Внутриутробные инфекции плода: причины, симптомы и лечение в статье педиатра Егорова М. Н.

Содержание

Внутриутробные инфекции — причина патологических состояний перинатального периода

PERINATOLOGIYA I PEDIATRIYA. 2016.2(66):65-69; doi 10.15574/PP.2016.66.65

Внутриутробные инфекции — причина патологических состояний перинатального периода

Щербина М. О., Выговская Л. А., Капустник Н. В. 
Харьковский национальный медицинский университет, г. Харьков, Украина

В последние годы обращает на себя внимание рост внутриутробных инфекций, которые являются причиной всего спектра антенатальной патологии: инфекционных заболеваний плода, пороков его развития, мертворождений, недоношенности, развития фетоплацентарной недостаточности и задержки внутриутробного развития плода. Отмечена роль инфекций в патогенезе патологических состояний, формирующихся в перинатальном периоде, у новорожденных. В развитии инфекционных поражений плода, тяжести заболевания, локализации патологического процесса, темпах реализации и проявлениях возникшей патологии имеют значение вид возбудителя, его вирулентность, пути проникновения микроорганизмов от матери к плоду. В обзоре представлены данные влияния внутриутробных инфекций на эмбрион, плод, течение и исход беременности, а также состояние новорожденного.

Ключевые слова: внутриутробные инфекции, внутриутробное инфицирование, плод, беременность, течение.

Литература 
1. Азимова Э.И. К вопросу профилактики рецидива генитального герпеса у беременных с антенатальной гибелью плода в анамнезе / Э.И. Азимова, С.Н. Султанов, Ф.П. Нишанова // Здоровье женщины. — 2011. — № 2. — С. 238—240. 
2. Безнощенко Г.Б. Внутриутробные инфекции: (вопросы диагностики и врачебной тактики) / Г.Б. Безнощенко, Т.И. Долгих, Г.В. Кривчик. — Москва: Медкнига; Нижний Новгород: изд-во НГМА, 2013. — 88 с. 
3. Боровкова Е.И. Взаимодействие возбудителей инфекции с организмом беременной как фактор риска внутриутробного инфицирования плода / Е.И. Боровкова // Здоровье женщины. — 2013. — № 2. — С. 95—98. 
4. Булавенко О.В. Перинатальные последствия внутриутробного инфицирования / О.В. Булавенко // Світ медицини та біології. — 2012. — № 4. — С. 142—144. 
5. Влияние восходящего бактериального инфицирования на невынашивание беременности / Т.В. Ведощенко, О.И. Клычева, Г.А. Лазарева, А.Б. Хурасева // Человек и его здоровье. — 2014. — № 1. — С. 49—51. 
6. Внутриутробная инфекция: современное состояние проблемы / Н.М. Подзолкова, М.Ю. Скворцова, Н.И. Мельникова, И.Ф. Острейков // Акушерство и гинекология. — 2009. — № 3. — С. 27—32. 
7. Внутриутробное инфицирование плода: современный взгляд на проблему / У.Р. Хамадьянов, Л.А. Русакова, А.У. Хамадьянова [и др.] // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2013. — № 5. — С. 16—20. 
8. Внутриутробные инфекции: диагностика, лечение, профилактика / А.Л. Заплатников, Н.А. Коровина, М.Ю. Корнева [и др.] // Медицина неотложных состояний. — 2013. — № 1. — С. 14—20. 
9. Внутрішньоутробні інфекції. Епідеміологія, клініка, діагностика та сучасні принципи терапії у вагітних жінок та дітей / Ю.П. Ткаченко, Г.О. Леженко, Ю.Г. Резніченко, Г.І. Резніченко. — Донецк: Заславский А.Ю., 2012. — 141 с. 
10. Врачебная тактика при внутриутробных инфекциях / Ю.И. Тирская, Т.Н. Белкова, Е.Б. Рудакова [и др.] // Акушерство и гинекология. — 2011. — № 8. — С. 42—47. 
11. Врожденные, перинатальные и неонатальные инфекции: пер. с англ. / под ред. А. Гриноу, Дж. Осборна, Ш. Сазерленд. — Москва: Медицина, 2000. — 288 с. 
12. Глазков І.С. Особливості акушерської і перінатальної патології у жінок з різними формами герпетичної інфекції / І.С. Глазков // Буковинський медичний вісник. — 2000. — №3. — С. 44—47. 
13. Гомберг М.А. Репродуктивное здоровье и инфекции, вызванные Chlamidia trachomatis / М.А. Гомберг // Гинекология. — 2011. — № 1.— С. 13—16.
14. Давыдова Ю.В. Профилактика перинатальных инфекций и их последствий у беременных / Ю.В. Давыдова // Репродуктивная эндокринология. — 2013. — № 3. — С. 17—35. 
15. Долгошапко О.Н. Роль и место анаэробной инфекции в развитии акушерско-гинекологических заболеваний, особенности ее лечения и профилактики / О.Н. Долгошапко // Здоровье женщины. — 2010. — № 10. — С. 41—43. 
16. Жабченко И.А. Особенности функционирования и факторы вирулентности уропатогенных штаммов Esherichia coli и их значение в клинической практике / И.А. Жабченко // Здоровье женщины. — 2013. — № 1. — С. 114—116. 
17. Инфекции в акушерстве и гинекологии / под ред. О.В. Макарова, В.А. Алешкина, Т.Н. Савченко. — 2-е изд. — Москва: МЕДпресс-информ, 2009. — 464 с. 
18. Квашнина Л.В. Дети первых пяти лет жизни: основные показатели в контексте достижения Целей Тысячилетия в Украине. Часть І / Л.В. Квашнина, Е.Е. Шунько, И.Н. Матвиенко // Перинатология и педиатрия. — 2015. — № 4. — С. 69—73. 
19. Кузьмин В.Н. Вирусные инфекции и беременность / В.Н. Кузьмин, Л.В. Адамян. — Москва: Дипак, 2005. — 176 с. 
20. Лехан В.М. Перинатальна смертність в Україні: досягнення та проблеми / В.М. Лехан, В.Г. Гінзбург // Україна. Здоров’я нації. — 2012. — № 1. — С. 15—25. 
21. Лихачева А.С. Внутриутробные микст-ТОRСН-инфекции новорожденных, ассоциированные с острыми вирусными и передающимися половым путем инфекциями / А.С. Лихачева, И.И. Редько, Н.В. Лихачева // Таврический медико-биологический вестник. — 2013. — № 2. — С. 121—124. 
22. Макацария А.Д. Герпетическая инфекция. Антифосфолипидный синдром и синдром потери плода / А.Д. Макацария, Н.В. Долгушина. — Москва: Триада-Х, 2002. — 80 с. 
23. Невынашивание беременности, инфекция, врожденный иммунитет / О.В. Макаров, Л.В. Ковальчук, Л.В. Ганковская [и др.] — Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2007. — 175 с. 
24. Незгода І.І. Перинатальні та клініко-епідеміологічні аспекти цитомегаловірусної інфекції / І.І. Незгода, О.С. Онофрійчук, В.В. Щур // Перинатология и педиатрия. — 2011. — № 2. — С. 16—18. 
25. Нерешенные задачи статистического учета данных о внутриутробных инфекциях / М.Г. Дарьина, И.Г. Техова, К.Н. Мовчан [и др.] // Медицинский альманах. — 2015. — № 5. — С. 71—74. 
26. Особенности течения беременности и родов у больных с герпесвирусными инфекциями / Е.И. Барановская, С.В. Жаворонок, Л.Я. Супрун, А.Н. Воронецкий // Акушерство и гинекология. — 2004. — № 5. — С. 49—50. 
27. Павлов О.Г. Системный подход к анализу причин развития инфекций у новорожденных в раннем неонатальном периоде / О.Г. Павлов // Вестник новых медицинских технологий. — 2010. — № 3. — С. 74—75. 
28. Перинатальные инфекции / Н.И. Жиляев, Н.А. Васильева, Н.Н. Жиляев [и др.]. — Тернополь, 2011. — 320 с. 
29. Прилепская В.И. Микоплазменная инфекция и беременность / В.И. Прилепская, И.Ю. Фофанова // Акушерство и гинекология. — 2007. —№ 4. — С. 5—8. 
30. Прокопюк В.Ю. Микоплазмоз в практике акушера-гинеколога / В.Ю. Прокопюк // Медицинские аспекты здоровья женщины. — 2008. — № 5. — С. 61—65. 
31. Профілактика утробного інфікування та збереження вагітності у жінок з репродуктивними втратами в анамнезі / І.І. Воробйова, Н.Я. Скрипченко, Т.С. Черненко [та ін.] // Неонатологія, хірургія та перинатальна медицина. — 2014. — № 2. — С. 137—140. 
32. Степаненко В.І. Сучасна терапевтична корекція вторинної імунної недостатності із залученням наномедичних технологій у комплексному лікуванні хворих на урогенітальні інфекції / В.І. Степаненко, С.В. Іванов // Здоровье женщины. — 2012. — № 8. — С. 171—177. 
33. Степанковская Г.К. Современный подход к лечению кандидозного вульвовагинита у беременных / Г.К. Степанковская, А.Б. Прилуцкая // Здоровье женщины. — 2010. — № 9. — С. 80—82. 
34. Фофанова И.Ю. Особенности течения беременности при наличии урогенитальных микоплазм / И.Ю. Фофанова // Гинекология. — 2007. — № 2. — С. 67—70. 
35. Хрянин А.А. Хламидийная инфекция в гинекологии и акушерстве / А.А. Хрянин, О.У. Стецюк, И.В. Андреева // Лечащий врач. — 2012. — № 3. — С. 30—37. 
36. Чайка В.К. Инфекции в акушерстве и гинекологии: практическое руководство / В.К. Чайка. — Донецк: ООО «Альматео», 2006. — 640 с. 
37. Юрьев С.Ю. Механизмы формирования осложнений беременности на фоне урогенитального хламидиоза: автореф. дис. … д.мед.н.: спец. 14.00.01 «Акушерство и гинекология» / С.Ю. Юрьев. — Томск, 2006. — 43 с. 
38. Antimicrobials for preterm birth prevention: an overview / A. Subramaniam, A. Abramovici, W.W. Andrews, A.T. Tita // Infect. Dis. Obstet. Gynecol. — 2012. — P. 157—159. http://dx.doi.org/10.1155/2012/157159 
39. Eukaryote-Made Thermostable DNA Polymerase Enables Rapid PCR-Based Detection of Mycoplasma, Ureaplasma and Other Bacteria in the Amniotic Fluid of Preterm Labor Cases / T. Ueno, H. Niimi, N. Yoneda [et al.] // PLoS One. — 2015. — Vol. 10. — P. e0129032. http://dx.doi.org/10.1371/journal.pone.0129032; PMid:26042418 PMCid:PMC4456152 
40. Genital herpes and its treatment in relation to preterm delivery / D.K. Li, M.A. Raebel, T.C. Cheetham [et al.] // Am. J. Epidemiol. — 2014. — Vol. 180 (11). — P. 1109—1117. http://dx.doi.org/10.1093/aje/kwu242; PMid:25392064 
41. Guerra B. The genital herpes problem in pregnancy / B. Guerra, C. Puccetti, F. Cervi // G. Ital. Dermatol. Venereol. — 2012. — Vol. 147 (5). — P. 455—66. PMid:23007251 
42. Howie S.E. Chlamydia trachomatis infection during pregnancy: known unknowns / S.E. Howie, P.J. Horner, A.W. Horne // Discov. Med. — 2011. — Vol. 12 (62). — Р. 57—64. PMid:21794209 
43. Keegan M.B. Chlamydia trachomatis Infection: Screening and Management / M.B. Keegan, J.T. Diedrich, J.F. Peipert // J. Clin. Outcomes. Manag. — 2014. — Vol. 21 (1). — Р. 30—38. PMid:25554725 PMCid:PMC4279217 
44. Lamont R.F. Rescreening for abnormal vaginal flora in pregnancy and re-treating with clindamycin vaginal cream significantly increases cure and improvement rates / R.F. Lamont, D. Taylor-Robinson, P. Bassett // Int. J. STD AIDS. — 2012. — Vol. 23 (8). — Р. 565—569. http://dx.doi.org/10.1258/ijsa.2011.011229; PMid:22930293 
45. Molecular detection of Mycoplasma genitalium in men and pregnant women / H.W. Gubelin, T.M.A. Mart?nez, P.P. C?spedes [et al.] // Rev. Chilena. Infectol. — 2006. — Vol. 23, № 1. — Р. 15—19. 
46. Qayum M. Prevalence of Chlamydia trachomatis among asymptomatic women / M. Qayum, M. Khalidbin-Saleem // J. Ayub. Med. Coll. Abbottabad. — 2013. — Vol. 25 (1—2). — P. 28—30. PMid:25098047 
47. Sexually transmitted infections in pregnancy: prevalence, impact on pregnancy outcomes, and approach to treatment in developing countries / S. Mullick, D. Watson-Jones, M. Beksinska [et al.] // Sex. Trans. Infect. — 2005. — Vol. 81. — P. 294—302. http://dx.doi.org/10.1136/sti.2002.004077; PMid:16061534 PMCid:PMC1745010 
48. Suzuki Y. Evaluation levels of cytokines in amniotic fluid of women with intrauterine infection in the early second trimester / Y. Suzuki, T. Yamamoto, K. Kojima // Fetal Diagn Ther. — 2006. — Vol. 21, № 1. — P. 45—50. http://dx.doi.org/10.1159/000089047; PMid:1635497 
49. Transmission of Staphylococcus aureus from mothers to newborns / E. Leshem, A. Maayan-Metzger, G. Rahav [et al.] // Pediatr. Infect. Dis. J. — 2012. — Vol. 31 (4). — P. 360—363. http://dx.doi.org/10.1097/INF.0b013e318244020e; PMid:22189535 
50. Westhoff G.L. Herpes simplex virus and pregnancy: a review of the management of antenatal and peripartum herpes infections / G.L. Westhoff, S.E. Little, A.B. Caughey // Obstet. Gynecol. Surv. — 2011. — Vol. 66 (10). — P. 629—638. http://dx.doi.org/10.1097/OGX.0b013e31823983ec; PMid:22112524 
51. Workowsky K.A. Centers for Diseases Control and Prevention (CDS). Sexually Transmitted Diseases Treatment Guidelines / K.A. Workowsky, S. Berman // MMWR Recomm Rep. — 2010. — Vol. 59 (RR—12). — P. 1—10.

%PDF-1.6
%
1 0 obj
>
endobj
4 0 obj

/ModDate (D:20160622161821+03’00’)
/Subject
>>
endobj
2 0 obj
>
stream
application/pdf

  • Охрана материнства и детства. — 2011. — № 2 (18)
  • Библиотека УО «ВГМУ»
  • Библиотека УО «ВГМУ»2016-06-22T16:18:21+03:002016-06-22T16:18:21+03:002016-06-22T16:18:21+03:00uuid:5ab243af-e647-4f69-b1f8-be6c5f6e4d81uuid:802a772c-f501-41aa-90fd-675158f99a29


    endstream
    endobj
    3 0 obj
    >
    endobj
    5 0 obj
    >
    /Font 18 0 R
    /ProcSet [/PDF /Text]
    /XObject >
    >>
    /Rotate 0
    /Type /Page
    /Annots [20 0 R]
    >>
    endobj
    6 0 obj
    >
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    7 0 obj
    >
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    8 0 obj
    >
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    9 0 obj
    >
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    10 0 obj
    >
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    11 0 obj
    >
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    12 0 obj
    >
    /Font 36 0 R
    /ProcSet [/PDF /Text]
    >>
    /Rotate 0
    /Type /Page
    >>
    endobj
    13 0 obj
    >
    stream
    x}$u&Hqi%YnR]U}!lx,Y#Ȁ@18d2l3rsNdFĉYuR6źYYſ|?wLJ .2%[email protected]:8ya8’bO«_*V`[Ix.ݨ0(/

    Медицинский центр «Консультант» — Серологические исследования

    Данные инфекции считаются  потенциально опасными для развития ребенка. Проконсультироваться с врачом и пройти лабораторное обследование на  TORCH –инфекции женщине необходимо за 2-3 месяца до планируемой беременности, поскольку в этом случае будет возможность предпринять соответствующие лечебные или профилактические меры, а также при необходимости в будущем сравнить полученные результаты  исследований до беременности с результатами обследований во время беременности.

    Герпетическая инфекция

    Инфекцию, вызываемую ВПГ 1 и 2 типа, называют герпесом. ВПГ-1 обычно поражает верхнюю половину туловища (слизистые оболочки рта, слизисто-кожные соединения лица, глаза), ВПГ- 2 большей частью поражает нижнюю половину туловища — половые органы, анальную область, ягодицы, бедра. Заражение ВПГ-1 типа обычно происходит при контакте  со слюной больного, а ВПГ – 2 типа – обычно половым путем. Но каждый вирус потенциально может поражать как один, так и оба указанных участка тела.

    Герпес – одна из наиболее распространенных инфекций человека(65-90% населения), из двух типов ВПГ — чаще встречается ВПГ 1 типа. После выздоровления больного от первичной инфекции вирус не удаляется полностью из организма, а остается в латентном (дремлющем) состоянии в нейронах тройничного или крестцовых ганглиев. Время от времени вирус реактивируется и вызывает рецидивы инфекции. Клинические проявления более выражены при первичной инфекции, чем при рецидивах. Активность клинических проявлений напрямую связана с состоянием иммунной системы.

    В лаборатории ООО «Консультант Фарм» проводятся исследования на определение следующих маркеров герпетической инфекции:

    • anti HSV-1,2 IgM – антитела  класса М к вирусу простого герпеса 1 и 2 типа. Маркер первичного инфицирования вирусом простого герпеса. Тест качественный.
    • anti HSV-1 IgG – антитела класса G к вирусу герпеса 1 типа – типоспецифический серологический маркер контакта с вирусом герпеса 1 типа. Тест качественный.
    • anti HSV-2 IgG – антитела класса G к вирусу герпеса 2 типа – типоспецифический серологический маркер контакта с вирусом герпеса 2 типа. Тест качественный.

    Цитомегаловирусная инфекция

    Это широко распространённое вирусное поражение организма, которое относится к так называемым оппортунистическим инфекциям, протекающим обычно латентно. Клинические проявления наблюдаются на фоне физиологических иммунодефицитных состояний, а также у лиц с врождёнными или приобретёнными иммунодефицитами. Дети восприимчивы к передаче инфекции воздушно-капельным путём от родителей и других детей с латентными формами инфекции. Для взрослых более характерен половой путь передачи. Вирус содержится в сперме и других биологических жидкостях. Вертикальная передача инфекции (от матери к плоду) происходит трансплацентарно и в процессе родов. ЦМВ – инфекция характеризуется разнообразием клинических проявлений, но при полноценном иммунитете протекает клинически бессимптомно.

    В ответ на внедрение в организм цитомегаловируса образуются специфические антитела классов IgM, IgG к ЦМВ, которые отвечают за лизис внутриклеточного вируса, блокируют его внутриклеточное размножение и распространение от клетки к клетке.

    В лаборатории ООО «Консультант Фарм» проводятся исследования на определение

    • anti ЦМВ — IgM – антитела класса М к ЦМВ. Маркер первичного инфицирования. Тест качественный.
    • anti ЦМВ — IgG – антитела класса G к ЦМВ –серологический маркер контакта с ЦМВ. Тест качественный.

    Краснуха

    Краснуха — острое вирусное инфекционное заболевание, которое может протекать в типичной, стёртой и асимптомной формах. Передача инфекции происходит воздушно-капельным путём и трансплацентарно (от матери к плоду). Болеют в основном дети 1 — 7 лет. При инфицировании беременной женщины возникают тяжёлые пороки развития или самопроизвольное прерывание беременности. В ответ на внедрение вируса краснухи образуются специфические антитела классов IgM, IgG.

    В лаборатории ООО «Консультант Фарм» проводятся исследование на:

    • антитела класса M к вирусу краснухи. Определение IgM антител к вирусу краснухи используют в целях диагностики первичной инфекции вирусом краснухи (Rubella). Они могут быть обнаружены уже через 1-3 дня после появления клинических симптомов, и в большинстве случаев их концентрация быстро снижается за 6-8 недель от начала заболевания. Присутствие IgM антител к вирусу краснухи указывает на недавнюю инфекцию. Лабораторная диагностика этой инфекции у беременных женщин предпринимается для оценки риска инфицирования плода. Определение IgM важно также для диагностики врожденной краснухи у новорожденных детей. Тест на определение IgM к краснухе – качественный.
    • антитела класса G к вирусу краснухи — индикатор наличия иммунитета к вирусу краснухи. Антитела класса G к вирусу краснухи начинают вырабатываться через 3-4 недели с момента инфицирования и выявляются после окончания острого заболевания пожизненно, обеспечивая защиту от повторной инфекции. Выявление anti – Rubella- Ig G в концентрации менее 10 Ед/мл говорит об их недостаточном уровне для предохранения от клинических проявлений заболевания. Уровень anti – Rubella- Ig G более 10 Ед/мл рекомендован как показатель наличия иммунитета к данному вирусу. Тест на определение Ig G к краснухе – количественный. Результаты выдаются в виде концентрации Ig G в МЕ в интервале от 0 до 200 МЕ.

    Токсоплазмоз

    Возбудитель токсоплазмоза токсоплазма ( Toxoplasma gondii) — относится к простейшим. Жизненный цикл возбудителя проходит внутри клеток организма-хозяина. Окончательный хозяин паразита — заражённые кошки и прочие представители семейства кошачьих выделяют с испражнениями особую форму токсоплазм — ооцисты. Ооцисты устойчивы во внешней среде. Попавшие в организм промежуточного хозяина (грызуны, птицы, скот, человек) ооцисты продолжают жизненный цикл, в мышечной и других тканях организма, где образуются псевдо- и истинные цисты.

    Инфицирование возможно:

    • при употреблении в пищу не обработанных термически мясопродуктов, дегустации сырого фарша;
    • при употреблении плохо промытых овощей и несоблюдении санитарно-гигиенических норм при контактах с домашними животными;
    • от матери к плоду, в случае инфицирования женщины во время данной беременности.

    Передача возбудителя от человека к человеку исключена!

    При инфицировании беременной в первом триместре, возможно самопроизвольное прерывание беременности; вероятность инфицирования плода составляет не более 15%. В случае заражения в третьем триместре беременности, вероятность инфицирования плода повышается до 65%.

    У лиц с нормальным иммунитетом токсоплазмоз обычно протекает без клинических проявлений. При подавлении иммунитета заболевание может проявиться в острой, подострой или хронической формах.

    В лаборатории ООО «Консультант Фарм» определяются:

    • антитела класса М к токсоплазме (Анти-Toxo-IgM) — появляются в течение 2 недель после инфицирования и могут сохраняться до года и более. Их присутствие не является, строгим показателем острой инфекции. Но обнаружение у ранее серонегативных (то есть не имевших антител к Toxoplasma gondii) женщин при беременности анти-Toxo-IgM антител указывает на свежую инфекцию, которая может приводить к врождённому токсоплазмозу. Тест на антитела класса М к токсоплазме качественный.
    • антитела класса G к токсоплазме (Анти-Toxo-IgG)- вырабатываются на антиген токсоплазмы при острой, подострой, хронической и латентной формах токсоплазмоза по истечении 3 — 4 недель с момента инфицирования. Антитела класса G обычно сохраняются пожизненно. Они выполняют защитную функцию и предотвращают в подавляющем большинстве случаев повторное инфицирование. Тест на антитела класса G к токсоплазме – количественный. Результат выдается в виде концентрации Ig G в МЕ в интервале от 0 до 200 МЕ.

    Внутриутробные инфекции и врожденные пороки развития у плода и новорожденных детей Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

    А. В. ПАХОМОВ И АР. ВАКЦИНОПРОФИЛАКТИКА Hit} ИНФЕКЦИИ V ЛЕТЕЙ ОТ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ МАТЕРЕЙ И V ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ЛЕТЕЙ

    26. Rubinstein A. Pediatric AIDS // Curr. Probl. Pediatr. — 1986. — №26. — P. 362—409.

    27. Persistence of antibody response to Haemophilus influenzae type b polysaccharide conjugate vaccine in children with vertically acquired human immunodeficiency virus infectioin / D. Gibb et al. // Pediatr. Infect. Dis. J. — 1996. — № 12. — V. 15. — P. 1097—1101.

    28. Antibody response to Haemophilus influenzae type b and Streptococcus pneumoniae vaccines in children with human immunodeficiency virus infection / D. Gibb et al. // Pediatr. Infect. Dis. J. — 1995. — V. 14. — P. 129—135.

    29. Antibody persistence four years after primary immunization of infants and toddlers with Haemophilus influenzae type b CRMW conjugate vaccine / E. Rothstein et al. II The Journal of Pediatr. — 1991. — 119. — P. 655—657.

    30.Reduced effectiveness of Haemophilus influenzae type b conjugate vaccine in children with a high prevalence of human immunodeficiency virus type 1 infection / A. M. Shabir et al. // Pediatr. Infect. Dis. J. — 2002. — V. 21. — P. 315—321.

    31. Evolution of henotypic memory T-cells in HIV-1 infected infants and children / W. Borkowsky et al. // Clin. Immunol. Immun-opathol. — 1992. — 63. — P. 280—284.

    Внутриутробные инфекции и врожденные пороки развития у плода и новорожденных детей

    О. В. Антонов, И. В. Антонова, О. В. Добаш

    Омская государственная медицинская академия, Областная детская клиническая больница, Омск

    Врожденные пороки развития в большинстве случаев являются многофакторными заболеваниями с пороговым эффектом. В обзоре литературы рассматриваются причины формирования пороков развития, среди которых одно из ведущих мест занимают внутриутробные инфекции. Показаны биологические тератогенные эффекты при воздействии на эмбрион и плод.

    Ключевые слова: врожденные пороки развития, внутриутробные инфекции, эмбрион, плод, профилактика

    Внутриутробные инфекции (ВУИ) являются одной из ведущих патологий детского возраста. Они не только приводят к высоким показателям смертности, особенно в перинатальном периоде, но и являются причиной тяжелой инвалидизации, обусловленной врожденными пороками развития (ВПР) и хроническими заболеваниями [1—5]. Увеличение частоты ВПР у новорожденных детей и инфицирования беременных женщин в современных условиях делают эту проблему актуальной. Во многих исследованиях по эпидемиологии и профилактике ВПР недостаточное внимание уделено инфекционной этиологии врожденных пороков, принимая во внимание тот факт, что инфекционные осложнения и факторы, способствующие инфицированию особенно в первом триместре беременности, наблюдаются у подавляющего большинства детей с пороками развития [6—8].

    Характер и тяжесть инфекционного процесса у плода определяется сроком гестации в момент инфицирования. Клетки плода с высоким уровнем метаболизма являются идеальной средой для размножения микроорганизмов. Воздействие инфекционного фактора на ранних этапах внутриутробного развития может приводить к нарушению механизмов генетического контроля гисто- и органогенеза. Возбудители инфекционного процесса, обладая тропностью к эмбриональной ткани, индуцируют хромосомные и метаболические нарушения в клетках плода [8—10]. В настоящее время известно, что нуклеиновая кислота вирусов может включаться в состав генома клетки эмбриона, передающего генетическую информацию. В конечном итоге это ведет к гибели эмбриона или к формированию множественных ВПР. В фетальный период заболевание у плода протекает в виде нарушения кровообращения, воспалительных, дистрофических и некроби-отических процессов [11, 12].

    Рассматривая проблему тератогенных эффектов инфекционных агентов и их роль в генезе ВПР, в первую очередь, следует отметить значение вирусов, которые, действуя в различные критические периоды внутриутробного развития, чаще всего вызывают формирование ВПР у эмбриона или разнообразные дисморфогенетические варианты (малые аномалии развития) у плода [2, 11, 13].

    Из всего многообразия вирусных инфекций в большей степени изучено тератогенное влияние вируса краснухи. Заболевание плода возникает при развитии инфекции у беременной и в редких случаях при введении ей вакцинного вируса. При этом вирус проникает в плаценту и инфицирует плод. Наибольшая частота ВПР наблюдается при заболевании краснухой на первом месяце беременности (22,0—83,2%) [8, 14]. В результате происходит остановка развития плода, самопроизвольный выкидыш или рождение ребенка с выраженными дефектами развития, известными как синдром врожденной краснухи. Начиная с исследований N. Gregg (1941), авторы описывают фенотипические признаки, наиболее типичные для внутриутробной краснуш-ной инфекции: поражения глаз (микрофтальмию и врожденную катаракту), пороки сердца и сосудов (дефект межжелудочковой перегородки, открытый боталлов проток, стеноз устья легочной артерии), гидроцефалию и микроцефалию, дисплазии зубов. Возможно поражение органа слуха из-за прекращения дифференцировки корти-ева органа и полукружных каналов [1—3, 15].

