного тщательного ухода за трахеостомой и вероятностью возникновения осложнений во время выполнения этой операции (травма пищевода, кровотечение, острый стеноз трахеи и др.). Поэтому принципиально важным является  вопрос уход за трахеостомой, так помимо постоянного удаления трахеобронхиального секрета, необходима активная  профилактика гнойного трахеобронхита, мацерации кожи, вторичного инфицирования мягких тканей вокруг послеоперационной раны и т. п.

Это достигается регулярным проведением следующего комплекса мероприятий:

1. Больных с трахеостомой необходимо содержать в помещении с повышенной влажностью воздуха. Для этой цели устанавливается специальный увлажнитель. Повышенная влажность воздуха в летнее время может быть достигнута развешиванием мокрых простыней, а зимой — сушкой их на радиаторах парового или водяного отопления;

2. Помимо регулярного промывания дыхательных путей растворами фурацилина, новокаина, использования протеолитических ферментов, необходимо периодически проводить ингаляции с антибиотиками и щелочно-масляными смесями;

3. Кожу вокруг трахеостомы следует систематически тщательно осушивать и смазывать цинковой мазью либо пастой Лассара;

4. К трахеостоме нужно относиться как к абсолютно стерильной ране — производить манипуляции только тщательно обработанными руками, прокипяченными инструментами, дренажными трубками и растворами. При перевязках пользоваться только стерильным перевязочным материалом и запретить работу без марлевых масок и специальных халатов;

5. В палате, где находится больной с трахеостомой, целесообразно периодически проводить санацию воздуха ультрафиолетовым облучением;

6. С такими больными необходимо регулярно заниматься активной дыхательной гимнастикой и по возможности обеспечивать им двигательный режим.

Следует помнить, что и сама операция и трахеостомическая канюля далеко не безразличны для дыхательных путей. Уже через 2—3 ч после наложения трахеостомы на слизистой оболочке вокруг трахеостомического отверстия появляется пояс рыхлого фибринозного налета. В некоторых случаях этот налет распространяется на слизистую гортани, надгортанник и вниз вплоть до бифуркации трахеи и даже главных бронхов. Непосредственно вокруг канюли очень быстро (через несколько часов) развивается некротическая зона, отек тканей, гиперемия, лейкоцитарная инфильтрация.

В более поздние сроки обнаруживаются эрозии или (значительно реже) глубокие язвы. На 5—7-е сутки наступает метаплазия призматического эпителия в многослойный плоский.

Все это свидетельствует о том, что содержание канюли в просвете трахеи для больного далеко не безразлично. Поэтому возникает вопрос не только о строгих показаниях к трахеостомии, но и о наиболее рациональных сроках удаления канюли (деканулирования).

Существуют следующие правила: если в течение 1—2 суток после операции дыхание пострадавшего остается в пределах нормы, и нет угрозы рецидива дыхательной недостаточности, канюлю следует удалять.

Серьезные изменения в тканях, окружающих трахеостому, свидетельствуют также о том, что в случаях, когда искусственная вентиляция легких предположительно необходима на сравнительно короткий срок (до 24 ч), трахеостомия должна и может быть заменена интубацией.

При  ожидаемой  длительности  ИВЛ больше 14-и дней  следует  рассмотреть вопрос  о наложении  трахеостомы.  Однако,  к  сожалению,  возможности  клиницистов  в  плане  предсказания  продолжительности  ИВЛ  на раннем этапе заболевания ограничены. Однако следует  ожидать,  что более  тяжелое  течение  болезни  в  течение продолжительного периода времени  —  предиктор более длительного нахождения на ИВЛ.  В одном из исследовании  (Rumbak ) было также  отмечено,  что  больным  с  большим  количеством  баллов  (>25) по шкале APACHE II требуется более длительная интубация.

Методики  трахеостомии  постоянно  развиваются  и  совершенствуются. Все больше трахеостомии выполняется в условиях ОРИТ «у постели больного» с применением техники чрескожной дилятационной  трахеостомии  (ЧДТ).

В нашей клинике операция ЧДТ выполняется  выполняются достаточно регулярно.  Опыт  выполнения  чрескожной  дилятационной трахеостомии  позволил  нам  убедиться  в  преимуществах этой методике (в частности  трахеостомии  по  Griggs  под  эндоскопическим  контролем),  как наиболее простой, менее затратной экономически, с наименьшим количеством осложнений.

Статья добавлена 9 апреля 2015 г.

Систематический обзор и мета-анализ

PLoS One. 2013; 8 (10): e74467.

Баоцзи Ху

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Руи Бао

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Сяолинь Ван

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Шаньшань Лю

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Тяньчжу Тао

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Цюнь Се

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Xiongwei Yu

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Цзиньбао Ли

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Лулонг Бо

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Сяомин Дэн

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Чжунцун Се, редактор

Отделение анестезиологии, госпиталь Чанхай, Второй военно-медицинский университет, Шанхай, Китай,

Массачусетская больница общего профиля, Соединенные Штаты Америки,

# Внесено поровну.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Задумал и спроектировал эксперименты: BH RB XW. Проведены эксперименты: BH RB XW. Проанализированы данные: BH SL XY QX. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: TT JL. Написал бумагу: LB XD.

Поступила в редакцию 23 апреля 2013 г .; Принято 24 июля 2013 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего указания автора и источника.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Предпосылки

Недавние исследования показали, что боль в горле после интубации трахеи является распространенной проблемой после хирургического вмешательства. Целью этого систематического обзора и метаанализа опубликованных рандомизированных контролируемых исследований (РКИ) или когортных исследований было оценить, влияет ли размер эндотрахеальной трубки (ЭТТ) на частоту возникновения послеоперационной ангины (POST) после общей анестезии.

Методы

Электронный поиск проводился в следующих базах данных: PubMed (обновлено до декабря 2012 г.), EMBASE (обновлено до 15 декабря 2012 г.), ученый Google, Платформа регистрации международных клинических испытаний Всемирной организации здравоохранения (июль 2011 г.), База данных китайской биомедицинской литературы ( С 1978 г. по июль 2011 г.) и Китайская национальная инфраструктура знаний (с 1994 г. по июль 2011 г.).Были включены исследования, сравнивающие размер эндотрахеальной трубки для плановой хирургии.

Результаты

В текущий анализ были включены три испытания с участием 509 пациенток. Размер используемой ЭТТ составлял 6,0 мм и 7,0 мм. Объединенные исследования этих исследований показали, что меньший размер ЭТТ (6,0 мм) значительно снизил частоту POST в отделении постанестезиологической помощи (PACU) (ОР = 0,56, 95% ДИ 0,42–0,75, P <0,01) и через 24 ч после операции (ОР = 0.69, 95% ДИ 0,48–0,99, P <0,05). Меньший размер ЭТТ (6,0 мм) был связан с более низкой частотой возникновения ЛГ при PACU (ОР = 0,69, 95% ДИ 0,55–0,87, P <0,01), но не влиял на частоту ЛГ через 24 часа после хирургическое вмешательство (ОР = 0,73, 95% ДИ 0,46–1,15, P > 0,05).

Заключение

Наш метаанализ предполагает, что пациенты под общей анестезией с меньшим размером ЭТТ (6,0 мм) были связаны с более низкой частотой POST у пациентов женского пола.Было оправдано проведение дополнительных исследований с адекватным количеством пациентов для оценки других размеров ЭТТ в отношении частоты ЛГ и послеоперационного периода после общей хирургии среди различных групп населения.

Введение

Анестезия считается безопасной и стабильной с очень низким уровнем смертности и серьезной заболеваемости [1]. Однако незначительные осложнения остаются обычным явлением, иногда увеличивая время выздоровления пациентов и становясь причиной их неудовлетворенности [2]. Эндотрахеальная трубка (ЭТТ) часто необходима для контроля проходимости дыхательных путей во время общей анестезии.Однако послеоперационная ангина (POST) считается частым нежелательным явлением после общей анестезии с помощью ETT. POST продолжает поступать с высокой частотой и иногда может длиться несколько дней [3]. Частота POST колеблется от 21% до 71,8% [4] — [6], а частота послеоперационной охриплости голоса (PH) составляет от 40% до 50% [3], [7].

Известно, что размер ETT оказывает прямое влияние на частоту возникновения POST [3] и PH [8]. В нескольких исследованиях оценивали влияние различного размера ЭТТ на частоту возникновения посттравматического стресса.Jaensson M и др.
[3] обнаружили, что использование ЭТТ меньшего размера может облегчить боль в горле и дискомфорт у женщин в отделении постанестезиологической помощи (PACU). Stout и a l [9] продемонстрировали, что уменьшение размера эндотрахеальных трубок привело к значительному снижению частоты возникновения посттравматических осложнений. Насколько нам известно, ранее не проводился систематический обзор или метаанализ, чтобы определить влияние меньшего размера ETT на частоту POST и PH. Поэтому мы попытались обобщить доступные рандомизированные контрольные испытания (РКИ) и когортные исследования, чтобы проиллюстрировать, был ли меньший размер ЭТТ связан с более низкой частотой POST и PH.

Материалы и методы

Источники данных и поисковые запросы

Мы провели поиск в PubMed (обновлено до декабря 2012 г.), EMBASE (обновлено до 15 декабря 2012 г.), ученый Google, Платформа регистрации международных клинических испытаний Всемирной организации здравоохранения (июль 2011 г.), китайский База данных биомедицинской литературы (с 1978 г. по июль 2011 г.) и Национальная инфраструктура знаний Китая (с 1994 г. по июль 2011 г.). Заголовок «Медицинская тема» и соответствующие ключевые слова «размер эндотрахеальной трубки» И «послеоперационная ангина».Мы ограничили результаты вышеуказанного поиска высокочувствительной стратегией поиска, рекомендованной Кокрановским сотрудничеством для выявления РКИ [10]. Мы также проверили списки литературы РКИ и предыдущие метаанализы, выявленные в результате вышеуказанного поиска, чтобы включить другие потенциально подходящие испытания. Наконец, были проанализированы ссылки из соответствующих статей для выявления дополнительных исследований. Несмотря на отсутствие языковых ограничений, все исследования, включенные в этот систематический обзор, были опубликованы на английском языке.Мы следовали рекомендациям, изложенным в разделе «Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализа», при составлении отчетов о наших результатах [11]. Для нашего текущего обзора протокола не существовало.

Выбор исследования

Мы определили и проанализировали все исследования, которые отвечали следующим критериям: РКИ или когортное исследование; население: взрослые, проходящие общую анестезию; вмешательство: более одного размера ЭТТ; и результат: частота POST или PH.

Извлечение данных и оценка качества исследований

Отбор исследований для включения в обзор проводился независимо рецензентами (Ху и Бао) после использования стратегии поиска, описанной ранее.Данные были извлечены независимо Ху и Бао с использованием стандартной формы для сбора данных. Не было попытки связать рецензентов (Ху и Бао) с авторами или результатами соответствующих испытаний. Подробная информация о дизайне исследования (например, дата, место и размер выборки), характеристиках пациента (например, пол популяции), дизайне исследования (например, критерии включения / исключения, введение ЭТТ и методика анестезии), вмешательство (например, определение размера ЭТТ) , продолжительность операции, поддерживающий наркоз и основные результаты.Если данные нуждались в уточнении или отсутствовали в публикации, связывались с первоначальными авторами. Извлеченные данные были введены в Microsoft Office Excel 2007 и проверены третьим автором (Ван). Расхождения были устранены путем обсуждения, или был запрошен совет у третьего автора.

Первичным исходом данных была частота POST в PACU и через 24 часа после операции. Вторичными исходами были частота ЛГ в PACU и через 24 часа.