    К числу наиболее частых внутриутробных инфекций относятся герпетические. Вирус простого герпеса (ВПГ) занимает второе место после вируса краснухи по тератогенности. Для плода наиболее опасны первичное инфицирование или рецидивы герпетической инфекции во время беременности. Антенатальная вирусемия вызывает до 30,0% спонтанных абортов на ранних сро-

    ■ О. В. Антонов и ар. Внутриутробные инфекции и врожденные пороки развития у плоаа и новорожденных детей

    ках гестации и более 50,0% поздних выкидышей [9]. При этом вирус простого герпеса способствует формированию привычного невынашивания беременности. Внутриутробная герпетическая инфекция у большинства тяжелобольных детей диагностируется при рождении и характеризуется триадой признаков. Приводятся данные о поражении кожи (пузырьки или рубцы), заболеваниях глаз (дисплазия сетчатки, микрофтальмия) и патологии головного мозга (гидроцефалия, микроцефалия). Имеются данные об укорочении фаланг пальцев и функционировании артериального протока [16].

    Одним из самых распространенных герпетических вирусов, который может сохраняться в организме человека пожизненно в латентном состоянии, является цито-мегаловирус (ЦМВ). Вероятность инфицирования плода при латентном течении процесса практически отсутствует, при реактивации и персистенции составляет 0,5— 7,0%, а при первичном инфицировании — до 40,0% [9, 12, 17, 18]. Для трансплацентарной передачи цитомега-ловируса решающими факторами являются длительная и выраженная вирусемия и синдром плацентарной недостаточности. При заражении в первые месяцы беременности патологические изменения широко варьируют. Наблюдаются выраженный фиброз органов, интерстициаль-ная клеточная инфильтрация и цитомегаловирусный метаморфоз клеток. Поражение центральной нервной системы выражается в развитии гидроцефалии, микроцефалии с микрогирией, микрофтальмии, увеита с помутнением хрусталика и стекловидного тела, задними сине-хиями. Следует отметить, что при цитомегалии, по сравнению с другими ВУИ, микроцефалия выявляется с наибольшей частотой. Как следствие альтеративно-про-лиферативных процессов развиваются кистозный фиброз поджелудочной железы, кисто-фиброзная трансформация в тканях легких и почек, дисплазия мочеточников, цирроз печени плода с атрезией желчных протоков [10]. Установлено, что и при бессимптомном течении внутриутробной цитомегаловирусной инфекции у 5,0—17,0% детей впоследствии имеются различные нарушения здоровья (чаще — сенсорная тугоухость, задержка внутриутробного развития, малая мозговая дисфункция и другие психоневрологические изменения) [16].

    Острые респираторные вирусные инфекции могут вызывать инфицирование плода несколько раз в течение беременности. По данным В. А. Цинзерлинга [14], поражения чаще всего возникают и бывают наиболее выражены в сосудистых сплетениях, эпендиме и субэ-пендимарной зоне желудочков и оболочках спинного мозга. Ряд вирусов имеет склонность к локализации и репродукции в околожелудочковом зародышевом мат-риксе полушарий головного мозга или во внешнем зернистом клеточном слое мозжечка. При этом возможно как разрушение околожелудочковой области, так и недоразвитие ее структур. Вирусное воспаление эпендимы боковых желудочков с последующей атрезией сильвиева водопровода может способствовать развитию вторичного ВПР — гидроцефалии, наблюдаемой при многих вирусных инфекциях. Следствием вирусного поражения головного мозга развивающегося плода являются васкулиты с возникновением микроинфарктов. Поражения головного мозга при ВУИ, в том числе вызванных респираторными вирусами, могут приводить к формированию вялотекущих хронических воспалительных поражений, клинически протекающих как вариант перинатальной

    энцефалопатии (гипоксически-ишемических поражений ЦНС) и детского церебрального паралича [7, 11, 12, 14].

    Вероятность тератогенного действия вирусов гриппа в настоящее время обсуждается. По-видимому, она обусловлена не только прямым влиянием возбудителя на плод, возможно, в результате цитогенетического эффекта, но и существенным нарушением обмена веществ, реактивным повышением температуры, нарушением функции нервной системы и фето-плацентарного кровообращения с развитием гипоксии плода [2, 3, 6].

    Суммарные статистические данные позволяют сделать заключение о реальной опасности тератогенного действия вируса гепатита В, особенно если заболевание возникло в первые 3 месяца беременности [6]. Отмечено, что синдром Дауна встречается чаще у детей женщин, перенесших гепатит В. Можно с уверенностью сказать о значении внутриутробного гепатита для развития атрезии желчевыводящих путей [14].

    Ветряная оспа у беременных относительно редка, она встречается в 5 случаях на 10 000 беременностей, но ее осложнения вызывают ВПР, материнскую пневмонию с развитием гипоксии плода и возможность его гибели. Клинические проявления врожденной ветряной оспы зависят в значительной степени от гестационного возраста. Инфекция в первом триместре не увеличивает риск прерывания беременности. Однако инфекционный процесс в первой половине беременности может привести к разнообразным порокам развития плода, которые проявляются со стороны нервной системы, кожи и скелета (гидроцефалия, микроцефалия, атрофия коркового вещества мозга, гипоплазия диска зрительного нерва, хориоретинит, врожденная катаракта, гипоплазия конечностей, множественные контрактуры, обширные врожденные скарификации кожи). Описаны поражения внутренних органов: гидронефроз, кишечный фиброз и другие ВПР [12].

    В научной литературе нет сведений относительно ВПР при внутриутробном парагриппе и РС-инфекции, однако при исследовании легких погибших от ОРВИ недоношенных детей и плодов патоморфологи всегда описывают проявления дистелектазов, отечно-геморрагического синдрома и наличие гиалиновых мембран. Эти нарушения усугубляют течение инфекционного процесса и приводят к гибели новорожденных.

    Не описаны тератогенные эффекты при ВИЧ-инфекции у плодов и новорожденных детей. Однако достоверно установлено, что у ВИЧ-инфицированных женщин в 3 раза чаще отмечаются спонтанные аборты и в 2 раза чаще, чем в контрольной группе, регистрируются преждевременные роды. Отмечается достоверное учащение случаев мертворождения у ВИЧ-инфицированных матерей [14].

    Рассматривая тератогенное действие на плод других, невирусных инфекционных агентов, в первую очередь следует помнить о врожденном токсоплазмозе. При этом заболевании инфицирование плода происходит при заражении женщины в период беременности. На ранних стадиях внутриутробного развития токсоплазмоз протекает в виде генерализованного процесса с образованием участков некроза и многочисленными инфильтратами во внутренних органах. В головном мозге очаги некроза расположены преимущественно в коре больших полушарий и в субэпендимальной зоне боковых желудочков, как в сером, так и в белом веществе. В дальнейшем участки некроза рассасываются с образованием кист и очагов склероза. Участки склероза отграничены

    ■ О. В. Антонов и др. Внутриутробные инфекпии и врожденные пороки развития у плода и новорожденных детей

    разрастаниями глии, вследствие чего вещество головного мозга, окружающее кисты, оказывается лишенным обычной структуры и резко уплотненным. Склерозу подвергаются сосудистые сплетения и мягкие мозговые оболочки. В связи с нарушением ликвородинамики развивается вторичная гидроцефалия. Пролиферативные процессы могут продолжаться и после рождения ребенка, что обусловливает нередко развитие или прогрессирование гидроцефального синдрома в постнатальном периоде. Внутриутробный токсоплазмоз может привести к дисге-незии структур мозга, микроцефалии, микрофтальмии, хориоретиниту, атрофии зрительного нерва. Реже наблюдаются тугоухость и глухота [3, 4, 7—9, 12, 14].

    Существование листериозных, хламидиозных и бруцеллезных эмбриопатий не установлено. Однако авторы, занимающиеся изучением ВУИ, отмечают неблагоприятный исход беременности, высокую перинатальную смертность и заболеваемость новорожденных от матерей, перенесших эти заболевания во время беременности [6, 17]. Перечисленные инфекционные болезни могут привести к самопроизвольным абортам (в острый период болезни на ранних сроках беременности), развитию фетопатий и вторичных ВПР, связанных с альтеративно-пролиферативными процесами в относительно сформированных органах плода, задержке внутриутробного развития по гипопластическому и дисплас-тическому типу, рождению недоношенных детей с признаками инфекционного процесса. Существенным является тот факт, что инфицирование плода возможно несколькими инфекционными агентами. Например, в 67% случаев хламидийная инфекция регистрируется как совместная с другими заболеваниями [14].

    На связь микоплазменной инфекции и ВПР у новорожденных детей указывают Г. Б. Безнощенко и соавт. [9], В. А. Цинзерлинг и В. ф. Мельникова [14]. факторами, обусловливающими патогенность микоплазм, являются их большая подвижность, возможность прикрепляться к различным клеткам, а также способность к внутриклеточному паразитированию. Достоверно доказана большая частота ВПР при УАТЕк-синд-роме и наличии микоплазмоза у плода [9, 14].

    При внутриутробном сифилисе возможно формирование различных ВПР. Описаны признаки, ставшие классическими при описании сифилитического поражении плода (триада Гетчинсона): деформации зубов, паренхиматозный кератит и глухота. Сифилис может способствовать развитию у плода ВПР тимуса, поджелудочной железы и надпочечников. При поражении ви-лочковой железы характерно образование абсцесса Дюбуа, который представляет собой полость (полости), заполненную выпотом, содержащим трепонемы. Морфологи описывают множественные стенозы желудочно-кишечного тракта, преимущественно желудка, тонкой и ободочной кишки из-за фиброза слизистого и подсли-зистого слоя вследствие сифилитического артериита [14].

    Практически все возбудители ВУИ в той или иной степени обладают тератогенным эффектом, действуя на несформированные органы, либо вызывая вторичное их поражение, либо малые аномалии развития.

    Для изучения причин и условий формирования пороков развития в каждом случае регистрации ВПР требуется использование современных методов клинического, генеалогического, цитогенетического, иммунологического или патоморфологического обследования.

    Наиболее эффективным методом профилактики внутриутробных инфекций, следовательно и врожденных пороков развития, должен стать массовый серологический скрининг в преконцепционном периоде с последующей иммунизацией серонегативных женщин (проспективное обследование). С другой стороны, остается не менее актуальным и ретроспективное обследование на ВУИ матерей, родивших детей с ВПР, и женщин со спонтанными абортами неустановленного генеза для выявления и лечения инфицированных. Это обстоятельство важно при планировании следующей беременности и снижении риска ВПР для будущего ребенка.

    Литература:

    1. Детские болезни (Справочник) / Под ред. Н. А. Геппе. — М.: Русский врач, 1997. — 192 с.

    2. Значение различных вирусных инфекций в мертворождении, перинатальной и младенческой смертности / Л. Л. Нисевич и др. // Педиатрия. — 1999. — № 1. — С. 4—10.

    3. Клиническое течение и диагностика внутриутробных инфекций у новорожденных / Е. И. Капранова и др. // Эпидемиология и инфекционные болезни. — 1997. — № 1. — С. 27—30.

    4. Лаврова Д. Б. Этиология и показатели высокого риска внутриутробного инфицирования плода / Д. Б. Лаврова, Г. А. Самсыгина, А. В. Михайлов // Педиатрия. — 1997. — № 3. — С. 94—99.

    5. Протоколы диагностики, лечения и профилактики внутриутробных инфекций у новорожденных детей. — М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ Рф, 2002. — 104 с.

    6. Бокарева Т. В. Пороки развития у новорожденных детей в зоне «пучковости» врожденных аномалий (клинико-статис-тическое и серологическое исследование): Автор. дис. … к.м.н. — Омск, 1973.

    7. Пороки развития ЦНС у новорожденных с внутриутробной инфекцией / Н. А. Геппе и др. // Педиатрия. — 1999. — № 5. — С. 42—44.

    8. Тератология человека: Руководство для врачей / Под ред. Г. И. Лазюка. — М.: Медицина, 1991. — 480 с.

    9. Безнощенко Г. Б. Внутриутробные инфекции (вопросы диагностики и врачебной тактики) / Г. Б. Безнощенко, Т. И. Долгих, Г. В. Кривчик — М.: Медицинская книга, Н. Новгород: Изд-во НГМА, 2003. — 88 с.

    10. O’Rahilly R, Muller F. Human embryology and teratology. — N. Y.: John 9.

    11. Миронюк О. В. Этиология и патоморфология вирусных болезней у новорожденных / О. В. Миронюк, Л. Н. Каск // Перинатология сегодня. — 1997. — № 3. — С. 16—17.

    12. Скрипченко Н. В. Поражение нервной системы при врожденных инфекциях: Методические рекомендации / Н. В. Скрипчен-ко, А. П. Скромец, М. Н. Сорокина. — СПб., 2003. — 48 с.

    13. Долгих Т. И. Оппортунистические инфекции у детей / Т. И. Долгих, ф. В. Лескова. — Омск, 1999. — 99 с.

    14. Цинзерлинг В. А. Перинатальные инфекции. Вопросы патогенеза, морфологической диагностики и клинико-морфологиче-ских сопоставлений: Практическое руководство // В. А. Цинзерлинг, В. ф. Мельникова. — СПб.: Элби СПб., 2002. — 352 с.

    15. Клинические проявления врожденной краснухи / Л. Л. Нисевич и др. // Педиатрия. — 1992. — № 10—12. — С. 6—10.

    16. Stagno S. Herpes infection in the neonate and children / S. Stagno, R. Whitley. — Ed. K. Holmse, 1990. — P. 863— 888.

    17. Сидорова И. С. Внутриутробные инфекции: хламидиоз, микоп-лазмоз, герпес, цитомегалия / И. С. Сидорова, И. Н. Черни-енко // Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. — 1998. — № 3 — С. 7—13.

    18. Цитомегаловирусная инфекция у детей раннего возраста (клиника, диагностика, современные возможности терапии): Руководство для врачей / Н. А. Коровина, А. Л. За-платникова, А. В. Чебуркин, И. Н. Захарова. — М.: Мед-практика, 2001. — 64 с.

    Особенности антиоксидантной защиты беременных в системе «мать-плацента-плод» при внутриутробной инфекции

    ФГБУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова Минздрава России, Москва

    Цель исследования. Изучить особенности антиоксидантной защиты в системе «мать-плацента-плод» при внутриутробной инфекции.
    Материал и методы. Проведено проспективное обследование 47 беременных и их новорожденных, включающее анализ клинической характеристики и изучение фрагмента регуляторного каскада антиоксидантной защиты при реализации внутриутробной инфекции (основная I группа – 22 пары «мать-новорожденный») и без нее (II группа контроля – 25 пар условно здоровых).
    Результаты исследования. У пациенток с реализацией внутриутробной инфекции по сравнению с контрольной группой значительно чаще встречаются хронические заболевания мочевыводящих путей и воспалительные заболевания органов малого таза, ряд осложнений периода гестации: угроза прерывания, истмико-цервикальная недостаточность, анемия, маловодие, преждевременный разрыв плодных оболочек, задержка роста плода. В образцах плазмы крови беременных с внутриутробной инфекцией было обнаружено достоверное увеличение ферментативной активности каталазы (рКлючевые слова

    внутриутробная инфекция

    оксидативный стресс

    антиоксидантная ферментная система

    каталаза

    митохондриальная супероксиддисмутаза

    1. Vega-Sanchez R., Gomez-Lopez N., Flores-Pliego A., Clemente-Galvan S., Estrada-Gutierrez G., Zentella-Dehesa A. et al. Placental blood leukocytes are functional and phenotypically different than peripheral leukocytes during human labor . J. Reprod. Immunol. 2010; 84(1): 100-10.

    2. Messerli M., May K., Hansson S.R., Schneider H., Holzgreve W., Hahn S., Rusterholz C. Feto-maternal interactions in pregnancies: Placental microparticles activate peripheral blood monocytes. Placenta. 2010; 31(2): 106-12.

    3. Madsen-Bouterse S.A., Romero R., Tarca A.L., Kusanovic J.P., Espinoza J., Kim C.J. et al. The transcriptome of the fetal inflammatory response syndrome. Am. J. Reprod. Immunol. 2010; 63(1): 73-92.

    4. Urbanek M., Hayes M.G., Lee H., Freathy R.M., Lowe L.P., Ackerman C. et al. The role of inflammatory pathway genetic variation on maternal metabolic phenotypes during pregnancy. PLoS One. 2012; 7(3): e32958.

    5. Ванько Л.В., Сафронова В.Г., Матвеева Н.К., Сухих Г.Т. Оксидативный стресс в генезе акушерских осложнений. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2010. 264c..

    6. Gomez-Lopez N., Guilbert L.J., Olson D.M. Invasion of the leukocytes into the fetal-maternal interface during pregnancy. J. Leukoc. Biol. 2010; 80(4): 625-33.

    7. Gomez-Lopez N., Estrada-Gutierrez G., Jimenez-Zamudio L., Vega-Sanchez R., Vadillo-Ortega F. Fetal membranes exhibit selective leukocyte chemotaxic activity during human labor. J. Reprod. Immunol. 2009; 80(1-2): 122-31.

    8. Tikvica A., Kusan Jukić M., Pintarić I., Medić M., Hudicek-Martincić G., Kosec V., Salihagić-Kadić A. Nitric oxide synthesis in placenta is increased in intrauterine growth restriction and fetal hypoxia. Coll. Antropol. 2008; 32(2): 565-70.

    9. Тирская Ю.И., Белкова Т.Н., Рудакова Е.Б., Долгих Т.И., Шакина И.А. Врачебная тактика при внутриутробных инфекциях. Акушерство и гинекология. 2011; 8: 42-7.

    10. Ломова Н.А., Кан Н.Е., Ванько Л.В., Донников А.Е., Матвеева Н.К., Беляева А.С., Тютюнник Н.В., Сухих Г.Т. Диагностическая значимость факторов врожденного иммунитета при плацентарной недостаточности. Aкушерство и гинекология. 2014; 1: 29-35.

    11. Mestan K., Yu Y., Thorsen P., Skogstrand K., Matoba N., Liu X. et al. Cord blood biomarkers of the fetal inflammatory response. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2009; 22(5): 379-87.

    12. Макацария А.Д., Бицадзе В.О., Акиньшина С.В. Синдром системного воспалительного ответа в акушерстве. М.: МИА; 2006: 18-9.

    13. Kasper D.C., Mechtler T.P., Reischer G.H., Witt A., Langgartner M., Pollak A. et al. The bacterial load of Ureaplasma parvum in amniotic fluid is correlated with an increased intrauterine inflammatory response. Diagn. Microbiol. Infect. Dis. 2010; 67(2): 117-21.

    14. Leviton A., Hecht J.L., Allred E.N., Yamamoto H., Fichorova RN., Dammann O.; ELGAN Study Investigators. Persistence after birth of systemic inflammation associated with umbilical cord inflammation. J. Reprod. Immunol. 2011; 90(2): 235-43.

    15. Faas M.M., Donker R.B., van Pampus M.G., Huls A.M., Salomons J., de Vos P., Aarnoudse J.G. Plasma of pregnant and preeclamptic women activates monocytes in vitro. Am. J. Obstet. Gynecol. 2008; 199(1): 84. e1-8.

    16. Qin Z., Reszka K.J., Fukai T., Weintraub N.L. Extracellular superoxide dismutase (ecSOD) in vascular biology: an update on exogenous gene transfer and endogenous regulators of ecSOD. Transl. Res. 2008; 151(2): 68-78.

    17. Zorov D.B., Filburn C.R., Klotz L.O., Zweier J.L., Sollott S.J. Reactive oxygen species (ROS)-induced ROS release: a new phenomenon accompanying induction of the mitochondrial permeability transition in cardiac myocytes. J. Exp. Med. 2000; 192(7): 1001-14.

    18. Zorov D.B., Bannikova S.Y., Belousov V.V., Vyssokikh M.Y., Zorova L.D., Isaev N.K. et al. Reactive oxygen and nitrogen species: friends or foes? Biochemistry (Mosc.). 2005; 70(2): 215-21.

    Поступила 19.06.2015
    Принята в печать 26.06.2015

    Кан Наталья Енкыновна, д.м.н., зав. акушерским обсервационным отделением ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-09-88. E-mail: [email protected]
    Сироткина Елена Александровна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (964) 725-39-25. E-mail: [email protected]
    Тютюнник Виктор Леонидович, д.м.н., зав. акушерским физиологическим отделением ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-20-88. E-mail: [email protected]
    Высоких Михаил Юрьевич, к.б.н., зав. лабораторией митохондриальной медицины ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (495) 438-76-33, доб. 1472. E-mail: [email protected]
    Курчакова Татьяна Александровна, аспирант ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. Телефон: 8 (903) 551-26-26. E-mail: [email protected]
    Володина Мария Александровна, к.б.н., научный сотрудник лаборатории митохондриальной медицины ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: [email protected]
    Тарасова Надежда Валерьевна, к.б.н., научный сотрудник лаборатории митохондриальной медицины ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: [email protected]
    Пятаева Софья Владимировна, к.б.н., научный сотрудник лаборатории митохондриальной медицины ФГБУ НЦАГиП им. академика В.И. Кулакова Минздрава России. Адрес: 117997, Россия, Москва, ул. Академика Опарина, д. 4. E-mail: [email protected]

    Для цитирования: Кан Н.Е., Сироткина Е.А., Тютюнник В.Л., Высоких М.Ю., Курчакова Т.А., Володина М.А., Тарасова Н.В., Пятаева С.В. Особенности антиоксидантной защиты беременных в системе «мать-плацента-плод» при внутриутробной инфекции. Акушерство и гинекология. 2016; 1: 40-46.
    http://dx.doi.org/10.18565/aig.2016.1.40-46

    Влияние урогенитальных инфекций на течение беременности и состояние плода и новорожденного | Габидулина

    1. Анастасъева В.Г. Морфофункциональные нарушения фе-топлацентарного комплекса при плацентарной недостаточности (современные методы диагностики и лечения). Новосибирск, 1997. 506 с.

    2. Веденеева Т.Н. Особенности течения цитомегаловирусной инфекции у беременных и новорожденных: Автореф. дис…. канд. мед. наук. СПб., 1997. 22 с.

    3. Лаврова Д.Б., Самсыгина Г.А., Михайлов А.В. Этиология и показатели высокого риска внутриутробного инфицирования плода//Педиатрия. 1997. № 3. С. 94-99.

    4. Мезинова Н.Н., Чучупалов П.Д., Евдокимова Н.С. Влияние противохламидийных препаратов на эффективность лечения привычного невынашивания беременности//Акушерство и гинекология. 1991. № 2. С. 30-32.

    5. Савичева A.M., Башмакова М.А. Урогенитальный хламидиоз и его последствия/Под ред. Э.К. Айламазяна. Н. Новгород: Изд-во НМГА, 1998. 182 с.

    6. Серов В.Н., Манухин И.Б., Кузьмин В.Н. Цитомегаловирусная инфекция в патологии беременности и плода//Акушерство и гинекология. 1997. № 6. С. 16-19.

    7. Состояние иммунной системы у беременных и новорожденных группы высокого риска по внутриутробному инфицированию/И.С. Сидорова, В.А. Алешкин, С.С. Афанасьев, Н.А. Матвиенко//Вестник перинатологии и педиатрии. 1999. № 6. С. 10-16.

    8. Фукс М.А., Грибань А.Н. Ультразвуковая диагностика у беременных группы высокого риска по внутриутробному инфицированию//Акушерство и гинекология. 1991. № 8. С. 37-40.

    9. Сочетанная внутриутробная инфекция у недоношенных детей с перинатальным поражением нервной системы/Г.В. Яцык, Т.Б. Сенцова, Е.П. Бомбардирова и др.//Проблемы внутриутробной инфекции плода и новорожденного. М., 2000. С. 77-78.

    TORCH-инфекции, сдать анализ ТОРЧ-инфекции — цены в Москве в ИНВИТРО

    Синонимы: Иммуноглобулины класса М и G к токсоплазме, вирусу простого герпеса, вирусу краснухи, цитомегаловирусу; ТОРЧ-инфекции. 

    TORCH (Toxoplasma, Rubella, Cytomegalovirus, Herpes Simplex) Panel 

    Краткое описание комплексного исследования «TORCH-инфекции» 

    TORCH-инфекции относятся к внутриутробным инфекциям, которыми плод может заразиться во время беременности или при прохождении родовых путей. Они относительно безопасны для взрослых и даже для детей, но представляют угрозу для плода в организме беременной. Они обозначаются как аббревиатура из первых букв латинских названий инфекций: Toxoplasma (токсоплазменная инфекция), other infections (другие инфекции: сифилис, гепатит В, варицелла-зостер-вирус и другие, влияющие на плод, инфекции), Rubella (краснуха), Cytomegalovirus (цитомегаловирус), Herpes (герпес). 

    Антитела класса IgM начинают вырабатываться в острый период инфекции, достигают максимального уровня через несколько недель после инфицирования, а затем их содержание в крови постепенно уменьшается. Появление иммуноглобулинов класса М свидетельствует о первичном инфицировании или обострении хронической инфекции и высоком риске заражения плода. Иммуноглобулины класса G начинают вырабатываться через несколько дней после начала инфекционного заболевания, их концентрация возрастает в первые недели после инфицирования и сохраняется на высоком уровне в крови в течение нескольких лет. Благодаря достаточному уровню антител данного класса в крови обеспечивается защита повторного заражения. Наличие специфических иммуноглобулинов класса IgG чаще указывает на контакт с возбудителем инфекции в прошлом. Одновременное определение обоих классов антител позволяет дифференцировать острую, хроническую или ранее перенесенную инфекцию. 

    С какой целью применяют комплекс тестов «TORCH-инфекции»  

    Комплекс исследований, в который входят лабораторные маркеры, позволяющие при планировании зачатия или во время беременности оценить наличие иммунитета к потенциально опасным для плода TORCH-инфекциям, а также выявить острую инфекцию. 

    Что может повлиять на результат исследования «TORCH-инфекции» 

    После переливания крови и ее компонентов от донора, ранее перенесшего данные инфекции, в крови реципиента может определяться повышенный титр антител. 

    В каких случаях проводят анализ крови на TORCH-инфекции  

    • Развернутый комплекс лабораторных маркеров, позволяющий оценить наличие иммунитета к потенциально опасным для плода TORCH-инфекциям, выявить острую инфекцию. 

    Трактовка результатов исследования «TORCH-инфекции» 

    Интерпретация результатов исследований содержит информацию для лечащего врача и не является диагнозом. Информацию из этого раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. Точный диагноз ставит врач, используя как результаты данного обследования, так и нужную информацию из других источников: анамнеза, результатов других обследований и т. д. 

    Единицы измерения, референсные значения – см. соответствующие тесты.

    Внутриутробные инфекции плода: доступные подходы

    J Fetal Med. 2020; 7 (1): 5–8.

    1 и 2

    Ватсала Дадвал

    1 AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    Рима Кумар Бхатт

    2 Армейский госпиталь Исследования и направления, Нью-Дели

    , Дели

    Индия

    AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    2 Армейский госпиталь Исследования и направление, Нью-Дели, Дели Индия

    Автор для переписки.

    Эта статья сделана доступной через Подмножество открытого доступа PMC для неограниченного повторного использования в исследованиях и вторичного анализа в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника. Эти разрешения предоставляются на период, пока Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 глобальной пандемией.

    Введение

    Инфекции во время беременности представляют собой дилемму ведения, поскольку лечение направлено на двух пациенток: инфицированную женщину и развивающийся плод.Вопросы, которые следует учитывать, — это риск передачи инфекции плоду, диагностика внутриутробной инфекции, вмешательства для возможной профилактики / лечения внутриутробных инфекций плода, диагностика инфекции у новорожденного и, в конечном итоге, послеродовое ведение новорожденного. Инфицированный новорожденный может быть нормальным или может демонстрировать аномальный рост, пороки развития, задержку неврологического развития и долгосрочные последствия или множественные клинические и лабораторные отклонения.

    Сценарии, специфичные для конкретного инфекционного агента, были собраны в этом выпуске Journal of Fetal Medicine группой экспертов-практиков, и есть надежда, что этот сборник послужит готовым справочным материалом как для практикующих, так и для экспертов.Этот раздел предлагает другую перспективу и работает в обратном направлении от клинической презентации к выполнимому лечению.