Статистический анализ

Анализы проводились от эксперимента к контролю.Различия были выражены в виде относительных соотношений (ОР) с 95% доверительными интервалами (ДИ) для дихотомических исходов. Использовалась модель фиксированного эффекта, а модель случайных эффектов применялась в случае значительной неоднородности ( P — значение критерия хи-квадрат менее 0,10 и I .
2 более 50%). Потенциальные источники неоднородности были выявлены с помощью анализа чувствительности, проведенного путем исключения одного исследования на каждом этапе и изучения влияния одного исследования на общую объединенную оценку.Систематическая ошибка публикации оценивалась путем визуального изучения графиков воронки. Значение P менее 0,05 считалось статистически значимым. Все статистические анализы были выполнены с использованием Review Manager, версия 5.0 (RevMan, The Cochrane Collaboration, Оксфорд, Великобритания).

Результаты

Идентификация и выбор исследования

Всесторонний поиск дал в общей сложности 1976 релевантных публикаций, и были получены отрывки из всех цитат (). Было выявлено девять РКИ с общим числом 1753 пациента [3], [12 ] — [19], а шесть из них были извлечены по причинам, указанным в.Наконец, для дальнейшего анализа были включены три испытания [3], [12], [19] с участием 509 пациентов. Коэн ??? статистика согласия по включению в исследование составила 0,92.

Блок-схема с подробным описанием извлеченных, исключенных, оцененных и включенных испытаний.

Характеристики и качество исследования

Среди трех испытаний одно было проведено в Азии [19], два — в Европе [3], [12]. Все испытания были опубликованы на английском языке. Средний возраст пациентов составлял от 45 до 59 лет.В отобранных испытаниях изучались различные виды хирургических вмешательств, включая пластическую хирургию [3], [12], хирургию ушей, носа и горла (ЛОР) [3], [12], общую хирургию [12], [19], ортопедическую хирургию [12]. , урология [12], глазная хирургия [12], гинекологическая хирургия [12]. Пол всех пациентов, включенных в этот анализ, был женским, и определение меньшего и большего размера ETT составляло 6,0 мм и 7,0 мм в диаметре, соответственно. Двухпросветный ЭТТ не использовался. Во время операции не было движения ЭТТ. Манжета ЭТТ была заполнена воздухом, и давление в манжете было ниже 30 см вод. Ст. 2 O среди всех включенных исследований.Назогастральный зонд применялся не во всех исследованиях. Характеристики включенных испытаний и сводные данные о размере ETT на POST и PH были представлены в.

Таблица 1

Характеристики включенных испытаний и сводка размера ETT на POST и PH.

5

9015
Исследование Пол Средний возраст (год) Тип операции Давление в манжете (смH 2 O) Другие меры ETT Продолжительность движения ETT ) Размер ETT Размер образца POST в PACU POST в 24 часа PH в PACU PH в 24 часа
Jaensson 2010 Внутренняя часть 45–50 Пластик, ЛОР 20–30 Нет Нет > 190 6.0 48 10 9 18 14
906

20
Jaensson M 2012 Женский > 17 Общий, Ортопедический, Урологический, Гинекологический, Пластический, ЛОР, Ручной 21–30 Нет Нет > 135 6.0 60 14 22 7 9
9015 9015 9015 906

12
Xu 2012 Женский 33–59 Щитовидная железа <25 Нет Нет 39–89 6,0 263 24 / 148
7.0 29 15 / 23 /

Среди всех выбранных испытаний одно является когортным [12]. Рандомизированная последовательность и сокрытие последовательности распределения были адекватно проведены в двух исследованиях [12], [19]. Слепой способ был четко заявлен при вынесении решения по POST в двух исследованиях [12], [19]. Во всех испытаниях подробно сообщалось о количестве и причинах отказа от участия в исследовании. Обзор риска предвзятости показан в и.

График рисков смещения: просмотрите суждения авторов о каждом элементе риска смещения, представленные в процентах по всем включенным исследованиям.

Резюме риска систематической ошибки: проанализируйте суждения авторов о каждом элементе риска систематической ошибки для каждого включенного исследования.

Первичные исходы

Данные по первичным исходам были доступны в трех исследованиях [3], [12], [19] (n = 509). Наш метаанализ показал, что меньший размер ETT может значительно снизить частоту POST в PACU (RR = 0.56, 95% ДИ 0,42–0,75, P = 0,0001; P для неоднородности = 0,40, I
2 = 0%; ) и через 24 ч после операции (ОР = 0,69, 95% ДИ 0,48–0,99, P = 0,04; P для гетерогенности = 0,40, I
2 = 0%; ).

Лесной участок сравнения POST в PACU.

Лесной участок POST по адресу 24

Вторичные исходы

Наш анализ показал, что меньший размер ETT был связан с более низкой частотой возникновения PH в PACU (RR = 0.69, 95% ДИ 0,55–0,87, P = 0,001; P для неоднородности = 0,51, I
2 = 0%; ). О частоте ЛГ через 24 часа после операции сообщалось в двух исследованиях [3], [19]. Наш объединенный анализ показал, что размер ЭТТ не влиял на частоту ЛГ через 24 часа после операции (ОР = 0,73, 95% ДИ 0,46–1,15, P = 0,17; P для гетерогенности = 0,92, I
2 = 0%; ).

Лесной участок сравнения PH в PACU.

Лесной график сравнения PH на 24

Анализ чувствительности и систематическая ошибка публикации

Тесты на неоднородность выявили исследование Jaensson (2010) и др. с резко отклоняющимися результатами. Исключение этого испытания устранило неоднородность, но не повлияло на результаты (POST в PACU: RR = 0,63, 95% ДИ 0,45–0,87, P = 0,005;). Для результата POST в PACU и через 24 часа после операции не было доказательств значительной систематической ошибки публикации при проверке графика воронки (и).

Лесной участок сравнения анализа чувствительности.

Воронкообразный график испытаний POST в PACU.

Воронкообразный график испытаний POST на 24

Обсуждение

Насколько нам известно, это первый метаанализ исследований, оценивающих различные размеры ETT для предотвращения POST. Наш метаанализ предполагает, что меньший размер ЭТТ (6,0 мм) может значительно снизить частоту POST в PACU и через 24 часа после операции.Кроме того, настоящее исследование показывает, что меньший размер ЭТТ (6,0 мм) снижает частоту ЛГ при PACU, но не через 24 часа после операции.

ПОСТ обычно возникает у интубированных пациентов и является одной из наиболее частых жалоб пациентов после эндотрахеальной экстубации [6]. Основные причины POST включают механическое давление в манжете трубки. Известно, что ЭТТ большего размера оказывают более высокое давление на поверхности раздела слизистой оболочки трубки и могут привести к большей площади травмы слизистой оболочки [20].Стаут и др.
[9] показали, что частота POST и PH была снижена при использовании трубок меньшего размера (6,5 мм для женщин) по сравнению с более крупными (8,5 мм для женщин). Мы не включили это исследование из-за потенциальной предвзятости, согласно которой пациенты с трубкой 8,5 мм могут иметь более высокую частоту POST, чем пациенты с трубкой 7,0 мм. Кроме того, движение манжеты и трубки в трахее от места расположения зоба и манипуляций с ним во время операции отвечает за POST. Рекомендуется, чтобы давление в манжете ЭТТ составляло от 15 до 25 см вод. Ст. 2 O [21].

Было предложено несколько методов снижения частоты POST. Одно предыдущее исследование, проведенное Портером и др.
[16] показали, что использование лидокаина для надувания манжеты эндотрахеальной трубки оказалось неэффективным в снижении частоты или тяжести POST по сравнению с использованием физиологического раствора или воздуха. Тем не менее, недавний систематический обзор, в который вошли 1232 пациента из 15 исследований, показал, что местный и системный лидокаин может снизить риск POST [22].

Женский пол — фактор риска для POST.Исследование Jaensson и др. [12] показало, что наблюдается значительное увеличение частоты СТОП у женщин (n = 292, P = 0,028), тогда как у мужчин это не было значительным. Другим фактором, который, как считалось, был связан с повышенным риском POST, был опыт анестезиологического персонала [12]. Однако в предыдущих исследованиях [6], [23], [24] не было показано, что этот фактор увеличивает риск POST. Вполне вероятно, что обучение на манекене на начальном этапе приема на работу может улучшить технику и тем самым снизить риск ПОСТ.

В настоящем исследовании было несколько ограничений. Во-первых, географические регионы охватывали Европу (Швеция) и Азию (Китай). Таким образом, наши результаты ограничили возможность обобщения на регионы. Во-вторых, среди включенных исследований была значительная неоднородность. Целевая группа сильно варьировалась. Принятые определения POST различались от 1 часа до 24 часов или даже до 96 часов. Кроме того, одно исследование, проведенное Jaensson et al
[12] было проспективным наблюдательным когортным исследованием, но не РКИ.Тем не менее, исследование было проведено вслепую и применяло сокрытие последовательности распределения, что могло снизить потенциальную систематическую ошибку анализа. Из-за ограниченности доступных данных мы решили включить это исследование.

Из-за значительной неоднородности, а также ограниченного количества РКИ относительно результатов, следует проявлять осторожность при интерпретации результатов. Пациенты всех включенных исследований были женщинами. Неизвестно, применимы ли результаты нашего текущего метаанализа к пациентам мужского пола.Наконец, размеры ЭТТ, использованные во всех включенных исследованиях, составляли 6,0 мм и 7,0 мм. Влияние другого размера ЭТТ на частоту и тяжесть ЛГ и ППС требует уточнения в будущем.

Выводы

Наш метаанализ показал, что меньший размер ЭТТ может снизить частоту POST в PACU и через 24 часа после операции у пациентов женского пола. Кроме того, меньший размер ЭТТ был связан с более низкой частотой ЛГ при PACU, но не через 24 часа после операции. Необходимы дальнейшие исследования с тщательным дизайном и адекватными выборками, чтобы прояснить влияние различного размера ETT на возникновение POST и PH среди различных популяций в будущем.

Дополнительная информация

Контрольный список S1

Контрольный список PRISMA.

(DOC)

Отчет о финансировании

Работа поддержана фондом авторского отдела. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Список литературы

1.
Шираками Г., Тератани Ю., Намба Т., Хираката Х., Тадзуке-Нишимура М. и др. (2005) Отсроченная выписка и приемлемость амбулаторного хирургического вмешательства у взрослых амбулаторных пациентов, получающих общую анестезию.Дж. Анест
19: 93–101. [PubMed] [Google Scholar] 2.
Дженкинс К., Грейди Д., Вонг Дж., Корреа Р., Арманиус С. и др. (2001) Послеоперационное восстановление: предпочтения пациентов дневной хирургии. Br J Anaesth
86: 272–274. [PubMed] [Google Scholar] 3.
Jaensson M, Olowsson LL, Nilsson U (2010) Размер эндотрахеальной трубки и боль в горле после операции: рандомизированное контролируемое исследование. Acta Anaesthesiol Scand
54: 147–153. [PubMed] [Google Scholar] 4.
Пак С.И., Ким С.Х., Ли С.Дж., Че В.С., Джин Х.С. и др. (2011) Применение пасты триамцинолона ацетонида к эндотрахеальной трубке уменьшает послеоперационную боль в горле: рандомизированное контролируемое исследование.Кан Дж Анаэст
58: 436–442. [PubMed] [Google Scholar] 5.
Thomas S, Beevi S (2007) Дексаметазон уменьшает тяжесть послеоперационной боли в горле. Кан Дж Анаэст
54: 897–901. [PubMed] [Google Scholar] 6.
Scuderi PE (2010) Послеоперационная ангина: больше ответов, чем вопросов. Анест Анальг
111: 831–832. [PubMed] [Google Scholar] 7.
Mencke T, Knoll H, Schreiber JU, Echternach M, Klein S и др. (2006) Rocuronium не связан с большим количеством повреждений голосовых связок, чем сукцинилхолин, после индукции быстрой последовательности: рандомизированное, проспективное, контролируемое исследование.Анест Анальг
102: 943–949. [PubMed] [Google Scholar] 8.
Аль-Катани А.С., Мессахель Ф.М. (2005) Улучшение качества анестезиологической практики — частота болей в горле после использования небольшой трахеальной трубки. Ближний Восток J Анестезиол
18: 179–183. [PubMed] [Google Scholar] 9.
Stout DM, Bishop MJ, Dwersteg JF, Cullen BF (1987) Корреляция размера эндотрахеальной трубки с болью в горле и охриплостью после общей анестезии. Анестезиология
67: 419–421. [PubMed] [Google Scholar] 10.
Робинсон К.А., Дикерсин К. (2002) Разработка высокочувствительной стратегии поиска для извлечения отчетов о контролируемых испытаниях с использованием PubMed.Int J Epidemiol
31: 150–153. [PubMed] [Google Scholar] 11.
Moher D, Liberati A, Tetzlaff J, Altman DG (2009) Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA. Энн Интерн Мед
151: 264–269, W264. [PubMed] [Google Scholar] 12.
Jaensson M, Gupta A, Nilsson UG (2012) Гендерные различия в факторах риска возникновения симптомов со стороны дыхательных путей после интубации трахеи. Acta Anaesthesiol Scand
56: 1306–1313. [PubMed] [Google Scholar] 13.
Braz JR, Volney A, Navarro LH, Braz LG, Nakamura G (2004) Уменьшает ли давление манжеты эндотрахеальной трубки частоту послеоперационных гортанно-трахеальных жалоб после анестезии закисью азота?
Дж. Клин Анест
16: 320–325.[PubMed] [Google Scholar] 14.
Karlik JB, Duron V, Mermel LA, Mazzaglia P (2012) Тяжелая инфекция хирургического участка стрептококком группы А после лобэктомии щитовидной железы. Хирургическая инфекция (Larchmt)
[PubMed] [Google Scholar] 15.
Jaensson M, Gupta A, Nilsson UG (2012) Факторы риска развития послеоперационной боли в горле и охриплости голоса после интубации трахеи у женщин: вторичный анализ. AANA J
80: S67–73. [PubMed] [Google Scholar] 16.
Porter NE, Sidou V, Husson J (1999) Послеоперационная ангина: частота и тяжесть после использования лидокаина, физиологического раствора или воздуха для надувания манжеты эндотрахеальной трубки.AANA J
67: 49–52. [PubMed] [Google Scholar] 17.
Аль-Метвалли Р.Р., Аль-Гамди А.А., Мовафи Х.А., Садек С., Абдулшафи М. и др. (2011) Является ли герметизация манжеты простым, надежным и безопасным методом надувания манжеты эндотрахеальной трубки?: Сравнительное исследование. Саудовская Дж. Анаэст
5: 185–189. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18.
Лю Дж, Чжан Х, Гонг В., Ли С., Ван Ф и др. (2010) Корреляция между контролируемым давлением в манжете эндотрахеальной трубки и постоперационными осложнениями: многоцентровое исследование. Анест Анальг
111: 1133–1137.[PubMed] [Google Scholar] 19.
Xu YJ, Wang SL, Ren Y, Zhu Y, Tan ZM (2012) Эндотрахеальная трубка меньшего размера в сочетании с внутривенным введением лидокаина уменьшает послеоперационную боль в горле — рандомизированное контролируемое исследование. Acta Anaesthesiol Scand
56: 1314–1320. [PubMed] [Google Scholar] 20.
Nseir S, Duguet A, Copin MC, De Jonckheere J, Zhang M и др. (2007) Непрерывный контроль давления в эндотрахеальной манжете и повреждения стенки трахеи: рандомизированное контролируемое исследование на животных. Crit Care
11: R109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21.Sole ML, Penoyer DA, Su X, Jimenez E, Kalita SJ и др. (2009) Оценка давления в эндотрахеальной манжете путем непрерывного мониторинга: пилотное исследование. Am J Crit Care
18: 133–143. [PubMed] [Google Scholar] 22.
Танака Ю., Накаяма Т., Нисимори М., Сато Ю., Фуруя Х (2009) Лидокаин для предотвращения послеоперационной боли в горле. Кокрановская база данных Syst Rev
CD004081. [PubMed] [Google Scholar] 23.
Chen KT, Tzeng JI, Lu CL, Liu KS, Chen YW и др. (2004) Факторы риска, связанные с послеоперационной ангиной после интубации трахеи: оценка в палате постанестетической реабилитации.Acta Anaesthesiol Тайвань
42: 3–8. [PubMed] [Google Scholar] 24.
Биро П., Зейферт Б., Паш Т. (2005) Жалобы на боль в горле после интубации трахеи: проспективная оценка. Eur J Anaesthesiol
22: 307–311. [PubMed] [Google Scholar]

Факторы риска послеоперационной боли в горле после общей анестезии с интубацией трахеи в Учебной больнице Университета Гондэр, Северо-Запад Эфиопии, 2014

Pan Afr Med J. 2017; 27: 127.

Бирюк Мелкаму Гемечу

1 Отделение анестезии, Школа медицины, Гондарский колледж медицины и медицинских наук, Университет Гондэра, Гондар, Эфиопия

Endale Gebreegziabher Gebremedhn

1 Отделение анестезии, Школа медицины, Гондарский колледж медицины и медицинских наук, Университет Гондэра, Гондар, Эфиопия

Tadesse Belayneh Melkie

1 Отделение анестезии, Школа медицины, Гондарский колледж медицины и медицинских наук, Университет Гондэра, Гондар, Эфиопия

1 Отделение анестезии, Школа медицины, Гондарский колледж медицины и медицинских наук, Университет Гондэра, Гондар, Эфиопия

и Автор, ответственный за переписку: Эндейл Гебрегзиабхер Гебремедн, Отделение анестезии, Школа медицины, Гондарский колледж Медицина и медицинские науки, Университет Гондэра, Гондар, Эфиопия

Получено 19 августа 2016 г .; Принята в печать 14 июня 2017 г.

Панафриканский медицинский журнал — ISSN 1937-8688. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Введение

Послеоперационная ангина указана сверху как наиболее нежелательный исход послеоперационного периода для пациентов.Считается, что это происходит из-за обезвоживания или отека слизистой оболочки, ишемии трахеи, вторичной из-за давления манжет эндотрахеальной трубки, агрессивного всасывания ротоглотки и эрозии слизистой оболочки из-за трения между нежными тканями и эндотрахеальной трубкой. Даже если проблема упоминалась во многих литературных источниках, в нашей стране она никогда не изучалась. Исследование было направлено на оценку распространенности и факторов, связанных с послеоперационной ангиной, среди пациентов, оперированных под общей анестезией с интубацией трахеи.

Методы

Поперечное исследование на базе больниц проводилось с 25 февраля по 10 апреля 2014 г. в больнице Гондарского университета. Для сбора данных использовались интервью с пациентом и просмотр карт. Для определения связи использовались двумерные и многомерные логистические регрессии.

Результаты

Всего в это исследование были включены 240 из 299 пациентов с частотой ответа 80,3%. Распространенность послеоперационной ангины в течение 48 часов после операции составила 59.6%. Факторами, которые имели связь с послеоперационной болью в горле из многомерной логистической регрессии, были женский пол (AOR = 3,3, 95% CI: 1,07, 10,375), повторное количество попыток интубации (AOR = 3,291, 95% CI: 1,658, 6,531), и использование назогастрального зонда (AOR = 0,41, 95% ДИ: 0,174, 0,965) соответственно.

Заключение

Распространенность послеоперационной ангины в больнице Гондарского университета была высокой. Необходимо повысить осведомленность медицинских работников о проблеме и ввести протокол лечения послеоперационной боли в горле.

Ключевые слова: Общая анестезия, интубация трахеи, послеоперационная ангина, факторы риска

Введение

Независимо от частоты возникновения и некоторых профилактических мер, послеоперационная ангина (POST) указана сверху как наиболее нежелательный исход пациентов в послеоперационный период. Послеоперационная ангина — самая частая жалоба пациентов, значимая для пациентов и частое послеоперационное осложнение [1, 2]. Общеизвестно, что на сообщение о боли в горле влияет метод опроса, то есть вопрос о том, задаются ли вопросы прямо или косвенно [3].Выражение послеоперационной ангины представляет собой ряд признаков и симптомов. Например, боль в горле — обычное проявление фарингита, которое само по себе может иметь несколько причин. Он также может включать различные симптомы, включая боль и дискомфорт, ларингит, трахеит, охриплость голоса, кашель или дисфагию. После операции кажется разумным, что большинство признаков и симптомов являются результатом повреждения слизистой оболочки, которое приводит к воспалению, вызванному инструментальной обработкой дыхательных путей.Также его постулируемая этиология была связана с обезвоживанием или отеком слизистой оболочки, ишемией трахеи, вторичной по отношению к давлению манжет эндотрахеальной трубки, агрессивным всасыванием ротоглотки и эрозией слизистой оболочки из-за трения между нежными тканями и ЭТТ [4, 5].

Был идентифицирован ряд предрасполагающих факторов, и наиболее заметным из них, по-видимому, является размер используемой эндотрахеальной трубки, давление в манжете, использование анестезирующего спрея, женский пол, продолжительность анестезии, хирургическое положение, использование сукцинилхолина, одновременное использование назогастральный зонд, агрессивное ротоглоточное отсасывание и подход к обеспечению проходимости дыхательных путей (т.е. ETT, ларингеальная маска для дыхательных путей (LMA) или маска для лица) [6]. Частота послеоперационной боли в горле варьируется в большинстве исследований, но некоторые сообщают о частоте менее 15%, а другие — до 64% ​​[7]. Постоянно доказано, что использование ЭТТ меньшего размера значительно снижает частоту послеоперационных болей в горле, не вызывая проблем с вентиляцией легких пациентов [8]. Исследования документально подтвердили использование ЭТТ 6,5–7 мм для женщин и 7,5–8 мм для мужчин, что привело к снижению частоты послеоперационных болей в горле по сравнению с ЭТТ большего размера [9].Исследование, проведенное в Нигерии на пациентах в возрасте 18–77 лет в 2006 г., показало, что частота POST составляет 63%, что в значительной степени связано с продолжительностью интубации [10].

Многие исследователи предположили, что более высокая частота женщин, сообщающих о POST, более напрямую связана с более плотно подобранной ЭТТ, чем с четкими различиями между полами (11). Одна группа исследователей признала, что их выбор размеров ЭТТ не совсем соответствовал анатомии пациентов (они использовали 8 мм для мужчин и 7 мм.5 мм для женщин) и предполагают, что ЭТТ 7 мм может быть лучшей альтернативой для женщин. Фактически, несколько исследований, по-видимому, рекомендуют ЭТТ размером 7 мм для женщин и 7,5 мм для мужчин [4]. Другой определяющий фактор — давление в манжете ЭТТ. Существуют убедительные доказательства того, что ограничение давления в манжете ЭТТ снизит частоту послеоперационной ангины [11]. Есть некоторые исследования, которые поддерживают стандартное использование манометров, после интубации трахеи давление в манжете измеряется и поддерживается на минимальном уровне для обеспечения надлежащего уплотнения и должно периодически проверяться на соответствие, но манометры могут быть доступны не сразу во всех учреждениях [12]. .Использование лубрикантов и спреев на основе лидокаина является спорным; в некоторых литературах говорится, что это убедительный метод уменьшения POST, другие говорят, что он связан с увеличением частоты и тяжести POST [13]. William Macewen удостоен чести в 1880 году провести первую ротрахеальную интубацию с целью защиты дыхательных путей во время анестезии [14]. Частота послеоперационной боли в горле варьируется в большинстве исследований, но некоторые сообщают о частоте менее 15%, а другие — до 64% ​​[15].Ожидается, что периоперационные осложнения и осложнения, связанные с анестезией, будут выше в развивающихся странах, чем в развитых странах [16].