    Инфекции с риском перинатальной передачи включают сифилис, ветряную оспу, краснуху, цитомегаловирус (ЦМВ), токсоплазмоз, парвовирус и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Эти инфекции могут иметь краткосрочные и долгосрочные последствия. Многие врожденные инфекции при рождении протекают бессимптомно. Некоторые врожденные инфекции можно успешно предотвратить при своевременном применении адекватных стратегий.

    Для эффективного лечения перинатальных инфекций необходима ясность по ряду вопросов, не только для принятия решений, но и для адекватного консультирования:

    1. Каков процент беременных, которые могут заболеть?

    2. Как часто вертикальная передача инфекции происходит у плода?

    3. В каком триместре поражение сильнее всего?

    4. С какой частотой это поражение серьезно и навсегда влияет на плод?

    5. Как мы можем диагностировать инфицирование плода?

    6. Есть ли способ предотвратить перинатальное поражение или вылечить внутриутробно?

    Внутриутробные инфекции плода могут возникать несколькими путями.Наиболее вероятный путь внутриутробного заражения при беременности — трансплацентарный путь. Организмы, полученные трансплацентарным путем, достигают кровоснабжения плода и затем фильтруются печенью и селезенкой плода. Следовательно, обнаружение микроорганизмов в печени или селезенке плода при вскрытии может быть использовано как доказательство перинатальной инфекции. У живорожденного младенца, инфицированного гематогенно, могут быть признаки сепсиса, менингита или инфекции сердца, надпочечников, печени или селезенки.Инфекция также может возникнуть в результате аспирации плода околоплодных вод, которые были загрязнены в результате миграции организмов через плодные оболочки или после инфицирования децидуальных тканей и прилегающих ворсинок плаценты. Риск осложнений инфекции увеличивается не только для плода, но и для матери, поскольку увеличивается время после разрыва плодных оболочек.

    Влияние на плод

    Инфекция плода, вызванная вертикальной передачей, может иметь различное влияние на плод.Это может привести к рождению нормального младенца или может привести к выкидышу, мертворождению, недоношенности, низкому весу при рождении, аномалиям развития, врожденным заболеваниям и / или стойкой неонатальной инфекции.

    Выкидыши и мертворождения

    Материнские инфекции, вызываемые большинством организмов, которые могут проникать через плаценту, включая краснуху, сифилис, токсоплазмоз, цитомегаловирус и вирус простого герпеса, могут привести к выкидышам или мертворождению. Однако следует подчеркнуть, что инфекции плода не являются причиной повторного невынашивания беременности.

    Ограничение роста плода

    Раннее начало (<24 недель), тяжелое (<5-го перцентиля), симметричное ограничение роста плода и / или связанные с ним ультразвуковые маркеры, такие как эхогенность и кальциноз мозга и / или печени и водянка, указывающая на инфицирование плода цитомегаловирусом , токсоплазмоз, краснуха и ветряная оспа требуют специального ПЦР-теста околоплодных вод в случае инфицирования матери на основании серологических тестов и тестов на авидность. Также было показано, что инфекция краснухи у матери приводит к недоношенности младенцев.Механизм этого, по-видимому, наиболее непосредственно связан с вирусным ингибированием размножения клеток путем вмешательства в митотическую активность. Вирус также вызывает облитерирующую ангиопатию мелких кровеносных сосудов и капилляров, а при хронической инфекции имеет место прогрессирующее повреждение сосудистой сети плаценты.

    Структурные аномалии

    Неопровержимо доказано, что краснуха и цитомегаловирус действуют как тератогены у плода. Врожденная инфекция может повлиять на любую систему.Аномалии включают нарушения центральной нервной системы и сердечно-сосудистой системы, глухоту и умственную отсталость. Кроме того, катаракта связана с краснухой, а хориоретинит — с цитомегаловирусными инфекциями. Период беременности имеет решающее значение для воздействия, которое он оказывает на плод. Краснуха не оказывает никакого воздействия, если заразилась в третьем триместре, а врожденный сифилис можно предотвратить, если мать лечится до 16-й недели беременности.

    Стойкая послеродовая инфекция

    Было показано, что вирус краснухи, цитомегаловирус, вирус простого герпеса, вирус ветряной оспы и опоясывающего герпеса и Toxoplasma gondii выживают у младенцев (и могут быть изолированы от них) в течение не только месяцев, но и лет после рождения.Устойчивость этих организмов может привести к заболеванию, и механизмы, с помощью которых одни младенцы сопротивляются последствиям инфекции, а другие нет, до конца не изучены.

    Диагностика

    Осведомленность о влиянии инфекций плода растет, и это вызвало необходимость в обновлении методов диагностики внутриутробных инфекций. Результаты сонографии плода и серология для идентификации конкретного инфекционного агента обычно используются для пренатальной диагностики проявлений инфекций у плода.Традиционно основой диагностики инфекций плода является выявление микроорганизмов с помощью посевов, иммунологических методов и специальных методов молекулярной биологии. Проявления инфекции плода могут быть прямыми, такими как порок развития плода и / или смерть плода, которые могли бы произойти к тому времени, когда инфекция будет подтверждена посевом или другими гистопатологическими методами, или косвенными, такими как ограничение внутриутробного развития или кальцификация органов плода.

    Ультразвук — это полезный метод обнаружения почти всех аномалий плода, типичных для внутриутробной инфекции, и считается самым безопасным, наименее инвазивным и эффективным способом обнаружения и мониторинга дородовых инфекций.Ультразвук может показать некоторые неспецифические данные, указывающие на врожденные инфекции, такие как ограничение роста плода, вентрикуломегалия или внутричерепные кальцификации, которые требуют дальнейшего исследования для подтверждения. Кроме того, ответ на терапию оценивается с помощью ультразвука при инфекциях, таких как парвовирус, для оценки разрешения водянки. 3D-ультразвук улучшает обнаружение аномалий плода, таких как заячья губа, поражения головного мозга, пороки развития конечностей и структурные пороки сердца, связанные с инфекциями плода. Таким образом, использование ультразвука для обнаружения маркеров инфекции поможет клиницистам точно идентифицировать возбудителя, коррелировать с дородовым и послеродовым синдромом, связанным с ним, и помочь в уменьшении проблемы неблагоприятного исхода, который может произойти при неожиданной или недиагностированной инфекции плода. .

    Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM. Интерпретация результатов может быть трудной, особенно в отсутствие преморбидного образца, так что сероконверсию с отрицательного IgG на положительный IgG невозможно. Здесь возникает роль поиска четырехкратного увеличения титра IgG и тестирования авидности, где низкая авидность указывает на недавнюю инфекцию, а высокая авидность дает уверенность в старой инфекции.Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Инфекция плода подтверждается посевом околоплодных вод или ПЦР, а чувствительность ПЦР приближается к 100% при сроках беременности> 21 недели.

    Обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании результата. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией. В настоящее время практикуются трансплацентарная терапия сифилиса, АРВ для профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку.

    Скрининг в дородовой период

    Скрининг является обязательным при определенных инфекциях, поскольку передачу от матери ребенку можно предотвратить и эффективно лечить.

    Скрининг на сифилис во время беременности является обязательным для выявления женщин с активным сифилисом и предложения лечения их собственной инфекции. Скрининг на краснуху на IgG должен быть частью дородового протокола. В случае подозрения на краснуху следует измерить титры IgG и IgM, даже если у пациента ранее был положительный результат на IgG к краснухе.

    Универсальное бесплатное серологическое тестирование на вирус гепатита B должно быть предложено всем беременным женщинам на основе отказа, чтобы инфицированным женщинам было предложено эффективное послеродовое вмешательство для снижения риска MCT.

    И Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG), и CDC рекомендуют подход «отказа от участия», чтобы обеспечить регулярный скрининг на ВИЧ для всех беременных женщин, в идеале выполняемый при первом дородовом посещении. CDC также рекомендует повторное тестирование в третьем триместре, указывая на его экономическую эффективность даже в регионах с низкой распространенностью.

    Скрининг на другие инфекции должен проводиться только на основании клинических подозрений и заражения.

    Внутриутробное лечение

    В случаях подозрения на внутриутробную инфекцию клиницисты должны быть знакомы с риском и спектром сопутствующих повреждений плода, преимуществами и ограничениями пренатальной диагностики и эффективностью потенциального лечения, чтобы определить соответствующий план лечения. .Необходимо рассмотреть две стратегии: предотвращение передачи инфекции или внутриутробное лечение.

    Лечение для профилактики инфекции у плода

    Лечение матери может в определенных условиях предотвращать вертикальную передачу инфекции плоду.

    При токсоплазмозе спирамицин, вводимый матери, снижает риск инфицирования плода на 60–70%. Если первичная материнская инфекция подтверждена до 16 недель беременности, эмпирическое лечение должно быть начато до амниоцентеза, поскольку чем больше интервал между сероконверсией матери и началом лечения, тем выше вероятность передачи инфекции плода.

    Необходимо обеспечить иммунопрофилактику новорожденным, рожденным от инфицированных матерей, включая вакцину против гепатита В и иммуноглобулин против гепатита В, в течение 12 часов после рождения. Существует роль скрининга всех HBsAg-положительных женщин на ДНК HBV для определения использования противовирусной терапии, когда ДНК HBV> 200000 МЕ / мл.

    Ранняя высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) изменила парадигму предотвращения перинатальной передачи ВИЧ.

    Мать, инфицированная ветряной оспой, должна получать ацикловир перорально в дозе 15 мг / кг каждые 8 ​​ч до появления сыпи для лечения заболевания и снижения частоты осложнений.Женщины, подвергшиеся воздействию VZV, должны получать иммуноглобулин через 72–96 часов воздействия. Если роды происходят за 7 дней до или после появления сыпи, следует назначить ВЗИГ.

    Стратегии профилактики врожденной ЦМВ-инфекции, включая использование гипериммунного глобулина и разработку материнской вакцины, еще не дали положительных результатов.

    Прерывание беременности или ультразвуковое наблюдение — это то, что обычно практикуется в случае синдрома врожденной краснухи из-за очень высокого риска врожденных аномалий при отсутствии доступных вариантов лечения.

    Внутриутробное лечение

    Инфекция парвовирусом B19, приводящая к водянке плода и анемии плода, нацелена на внутриутробное переливание крови, если гемоглобин плода ниже среднего гестационного возраста, так как это снижает риск гибели плода (OR 0,14; 95% CI 0,02 –0,96).

    Заключение

    Подход к пренатальной диагностике врожденной инфекции зависит от срока беременности и вероятного инфекционного агента. Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM.Тестирование авидности помогает отличить старую инфекцию от недавно перенесенной. Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Более того, обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании исхода для ребенка. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией.

    Сноски

    Примечание издателя

    Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

    Внутриутробные инфекции плода: доступные подходы

    J Fetal Med. 2020; 7 (1): 5–8.

    1 и 2

    Ватсала Дадвал

    1 AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    Рима Кумар Бхатт

    2 Армейский госпиталь Исследования и направления, Нью-Дели

    , Дели

    Индия

    AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    2 Армейский госпиталь Исследования и направление, Нью-Дели, Дели Индия

    Автор для переписки.

    Эта статья сделана доступной через Подмножество открытого доступа PMC для неограниченного повторного использования в исследованиях и вторичного анализа в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника. Эти разрешения предоставляются на период, пока Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 глобальной пандемией.

    Введение

    Инфекции во время беременности представляют собой дилемму ведения, поскольку лечение направлено на двух пациенток: инфицированную женщину и развивающийся плод.Вопросы, которые следует учитывать, — это риск передачи инфекции плоду, диагностика внутриутробной инфекции, вмешательства для возможной профилактики / лечения внутриутробных инфекций плода, диагностика инфекции у новорожденного и, в конечном итоге, послеродовое ведение новорожденного. Инфицированный новорожденный может быть нормальным или может демонстрировать аномальный рост, пороки развития, задержку неврологического развития и долгосрочные последствия или множественные клинические и лабораторные отклонения.

    Сценарии, специфичные для конкретного инфекционного агента, были собраны в этом выпуске Journal of Fetal Medicine группой экспертов-практиков, и есть надежда, что этот сборник послужит готовым справочным материалом как для практикующих, так и для экспертов.Этот раздел предлагает другую перспективу и работает в обратном направлении от клинической презентации к выполнимому лечению.

    Инфекции с риском перинатальной передачи включают сифилис, ветряную оспу, краснуху, цитомегаловирус (ЦМВ), токсоплазмоз, парвовирус и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Эти инфекции могут иметь краткосрочные и долгосрочные последствия. Многие врожденные инфекции при рождении протекают бессимптомно. Некоторые врожденные инфекции можно успешно предотвратить при своевременном применении адекватных стратегий.

    Для эффективного лечения перинатальных инфекций необходима ясность по ряду вопросов, не только для принятия решений, но и для адекватного консультирования:

    1. Каков процент беременных, которые могут заболеть?

    2. Как часто вертикальная передача инфекции происходит у плода?

    3. В каком триместре поражение сильнее всего?

    4. С какой частотой это поражение серьезно и навсегда влияет на плод?

    5. Как мы можем диагностировать инфицирование плода?

    6. Есть ли способ предотвратить перинатальное поражение или вылечить внутриутробно?

    Внутриутробные инфекции плода могут возникать несколькими путями.Наиболее вероятный путь внутриутробного заражения при беременности — трансплацентарный путь. Организмы, полученные трансплацентарным путем, достигают кровоснабжения плода и затем фильтруются печенью и селезенкой плода. Следовательно, обнаружение микроорганизмов в печени или селезенке плода при вскрытии может быть использовано как доказательство перинатальной инфекции. У живорожденного младенца, инфицированного гематогенно, могут быть признаки сепсиса, менингита или инфекции сердца, надпочечников, печени или селезенки.Инфекция также может возникнуть в результате аспирации плода околоплодных вод, которые были загрязнены в результате миграции организмов через плодные оболочки или после инфицирования децидуальных тканей и прилегающих ворсинок плаценты. Риск осложнений инфекции увеличивается не только для плода, но и для матери, поскольку увеличивается время после разрыва плодных оболочек.

    Влияние на плод

    Инфекция плода, вызванная вертикальной передачей, может иметь различное влияние на плод.Это может привести к рождению нормального младенца или может привести к выкидышу, мертворождению, недоношенности, низкому весу при рождении, аномалиям развития, врожденным заболеваниям и / или стойкой неонатальной инфекции.

    Выкидыши и мертворождения

    Материнские инфекции, вызываемые большинством организмов, которые могут проникать через плаценту, включая краснуху, сифилис, токсоплазмоз, цитомегаловирус и вирус простого герпеса, могут привести к выкидышам или мертворождению. Однако следует подчеркнуть, что инфекции плода не являются причиной повторного невынашивания беременности.

    Ограничение роста плода

    Раннее начало (<24 недель), тяжелое (<5-го перцентиля), симметричное ограничение роста плода и / или связанные с ним ультразвуковые маркеры, такие как эхогенность и кальциноз мозга и / или печени и водянка, указывающая на инфицирование плода цитомегаловирусом , токсоплазмоз, краснуха и ветряная оспа требуют специального ПЦР-теста околоплодных вод в случае инфицирования матери на основании серологических тестов и тестов на авидность. Также было показано, что инфекция краснухи у матери приводит к недоношенности младенцев.Механизм этого, по-видимому, наиболее непосредственно связан с вирусным ингибированием размножения клеток путем вмешательства в митотическую активность. Вирус также вызывает облитерирующую ангиопатию мелких кровеносных сосудов и капилляров, а при хронической инфекции имеет место прогрессирующее повреждение сосудистой сети плаценты.

    Структурные аномалии

    Неопровержимо доказано, что краснуха и цитомегаловирус действуют как тератогены у плода. Врожденная инфекция может повлиять на любую систему.Аномалии включают нарушения центральной нервной системы и сердечно-сосудистой системы, глухоту и умственную отсталость. Кроме того, катаракта связана с краснухой, а хориоретинит — с цитомегаловирусными инфекциями. Период беременности имеет решающее значение для воздействия, которое он оказывает на плод. Краснуха не оказывает никакого воздействия, если заразилась в третьем триместре, а врожденный сифилис можно предотвратить, если мать лечится до 16-й недели беременности.

    Стойкая послеродовая инфекция

    Было показано, что вирус краснухи, цитомегаловирус, вирус простого герпеса, вирус ветряной оспы и опоясывающего герпеса и Toxoplasma gondii выживают у младенцев (и могут быть изолированы от них) в течение не только месяцев, но и лет после рождения.Устойчивость этих организмов может привести к заболеванию, и механизмы, с помощью которых одни младенцы сопротивляются последствиям инфекции, а другие нет, до конца не изучены.

    Диагностика

    Осведомленность о влиянии инфекций плода растет, и это вызвало необходимость в обновлении методов диагностики внутриутробных инфекций. Результаты сонографии плода и серология для идентификации конкретного инфекционного агента обычно используются для пренатальной диагностики проявлений инфекций у плода.Традиционно основой диагностики инфекций плода является выявление микроорганизмов с помощью посевов, иммунологических методов и специальных методов молекулярной биологии. Проявления инфекции плода могут быть прямыми, такими как порок развития плода и / или смерть плода, которые могли бы произойти к тому времени, когда инфекция будет подтверждена посевом или другими гистопатологическими методами, или косвенными, такими как ограничение внутриутробного развития или кальцификация органов плода.

    Ультразвук — это полезный метод обнаружения почти всех аномалий плода, типичных для внутриутробной инфекции, и считается самым безопасным, наименее инвазивным и эффективным способом обнаружения и мониторинга дородовых инфекций.Ультразвук может показать некоторые неспецифические данные, указывающие на врожденные инфекции, такие как ограничение роста плода, вентрикуломегалия или внутричерепные кальцификации, которые требуют дальнейшего исследования для подтверждения. Кроме того, ответ на терапию оценивается с помощью ультразвука при инфекциях, таких как парвовирус, для оценки разрешения водянки. 3D-ультразвук улучшает обнаружение аномалий плода, таких как заячья губа, поражения головного мозга, пороки развития конечностей и структурные пороки сердца, связанные с инфекциями плода. Таким образом, использование ультразвука для обнаружения маркеров инфекции поможет клиницистам точно идентифицировать возбудителя, коррелировать с дородовым и послеродовым синдромом, связанным с ним, и помочь в уменьшении проблемы неблагоприятного исхода, который может произойти при неожиданной или недиагностированной инфекции плода. .

    Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM. Интерпретация результатов может быть трудной, особенно в отсутствие преморбидного образца, так что сероконверсию с отрицательного IgG на положительный IgG невозможно. Здесь возникает роль поиска четырехкратного увеличения титра IgG и тестирования авидности, где низкая авидность указывает на недавнюю инфекцию, а высокая авидность дает уверенность в старой инфекции.Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Инфекция плода подтверждается посевом околоплодных вод или ПЦР, а чувствительность ПЦР приближается к 100% при сроках беременности> 21 недели.

    Обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании результата. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией. В настоящее время практикуются трансплацентарная терапия сифилиса, АРВ для профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку.

    Скрининг в дородовой период

    Скрининг является обязательным при определенных инфекциях, поскольку передачу от матери ребенку можно предотвратить и эффективно лечить.

    Скрининг на сифилис во время беременности является обязательным для выявления женщин с активным сифилисом и предложения лечения их собственной инфекции. Скрининг на краснуху на IgG должен быть частью дородового протокола. В случае подозрения на краснуху следует измерить титры IgG и IgM, даже если у пациента ранее был положительный результат на IgG к краснухе.

    Универсальное бесплатное серологическое тестирование на вирус гепатита B должно быть предложено всем беременным женщинам на основе отказа, чтобы инфицированным женщинам было предложено эффективное послеродовое вмешательство для снижения риска MCT.

    И Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG), и CDC рекомендуют подход «отказа от участия», чтобы обеспечить регулярный скрининг на ВИЧ для всех беременных женщин, в идеале выполняемый при первом дородовом посещении. CDC также рекомендует повторное тестирование в третьем триместре, указывая на его экономическую эффективность даже в регионах с низкой распространенностью.

    Скрининг на другие инфекции должен проводиться только на основании клинических подозрений и заражения.

    Внутриутробное лечение

    В случаях подозрения на внутриутробную инфекцию клиницисты должны быть знакомы с риском и спектром сопутствующих повреждений плода, преимуществами и ограничениями пренатальной диагностики и эффективностью потенциального лечения, чтобы определить соответствующий план лечения. .Необходимо рассмотреть две стратегии: предотвращение передачи инфекции или внутриутробное лечение.

    Лечение для профилактики инфекции у плода

    Лечение матери может в определенных условиях предотвращать вертикальную передачу инфекции плоду.

    При токсоплазмозе спирамицин, вводимый матери, снижает риск инфицирования плода на 60–70%. Если первичная материнская инфекция подтверждена до 16 недель беременности, эмпирическое лечение должно быть начато до амниоцентеза, поскольку чем больше интервал между сероконверсией матери и началом лечения, тем выше вероятность передачи инфекции плода.

    Необходимо обеспечить иммунопрофилактику новорожденным, рожденным от инфицированных матерей, включая вакцину против гепатита В и иммуноглобулин против гепатита В, в течение 12 часов после рождения. Существует роль скрининга всех HBsAg-положительных женщин на ДНК HBV для определения использования противовирусной терапии, когда ДНК HBV> 200000 МЕ / мл.

    Ранняя высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) изменила парадигму предотвращения перинатальной передачи ВИЧ.

    Мать, инфицированная ветряной оспой, должна получать ацикловир перорально в дозе 15 мг / кг каждые 8 ​​ч до появления сыпи для лечения заболевания и снижения частоты осложнений.Женщины, подвергшиеся воздействию VZV, должны получать иммуноглобулин через 72–96 часов воздействия. Если роды происходят за 7 дней до или после появления сыпи, следует назначить ВЗИГ.

    Стратегии профилактики врожденной ЦМВ-инфекции, включая использование гипериммунного глобулина и разработку материнской вакцины, еще не дали положительных результатов.

    Прерывание беременности или ультразвуковое наблюдение — это то, что обычно практикуется в случае синдрома врожденной краснухи из-за очень высокого риска врожденных аномалий при отсутствии доступных вариантов лечения.

    Внутриутробное лечение

    Инфекция парвовирусом B19, приводящая к водянке плода и анемии плода, нацелена на внутриутробное переливание крови, если гемоглобин плода ниже среднего гестационного возраста, так как это снижает риск гибели плода (OR 0,14; 95% CI 0,02 –0,96).

    Заключение

    Подход к пренатальной диагностике врожденной инфекции зависит от срока беременности и вероятного инфекционного агента. Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM.Тестирование авидности помогает отличить старую инфекцию от недавно перенесенной. Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Более того, обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании исхода для ребенка. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией.

    Сноски

    Примечание издателя

    Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

    Внутриутробные инфекции плода: доступные подходы

    J Fetal Med. 2020; 7 (1): 5–8.

    1 и 2

    Ватсала Дадвал

    1 AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    Рима Кумар Бхатт

    2 Армейский госпиталь Исследования и направления, Нью-Дели

    , Дели

    Индия

    AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    2 Армейский госпиталь Исследования и направление, Нью-Дели, Дели Индия

    Автор для переписки.

    Эта статья сделана доступной через Подмножество открытого доступа PMC для неограниченного повторного использования в исследованиях и вторичного анализа в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника. Эти разрешения предоставляются на период, пока Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 глобальной пандемией.

    Введение

    Инфекции во время беременности представляют собой дилемму ведения, поскольку лечение направлено на двух пациенток: инфицированную женщину и развивающийся плод.Вопросы, которые следует учитывать, — это риск передачи инфекции плоду, диагностика внутриутробной инфекции, вмешательства для возможной профилактики / лечения внутриутробных инфекций плода, диагностика инфекции у новорожденного и, в конечном итоге, послеродовое ведение новорожденного. Инфицированный новорожденный может быть нормальным или может демонстрировать аномальный рост, пороки развития, задержку неврологического развития и долгосрочные последствия или множественные клинические и лабораторные отклонения.

    Сценарии, специфичные для конкретного инфекционного агента, были собраны в этом выпуске Journal of Fetal Medicine группой экспертов-практиков, и есть надежда, что этот сборник послужит готовым справочным материалом как для практикующих, так и для экспертов.Этот раздел предлагает другую перспективу и работает в обратном направлении от клинической презентации к выполнимому лечению.

    Инфекции с риском перинатальной передачи включают сифилис, ветряную оспу, краснуху, цитомегаловирус (ЦМВ), токсоплазмоз, парвовирус и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Эти инфекции могут иметь краткосрочные и долгосрочные последствия. Многие врожденные инфекции при рождении протекают бессимптомно. Некоторые врожденные инфекции можно успешно предотвратить при своевременном применении адекватных стратегий.

    Для эффективного лечения перинатальных инфекций необходима ясность по ряду вопросов, не только для принятия решений, но и для адекватного консультирования:

    1. Каков процент беременных, которые могут заболеть?

    2. Как часто вертикальная передача инфекции происходит у плода?

    3. В каком триместре поражение сильнее всего?

    4. С какой частотой это поражение серьезно и навсегда влияет на плод?

    5. Как мы можем диагностировать инфицирование плода?

    6. Есть ли способ предотвратить перинатальное поражение или вылечить внутриутробно?

    Внутриутробные инфекции плода могут возникать несколькими путями.Наиболее вероятный путь внутриутробного заражения при беременности — трансплацентарный путь. Организмы, полученные трансплацентарным путем, достигают кровоснабжения плода и затем фильтруются печенью и селезенкой плода. Следовательно, обнаружение микроорганизмов в печени или селезенке плода при вскрытии может быть использовано как доказательство перинатальной инфекции. У живорожденного младенца, инфицированного гематогенно, могут быть признаки сепсиса, менингита или инфекции сердца, надпочечников, печени или селезенки.Инфекция также может возникнуть в результате аспирации плода околоплодных вод, которые были загрязнены в результате миграции организмов через плодные оболочки или после инфицирования децидуальных тканей и прилегающих ворсинок плаценты. Риск осложнений инфекции увеличивается не только для плода, но и для матери, поскольку увеличивается время после разрыва плодных оболочек.

    Влияние на плод

    Инфекция плода, вызванная вертикальной передачей, может иметь различное влияние на плод.Это может привести к рождению нормального младенца или может привести к выкидышу, мертворождению, недоношенности, низкому весу при рождении, аномалиям развития, врожденным заболеваниям и / или стойкой неонатальной инфекции.

    Выкидыши и мертворождения

    Материнские инфекции, вызываемые большинством организмов, которые могут проникать через плаценту, включая краснуху, сифилис, токсоплазмоз, цитомегаловирус и вирус простого герпеса, могут привести к выкидышам или мертворождению. Однако следует подчеркнуть, что инфекции плода не являются причиной повторного невынашивания беременности.

    Ограничение роста плода

    Раннее начало (<24 недель), тяжелое (<5-го перцентиля), симметричное ограничение роста плода и / или связанные с ним ультразвуковые маркеры, такие как эхогенность и кальциноз мозга и / или печени и водянка, указывающая на инфицирование плода цитомегаловирусом , токсоплазмоз, краснуха и ветряная оспа требуют специального ПЦР-теста околоплодных вод в случае инфицирования матери на основании серологических тестов и тестов на авидность. Также было показано, что инфекция краснухи у матери приводит к недоношенности младенцев.Механизм этого, по-видимому, наиболее непосредственно связан с вирусным ингибированием размножения клеток путем вмешательства в митотическую активность. Вирус также вызывает облитерирующую ангиопатию мелких кровеносных сосудов и капилляров, а при хронической инфекции имеет место прогрессирующее повреждение сосудистой сети плаценты.

    Структурные аномалии

    Неопровержимо доказано, что краснуха и цитомегаловирус действуют как тератогены у плода. Врожденная инфекция может повлиять на любую систему.Аномалии включают нарушения центральной нервной системы и сердечно-сосудистой системы, глухоту и умственную отсталость. Кроме того, катаракта связана с краснухой, а хориоретинит — с цитомегаловирусными инфекциями. Период беременности имеет решающее значение для воздействия, которое он оказывает на плод. Краснуха не оказывает никакого воздействия, если заразилась в третьем триместре, а врожденный сифилис можно предотвратить, если мать лечится до 16-й недели беременности.

    Стойкая послеродовая инфекция

    Было показано, что вирус краснухи, цитомегаловирус, вирус простого герпеса, вирус ветряной оспы и опоясывающего герпеса и Toxoplasma gondii выживают у младенцев (и могут быть изолированы от них) в течение не только месяцев, но и лет после рождения.Устойчивость этих организмов может привести к заболеванию, и механизмы, с помощью которых одни младенцы сопротивляются последствиям инфекции, а другие нет, до конца не изучены.