Было проведено множество исследований, чтобы определить частоту послеоперационной ангины и найти меры по ее профилактике. Большинство этих исследований было проведено среди населения развитых и западных стран. Наличие расовых различий в частоте послеоперационных осложнений хорошо задокументировано [17–21]. Эндотрахеальная трубка с тех пор эволюционировала, но остается важным инструментом в практике анестезии, несмотря на ее нежелательные эффекты.Другое исследование, проведенное в Соединенном Королевстве, показало, что заболеваемость составляет 63,9% [22]. Распространенность POST варьируется по данным разных исследований в разных странах. В Эфиопии не найдено опубликованных исследований по этой теме. Литературный поиск был проведен с использованием следующих баз данных Эфиопский медицинский журнал, журнал медицинских наук и Эфиопский журнал здравоохранения и биомедицинских наук для статей, содержащих ключевые слова в названии или аннотации, относящиеся к послеоперационной ангине и ЭТТ.Так что заболеваемость POST в нашей стране неизвестна. Знание частоты возникновения POST и связанных с ним факторов в нашей ситуации помогает распознать масштаб проблемы и инициировать действия по уменьшению ее возникновения. Это исследование также может помочь в качестве основы для будущих исследований по смежной теме, указав уровень заболеваемости и связанные факторы риска POST в этой географической области. Целью этого исследования было оценить распространенность и факторы, связанные с послеоперационной ангиной у пациентов, оперированных под общей анестезией с интубацией трахеи в клинической больнице Университета Гондэр.

Методы

Дизайн, условия и период исследования: Количественное поперечное исследование на базе больниц было проведено в основной операционной больницы Гондарского университета и в палатах с 25 февраля по 10 апреля 2014 г.

Исходная популяция: Все пациенты, прооперированные в операционных при Учебной больнице Гондэрского университета.

Исследуемая популяция: В исследование были включены все взрослые пациенты (хирургические и акушерско-гинекологические), оперированные под общей анестезией с интубацией трахеи в операционных госпиталя Университета Гондэр в течение периода исследования.

Критерии включения: В исследование были включены все взрослые пациенты (хирургические и акушерско-гинекологические), оперированные под общей анестезией с эндотрахеальной интубацией в операционных госпиталя Университета Гондэр с 25 февраля по 10 апреля 2014 г.

Критерии исключения: Пациенты без сотрудничества, пациенты с нарушением когнитивных способностей, пациенты младше 18 лет, пациенты без сознания после операции, инфекции верхних дыхательных путей или осложнения со стороны горла до операции.

Зависимая переменная: послеоперационная ангина (да / нет)

Независимые переменные: Возраст, пол, размер эндотрахеальной трубки (ЭТТ), система классификации физического состояния (ASA) Американского общества анестезиологов, продолжительность интубации, тип хирургического вмешательства, степень интубации, попытки интубации, хирургическое положение, использование ротоглоточных дыхательных путей, опыт анестезиолога, использование назогастрального зонда, выбор миорелаксанта, зонда с манжетой или без нее.

Операционные определения

Послеоперационная боль в горле: Когда пациенты сообщали о боли или дискомфорте или и том и другом во время глотания в течение 48 часов после операции.

Размер выборки и методика отбора проб: В исследование были включены все последовательные взрослые пациенты (хирургические и акушерско-гинекологические), оперированные под общей анестезией с эндотрахеальной интубацией в операционных театрах учебной больницы Университета Гондэр в течение периода исследования.

Процедура сбора данных: Процедура сбора данных включала просмотр карты и опрос пациентов с использованием структурированного вопросника. Из таблицы были записаны возраст пациента, размер ЭТТ, количество попыток и степень интубации.На основании опроса пациентов с использованием анкеты, пациенты были опрошены через 24 часа после проведения процедуры, если они испытывают боль или дискомфорт во время глотания.

Контроль качества данных: Для обеспечения качества данных предварительное тестирование анкеты было проведено у 20 пациентов в Университетской больнице Гондэра для проверки полноты, точности и ясности данных, полученных с помощью этого инструмента сбора данных. Один анестезиолог, имеющий степень бакалавра наук, принимал участие в сборе данных, и сбор данных контролировался исследователями.

Управление и анализ данных: Данные были закодированы и введены в статистический пакет SPSS версии 20. Все независимые переменные были проанализированы с использованием бинарной логистической регрессии с зависимой переменной POST, а переменные с p-значением ≤0,2 формы двумерного анализа были подогнаны к многомерной логистической регрессии, чтобы проверить их связь с выходной переменной POST. Отношение шансов, 95% доверительный интервал и p-значение были рассчитаны для идентификации связанных факторов и определения силы связи.Значение p <0,05 считалось статистически значимым. Для проверки пригодности модели для анализа был проведен тест согласия Хосмера-Лемешоу.

Этические соображения

Этическое разрешение было получено от комитета по этике школы медицины (Гондарский колледж медицины и медицинских наук) до начала исследования. Цели и важность исследования были объяснены, и от каждого участника было получено устное информированное согласие.Конфиденциальность поддерживалась на всех уровнях исследования за счет использования анонимной анкеты и надежной блокировки анкеты.

Результаты

Социально-демографические характеристики субъектов исследования

Всего за период исследования под наркозом были прооперированы 403 плановых и неотложных пациента. Из них 299 пациентов были прооперированы под общим наркозом с интубацией трахеи. Из 299 пациентов 43 пациента были моложе 18 лет, 9 пациентов находились в критическом состоянии и находились без сознания, 5 пациентов были выписаны до 24 часов, а 2 пациента отказались от участия в исследовании.В это исследование были включены в общей сложности 240 пациентов с частотой ответа 80,3%. Средний возраст пациентов, участвовавших в этом исследовании, составлял 34,8 года со стандартным отклонением 9,9. Минимальный и максимальный возраст составлял 18 и 71 год соответственно. Пациенты были классифицированы как ASA I, ASA II или ASA III ().

Таблица 1

Социально-демографические характеристики участников исследования в клинической больнице Гондарского университета с 25 февраля по 10 апреля 2014 г. (N = 240)

.7%)

Переменная POST Всего
Нет Да
Возраст (лет)
18-30 50 (20.8%) 44 (18,3%) 94 (39,2%)
31-40 23 (9,6%) 63 (26,2%) 86 (35,8%)
41 -50 17 (7,1%) 31 (12,9%) 48 (20%)
51-60 6 (2,5%) 3 (1,2%) 9 (3,8%) )
> 60 1 (0,4%) 2 (0,8%) 3 (1,2%)
Пол
Мужской 56 (23,3%) 108 (45%)
Женский 45 (18,8%) 87 (36,2%) 132 (55%)
ASA
ASA I 71 (29,6%) 81 (33,8%) 152 (63,3%)
ASA II 20 (8,3%) 42 ) 62 (25,8)
ASA III 6 (2,5%) 20 (8.3%) 26 (10,8)
Старшинство анестезиолога
Старший 42 (17,5%) 81 (33,8%)
Junior 55 (22,9%) 62 (25,8%) 117 (48,8%)

Факторы, связанные с анестезией и операцией

Среди различных видов хирургических процедур наибольшая доля боль в горле возникала у пациентов, перенесших общую операцию (58.6% (92/157)). Пациенты женского пола сообщали о большей боли в горле, чем пациенты мужского пола (65,9% против 51,8% (87/132 против 56/108)). Множественная попытка интубации, по-видимому, имела прямую связь с возникновением послеоперационной ангины, одна попытка по сравнению с несколькими попытками интубации (47,5% против 76,7% (67/141 против 76/99)). Было обнаружено, что боль в горле чаще возникает при использовании назогастрального зонда по сравнению с отсутствием назогастрального зонда (67,3% против 57,2% (37/55 против 106/185)) ().

Таблица 2

Факторы, связанные с анестезией и хирургическим вмешательством участников исследования в клинической больнице Гондарского университета с 25 февраля по 10 апреля 2014 г. (N = 240)

,7 90 %)

Переменная Послеоперационная ангина Частота : Нет (%)
Нет Да
Тип операции
Выборочный 47 (19.6%) 80 (33,3%) 127 (53%)
Аварийный 50 (20,8%) 63 (26,3%) 113 (47%)
Тип хирургия
Общий 65 (27,1%) 92 (38%) 157 (65,4%)
Урология 7 (2,966%) 1,7%) 11 (4,6%)
Ортопедия 1 (0.4%) 4 (1,7%) 5 (2,1%)
Обс-гинекология 24 (10%) 43 (17,9%) 67 (27,9%)
Индукционный агент
Кетамин 74 (30,8%) 105 (43,8) 179 (74,6%)
Пропофол ( ) 7 8,3) 27 (11,3%)
Тиопентон 13 (5.4%) 17 (7,1) 30 (12,5%)
Кетамин + пропофол 3 (1,2%) 1 (0,4) 4 (1,7%)
Миорелаксант
Суксаметоний 36 (15%) 35 (14,6%) 71 (29,6%)
Vecuronium ( 9 %) 23 (9,6%)
Sux + векуроний 52 (21.7%) 94 (39,2%) 146 (60,8%)
Положение пациента во время процедуры
Лежа на спине 96 (40%) 232 (96,7%)
Литотомия 3 (1,2%) 3 (1,3%)
Prone 2 (0,8%) )
боковой 1 (0.4%) 2 (0,8%) 3 (1,3%)
Размер ETT
6 мм 5 (2,1%) 3 (1,2%) ) 8 (3,3%)
6,5 мм 33 (13,8%) 64 (26,7%) 97 (40,4%)
7 мм 26 (10,8%) 25 (10,4%) 51 (21,3%)
7,5 мм 33 (13,8%) 51 (21.2%) 84 (35%)
Степень интубации
1 ​​ 81 (33,8%) 98 (40,8%) 179156

)
2 16 (6,7%) 40 (16,7%) 56 (23,3%)
3 5 (2,1%) 5 (2,1%)
4
Использование воздуховода
Да 48 (20%) 83 (34.6%) 131 (54,6%)
Нет 49 (20,4%) 60 (25%) 109 (45,4%)
Срок службы трубки на месте
<= 1 час 19 (7,9%) 10 (4,2%) 29 (12,1%)
(1-2] час 43 (17,9%) 53 (22,1%) 96 (40%)
(2-3] ч 30 (12.5%) 69 (28,8%) 99 (41,3%)
(3-4] час 5 (2,1%) 6 (2,5%) 11 (4,6%)
> 4 часов 5 (2,1%) 5 (2,1%)

Распространенность и факторы риска послеоперационной боли в горле

Послеоперационная боль в горле жаловалась 143 пациентами (59,6%). В этом исследовании женский пол был существенно связан с POST. Пациентов женского пола 3.В 3 раза выше вероятность развития посттравматического синдрома, чем у пациентов мужского пола (AOR = 3,3, 95% ДИ: 1,07, 10,375). Использование NGT также было в значительной степени связано с развитием POST. Пациенты с введенным NGT имели в 0,41 раза больше шансов развить POST, чем пациенты, у которых не было NGT (AOR = 0,41, 95% ДИ: 0,174, 0,965). Повторная попытка интубации также имела значительную связь с POST. Пациенты, у которых была повторная попытка, были в 3 раза более вероятны для развития ПОСТ, чем у их сверстников, которым была интубирована во время первой попытки (AOR = 3.291, 95% ДИ: 1,658, 6,531) (). Переменными с p-значением ≤0,2 из бинарной логистической регрессии, которые не имели связи с послеоперационной ангиной в многофакторном анализе, были возраст, статус ASA, размер ETT, возраст, опыт анестезиолога, миорелаксант, степень интубации, и продолжительность нахождения трубки на месте.