    Диагностика

    Осведомленность о влиянии инфекций плода растет, и это вызвало необходимость в обновлении методов диагностики внутриутробных инфекций. Результаты сонографии плода и серология для идентификации конкретного инфекционного агента обычно используются для пренатальной диагностики проявлений инфекций у плода.Традиционно основой диагностики инфекций плода является выявление микроорганизмов с помощью посевов, иммунологических методов и специальных методов молекулярной биологии. Проявления инфекции плода могут быть прямыми, такими как порок развития плода и / или смерть плода, которые могли бы произойти к тому времени, когда инфекция будет подтверждена посевом или другими гистопатологическими методами, или косвенными, такими как ограничение внутриутробного развития или кальцификация органов плода.

    Ультразвук — это полезный метод обнаружения почти всех аномалий плода, типичных для внутриутробной инфекции, и считается самым безопасным, наименее инвазивным и эффективным способом обнаружения и мониторинга дородовых инфекций.Ультразвук может показать некоторые неспецифические данные, указывающие на врожденные инфекции, такие как ограничение роста плода, вентрикуломегалия или внутричерепные кальцификации, которые требуют дальнейшего исследования для подтверждения. Кроме того, ответ на терапию оценивается с помощью ультразвука при инфекциях, таких как парвовирус, для оценки разрешения водянки. 3D-ультразвук улучшает обнаружение аномалий плода, таких как заячья губа, поражения головного мозга, пороки развития конечностей и структурные пороки сердца, связанные с инфекциями плода. Таким образом, использование ультразвука для обнаружения маркеров инфекции поможет клиницистам точно идентифицировать возбудителя, коррелировать с дородовым и послеродовым синдромом, связанным с ним, и помочь в уменьшении проблемы неблагоприятного исхода, который может произойти при неожиданной или недиагностированной инфекции плода. .

    Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM. Интерпретация результатов может быть трудной, особенно в отсутствие преморбидного образца, так что сероконверсию с отрицательного IgG на положительный IgG невозможно. Здесь возникает роль поиска четырехкратного увеличения титра IgG и тестирования авидности, где низкая авидность указывает на недавнюю инфекцию, а высокая авидность дает уверенность в старой инфекции.Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Инфекция плода подтверждается посевом околоплодных вод или ПЦР, а чувствительность ПЦР приближается к 100% при сроках беременности> 21 недели.

    Обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании результата. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией. В настоящее время практикуются трансплацентарная терапия сифилиса, АРВ для профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку.

    Скрининг в дородовой период

    Скрининг является обязательным при определенных инфекциях, поскольку передачу от матери ребенку можно предотвратить и эффективно лечить.

    Скрининг на сифилис во время беременности является обязательным для выявления женщин с активным сифилисом и предложения лечения их собственной инфекции. Скрининг на краснуху на IgG должен быть частью дородового протокола. В случае подозрения на краснуху следует измерить титры IgG и IgM, даже если у пациента ранее был положительный результат на IgG к краснухе.

    Универсальное бесплатное серологическое тестирование на вирус гепатита B должно быть предложено всем беременным женщинам на основе отказа, чтобы инфицированным женщинам было предложено эффективное послеродовое вмешательство для снижения риска MCT.

    И Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG), и CDC рекомендуют подход «отказа от участия», чтобы обеспечить регулярный скрининг на ВИЧ для всех беременных женщин, в идеале выполняемый при первом дородовом посещении. CDC также рекомендует повторное тестирование в третьем триместре, указывая на его экономическую эффективность даже в регионах с низкой распространенностью.

    Скрининг на другие инфекции должен проводиться только на основании клинических подозрений и заражения.

    Внутриутробное лечение

    В случаях подозрения на внутриутробную инфекцию клиницисты должны быть знакомы с риском и спектром сопутствующих повреждений плода, преимуществами и ограничениями пренатальной диагностики и эффективностью потенциального лечения, чтобы определить соответствующий план лечения. .Необходимо рассмотреть две стратегии: предотвращение передачи инфекции или внутриутробное лечение.

    Лечение для профилактики инфекции у плода

    Лечение матери может в определенных условиях предотвращать вертикальную передачу инфекции плоду.

    При токсоплазмозе спирамицин, вводимый матери, снижает риск инфицирования плода на 60–70%. Если первичная материнская инфекция подтверждена до 16 недель беременности, эмпирическое лечение должно быть начато до амниоцентеза, поскольку чем больше интервал между сероконверсией матери и началом лечения, тем выше вероятность передачи инфекции плода.

    Необходимо обеспечить иммунопрофилактику новорожденным, рожденным от инфицированных матерей, включая вакцину против гепатита В и иммуноглобулин против гепатита В, в течение 12 часов после рождения. Существует роль скрининга всех HBsAg-положительных женщин на ДНК HBV для определения использования противовирусной терапии, когда ДНК HBV> 200000 МЕ / мл.

    Ранняя высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) изменила парадигму предотвращения перинатальной передачи ВИЧ.

    Мать, инфицированная ветряной оспой, должна получать ацикловир перорально в дозе 15 мг / кг каждые 8 ​​ч до появления сыпи для лечения заболевания и снижения частоты осложнений.Женщины, подвергшиеся воздействию VZV, должны получать иммуноглобулин через 72–96 часов воздействия. Если роды происходят за 7 дней до или после появления сыпи, следует назначить ВЗИГ.

    Стратегии профилактики врожденной ЦМВ-инфекции, включая использование гипериммунного глобулина и разработку материнской вакцины, еще не дали положительных результатов.

    Прерывание беременности или ультразвуковое наблюдение — это то, что обычно практикуется в случае синдрома врожденной краснухи из-за очень высокого риска врожденных аномалий при отсутствии доступных вариантов лечения.

    Внутриутробное лечение

    Инфекция парвовирусом B19, приводящая к водянке плода и анемии плода, нацелена на внутриутробное переливание крови, если гемоглобин плода ниже среднего гестационного возраста, так как это снижает риск гибели плода (OR 0,14; 95% CI 0,02 –0,96).

    Заключение

    Подход к пренатальной диагностике врожденной инфекции зависит от срока беременности и вероятного инфекционного агента. Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM.Тестирование авидности помогает отличить старую инфекцию от недавно перенесенной. Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Более того, обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании исхода для ребенка. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией.

    Сноски

    Примечание издателя

    Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

    Внутриутробные инфекции плода: доступные подходы

    J Fetal Med. 2020; 7 (1): 5–8.

    1 и 2

    Ватсала Дадвал

    1 AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    Рима Кумар Бхатт

    2 Армейский госпиталь Исследования и направления, Нью-Дели

    , Дели

    Индия

    AIIMS, Нью-Дели, Дели Индия

    2 Армейский госпиталь Исследования и направление, Нью-Дели, Дели Индия

    Автор для переписки.

    Эта статья сделана доступной через Подмножество открытого доступа PMC для неограниченного повторного использования в исследованиях и вторичного анализа в любой форме и любыми средствами с указанием первоисточника. Эти разрешения предоставляются на период, пока Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила COVID-19 глобальной пандемией.

    Введение

    Инфекции во время беременности представляют собой дилемму ведения, поскольку лечение направлено на двух пациенток: инфицированную женщину и развивающийся плод.Вопросы, которые следует учитывать, — это риск передачи инфекции плоду, диагностика внутриутробной инфекции, вмешательства для возможной профилактики / лечения внутриутробных инфекций плода, диагностика инфекции у новорожденного и, в конечном итоге, послеродовое ведение новорожденного. Инфицированный новорожденный может быть нормальным или может демонстрировать аномальный рост, пороки развития, задержку неврологического развития и долгосрочные последствия или множественные клинические и лабораторные отклонения.

    Сценарии, специфичные для конкретного инфекционного агента, были собраны в этом выпуске Journal of Fetal Medicine группой экспертов-практиков, и есть надежда, что этот сборник послужит готовым справочным материалом как для практикующих, так и для экспертов.Этот раздел предлагает другую перспективу и работает в обратном направлении от клинической презентации к выполнимому лечению.

    Инфекции с риском перинатальной передачи включают сифилис, ветряную оспу, краснуху, цитомегаловирус (ЦМВ), токсоплазмоз, парвовирус и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). Эти инфекции могут иметь краткосрочные и долгосрочные последствия. Многие врожденные инфекции при рождении протекают бессимптомно. Некоторые врожденные инфекции можно успешно предотвратить при своевременном применении адекватных стратегий.

    Для эффективного лечения перинатальных инфекций необходима ясность по ряду вопросов, не только для принятия решений, но и для адекватного консультирования:

    1. Каков процент беременных, которые могут заболеть?

    2. Как часто вертикальная передача инфекции происходит у плода?

    3. В каком триместре поражение сильнее всего?

    4. С какой частотой это поражение серьезно и навсегда влияет на плод?

    5. Как мы можем диагностировать инфицирование плода?

    6. Есть ли способ предотвратить перинатальное поражение или вылечить внутриутробно?

    Внутриутробные инфекции плода могут возникать несколькими путями.Наиболее вероятный путь внутриутробного заражения при беременности — трансплацентарный путь. Организмы, полученные трансплацентарным путем, достигают кровоснабжения плода и затем фильтруются печенью и селезенкой плода. Следовательно, обнаружение микроорганизмов в печени или селезенке плода при вскрытии может быть использовано как доказательство перинатальной инфекции. У живорожденного младенца, инфицированного гематогенно, могут быть признаки сепсиса, менингита или инфекции сердца, надпочечников, печени или селезенки.Инфекция также может возникнуть в результате аспирации плода околоплодных вод, которые были загрязнены в результате миграции организмов через плодные оболочки или после инфицирования децидуальных тканей и прилегающих ворсинок плаценты. Риск осложнений инфекции увеличивается не только для плода, но и для матери, поскольку увеличивается время после разрыва плодных оболочек.

    Влияние на плод

    Инфекция плода, вызванная вертикальной передачей, может иметь различное влияние на плод.Это может привести к рождению нормального младенца или может привести к выкидышу, мертворождению, недоношенности, низкому весу при рождении, аномалиям развития, врожденным заболеваниям и / или стойкой неонатальной инфекции.

    Выкидыши и мертворождения

    Материнские инфекции, вызываемые большинством организмов, которые могут проникать через плаценту, включая краснуху, сифилис, токсоплазмоз, цитомегаловирус и вирус простого герпеса, могут привести к выкидышам или мертворождению. Однако следует подчеркнуть, что инфекции плода не являются причиной повторного невынашивания беременности.

    Ограничение роста плода

    Раннее начало (<24 недель), тяжелое (<5-го перцентиля), симметричное ограничение роста плода и / или связанные с ним ультразвуковые маркеры, такие как эхогенность и кальциноз мозга и / или печени и водянка, указывающая на инфицирование плода цитомегаловирусом , токсоплазмоз, краснуха и ветряная оспа требуют специального ПЦР-теста околоплодных вод в случае инфицирования матери на основании серологических тестов и тестов на авидность. Также было показано, что инфекция краснухи у матери приводит к недоношенности младенцев.Механизм этого, по-видимому, наиболее непосредственно связан с вирусным ингибированием размножения клеток путем вмешательства в митотическую активность. Вирус также вызывает облитерирующую ангиопатию мелких кровеносных сосудов и капилляров, а при хронической инфекции имеет место прогрессирующее повреждение сосудистой сети плаценты.

    Структурные аномалии

    Неопровержимо доказано, что краснуха и цитомегаловирус действуют как тератогены у плода. Врожденная инфекция может повлиять на любую систему.Аномалии включают нарушения центральной нервной системы и сердечно-сосудистой системы, глухоту и умственную отсталость. Кроме того, катаракта связана с краснухой, а хориоретинит — с цитомегаловирусными инфекциями. Период беременности имеет решающее значение для воздействия, которое он оказывает на плод. Краснуха не оказывает никакого воздействия, если заразилась в третьем триместре, а врожденный сифилис можно предотвратить, если мать лечится до 16-й недели беременности.

    Стойкая послеродовая инфекция

    Было показано, что вирус краснухи, цитомегаловирус, вирус простого герпеса, вирус ветряной оспы и опоясывающего герпеса и Toxoplasma gondii выживают у младенцев (и могут быть изолированы от них) в течение не только месяцев, но и лет после рождения.Устойчивость этих организмов может привести к заболеванию, и механизмы, с помощью которых одни младенцы сопротивляются последствиям инфекции, а другие нет, до конца не изучены.

    Диагностика

    Осведомленность о влиянии инфекций плода растет, и это вызвало необходимость в обновлении методов диагностики внутриутробных инфекций. Результаты сонографии плода и серология для идентификации конкретного инфекционного агента обычно используются для пренатальной диагностики проявлений инфекций у плода.Традиционно основой диагностики инфекций плода является выявление микроорганизмов с помощью посевов, иммунологических методов и специальных методов молекулярной биологии. Проявления инфекции плода могут быть прямыми, такими как порок развития плода и / или смерть плода, которые могли бы произойти к тому времени, когда инфекция будет подтверждена посевом или другими гистопатологическими методами, или косвенными, такими как ограничение внутриутробного развития или кальцификация органов плода.

    Ультразвук — это полезный метод обнаружения почти всех аномалий плода, типичных для внутриутробной инфекции, и считается самым безопасным, наименее инвазивным и эффективным способом обнаружения и мониторинга дородовых инфекций.Ультразвук может показать некоторые неспецифические данные, указывающие на врожденные инфекции, такие как ограничение роста плода, вентрикуломегалия или внутричерепные кальцификации, которые требуют дальнейшего исследования для подтверждения. Кроме того, ответ на терапию оценивается с помощью ультразвука при инфекциях, таких как парвовирус, для оценки разрешения водянки. 3D-ультразвук улучшает обнаружение аномалий плода, таких как заячья губа, поражения головного мозга, пороки развития конечностей и структурные пороки сердца, связанные с инфекциями плода. Таким образом, использование ультразвука для обнаружения маркеров инфекции поможет клиницистам точно идентифицировать возбудителя, коррелировать с дородовым и послеродовым синдромом, связанным с ним, и помочь в уменьшении проблемы неблагоприятного исхода, который может произойти при неожиданной или недиагностированной инфекции плода. .

    Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM. Интерпретация результатов может быть трудной, особенно в отсутствие преморбидного образца, так что сероконверсию с отрицательного IgG на положительный IgG невозможно. Здесь возникает роль поиска четырехкратного увеличения титра IgG и тестирования авидности, где низкая авидность указывает на недавнюю инфекцию, а высокая авидность дает уверенность в старой инфекции.Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Инфекция плода подтверждается посевом околоплодных вод или ПЦР, а чувствительность ПЦР приближается к 100% при сроках беременности> 21 недели.

    Обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании результата. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией. В настоящее время практикуются трансплацентарная терапия сифилиса, АРВ для профилактики передачи ВИЧ от матери ребенку.

    Скрининг в дородовой период

    Скрининг является обязательным при определенных инфекциях, поскольку передачу от матери ребенку можно предотвратить и эффективно лечить.

    Скрининг на сифилис во время беременности является обязательным для выявления женщин с активным сифилисом и предложения лечения их собственной инфекции. Скрининг на краснуху на IgG должен быть частью дородового протокола. В случае подозрения на краснуху следует измерить титры IgG и IgM, даже если у пациента ранее был положительный результат на IgG к краснухе.

    Универсальное бесплатное серологическое тестирование на вирус гепатита B должно быть предложено всем беременным женщинам на основе отказа, чтобы инфицированным женщинам было предложено эффективное послеродовое вмешательство для снижения риска MCT.

    И Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG), и CDC рекомендуют подход «отказа от участия», чтобы обеспечить регулярный скрининг на ВИЧ для всех беременных женщин, в идеале выполняемый при первом дородовом посещении. CDC также рекомендует повторное тестирование в третьем триместре, указывая на его экономическую эффективность даже в регионах с низкой распространенностью.

    Скрининг на другие инфекции должен проводиться только на основании клинических подозрений и заражения.

    Внутриутробное лечение

    В случаях подозрения на внутриутробную инфекцию клиницисты должны быть знакомы с риском и спектром сопутствующих повреждений плода, преимуществами и ограничениями пренатальной диагностики и эффективностью потенциального лечения, чтобы определить соответствующий план лечения. .Необходимо рассмотреть две стратегии: предотвращение передачи инфекции или внутриутробное лечение.

    Лечение для профилактики инфекции у плода

    Лечение матери может в определенных условиях предотвращать вертикальную передачу инфекции плоду.

    При токсоплазмозе спирамицин, вводимый матери, снижает риск инфицирования плода на 60–70%. Если первичная материнская инфекция подтверждена до 16 недель беременности, эмпирическое лечение должно быть начато до амниоцентеза, поскольку чем больше интервал между сероконверсией матери и началом лечения, тем выше вероятность передачи инфекции плода.

    Необходимо обеспечить иммунопрофилактику новорожденным, рожденным от инфицированных матерей, включая вакцину против гепатита В и иммуноглобулин против гепатита В, в течение 12 часов после рождения. Существует роль скрининга всех HBsAg-положительных женщин на ДНК HBV для определения использования противовирусной терапии, когда ДНК HBV> 200000 МЕ / мл.

    Ранняя высокоактивная антиретровирусная терапия (ВААРТ) изменила парадигму предотвращения перинатальной передачи ВИЧ.

    Мать, инфицированная ветряной оспой, должна получать ацикловир перорально в дозе 15 мг / кг каждые 8 ​​ч до появления сыпи для лечения заболевания и снижения частоты осложнений.Женщины, подвергшиеся воздействию VZV, должны получать иммуноглобулин через 72–96 часов воздействия. Если роды происходят за 7 дней до или после появления сыпи, следует назначить ВЗИГ.

    Стратегии профилактики врожденной ЦМВ-инфекции, включая использование гипериммунного глобулина и разработку материнской вакцины, еще не дали положительных результатов.

    Прерывание беременности или ультразвуковое наблюдение — это то, что обычно практикуется в случае синдрома врожденной краснухи из-за очень высокого риска врожденных аномалий при отсутствии доступных вариантов лечения.

    Внутриутробное лечение

    Инфекция парвовирусом B19, приводящая к водянке плода и анемии плода, нацелена на внутриутробное переливание крови, если гемоглобин плода ниже среднего гестационного возраста, так как это снижает риск гибели плода (OR 0,14; 95% CI 0,02 –0,96).

    Заключение

    Подход к пренатальной диагностике врожденной инфекции зависит от срока беременности и вероятного инфекционного агента. Важным общим шагом является подтверждение материнской инфекции, чаще всего серологически, путем тестирования на патоген-специфические IgG и IgM.Тестирование авидности помогает отличить старую инфекцию от недавно перенесенной. Риск передачи плоду и вероятность повреждения плода напрямую связаны с возбудителем и беременностью на момент инфицирования. Амниоцентез для проверки наличия РНК или ДНК с помощью ПЦР в большинстве случаев является основой диагностики инфекции плода, но время проведения теста по отношению к вероятной точке, в которой произошла передача, имеет решающее значение. Более того, обнаружение вируса само по себе не является синонимом повреждения плода, и отрицательный результат не исключает полностью возможность инфицирования плода.Ультразвуковое наблюдение является основным инструментом для определения степени повреждения, но оно также имеет ограничения в точном прогнозировании исхода для ребенка. Существует несколько вариантов лечения инфицированного плода, и в настоящее время они ограничиваются внутриутробным переливанием крови в случаях анемии, вызванной парвовирусной инфекцией.

    Сноски

    Примечание издателя

    Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

    Инфекции на границе раздела матери и плода: обзор патогенеза и защиты

  • 1.

    DeSilva, M. et al. Врожденные аномалии: определение случая и рекомендации по сбору, анализу и представлению данных о безопасности иммунизации. Вакцина 34 , 6015–6026 (2016).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 2.

    Boyle, B. et al. Оценка глобального бремени болезней из-за врожденной аномалии: анализ европейских данных. Arch. Дис. Ребенок. Fetal Neonatal Ed. 103 , F22 – F28 (2018).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 3.

    Кристиансон, А., Хоусон, К. и Моделл, Б. Марч оф Даймс. Глобальный отчет о врожденном пороке. Скрытая жертва умирающих детей и детей-инвалидов, (Фонд врожденных дефектов March of Dimes, 2006).

  • 4.

    Page, J. M. et al. Мертворождение, связанное с инфекцией у различных видов U.С. Когорт. Акушерство. Гинеколь. 134 , 1187–1196 (2019).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 5.

    Lawn, J. E. et al. Мертворождение: частота, факторы риска и ускорение к 2030 году. Lancet 387 , 587–603 (2016).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 6.

    МакКлюр, Э. М. и Гольденберг, Р. Л. Инфекция и мертворождение. Семин. Fetal Neonatal Med. 14 , 182–189 (2009).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 7.

    Фукс, Ю., Мани, А., Шульман, Ю., Бак, С., Шинар, С. Вклад инфекционного обследования в понимание мертворождения. Am. J. Perinatol. 38 , 377–382 (2021).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 8.

    Фьюмара, Н. Дж. Наследие сифилиса. Arch. Дерматол. 92 , 676–678 (1965).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 9.

    Crane, J. et al. Парвовирусная инфекция B19 при беременности. J. Obstet. Gynaecol. Жестяная банка. 36 , 1107–1116 (2014).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 10.

    Ромеро Р., Дей, С. К. и Фишер, С. Дж. Преждевременные роды: один синдром, множество причин. Наука 345 , 760–765 (2014).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 11.

    Venkatesh, K. K. et al. Связь хориоамнионита и его продолжительности с неонатальной заболеваемостью и смертностью. J. Perinatol. 39 , 673–682 (2019).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 12.

    Stoll, B.J. et al. Изменения патогенов, вызывающих ранний сепсис у младенцев с очень низкой массой тела при рождении. N. Engl. J. Med. 347 , 240–247 (2002).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 13.

    О, Дж. У., Парк, К. В., Мун, К. С., Парк, Дж. С. и Джун, Дж. К. Взаимосвязь между прогрессированием воспаления в пуповине, воспалительной реакцией плода, ранним неонатальным сепсисом и хориоамнионитом. PLoS ONE 14 , e0225328 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 14.

    Stoll, B.J. et al. Ранний неонатальный сепсис 2015–2017 гг., Рост числа Escherichia coli и необходимость в новых стратегиях профилактики. JAMA Pediatr. 174 , e200593 (2020).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 15.

    Nahmias, A.J., Walls, K. W., Stewart, J. A., Herrmann, K. L. & Flynt, W. J. Комплексные перинатальные инфекции ToRCH, связанные с токсоплазмой и краснухой, цитомеголом и вирусами простого герпеса. Pediatr. Res. 5 , 405–406 (1971).

    Артикул

    Google ученый

  • 16.

    Андер, С. Э., Даймонд, М. С. и Койн, С. Б. Иммунные ответы на границе раздела матери и плода. Sci. Иммунол. 4 , eaat6114 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 17.

    Малтепе Э., Бакарджиев А. И. и Фишер С. Дж. Плацента: транскрипционная, эпигенетическая и физиологическая интеграция во время развития. J. Clin. Инвестировать. 120 , 1016–1025 (2010).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 18.

    Knöfler, M. et al. Развитие плаценты и трофобласта человека: ключевые молекулярные механизмы и модельные системы. Cell. Мол. Life Sci. 76 , 405–406 (2019).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 19.

    Thomas, J. R. et al. Фенотипическая и функциональная характеристика плацентарных макрофагов человека в первом триместре, клетки Хофбауэра. J. Exp. Med. 218 , e20200891 (2020).

    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 20.

    Эллери, П. М., Циндрова-Дэвис, Т., Жоно, Э., Фергюсон-Смит, А. К. и Бертон, Г. Дж. Доказательства транскрипционной активности синцитиотрофобласта плаценты человека. Плацента 30 , 329–334 (2009).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 21.

    Гуттман, Дж. А. и Финлей, Б. Б. Плотные соединения как мишени для инфекционных агентов. Biochim. Биофиз.Acta 1788 , 832–841 (2009).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 22.

    Зельдович В.Б. и др. Плацентарный синцитий образует биофизический барьер против проникновения патогенов. PLoS Pathog. 9 , 1–10 (2013).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 23.

    Ander, S. E. et al. Плацентарные синцитиотрофобласты человека ограничивают прикрепление и репликацию Toxoplasma gondii и отвечают на инфекцию, продуцируя иммуномодулирующие хемокины. мБио 9 , e01678-17 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 24.

    Роббинс, Дж. Р., Скшипчинска, К. М., Зельдович, В. Б., Капидзич, М. и Бакарджиев, А. И. Плацентарный синцитиотрофобласт представляет собой главный барьер для вертикальной передачи Listeria monocytogenes . PLoS Pathog. 6 , e1000732 (2010).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 25.

    Delorme-Axford, E. et al. Плацентарные трофобласты человека придают реципиентным клеткам вирусную устойчивость. Proc. Natl Acad. Sci. США 110 , 12048–12053 (2013).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 26.

    Delorme-Axford, E., Sadovsky, Y. & Coyne, C. B. Зависимое от киназы семейства липидных рафтов и src проникновение вируса Коксаки В в трофобласты плаценты человека. Дж.Virol. 87 , 8569–8581 (2013).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 27.

    Stein, K. R. et al. CD46 способствует проникновению и распространению цитомегаловируса человека. Nat. Commun. 10 , 2699 (2019).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 28.

    Хеммингс, Д.Г., Килани, Р., Никифорук, К., Прейксаитис, Дж. И Гильберт, Л. Дж. Допустимая цитомегаловирусная инфекция первичных ворсинок и трофобластов первого триместра. J. Virol. 72 , 4970–4979 (1998).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 29.

    Vento-Tormo, R. et al. Одноклеточная реконструкция ранней границы раздела матери и плода у людей. Природа 563 , 347–353 (2018).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 30.

    Pique-Regi, R. et al. Одноклеточные транскрипционные сигнатуры плаценты человека при доношенных и преждевременных родах. eLife 8 , e52004 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 31.

    Ринальди, С.Ф., Макиева, С., Сондерс, П.Т., Росси, А. Г. и Норман, Дж. Э. Иммуноклеточный и транскриптомный анализ децидуальной оболочки человека при доношенных и преждевременных родах. Мол. Гм. Репродукция. 23 , 708–724 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 32.

    Hamilton, S. et al. Макрофаги проникают в децидуальную оболочку человека и крысы во время доношенных и преждевременных родов: доказательства того, что воспаление децидуальной оболочки предшествует родам1. Biol. Репродукция. 86 , 39 (2012).

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 33.

    Kwan, M. et al. Динамические изменения популяции децидуальных лейкоцитов матери с первого по второй триместр беременности. Плацента 35 , 1027–1034 (2014).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 34.

    Смит, С.Д., Дунк, К. Е., Аплин, Дж. Д., Харрис, Л. К. и Джонс, Р. Л. Доказательства участия иммунных клеток в ремоделировании децидуальной спиральной артериолы на ранних сроках беременности человека. Am. J. Pathol. 174 , 1959–1971 (2009).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 35.

    Харрис, Л. К., Бенаджиано, М., Д’Элиос, М. М., Бросенс, И. и Бенаджиано, Г. Исследование плацентарного ложа: II. Функциональные и иммунологические исследования плацентарного ложа. Am. J. Obstet. Гинеколь. 221 , 457–469 (2019).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 36.

    Перейра Л. и Майджи Е. Цитомегаловирусная инфекция в плаценте человека: материнский иммунитет и рецепторы, регулируемые развитием трофобластов, сходятся. Curr. Верхний. Microbiol. Иммунол. 325 , 383–395 (2008).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 37.

    Weisblum, Y. et al. Вирус Зика поражает децидуальные ткани матери в раннем и среднем сроке беременности человека, вызывая различные врожденные тканевые реакции на стыке матери и плода. J. Virol. 91 , e01905 – e01916 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 38.

    Риццуто, Г., Тальяни, Э., Манандхар, П., Эрлебахер, А. и Бакарджиев, А. I. Ограниченная колонизация, подорванная неадекватными ранними иммунными ответами, определяет динамику децидуального листериоза. Заражение. Иммун. 85 , e00153–17 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 39.

    Нин Ф., Лю Х. и Лэш Г. Э. Роль децидуальных макрофагов при нормальной и патологической беременности. Am. J. Reprod. Иммунол. 75 , 298–309 (2016).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 40.

    Jiang, X., Du, M. R., Li, M. & Wang, H. Три подгруппы макрофагов идентифицированы в матке на ранних сроках беременности человека. Cell. Мол. Иммунол. 15 , 1027–1037 (2018).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 41.