Таблица 3

Факторы, связанные с послеоперационной ангиной у пациентов, перенесших общую анестезию с эндотрахеальной интубацией в клинической больнице Гондарского университета, 25 февраля — 10 апреля 2014 г. (N = 240)

Переменные POST COR (95% ДИ) AOR (95% ДИ) Значение P
Да Нет
Пол Мужской 56 .795 (1,066,3,024) 3,3 (1,07,10,375) 0,038
Гнездо 87 45 1 1
37156

0,653 (0,346,1,231) 0,41 (0,174,0,965) 0,041
Нет 109 76 1 1
9066 1 9066
9066 Попытка интубации 71 3.313 (1,862,5,895) 3,291 (1,658,6,531) 0,003
Множественный 76 23 1 1

Обсуждение после обработки

9000 хорошо известное осложнение после общей анестезии с интубацией трахеи. Хотя это обычно считается незначительным побочным эффектом, POST важен для пациентов, и снижение его частоты необходимо для улучшения результатов анестезии [7, 4, 20].В этом исследовании распространенность послеоперационной ангины составила 59,6%. Этот результат был высоким по сравнению с исследованиями, проведенными в Дании и Канаде [7, 15]. Это различие, предположительно, может быть связано с ишемией слизистой оболочки после снижения кровотока, связанного с высоким давлением в манжете трубки, поскольку не существует стандарта точки уплотнения манжеты, эрозии и обезвоживания нежных тканей слизистой оболочки из-за сухих и неувлажненных газов, агрессивного действия ротоглотки. всасывание и возникающее в результате воспаление в нашем исследовании.Но наши результаты были низкими по сравнению с исследованиями, проведенными в Нигерии и Великобритании [10, 22]. Это несоответствие может быть связано с разными навыками и методами анестезиологов.

Женский пол имел значительную связь с послеоперационной болью в горле (AOR = 3,3, 95% ДИ: 1,07, 10,375; p = 0,038). Этот результат был аналогичен исследованию, проведенному в Буркина-Фасо (19,29% против 11,66%; P = 0,01) [20]. Это может быть связано с гендерными различиями в сообщении о неблагоприятных исходах, более плотной подгонкой эндотрахеальной трубки, а также могут быть анатомические различия в гортани у мужчин и женщин.Но в исследовании, проведенном в Нигерии, не было выявлено связи между полом и POST (p = 1,0000, отношение шансов = 1,035, 95% ДИ: 0,5064 — 2,115) [10]. Это могло быть связано с тем, что они использовали небольшой размер выборки.

Количество попыток интубации значимо связано с послеоперационной болью в горле (AOR = 3,291, 95% ДИ: 1,658, 6,531; p = 0,003). Пациенты, у которых была повторная попытка, имели в 3 раза больше шансов развить ПОСТ, чем их сверстники, которым была интубирована во время первой попытки.Наши результаты не согласовывались с исследованиями, проведенными в Нигерии и Буркина-Фасо, которые не обнаружили связи между количеством попыток интубации и послеоперационной ангиной [10, 20]. Это могло быть связано с травмой слизистой оболочки во время инструментальной обработки дыхательных путей и интубации, поскольку большинство из них были выполнены студентами в нашем исследовании.

Использование назогастрального зонда имело сильную связь с послеоперационной болью в горле (AOR = 0,41, 95% ДИ: 0,174, 0,965; p = 0,041). Этот результат был аналогичен исследованию, проведенному в Соединенном Королевстве [22].Это может быть связано с раздражением слизистой оболочки или повреждением во время введения. В нашем исследуемом возрасте ASA, размер ETT, опыт анестезиолога, миорелаксанта, степень интубации и продолжительность установки трубки не имели связи с послеоперационной болью в горле. Несмотря на то, что эти переменные были указаны как факторы риска POST в исследованиях, проведенных в Канаде и Пакистане [15, 21]. Это может быть связано с небольшим размером выборки в нашем исследовании.

Ограничение исследования: В этом исследовании размер выборки был небольшим, поэтому было трудно увидеть, есть ли некоторые переменные, такие как возраст, статус ASA, размер ETT, опыт анестезиолога, миорелаксант, степень интубации и продолжительность трубки. наличие может повлиять на распространенность послеоперационной ангины в нашем населении.Некоторые важные факторы риска POST, такие как давление в манжете трубки, не были рассмотрены в этом исследовании из-за отсутствия оборудования.

Заключение

В этом исследовании частота послеоперационной ангины была высокой (59,6%). Женский пол, многократные попытки интубации и использование назогастрального зонда были независимыми факторами риска послеоперационной ангины в университетской больнице Гондэра.

Рекомендации: Необходимо повысить осведомленность о проблеме для всех медицинских работников, которые будут вовлечены в ведение пациентов после операции в больнице Университета Гондэр.Мы предлагаем внедрить протоколы послеоперационного лечения боли в горле в больнице Университета Гондэр. Дальнейшее исследование необходимо провести с большим размером выборки, чтобы определить, могут ли возраст, статус ASA, размер ETT, опыт анестезиолога, миорелаксанта, степень интубации и продолжительность использования трубки на месте повлиять на распространенность послеоперационной ангины в горле. наше население.

Что известно по этой теме

  • Послеоперационная ангина — обычное явление после общей анестезии с интубацией трахеи;

  • Широко изучен в развитых странах мира.

Что добавляет это исследование

  • Послеоперационная ангина — редко изучаемая клиническая проблема в развивающихся странах, включая Эфиопию;

  • Открывает окно для разработки стратегии профилактики по мере выявления факторов риска;

  • Помогает разработать протоколы лечения по мере выявления общих факторов риска.

Конкурирующие интересы

Авторы не указывают конкурирующие интересы.

Благодарности

Мы благодарим Университет Гондэра за финансовую поддержку.

Вклад авторов

Бирук Мелкаму задумал исследование и разработал предложение, собрал данные, проанализировал данные и подготовил документ. Endale Gebreegziabher и Tadesse Belayneh пересмотрели предложение и участвовали в сборе данных, анализе данных, написании заключительного документа и подготовке рукописи. Все авторы читали и одобрили окончательный вариант рукописи.

Ссылки

1. McHardy FE, Chung F. Послеоперационная ангина: причина, профилактика и лечение.Анестезия. 1999; 54: 444–53. [PubMed] [Google Scholar] 2. Биро П., Зейферт Б., Паш Т. Жалобы на боль в горле после интубации трахеи. Европейский журнал анестезиологии. 2005 Апрель; 22 (4): 307–11. [PubMed] [Google Scholar] 3. Harding C, McVey F. Метод интервью влияет на частоту послеоперационной ангины. Анестезия. Октябрь 1987 г., 42 (10): 1104–7. [PubMed] [Google Scholar] 4. Наварро Р.М., Боуман В.Л. Лидокаин в манжете эндотрахеальной трубки уменьшает послеоперационную боль в горле. Журнал клинической анестезии.1997 август; 9 (5): 394–7. [PubMed] [Google Scholar] 5. Танака Ю., Накаяма Т., Нисимори М. Лидокаин для предотвращения послеоперационной боли в горле (обзор) Кокрановское сотрудничество. 2009: 1–40. [PubMed] [Google Scholar] 6. Agarwal A, Nath SS, Goswami D. Оценка эффективности полоскания аспирина и бензидамина гидрохлорида для уменьшения послеоперационной боли в горле. Анестезия и анальгезия. 2006 Октябрь; 103 (4): 1001–3. [PubMed] [Google Scholar] 7. Кристенсен AM, Виллемоэс-Ларсен H, Lundby L, Jokobsen KB. Послеоперационные жалобы на горло после интубации трахеи.Британский журнал анестезии. 1994 декабрь; 73 (6): 786–7. [PubMed] [Google Scholar] 8. Обьяя М.О., Окечукву С., Дакараджу П. и др. Частота постанестезиологических осложнений — программа наблюдения. West Afr J Med. 1984. 3: 165–169. [Google Scholar] 9. Hohlrieder M, Brimacombe J, Eschertzhuber S, Ulmer H, Keller C. Исследование управления проходимостью дыхательных путей с использованием ларингеальной маски Proseal LMA по сравнению с трахеальной трубкой при потребностях в послеоперационной анальгезии после гинекологической лапароскопической операции.Анестезия. 2007 сентябрь; 62 (9): 913–8. [PubMed] [Google Scholar] 10. Эдомвони Н.П., Эквере И.Т., Омо Э., Рупасингхе Послеоперационные осложнения в горле после интубации трахеи. Анналы африканской медицины. 2006; 5: 28–32. [Google Scholar] 11. Маруяма К., Сакаи Х., Миядзава Х. и др. Боль в горле и охриплость голоса после тотальной внутривенной анестезии. Британский журнал анестезии. 2004. 92 (4): 541–543. [PubMed] [Google Scholar] 12. Seet E, Yousaf F, Gupta S. Использование манометрии для дыхательных путей ларингеальной маски снижает послеоперационные фаринголарингеальные побочные эффекты.Анестезиология. 2010; 112: 652–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Сумати ПА, Шеной Т., Амбариша М., Кришна Х.М. Контролируемое сравнение геля с бетаметазоном и желе с лидокаином, нанесенного на трахеальную трубку для уменьшения послеоперационной боли в горле, кашля и охриплости голоса. Британский журнал анестезии. Февраль 2008; 100 (2): 215–8. [PubMed] [Google Scholar] 14. Брандт Л. История эндотрахеальной анестезии с особым вниманием к развитию интубационной трубки. Der Anaesthesist. 1986 сентябрь; 35 (9): 523–30.[PubMed] [Google Scholar] 15. Хиггинс П.П., Чанг Ф., Мезей Послеоперационная ангина после амбулаторной операции. Британский журнал анестезии. 2002 Апрель; 88 (4): 582–4. [PubMed] [Google Scholar] 16. Дэниел Бейнбридж, Джанет М., Мигель А. Периоперационная и анестезиологическая смертность в развитых и развивающихся странах. Ланцет. 2012 22 сентября; 380 (9847): 1075–81. [PubMed] [Google Scholar] 17. Ригдон Э. Расовые и гендерные различия в результатах каротидной эндартерэктомии. Am Surg. 1998. 64 (6): 527–32. [PubMed] [Google Scholar] 18.Пеллетье С.Дж., Айзекс Р.Б., Раймонд Д.П., Карбтри Т.Д., Спенсер К.Э., Глисон Т.Г. Этнические различия в исходах посттрансплантационных инфекций. Шок. 2004. 22 (3): 197–203. [PubMed] [Google Scholar] 19. Эбнешахиди А., Мохсени М. Охриплость после интубации трахеи. Анестезия и анальгезия. Октябрь 2010 г., 111 (4): 892–4. [PubMed] [Google Scholar] 20. Сану Дж., Илбудо Д., Руамба А., Траоре О. Боль в горле после интубации трахеи. Канадский журнал анестезии. 1996. 44 (3): 203–6. [PubMed] [Google Scholar] 21. Ахмед А., Аббаси С., Гафур Х. Б., Исхак М.Послеоперационная ангина после плановых хирургических вмешательств. Журнал Медицинского колледжа Аюб Абботтабад. 2007. 19 (2): 12–14. [PubMed] [Google Scholar] 22. Клоуб Р. Боль в горле после интубации трахеи. Ближневосточный журнал анестезиологии. 2001. 16 (1): 29–40. [PubMed] [Google Scholar]

Послеоперационная ангина: причина, профилактика и лечение — McHardy — 1999 — Анестезия

Боль в горле — частая послеоперационная жалоба. После интубации трахеи частота ангины колеблется от 14.От 4% до 50% [12345678] и после введения ларингеальной маски от 5,8% до 34% [5,

]. Большой разброс в этих цифрах, по-видимому, связан с разными навыками и методами анестезиологов, а также с различиями между отдельными анестезиологами и пациентами в определении боли в горле. Общеизвестно, что метод опроса является важным фактором, определяющим частоту возникновения ангины. После непрямого опроса 129 пациентов только двое жаловались на боль в горле, тогда как после прямого опроса 113 пациентов на боль в горле жаловались 28 человек [2].Это различие может быть связано с тем, что пациенты сосредотачиваются на симптомах, непосредственно связанных с операционным местом, и не сразу связывают боль в горле с анестезией и операцией. Цель этой статьи — рассмотреть факторы, которые могут вызывать послеоперационные симптомы горла, такие как боль, дисфагия и охриплость голоса, после интубации трахеи, дыхательных путей ларингеальной маски (LMA) или оральных (Guedel) дыхательных путей, а также возможных методов уменьшения эти симптомы. Также будут обсуждаться травмы, возникающие в связи с манипуляциями с дыхательными путями.