    Crespo, Â. C. et al. Децидуальные NK-клетки переносят гранулизин для избирательного уничтожения бактерий в трофобластах. Ячейка 182 , 1125–1139.e18 (2020).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 42.

    Rogers, L. M. et al. PGE2, происходящий из децидуальных стромальных клеток, регулирует реакцию макрофагов на микробную угрозу. Am. J. Reprod. Иммунол. 80 , e13032 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 43.

    Croxatto, D. et al. Стромальные клетки децидуальной оболочки человека оказывают сильное ингибирующее действие на функцию NK-клеток и дифференцировку дендритных клеток. PLoS ONE 9 , e89006 (2014).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 44.

    Castro-Leyva, V. et al. Децидуализация, опосредованная стероидными гормонами, модулирует врожденный иммунитет в ответ на стрептококковую инфекцию группы B in vitro. Gynecol. Акушерство. Инвестировать. 82 , 592–600 (2017).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 45.

    Xu, X. et al. Хемоаттрактантный белок-1 моноцитов, секретируемый децидуальными стромальными клетками, ингибирует цитотоксичность NK-клеток за счет повышения экспрессии SOCS3. PLoS ONE 7 , e41869 (2012).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 46.

    Guzeloglu-Kayisli, O. et al. Децидуальные клетки, инфицированные вирусом Зика, вызывают зависящий от гестационного возраста врожденный иммунный ответ и преувеличивают вседозволенность трофобласта вируса Зика: значение для вертикальной передачи. J. Immunol. 205 , 3083–3094 (2020).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 47.

    Табата, Т., Петитт, М., Фанг-Гувер, Дж. И Перейра, Л. Обзор клеточного иммунного ответа на цитомегаловирусную инфекцию человека в микроокружении маточно-плацентарного интерфейса. Med. Microbiol. Иммунол. 208 , 475–485 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 48.

    Bortolotti, D. et al. Инфекция вирусом простого герпеса 1 человека МСК, происходящих из децидуальной ткани эндометрия, изменяет экспрессию HLA-G и иммуносупрессивные функции. Hum. Иммунол. 79 , 800–808 (2018).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 49.

    Deshmukh, H. & Way, S. S. Иммунологические основы рецидивной потери плода и осложнений беременности. Annu. Преподобный Патол. Мех. Дис. 14 , 185–210 (2019).

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 50.

    Рейес, Л. и Голос, Т. Г. Клетки Хофбауэра: их роль в здоровой и осложненной беременности. Перед. Иммунол. 9 , 2628 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 51.

    Bayer, A. et al. Интерфероны типа III, продуцируемые трофобластами плаценты человека, обеспечивают защиту от заражения вирусом Зика. Клеточный микроб-хозяин 19 , 705–712 (2016).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 52.

    Корри, Дж., Арора, Н., Гуд, К. А., Садовский, Ю. и Койн, С. Б. Органотипические модели опосредованной интерфероном защиты типа III от вирусных инфекций Зика на границе раздела матери и плода. Proc. Natl Acad. Sci. США 114 , 9433–9438 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 53.

    Jagger, B. W. et al. Гестационная стадия и передача сигналов IFN-λ регулируют инфекцию ZIKV внутриутробно. Cell Host Microbe 22 , 366–376.e3 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 54.

    Chen, J. et al. Исходы врожденной болезни Зика зависят от времени инфицирования и действия интерферона матери и плода. Cell Rep. 21 , 1588–1599 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 55.

    Bayer, A. et al. МикроРНК хромосомы 19 проявляют противовирусную активность независимо от передачи сигналов интерферона III типа. Плацента 61 , 33–38 (2018).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 56.

    Bayer, A. et al. Человеческие трофобласты придают устойчивость к вирусам, вызывающим перинатальную инфекцию. Am. J. Obstet. Гинеколь. 212 , 71.e1–71.e8 (2015).

    CAS
    Статья

    Google ученый

  • 57.

    Dumont, T. M. F. et al. Уровень экспрессии миРНК C19MC на ранних сроках беременности и в ответ на вирусную инфекцию. Плацента 53 , 23–29 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 58.

    Yockey, L.J. et al. Интерфероны типа I провоцируют гибель плода после инфицирования вирусом Зика. Sci. Иммунол. 3 , eaao1680 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 59.

    Buchrieser, J. et al. Белки IFITM подавляют образование синцитиотрофобластов плаценты и способствуют гибели плода. Наука 365 , 176–180 (2019).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 60.

    Zani, A. et al.Интерферон-индуцированные трансмембранные белки ингибируют слияние клеток, опосредованное синцитинами трофобластов. J. Biol. Chem. 294 , 19844–19851 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 61.

    Роббинс, Дж. Р., Зельдович, В. Б., Поукчанский, А., Бутройд, Дж. К., Бакарджиев, А. И. Тканевые барьеры плаценты человека для инфицирования Toxoplasma gondii . Заражение.Иммун. 80 , 418–428 (2012).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 62.

    Megli, C., Morosky, S., Rajasundaram, D. & Coyne, C. B. Передача сигналов инфламмасом в трофобластах плаценты человека регулирует иммунную защиту против инфекции Listeria monocytogenes . J. Exp. Med. 218 , e20200649 (2021).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 63.

    Reis, A. S. et al. Активация инфламмасом и передача сигналов IL-1 во время плацентарной малярии приводят к плохим исходам беременности. Sci. Adv. 6 , eaax6346 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 64.

    Thomas, J. et al. Вспышка листериоза в ЮАР связана с обработанным мясом. N. Engl. J. Med. 382 , 632–643 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 65.

    Чан Б. Т., Хохманн Э., Баршак М. Б. и Пуккила-Уорли Р. Лечение листериоза в первом триместре беременности. Emerg. Заразить. Дис. 19 , 839–841 (2013).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 66.

    Чан, Л. М., Линь, Х. и Сяо, С. М. Успешное лечение материнской бактериемии Listeria monocytogenes в первом триместре беременности: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Тайвань. J. Obstet. Гинеколь. 57 , 462–463 (2018).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 67.

    Аль-Тауфик, Дж. А. Listeria monocytogenes бактериемия при беременности двойней с дифференциальным исходом: плод папируса и доношенные роды. J. Microbiol. Иммунол. Заразить. 41 , 433–436 (2008).

    PubMed

    Google ученый

  • 68.

    Милонакис, Э., Палиу, М., Хоманн, Э. Л., Колдервуд, С. Б. и Винг, Э. Дж. Листериоз во время беременности: серия случаев и обзор 222 случаев. Медицина 81 , 260–269 (2002).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 69.

    Phelps, C.C. et al. Относительные роли листериолизина O, InlA и InlB в захвате Listeria monocytogenes клетками-хозяевами. Заражение. Иммун. 86 , e00555-18 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 70.

    Lecuit, M. et al. Нацеливание и пересечение материнско-фетального барьера человека с помощью Listeria monocytogenes : роль взаимодействия интерналина с E-кадгерином трофобласта. Proc. Natl Acad. Sci. США 101 , 6152–6157 (2004).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 71.

    Holch, A., Ingmer, H., Licht, T. R. & Gram, L. Listeria monocytogenes , кодирующие преждевременные стоп-кодоны inlA, проникают в мышей и плоды морских свинок у самок, получавших пероральные дозы. J. Med. Microbiol. 62 , 1799–1806 (2013).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 72.

    Disson, O. et al. Сопряженное действие двух видоспецифических белков инвазии при фетоплацентарном листериозе. Природа 455 , 1114–1118 (2008).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 73.

    Моррисон, Х. А., Лоу, Д., Роббинс, Дж. Р., Бакарджиев, А. I. Характеристика вирулентности in vivo ассоциированных с беременностью инфекций Listeria monocytogenes . Заражение. Иммун. 86 , e00397-18 (2018).

    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 74.

    Бакарджиев А.И., Териот, Дж. А. и Портной, Д. А. Listeria monocytogenes перемещается из материнских органов в плаценту и обратно. PLoS Pathog. 2 , 623–631 (2006).

    Google ученый

  • 75.

    Le Monnier, A. et al. ActA необходим для пересечения фетоплацентарного барьера с помощью Listeria monocytogenes . Заражение. Иммун. 75 , 950–957 (2007).

    PubMed
    Статья
    CAS
    PubMed Central

    Google ученый

  • 76.

    Faralla, C. et al. Listeria monocytogenes InlP взаимодействует с афадином и облегчает пересечение базальной мембраны. PLoS Pathog. 14 , e1007094 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 77.

    Parkash, V. et al. Иммуногистохимическое определение антигенов Listeria в плаценте при перинатальном листериозе. Внутр. J. Gynecol. Патол. 17 , 343–350 (1998).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 78.

    Wolfe, B. et al. Последствия инфекции плода в модели листериоза приматов, не относящихся к человеку. Перед. Microbiol. 10 , 2021 (2019).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 79.

    Радольф, Дж. Д.И Кумар С. Наружная мембрана Treponema pallidum . Curr. Темы Microbiol. Иммунол. 415 , 1–38 (2018).

    CAS

    Google ученый

  • 80.

    Gomez, G. B. et al. Материнский сифилис без лечения и неблагоприятные исходы беременности: систематический обзор и метаанализ. Бык. Всемирный орган здравоохранения. 91 , 217–226 (2013).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 81.

    Коренромп, Э. Л. и др. Глобальное бремя материнского и врожденного сифилиса и связанных с ним неблагоприятных исходов родов — оценки на 2016 г. и прогресс с 2012 г. PLoS ONE 14 , e0211720 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 82.

    Newman, L. et al. Глобальные оценки сифилиса у беременных и связанных с ними неблагоприятных исходов: анализ данных многонационального антенатального наблюдения. PLoS Med. 10 , e1001396 (2013).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 83.

    Пилинг, Р. У. и Хук, Э. У. Патогенез сифилиса: Великий подражатель, еще раз. J. Pathol. 208 , 224–232 (2006).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 84.

    Wicher, V.& Wicher, K. Повторный визит в патогенез сифилиса матери и плода. Clin. Заразить. Дис. 33 , 354–363 (2001).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 85.

    Rac, M. W. F. et al. Прогрессирование результатов ультразвукового исследования сифилиса плода после лечения матери. Am. J. Obstet. Гинеколь. 211 , 426.e1–426.e6 (2014).

    Артикул

    Google ученый

  • 86.

    Kimball, A. et al. Упущенные возможности профилактики врожденного сифилиса — США, 2018 г. MMWR 69 , 661–665 (2020).

    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 87.

    Balaji, G. & Kalaivani, S. Соблюдение закона Кассовица — поздний врожденный сифилис: перфорация неба и седловидная деформация носа как характерные черты. Индиан Дж. Секс. Трансм. Дис. 34 , 35–37 (2013).

    Артикул

    Google ученый

  • 88.

    Kassowitz, M. Die Vererbung der Syphilis (Kessinger Publishing, 1876).

  • 89.

    Дханаселви, Х. и Калаивани, С. Нелеченный поздний скрытый сифилис у обоих супругов с соблюдением закона Кассовица: неблагоприятные исходы беременности в постпенициллиновую эру. Индийский. J. Dermatol. 62 , 221–222 (2017).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 90.

    Wicher, V., Baughn, R.E. & Wicher, K. Врожденный и неонатальный сифилис у морских свинок демонстрирует различный характер иммунного ответа. Иммунология 82 , 404–409 (1994).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 91.

    Wicher, K., Abbruscato, F., Wicher, V., Baughn, R. & Noordhoek, G.T. Органы-мишени инфекции у морских свинок с приобретенным или врожденным сифилисом. Заражение.Иммун. 64 , 3174–3179 (1996).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 92.

    Sheffield, J. S. et al. Плацентарная гистопатология врожденного сифилиса. Акушерство. Гинеколь. 100 , 126–133 (2002).

    PubMed

    Google ученый

  • 93.

    Genest, D. R. et al. Диагностика врожденного сифилиса на основании исследования плаценты: сравнение гистопатологии, окраски Штейнера и полимеразной цепной реакции для ДНК Treponema pallidum . Hum. Патол. 27 , 366–372 (1996).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 94.

    Майлс, Т. Д., Элам, Г., Парк-Хванг, Э. и Нгуен, Т. Реакция Яриша-Герксхаймера и изменения в мониторинге плода у беременных женщин, лечившихся от сифилиса. Акушерство. Гинеколь. 92 , 859–864 (1998).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 95.

    Romero, R. et al. Роль воспаления и инфекции в преждевременных родах. Семин. Репродукция. Med. 25 , 21–39 (2007).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 96.

    Надь И., Пап К., Диксо Ф. и Арани И. Хориоамнионит по-прежнему является основной причиной преждевременных родов. Eur. J. Obstet. Гинеколь. Репродукция. Биол. 206 , e84 (2016).

    Артикул

    Google ученый

  • 97.

    Мендз, Г. Л., Каакуш, Н. О., Квинливан, Дж. А. Бактериальные этиологические агенты внутриамниотических инфекций и преждевременных родов у беременных. Перед. Клетка. Заразить. Microbiol. 3 , 58 (2013).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 98.

    Romero, R. et al. Стерильное и микробно-ассоциированное внутриамниотическое воспаление при преждевременном преждевременном разрыве плодных оболочек. Дж.Матерн. Фетальный. Neonatal Med. 28 , 1394–1409 (2015).

    PubMed
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 99.

    Schrag, S.J. et al. Популяционное сравнение стратегий профилактики стрептококковой инфекции группы B с ранним началом у новорожденных. N. Engl. J. Med. 347 , 233–239 (2002).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 100.

    Ayala, O. D. et al. Рамановская микроскопия позволяет дифференцировать перинатальные патогены на инфицированных ex vivo тканях мембран плода человека. J. Biophotonics 12 , e201800449 (2019).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 101.

    Верани, Дж. Р., Макги, Л., Шраг, С. Дж. И отдел бактериальных заболеваний, Национальный центр иммунизации и респираторных заболеваний, Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC).Профилактика перинатального стрептококкового заболевания группы B — пересмотренное руководство CDC, 2010 г. MMWR Recomm. Отчет 59 , 1–36 (2010).

    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 102.

    Doster, R. S., Sutton, J. A., Rogers, L. M., Aronoff, D. M. & Gaddy, J. A. Streptococcus agalactiae побуждает плацентарные макрофаги высвобождать внеклеточные ловушки, загруженные ферментами ремоделирования ткани, посредством механизма, зависимого от окислительного взрыва. мБио 9 , e02084-18 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 103.

    Kothary, V. et al. Группа B Streptococcus индуцирует рекрутирование нейтрофилов в ткани гестации и образование внеклеточных ловушек и пищевой иммунитет. Перед. Клетка. Заразить. Microbiol. 7 , 19 (2017).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 104.

    Армистед, Б., Олер, Э., Адамс Уолдорф, К. и Раджагопал, Л. Двойная жизнь группы B Streptococcus : бессимптомный колонизатор и сильный патоген. J. Mol. Биол. 431 , 2914–2931 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 105.

    Форнхаген, Дж., Адамс Вальдорф, К. М. и Раджагопал, Л. Перинатальные стрептококковые инфекции группы B: факторы вирулентности, иммунитет и стратегии профилактики. Trends Microbiol. 25 , 919–931 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 106.

    Галаск Р. П., Варнер М. В., Розмари Петцольд К. и Уилбур С. Л. Прикрепление бактерий к хориоамниотическим мембранам. Am. J. Obstet. Гинеколь. 148 , 915–928 (1984).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 107.

    Wilkie, G. L. et al. Микробиология и устойчивость к антибиотикам при послеродовой бактериемии. Акушерство. Гинеколь. 133 , 269–275 (2019).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 108.

    Sáez-López, E. et al. Вагинальная и акушерская инфекция Изоляты Escherichia coli среди беременных женщин: устойчивость к противомикробным препаратам и генетический профиль вирулентности. PLoS ONE 11 , e0146531 (2016).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 109.

    Pathirana, J. et al. Распространенность врожденной цитомегаловирусной инфекции и связанный с этим риск внутриутробного заражения ВИЧ в условиях высокой распространенности ВИЧ, Южная Африка. Clin. Заразить. Дис. 69 , 1789–1796 (2019).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 110.

    Fowler, K. B. et al. Исход врожденной цитомегаловирусной инфекции в зависимости от статуса материнских антител. N. Engl. J. Med. 326 , 663–667 (1992).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 111.

    Боппана, С. Б., Ривера, Л. Б., Фаулер, К. Б., Мах, М. и Бритт, В. Дж. Внутриутробная передача цитомегаловируса младенцам от женщин с преконцептивным иммунитетом. N. Engl. J. Med. 344 , 1366–1371 (2001).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 112.

    Эндерс, Г., Даймингер, А., Бадер, У., Экслер, С. и Эндерс, М. Внутриутробная передача и клинические исходы 248 беременностей с первичной цитомегаловирусной инфекцией в зависимости от гестационного возраста. J. Clin. Virol. 52 , 244–246 (2011).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 113.

    Uenaka, M. et al. Патогистологический анализ плаценты при врожденной цитомегаловирусной инфекции. Плацента 75 , 62–67 (2019).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 114.

    Satosar, A., Ramirez, N.C., Bartholomew, D., Davis, J. & Nuovo, G.J. Гистологические корреляты вирусной и бактериальной инфекции плаценты, связанной с тяжелой заболеваемостью и смертностью новорожденных. Hum. Патол. 35 , 536–545 (2004).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 115.

    Njue, A. et al. Роль врожденной цитомегаловирусной инфекции в неблагоприятных исходах родов: обзор возможных механизмов. Вирусы 13 , 20 (2020).

    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 116.

    Schleiss, M. R. Врожденная цитомегаловирусная инфекция: молекулярные механизмы, опосредующие вирусный патогенез. Заражение. Disord. Drug Targets 11 , 449–465 (2011).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 117.

    Бритт, В. Дж. Цитомегаловирусная инфекция человека у женщин с ранее существовавшим иммунитетом: источники инфекции и механизмы инфицирования при наличии противовирусного иммунитета. J. Infect. Дис. 221 , S1 – S8 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 118.

    Schleiss, M. R. & McVoy, M. A. Цитомегаловирус морских свинок: модель профилактики и лечения передачи цитомегаловируса от матери к плоду. Future Virol. 5 , 207–217 (2010).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 119.

    Weisblum, Y. et al. Моделирование передачи цитомегаловируса человека от матери к плоду в новой культуре децидуальных органов. J. Virol. 85 , 13204–13213 (2011).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 120.

    Аронофф, Д. М., Корреа, Х., Роджерс, Л. М., Арав-Богер, Р. и Алсендор, Д. Дж. Перициты плаценты и инфекционность цитомегаловируса: последствия для патологии плаценты HCMV и врожденных заболеваний. Am. J. Reprod. Иммунол. https://doi.org/10.1111/aji.12728 (2017).

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 121.

    Burgos, J. S. et al. Гематогенная вертикальная передача вируса простого герпеса 1 типа у мышей. J. Virol. 80 , 2823–2831 (2006).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 122.

    Koi, H. et al. Синцитиотрофобласт является барьером для передачи вируса простого герпеса от матери к плоду. Biol. Репродукция. 67 , 1572–1579 (2002).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 123.

    Finger-Jardim, F. et al. Вирус простого герпеса: распространенность в ткани плаценты и частота встречаемости в образцах пуповинной крови новорожденных. J. Med. Virol. 86 , 519–524 (2014).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 124.

    Finger-Jardim, F. et al. Распространенность вируса простого герпеса 1 и 2 типов на материнской и фетальной сторонах плаценты у бессимптомных беременных женщин. Am. J. Reprod. Иммунол. 78 , e12689 (2017).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 125.

    Gay, N.J. et al.Возрастная распространенность антител к парвовирусу B19: сколько женщин инфицированы во время беременности? Commun. Дис. Реп. CDR Rev. 4 , R104-7 (1994).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 126.

    Ли, Дж. Дж., Хенвуд, Т., Ван Хал, С. и Чарльтон, А. Парвовирусная инфекция: иммуногистохимическое исследование с использованием ткани плода и плаценты. Pediatr. Dev. Патол. 18 , 30–39 (2015).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 127.

    Jordan, J. A. & Deloia, J. A. Экспрессия глобозида в плаценте человека. Плацента 20 , 103–108 (1999).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 128.

    Wegner, C.C. & Jordan, J.A. Пустые капсиды VP2 парвовируса человека B19 связываются с клетками ворсинчатого трофобласта человека in vitro через рецептор глобозидов. Заражение. Дис. Акушерство. Гинеколь. 12 , 69–78 (2004).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 129.

    Moffatt, S., Yaegashi, N., Tada, K., Tanaka, N. & Sugamura, K. Неструктурный белок (NS1) парвовируса человека B19 индуцирует апоптоз в клетках эритроидного происхождения. J. Virol. 72 , 3018–3028 (1998).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 130.

    Джордан, Дж. А. и Бучко, А. Р. Апоптотическая активность в клетках ворсинчатого трофобласта во время инфекции B19 коррелирует с клиническим исходом: оценка с помощью связанного с каспазой антитела к цито-смерти M30. Плацента 23 , 547–553 (2002).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 131.

    Дикинсон, Дж. Э., Кейл, А. Д. и Чарльз, А. К. Дискордантная инфекция плода парвовирусом B19 при беременности дихориальной двойней. Twin Res. Гм. Genet. 9 , 456–459 (2006).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 132.

    Schiesser, M., Sergi, C., Enders, M., Maul, H. & Schnitzler, P. Несогласованные исходы в случае передачи парвовируса B19 обоим дихорионическим близнецам. Twin Res. Гм. Genet. 12 , 175–179 (2009).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 133.

    Бернштейн, Х. Б. и Вегман, А. Д. ВИЧ-инфекция: дородовое лечение и ведение. Clin. Акушерство. Гинеколь. 61 , 122–136 (2018).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 134.

    Мори У., Поттс Б. Дж. И Рабсон А. Б. Инфекция ВИЧ-1 в тканях плаценты человека в первом триместре и доношенной беременности: возможный путь передачи от матери к плоду. J. Infect. Дис. 160 , 583–588 (1989).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 135.

    Amirhessami-Aghili, N. & Spector, S. A. Инфекция плаценты человека вирусом иммунодефицита человека 1 типа: потенциальный путь инфицирования плода. Dis. Маркеры 9 , 348 (1991).

    Google ученый

  • 136.

    Mattern, C. F. T. et al. Локализация корового антигена вируса иммунодефицита человека в доношенной плаценте человека. Педиатрия 89 , 207–209 (1992).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 137.

    Peuchmaur, M. et al. Белки ВИЧ, отсутствующие в плаценте 75 ВИЧ-1-положительных женщин, исследованы методом иммуногистохимии. AIDS 5 , 741–745 (1991).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 138.

    Backe, E. et al. Демонстрация инфицированных ВИЧ-1 клеток в плаценте человека путем гибридизации in situ и иммуноокрашивания. J. Clin. Патол. 45 , 871–874 (1992).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 139.

    Townsend, C. L. et al. Низкие показатели передачи ВИЧ от матери ребенку после эффективных вмешательств в отношении беременности в Соединенном Королевстве и Ирландии, 2000–2006 гг. AIDS 22 , 973–981 (2008).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 140.

    Koay, W. L. A. et al. Профилактика перинатальной передачи ВИЧ в районе с высокой распространенностью ВИЧ в США. J. Pediatr. 228 , 101–109 (2021).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 141.

    Джонсон, Э. Л. и Чакраборти, Р. ВИЧ-1 на плаценте: иммунные корреляты защиты и инфекции. Curr. Opin. Заразить. Дис. 29 , 248–255 (2016).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 142.

    Mlakar, J. et al. Вирус Зика, связанный с микроцефалией. N. Engl. J. Med. 374 , 951–958 (2016).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 143.

    Brady, O.J. et al. Связь между вирусной инфекцией Зика и микроцефалией в Бразилии, 2015–2017 годы: наблюдательный анализ более 4 миллионов рождений. PLoS Med. 16 , e1002755 (2019).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 144.

    Hoen, B. et al. Исходы беременности после заражения ZIKV на французских территориях в Северной и Южной Америке. N. Engl. J. Med. 378 , 985–994 (2018).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 145.

    van der Linden, V. et al. Описание 13 младенцев, родившихся в период с октября 2015 г. по январь 2016 г. с врожденной инфекцией вируса Зика без микроцефалии при рождении — Бразилия. MMWR Morb. Смертный. Wkly Rep. 65 , 1343–1348 (2016).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 146.

    Sobhani, N.C. et al. Дискордантные данные о вирусе Зика при беременности двойней, осложненной антенатальным воздействием вируса Зика: проспективная когорта. J. Infect. Дис. 221 , 1838–1845 (2020).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 147.

    Amaral, M. S. et al. Дифференциальная экспрессия генов, вызванная инфекцией ZIKV в трофобластах от дискордантных близнецов с врожденным синдромом Зика. PLoS Negl.Троп. Дис. 14 , e0008424 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 148.

    Hastings, A. K. et al. Рецепторы ТАМ не требуются для заражения мышей вирусом Зика. Cell Rep. 19 , 558–568 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 149.

    Hermanns, K.и другие. Инфекция вируса Зика в эксплантатах ткани плаценты человека усиливается в присутствии антител к вирусу денге in vitro. Emerg. Микробы заражают. 7 , 198 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 150.

    Zimmerman, M. G. et al. Перекрестно-реактивные антитела к вирусу денге способствуют инфицированию плацентарных макрофагов человека вирусом Зика. Клеточный микроб-хозяин 24 , 731–742.e6 (2018).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 151.

    Rodriguez-Barraquer, I. et al. Влияние ранее существовавшего иммунитета к денге на появление вируса Зика в эндемичном регионе денге. Наука 363 , 607–610 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 152.

    Pedroso, C.и другие. Перекрестная защита вируса денге от врожденного синдрома Зика, северо-восток Бразилии. Emerg. Заразить. Дис. 25 , 1485–1493 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 153.

    Pantoja, P. et al. На патогенез вируса Зика у макак-резус не влияет ранее существовавший иммунитет к вирусу денге. Nat. Commun. 8 , 15674 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 154.

    Breitbach, M. E. et al. Первичная инфекция денге или вирусом Зика не влияет на тяжесть гетерологичной вторичной инфекции у макак. PLoS Pathog. 15 , e1007766 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 155.

    Katzelnick, L.C. et al. Инфекция, вызванная вирусом Зика, увеличивает в будущем риск тяжелой болезни денге. Наука 369 , 1123–1128 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 156.

    Dudley, D. M. et al. Использование макак для решения важнейших вопросов исследования вируса Зика. Annu. Rev. Virol. 6 , 481–500 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 157.

    Koenig, M. R. et al. Количественное определение объемов нейроповедения, зрения, слуха и мозга у макак, врожденно подвергшихся воздействию вируса Зика. PLoS ONE 15 , e0235877 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 158.

    Bebell, L. M., Oduyebo, T. & Riley, L. E. Болезнь и беременность, вызванная вирусом Эбола: обзор современных знаний о патогенезе вируса Эбола, исходах у матери и новорожденного. Врожденные дефекты Res. 109 , 353–362 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 159.

    Muehlenbachs, A. et al. Болезнь, вызванная вирусом Эбола, при беременности: клинические, гистопатологические и иммуногистохимические данные. J. Infect. Дис. 215 , 64–69 (2015).

    Артикул

    Google ученый

  • 160.

    Oduyebo, T. et al. Беременная пациентка с болезнью, вызванной вирусом Эбола. Акушерство. Гинеколь. 126 , 1273–1275 (2015).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 161.

    Baudin, M. et al. Связь инфекции вируса лихорадки Рифт-Валли с выкидышем у суданских женщин: перекрестное исследование. Lancet Glob. Лечить. 4 , e864 – e871 (2016).

    Артикул

    Google ученый

  • 162.

    Ариши, Х. М., Акил, А. Ю. и Аль-Хазми, М. М. Вертикальная передача фатальной лихорадки Рифт-Валли у новорожденного. Ann. Троп. Педиатр. 26 , 251–253 (2006).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 163.

    Oymans, J., Wichgers Schreur, P. J., van Keulen, L., Kant, J. & Kortekaas, J. Вирус лихорадки долины Рифт нацелен на границу раздела матери и плода в плаценте овцы и человека. PLoS Negl.Троп. Дис. 14 , 1–18 (2020).

    Артикул
    CAS

    Google ученый

  • 164.

    McMillen, C.M. et al. Вирус лихорадки Рифт-Валли вызывает гибель плода у крыс Sprague-Dawley в результате прямой плацентарной инфекции. Sci. Adv. 4 , eaau9812 (2018).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 165.