Боль в горле после интубации трахеи

Наибольшая частота ангины и других симптомов, связанных с дыхательными путями, как правило, наблюдается у пациентов, перенесших интубацию трахеи. В серии из 1325 пациентов частота ангины составила 14,4% [1]. В этом исследовании женщинам была интубирована трахеальная трубка диаметром 8 мм, а мужчинам — 9 мм. Все пробирки смазывали лигнокаиновым желе. Однако частота ангины у женщин (17%) была значительно выше, чем у мужчин (9%), что объяснялось более плотной посадкой трубки у женщин.К другим факторам, которые были причастны, были хирургическое вмешательство на щитовидной железе (из-за движения трубки и манжеты в трахее) и наличие назогастрального зонда. Удивительно, но многократные попытки интубации не увеличили частоту возникновения ангины. У 50% пациентов была охриплость, у 18,5% был кашель, а у 70,5% жаловались на сухость в горле [1]. Половые различия в этом исследовании не были подтверждены в исследовании 242 пациентов, у которых общая частота ангины составляла 35% при прямом опросе [2].Ни в одном из исследований не было предпринято попыток стандартизировать технику анестезии, но были записаны детали, чтобы можно было определить возможные причинные факторы.

Было четко продемонстрировано, что использование трахеальной трубки меньшего размера снижает частоту возникновения ангины, предположительно из-за пониженного давления на границе раздела трубка-слизистая оболочка [6]. Сто один пациент был разделен на две группы и получил либо маленькую, либо большую трубку. Большие трубки были 9 мм (мужские) и 8 мм.5 мм (для женщин), а маленькие трубки были 7 мм (для мужчин) и 6,5 мм (для женщин). Никаких смазок не использовалось. Частота возникновения ангины в группе, интубированной с помощью больших трубок, составила 48%, по сравнению с 22% в группе, интубированной с помощью небольших трубок. В результате использования небольшой трубки затруднений с дыханием не наблюдалось. Таким образом, использование трубок меньшего размера имеет явное преимущество в снижении частоты послеоперационных болей в горле.

Манжета трахеальной трубки считается причиной серьезных осложнений после длительной интубации.Трубка из красной резины имела манжету с низким остаточным объемом и высоким давлением, и воздействие этого высокого давления на слизистую оболочку трахеи считалось разрушительным. Исследование кровотока в слизистой оболочке трахеи кролика показало, что, когда манжета низкого объема с высоким давлением была накачана до> 30 мм рт. Ст. (39 см вод. , стал ишемическим [12]. Считалось, что эта ишемия способствует возникновению таких состояний, как стеноз трахеи и трахеомаляция.При использовании тонкостенной манжеты большого объема с низким давлением кровоток не прекращался до тех пор, пока давление внутри манжеты не достигало диапазона 80–120 мм рт. Считалось, что это связано с более равномерным распределением давления по слизистой оболочке. Эти манжеты большого объема по-прежнему обеспечивали некоторую перфузию слизистой оболочки, покрывающей хрящи, при давлении> 30 мм рт. Тем не менее, была сделана осторожная рекомендация поддерживать давление внутри манжеты на уровне <20 мм рт. Ст. (26 см вод. Ст. 2 O).

После введения манжет большого объема и низкого давления Лозер и его коллеги [1314151617] тщательно исследовали влияние использования трахеальных трубок с манжетами разной конструкции на частоту возникновения послеоперационной ангины и показали, что манжеты большого объема были связаны с более высокой частотой ангины из-за большей площади контакта манжеты с трахеей.Хотя манжеты большого объема вызвали большую площадь повреждения слизистой оболочки трахеи, повреждение было более поверхностным, чем повреждение, вызванное манжетами высокого давления [18]. Еще одна проблема с манжетами большого объема заключалась в том, что, если их диаметр был больше диаметра трахеи, избыточный материал сморщился. Эти морщины вызывали глубокие бороздки на слизистой оболочке и, кроме того, обеспечивали 100% -ную аспирацию красителя, введенного непосредственно над голосовыми связками, когда манжета была накачана до 25 см вод. Ст. 2 O [19].Поэтому рекомендуется, чтобы идеальная манжета имела диаметр немного меньше диаметра трахеи, но изготавливалась из материала, который позволял бы увеличить диаметр на 10% в диапазоне давления накачивания 20–30 см вод. Ст. 2 O. Таким образом, можно избежать образования складок, можно сделать поправку на изменение размера трахеи при получении уплотнения, и давление внутри манжеты не повлияет на слизистую оболочку трахеи. Кроме того, манжета должна быть узкой, чтобы минимизировать площадь контакта манжеты с трахеей [20].

Манжеты большого объема с низким давлением будут оказывать высокое давление на слизистую оболочку трахеи при чрезмерном раздувании после интубации трахеи или при отсутствии поправки на диффузию N 2 O. Было показано, что манжеты как с большим, так и с низким объемом претерпевают аналогичные изменения в объеме и давлении в результате диффузии N 2 O при накачивании воздухом [21], но этих изменений не произошло, когда манжеты были накачаны анестезирующим газом. смесь [22]. В исследовании на животных было проведено сравнение накачивания манжеты физиологическим раствором или воздухом.Давление в группе с надуванием воздуха было значительно выше, чем в группе с надуванием солевого раствора, через 120 минут и после этого, а к 6 часам давление в группе надувания воздухом было в шесть раз выше, чем в группе с надуванием солевым раствором [23]. .

Приложение высокого давления к слизистой оболочке трахеи также может способствовать возникновению послеоперационной ангины. Анестезиологическая трубка Брандта предназначена для предотвращения повышения давления внутри манжеты выше 25 мм рт. Ст. (33 см вод.Частота послеоперационных болей в горле у пациентов, интубированных с помощью этой новой трубки (15%), была значительно ниже, чем после интубации стандартной трубкой Маллинкродта (60%). Оба типа трубок имели аналогичные манжеты большого объема с низким давлением, что позволяет предположить, что ограничение давления в манжете может снизить частоту послеоперационной ангины. Чрезмерное вдувание может еще больше предрасполагать пациента к послеоперационной ангине, вызывая увеличение площади контакта манжеты с трахеей [25].

Было высказано предположение, что для того, чтобы избежать этих проблем, точку уплотнения манжеты следует тщательно определять после интубации трахеи и что периодические измерения и регулировка давления в манжете должны быть рутинной клинической практикой [26].В качестве альтернативы, простые меры, такие как накачивание манжеты газом из дыхательного контура или физиологическим раствором, позволят избежать проблемы диффузии N 2 O.

Удивительно, но исследование Loeser и др. . [17] показало, что использование трубок без наручников приводило к значительно более высокой частоте болей в горле, чем использование трубок с манжетами, даже когда пациенты дышали теплыми и увлажненными газами. Считалось, что это могло быть связано с тем, что неувлажненный воздух втягивается через слизистую дыхательных путей во время спонтанного дыхания.Когда все трубки с манжетами смазывались лигнокаиновой мазью, частота возникновения ангины была выше, чем при использовании водорастворимого желе или при отсутствии смазки. Однако при смазывании трубок без наручников 4% лигнокаинового желе заболеваемость достигала 90%, и тяжесть боли в горле у этих пациентов была значительно выше. И наоборот, сравнение интубации с использованием сухих трубок или трубки, смазанной желе, содержащим 1% цинхокаина, привело исследователей к предположению, что использование лубрикантов, содержащих местный анестетик, может быть полезным [8].Из 248 пациентов в этом исследовании 39%, которым была интубирована сухая трубка, жаловались на боль в горле в первый послеоперационный день по сравнению с 24%, которым была интубирована трубка со смазкой, что является значительной разницей. После первого послеоперационного дня заболеваемость быстро снизилась в обеих группах. Дальнейшее сравнение было проведено у 60 пациентов между смазыванием трубки желе, содержащим цинхокаин, и смазыванием тем же желе без цинхокаина [8]. Частота возникновения боли в горле составляла 38% в группе, получавшей нецинхокаин, по сравнению с 25% в группе, принимавшей цинхокаин, что не было статистически значимым, хотя могло стать таковым у большего числа пациентов.

Эффект применения спрея ларинготрахеального лигнокаина на послеоперационную боль в горле был также исследован [3]. В исследуемой группе после индукции анестезии и 2-х минутной вентиляции с помощью маски спрей лигнокаина наносился на надгортанник, голосовые связки и трахею. Затем вентиляция с помощью маски продолжалась еще 2 мин до интубации. Субъекты контрольной группы были интубированы через 4 мин вентиляции без применения спрея. Заболеваемость ангиной составила 29 человек.2% в основной группе и 19,6% в контрольной группе. Хотя это различие не было статистически значимым, был сделан вывод, что применение спрея с лигнокаином не может быть рекомендовано для повседневного использования; Кроме того, было высказано предположение, что лигнокаин может вызывать раздражение или повреждение слизистой оболочки трахеи. Однако следует отметить, что испытуемым в исследуемой группе сделали две ларингоскопии, тогда как в контрольной группе сделали только одну.

Смазка с 1% гидрокортизоном также увеличивает частоту возникновения ангины с 50% до 90% по сравнению с желе KY [7].

Таким образом, нет исследований, которые категорически демонстрируют, что использование смазывающего желе, содержащего местный анестетик, полезно для уменьшения послеоперационной боли в горле после интубации трахеи. Применение спрея лигнокаина перед интубацией, по-видимому, увеличивает частоту возникновения ангины в результате раздражения слизистой оболочки или повторной ларингоскопии.

Роль суксаметония в этиологии послеоперационной ангины неясна.Было высказано предположение, что суксаметоний, который, как известно, вызывает послеоперационную боль в скелетных мышцах, также может вызывать боль в поперечно-полосатых мышцах глотки, вызывая боль в горле. В исследовании 83 женщин, перенесших дилатацию и выскабливание, но не перенесших интубацию трахеи, изучался эффект от введения суксаметония [27]. Пациенты, получавшие суксаметоний в виде болюса или инфузии, имели значительно более высокую частоту боли в горле, охриплости голоса и миалгии через 24–30 часов после операции.Прекураризация не оказала никакого влияния на эти симптомы, несмотря на значительное снижение частоты фасцикуляции мышц. Хотя пациенты не подвергались интубации, не были вставлены оральные дыхательные пути и не отсасывались, у 20 пациентов были вставлены носоглоточные дыхательные пути. Наибольшая частота использования дыхательных путей наблюдалась у пациентов, которым вводили болюс суксаметония, и частота болей в горле у этих пациентов была выше, чем в других группах. Однако нельзя было подтвердить статистически, что использование носоглоточных дыхательных путей способствовало более высокому риску возникновения ангины у пациентов, получавших суксаметоний.Эти выводы не были подтверждены другими исследователями. Пятьдесят восемь пациентов, перенесших гинекологическую лапаротомию, получали панкуроний или суксаметоний с прекураризацией после индукции анестезии [4]. Всем этим пациентам была выполнена оротрахеальная интубация, и один, у которого интубация была сочтена травматической, был исключен из окончательного анализа. Частота послеоперационных болей в горле составила 14% в группе, получавшей суксаметоний, по сравнению с 17% в группе, не получавшей.Поскольку в этом исследовании управление проходимостью дыхательных путей было стандартизировано, похоже, что суксаметоний не увеличивает частоту послеоперационных болей в горле.

Таким образом, использование трахеальных трубок меньшего размера с манжетами, которые имеют небольшую площадь контакта со слизистой оболочкой трахеи, снизит частоту послеоперационных болей в горле. Тщательный контроль давления внутри манжеты может быть полезным даже при кратковременной интубации, и следует рассмотреть возможность использования смеси анестезирующих газов или физиологического раствора для надувания манжеты.Смазочные материалы, содержащие местные анестетики, бесполезны и могут фактически увеличить частоту возникновения ангины (Таблица 1).