    О’Лири, Д.R. et al. Исходы родов после инфицирования беременных женщин вирусом Западного Нила в США: 2003–2004 гг. Педиатрия 117 , e537 – e545 (2006).

    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 166.

    Platt, D. J. et al. Связанные с вирусом Зика нейротропные флавивирусы инфицируют эксплантаты плаценты человека и вызывают гибель плода у мышей. Sci. Пер. Med. 10 , eaao7090 (2018).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 167.

    Julander, J. G. et al. Заражение плаценты вирусом Западного Нила. Virology 347 , 175–182 (2006).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 168.

    Chen, H. et al. Клинические характеристики и потенциал вертикальной внутриутробной передачи инфекции COVID-19 у девяти беременных женщин: ретроспективный обзор медицинских карт. Ланцет 395 , 809–815 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 169.

    Pique-Regi, R. et al. Экспрессирует ли плацента человека канонические медиаторы входа в клетки для SARS-CoV-2? eLife 9 , e58716 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 170.

    Li, Y. et al. Отсутствие вертикальной передачи тяжелого острого респираторного синдрома коронавируса 2, Китай. Emerg. Заразить. Дис. 26 , 1335–1336 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 171.

    Эглофф, К., Ваулоуп-Феллоус, К., Пиконе, О., Мандельброт, Л. и Рокес, П. Доказательства и возможные механизмы редкой передачи SARS-CoV-2 от матери к плоду. Дж.Clin. Virol. 128 , 104447 (2020).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 172.

    Рабочая группа WAPM по COVID-19. . Материнские и перинатальные исходы беременных с инфекцией SARS-COV-2. Ультразвуковой акушер. Гинеколь. 57 , 232–241 (2021).

    Артикул

    Google ученый

  • 173.

    Флаерман, В.J. et al. Исходы для младенцев после инфицирования матери SARS-CoV-2: первый отчет исследования PRIORITY. Clin. Заразить. Дис. https://doi.org/10.1093/cid/ciaa1411 (2020).

    Артикул
    PubMed
    PubMed Central

    Google ученый

  • 174.

    Torgerson, P. R. & Mastroiacovo, P. La charge mondiale de la toxoplasmose: une étude systématique. Бык. Всемирный орган здравоохранения. 91 , 501–508 (2013).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 175.

    Galanakis, E. et al. Исход токсоплазмоза, приобретенного во время беременности после лечения как в период беременности, так и в раннем младенчестве. Fetal Diagn. Ther. 22 , 444–448 (2007).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 176.

    Berrébi, A. et al. Отдаленный исход детей с врожденным токсоплазмозом. Am. J. Obstet. Гинеколь. 203 , 552.e1–552.e6 (2010).

    Артикул

    Google ученый

  • 177.

    Dunn, D. et al. Передача токсоплазмоза от матери ребенку: оценка риска для клинического консультирования. Ланцет 353 , 1829–1833 (1999).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 178.

    Mendez, O.А. и Коши, А. А. Toxoplasma gondii : вход, ассоциация и физиологическое влияние на центральную нервную систему. PLoS Pathog. 13 , e1006351 (2017).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 179.

    Бизио, Х. и Солдати-Фавре, Д. Сигнальные каскады, управляющие входом и выходом из клеток-хозяев Toxoplasma gondii . Annu. Ред.Microbiol. 73 , 579–599 (2019).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 180.

    Инглиш, Э. Д., Адомако-Анкомах, Ю. и Бойл, Дж. П. Секретируемые эффекторы у Toxoplasma gondii и родственных видов: детерминанты круга хозяев и патогенеза? Parasite Immunol. 37 , 127–140 (2015).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 181.

    Хантер, С. А. и Сибли, Л. Д. Модуляция врожденного иммунитета с помощью эффекторов вирулентности Toxoplasma gondii . Nat. Rev. Microbiol. 10 , 766–778 (2012).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 182.

    Rudzki, E. N. et al. Toxoplasma gondii GRA28 необходим для специфической индукции регуляторного хемокина CCL22 в клетках человека и мыши.Препринт на bioRxiv https://doi.org/10.1101/2020.10.14.335802 (2020).

    Артикул

    Google ученый

  • 183.

    L Luxembourgger, C. et al. Влияние малярии во время беременности на младенческую смертность в регионе с низким уровнем передачи малярии. Am. J. Epidemiol. 154 , 459–465 (1993).

    Артикул

    Google ученый

  • 184.

    Люксембург, К.и другие. Эпидемиология тяжелой малярии в районе с низкой передачей в Таиланде. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 91 , 256–262 (1997).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 185.

    Гайятт, Х. Л. и Сноу, Р. В. Малярия во время беременности как косвенная причина младенческой смертности в странах Африки к югу от Сахары. Пер. R. Soc. Троп. Med. Hyg. 95 , 569–576 (2001).

    CAS
    PubMed
    Статья
    PubMed Central

    Google ученый

  • 186.

    Desai, M. et al. Эпидемиология и бремя малярии у беременных. Lancet Infect. Дис. 7 , 93–104 (2007).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 187.

    Tobian, A. A. et al. Частые инфекции пуповинной крови и материнской крови, вызываемые Plasmodium falciparum , P.malariae и P. ovale в Кении. J. Infect. Дис. 182 , 558–563 (2000).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 188.

    Ouédraogo, A. et al. Трансплацентарная передача плазмодия falciparum в районе Буркина-Фасо, который является высоко эндемичным по малярии. J. Trop. Med. 2012 , 109705 (2012).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 189.

    Бисон, Дж. Г., Амин, Н., Канджала, М. и Роджерсон, С. Дж. Селективное накопление зрелых бесполых стадий инфицированных Plasmodium falciparum эритроцитов в плаценте. Заражение. Иммун. 70 , 5412–5415 (2002).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 190.

    Muehlenbachs, A. et al. Новая гистологическая схема классификации плацентарной малярии, применяемая в регионах с высокой и низкой степенью передачи малярии. J. Infect. Дис. 202 , 1608–1616 (2010).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 191.

    Okoko, B.J. et al. Влияние плацентарной малярийной инфекции и материнской гипергаммаглобулинемии на трансплацентарный перенос антител и подклассов IgG у сельского населения Западной Африки. J. Infect. Дис. 184 , 627–632 (2001).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 192.

    Owens, S. et al. Плацентарная малярия и иммунитет к детской кори. Arch. Дис. Ребенок. 91 , 507–508 (2006).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 193.

    Фрех, К. и Чен, Н. Вариантные поверхностные антигены малярийных паразитов: функциональные и эволюционные выводы из сравнительной классификации и анализа семейств генов. BMC Genomics 14 , 427 (2013).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 194.

    Бисон, Дж. Г. и Даффи, П. Э. Иммунология и патогенез малярии во время беременности. Curr. Верхний. Microbiol. Иммунол. 297 , 187–227 (2005).

    CAS
    PubMed

    Google ученый

  • 195.

    Salanti, A. et al. Селективная повышающая регуляция одного четко структурированного гена var в хондроитинсульфате A-прилипшем Plasmodium falciparum , вовлеченном в связанную с беременностью малярию. Мол. Microbiol. 49 , 179–191 (2003).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 196.

    Tuikue Ndam, N. G. et al. Высокий уровень транскрипции var2csa с помощью Plasmodium falciparum , выделенного из плаценты. J. Infect. Дис. 192 , 331–335 (2005).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 197.

    Magistrado, P. et al. Экспрессия VAR2CSA на поверхности эритроцитов, инфицированных Plasmodium falciparum , полученных из плаценты. J. Infect. Дис. 198 , 1071–1074 (2008).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 198.

    Chotivanich, K. et al. Plasmodium vivax приверженность к плацентарным гликозаминогликанам. PLoS ONE 7 , e34509 (2012).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 199.

    Фрид М. и Даффи П. Е. Присоединение Plasmodium falciparum к хондроитинсульфату А в плаценте человека. Наука 272 , 1502–1504 (1996).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 200.

    Фрид, М., Доминго, Дж. Дж., Гоуда, К. Д., Мутабингва, Т. К. и Даффи, П. Е. Plasmodium falciparum : хондроитинсульфат А является основным рецептором адгезии паразитирующих эритроцитов в плаценте. Exp. Паразитол. 113 , 36–42 (2006).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 201.

    O’Neil-Dunne, I. et al. Зависимая от беременности продукция антител, которые ингибируют связывание эритроцитов, инфицированных Plasmodium falciparum , с хондроитинсульфатным протеогликаном плаценты во время беременности. Заражение. Иммун. 69 , 7487–7492 (2001).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 202.

    Ricke, C.H. et al. Плазменные антитела беременных женщин, подвергшихся воздействию малярии, распознают вариантные поверхностные антигены на эритроцитах, инфицированных плазмодием falciparum, зависимым от паритета образом и блокируют адгезию паразитов к хондроитинсульфату A. J. Immunol. 165 , 3309–3316 (2000).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 203.

    Олейников А.В. и др. Влияние пола, паритета и вариабельности последовательности на серореактивность к кандидатным антигенам вакцины против малярии. J. Infect. Дис. 196 , 155–164 (2007).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 204.

    Даффи П. Э. и Фрид М. Антитела, которые ингибируют адгезию плазмодия falciparum к хондроитинсульфату А, связаны с увеличением массы тела при рождении и гестационного возраста новорожденных. Заражение. Иммун. 71 , 6620–6623 (2003).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 205.

    Фрид М. и Даффи П. Э. Малярия во время беременности. Cold Spring Harb. Перспектива. Med. 7 , a025551 (2017).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 206.

    Staalsoe, T. et al. Вариант поверхностного антиген-специфического IgG и защита от клинических последствий связанной с беременностью малярии Plasmodium falciparum . Ланцет 363 , 283–289 (2004).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 207.

    Rogerson, S.J. et al. Плацентарные моноциты инфильтраты в ответ на инфекцию малярии Plasmodium falciparum и их связь с неблагоприятными исходами беременности. Am. J. Trop. Med. Hyg. 68 , 115–119 (2003).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 208.

    Мурманн, А.M. et al. Малярия и беременность: экспрессия плацентарных цитокинов и ее связь с задержкой внутриутробного развития. J. Infect. Дис. 180 , 1987–1993 (1999).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 209.

    Lima, F. A. et al. Инфекция Plasmodium falciparum нарушает регуляцию аутофагии плаценты. PLoS ONE 14 , e0226117 (2019).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 210.

    Dimasuay, K. G. et al. Нарушение аутофагии плаценты при плацентарной малярии. PLoS ONE 12 , e0187291 (2017).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья
    CAS

    Google ученый

  • 211.

    Rios, L., Campos, EE, Menon, R., Zago, MP & Garg, NJ Эпидемиология и патогенез передачи инфекции от матери плоду Trypanosoma cruzi и случай разработки вакцины против врожденной болезни Шагаса . Biochim. Биофиз. Acta Mol. Основы дис. 1866 , 165591 (2020).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 212.

    Torrico, F. et al. Инфекция трипаносомы cruzi у матери, исход беременности, заболеваемость и смертность врожденно инфицированных и неинфицированных новорожденных в Боливии. Am. J. Trop. Med. Hyg. 70 , 201–209 (2004).

    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 213.

    Torrico, F. et al. Связаны ли реинфекции матери Trypanosoma cruzi с более высокой заболеваемостью и смертностью от врожденной болезни Шагаса? Trop. Med. Int. Лечить. 11 , 628–635 (2006).

    Артикул

    Google ученый

  • 214.

    Сириано, Л. Д. Р., Лукетти, А. О., Авелар, Дж. Б., Марра, Н. Л. и де Кастро, А. М. Болезнь Шагаса: усиление паразитемии во время беременности, обнаруженное с помощью гемокультуры. Am. J. Trop. Med. Hyg. 84 , 569–574 (2011).

    Артикул

    Google ученый

  • 215.

    Brutus, L. et al. Краткое сообщение: Обнаруживаемая Trypanosoma cruzi паразитемия во время беременности и родов как фактор риска врожденной болезни Шагаса. Am. J. Trop. Med. Hyg. 83 , 1044–1047 (2010).

    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 216.

    Duaso, J. et al. Trypanosoma cruzi индуцирует апоптоз в ex vivo инфицированных ворсинках хориона человека. Плацента 32 , 356–361 (2011).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 217.

    Duaso, J. et al. Trypanosoma cruzi вызывает дезорганизацию тканей и разрушение ворсинок хориона в модели инфекции ex vivo плаценты человека. Плацента 31 , 705–711 (2010).

    CAS
    PubMed
    Статья

    Google ученый

  • 218.

    Castillo, C. et al. Trypanosoma cruzi экзосомы повышают восприимчивость к паразитарной инфекции в эксплантатах ворсин хориона плаценты человека. Плацента 51 , 123–124 (2017).

    Артикул

    Google ученый

  • 219.

    Робертс, Р. М., Грин, Дж. А. и Шульц, Л. К.Эволюция плаценты. Репродукция 152 , R179 – R189 (2016).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 220.

    Turco, M. Y. et al. Органоиды трофобласта как модель взаимодействия матери и плода во время плацентации человека. Природа 564 , 263–281 (2018).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • 221.

    Turco, M. Y. et al. Долгосрочные гормонально-чувствительные органоидные культуры эндометрия человека в среде с определенным химическим составом. Nat. Cell Biol. 19 , 568–577 (2017).

    CAS
    PubMed
    PubMed Central
    Статья

    Google ученый

  • Причины, симптомы, диагностика и лечение

    Обзор

    Что такое хориоамнионит?

    Хориоамнионит — это заболевание, которое может поражать беременных женщин.В этом состоянии бактерии заражают хорион и амнион (оболочки, окружающие плод) и околоплодные воды (в которых плавает плод). Это может привести к инфекциям как у матери, так и у плода. В большинстве случаев это может означать, что плод необходимо родить как можно скорее.

    Симптомы и причины

    Каковы причины хориоамнионита?

    Хориоамнионит вызывается бактериальной инфекцией, которая обычно начинается в мочеполовых путях (мочевыводящих путях) матери.В частности, инфекция может начаться во влагалище, анусе или прямой кишке и перейти в матку, где находится плод.

    Хориоамнионит встречается у 2% рождений в США и является одной из причин преждевременных родов.

    Каковы симптомы хориоамнионита?

    Хотя хориоамнионит не всегда вызывает симптомы, у некоторых инфицированных женщин может быть следующее:

    • Высокая температура и жар
    • Учащенное сердцебиение (у плода также может быть учащенное сердцебиение)
    • Потоотделение
    • Мягкая на ощупь матка
    • Выделения из влагалища с необычным запахом

    Диагностика и тесты

    Как диагностируется хориоамнионит?

    Хориоамнионит чаще всего диагностируется при физическом осмотре и обсуждении симптомов.Другие подсказки можно найти, взяв образец крови у матери и проверив его на наличие бактерий. Кроме того, врач может взять образцы околоплодных вод (жидкость вокруг плода), чтобы найти бактерии. Врач также может использовать ультразвук для проверки здоровья плода.

    Ведение и лечение

    Как лечится хориоамнионит?

    Если ваш врач диагностирует хориоамнионит, он или она может лечить вас антибиотиками, чтобы помочь вылечить инфекцию. Однако часто лечение заключается в доставке плода.Если у новорожденного есть инфекция, ему также будут назначены антибиотики.

    Каковы осложнения хориоамнионита?

    Если у матери серьезный случай хориоамнионита или если он не лечится, у нее могут развиться осложнения, в том числе:

    • Инфекции в области таза и брюшной полости
    • Эндометрит (инфекция эндометрия, слизистой оболочки матки)
    • Сгустки крови в тазу и легких
    • Сепсис (опасная для жизни инфекция в крови)

    У новорожденного также могут быть осложнения от бактериальной инфекции, включая сепсис (инфицирование крови), менингит (инфекция слизистой оболочки головного и спинного мозга) и респираторные проблемы.

    Профилактика

    Каковы факторы риска хориоамнионита?

    Определенные факторы могут повысить риск хориоамнионита, в том числе:

    • Преждевременные роды
    • Оболочки плода, которые надолго разорваны (отошла вода)

    Инфекция в медицине матери и плода: обзор

    ВВЕДЕНИЕ

    Эпоха, когда послеродовой сепсис был обычным явлением, прошла, оставив после себя некоторые исторические примечания, которые учат акушера-гинекологу проявлять бдительность при наблюдении за инфекциями в акушерской популяции и которые придают ему безотлагательность в борьбе с такими инфекциями.Современный врач, которому поручено заботиться о матери и плода, признает, что проблема инфекционных заболеваний больше не сводится к единственной проблеме — молниеносной гемолитической стрептококковой инфекции у матери и новорожденного, но что этиологические агенты акушерских инфекций сегодня охватывают микробиологический диапазон. Следовательно, противомикробная терапия, которую часто ошибочно считают заключительным этапом в борьбе с инфекциями, просто бесполезна для лечения многих процессов заболевания, с которыми в настоящее время сталкиваются.Надлежащее лечение включает в себя гораздо больше, чем сопоставление возбудителя болезни с лекарством.

    Проблема эффективной борьбы с акушерскими инфекциями связана с несколькими дополнительными аспектами инфекционных заболеваний и акушерской практики: 1) Большинство инфекционных агентов, с которыми сталкивается современный акушер, менее опасны, чем те, с которыми приходилось иметь дело его предшественникам, и болезни которые они вызывают, поэтому могут быть распознаны менее быстро или даже могут остаться незамеченными; однако, если эти болезни лечить ненадлежащим образом, конечный результат может быть катастрофическим.2) Антибиотики могут быть столь же неэффективными для лечения некоторых бактериальных инфекций, как и для лечения вирусных инфекций. Во-первых, микроорганизмы могут проявлять необычные или неожиданные образцы устойчивости к противомикробным агентам, которые в противном случае могли бы быть предпочтительными лекарствами. Эту проблему усугубляют множественно устойчивые организмы. Антибиотикотерапия также может быть ограничена фармакодинамикой лекарств в системе матери и плода; в то время как антибиотики достигают плода в утробе матери, антибиотикотерапия плода, скорее всего, не удастся и не рекомендуется.3) Современная медицинская практика включает в себя множество процедур, которые могут снизить естественную защиту организма. Например, амниоцентез или внутриутробный мониторинг плода могут привести к загрязнению околоплодных вод. Сообщалось, что абсцесс кожи головы является следствием использования электродов на голове. Хотя нечасто, серьезные инфекции тазовых или тазобедренных суставов могут возникать у женщин, которым во время родов была проведена пудендальная или парацервикальная местная анестезия. 4) Наконец, чрезмерная восприимчивость плода к инфекции может быть наиболее значительным и тревожным аспектом инфекционных заболеваний в акушерстве.Субклинический или неявный патологический процесс у матери может нанести серьезный вред плоду. Это поражение плода может проявиться при рождении или позже.

    ПРИНЦИПЫ ИНФЕКЦИИ И ИММУНИТЕТА

    Современный опыт клинических инфекций показывает, что практически любой организм может вести себя как патоген при определенных обстоятельствах. Следовательно, вместо того, чтобы классифицировать организмы как патогены или непатогены, лучше расположить их по континууму от меньшей к большей вирулентности.Аналогичным образом, среди отдельных человеческих хозяев существует континуум внутренней способности каждого хозяина противостоять инфекции. Возможно, наиболее ясное утверждение о взаимосвязи между вирулентностью микробов и устойчивостью хозяина к инфекции было предложено Теобальдом Смитом в 1934 г. –1. Точно отражая природу инфекционного процесса сегодня, несмотря на современные изменения в экологии инфекций, уравнение Смита утверждает:

    В этом уравнении подразумевается тот факт, что результат встречи хозяина с инфекционным агентом, даже с агентом, который считается быть возбудителем, не обязательно быть инфекционным заболеванием.Однако заболевание может возникать даже с организмом с относительно низкой вирулентностью, если у хозяина пониженная устойчивость или если хозяин представлен подавляющим числом организмов. Помимо академического интереса, это уравнение имеет практическое значение. Специалисты в области медицины матери и плода все больше внимания уделяют индивидуальному уходу за акушерскими пациентами, особенно пациентами из группы высокого риска. Поэтому клиницист должен попытаться понять роль отдельного хозяина. при инфекционном заболевании.Это не только поможет врачу направлять уход за инфицированным пациентом, но и поможет ему распознать пациентов, которые подвергаются особому риску развития сепсиса.

    ВАЖНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ В АКУШЕРСТВЕ

    Области, вызывающие озабоченность врача

    Нет данных, позволяющих предположить, что беременность предотвращает возникновение какой-либо конкретной инфекции. Следовательно, акушер, выполняющий роль врача первичной медико-санитарной помощи беременным, должен предвидеть возникновение и лечение множества заболеваний, многие из которых не имеют отношения к женским половым путям или к беременности пациентки.Тем не менее, существует ряд инфекционных заболеваний, которые вызывают особую озабоченность у акушера, поскольку они специфичны для мочеполовой системы, поскольку они возникают чаще или более тяжелы у беременной женщины (такие болезненные процессы могут не представлять прямой опасности для плода, но представляют угрозу для матери, особенно во время родов), или потому, что они угрожают благополучию плода, независимо от воздействия инфекции на мать.

    Спектр возбудителей заболеваний

    В качестве помощи как в понимании патогенеза инфекционного заболевания, так и в разработке диагноза, целесообразно сгруппировать интересующие заболевания в зависимости от того, какое лицо в диаде мать-плод наиболее серьезно затронуты и в зависимости от того, когда во время беременности заболевание, вероятно, нанесет наибольший ущерб (рис.1).

    Рис. 1. Обзор инфекционных заболеваний при беременности. Сущности болезни классифицируются в зависимости от времени их возникновения. Вертикальные стрелки показывают болезненные процессы, которые могут начаться на одном сроке беременности, но иметь более серьезные последствия позже. Передача заболевания от матери к плоду показана горизонтальными стрелками. Если заболевание имеет более выраженную симптоматологию или вызывает более серьезные повреждения у матери или плода, менее серьезное заболевание помещается в скобки.

    Как видно из рисунка 1, этиологические агенты инфекционных процессов, вызывающие особую озабоченность у акушера, включают вирусы, бактерии, микоплазмы, грибы и простейшие. Это разнообразие возбудителей болезни отражается в разнообразии механизмов передачи и патогенеза. Такое разнообразие затрудняет обобщение, в результате чего понимание какой-либо конкретной болезни не будет получено из этого обзора, а будет найдено в одной из последующих глав.

    Масштаб проблемы

    Ниже приведены три общих вопроса, на которые следует ответить при оценке масштабов проблемы инфекционных заболеваний, возникающих во время беременности. 1) Какой процент беременных может заболеть определенным заболеванием? 2) У тех женщин, которые заболевают, как часто микроорганизм достигает плода? 3) С какой периодичностью микроорганизм серьезно и необратимо поражает плод?

    Такая информация доступна только частично.При компиляции данных существует множество проблем, и читатель должен знать о них, прежде чем чрезмерно полагаться на такую ​​информацию. Значение некоторых инфекционных заболеваний во время беременности было признано только недавно, и данных было мало. Хотя национальный центр по контролю за заболеваниями (CDC) собирает и публикует данные о заболеваемости, этот источник имеет минимальную ценность, поскольку многие из болезней, представляющих интерес для акушера, не подлежат уведомлению и, следовательно, не сообщаются через CDC.Кроме того, не выявлены подлежащие уведомлению заболевания, возникшие одновременно с беременностью. Исключение составляет краснуха, для которой в 1969 году CDC создал Национальный регистр эпиднадзора за синдромом врожденной краснухи. Врожденный сифилис также подлежит уведомлению, о нем сообщается через CDC.

    Возможно, наиболее полезная информация для акушера-гинеколога получена из отдельных исследований, проведенных с целью получения данных о заболеваемости. Однако следует помнить, что такие исследования ограничены временем и группой населения, из которой они происходят.Заболеваемость различна для разных социально-экономических групп, при этом бедность является положительным коррелятом при некоторых заболеваниях. Время определения заболеваемости чрезвычайно важно, о чем свидетельствуют изменения в заболеваемости синдромом врожденной краснухи. В 1964 году, в год эпидемии, Cooper 2 по консервативным подсчетам оценил, что 30 000 младенцев пострадали от краснухи по всей стране, в то время как CDC в 1975 году выявил только 30 случаев синдрома врожденной краснухи. Таким образом, очевидно, что заболеваемость среди беременных составляет динамичны и различаются в зависимости от времени, методологии диагностики, мероприятий по борьбе с заболеванием (например, вакцинации) и заинтересованности в сообщении о болезни.

    Наконец, данные о заболеваемости могут варьироваться в диагностических критериях. Диагноз вирусной инфекции не всегда устанавливается посевом, но чаще основывается на серологическом исследовании; однако он может быть основан на симптоме или комбинации симптомов, серологии и / или культуре. Критерии, используемые для выявления положительного случая, влияют на результаты заболеваемости и распространенности, что затрудняет сравнение одного исследования с другим. Кроме того, особенно при жизненно важных заболеваниях, нужно знать, что симптомы могут указывать на реактивацию предыдущего заболевания и что положительный серологический анализ может указывать на предшествующее воздействие.

    Таблица 1 представляет собой обобщение масштабов инфекций во время беременности и дает только широкий и, по общему признанию, неточный обзор.

    ТАБЛИЦА 1. Обобщения рисков, связанных с различными инфекциями во время беременности

    92

    93 042

    третий трим ster

    9 3042

    Инфекции

    Мать

    3

    9995

    9992 9995 9995

    9992 9992 9995 9995

    Мочевыводящие пути

    Примерно 6% беременных

    Опасность для плода

    92 9000uria инфекции; если

    не соответствует требованиям

    без лечения, одна треть

    установлено

    Пневмония

    1/1000 беременностей

    Наибольшая доля

    , осложненная пневмонией,

    99

    99

    9996 99

    99

    наибольшая заболеваемость

    в мягком триместре; 26%

    в середине триместра;

    без потери плода

    коэффициент смертности 12.5% без

    антибиотиков, 17% внутриутробно

    антибиотиков, 3,5% с антибиотиками

    потеря с антибиотиками

    9995000

    Септический аборт

    Вызывает примерно 5,000

    материнских смертей

    9992

    9992 9992

    9992 9992 9992 9992 9992

    9992 9992 9992 9992

    9992 пациенты с

    В отдельных отчетах 30%

    разрыв плодных оболочек без

    до 50% неонатальных смертей

    чем 24 9000 3

    были связаны с

    часов, заболеваемость приближается к

    клинически очевидным

    92 9995

    92 9995

    92 9992 9992 9995 Группа B β-гемолитик

    Хотя присутствует во влагалище

    Серьезный сепсис встречается у

    стрептококков

    Флора от 5% до 15% беременных 2/3000992 9302/3 1000 живых

    женщин, эти организмы

    рождений

    малозначимых

    материнская инфекция

    Гонорея

    Заболеваемость беременных

    Офтальмия встречается у

    %

    %

    младенцев

    Сифилис

    Если матери не лечить

    9995 9992 9992

    9992 9992 9992 9992 9 до 100% младенцев

    затронуты

    Туберкулез

    Имеется оценочная

    2 9995 2 2 9992

    2 9992

    2 9992

    2 9992

    частота 1% в большинстве

    крайне редко

    акушерские группы

    , но обычно со смертельным исходом

    9995

    Цитомегаловирус

    Хотя менее 5% женщин

    Пятьдесят процентов плодов

    9992 9992 9992

    9992 9992 9992 9992 9992 9992 9992 9992 9992 9993

    беременность, от 12% до 28% из

    инфицированных будут пролиты

    матери являются носителями вируса в

    000 вируса при рождении,

    000

    и одна пятая из

    это симптоматические

    Краснуха

    инфицирован

    беременностей

    во время первого триместра,

    3

    симптомы проявляются по возрасту

    4 года; смертность

    частота превышает 30%

    Herpes simplex

    (в первую очередь герпес

    0.От 3% до 1% беременных

    присутствующих во время родов,

    genitalis)

    пациенток; заболеваемость составляет

    примерно одна треть

    в зависимости от социально-экономического положения

    младенцев будут

    2 9992

    2 9992

    2 9992 9992

    2 9992

    2 9992

    2 9992 9992

    Гепатит

    Желтуха возникает примерно у

    Основное осложнение плода

    матэ 0.От 5 до 1/3,000

    — недоношенность

    беременностей и вызвана

    в результате материнской

    инфекция, чаще всего

    соответственно половина из

    наблюдается в развивающихся странах

    2

    2

    2

    9

    Токсоплазмоз

    Примерно 0.2% от

    Если мать приобретает

    женщины приобретают это

    болезнь, начало —

    2 2 2 2 2 2

    2

    2

    2

    вероятность приобретения плода —

    частота составляет от 30% до 50%

    Кандидоз

    9000 9992 9992 9995 9000 9992 Колонизация

    примерно от 15% до

    Инфекция достигла

    30% женщин, половина из

    9992 9992 9992 9992

    9992 9992 9992 9992 9992

    у кого могут быть симптомы

    Из таблицы 1 может показаться, что масштаб любой из этих проблем относительно невелик.Однако ввиду множества возможных осложнений инфекционных заболеваний, которые часто возникают во время беременности, проблема становится еще более серьезной. В большом совместном исследовании 3 , завершенном в 1964 году, было обнаружено, что 5% беременностей в какой-то момент были осложнены какой-либо вирусной инфекцией, не считая простуды. Аналогичной общей оценки количества бактериальных инфекций, возникающих во время беременности, нет, хотя было подсчитано, что неонатальная смертность, связанная с бактериальной инфекцией, приобретенной в процессе родов, составляет 30%, несмотря на современную диагностику и терапию.Если учесть количество рождений в стране в течение года, становится ясно, что количество потенциальных индивидуальных трагедий может быть огромным.

    ОРГАНИЗМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ПРОЦЕССОВ ЗАБОЛЕВАНИЙ

    Основные этапы патогенеза

    На рисунке 2 обобщена роль инфекционного организма на этапах патогенеза акушерских инфекций. Инфекционный организм должен обладать определенными характеристиками, чтобы постоянно вызывать заболевание у восприимчивых хозяев. Во-первых, организм должен быть трансмиссивным, т. Е. Быть способным выжить при переходе от одного хозяина к другому.Во-вторых, он должен проникнуть в свой хост. Первым шагом в этом процессе может быть прикрепление инфекционного агента к ткани хозяина с последующей инвазией. Это важный шаг при вирусных заболеваниях, а также при многих бактериальных инфекциях. Организмы могут обладать некоторыми инвазивными свойствами, которые позволяют им получить доступ к хозяину. Например, многие грамположительные бактерии вырабатывают гиалуронидазу, которая деполимеризует основное вещество ткани и предположительно является «фактором распространения».В некоторых случаях нарушение нормальной целостности анатомических барьеров хозяина обеспечивает доступ к тканям или кровотоку хозяина. Некоторые инфекции имеют эндогенное происхождение, или возбудитель может уже присутствовать на хозяине в виде местной флоры. Такие организмы получают доступ, когда ткань хозяина повреждена или когда нормальные защитные механизмы хозяина изменены.

    Рис. 2. Факторы микробной вирулентности и их роль в патогенезе акушерских инфекций.Шаги в патогенезе обозначаются латинскими буквами, а признаки вирулентности, важные на каждом этапе, выделяются курсивом.

    Получив доступ к хозяину, организм должен адаптироваться к его микросреде, чтобы выжить и размножиться. Адаптация к микросреде может просто включать индукцию метаболических путей для использования доступных питательных веществ, или она может быть более сложной и включать процессы, которые обходят антимикробные свойства хозяина, например, образование антифагоцитарной капсулы.Размножение организма в организме хозяина также может быть усилено за счет выработки токсина, который вызывает определенные повреждения хозяина. Хотя не все инфекционные агенты производят идентифицируемый токсин, реакция хозяина на простое присутствие может фактически повредить хозяину. Клинические симптомы инфекции возникают в результате повреждения организма хозяина размножением микробов.

    Для акушера распространение заболевания на плод вызывает серьезную озабоченность, и понимание того, как плод заражается, является отдельным исследованием.

    Передача инфекционных организмов потомству

    В УТЕРО.

    Внутриутробное инфицирование плода может происходить несколькими путями (рис. 3). Наиболее вероятным путем внутриутробного инфицирования на ранних сроках беременности является трансплацентарный путь, хотя трансплацентарное инфицирование может произойти на любом сроке беременности. В таблице 2 перечислены различные организмы, которые могут проникать через плаценту. Нет никаких очевидных признаков, общих для всех организмов, которые указывали бы на причины их успешного прохождения через плаценту.Наиболее частыми инфекционными агентами являются вирусы. Это может отражать тот факт, что вирусное вторжение в кровь (и, следовательно, плацентарный контакт) является более частым признаком естественного течения вирусных инфекций, чем вторжение в кровоток при других типах инфекций. Также было высказано предположение, что плацентарный барьер и гематоэнцефалический барьер аналогичны и что могут действовать аналогичные механизмы транзита. Это не было подтверждено.

    ТАБЛИЦА 2. Микроорганизмы, которые могут вызывать внутриматочную инфекцию, и наиболее распространенные пути заражения

    Приобретены гематогенным путем

    Приобретены в результате восходящей инфекции

    9302 9307

    99

    9302 9303

    99

    930 9307

    99

    Escherichia coli

    Вирус краснухи

    Streptococcus faecalis

    Вирус ветряной оспы-герпеса

    Вирус ветряной оспы-герпеса

    000 9992 9992 99

    -Гемолитические стрептококки

    Вирус осповакцины

    группы A и B

    Listeria monocytogenes

    02 999

    02 992 cocaerobic

    Бледная трепонема

    Bacteroides ломких

    токсоплазм

    Candida Albicans

    Кишечных бактерии

    вирус простого герпес

    Вирус эпидемического паротита

    Clostridium perfringens

    Вирус рубеола

    Listeria monocytogenes

    9000rio605 9000rio 9994

    9000rio608

    Coxsackievirus B

    Pseudomonas

    Вирус полиомиелита

    929

    3. Пути внутриутробной инфекции. Указывается временное значение каждого пути, но не следует рассматривать его как правило, а скорее как утверждение вероятности.

    Микроорганизмы, которые проникают через плаценту, демонстрируют градацию образования патологии плаценты, которая варьируется от отсутствия видимого повреждения до образования тяжелых поражений плаценты (Таблица 3). Неизвестно, способствует ли способность организма вызывать повреждение плаценты его трансплацентарному прохождению.

    ТАБЛИЦА 3. Градация повреждения плаценты с инфекциями, полученными через плаценту

    вирус

    Влияние на плаценту

    Агент

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    000

    Ветряная оспа вирус

    Variola

    бледная трепонема

    Умеренный

    листерий

    Легкая

    Вирус краснухи

    Toxoplasma gondii

    Минимум

    Вирус Коксаки B

    Отсутствует

    Вирус полиомиелита

    Организмы, попадающие в организм плода через печень, попадают в организм плода и затем фильтруются через печень селезенка.Следовательно, обнаружение микроорганизмов в печени или селезенке плода при вскрытии может быть использовано в качестве доказательства этого пути заражения. На практике у живорожденного младенца, инфицированного гематогенно, могут быть признаки сепсиса, менингита или инфекции сердца, надпочечников, печени или селезенки.

    Инфекция также может возникнуть в результате аспирации плодом околоплодных вод, загрязненных в результате миграции организмов через плодные оболочки или инфицирования децидуальных тканей и прилегающих ворсинок плаценты.Инфекция плода после децидуальной инфекции обычно является результатом цервикально-вагинальных бактерий и может привести к самопроизвольному аборту или мертворождению или может вызвать «врожденную пневмонию», состояние, при котором поражения обнаруживаются в легких у мертворожденных младенцев или тех, кто умирает в течение примерно 24 лет. часов после рождения. Однако вопрос о том, является ли это истинной инфекцией легких или это результат аспирации плода околоплодных вод, содержащих лейкоциты и мусор, остается спорным.

    Амниотическая полость, вероятно, наиболее часто заражается после разрыва плодных оболочек и проникновения цервикально-вагинальных бактерий в амниотическую полость.Вознесение может быть ускорено или поддержано многократными и небрежно выполненными вагинальными и / или ректальными исследованиями. Риск заражения увеличивается не только для плода, но и для матери, поскольку увеличивается время после разрыва. Организмы, ассоциированные с инфекциями после разрыва мембраны, перечислены в Таблице 2.

    Вдыхание и глотание являются наиболее распространенными путями заражения плода; поэтому эффекты в основном проявляются в легких и желудочно-кишечном тракте, например острый гастрит и пневмония.Также обнажаются слуховой проход, кожа и глаза. Такое воздействие может предшествовать менингиту, инфекции кожи и глаз или омфалиту.

    ПРИ РОЖДЕНИИ.

    Во время нормальных самопроизвольных вагинальных родов младенцы подвергаются контакту с широким спектром организмов, которые могут присутствовать во влагалище. Некоторые из них могут колонизировать младенца, а большинство не представляет проблем. Однако некоторые организмы, например, β-гемолитические стрептококки группы B, Neisseria gonorrhoeae, Listeria monocytogenes, Candida albicans, грамотрицательные палочки и вирус простого герпеса (Herpesvirus hominis), , могут вызывать серьезные неонатальные инфекции, включая сепсис, что приводит к смерти.Сепсис новорожденных чаще всего вызывается аэробными грамотрицательными палочками, но анаэробные бактерии (обычно Bacteroides) и β-гемолитические стрептококки группы B также вызывают инфекции с высокой смертностью. Младенцы также могут заразиться Salmonella, Shigella, и энтеропатогенными Escherichia coli из кишечной флоры бессимптомных материнских носителей.

    Хотя вирус простого герпеса может быть приобретен до рождения, наиболее распространенным способом заражения является прохождение через инфицированные родовые пути или из инфицированной амниотической полости после разрыва плодных оболочек.Генитальный герпес у матери, обнаруженный на поздних сроках беременности, обычно является показанием для кесарева сечения.

    ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ.

    После рождения младенец подвергается колонизации и, возможно, заражению любым из микроорганизмов, существующих в его среде. Обычные пути заражения — это контакт с матерью или персоналом больницы, которые являются носителями вирулентных организмов, или контакт с зараженным оборудованием. Стрептококковые или стафилококковые инфекции обычно возникают в результате первого, тогда как инфекции, вызванные грамотрицательными палочками (особенно такими, как Pseudomonas, Serratia, и Flavobacterium, , связанные с увлажнителями и загрязненными растворами для купания) обычно связаны со вторыми.Эти инфекции могут передаваться от младенца к младенцу по всей детской, становясь эпидемией.

    Новорожденные, которым требуется особый уход и процедуры, подвергаются большему риску развития инфекции. Например, катетеризация пупочных кровеносных сосудов или кислородная терапия могут подвергнуть младенца воздействию организмов, с которыми он в противном случае не контактировал бы, и младенцы, которым требуются эти процедуры, являются преждевременными или ослабленными и, следовательно, с меньшей вероятностью будут в состоянии бороться с инфекцией.

    Воздействие на мать

    Врач хорошо знаком с признаками инфекции, но он должен быть особенно осторожен при их интерпретации у беременной женщины.С самой беременностью связано множество симптомов, таких как тошнота, усталость, неопределенные миалгии и физиологический лейкоцитоз беременности. Ряд вирусных инфекций может вызывать аналогичные симптомы, и на них, скорее всего, не обращают внимания. Кроме того, инфекции, которые могут вызвать очень серьезные проблемы для плода, могут вызвать минимальные симптомы у матери. Например, цитомегаловирусная инфекция и токсоплазмоз обычно вызывают у матери только симптомы, напоминающие простуду.

    Из-за беременности женщина может чаще или тяжелее страдать от определенных болезненных процессов.

    Полиомиелит, окулогенитальные инфекции, вызванные Chlamydia trachomatis, инфекции, вызванные вирусом простого герпеса 2 типа, диссеминированная гонорея, вульвовагинальный кандидоз, пиелонефрит и септический шок, по-видимому, чаще встречаются у беременных женщин, чем у небеременных.

    Хотя инфекции, вызванные вирусом простого герпеса 2 типа, чаще возникают во время беременности, они, по-видимому, поражают беременную женщину не сильнее, чем небеременную.

    Инфекция, вызванная N gonorrhoeae , с большей вероятностью распространится у беременной женщины, чем у небеременной женщины.Это распространение чаще всего проявляется как артрит.

    Вагинит, вызванный дрожжевым грибком, особенно C albicans, чаще встречается у беременных женщин, и его частота увеличивается с возрастом гестации. Обычно это не вызывает серьезных проблем для матери или плода, хотя симптомы могут вызывать беспокойство. Заболевание часто проходит у матери после родов спонтанно. У женщин может быть бессимптомное течение или ряд симптомов от легкого до сильного зуда, выделений, боли, отека, эритемы и изъязвления.Наиболее тяжелые инфекции часто возникают у беременных женщин, которые также страдают диабетом. Это примечательно, поскольку гестационный диабет может возникать у женщин, о которых не известно, что они страдают диабетом.

    Хотя бактериурия, вероятно, не чаще встречается у беременных, чем у небеременных, вероятность ее прогрессирования в пиелонефрит выше у беременных. Вероятность развития пиелонефрита может быть связана с физиологическим гидроуретером беременности.

    Инфекционные заболевания, которые могут быть более тяжелыми у беременных женщин, чем у небеременных, включают полиомиелит, оспу, острую кондилому, пневмококковую пневмонию и, возможно, грипп.В промышленно развитом обществе проблемы полиомиелита и оспы сведены к минимуму, и акушеры-акушеры в основном занимаются академической проблемой. Condyloma acuminatum имеет большое значение, поскольку рост может стать достаточно большим, чтобы помешать естественным родам.

    Сообщений о воздействии пневмонии на беременную женщину и плод с момента появления антибактериальной терапии стало немного. Исследование Oxorn показывает, что антибиотики снижают материнскую смертность и смертность плода, если плод родился после 36-й недели гестации 4 .Однако сообщения о пневмонии у беременных женщин до эры антибиотиков указывают на то, что эти женщины страдали более серьезно, чем небеременные. Пневмония, возникающая на более поздних сроках беременности, чаще приводит к летальному исходу, чем пневмония, возникающая на ранних сроках беременности.

    Грипп может быть более тяжелым у беременных женщин. Часто данные о гриппе смешиваются с данными, относящимися к пневмонии, и трудно определить влияние самого гриппа. Однако оказывается, что это может привести к аборту или преждевременным родам плода и / или смерти матери и что эти эффекты связаны с вирулентностью штамма вируса, вызывающего грипп.Грипп, который слабо поражает население в целом, похоже, аналогичным образом влияет на беременную женщину.

    Наиболее распространенные вирусные инфекции во время беременности, т. Е. Респираторные инфекции, вызываемые аденовирусом, коронавирусом и / или риновирусом, у беременных не более серьезны, чем у небеременных, и не влияют на плод.

    Трудно сказать, есть ли у беременной какой-либо особой предрасположенности к развитию септического шока после септического аборта, в послеродовой период или как осложнение хориоамнионита.Некоторые исследователи считают, что шоковый синдром может особенно быстро развиваться у беременных. Одно из предлагаемых объяснений состоит в том, что эндотоксический шок похож на обобщенный феномен Шварцмана. McKay 5 продемонстрировал, что у беременных хозяев, в отличие от небеременных, генерализованная реакция Шварцмана может быть вызвана без предварительной сенсибилизации. Помимо возможности быстрого развития шока во время беременности, физиологические изменения факторов свертывания крови, которые предположительно подготавливают хозяина к кровотечению, связанному с родами и отделением плаценты, также предрасполагают к развитию диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови.Следовательно, лечение пациента с развивающимся шоком требует интенсивного и агрессивного лечения.

    Воздействие на плод

    Было показано, что большое количество микроорганизмов способны проникать через плаценту и инфицировать плод, с разными результатами. Хотя плод может не пострадать и результатом беременности может быть рождение нормального ребенка, менее удачными результатами инфицирования плода являются аборт, мертворождение, недоношенность, низкий вес при рождении, аномалии развития, врожденные заболевания и / или стойкие неонатальная инфекция.

    НИЗКИЙ ВЕС РОЖДЕНИЯ.

    Замедление роста плода, которое проявляется рождением ребенка, считающегося маленьким для гестационного возраста, чаще всего ассоциируется, с точки зрения враждебной инфекции, с инфицированием вирусом краснухи или цитомегаловирусом. С маленьким размером тела из-за цитомегаловируса связана непредсказуемость размера органа и субнормальное количество клеток в большинстве органов. Субнормальное количество клеток может быть связано с разрушением клеток вирусом или с жизненно важным вмешательством в размножение клеток без разрушения клеток.

    Показано, что инфекция краснухи у матери приводит к недоношенности младенцев. Младенцы, инфицированные вирусом краснухи, также имеют уменьшенное количество клеток в большинстве органов. Механизм этого, по-видимому, наиболее непосредственно связан с вирусным ингибированием размножения клеток путем вмешательства в митотическую активность. Вирус также вызывает облитерирующую ангиопатию мелких кровеносных сосудов и капилляров, а при хронической инфекции — прогрессирующее повреждение сосудистой сети плаценты. Это нарушение кровотока и оксигенации тканей еще больше затрудняет развитие плода.

    Низкий вес при рождении также был связан с материнским паротитом, корью и гепатитом. Однако в случае паротита разница между младенцами от инфицированных вирусом матерей и контрольной группой не была статистически значимой, а низкая масса тела при рождении у младенцев, матери которых болели корью или гепатитом, по-видимому, была связана с недоношенностью, а не с задержкой роста.

    Недоношенность.

    Недоношенность, т. Е. Рождение живого ребенка на сроке менее 37 недель беременности, является обычным результатом нескольких различных вирусных или бактериальных инфекций у матери и, возможно, некоторых простейших инфекций.Материнские вирусные инфекции, с которыми связаны преждевременные роды, включают цитомегаловирус, рубеолу, натуральную оспу и генитальный герпес.

    Различные бактерии, включая Treponema pallidum, Mycobacterium tuberculosis, N gonorrhoeae, L monocytogenes, Vibrio fetus и Salmonella typhosa, , были признаны возбудителями преждевременных родов.

    Хотя материнский пиелонефрит связан с преждевременными родами, не было установлено, связаны ли преждевременные роды с бактериурией.Был проведен ряд исследований, но не все из них были хорошо контролируемыми, и результаты были противоречивыми.

    Исследования показали, что микоплазменная инфекция может привести к преждевременным родам. Было обнаружено, что генитальные микоплазмы чаще встречаются как у младенцев с низкой массой тела при рождении, так и в моче или шейках матки женщин, которые впоследствии родили детей с более низкой средней массой тела при рождении.

    АНОМАЛИИ РАЗВИТИЯ.

    Из всех организмов, которые могут инфицировать плод, только вирус краснухи и цитомегаловирус, как было убедительно доказано, вызывают аномалии развития, т. Е. Действуют как тератогены у плода.Эти аномалии включают нарушения ЦНС и сердечно-сосудистой системы, глухоту и умственную отсталость. Кроме того, катаракта связана с краснухой, а хориоретинит — с цитомогаловирусными инфекциями.

    Возможность тератогенности некоторых вирусов Коксаки была увеличена. Исследования воздействия на плод материнской инфекции вирусом Коксаки показали, что по сравнению с младенцами, рожденными от неинфицированных матерей, наблюдается 1) значительно повышенная частота неонатальных урогенитальных аномалий, связанных с инфекциями, вызванными вирусом Коксаки В2, 2) значительно повышенная частота встречаемости инфекций, вызванных вирусом Коксаки В2. желудочно-кишечные аномалии, связанные с инфекциями вируса Коксаки А9 у матери, и 3) значительно увеличенная частота сердечно-сосудистых аномалий, связанных с инфекцией вирусов Коксаки В3 и В4 матери 6 .Прогнозируемый риск возникновения врожденного порока сердца у младенца, мать которого была инфицирована вирусом Коксаки B3, был определен как несколько выше, чем возникновение врожденного порока сердца в общей популяции. Однако подтверждение этой работы необходимо. Неподтвержденные отчеты также пытались показать взаимосвязь между врожденными дефектами и материнским инфекционным мононуклеозом и инфекциями, вызванными парамиксовирусами (эпидемический паротит), вирусом рубеолы, вирусом ветряной оспы-герпеса, вирусом осповакцины, вирусами гепатита, вирусом простого герпеса и вирусом гриппа.

    ВРОЖДЕННЫЕ БОЛЕЗНИ.

    Было показано, что большинство организмов, которые могут проникать через плаценту и инфицировать плод, вызывают врожденные заболевания, т. Е. Повреждение тканей и / или физиологические аномалии, вызванные непосредственно инфицированным организмом. Такое врожденное заболевание может поражать любую из систем органов, но сердечно-сосудистые, ЦНС и печеночные дефекты часто несовместимы с жизнью. Некоторые из последствий врожденных инфекций, например глухота, микроэнцефалия, умственная отсталость и плохой рост, могут проявиться только через некоторое время после рождения.

    При некоторых заболеваниях время беременности, когда мать инфицирована, имеет большое значение с точки зрения воздействия на плод. Например, вредное воздействие краснухи на плод маловероятно, если заболевание заразилось в третьем триместре, а врожденный сифилис можно предотвратить, если мать лечится до 16-й недели беременности.

    УСТОЙЧИВЫЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫЕ ИНФЕКЦИИ.

    Вирус краснухи, цитомегаловирус, вирус простого герпеса, вирус ветряной оспы и опоясывающего герпеса, T pallidum, M. tuberculosis, малярийных организмов и Toxoplasma gondii выживают у младенцев (и могут быть изолированы) в течение нескольких месяцев или лет после рождения.Устойчивость этих организмов может привести к заболеванию, и механизмы, с помощью которых одни младенцы сопротивляются последствиям инфекции, а другие нет, до конца не изучены.

    АБОРТ И РОЖДЕНИЕ.

    Материнские инфекции, вызываемые большинством организмов, которые могут проникать через плаценту (включая краснуху, эпидемический паротит, полиомиелит, оспу, рубеолу, сифилис, малярию, токсоплазмоз и инфекции, вызываемые тифозом S, V плодом, L monocytogenes, цитомегаловирусом и герпесом) simplex virus) может привести к аборту или мертворождению.Инфекции, которые сохраняются бессимптомно, были предложены как причина привычных абортов; эти инфекции включают листериоз, токсоплазмоз, сифилис и микоплазменные инфекции.

    Наконец, инфекции у матери, которые приводят к лихорадке, аноксии и / или выработке токсинов, например, пневмония и брюшной тиф, могут привести к мертворождению или самопроизвольному аборту.

    ХОЗЯИН-ФАКТОРЫ И ПРОЦЕСС ЗАБОЛЕВАНИЯ

    Сопротивление хозяина, или защита хозяина, относится к сумме всех атрибутов хозяина, смягчающих инфекционные свойства микроорганизмов.Следовательно, устойчивость хозяина к инфекции включает множество компонентов (рис. 4). Характерно, что вторгающийся микроорганизм сначала встречает некоторый барьер во время проникновения в хозяина; затем он вступает в контакт с неспецифической защитой; и, наконец, он активирует иммунную систему хозяина.

    Рис. 4. Устойчивость к инфекции: последовательное участие различных аспектов защиты хозяина в защите от инфекционного заражения.

    Последние 2 десятилетия были охарактеризованы таким поразительным ростом знаний в области иммунологии, что значение неспецифической защиты часто затмевается.Неспецифическая система защиты важна по двум причинам: во-первых, прежде чем активный иммунитет станет эффективным, иммунная система требует как достаточно большого воздействия антигена для активации, так и достаточного времени для прохождения лимфоидной пролиферации; таким образом, неспецифическая защита защищает хозяина от поражения инфекционным процессом до активации или специфического иммунитета. Во-вторых, у беременных пациенток ятрогенно нарушается неспецифическая система защиты, а не специфическая система защиты.

    Неспецифическая защита (врожденный иммунитет)

    ФИЗИЧЕСКИЕ БАРЬЕРЫ.

    Кожа и слизистые оболочки являются основными барьерами для проникновения микроорганизмов в организм хозяина. Адекватность этих барьеров повышается за счет множества дополнительных противомикробных факторов. Кожа, помимо своей функции физического барьера, враждебна микробному вторжению из-за ее сухости и, возможно, из-за наличия антибактериальных липидов. Поверхности слизистой оболочки тела также обладают дополнительными противомикробными свойствами, которые дополняют их барьерную функцию.Становится все более очевидным, что ткани с характерной микробной флорой могут быть защищены от микробного вторжения этой резидентной флорой. Изменение местной микрофлоры может быть предпосылкой для некоторых инфекционных процессов, затрагивающих верхние дыхательные пути, кишечник или эпителий влагалища. Фагоцитарные клетки также могут присутствовать на поверхности слизистой оболочки или на ней, а также обычно присутствуют лизоцим и иммуноглобулин А.

    СОТОВЫЕ ЗАЩИТЫ.

    Клеточная защита включает фагоцитарные клетки с различными функциями.Когда происходит повреждение ткани и микроорганизмы имплантируются в ткань, они могут фагоцитироваться местными «блуждающими» макрофагами. Эозинофилы в изобилии присутствуют в коже, кишечнике, влагалище и слизистой оболочке дыхательных путей и могут выполнять аналогичную защитную роль. Удаление организмов из ткани зависит не только от резидентных фагоцитов. После травмы возникает воспалительная реакция, при которой циркулирующие полиморфно-ядерные лейкоциты выходят из кровотока и попадают в место повреждения. Если организмы сохраняются в ткани более приблизительно 24 часов, тканевые макрофаги проникают в поражение и становятся преобладающим типом фагоцитарных клеток в поражении.Если инфекционный процесс распространяется в кровоток или в основном передается с кровью, фагоцитарные клетки ретикулоэндотелиальной системы (фиксированные макрофаги) в печени и селезенке несут ответственность за удаление микробного загрязнения.

    На три стадии фагоцитарного процесса могут влиять физиология хозяина или экзогенные факторы. Во-первых, хемотаксическая фаза характеризуется привлечением фагоцитарных клеток, движущихся по химическому градиенту хемотаксических факторов, к инфекционному агенту.Хемотаксические факторы включают компоненты ткани, высвобождаемые при повреждении ткани, бактериальные компоненты и продукты распада комплемента. Хемотаксический ответ изменяется при неконтролируемых диабетических состояниях, которые могут возникнуть во время беременности. Второй этап фагоцитоза — это попадание микроорганизмов в организм. Этому шагу помогают опсонические антитела и основные пептиды, высвобождаемые из поврежденных тканей. Третий важный шаг в фагоцитарной защите — внутриклеточное уничтожение проглоченных микроорганизмов.Сообщается, что во внутриклеточной инактивации микроорганизмов внутри фагоцита участвуют различные внутриклеточные факторы, но особое значение имеет усиленный окислительный метаболизм фагоцитарной клетки, который сопровождает фагоцитарное событие. Гормональный статус хозяина может влиять на этот метаболический ответ на фагоцитоз.

    ГУМОРАЛЬНАЯ ЗАЩИТА.

    Описанные выше фагоцитарные защиты имеют место в среде, содержащей растворимые антимикробные факторы.

    Трансферрин, который отвечает за транспорт сывороточного железа, также действует как антимикробный фактор, связывая железо и, таким образом, делает запасы железа в сыворотке крови хозяином недоступными для роста микробов. Аналогичный железосвязывающий белок, лактоферрин, присутствует в молоке.

    Лизоцим — это фермент, присутствующий в большинстве жидкостей и секретов организма. Он деполимеризует пептидогликан клеточных стенок грамположительных бактерий, но его активность не ограничивается строго грамположительными бактериями.Он может взаимодействовать с другими антибактериальными факторами, усиливая его ингибирующую роль.

    β-Лизин, термостойкий антимикробный фактор, активен в первую очередь против ограниченного числа грамположительных организмов. Он высвобождается из тромбоцитов при их разрыве и поэтому обнаруживается в большем количестве после травмы. Катионные или основные пептиды представляют собой разнообразную, плохо охарактеризованную группу пептидов с аналогичной антибактериальной активностью. Обычно они имеют низкую молекулярную массу, термостабильны и связываются с анионными бактериальными клетками.Сообщается, что они уменьшают бактериальное дыхание и способствуют фагоцитозу.

    Вирусная инфекция и эндотоксемия вызывают выработку интерферона, который защищает неинфицированные клетки от жизненно важной инфекции. Интерферон является видоспецифичным, но не вирусоспецифичным и, по-видимому, представляет собой гликопротеин с молекулярной массой примерно 25000 дальтон. В небольших количествах он чрезвычайно эффективен.

    Антимикробная система цинк-полипептид была идентифицирована в амниотической жидкости, но ее роль в защите хозяина не ясна 7 .