Таблица 1.
Способы уменьшения частоты послеоперационных симптомов горла.

Ангина и дыхательные пути гортанной маски

Как и в случае с трахеальной трубкой, зарегистрированные случаи боли в горле после использования LMA широко варьируются, возможно, из-за различий в навыках и методах введения, смазочных материалах и давлении в манжете, которое можно контролировать или не контролировать.

Стандартная техника введения LMA, рекомендованная производителем и изобретателем [28], заключается в том, что перед введением ларингеальная маска должна быть плотно спущена так, чтобы образовался плоский овальный диск с ободком, обращенным в сторону от отверстия. Дистальный край обода должен быть гладким и плоским для облегчения введения. Заднюю часть маски следует смазать непосредственно перед надеванием, чтобы она не высыхала. Подходящие лубриканты включают физиологический раствор, воду и гели на водной основе, но также использовались гели, содержащие местный анестетик.Эту стандартную технику сравнивали с тремя другими методами: введение с полунадутой манжетой; введение с полностью раздутой манжетой; и введение сзади вперед с полностью спущенной манжетой с последующим поворотом LMA на 180 °, как в случае с дыхательными путями Guedel [29]. Стандартный метод оказался наиболее успешным в зависимости от полученного положения (по оценке с помощью фибробронхоскопа) и функции.

В нескольких исследованиях оценивали методы введения, смазочные материалы и эффект ограничения давления в манжете с точки зрения легкости введения LMA, травм глотки и послеоперационных симптомов горла.Использование специального приспособления для введения, которое было разработано для предотвращения травм глотки за счет предотвращения отгибания кончика LMA назад, снизило частоту травм, определяемых наличием крови на LMA после удаления, с 22% до 4% [ 9]. Кроме того, частота ангины снизилась с 28,5% до 18%, что незначительно отличается от таковой после анестезии с использованием только лицевой маски.

В исследовании с участием 200 пациентов введение LMA с помощью стандартной техники, когда маска была полностью спущена перед введением, а затем надувалась достаточным количеством воздуха для получения адекватного уплотнения после установки, сравнивалось с введением LMA, уже полностью накачанного. с рекомендованным объемом воздуха [11].Все маски смазывались лубрикантом на водной основе. Оба метода имели высокий уровень успеха (> 94%). Значительно меньше LMA были с кровью после удаления, когда они были вставлены уже накачанными, 0% по сравнению с 15,3%, а частота ангины также значительно снизилась с 21,4% до 4,1%. Это различие могло быть связано с более мягким передним краем задней стенки глотки. Далее было высказано предположение, что давление в манжете не было фактором, вызывающим боль в горле, потому что группа, в которой давление, вероятно, было самым высоким, т.е.е. группа, в которую LMA была вставлена ​​уже полностью раздутой, имела более низкий уровень заболеваемости. Следовательно, возникновение травм глотки и, следовательно, частота послеоперационных болей в горле можно уменьшить либо с помощью приспособления для введения, либо путем надувания манжеты LMA перед введением.

Существуют противоречивые данные о том, уменьшает ли ограничение давления, оказываемого манжетой LMA на слизистую оболочку глотки, симптомы горла. Исследование, в котором сравнивалось влияние высокого и низкого давления внутри манжеты на дискомфорт в гортани, пришло к выводу, что давление в манжете не было фактором, вызывающим боль в горле [30].Экстремальные значения давления выбирались и поддерживались с помощью монитора с микропроцессорным управлением, при этом манжета ларингеальной маски была накачана либо до 30 мм рт. Ст. (39,5 см вод. Объемы воздуха, использованные для получения этих давлений, не указаны. Не было значительных различий в частоте болей в горле, охриплости голоса или дисфагии между двумя группами. У 50% пациентов в группе низкого давления и 42% в группе высокого давления были жалобы, связанные с горлом, но этот процент быстро снизился в обеих группах в течение следующих 2 дней.Также не было разницы в качестве получаемых дыхательных путей или в возникновении утечки воздуха. Дисфагия была наиболее частой жалобой в обеих группах и все еще присутствовала у 20% пациентов в каждой группе на следующий день после операции. Однако маловероятно, что высокое давление передавалось непосредственно на слизистую оболочку глотки: резинка манжеты должна была быть чрезмерно растянутой, поэтому часть измеренного давления была вызвана упругой отдачей.

Влияние ограничения давления в манжете на частоту возникновения ангины изучалось у пациентов, получавших вентиляцию с положительным давлением [31].В контрольной группе давление в манжете LMA контролировалось, но не корректировалось, и оно значительно увеличилось в течение первых 60 минут анестезии в результате диффузии N 2 O. Сведение к минимуму давления в манжете привело к значительному снижению давления после введения и уменьшению частоты ангины с 8% до 0%. Было продемонстрировано, что у спонтанно дышащих пациентов можно снизить давление внутри манжеты до 22 мм рт. Ст. (29 см вод. минимальное давление утечки (давление в дыхательных путях, при котором возникают утечки вокруг LMA) 10 см вод. ст. 2 O.Такое давление утечки рекомендовано пациентам со спонтанным дыханием для защиты гортани от ротоглоточного секрета [33].

В исследовании 120 пациентов, которым была проведена анестезия с использованием ларингеальной маски, смазывание LMA 2% гелем лигнокаина сравнивалось со смазыванием физиологическим раствором [10]. Лигнокаин не снизил частоту возникновения боли в горле, но частота послеоперационных осложнений (охриплость голоса, парестезии языка, тошнота и рвота) могла увеличиться; поэтому 2% лигнокаин считался неподходящим лубрикантом.Общая частота возникновения ангины была чрезвычайно низкой (5,8%) и объяснялась ограничением давления в манжете LMA до 60 см вод. .

Таким образом, появляется все больше свидетельств того, что может быть выгодно принять альтернативную технику введения LMA, раздувание манжеты LMA перед введением, чтобы уменьшить травму глотки и послеоперационную боль в горле.Высокий процент успеха был получен, когда LMA был вставлен уже полностью накачанным, но возможно, что частичная инфляция может иметь аналогичные преимущества. Смазка LMA гелями, содержащими местный анестетик, перед введением не снизила частоту возникновения ангины [27]; использование физиологического раствора или киселя KY является предпочтительным. Однако вопрос о том, полезно ли ограничение давления внутри манжеты для уменьшения боли в горле, остается нерешенным. Снижение давления внутри манжеты, безусловно, возможно без отрицательного воздействия на спонтанную дыхательную вентиляцию, но может быть необходимо поддерживать давление выше определенного уровня для защиты гортани от загрязнения ротоглоточными выделениями [33].

Прямое сравнение симптомов после использования LMA и трахеальной трубки

Было опубликовано небольшое количество исследований, в которых проводились прямые сравнения между LMA и трахеальной трубкой в ​​отношении интраоперационного использования и послеоперационных жалоб на горло. Одно из таких исследований разделило общий термин «ангина» на несколько более точных симптомов: ангина (постоянная боль в горле), дисфония (изменение голоса), дисфагия и сухость глотки [34].Не было значительных различий в общей частоте жалоб на горло, но характер жалоб различается. Вечером после операции и в первый послеоперационный день значительно больше пациентов в группе трахеальной трубки жаловались на дисфонию, тогда как значительно больше пациентов в группе LMA жаловались на дисфагию. Примерное количество пациентов в каждой группе жаловалось на сухость глотки (трубка, 75%; LMA, 61%). Был сделан вывод, что LMA не может быть лучше в отношении незначительных заболеваний гортани.Однако значительное снижение частоты послеоперационной ангины с 45% до 34% при использовании LMA, в отличие от трахеальной трубки, было продемонстрировано в исследовании амбулаторных хирургических пациентов [5].

Боль в горле и дыхательные пути Геделя

Частота послеоперационных болей в горле после анестезии с использованием лицевой маски и оральных пластиковых дыхательных путей с использованием подогретых увлажненных анестезирующих газов составила 15–22% [16, 17]. В исследовании 88 пациентов сравнивалась частота возникновения ангины у тех, кто находился под наркозом с использованием или без использования дыхательных путей Guedel [35].Общая частота возникновения ангины составила 4,5%, и не было существенной разницы между группами. Общая частота всех жалоб на горло, включая сухость в горле, составила 20%, но опять же не было существенной разницы между двумя группами.

У 203 пациентов, перенесших интубацию трахеи, было проведено сравнение между использованием дыхательных путей Guedel и марлевым прикусным блоком [36]. И снова частота возникновения боли в горле существенно не различалась между двумя группами.Тем не менее, исследователи также отметили наличие крови на инструментах для дыхательных путей, например. ларингоскоп и отсасывающий катетер в любое время. Частота возникновения ангины у пациентов, у которых кровь присутствовала на инструментах дыхательных путей, составила 64,5% по сравнению с 30,9%, что позволяет предположить, что травма глотки является значимым фактором послеоперационной ангины. Поскольку количество крови на лезвии ларингоскопа было низким, был сделан вывод, что травма глотки была связана с отсасыванием в конце процедуры.Используемые отсасывающие катетеры имели жесткий заостренный кончик, который не вентилировался, и, следовательно, существовала возможность оказания высокого отрицательного давления на слизистую дыхательных путей. Было рекомендовано осторожное отсасывание.

Таким образом, использование ротоглоточных дыхательных путей не увеличивает частоту возникновения ангины. Возможно, это связано с тем, что дыхательные пути не контактируют с задней стенкой глотки. Следует отметить, что повреждение слизистой оболочки глотки все еще может произойти после выхода из наркоза в результате отсасывания с помощью жестких невентилируемых отсасывающих катетеров.Может оказаться полезным использование мягких отсасывающих катетеров.

Травмы в результате интубации трахеи

Осложнения интубации трахеи можно разделить на немедленные, ранние и поздние [37]. Полное обсуждение этих осложнений выходит за рамки настоящего обзора. Общеизвестно, что длительная интубация может иметь серьезные последствия, но менее хорошо известно, что интубация без осложнений при рутинных хирургических процедурах также может вызывать патологические изменения, которые могут обеспечить органическую основу для послеоперационных симптомов горла у пациентов (таблица 2).

Таблица 2.
Патологические изменения, вызванные интубацией.

Посмертные образцы гортани и трахеи, взятые у пациентов, которые были интубированы в рамках попытки реанимации, были окрашены метиленовым синим для определения степени повреждения эпителия, возникающего как в результате самой интубации, так и в результате наличия трахеи. трубка [38]. У всех десяти исследованных образцов травма была обширной.Травма гортани чаще всего возникала в задней части над перстневидной пластинкой, а также над голосовыми отростками черпалоидов в результате сил, действующих на жесткие трубки. Наибольшие повреждения были у тех пациентов, которые интубировали дольше всех. Были свидетельства травмы хрящевых колец трахеи, которая имела тенденцию происходить только вдоль передней стенки трахеи; эта травма предположительно возникла в результате введения или удаления трубки. У некоторых образцов была зона кольцевой травмы, совпадающая с зоной контакта манжеты.Микроскопически наблюдалась потеря эпителия с повреждением подслизистой основы. Отдельная серия из 99 образцов аутопсии продемонстрировала очаговую или полную потерю эпителия слизистой оболочки, даже если пациент был интубирован всего за 1 час. Более того, пока трубка была на месте, значительного восстановления эпителия или стромы не происходило [39].

Сто пациентов, которым была выполнена интубация, были обследованы с помощью непрямой ларингоскопии в послеоперационном периоде [40].У шестидесяти пациентов были признаки травмы дыхательных путей. Большинство травм были внутриглазничными и включали заложенность голосовых связок и голосовой щели, «раздавленный» надгортанник и небольшое количество разрывов подслизистой оболочки. Ни один из них не был признан серьезным, и не было нанесено непоправимого ущерба.

Непрямое ларингоскопическое обследование 475 пациентов, интубированных для планового хирургического вмешательства, показало, что небольшая часть пациентов (6,3%) имела травматические поражения гортани или гортани [41].Большинство этих повреждений были гематомами голосовой щели, при этом левый спинной мозг поражался чаще, чем правый, возможно, из-за того, что анестезиолог повернул трубку влево во время интубации. Травмы разрешились в течение 4 недель и, как предполагалось, были вызваны недостаточным расслаблением пациентов во время интубации или плохой или небрежной техникой. Больше пациентов в группе травм жаловались на боль в горле и охриплость голоса, хотя разница была незначительной. В этой серии произошло два случая паралича голосовых связок, один из которых длился не менее 2 месяцев.Считалось, что эта травма возникла в результате высокого давления внутри манжеты, вызвавшего нейропраксию возвратного гортанного нерва, расположенного между перстневидным и черпаловидным хрящами. Хотя односторонний паралич голосовых связок обычно вызывает только охриплость голоса, двусторонний паралич голосовых связок после кратковременной интубации [42] может вызвать полную обструкцию дыхательных путей, требующую трахеостомии. Возможные причины включают нейропраксию из-за высокого давления внутри манжеты и демиелинизацию нервов из-за газовой стерилизации трубок.Снижение эластичности трахеи и окружающих тканей у пожилых людей также может увеличить вероятность повреждения во время ларингоскопии и интубации.

В исследовании 200 пациентов, у которых интубация стандартной поливинилхлоридной (ПВХ) трубки сравнивалась с интубацией трубки, форма которой соответствует анатомии дыхательных путей, пациенты прошли непрямую ларингоскопию через 5 дней после операции [43]. У аналогичного числа пациентов в каждой группе были патологические изменения (32% в группе стандартного ПВХ, 23% в исследуемой группе), но поражения чаще наблюдались в межчелюстной и подсвязочной области, когда использовалась стандартная трубка из ПВХ.Предположительно, это было связано с упругой отдачей трубки из ПВХ, которая оказывала большее давление на заднюю стенку гортани, как и при патологоанатомическом исследовании. Хотя эти поражения представляли собой только поверхностные изъязвления слизистой оболочки, составляющие менее одной трети окружности дыхательных путей, считалось, что они будут представлять собой очень эффективный барьер против потока слизи. Кроме того, значительно больше пациентов в группе стандартного ПВХ жаловались на раздражение гортани, затрудненный кашель и боль в горле.Однако было отмечено, что многие поражения могли улучшиться или зажить за 5 дней до ларингоскопии.

Контактно-язвенная гранулема является наиболее частым поздним осложнением интубации трахеи и ее следует заподозрить, если пациент жалуется на продолжительную охриплость голоса. В серии из 167 интубированных пациентов 54 (32%) жаловались на охриплость голоса, но в большинстве случаев симптомы сохранялись менее 5 дней. У двух пациентов, у которых охриплость голоса сохранялась 54 и 99 дней соответственно, были обнаружены гранулемы голосовых связок [44].Место гранулемы обычно находилось на вершине голосовых отростков черпаловидных хрящей, среди прочего, из-за их непрерывного движения [45]. К дополнительным факторам риска относились пережатие шнуров на трубке во время интубации и при уменьшении глубины анестезии, а также зацепление черпаловидного тела за открытый конец трубки. Еще одним возможным фактором, способствовавшим этому, было то, что использованные трубки можно было использовать повторно, и они могли иметь шероховатость во время повторной очистки. Было высказано предположение, что частоту возникновения контактной язвенной гранулемы можно снизить за счет предотвращения травм при интубации и за счет отдыха голоса в случае возникновения контактных язв, чтобы предотвратить образование гранулемы.

Сообщалось о перфорации как глотки, так и пищевода после неоднократных попыток интубации с использованием жесткого стилета [46]. Хотя в обоих случаях не было известно, выступает ли кончик стилета за просвет трубки, логично предположить, что использование этого интубационного приспособления будет предрасполагать к травме, если оно будет выступать и если оно будет использоваться вслепую и чрезмерная сила. Считается, что разрыв левого главного бронха был вызван использованием стилета со старым бронхо-катетером Mallinckrodt [47].

Известно, что давление на перстневидный хрящ в некоторых случаях затрудняет интубацию из-за смещения гортани от средней линии, а также, при неправильном применении, из-за обструкции трахеи. Повышенная трудность интубации предрасполагает к травме дыхательных путей. Сообщалось о переломе самого перстневидного хряща после быстрой индукции последовательности, что при экстубации приводило к выраженному инспираторному стридору, гипоксии и остановке кардиореспираторного аппарата [48].У пациента в анамнезе была травма гортани, которая могла предрасполагать к перелому перстневидного хряща. Хотя давление, оказываемое на перстневидный хрящ, сильно различается даже среди опытного персонала, и его трудно измерить, маловероятно, что даже высокое давление могло бы сломать нормальный перстневидный хрящ.

Таким образом, обширное повреждение эпителия гортани и трахеи происходит в результате интубации трахеи, даже если период интубации составляет всего 1 час.Гематома левой голосовой связки — наиболее частая травма, обнаруживаемая при непрямой ларингоскопии. Оптимизация условий интубации и тщательная техника необходимы для минимизации травм дыхательных путей. Чрезмерное накачивание манжеты трахеальной трубки связано с рецидивирующим параличом гортанного нерва, и этого следует избегать.

Травмы в результате установки LMA

Поскольку введение LMA — это слепой метод, который легко освоить и имеет высокий процент успеха с первого раза, существует меньшая осведомленность о серьезных травмах, которые могут возникнуть в структурах дыхательных путей, даже при очевидном использовании этого устройства без осложнений.В связи с LMA были описаны различные типы повреждения нерва, вывих черпалоидов и эпиглоттит [4950515253545556]. Эти травмы сведены в Таблицу 3.

Таблица 3.
Осложнения со стороны дыхательных путей после введения LMA.

В очень небольшом исследовании, сравнивающем влияние LMA и трахеальной трубки на голосовую функцию [57], пациенты прошли непрямую стробоскопическую ларингоскопию через 18–24 ч после операции.У семи из 11 пациентов, у которых использовалась LMA, не было патологических изменений. Наиболее частым изменением у остальных четырех пациентов была эритема глотки. Значительно большее количество пациентов в группе с трахеальной трубкой считало, что параметры горла и голоса ухудшились, чем в группе LMA.

Сообщалось о нескольких случаях паралича голосовых связок после, по всей видимости, протекающей без осложнений анестезии с помощью LMA. Один молодой пациент вернулся в больницу через 2 дня после операции с жалобами на охриплость голоса, которая сохранялась после анестезии [49].Носоглоточная ларингоскопия выявила паралич левой голосовой связки с неспособностью правой связки компенсировать ее; нормальная голосовая функция вернулась в течение 3 недель. У двух пациентов, которые жаловались на боль в горле, дисфагию и охриплость голоса в послеоперационном периоде, был обнаружен односторонний рецидивирующий паралич гортанного нерва с сопутствующей недостаточностью гортани, что привело к аспирации в одном случае; симптомы сохранялись до 6 месяцев [50]. По общему мнению, рецидивирующий паралич гортанного нерва возникает из-за нейропраксии из-за давления манжеты на нерв в том месте, где он лежит незащищенным на нижнем уровне грушевидной ямки.Также описан транзиторный двусторонний паралич голосовых связок с полным выздоровлением через 40 минут после операции [51]. Однако это могло быть связано с диффузией лигнокаина, потому что LMA был смазан 2% -ным лигнокаиновым желе.

Паралич подъязычного нерва также произошел после использования LMA. В одном случае LMA была вставлена ​​без затруднений, но через 4 часа после операции пациент пожаловался на затруднение глотания и невнятную речь [52]. При обследовании выявлен односторонний паралич 12-го черепного нерва, разрешившийся через 8 дней после операции.Этот пациент получал варфарин и имел международный нормализованный коэффициент (МНО) 1,7 до операции, и было высказано предположение, что LMA травмировала область гортани, что привело к синяку и последующей нейропраксии 12-го нерва. В другом случае, однако, пациент страдал тяжелым ревматоидным артритом, и возникли некоторые трудности с введением LMA [53]. После введения анестезии ее повернули в правое боковое положение. На следующий день пациентка пожаловалась на затруднение глотания, и при осмотре было обнаружено, что ее язык отклонился вправо.Был поставлен диагноз паралич правого 12-го черепного нерва, который разрешился в течение 1 недели. Считалось, что причиной этой травмы было сжатие нерва между манжетой LMA и подъязычной костью, которое усугублялось положением пациента. Длительный паралич язычного нерва, приводящий к потере вкусовых ощущений, также был связан с безболезненным использованием LMA и снова считался вторичным по отношению к нейропраксии [54].

Сообщалось о двух случаях дислокации черноплодных листьев в результате внедрения LMA [50, 55].Скорее всего, это произошло из-за прямой травмы при введении, но также было высказано предположение, что загибание кончика LMA назад при введении может вызвать подъем черпальца. Симптомами были боль в горле и охриплость голоса. Один пациент лечился консервативно с помощью логопеда, а другой подвергся механической редукции, дополненной инъекцией ботулинического токсина.

LMA считается причиной случая эпиглоттита, который развился в течение 12 часов после использования LMA [56].Хотя нельзя было однозначно исключить другие причины эпиглоттита, боковые рентгенограммы шеи, сделанные после выздоровления, показали, что надгортанник расположен сзади с увеличенной кривизной. Эта аномалия могла сделать его более восприимчивым к повреждениям из-за его более заметного положения. Сообщалось также о травмах язычка после использования LMA с последующими тяжелыми синяками и послеоперационной ангиной [58].

Таким образом, при установке LMA следует соблюдать осторожность, чтобы избежать чрезмерной травмы структур дыхательных путей.Особая осторожность требуется пациентам, получающим антикоагулянты. Как и в случае с манжетой трахеальной трубки, снижение вероятности нейропраксии может быть еще одной причиной для рассмотрения минимизации давления внутри манжеты LMA.

Лечение послеоперационных симптомов горла

В большинстве случаев послеоперационные жалобы на гортань проходят спонтанно без специального лечения. В умеренных и тяжелых случаях может быть полезным для лечения боли и дисфагии полоскание горла, содержащее лекарство, такое как бензидамина гидрохлорид, который одобрен для симптоматического лечения острой боли в горле [59].Бензидамина гидрохлорид — это местное нестероидное противовоспалительное средство, которое также обладает местноанестезирующим действием. Он имеет щелочной pH, что означает, что он концентрируется в воспаленных тканях и имеет минимальную системную абсорбцию.

Поскольку осмотр гортани после использования инструментов для дыхательных путей не является рутинной практикой, большинство макроскопических повреждений, вероятно, останутся необнаруженными. Наиболее частая травма — гематома левой голосовой связки. Специального лечения для нее не существует, но она имеет тенденцию к спонтанному разрешению [41].Разрыв слизистой голосовой связки можно лечить с помощью микрохирургии гортани для удаления разорванной слизистой оболочки [60], хотя травма обычно не вызывает анатомических или функциональных нарушений. Проникающие травмы, вызванные лезвием ларингоскопа, дыхательными путями или собственными зубами пациента, могут потребовать лечения местными антибиотиками [61].

Заключение

Симптомы послеоперационного дискомфорта в горле, такие как боль в горле, охриплость голоса и дисфагия, являются обычными и связаны с травмами гортани и глотки.Поэтому очень важна осторожная техника управления проходимостью дыхательных путей. Следует выбрать соответствующие размеры трахеальной трубки и LMA. Смазочные материалы, содержащие местные анестетики, кажутся бесполезными и могут даже быть вредными, поскольку являются причиной двустороннего рецидивирующего паралича гортанного нерва. Следует использовать манжеты трахеальной трубки, которые имеют минимальный контакт со слизистой оболочкой трахеи, и следует рассмотреть возможность контроля и ограничения давления в трахеальной трубке и манжете LMA, как для снижения частоты послеоперационной ангины, так и для минимизации риска нейропраксии.

Список литературы