    Другие неспецифические защитные механизмы, вероятно, существуют, но еще недостаточно изучены. Было высказано предположение об участии аскорбиновой кислоты в антибактериальной защите организма-хозяина, и в исследованиях in vitro сообщалось о ее совместном действии с перекисью водорода или ионами меди в низких концентрациях. Кроме того, теперь известно, что во время инфекции организм резко перераспределяет цинк и медь по неизвестным причинам. Это будет важная область для будущих исследований, особенно ввиду признанной связи между инфекцией и недостаточным питанием.

    Специальные средства защиты (иммунная система)

    КЛЕТОЧНЫЙ ИММУНИТЕТ.

    Иммунный ответ классифицируется как клеточный или гуморальный, в зависимости от эффекторного механизма. Общим как для гуморального, так и для клеточного иммунного ответа является распознавание антигенного стимула, бластогенез и пролиферация определенной популяции лимфоцитов. Как для клеточного, так и для гуморального иммунитета макрофаги могут улавливать, обрабатывать и представлять антиген или какое-либо растворимое сообщение лимфоциту. При клеточном иммунитете стимулируемая популяция лимфоцитов является популяцией Т-клеток.Эффекторной клеткой может быть сам Т-лимфоцит. Хотя многие из активированных Т-клеток направлены против клеток млекопитающих (например, опухолевых или трансплантатных), Т-клетки играют важную роль в защите от внутриклеточной бактериальной инфекции и вирусной инфекции. Активированные Т-клетки могут также продуцировать ряд растворимых факторов, таких как интерферон. Другие растворимые факторы вызывают макрофаги к месту стимуляции антигеном и вызывают их активацию. Активированный макрофаг является основным эффектором клеточного антимикробного иммунитета.

    Гуморальный иммунитет.

    Антитело.

    Гуморальный иммунитет возникает в результате выработки антител плазматическими клетками, происходящими из В-лимфоцитов. Антитела относятся к одному из пяти классов иммуноглобулинов, которые обладают различными физическими, химическими и функциональными свойствами. Однако из пяти классов только три играют какую-либо очевидную роль в противомикробном иммунитете. В количественном отношении IgG является наиболее распространенным из иммуноглобулинов, он активен в сыворотке и интерстициальной жидкости и проникает через плаценту.IgM — это более крупная молекула, которая не будет проходить во внесосудистую жидкость или проходить через плаценту и которая, наряду с IgG, представляет собой основную внутрисосудистую защиту антител. IgA — это доминирующее антитело в секретах внутренних и внешних поверхностей тела.

    Антибактериальные эффекты антител зависят от их комбинации с микробным агентом. Это связывание с инфекционным агентом может инактивировать микроорганизм или может способствовать фагоцитозу агента лейкоцитами. Реакция антигена с его антителом может также вызвать реакцию с комплементом, что в конечном итоге приведет к повреждению мембраны инфекционного агента и последующему лизису микроорганизма.

    Дополнение.

    Комплемент — это группа из девяти отдельных белков (от C1 до C9), которые действуют последовательно каскадно, аналогично последовательности свертывания, для получения биологического эффекта. Классический путь активации комплемента инициируется комбинацией антитела с его антигеном. Последующая упорядоченная реакция компонентов комплемента C1q, C1r, C1s и C2 на C9 приводит к повреждению клеточной мембраны. Другая биологическая активность генерируется во время реакции некоторых компонентов системы комплемента.Активность анафилатоксина вызывается двумя стадиями реакции и приводит к увеличению проницаемости капилляров. Хемотаксису полиморфноядерных лейкоцитов также способствуют компоненты комплемента. Комплемент, связанный с микроорганизмом, может вызывать прикрепление организма к фагоцитам хозяина, облегчая удаление организма. Вирусы и многие бактерии не лизируются под действием, которое зависит от связанной с ними опсонической и хемотаксической активности.

    Активация системы комплемента не ограничивается классическим путем, включающим все девять компонентов.Описан альтернативный путь, который обходит C1q, C1r, C1s, C2 и C4. Инициаторы, включая бактериальный эндотоксин (липополисахарид), зимозан, IgA и подкласс 4 IgG, реагируют с компонентами системы пропердина, активируя активатор C3 и запуская остальную часть последовательности комплемента (C3, C5-C9). Хотя литическая активность этой системы минимальна, антимикробные эффекты возможны благодаря созданию хемотаксических и опсонических принципов.

    КООПЕРАТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ АНТИМИКРОБНЫХ СИСТЕМ.

    Как указано в предыдущих параграфах, средств защиты хоста много, и некоторые из них якобы избыточны. Однако системы, которые кажутся разными, могут действовать согласованно, производя более сильные противомикробные эффекты, чем те, которые производит одна система. Например, в отсутствие опсонинов фагоцитоз происходит медленно; однако опсонизирующие сущности происходят не от фагоцитарных клеток, а от иммунной системы или от комплемента. Точно так же литическая активность комплемента усиливается лизоцимом.Лизоцим также действует синергетически с IgA, оказывая бактерицидное действие на грамотрицательные организмы, которое ни один из факторов не производит в одиночку. Такие синергетические эффекты подчеркивают важность бескомпромиссной системы защиты хозяина, поскольку кооперативные эффекты могут усиливать эффект одного дефицита.

    Материнская защита

    Из-за глубоких изменений физиологии матери в результате беременности уместно рассмотреть, как они могут повлиять на ее устойчивость к инфекционному заражению.

    НЕОБХОДИМЫЕ ЗАЩИТЫ.

    Пневмония и, в некоторой степени, грипп, по-видимому, более серьезно поражают беременную женщину, чем небеременную женщину того же возраста, что свидетельствует о дефекте некоторых внутренних защитных механизмов во время беременности. Причина этого неизвестна, хотя снижение жизненной емкости легких и гипервентиляция, вызванная прогестероном, могут усугубить респираторные инфекции.

    Анатомические изменения мочевыводящих путей возникают во время беременности и могут предрасполагать к инфекции.Гормоны беременности вызывают расслабление мочеточника, что приводит к его расширению, в результате чего образуется комплемент; при этих инфекциях его антимикробный физиологический гидроуретер и гидронефроз беременных. Неясно, является ли это причиной подверженности женщин с бактериурией поражению верхних мочевыводящих путей. Предлагались и другие причины. Бактериурия связана с дефектом концентрации мочи. Было высказано предположение, что обычно высокая концентрация мочевины в моче подавляет рост бактерий.Возможно, что разбавленная моча может предрасполагать к инфекции. Наконец, фагоцитарный дефект может быть связан с инфекцией мочевыводящих путей у беременных женщин.

    Была упомянута важность барьеров. У беременной женщины эпителий влагалища и шейка матки имеют особое значение, поскольку они связаны с восходящей инфекцией. Восходящая внутриутробная инфекция может быть вызвана вагинальными микроорганизмами. Однако в одном исследовании 8 было отмечено, что по мере прогрессирования беременности происходили изменения во влагалищной флоре, которые можно интерпретировать как в целом доброкачественные.Количество аэробных, грамположительных стержней увеличивается во время беременности; количество большинства других групп, за исключением дрожжей, уменьшилось. Бактериальное вмешательство нормальной флоры может обеспечить некоторую защиту от инфекции. Однако, как хорошо известно, механизмы, ответственные за колонизацию доброкачественной бактериальной флорой, могут предрасполагать к дрожжевому вагиниту.

    Цервикальная слизистая пробка предположительно является защитным барьером между зараженным влагалищем и обычно стерильной маткой.По мере того, как шейка матки становится более расширенной, очевидно, уменьшается механическая барьерная функция шейной пробки. Однако некоторые компоненты цервикальной слизи могут обеспечивать некоторую защиту от восходящей инфекции. Документально подтверждено присутствие лизоцима и IgA в цервикальной слизи и присутствие нехарактеризованного компонента, который ингибирует подвижность Proteus .

    Оболочки плода представляют собой дополнительный барьер. Зависимое от времени увеличение числа амниотических инфекций после преждевременного разрыва плодных оболочек свидетельствует об их важности.Однако в качестве барьера оболочки плода не являются непроницаемыми. Бактериальное заражение околоплодных вод может происходить с неповрежденными мембранами, но загрязнение, по-видимому, минимально и, вероятно, контролируется антибактериальными факторами околоплодных вод. Врач должен помнить о функции этого барьера при проведении амниоцентеза и внутриутробного мониторинга плода, а также при ведении пациентки с преждевременным разрывом плодных оболочек.

    Во время родов и после них происходит значительное изменение этих защитных механизмов.Барьерная функция мембран отсутствует. В матке содержится кровь и прилипшие сгустки, которые могут служить очагом размножения бактерий. Задержанные секундины также могут быть местом роста бактерий. Разрыв влагалища или шейки матки или эпизиотомия могут стать дополнительным порталом для проникновения организмов в организм хозяина, как и места введения парацервикальных или половых блокаторов. Еще одной угрозой для матери в послеродовом периоде является резкое изменение бактериальной флоры влагалища в течение первых 3 дней после родов 8 .Колонизация стрептококками группы B почти удваивается: Baeteroides fragilis увеличивается с 2,6% до 34,8%; E coli увеличивается с 2,6% до 32%. Также увеличиваются и другие группы организмов.

    В дополнение к изменению неспецифической защиты хозяина беременность может изменить фагоцитарную защиту беременных. Во-первых, беременность вызывает лейкоцитоз, в первую очередь нейтрофильных лейкоцитов. Неизвестно, дает ли это дополнительную защиту хосту.

    Не известно, что беременность влияет на хемотаксическую активность фагоцитов, хотя сообщалось, что гипергликемия подавляет хемотаксис лейкоцитов.Таким образом, нераспознанный гестационный диабет может представлять собой нарушение защиты хозяина.

    Гормоны беременности, особенно эстриол, по-видимому, усиливают фагоцитарную активность лейкоцитов и повышают метаболическую активность, связанную с внутриклеточным уничтожением. Однако в одном исследовании было обнаружено, что некоторые беременные женщины с бактериурией не проявляют лейкоцитарной гипербактерицидной активности 9 .

    Растворимые защитные факторы организма хозяина также могут изменяться во время беременности.Концентрация трансферрина увеличивается во время беременности, а концентрация железа в сыворотке снижается. Это должно создать более враждебную среду для бактерий, которые попадают в кровоток. Другие растворимые неспецифические факторы изучены недостаточно.

    ОСОБЫЕ ЗАЩИТЫ.

    Состояние иммунной системы во время беременности вызывает большой интерес у иммунологов, потому что тот факт, что плод не отторгается иммунологически, означает, что беременность изменяет нормальную иммунную реакцию организма-хозяина.Вопрос не решен удовлетворительно. Некоторые исследования на животных, похоже, подтверждают концепцию иммуносупрессии во время беременности, но о людях имеется меньше информации. Известно, что беременная женщина может вызвать иммунный ответ, но неясно, эквивалентен ли этот ответ таковому небеременной женщины.

    Клеточный иммунитет.

    Поскольку клеточный иммунный ответ важен для защиты от жизненно важных инфекций, повышенная заболеваемость и смертность беременных женщин с инфекциями гриппа, ветряной оспы, полиомиелита, герпеса и вирусов Коксаки приводятся в качестве доказательства того, что клеточный иммунитет снижается у беременных женщин.Кроме того, лимфоцитопения, атрофия тимуса, снижение реактивности туберкулиновой кожной пробы и увеличенная выживаемость кожного трансплантата также связаны с беременностью и могут отражать снижение клеточного иммунитета.

    Гуморальный иммунитет.

    Было показано, что уровни IgG снижаются во время беременности; Уровни IgA и IgM существенно не меняются. Считается, что повышенная скорость катаболизма IgG и трансплацентарного транспорта является причиной снижения уровня IgG во время беременности.

    Отмечены изменения в системе дополнения.Уровни C3 в сыворотке снижаются в течение первого триместра и повышаются на протяжении всей беременности, возвращаясь к норме через 6 недель после родов. Однако C3 присутствует в сыворотке в изобилии, и для снижения общей активности комплемента необходимо снижение уровня C3 более чем на 90%. Общий комплемент был измерен во время беременности. Индивидуальные отчеты различаются, и в некоторых более ранних публикациях приводятся противоречивые данные. Однако недавние отчеты, хотя и демонстрируют некоторую разницу в контрольных уровнях комплемента, соглашаются с тем, что общая активность комплемента значительно увеличивается во время беременности.

    Защиты плода

    ПЛОД.

    Два барьера защищают плод от инфекционного нападения, а именно плаценту и плодные оболочки. Плацентарный барьер не такой непроницаемый, как когда-то считалось. Мы отметили несколько организмов, которые обычно проникают через плаценту, но помимо этих организмов есть свидетельства редкой передачи более крупной группы организмов. Как только организм проходит через плаценту, он сразу же вступает в контакт с защитными механизмами плода, передающимися через кровь.

    Организмы, которые проходят через плодные оболочки, контактируют с околоплодными водами до того, как достигают плода. Хотя когда-то были споры о том, подавляют ли околоплодные воды рост бактерий, теперь ясно, что околоплодные воды от хорошо питающихся, здоровых женщин подавляют рост бактерий в ближайшем будущем или в ближайшем будущем. Такое ингибирование в первую очередь происходит из-за ингибитора полипептида цинка, активность которого отменяется добавлением фосфат-иона. Чувствительный к фосфату ингибитор неактивен, когда присутствует большое количество бактерий, что указывает на то, почему минимальное загрязнение, которое может произойти до разрыва мембраны, может быть ограничено, но массивное загрязнение, происходящее при длительном разрыве без родов, часто приводит к инфекции.Активность этого ингибирующего фактора непостоянна и часто отсутствует до 30-й недели беременности; он обычно присутствует при доношенной беременности и немного уменьшается при послеродовой беременности. Обычно после добавления фосфата в амниотическую жидкость остаточное подавление грамотрицательных микроорганизмов не происходит, хотя иногда ингибирование может сохраняться в отношении грамположительных бактерий. Это может быть связано с любым из нескольких других известных антибактериальных веществ в околоплодных водах, включая трансферрин, иммуноглобулин, лизоцим, жирные кислоты, β-лизин, спермин и стероиды.Фагоциты также могут попадать в околоплодные воды, но их защитная роль сомнительна. В жидкой среде фагоцитоз неэффективен; поверхностный фагоцитоз обычно играет более важную роль в защите хозяина.

    Врожденные защитные силы плода не определены. Известно, что трансферрин присутствует в пуповинной крови примерно в той же концентрации, что и в сыворотке взрослых. Фагоцитарные клетки развиваются на ранних сроках беременности, но могут функционировать неоптимально из-за опсонической недостаточности.Комплемент в крови плода присутствует примерно вдвое меньше, чем в крови взрослого человека.

    Иммунокомпетентность зависит от продукции стволовых клеток и созревания этих клеток в первичных лимфоидных органах. Это происходит с Т-клетками и, предположительно, с В-клетками примерно на восьмой неделе беременности. Следовательно, к тому времени, когда плод становится зрелым, необходимое иммунологическое оборудование для выработки иммунного ответа уже присутствует, но, как это ни парадоксально, поскольку плод изолирован от антигенного заражения во время беременности, новорожденный сталкивается с враждебной окружающей средой, иммунологически неподготовленным.При заражении внутриутробно плод реагирует иммунологически, вырабатывая IgM и IgG. Продукция IgM клетками плода в культуре обнаруживается к 10-й неделе беременности, IgG обнаруживается к 12-й неделе, а IgA появляется на 30-й неделе. В отсутствие инфекции у плода при рождении концентрация IgG выше материнской, концентрация IgM составляет примерно 10% от материнского уровня, а концентрация IgA составляет менее 1% от материнского уровня.

    МАТЕРИНСКИЙ ВКЛАД В ЗАЩИТУ ПЛОДА.

    Вклад плода в гуморальный иммунитет минимален. Уровни IgG у плода в основном определяются из сыворотки крови матери. IgA и IgM не проникают через плаценту, но IgG, по-видимому, активно усваивается плодом против градиента концентрации. Пассивная диффузия обеспечивает кровообращение плода с минимальным количеством IgG уже на 38-й день беременности. Уровни остаются низкими до 17–22 недели. После этого уровни IgG в сыворотке плода резко повышаются, в результате чего концентрации в сыворотке крови матери и плода примерно равны к 25-й неделе.Впоследствии уровни плода продолжают постепенно повышаться, и к концу срока концентрация IgG в крови плода на 5-10% превышает концентрацию в крови матери. Антитела, передаваемые таким образом плоду, отражают антигенный опыт матери.

    Неонатальная защита

    НЕОНАТА.

    Новорожденный при рождении сталкивается с различными потенциально опасными организмами, сначала в родовых путях, а затем из окружающей среды, поскольку организмы начинают утверждаться как нормальные обитатели тела.Мало что известно о точных нарушениях защиты хозяина у новорожденных. Конечно, культя пуповины — вероятный входной портал для многих организмов, как и конъюнктива. Было обнаружено, что при рождении концентрация IgM, IgA, сывороточного трансферрина и комплемента снижается. Скорость, с которой определенные инфекционные процессы охватывают новорожденного, еще раз подчеркивает тот факт, что новорожденного следует рассматривать как зараженного хозяина.

    Имеется некоторая информация о том, как младенец начинает брать на себя ответственность за свою иммунологическую защиту.Пассивно переносимые антитела, которые присутствуют в его сыворотке во время рождения, могут быть в некоторой степени защищены от разрушения за счет снижения скорости катаболизма. Период полувыведения IgG у новорожденных составляет примерно 25-30 дней по сравнению с периодом полураспада 23 дня у взрослых. Однако скорость синтеза антител не успевает за этим снижением скорости катаболизма, и уровни IgG снижаются. Снижение, о котором сообщалось в одном исследовании 10 , составило 560 мг / дл, с 900 мг / дл при рождении до 340 мг / дл к четвертой неделе.Уровни начинают расти к третьему месяцу, но все еще остаются ниже нормы в возрасте 22 месяцев. К четвертому месяцу жизни начинают появляться значительные количества IgA и IgM.

    МАТЕРИНСКИЙ ВКЛАД В ОБОРОНУ НЕОНАТА.

    Новорожденному отказывают в пассивной передаче IgG после рождения, но он имеет готовый источник IgA в молоке или молозиве матери. В дополнение к иммуноглобулину, приобретаемому в молоке, защиту обеспечивают несколько других антимикробных систем, включая лактоферрин, молочный белок, который ингибирует рост бактерий по механизму, аналогичному трансферрину.Грудное молоко также содержит компоненты комплемента C3 и C4, интерферон и ненасыщенные жирные кислоты, которые ингибируют стафилококки. Клеточные защитные элементы, включая Т- и В-лимфоциты и макрофаги, также присутствуют в грудном молоке.

    Помимо этих антимикробных факторов, некоторые компоненты, включая высокий уровень лактозы и бифидный фактор, способствуют упорядоченной колонизации кишечника новорожденных доброкачественной микрофлорой 11 .

    В поддержку концепции защитной активности материнского молока есть несколько отчетов, которые указывают на то, что проблемы с инфекционными заболеваниями новорожденных более вероятны, если отказывать в грудном молоке 12 , 13 , 14 .Эффект может быть особенно значительным в географических районах, где санитарные условия плохие и инфекционная опасность для новорожденных особенно велика.

    ДИАГНОСТИКА АКУШЕРСКИХ ИНФЕКЦИЙ

    Диагноз акушерской инфекции основывается на тщательном анамнезе и тщательном физикальном обследовании с использованием соответствующих диагностических исследований. Некоторые инфекционные заболевания, которые, как известно, вызывают постоянный иммунитет, могут быть исключены, если у пациента ранее было такое заболевание.Однако врач должен учитывать весь спектр заболеваний, когда сталкивается с инфекцией беременного пациента. Симптомы многих инфекций, вызывающих беспокойство у акушера, могут быть нечеткими, например, недомогание или жалобы со стороны верхних дыхательных путей. Пациентка может минимизировать симптомы потенциально серьезной инфекции или приписать их нормальному течению беременности. С меньшей вероятностью можно не заметить лихорадку и сыпь, но они могут появиться на поздних стадиях заболевания, когда сохранность плода затруднена.Одних только клинических признаков, симптомов и анамнеза может быть недостаточно для постановки диагноза; поэтому подтверждающий или дифференциальный диагноз во многих случаях может быть поставлен только с помощью соответствующих лабораторных исследований. Многие из этиологических агентов можно культивировать из подходящих образцов в надлежащих условиях. Серологические тесты, которые показывают повышение титра антител в парных образцах сыворотки, более практичны для ретроспективного подтверждения диагноза определенных инфекционных процессов. В таблице 4 перечислены инфекционные заболевания, встречающиеся у беременной женщины, которые могут иметь потенциально серьезные последствия для плода, а также серологические тесты, которые могут быть выполнены, или материал, из которого может быть культивирован этиологический агент.

    ТАБЛИЦА 4. Лабораторные методы обнаружения инфекций, которые могут представлять опасность для плода

    000

    000

    Материал, этиологический

    99 9206 9206 Болезнь

    Агент может быть изолирован

    Может быть выполнено

    Цитомегаловирусная инфекция

    Цитомегаловирусная инфекция

    биопсий

    Нейтрализующее антитело

    Фиксация комплемента

    Ent-антитело

    Herpes simplex

    Локальное поражение

    Нейтрализующее антитело

    9992 9992 9992 9992

    9992 9992 9992

    Ингибирование гемагглютинации

    Нейтрализующее антитело

    9992 9992

    9992 9995 из очага поражения

    Флуоресцентная трепонема

    (исследование темного поля)

    Всасывание антител

    Toxoplas is

    Зараженная ткань

    Нейтрализующее антитело

    Фиксация комплемента

    Непрямые флуоресцентные антитела

    Гемагглютинация

    Гемагглютинация

    9992 9992 9992 9992 9992 9992 9992 9992 Фиксация комплемента

    Гонорея

    Эндоцервикс, прямая кишка, горло

    Во время беременности определенные заболевания могут быть диагностированы или предложены шейкой матки. r цитология.Трихомониаз или кандидоз могут быть очевидными, но, что более важно, клеточные изменения шейки матки помогают в диагностике генитальной Chlamydia или инфекции вируса простого герпеса.

    Инфекции, которые возникают у матери после родов, в основном являются бактериальными и часто связаны с заражением тазовой области цервикально-вагинальной флорой во время родов. В идеале диагноз эндометрита основан на выделении микроорганизмов, вызывающих нарушение, из культуры эндометрия. Однако чаще всего для постановки диагноза используются клинические признаки и симптомы, поскольку результаты эндоцервикального посева имеют сомнительную ценность при диагностике эндометрита.У беременных с лихорадкой всегда следует проводить посев крови; Посевы крови чаще оказываются положительными у беременных с инфекцией, чем у небеременных с аналогичными заболеваниями. При положительном результате посев крови чрезвычайно полезен для ведения пациента.

    В диагностике бактериальных инфекций у новорожденных может помочь посев материала из наружного слухового прохода или желудочного аспирата. Определенное значение могут иметь также микроскопическое исследование желудочного аспирата на сегментированные нейтрофилы и окраска по Граму на бактерии.Наличие более пяти сегментированных нейтрофилов на поле масляной иммерсии может указывать на неонатальную инфекцию.

    КОНТРОЛЬ ИНФЕКЦИИ

    Скрининг

    В дородовой период можно обследовать беременную пациентку на наличие ряда потенциально опасных заболеваний. Количество выполненных исследований зависит от экономических соображений, степени риска и доступности лабораторных процедур. К сожалению, многие заболевания чаще встречаются у пациентов из низших социально-экономических групп, которые в наименьшей степени способны платить за целый ряд лабораторных тестов.Серологический тест на сифилис должен проводиться во всех случаях, а титры краснухи должны проводиться у любого пациента с неопределенным иммунным статусом. Тщательный сбор анамнеза и физикальное обследование могут выявить пациентов, которым требуется дальнейшее обследование. Например, следует провести гистологическое или культуральное исследование у пациентов с признаками еретических поражений на гениталиях. Количественные посевы мочи для выявления бессимптомной бактериурии следует проводить у пациентов с бактериями, обнаруженными при обычном анализе мочи или с мочой, дающей положительный результат теста на снижение содержания нитратов.Потребность в культурах для N gonorrhoeae может варьироваться от практики к практике, но, по нашему мнению, эти культуры достаточно важны, чтобы гарантировать их повседневное использование. Обычный эндоцервикальный посев на β-гемолитические стрептококки группы B не имеет ценности для ведения пациентов и не рекомендуется в качестве стандартной процедуры.

    Эпиднадзор

    Эпиднадзор за инфекционной заболеваемостью — необходимая часть любой стационарной службы. Хотя выявление инфекции у отдельного пациента является обязанностью лечащего врача, за распространенность инфекционной заболеваемости в родильных домах и в отделениях новорожденных несут ответственность как лечащий врач, так и эпидемиолог больницы.Информация о распространенности инфекций в родильных домах позволяет врачу распознать и исправить проблему на ранней стадии ее развития.

    Новорожденного необходимо также обследовать на предмет признаков развивающегося сепсиса. Длительный разрыв мембраны, недоношенность, наличие в анамнезе материнской инфекции (например, сифилиса) во время беременности, явная плацентарная или мембранная инфекция во время родов, окрашенные меконием и / или дурно пахнущие околоплодные воды, а также послеродовой сепсис у матери могут выявить новорожденного. есть риск заражения.Существуют различные процедуры, помогающие определить инфицированного новорожденного. Уровни IgM или специфические серологические исследования пуповинной крови могут показать повышенные уровни, предполагая, что младенец был инфицирован внутриутробно. Орогастральный аспират также можно исследовать под микроскопом или посевом. Если конкретное заболевание подозревается на основании симптомов или истории болезни у матери, тогда меры по эпиднадзору могут быть более окончательно и интенсивно применены к данному младенцу.

    Материнская изоляция

    Из-за различных показаний должны быть доступны разные типы изоляционных зон, включая изоляцию в родильном отделении, в которой пациентка может получить барьерную медсестринскую помощь, изоляцию путем перевода в другую часть больницы или строгую изоляцию в инфекционном отделении.

    Показания к изоляции не могут быть здесь догматически представлены, хотя некоторые минимальные требования должны быть соблюдены. Местные ситуации различаются как в отношении встречающихся инфекционных заболеваний, так и имеющихся изоляционных объектов. Если заболевание, которое не входит в опубликованные списки заболеваний, рекомендованных для изоляции, становится проблемой в данной больнице, медицинские работники должны без колебаний использовать процедуры изоляции для предотвращения распространения инфекции.

    Разумный протокол изоляции матери включает изоляцию активных заразных жизненно важных инфекций, таких как гепатит, краснуха и ветряная оспа.Могут возникнуть особые ситуации, например, если мать и новорожденный болеют краснухой, их изолируют вместе и выписывают при первой же возможности. Если у матери генитальный герпес и ребенок был доставлен путем кесарева сечения, мать и ребенок разводятся до тех пор, пока мать не перестанет быть заразной.

    При бактериальных инфекциях, таких как гнойные выделения из ран, особенно при наличии стафилококков, мать переводят в другое место и изолируют. Если этого сделать не удается, пациентку следует строго изолировать от родильной зоны.Пациенты с послеродовым сепсисом, вызванным стрептококками, изолируются на 24–48 часов до начала эффективной химиотерапии.

    Неонатальная изоляция

    Из-за уязвимости младенца необходимо принимать особые меры предосторожности, чтобы свести к минимуму воздействие инфекционных агентов. Многие инфекции, приобретенные в неонатальном периоде, происходят от парамедицинского персонала или в результате перекрестного заражения в детской из-за перерывов в работе с ними. Стратегии минимизации этой проблемы включают минимальное обращение с младенцами и тщательное мытье рук в перерывах между прикосновениями к младенцам.Контакт с медперсоналом также может быть сведен к минимуму, если медсестры не делают для новорожденного того, что может сделать мать.

    Также может потребоваться изоляция некоторых младенцев. Это может быть достигнуто путем помещения в комнату или помещения младенцев в детскую, состоящую из нескольких комнат, из которых одна комната освобождается и дезинфицируется, прежде чем в эту комнату будут помещены другие младенцы.

    Помимо этих общих рекомендаций по минимизации контактов между младенцами, необходимо предусмотреть строгую изоляцию некоторых младенцев.Всякий раз, когда у новорожденного возникает сепсис, вне зависимости от того, известна его этиология или нет, его следует изолировать. Диарея, предположительно инфекционного происхождения, является показанием для изоляции, как и стафилококковая инфекция и некоторые вирусные инфекции у новорожденных. В зависимости от конкретной ситуации мать может быть допущена к кормлению изолированного младенца или может быть изолирована вместе с младенцем.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *